Читать онлайн Попробуй догони, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Попробуй догони - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 167)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Попробуй догони - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Попробуй догони - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Попробуй догони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Однако Мойра словно приросла к полу и продолжала смотреть на него с удивлением и ужасом. Тага такое поведение несколько обескуражило, он нахмурился и тяжело засопел, отчаянно пытаясь объяснить все происходящее с ним логически. Их вчерашняя встреча уже не казалась ему случайной, следовательно, он имел дело с опытной мошенницей, которая сначала ловко морочила голову его отцу, а сейчас с ошеломляющим бесстыдством стремится использовать в своих корыстных интересах его сына и наследника. Но как ей удалось так ловко все обстряпать?
Впрочем, подумал он, судя по письмам, которые она писала его смертельно больному отцу, эта женщина, так убедительно изображавшая теперь испуг и недоумение, обладала недюжинным умом и актерским талантом. Иначе бы она не сумела обворожить Таггарта-старшего и выкачать из него кругленькую сумму денег на ремонт и содержание замка, в котором жила.
Ему живо вспомнилось, как потряс его Баллантре, когда он впервые увидел его с горы, подъезжая к долине на дребезжащем грузовичке, выпрошенном у Роби. Огромный, величественный и суровый, этот бывший бастион разбойников доминировал над окрестностями даже теперь, когда за многие столетия он существенно поизносился и перестал считаться неприступной крепостью, за стенами которой долгое время безбедно существовал клан отпетых негодяев.
Было нелепо и смешно осознавать, что он является их потомком и, что самое главное, владельцем Баллантре. Но смеяться ему почему-то не захотелось ни тогда, ни в данный момент. Таггарт сглотнул ком и снова окинул изучающим взглядом женщину, загородившую ему проход. Справившись с волнением, Мойра подбоченилась и смотрела на неожиданного гостя пытливо и дерзко, готовая дать ему отпор. Она определенно чувствовала себя здесь хозяйкой, и с этим ему нельзя было не считаться.
Но как же, черт побери, она все-таки узнала о его приезде? Связалась уже после его отбытия из Америки с Джейсом? Была вынуждена вступить в контакт с наследниками своего бывшего благодетеля в силу финансовых затруднений? Побоялась потерять крышу над головой и смирила свою гордыню? Никаких видимых свидетельств того, что она расходовала получаемые от его отца деньги по назначению, он пока не заметил. Во дворе не было ни грузовиков, ни строительных материалов, необходимых для серьезных восстановительных работ. И первое, что приходило в голову, было то, что она тратила немалые суммы на себя, уверенная, что отчеты, которые она регулярно отсылала в Штаты, выглядят достаточно убедительно.
Однако заморочить голову ему, Таггарту Моргану-младшему, этой авантюристке не удастся. И никакие женские фокусы ей не помогут, хотя на один из них он вчера ночью уже и попался.
Словно бы угадав ход его мыслей, молчавшая до этого Момента Мойра перешла в контрнаступление.
– Вы имеете нахальство требовать от меня гостеприимства? – воскликнула она, взмахнув негодующе руками. – И это после того, как вы свалились на мою голову, словно снежная лавина, и вдобавок подозреваете меня в притворстве? К вашему сведению, мистер Таггарт, вся эта страшная история стала для меня полной неожиданностью.
Таггарт в ответ недоверчиво хмыкнул и бесцеремонно прошел в дом мимо нее, ясно давая ей понять, кто отныне будет здесь командовать.
– Что вы себе позволяете! – возмутилась Мойра. – Я вас, кажется, не приглашала.
– А по-моему, вы оказали мне уже наибольшее гостеприимство, на которое может рассчитывать мужчина. Хозяин гостиницы даже намекнул мне в разговоре, что у вас в Шотландии так принято. Советую вам прекратить ваши странные игры, а впредь думать о последствиях, прежде чем броситься в объятия к незнакомцу. – Он пошел дальше по полутемному коридору, но Мойра крикнула ему вслед:
– Стойте! То, что между нами произошло ночью, не дает вам права вламываться в мое жилище! Немедленно вернитесь!
Таггарт остановился и резко обернулся. Бежавшая за ним Мойра натолкнулась на него и едва не упала. Он подхватил ее под мышками и прижал к себе. Она выпятила бюст и вытаращила глаза, испуганная решительным выражением его лица. Шутить с ней он точно больше не собирался, сочтя для себя унизительной роль куклы, которую дергала за веревочки хитрая Мойра Синклер, ловко морочившая голову своими письмами его отцу. Не менее обидным ему казалось и то, что он представлял ее себе совершенно другой.
– Из того немногого, что мне стало известно о наших общих предках, – не выпуская ее из объятий, сказал он, – Морганы не раз пробивали брешь в стене обители Синклеров и становились здесь полноправными хозяевами. Так что я всего лишь продолжаю родовую традицию, хотя действую не стенобитным орудием.
Зрачки Мойры расширились, однако не от страха, а точно так, как они расширялись, когда он пускал этой ночью в ход свои пальцы и заставлял ее трепетать от страсти. Следовательно, пытаясь унизить ее, он добился другого результата. Таггарт выпустил ее из рук и отшатнулся, боясь запутаться в своих мыслях и сетях ее женских чар. Как ни жарки были их взаимные любовные ласки, они не могли ввести его в заблуждение. Пусть он и остался под большим впечатлением от совокупления с этой темпераментной шотландкой, Таггарт был уверен, что все ее исступленные крики, томные стоны и сладкие вздохи – всего лишь дамские уловки, призванные притупить его бдительность и заставить его забыть, что она неплохо жила на деньги его отца.
С этим следовало покончить раз и навсегда. Хотя его мужское естество и было категорически против разрыва с этой красоткой.
– Послушайте! – вскричала Мойра, охваченная нервной дрожью. – Давайте разберемся во всем спокойно. Пока же, похоже, мы оба заблуждаемся в отношении того, что произошло на самом деле.
Она лукаво улыбнулась и сверкнула голубыми глазами.
– О нет! Одному из нас уж точно известно больше, чем другому, – возразил на это Таггарт.
– Тогда я предлагаю вам умерить свой пыл и изменить для начала хотя бы тон разговора, – сказала Мойра и попыталась его обойти. Но он инстинктивно преградил ей путь к бегству и заявил:
– Хорошо. Но только имейте в виду, что повторения прошлой ночи не будет, с меня довольно того, что я один раз клюнул на вашу приманку. Я не собираюсь и впредь позволять вам меня дурачить.
– Дурачить вас? – Мойра рассмеялась. – Это круто! Тогда позвольте мне задать вам один вопрос: если я хотела вас обворожить и заманить в свои сети, тогда зачем я убежала на рассвете, даже не попрощавшись с вами? Ведь если следовать вашей логике, я должна была бы остаться и закрепить успех. И вот еще: объясните мне наконец, откуда мне могло быть известно, кто вы такой на самом деле! И что вы вообще собирались прилететь сюда из Америки? Меня о вашем визите никто не уведомил.
– Вы могли навести обо мне и моих планах справки, позвонив в Штаты, – сказал Таггарт.
– Это смешно! Я не настолько богата, чтобы позволить себе лишние разговоры по международной линии, – возразила она.
– Я об этом уже догадался, – с усмешкой сказал он. – После смерти моего отца вы лишились своего главного источника существования, пособия, которое он вам назначил.
– Пособия! – Мойра покраснела от негодования. – У нас имелся деловой договор с вашим отцом, все было по закону!
– И вы привыкли жить на широкую ногу. Сожалею, но отныне вам придется изменить образ жизни и привыкнуть к скромности и экономии, – холодно промолвил он. – Я не намерен брать вас на содержание. Впрочем, я не удивлюсь, если узнаю, что вы уже успели облапошить и других потомков Морганов в Америке. Вы весьма преуспели в написании трогательных писем.
– Откуда вы знаете о моих письмах? – прищурившись, спросила Мойра.
На этот вопрос он предпочел не отвечать, опасаясь, что вместе с гневом у него снова возникнет эрекция, совладать с которой он не сумеет и пустит этот аргумент в ход. А на пока еще чужой для него территории любой необдуманный поступок мог обернуться против него.
– Если бы вы не писали ему душещипательных посланий, он вряд ли бы стал посылать вам значительные суммы денег, – наконец сказал он. – Это чисто логическое умозаключение. Наличие же у вас таланта беллетриста несомненно, поскольку мой папаша был очарован вашими историями. Вам даже не пришлось прибегать к традиционному способу выкачивания денег из мужчин. Поэтому мне, можно сказать, повезло в этом смысле, я взял реванш за всех обманутых вами Морганов.
В ответ она влепила ему звонкую пощечину. Глаза ее при этом потемнели от гнева, на щеках вспыхнул румянец, грудь учащенно вздымалась. И Таггарту показалось, что она сейчас на грани бурного оргазма. Он, во всяком случае, тотчас же пришел в необычайное сексуальное возбуждение.
– Я думаю, что на этом наш разговор закончился, – вдруг заявила Мойра и, отступив, указала ему рукой на дверь. – Прошу вас покинуть мой дом, я не потерплю больше от вас оскорблений в стенах своего родового замка. Теперь, после близкого знакомства с вами, мне многое становится понятным.
– Что же именно, позвольте узнать? – спросил Таггарт.
– Только такой бессердечный человек, как вы, мог оставить без ухода и присмотра своего тяжело больного отца. Вы не соизволили даже послать ему открытку. Ваши братья такие же черствые эгоисты. Так-то вы отплатили ему за все добро!
Таггарт беззвучно пошлепал губами и расхохотался.
–Да вы редкая артистка! – с трудом произнес он сквозь смех.
Но Мойра не собиралась шутить, она окинула его таким ледяным взглядом, что по спине у него пробежал холодок.
– Что вам может быть в действительности известно обо мне и моих братьях? – наконец сказал он.
– В этом вы, как ни странно, правы, – невозмутимо констатировала Мойра. – Ваш отец никогда не писал мне о том, как вы живете. Он лишь упомянул однажды о вашем существовании. Мой личный опыт общения с вами я нахожу вполне достаточным, чтобы навсегда распрощаться. Будьте здоровы! – Мойра изобразила шутливый поклон и распахнула дверь. – Уверяю вас, что я не обременю вас своими письмами. И скорее не оправдаю надежд своих предков, чем возьму на Баллантре хотя бы один цент из моргановских сундуков. Прощайте.
Но Таггарт и не думал идти у нее на поводу. Эта самонадеянная шотландка явно переоценивала свою роль смотрительницы замка либо искренне считала, что имеет на родовое поместье больше прав, чем он. Возможно даже, что она была уверена, что перед смертью его отец сделал ее своей наследницей. Пора было разочаровать ее и поставить на место.
Таггарт отошел подальше от открытой двери, не собираясь уходить из помещения, по закону принадлежащего ему, и заявил с важным видом:
– Мне представляется, что нынешнее поколение шотландских Синклеров преувеличивает свое значение в общей картине исторических связей кланов Морганов, Синклеров и Рамзи. Связей, которые существенно ослабли с тех пор, как замок Баллантре потерял свою былую роль оплота трех этих родов. Должен признаться, что я не слишком осведомлен относительно своих пращуров, живших по эту сторону океана. Но то, что стало мне известно, пока я рос среди американских Рамзи и Синклеров, позволяет мне считать весьма условными узы наших общих обязательств.
– Уж не хотите ли вы сказать, что оставили без внимания историю собственного рода, будучи антропологом и посвятив всю свою жизнь истории других народов? – насмешливо спросила Мойра, словно бы отказываясь поверить, что он совершенно не интересовался собственными корнями.
– Одной из причин моего нынешнего визита в Шотландию как раз и явилось желание устранить это упущение и наконец-то докопаться до своих корней, – сказал Таггарт.
– И я попалась под ваш заступ! Очень мило, – съязвила Мойра, складывая руки на груди. – Но что еще вам от меня надо? Как долго вы собираетесь мучить меня изложением своих ограниченных взглядов на наше общее историческое наследие, ради сохранения которого вы пока ровным счетом ничего не сделали?
– Я не собирался вас мучить, – тяжело вздохнув, ответил Таггарт. – И позволю себе заметить, что прошлой ночью вы не жаловались на мое обращение с вами и не считали его пыткой. Я даже не знал, что вы – Мойра Синклер, пока вы не открыли мне эту дверь.
– Так вы признаете, что прибыли сюда с недобрыми намерениями в отношении неизвестной вам Мойры Синклер?
– Вовсе нет! Напротив, я с нетерпением ждал нашего знакомства, – брякнул Таггарт и тотчас же пожалел об этом.
– Что ж, оно состоялось при весьма оригинальных обстоятельствах. Надеюсь, вы удовлетворены этой частью программы? – нахмурившись, промолвила Мойра.
– Повторяю, я не знал, что это вы, – стиснув зубы, сказал Таггарт. – Ведь и вы утверждаете, что даже не подозревали, с кем имеете дело. В этом смысле мы квиты. Но согласитесь, что надо признать эту поразительную встречу феноменальной случайностью, если все, что вы говорите, – правда.
– Как ни трудно в это поверить, однако, похоже, что все именно так и обстоит. Если, конечно, вы меня не обманываете, – сказала Мойра. – Что ж, в жизни всякое бывает. Порой школьные приятели спустя многие годы случайно встречаются в аэропорту за тысячи миль от дома.
Таггарт выдержал испытующий взгляд, поверил ей и понял, что он законченный идиот: ведь когда Мойра открыла ему дверь, на ее лице светилась счастливая улыбка, а он взял и все испортил. О Боже! Как же он одичал...
Продолжая стоять возле двери, Мойра выдержала паузу и спросила:
– Вы до сих пор так и не объяснили, зачем я, Мойра Синклер из Баллантре, вам понадобилась. Вы разговаривали со своим отцом незадолго перед его смертью? Он вам что-нибудь рассказывал обо мне?
Таггарт покачал головой:
– Мы с ним долгое время не общались. Я даже не знал, что он смертельно болен. И получил известие о его кончине всего несколько месяцев назад, находясь в археологической экспедиции.
– По вашему виду и тону не скажешь, что вы убиты горем, – язвительно сказала Мойра, скрестив руки на груди.
Таггарт стиснул зубы, но сдержался. Из писем Мойры к его отцу он знал, что отношения между ними были совершенно иными, чем отношения Таггарта-старшего со своими беспутными сыновьями. Поэтому ее позиция по данному вопросу была вполне понятна и объяснима, она заняла сторону отца. Но молча проглотить ее «шпильку» было совсем непросто, поскольку виноватым он себя не считал, а унижаться до объяснений причин своего конфликта с родителем не собирался. Тем не менее он сухо обронил:
– Не вам судить о наших семейных делах! Что вы можете о них знать!
– Что ж, тогда просветите меня! – предложила она совершенно спокойно.
У Таггарта задергался левый глаз.
– Я, конечно, мог бы, – сказал он, сглотнув ком. – Но не стану. Мои отношения с отцом никого не касаются.
И действительно, кому какое дело до того, что он ушел из отчего дома, чтобы не сойти там окончательно с ума?
К счастью, Мойра оставила эту щекотливую тему и сразу же вернулась к волновавшему ее вопросу.
– Приятель Таггарта, Мик Темплтон, сообщивший мне о его кончине, подчеркнул, что непременно исполнит его последнюю волю, – сказала она. – С тех пор прошло три месяца, но никто из его родственников так и не удосужился связаться со мной. Что вам известно о нашем с Таггартом договоре? Зачем вы прибыли сюда? И почему с нетерпением ожидали нашей встречи, если вас не интересует проблема сохранения семейного исторического наследия?
Таг ответил ей не сразу, неготовый к откровенному разговору и затрудняясь объяснить, какие чувства пробудили в его сердце ее пространные письма к его отцу. Еще сложнее ему было свыкнуться с мыслью, что сочиняла их та же женщина, с которой он провел необыкновенную ночь, даже толком не познакомившись с ней при этом. Ему легче было списать все на простое стечение обстоятельств, чем поверить, что так угодно провидению. А после стычки с Мойрой на пороге черного хода замка все вообще запуталось и осложнилось. После недолгих колебаний он решил раскрыть ей свои карты и выпалил:
– Мне стало известно о вашем существовании тогда же, когда я узнал о зарубежном имуществе отца.
Посвящать Мойру Синклер в детали он, однако, не стал, сочтя более благоразумным умолчать как о том, что, кроме как в Шотландии, другого зарубежного имущества у покойного не было, так и о том, что о своих заокеанских владениях отец никому не рассказывал при жизни, даже своему бухгалтеру.
– Ваше имя всплыло, когда я просматривал его деловые бумаги, – помолчав, добавил он. – И признаться, был озадачен его покупкой замка.
– Покупкой? Вы, наверное, подразумеваете документы об инвестировании? – сказала недоуменно Мойра.
– Вы полагаете, что отец всего лишь вкладывал деньги в эту недвижимость с целью получить налоговую льготу? – переспросил Таггарт не менее удивленно.
– Именно так все и обстояло, – с улыбкой сказала Мойра. – Вы внимательно читали бумаги?
И вновь интуиция Мойры Синклер поразила Таггарта: самих документов он так толком и не прочитал, удовлетворившись заверениями Мика, что отец является владельцем всего замка. Неужели Мик заблуждался? Трудно было поверить, что отец всего лишь вкладывал в эту недвижимость деньги. Но почему же все-таки Мик особо подчеркнул, что ему следует серьезно отнестись к возложенным на него обязанностям наследника имущества своего отца? Досадно, что тогда он пренебрег документами, находившимися в кожаной папке, и увлекся чтением писем Мойры, подумал Таггарт и задал ей коварный вопрос:
– А почему бы вам просто не объяснить мне, в чем суть ваших договоренностей с моим отцом?
Она настороженно взглянула на него и спросила, в свою очередь:
– Уж не намекаете ли вы на то, что в наших отношениях было нечто непристойное? Если так, то будьте мужчиной и примиритесь с этим, а не терзайте меня двусмысленными вопросами!
Таггарт отдал должное ее хладнокровию и уму и выразился более определенно:
– Я не думаю, что в вашем соглашении подразумевалось хоть что-то непристойное, но мне трудно не задаться вопросом: зачем вообще моему отцу понадобилось заключить его с вами? Вряд ли бы он стал вкладывать в полуразрушенный замок большие суммы только ради незначительных налоговых льгот. Я позволю себе предположить, что он надеялся преумножить свои капиталовложения. Но если судить по весьма неприглядному виду этого строения, значительных реставрационных работ здесь и не производилось. Чему, впрочем, не трудно найти объяснение: вы умышленно не спешили улучшить облик здания, чтобы отец не смог его продать и тем самым лишить вас родного дома. А ведь именно так он и поступил бы рано или поздно! Да, теперь я наконец-то понял, в чем заключался его замысел – привести ненавистное ему родовое гнездо в порядок и навсегда от него избавиться, а заодно и от своего постыдного наследия, которое вам представляется достойным гордости.
Мойра посмотрела на него как на сумасшедшего. Выглядел он в этот момент действительно возбужденным и взволнованным снизошедшим на него озарением. Иного разумного объяснения поступка своего папаши он не видел.
Но Мойра не приняла всерьез его слова. Она была поражена странным отношением самого Таггарта к своему родовому имению.
– Ваш отец никогда бы не выселил меня из семейного гнезда! – воскликнула она. – Не говоря уже о том, что просто не сумел бы этого сделать, даже если бы вдруг захотел. Но объясните, как вы, при вашей-то профессии, не понимаете всей ценности семейного наследия?
– Вы пытаетесь убедить меня в том, что мой отец вложил десятки тысяч долларов в нечто абстрактное? – Таггарт рассмеялся. – Возможно, в последние годы своей жизни старик и тронулся слегка рассудком, однако же не до такой степени, чтобы пускать свои накопления на ветер. И да будет вам известно, мисс Синклер, своих предков он ненавидел, презирал их и стыдился своего наследия.
Мойра нервно провела пальцами по своим волосам и, тяжело вздохнув, спросила:
– Вы привезли с собой документы?
Все бумаги, завещанные ему отцом, были при нем, но пока ему не хотелось говорить ей, что все ее письма сохранились. Возможно, эта женщина полагала, что отец спрятал их куда-то и свято берег от посторонних глаз, проникнувшись к их переписке сентиментальными чувствами. Таггарт не знал, что ей писал в ответ его отец, но был уверен, что вырастивший и воспитавший его человек напрочь лишен сентиментальности. И если он не забывал о своих корнях, то лишь потому, что хотел их выкорчевать и заново написать историю своей семьи.
– Документы в грузовике, – сказал Таггарт. – Но здесь, в коридоре, несколько темновато. Вам так не кажется?
– Пожалуй, вы правы, – сказала Мойра. – Мы уже достаточно долго выясняем отношения в полумраке, наступило время прекратить блуждать в потемках и пролить свет на семейные тайны. Предлагаю вам забрать из машины свои бумаги и подняться с ними в жилые покои, где мы и разрешим эту проблему раз и навсегда.
Она потянула за дверную ручку, и Таггарт вышел во двор, борясь с желанием обернуться и помешать ей захлопнуть дверь у него за спиной и закончить этим их встречу. Сохранив достоинство, он, однако, забрал из грузовика не только сумку, но и рюкзак, потому что уезжать отсюда, не получив ответов на имевшиеся у него вопросы, он не собирался.
– Но почему вы прикатили ко мне на грузовике? – раздался у него за спиной голос Мойры.
Он испуганно вздрогнул, не ожидая, что она подкрадется к нему так бесшумно, и оцепенел на мгновение. Придя в себя, он перекинул лямки рюкзака через плечо, обернулся и ответил:
– Вчера ночью кто-то еще проезжал то опасное место в горах и, вероятно, не заметил из-за вьюги сигнального флажка на антенне малолитражки. В результате весь ее перед смят в лепешку, а колеса повреждены. Разве вы не заметили этого, когда вытягивали из кювета свой автомобиль?
– Нет, мне показалось, что с вашей машиной все в порядке, – не моргнув глазом ответила Мойра. – Честно говоря, особенно я к ней и не приглядывалась, занятая больше тем, чтобы не дать сорваться с обрыва своему пикапу, пока его вытягивал Роби, прицепив тросом к своему тягачу. Он собирался потом высвободить из сугроба и вашу малютку. Но я не стала ждать и уехала. Разве он вам ничего не сказал?
– Не слишком-то он разговорчив, – ответил Таггарт, не сумевший вытянуть из молчаливого земляка Мойры почти никакой информации, как он ни старался. – Хорошо еще, что он одолжил мне грузовик, я должен вернуть его ему в конце недели.
– Мне жаль, что такое приключилось с вашей машиной, – сказала Мойра.
Таггарт перекинул через другое плечо ремень сумки и захлопнул дверцу грузовика, почему-то сомневаясь, что она не причастна к повреждению взятого им напрокат автомобиля. Уж слишком подозрительным казалось ему то, что она поспешила покинуть место происшествия.
– Зачем вы взяли свой багаж с собой? – с подозрением покосившись на его тяжелые вещи, поинтересовалась Мойра.
– В этих краях рано темнеет, и я не собираюсь опять вести машину ночью по горной дороге, – сказал Таггарт.
– В нашей деревне есть хорошая гостиница, я позвоню Молли и зарезервирую для вас номер. У них чудесная кухня...
– Не трудитесь, мисс Синклер, я думаю, что и в замке для меня найдется уголок, – улыбнувшись, перебил ее Таггарт. – Возможно, я не знаю всех деталей, но уверен, что кое-что здесь мне все-таки принадлежит.
Мойра скрестила руки на груди и полоснула его холодным взглядом.
– И не нужно так на меня смотреть, особого гостеприимства на этот раз я от вас не ожидаю. – Не обращая внимания на ее оскорбленное лицо, он молча прошел мимо нее и добавил: – Я привык спать в походных условиях и на комфорт не рассчитываю.
– Хорошо, – сказала Мойра, догнав его возле входной двери. – Тогда я оставлю вас на ночь в пыточной камере. Вам, Морганам, не привыкать к подобным помещениям. Добро пожаловать в замок Баллантре!
Почему-то эта шутка не показалась Таггарту забавной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Попробуй догони - Кауфман Донна



Начало скучное, но к середине так захватывает, что невозможно остановиться! 9 из 10
Попробуй догони - Кауфман ДоннаКрасотка
13.01.2012, 9.34





Думала что читаю самый зурядный ЛР,а оказалось комедия.Над одним только местом "..и с удовлетворенным ржанием он изверг струю семени..."смеялась пол часа,я уже молчу про остальное,типа "он смотрел на нее как теленок..".И это ГГ?Продолжаю читать из любопытства,как еще автор опишет ГГ чтобы мы поняли ,что это наша мечта!
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.16





Нет девочки,я так немогу.ХА ХА ХА.Вы только представте:"истекая слюной при виде ее женских прелестей...он не терял самокантроль..."
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.34





Скучно....
Попробуй догони - Кауфман ДоннаВалентина
4.04.2014, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100