Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7
ИНСТИНКТЫ

Они есть у каждого из нас. Вопрос в том, когда мы должны следовать их зову, а когда – направить энергию в другое русло. Мужчины не слишком искусны в расшифровке намеков, поэтому не тратьте время на деликатность. Если его порыв не находит у вас отклика, дайте ему в руки баскетбольный мяч или отправьте в гольф-клуб, где он сможет поиграть на открытом воздухе.
Ты предпочел мне другого? – Прижав трубку ухом к плечу, Джек набирал текст и говорил по телефону. – Оставил меня ради какого-то биржевого аналитика.
– Управляющего инвестиционным банком. Он гораздо красивей тебя, – возразил Эрик. – И что еще более важно, он угощает.
– Да, но подаст ли он тебе холодное пиво, пиццу в глубокой тарелке и бейсбол на большом экране?
– Меня волнует совсем не размер телевизионного экрана.
Джек думал, что неплохо справился с проблемой сексуальных предпочтений. Но вот над сопутствующими образами ему предстояло поработать.
– А мне всю жизнь твердили, что размер не имеет значения.
Эрик рассмеялся:
– Тебе соврали.
Джек мгновенно парировал этот выпад:
– Эй, я же не говорил, что это высказывание было адресовано лично мне.
– Не забывай, я видел тебя голым. Джек заржал:
– Да, я помню твой завистливый взгляд.
– Но уж точно не похотливый.
– Я сражен, – отозвался Джек, притворяясь опечаленным. – И двух недель не прошло с тех пор, как ты открыто заявил о своих наклонностях, и вот меня уже выбросили на обочину. А ты обещал, что ничего не изменится.
Эрик хихикнул:
– Я долгие годы наблюдал, как женщины делали из тебя дурака. Теперь пришел твой черед сидеть дома и беспокоиться за меня. Кроме того, ты остался один по собственной воле.
– Я доволен своей жизнью.
– Знаешь, – начал Эрик, и его голос стал серьезным, – прошел уже не год и не два. Тебе не кажется, что пора...
– Что тебе пора на свидание? Да, кажется. Эрик не отшутился, как обычно, и Джек, вздохнув, продолжил:
– Послушай, у меня все хорошо. Я уже и думать забыл о разводе...
– Тебе не Шелби нужно забыть. Я знаю, что она тебя больше не волнует. Тебе нужно преодолеть страх перед неудачей.
– Ты имеешь в виду опасения не оказаться на высоте в самый важный момент. Если тебе нужно поговорить об этом...
– Ладно, ладно. Можешь меня не слушать. Ты же у нас профессионал. Я лишь хочу сказать, что ты слишком закрылся, на мой взгляд. А ведь человеческая жизнь так коротка.
На этот раз удар достиг цели, и Джек понимал, что Эрик сделал это осознанно. Они оба знали, что такое непрожитая жизнь.
– Эй, я просто пытаюсь жить весело. И пока меня не интересуют серьезные и длительные отношения.
– Я не говорю: иди и найди себе кого-нибудь, с кем ты будешь жить долго и счастливо. Мне лишь кажется, что ты мог бы стать более восприимчивым к новым возможностям.
Джек нахмурился:
– У тебя есть на уме что-то конкретное? Что, у Брюса есть сестра?
– Его зовут Брис. Нет, сестры у него нет. Никаких тайных намерений с моей стороны, – заявил Эрик, затем продолжил лукаво: – Конечно, я заметил пылкие взгляды во время фотосессии. Их хватило бы, чтоб растопить полярные льды. Впрочем, я не люблю совать нос в чужие дела.
Джек рассмеялся:
– Расскажи об этом кому-нибудь другому. А то, что ты видел, называется актерской игрой.
– Это называется отрицанием.
Джек нажал команду «Сохранить» и откинулся в кресле.
– Ты серьезно считаешь, что в нынешней и без того запутанной ситуации я могу думать о романе с Валери?
– Я всего лишь говорю о том, что видел.
– Не ты ли твердил мне, что глупо чрезмерно увлекаться чем – или кем-либо, – если это происходит слишком быстро?
– Это было до того, как я перестал скрывать свою сущность, – пошутил Эрик. – И осознал, как долго я не принимал себя. Лишь мне одному известно, в чем я себе отказывал.
– Не буду с тобой спорить, – сказал Джек серьезно. – Однако мне кажется, что тебе самому имеет смысл воспользоваться этим советом сегодня вечером. Не к чему торопить события.
– Я знаю Бриса довольно давно. И давно мечтал о таком человеке. Мне всегда казалось, что мы отлично поладим, но я не мог рисковать. Поэтому я поддерживал с ним дружеские отношения. Теперь в этом нет необходимости. – Тон Эрика сменился с мечтательного на веселый. – Не беспокойся, папочка, я знаю все о безопасном сексе.
– Пошляк, – фыркнул Джек и повесил трубку, не дослушав, пока Эрик отсмеется.
«Брис, Брюс, или как там его зовут, не упустил свой шанс», – подумал Джек, заканчивая электронное письмо. По крайней мере, он не проболтался, что Валери обещала зайти. Уже не в первый раз за последние две недели в его памяти всплыли события, произошедшие в павильоне для съемок. Эрик мог бы и не упоминать о пылких взглядах. Джек и сам отлично их помнил.
К письму молодой человек прикрепил статью о Томасе Эрнандо, который выиграл соревнования на выставке «Крафтс» по флай-болу вместе со своей собакой, спрингер-спаниелем по кличке Таффи-Туда-Сюда, и отправил сообщение редактору «Евроспорта». Джек подрабатывал внештатным корреспондентом: писал популярные очерки о спортсменах, занимающихся самыми разными видами спорта, от джай-алай
type="note" l:href="#fn17">[17]
до пикл-бола
type="note" l:href="#fn18">[18]
. Больших доходов ему это не приносило, но давало возможность оплатить счета, пока он не найдет постоянную работу.
Джек сознательно игнорировал тот факт, что на микроволновке, среди кипы счетов, лежал чек на пятьдесят тысяч долларов. Эрик запихнул его туда во время своего последнего визита в начале недели, поскольку Джек упорно отказывался обсуждать денежные вопросы.
Несмотря на обмен пылкими взглядами, он никогда не включил бы фотосъемки в список десяти любимых способов провести выходной. Ему не нравилось играть в переодевания. Равно как и позировать перед камерой. Джек предпочитал стоять сзади и слева с диктофоном в одной руке и блокнотом для записей в другой. Но если, изображая Фабио Лайта, он поможет Эрику выбраться из неприятностей, что ж – цена невысока. Джек искренне надеялся, что эти ребята знали, что делали, когда поместили его физиономию на журнальную обложку.
Пожилые дамы из «Хрустального башмачка» остались им довольны. Но из его памяти не выходила реакция другой особы. Валери выглядела потрясенной, когда он появился на площадке в смокинге и босиком. Джек чувствовал себя глупо из-за взъерошенных волос и легкой щетины на подбородке. И это продолжалось, пока ему не взбрело в голову разыграть перед Валери сцену со стеклянной туфелькой. Валери была настроена чрезвычайно серьезно, и Джеку показалось, что будет забавно над ней покуражиться. Очень забавно, честно говоря.
Слава богу, что хозяйки журнала не явились несколькими минутами раньше. Джек полагал, что увидит трех престарелых дуэний, которые давным-давно свели близкую дружбу с косметическим хирургом. Ничего подобного! Конечно, все три дамы были искусно причесаны и напомажены, однако более невероятных главных исполнительных директоров успешной компании Джек не мог себе представить. Валери не шутила, когда превозносила их деловую смекалку. И в первую очередь это касалось Вивиан Депальма. Хотя проницательный взгляд Мерседес Браунинг тоже мог напугать кого угодно.
К счастью, Эрик выдумал срочную встречу, на которую они якобы должны были отправиться сразу после того, как Найджел сделает последний снимок. От внимания Джека не ускользнуло облегчение, появившееся в тот миг на лице Валери. Молодой человек готов был следовать указаниям своего приятеля, тем более что он даже не прикоснулся к пленкам с записями переговоров, однако недоверие Валери его задевало.
Девушка появилась на пороге его квартиры через день и прочла ему лекцию о том, как важно, чтобы он залег на дно на случай, если кто-нибудь из участников съемок сболтнет лишнее. Она посоветовала Джеку обращаться напрямую к ней или к Эрику, если возникнут какие-либо вопросы или затруднения. Ах да, еще она попросила его почитать в свободное время книги Эрика. Просто на всякий случай.
На всякий случай. Джек терпеть не мог эту фразу.
Ее мобильник звонил не переставая, и в конце концов она умчалась как на пожар, а растерянный Джек остался один, к своей великой досаде осознав, что его влечение к этой женщине только усилилось. Что казалось странным, независимо от происшествия на съемках. На Валери был один из ее традиционных деловых костюмов. Макияж сдержанный, неброский, волосы безжалостно усмирены. Как начал понимать Джек, именно в этом состоял стиль «Хрустального башмачка». В этой девушке, казалось, не было ничего привлекательного. И все же чем-то она его зацепила. К счастью, сама того не сознавая.
С того времени она звонила несколько раз, предлагая встретиться и обсудить различные варианты действий, в зависимости от того, как пойдут дела после выхода журнала в продажу. И всякий раз Джек отказывался под разными предлогами. Он убеждал себя, что сердится на Валери за недостаток веры в его способности, твердил себе, что ни один нормальный мужчина не впустит такую женщину в свою жизнь. Он ведь не хочет, чтобы она завела привычку приходить к нему, когда вздумается, ради составления повседневного расписания, – а она обязательно будет это делать, пусть даже неосознанно. Но спустя несколько дней, а вернее, ночей Джек начал подозревать, что избегает девушку по другим причинам: вероятно, он надеялся, что постепенно его интерес к ней угаснет сам собой.
Звонок в дверь отвлек его от мыслей о Валери. Джек бросил взгляд на часы в нижнем углу монитора компьютера: семь часов двадцать девять минут тридцать секунд. Как раз вовремя.
– Вот это да.
Валери застала его врасплох сегодня утром, когда он углубился в сочинение статьи и рассеянно взял трубку, не посмотрев на определитель номера. На этот раз девушка не стала просить Джека о встрече, а просто предупредила, что придет к нему домой в семь тридцать, пообещав пустить по его следу Гюнтера, если не застанет его на месте. Затем, не дожидаясь ответа, она отключилась. И слава богу, поскольку Джека до слез насмешила ее угроза, хотя он сам не мог понять почему.
В дверь снова позвонили. Джек выключил компьютер и встал из-за стола, внезапно осознав, что соскучился по своей новой приятельнице. Причем его чувства не имели ничего общего с делом, которое свело их вместе. К черту Эрика со всеми его теориями о пылких взглядах! «Это всего лишь бизнес», – пробормотал Джек. Кроме того, за исключением нескольких мгновений во время съемок, Валери не дала ему ни единого повода считать, что проблемы с концентрацией внимания были взаимными.
Более чем когда-либо Джек пожалел, что Эрик бросил его на съедение волкам – точнее сказать, росомахам, – и почувствовал непреодолимое желание переодеть футболку и посмотреться в зеркало. Господи, что на него нашло? Джек открыл дверь и был застигнут врасплох второй раз за день.
Поняв, на что уставился Джек, Валери бросила быстрый взгляд на свои ноги, затем подняла голову и, когда молодой человек наконец посмотрел ей в лицо, скорчила гримасу:
– В чем дело? Ты никогда не видел женщину в джинсах?
– Конечно видел. Просто я никогда не видел, чтобы ты надевала что-нибудь, кроме своих строгих деловых костюмчиков.
На мгновение ему удалось сбить ее с толку, но Валери быстро оправилась:
– Знаешь, у меня есть и другая одежда. Ты ведь не думаешь, что я сплю в строгих деловых костюмчиках, правда?
Джек усмехнулся:
– Вообще-то, я не был уверен.
Он сделал шаг назад, жестом пригласив нахмурившуюся девушку войти.
И только когда она прошла мимо него, молодой человек заметил ее портфель.
– Заткнись, – буркнула Валери, даже не взглянув на него.
– Разве я что-нибудь сказал? – невинно поинтересовался Джек.
– Тебе не нужно ничего говорить. Твой взгляд был весьма красноречив.
Она обратила внимание на выражение его глаз? Ни о чем другом Джек думать не мог. Боже, это нездорово. Пора найти себе подружку. Или чем-нибудь заняться. Чем угодно, лишь бы отвлечься от тех мыслей, которые посещали его каждый раз в присутствии Валери Вагнер. И с кем угодно, лишь бы это была не Валери Вагнер. Потому что иначе он совершит страшную глупость.
В самом деле?
Он был искренен с Эриком, когда говорил, что преодолел воспоминания о Шелби и разводе. Он совершенно серьезно заявил, что не хочет завязывать новый роман. Ладно, возможно, Эрик попал в точку, говоря о страхе перед неудачей. Никто не любит признаваться в собственных ошибках, и Джек не был исключением. Оглядываясь назад, он понимал, что брак с Шелби представлял собой импульсивное решение двух людей, находившихся под слишком сильным воздействием алкоголя и слишком сильно увлеченных друг другом, чтобы ясно сознавать долговременные последствия своих поступков. Здравомыслие то было или нет, но, когда Джек думал, что в его жизни может вновь начаться кавардак, сердце замирало у него в груди. И какая разница, по какой причине. Джек обязан был внять предупреждению.
К тому же из всех женщин Валери была последней, кто смог бы переубедить его в этом. Они и так попали в трудную ситуацию. И Джек не хотел ее усложнять. Особенно посредством секса. Хотя, черт возьми, он, наверное, получил бы массу незабываемых впечатлений.
Валери поставила портфель на узкий столик, отделявший кухню от комнаты, которая служила одновременно и гостиной, и столовой, и рабочим кабинетом. Громко щелкнув замками, она открыла крышку.
– Сегодня я не надела деловой костюм, однако это не значит, что я пришла с частным визитом.
Джек почувствовал, что его гостья нервничает, и придвинулся к ней, хотя сам только что убеждал себя держаться от нее подальше. Ему определенно нравилось подкалывать ее, заставляя забыть о хороших манерах бизнес-леди.
Волосы девушки были аккуратно заколоты, а на лицо наложен безупречный макияж. Если забыть о ее одежде, можно было предположить, что она приехала прямо из своего офиса.
– Так почему джинсы? Сегодня в «Хрустальном башмачке» «легкомысленный вторник»?
Валери оставила возню с застежками и на мгновение прикрыла глаза:
– Я собиралась приехать сюда сразу после работы, но у меня не было возможности заглянуть домой пораньше, чтобы выгулять Гюнтера.
– Позволь предположить: еще один потоп?
– Нет, просто еще один день с Гюнтером. – Валери повернулась к Джеку. – Ты действительно хочешь обсудить, почему я переоделась? Или мы вернемся к насущным вопросам? За последние две недели у меня сложилось впечатление, что ты очень занятой человек.
Джек улыбнулся. Какая вспыльчивая!
– Интересно, кто прерывался каждые пять минут, чтобы ответить на другие звонки во время нашего последнего разговора? По крайней мере, я знаю, когда выключить проклятый телефон и взять тайм-аут. – Он сделал шаг в ее сторону и, прислонившись к стойке, сложил руки на груди. – А ты?
Валери отодвинулась. Совсем чуть-чуть, но это движение говорило о многом. Джек не должен был радоваться, не должен был поддаваться искушению. Однако, черт побери, он всегда делал то, чего не следовало делать. И за исключением женитьбы на Шелби, это были лучшие моменты в его жизни.
– Я умею отдыхать и развлекаться. Кстати, эта пара джинсов у меня не единственная, – ответила Валери с поспешностью, которая заставляла сомневаться в сказанном.
Джек посмотрел на ее джинсы. Это были синие, абсолютно новые брюки, и Джек не удивился бы, обнаружив на заднем кармане ярлычок с ценой. Молодой человек подавил улыбку, заметив отутюженные стрелки на передней части штанин. Кто гладил ее джинсы? Кто вообще их гладит? А вместо кроссовок или удобных босоножек она надела кожаные туфли на низком каблуке, которые лучше сочетались бы с одеждой делового стиля.
– А пара шорт у тебя найдется? Или пара кед?
Валери отмахнулась:
– С чего ты завел этот разговор? Какая разница, что я делаю в свободное время и что ношу?
– Я нахожу это любопытным. Девушка взглянула на него исподлобья:
– Поверь, ничего интересного в этом нет.
Довольный собой больше, чем следовало ожидать, Джек скрестил лодыжки и вольготно оперся спиной на стойку.
– Как ты проводишь свободное время, Валери? Я имею в виду не свидания за ужином или хождение по клубам. Что ты делаешь в ленивые воскресные полдни? Или горячими летними ночами?
Вот она, крохотная искра желания. Не для того ли он подшучивал и насмешничал над ней?
Валери тоже сложила руки на груди. Только ее спина ни на что не опиралась и поза оставалась напряженной.
– На что ты намекаешь?
Джек небрежно вздернул плечо, размышляя, как далеко он может зайти.
– Ни на что, ни на что. Если ты трудоголик, меня это не касается. Твоему начальству повезло с тобой.
Мне бы тоже хотелось так думать. Когда журнал выйдет и шумиха уляжется, и я смогу валять дурака.
Она, несомненно, намекала, что у Джека масса времени, чтобы «валять дурака». Молодой человек молча улыбнулся.
– Что? – спросила Валери.
– Ты произнесла эти слова – «валять дурака» – таким тоном, словно речь шла о смертельном заболевании.
– Вероятно, у меня пока не выработалась привычка беспечно мотаться по свету, как у тебя, – парировала девушка.
Джек не обиделся на ее резкость. Наоборот, ему понравилось ее умение постоять за себя. Многообещающее начало.
– Я серьезно отношусь к своей работе. И я рад, что она позволяет мне много путешествовать. Разница в том, что я отвожу работе определенное место в своей жизни и открыт новым перспективам. Я ценю то, что имею: у меня есть крыша над головой, и порой я получаю огромное удовольствие от того, чем занимаюсь, однако карьера не определяет мое бытие. Иначе говоря, хотя я всегда делаю все от меня зависящее, я понимаю, что не могу воспринимать себя или свою работу слишком серьезно.
– Ты хочешь сказать, что я слишком серьезно отношусь к себе?
– Нет. Ты умеешь посмеяться над собой и над жизнью. – Джек усмехнулся. – Иначе Гюнтер давным-давно вернулся бы в приют для животных, правильно? Но не слишком ли серьезно ты относишься к своей работе?
– Это довольно поверхностное суждение, тебе не кажется?
– Я лишь описываю истинное положение вещей. Я знаю, что статья о новой звезде крикета из Голландии доставит несколько приятных минут моим читателям и люди получат удовольствие, читая о том, о чем они имеют довольно смутное представление. Я также сознаю, что не внесу существенного вклада в историю мировой культуры. И меня это устраивает. Люди могут обогащаться из разных источников. Именно поэтому моя работа приносит мне радость. Нет смысла проводить непреодолимую границу между работой и игрой.
– Как мило с твоей стороны. Джек рассмеялся:
– Умение совмещать работу и игру противоречит твоим моральным принципам? Или ты считаешь, что я пишу статьи, лежа в постели героев своих публикаций? – Ему вспомнилась заметка, которую он только что закончил. – Не знаю, стал бы возражать Томас. Скорее всего, он был бы только рад, если бы его Таффи оказался в центре внимания.
– Томас и Таффи? Ухмылка Джека померкла.
– Не спрашивай.
Валери иронично вздернула уголки губ:
– Думаю, на этот раз я последую твоему совету.
– Надо же когда-то начинать.
Его гостья наконец смягчилась и немного расслабилась.
– Знаешь, я вовсе не ставлю под сомнение твои этические воззрения. Просто на этой неделе выйдет первый номер журнала. До сих пор у нас было очень напряженное и насыщенное расписание. Множество людей трудились не покладая рук, чтобы это событие состоялось. Я понимаю, что мы не операции на мозге делаем, но карьеры многих сотрудников зависят от успеха нашего предприятия. Мы должны были сосредоточиться на поставленных задачах. Я люблю свою профессию не меньше твоего. И я долго ждала, пока передо мной откроется такая возможность. Именно поэтому я так серьезно отношусь к своей работе. Я хочу ее сохранить.
Валери решительно потянулась к портфелю и расстегнула его.
– Вот зачем я здесь. Ты спас шкуру многим из тех людей, о которых я только что говорила. В том числе и мою. Не хочу, чтобы у тебя сложилось впечатление, будто я не ценю твою помощь или забыла о тебе. Мы получили это сегодня днем, и я решила, что ты должен увидеть одним из первых. – Она достала из сумки плотный конверт и, хитро улыбнувшись, протянула его Джеку. – Я подумала, что будет весело вручить тебе посылку лично.
Джек взял в руки бумажный пакет.
– Браво. Что здесь? – спросил он, раскрывая зажим.
– Э, мы соединили материалы номера некоторое время назад, но тянули с фотографией на обложку до последнего момента, чтобы надежнее сохранить тайну. – Валери сделала глубокий вздох. – Но теперь все готово. Поздравляю, Прекрасный Принц.
И когда она сказала это, первый номер «Хрустального башмачка» скользнул Джеку в руки.
Джек открыл рот, но не смог произнести ни звука. «Черт подери, – крутилось у него в голове. – Черт меня подери!» Он смотрел на себя. Только это был не он. На него смотрел незнакомый парень с волосами, взлохмаченными умелой рукой стилиста. Чужой человек в идеально сидевшем смокинге. Это не он протягивал стеклянную туфельку, наполненную шампанским. У него просто не могло быть такого хищного выражения глаз. Господи!
Когда Найджел щелкал фотоаппаратом, все внимание Джека было сосредоточено на одной задаче: заставить Валери потерять самообладание. Проклятье! Ладно, соблазнить Валери. Но он всего лишь пошутил.
Мужчина, который смотрел на него с обложки журнала, не развлекался.
И вот та секунда, то мгновение, которое снова и снова всплывало в его памяти, было схвачено и выставлено напоказ перед всем миром. Джека обуревали противоречивые эмоции. Потом он задумался: что почувствовала Валери, когда увидела этот снимок? Она точно знала, кому он протягивал хрустальный башмачок.
Валери пристроилась сбоку, чтобы рассмотреть снимок вместе с ним.
– Ну и что ты думаешь? – спросила она, искоса взглянув на Джека. Звук еле сдерживаемого смеха привел молодого человека в чувство, во всяком случае на время.
Он поднял голову, осознав, что Валери стоит рядом с ним.
– Что ты находишь смешным?
Она тоже считает, что он выглядит по-идиотски?
– Тебя. Лишившегося дара речи.
– Может, дар речи пропадает у меня регулярно. Откуда тебе знать?
– Давай назовем это догадкой, основанной на жизненном опыте.
Джек пристально посмотрел на девушку и вдруг заметил, что ее глаза бегают. Он попытался убедить себя, что всего лишь выбрал более приятную альтернативу, чем разглядывание своей физиономии на обложке. Но, возможно, здесь крылось нечто большее. После тех нескольких мгновений в ванной она не приближалась к нему на столь близкое расстояние. Но в своем воображении он представлял, что она находится к нему еще ближе, значительно ближе.
Джек неотрывно смотрел в глаза своей гостье, наблюдая, как от него к ней перекидывается огонь. Возбуждение охватило их обоих, и сильнее, чем раньше. Проклятый Эрик и его дурацкие рассуждения о «возможностях»!
– А с тобой такое бывает?
– Что? – спросила Валери, и ее голос прервался на мгновение.
Тело Джека напряглось.
– Ты теряешь когда-нибудь дар речи?
– Редко.
Зрачки девушки медленно расширились.
«Не делай этого, не делай, не делай, – кричал тоненький голосок в голове у Джека. – Все и так слишком запуталось». Но его рука уже двигалась. Однако Валери не пошевелилась. Ни когда он положил ей ладонь на затылок, ни когда начал сокращать расстояние между ее ртом и своим, ни когда он нежно прикусил ее нижнюю губу перед тем, как сказать:
– Может, нам удастся это исправить.
Ее губы пахли леденцами с перечной мятой. До конца своей жизни Джек будет помнить этот вкус как вкус Валери.
Девушка не ответила на его поцелуй. Она даже не поощряла его. Но он не отстранился. Она позволяла ему изучать свой рот, давала возможность его губам прикоснуться к своим.
Поцелуй получился скорее сладким, чем страстным. И не потому, что прикосновение к Валери вызвало у него ассоциацию с хрустящим леденцом. Просто нежное изучение было не в его стиле. Особенно после того, что он проделывал с этой женщиной в своем воображении последние две недели. И все-таки ощущение было такое, словно он нырнул вниз головой на мелководье.
Из-за одного легкого поцелуя у него едва не сорвало крышу.
И это была серьезная причина, чтобы разом покончить с недоразумением. Но даже оставив очаровательный ротик девушки, Джек не мог отпустить ее. Он продолжал целовать ее в щеку, за ушком, в шею, пока она не остановила его, отодвинувшись.
Их тела не соприкасались – соприкасались только их губы, да рука Джека лежала на затылке у Валери. Когда девушка отступила на шаг, молодому человеку пришлось сдержать себя, чтобы не потянуться за ней.
– По-моему, это неудачная идея, – сказала гостья, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. Но Джек уловил еле заметные нотки желания. Страсти.
Когда он понял это, все в нем всколыхнулось. Что за дьявольщина?! Он должен радоваться, что Валери разделяет его эмоции. Конечно, вполне вероятно, что из-за плотного расписания у нее тоже в последнее время никого не было. Это все объясняло: два человека, в силу обстоятельств вынужденные подавлять свои сексуальные желания, искали удобный случай для разрядки. Вот и все. Как ни странно, разумное объяснение не принесло Джеку желаемого облегчения.
– Трудно сказать, – ответил он, огибая стол. Почему бы и нет? Жизнь становилась все более интересной. – Мне казалось, это одна из лучших идей, которые приходили мне в голову.
Валери пристально посмотрела ему в глаза, и, когда он сделал шаг по направлению к ней, она вдруг повернулась к нему спиной и со щелчком застегнула портфель. Щелчок замков, словно озвученный знак пунктуации, завершил предложение, которое началось их поцелуем. Интересно, она поставила в конце точку или восклицательный знак?
Существовал лишь один способ узнать это. Джек бросил журнал на стойку и подошел ближе, пытаясь обнять девушку за стройную талию. Однако Валери схватила портфель и встала по другую сторону стола.
– Валери...
Девушка повернулась к нему, держа портфель перед собой, словно щит.
– Джек, мне было приятно целоваться с тобой. Но я... Я не могу играть, когда я работаю. И тем более я не могу играть со своей работой. Ты – часть бизнеса. Это неправильно – смешивать дело и удовольствие.
– Приятно? Тебе было приятно, и больше ничего?
Валери удивленно рассмеялась:
– И это все, что тебя интересует? Ты хочешь знать себе цену как мужчине?
– Я хочу сказать, что знаю: это не был сногсшибательный поцелуй, и все же...
Точка. Она поставила точку в конце этого предложения. Но, по мнению Джека, этот поцелуй, будь он нежный или страстный, заслуживал по крайней мере одного восклицательного знака. И, черт побери, Валери это понимала тоже.
Девушка улыбнулась, покачала головой и направилась к двери.
– Журнал поступит на прилавки магазинов в пятницу утром. В четверг вечером мы устраиваем прием в «Бентари». Ты, то есть не ты, а Эрик не обязан идти туда, но твой друг уже пообещал хозяйкам журнала – во всяком случае, на словах, – что ты появишься там хотя бы ненадолго. Надеюсь, ты его не подведешь.
– Каковы предположительные масштабы гулянки?
– Торжественный ужин в смокингах, – усмехнулась Валери. – Не беспокойся, мы попросим Джен принести тот смокинг, который использовали на съемках.
– Я не о смокинге беспокоюсь. Почему ты не предупредила меня заранее?
Валери задержалась в дверях.
– По-моему, я пыталась. Ты читал книги Эрика?
– Разумеется, – кивнул Джек. Пролистать, прочитать – невелика разница. – А что?
– Прием начнется в восемь. Давай встретимся у меня за ужином, скажем, в шесть тридцать.
Джек попытался представить, как будет изображать парня с обложки – публично. Лично, крупным планом. Перед другими людьми. Перед большим числом людей.
– Ужин? – тупо переспросил он.
– Да. Нам нужно время, чтобы все обговорить и разработать план. У меня уже есть несколько идей.
– Кто бы сомневался, – пробормотал Джек, заслужив неодобрительный взгляд. Но он ничего не заметил, борясь с приступом паники. – Эрик там будет? Я имею в виду, можно пригласить его в качестве гостя или как-нибудь еще?
– Я об этом позаботилась.
– Он знал обо всем? Почему он мне не сказал? Впрочем, не важно. – Джек устало махнул рукой. Эрик был готов заключить в объятия весь мир – и черт знает кого еще, яростно наслаждаясь недавно обретенной свободой.
Молодой человек привел нервы в порядок. В конце концов, он сам бесился из-за того, что Валери так и не поверила до конца в его способности, верно? Ладно, дружок, это твой шанс показать ей, чего ты стоишь.
Договорились, – заявил он, силясь изобразить беззаботную ухмылку. – Шесть тридцать. Четверг. Я приду.
Валери понимающе улыбнулась:
– Ты хочешь, чтобы я уладила вопрос со смокингом?
– Нет. Я сам справлюсь.
– Только постарайся сделать это сегодня вечером или завтра. До четверга ты даже носу не должен высовывать из квартиры. Я пришлю за тобой машину, поэтому ни о чем не беспокойся. Не снимай трубку, если только это не я или Эрик, и уж точно никому не открывай двери.
– Зачем ты мне все это говоришь? – Джек больше не пытался скрыть беспокойство.
– Ты хоть понимаешь, что намечается?
– Когда я вижу выражение твоего лица, у меня пропадает всякое желание это знать. Тебе действительно нравится меня мучить? Что я тебе сделал плохого? Всего десять минут назад ты говорила, что благодарна мне за помощь.
– Я по-прежнему тебе благодарна. Извини. Я снова должна просить у тебя прощения. Я не понимаю, почему все время провоцирую тебя. Это выходит как-то само собой. Но у меня сложилось такое впечатление, что ты привык быть главным. И я ничего не могу с собой поделать. Я всего лишь человек. И женщина. А женщинам нравится ставить в неловкое положение мужчин, привыкших быть главными. – Валери распахнула дверь, потрогала замок. – Запрись. Если тебе что-нибудь понадобится, звони.
И ушла.
Джек опустился на высокий стул, стоявший рядом со стойкой. Он избегал смотреть на журнал, на свое собственное лицо, красовавшееся на обложке. В этом было что-то противоестественное. Ни один человек не должен видеть себя в таком виде.
Итак, что он будет делать с этим поцелуем? Гораздо проще думать об этом, чем о том, что его ждет через сорок восемь часов. Валери делала вид, что ничего не произошло. Ему следует поступить так же. Он должен сосредоточиться на вечеринке, на выходе журнала, а не на том, как раздеть Валери.
Вот, опять. Он должен. У него всегда были нелады с этим словом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100