Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5
ЗНАКИ

Вы можете многое узнать о мужчине, наблюдая, как он ведет себя в критической ситуации. Особенно если беда случилась с вами. Он стоит на месте и отдает распоряжения? Он бессмысленно тратит время на поиски виноватых? Или он сначала бросается вам на помощь и лишь потом задает вопросы? Мужчина, который спешит к вам на помощь, готов принять участие в вашей судьбе. И мне ли объяснять вам, дамы, что участие – это благое дело.
Через двадцать минут на грани жизни и смерти Валери свернула на аллею за своим домом и резко затормозила, сбив соседский мусорный бак и чудом не врезавшись в высокий забор, окружавший небольшой дворик.
Девушка выключила зажигание, и Джек испустил долгий судорожный вздох, затем перекрестился, хотя не был католиком.
– Где ты училась водить? – спросил он.
Валери широко улыбнулась. В ее глазах еще горел огонек возбуждения.
– Вообще-то, правильнее было бы спросить, когда я научилась водить. Если бы я знала, что езда по окружной дороге куда азартнее, чем гонки на электрических автомобильчиках, то давно получила бы права. Я выросла в городе и всю жизнь пользовалась общественным транспортом.
– Вашингтон – это город, – услужливо напомнил Джек, стараясь успокоиться и снизить ритм сердцебиения до приемлемого уровня. – Здесь есть такая штука, которая называется метро. Станции по всему городу. Автобусы. Подземные переходы.
– Офис журнала расположен в Вашингтоне, но штаб-квартира компании находится в Потомаке. Даже гонораров Эрика не хватит, чтобы разъезжать взад-вперед на такси. Конечно, хозяйки журнала разрешили мне пользоваться машиной компании – разумеется, вместе с шофером, – но сколь бы привлекательным ни казалось это предложение поначалу, первые восторги быстро утихли. У меня безумное, непредсказуемое расписание. Я не знаю заранее, когда мне потребуется машина. Не могу же я требовать, чтобы водитель целый день сидел в автомобиле на случай, если он мне понадобится. И потом, я предпочитаю быть хозяйкой своей судьбы. Так что, – Валери пожала плечами, – я решила получить права и внесла первый взнос за машину.
Джек открыл дверцу и скользнул в узкую щель между автомобилем и кирпичной стеной соседского дома.
– Здорово! Поздравляю! Но в следующий раз за руль сяду я.
– Ага! – воскликнула Валери, выбираясь из машины со своей стороны. – Так ты шовинист, который считает, что мужчины водят машину лучше, чем женщины.
– Нет, – ответил Джек. – Просто я осторожный человек.
Он улыбнулся, возвышаясь над небольшим ярко-красным с белыми полосками автомобилем из серии «мини-купер», и лишь немного поморщился, когда кровь снова наконец стала поступать в затекшие ноги.
– Кроме того, люблю быть хозяином своей судьбы.
– Ты приготовился писать завещание только потому, что какой-то грузовик прижался к нам слишком близко?
– Ты его подрезала. Он мог раздавить нас в лепешку. И любой суд в мире оправдал бы его.
Валери фыркнула, явно недовольная услышанным.
– И ты утверждаешь, что много путешествовал. Да по сравнению с парижскими автострадами окружная дорога в Вашингтоне – это учебная трасса с оранжевыми конусами, обозначающими место очередного поворота.
Джек открыл скрипучие ворота заднего дворика, пропуская девушку вперед.
– Ты была в Париже?
– Несколько раз. На весенних показах, – пояснила Валери. – Я работала в нескольких журналах мод.
Она вскользь бросила эту фразу, но Джек немедленно почувствовал, что за ее деланым безразличием кроется нечто большее. Ему вспомнилась реакция Валери, когда он предложил ей сменить работу. Будучи дотошным репортером, он немедленно заинтересовался, сколько рабочих мест она сменила, в скольких журналах и почему. Это ее не удовлетворяли условия работы или работодатели были недовольны ею?
Только закрыв ворота, молодой человек догадался спросить:
– А почему встреча назначена у тебя дома? Я думал, что мы поедем в офис.
– Сегодня же воскресенье. Честно говоря, я попросила Джен немного поработать сверхурочно. Кроме того, тебе лучше не светиться.
– Но ведь съемки уже завтра. Какая вам разница?
– Мы заплатили уйму денег за эксклюзивное право представить Эрика общественности. Дюжина телевизионных агентств и столько же бульварных изданий готовы убить, чтобы выяснить, кто скрывается за маской Прекрасного Принца. Я не могу полагаться на случай. Даже съемки пройдут в тайном месте, о котором знают немногие.
– Тебе не кажется, что все эти игры в «рыцарей плаща и кинжала» заходят слишком далеко?
Валери снисходительно улыбнулась, поднимаясь по ступенькам к запертой задней двери.
– Это жестокий мир, мистер Ламберт. Вручив кому-нибудь чек на шестизначную сумму за содействие в раскрутке нового журнала, ты тоже тщательно охранял бы свое достояние. Эрик – это наше достояние. Эрик, а теперь и ты.
Пока Валери выуживала ключ от дома из огромной связки, Джек рассматривал маленький, но опрятный дворик. Местами трава росла неровно, но в целом газон был подстрижен довольно аккуратно. Ни цветов, ни плодовых деревьев, только ряд елей справа у задней части ограды, образовывал укромный закуток. Завершали картину массивный деревянный шезлонг, застланный толстым цветастым матрасом, и кованый железный столик. Джек старался не думать о том, как его новая знакомая загорает здесь в соблазнительном бикини. И, укрывшись за деревьями и стеной дома, развязывает тесемки крохотного лифчика, чтобы на теле не осталось противных белых полосок. Джек старался, совершенно искренне старался не думать об этом. Но, увы, в его воображении всплывали все новые и более красочные картинки.
Внезапно Джек заметил изжеванную летающую тарелку и грязный теннисный мяч, и, к счастью, его мысли приняли иное направление.
– У тебя есть собака? Валери открыла дверь.
– Нет, у меня есть Гюнтер, – ответила она.
– А что такое...
Договорить Джек не успел, поскольку неожиданно в дверном проеме возник огромный пес, который рванулся вниз по ступенькам, едва не сбив молодого человека с ног. Нет, чудовище не выразило никакого энтузиазма по поводу гостей. Судя по всему, оно даже не заметило Джека. Пулей вылетев из дома, зверюга помчалась в дальний угол двора.
– О нет! Нет, нет, нет! – завопила Валери, бросаясь в дом. – Я убью его!
Джек в растерянности застыл на пороге, не зная, что делать: то ли пялиться на пса, который облегчался у забора, изливая столько жидкости, словно пробежал скачки «Прикнесс»
type="note" l:href="#fn10">[10]
с полным мочевым пузырем, то ли войти в дом вслед за Валери.
– Вчера вечером собака была здесь? Как я мог не заметить псину размером со слона?
Гюнтер справил нужду, и это, как видно, отняло все его силы. В немом изумлении Джек смотрел, как пес неторопливо пересек двор, бесцеремонно забрался в шезлонг, застеленный матрасом, и завалился на бок с тяжелым вздохом, от которого кресло жалобно скрипнуло.
Изысканно одетая, чересчур аккуратная женщина, которая вчера устроила ужин, напоминавший скорее собрание членов правления, чем светское мероприятие, не вязалась у Джека с представлением о типичной хозяйке собаки. Если, конечно, можно назвать собакой невероятное чудовище, которое принимало солнечные ванны на заднем дворе. Валери Вагнер могла держать дома кошку. Или какую-нибудь другую необычную, но сугубо декоративную тварь. Например, рыбку.
Джек бросил последний взгляд на Гюнтера, который перевернулся на спину, поджав лапы и высунув язык. «Ладно, – содрогнувшись, подумал он, – по крайней мере, я решил проблему с фантазиями на тему бикини».
– Осторожно, – крикнула Валери, прежде чем молодой человек переступил порог кухни. – Пол мокрый.
Джек немедленно отступил на крыльцо, представив себе нечто более ужасное, чем грандиозный потоп под елкой. Но он быстро понял, что пол кухни залит обычной водой.
– Что случилось? – спросил он и двинулся на цыпочках по квадратикам кафеля, ориентируясь на голос девушки.
– Ванна переполнена.
– Что?
Джек выбрался из кухни и свернул в небольшой коридор, в котором благодаря тонкому коврику было немного суше.
Ванная комната, выложенная черно-белым кафелем, находилась на противоположной стороне коридора. Там Джек и нашел Валери, которая разбрасывала цветные банные полотенца по полу. Ванна все еще была полна до краев, но вода шумно уходила в сливное отверстие. В раковине лежала груда мокрых тряпок.
– Ты не мог бы заглянуть вон в тот шкафчик и достать мне оттуда несколько пляжных полотенец.
– Пожалуйста.
Джек подошел к шкафчику с раздвижными дверцами, открыл его и увидел на полках аккуратно сложенные и рассортированные по цветам скатерти и салфетки. Лишь опустив взгляд, он заметил, что нижнее отделение было до отказа забито пляжными полотенцами. Молодой человек вытащил всю стопку.
– Ты часто ходишь на пляж? – поинтересовался он, передавая половину полотенец Валери, затем вернулся на кухню и расстелил на полу оставшуюся часть.
Валери не ответила, продолжая яростно чертыхаться себе под нос. Когда Джек открыл шкаф, чтобы взять следующую партию полотенец, она пыталась запихнуть тряпку за унитаз. Черная плетеная корзина для белья, стоявшая на закрытой крышке, опасно подрагивала.
– Богом клянусь, я в последний раз делаю это. Проклятая собака! Я верну тебя в приют, Гюнтер. Даже если мне придется заплатить им за это.
– Пес во дворе, загорает. Это нормально или мне следует позвать его в дом?
Валери метнула на Джека злой взгляд и вернулась к своему занятию.
Только когда Джек нагнулся, чтобы вместе с Валери разложить полотенце за унитазом, он заметил огромную пластиковую скобу, которая прижимала крышку к горшку. Он удивленно посмотрел на Валери.
– У тебя есть дети?
– Нет. Как я уже сказала, у меня есть Гюнтер. Ты не хочешь забрать его с собой? Поскольку сейчас я готова отдать его. Со всеми потрохами. Я даже готова обеспечить тебе пожизненный запас пляжных полотенец.
– Рискуя получить мокрым полотенцем по лицу, я все же осмелюсь спросить: как собака умудрилась затопить полдома?
– Это не собака. Это отродье сатаны, которое загонит меня прямиком в ад. – Девушка швырнула очередное мокрое полотенце в раковину. Ванна наполовину опустела, и вода утекала все быстрее. Откинув влажные волосы со лба, Валери уселась на край ванны и неохотно начала возить по полу сухое полотенце босой ногой. Очевидно, между делом она успела снять туфли на высоком каблуке.
Когда Джек увидел ее, взъерошенную и слегка растерянную, что-то дрогнуло в его душе. Умудренный опытом, он проигнорировал эти чувства и принялся выкручивать полотенца.
– Значит, он переправит тебя через реку Стикс. Таков, по-твоему, план?
– Как проницательно! Молодой человек пожал плечами:
– Я делаю все от меня зависящее в это трудное время.
– Да, с этим не поспоришь, – отозвалась Валери, и Джек понял, что она имела в виду не только мытье полов.
– Ну а если серьезно, как собака могла наполнить ванну, да так, чтобы вода полилась через край?
– Гюнтера постоянно мучит жажда, – сообщила девушка, и ее голос звучал одновременно жалобно и сердито. Словно она не понимала, почему ее опрятный мирок вдруг восстал против нее. Принимая во внимание события последних двух дней, ее негодование было вполне оправданно.
– Ты что, используешь эту емкость как огромную миску для воды? – После того, что Джек увидел во дворе, такой вариант казался ему вполне правдоподобным.
Валери бросила мокрое полотенце в опустевшую ванну.
– Обычно я закрываю двери в эту и в другую ванную на втором этаже. Но сегодня утром творилось что-то невероятное. Мне нужно было сделать массу звонков, затем найти Эрика и договориться с ним об интервью по телефону. Могу поклясться, что заперла эту дверь, но, вероятно, защелка не сработала.
Джек присел, облокотившись на стену.
– Если ты не наливала воду в ванну, значит, это сделал Гюнтер? – спросил он, косясь на скобу, прижимающую крышку унитаза.
Валери проследила за его взглядом.
– Опустошив свою посудину для питья, Гюнтер лакает воду из унитаза. А потом всюду сует свою мокрую морду. – Девушку передернуло. – Не самый приятный способ просыпаться по утрам. Или среди ночи, если на то пошло. Одно время я оставляла крышку открытой, но потом подумала: мне тридцать, я живу одна, и у моего образа жизни должны быть свои преимущества. Ты со мной согласен?
– Но вот же замок.
– Который не что иное, как заноза в заднице. Если я запираю ванную на ночь, Гюнтер стучится лбом в дверь, пока я не встану и не открою ее или пока не налью ему воды в миску.
– А днем он ведет себя иначе? Валери холодно улыбнулась:
– Я не знаю. Днем я работаю.
Джек окинул взглядом дверь. Пожалуй, Валери повезло: такой тяжеловес, как Гюнтер, запросто мог снести дверной косяк. Надеть на пса шлем, и он сможет выступать защитником «Краснокожих». Если хорошенько подумать, «Краснокожие» будут только рады, заполучив такого игрока.
– Итак, когда Гюнтер не смог использовать унитаз в качестве личного бездонного колодца, он научился включать воду в ванной?
– Это вышло случайно, – запротестовала Валери, как будто такие случайности происходят со многими людьми. – В апреле, когда у нас вдруг поднялась метель, Гюнтер вывалялся в грязи на заднем дворе. Шланг замерз, и мне пришлось отвести его в ванную. – Она перегнулась назад и указала на рычаг смесителя. – Чтобы включить воду, нужно повернуть рукоятку влево или вправо. Мой пес такой большой, что он постоянно задевал эту ручку, пока я пыталась его отмыть. Вообще-то, Гюнтер не любит купаться, но когда он увидел струю воды, бегущую из крана, ему стало любопытно. Он обожает пить из шланга. Только так мне удается удержать его рядом, когда я мою его во дворе.
– Хорошо, что у него большой палец не противопоставляется остальным, как у человека.
Валери нахмурилась, недовольная тем, что ее прервали.
– Короче, когда я выкупала пса и закрыла кран, Гюнтер ткнулся носом в рукоятку и повернул ее. И тут я совершила огромную ошибку – засмеялась. Гюнтер воспринял это как игру. Простить себе не могу, что тогда посчитала все это забавным. Я не раз хотела вызвать сантехника, чтобы он установил другой кран, но у меня не было времени. Поэтому я просто запираю дверь.
Джек отжал еще одно полотенце и бросил его к остальным в ванну.
– Но почему вода полилась через край? Гюнтер научился затыкать отверстие пробкой и теперь может сам принимать ванны?
Жаль, что он не писал юмористических очерков. Ему пришло в голову полдюжины способов, как переделать эту историю в газетную статью.
Валери нагнулась и достала из ванны еще одну старую, изжеванную летающую тарелку.
– Он постоянно таскает эту штуковину с собой. Приходит сюда, носом включает воду, бросает тарелку в ванну и ждет, когда вода поднимется, чтобы он мог утолить жажду. Думаю, остальное ты можешь додумать сам.
– Плохо, что ты не научила Гюнтера забирать игрушку с собой, когда он напьется.
– Он пытается, – печально вздохнула Валери. – Но боится погрузить морду в воду.
Джек открыл рот и тут же закрыл, заметив, что глаза Валери угрожающе прищурились. Вероятно, ей не понравится, если он сейчас расхохочется.
Раздался звонок в дверь.
– Это Джен. Черт, посмотри только на этот бардак!
В дверь снова позвонили. Валери резко вскочила, и ее ноги неожиданно заскользили по гладкому влажному полу.
Джек рванулся вперед и в последний момент поймал девушку, обхватив ее за талию прежде, чем она рухнула на груду мокрых полотенец, до половины заполнивших ванну. Однако молодой человек не принял в расчет инерции движущегося тела, поскользнулся, потерял равновесие и, не выпуская Валери из объятий, налетел на туалетный столик, а затем довольно сильно ударился головой о зеркальный шкафчик-аптечку.
– Господи Иисусе! – прорычал он, желая подняться. При малейшем движении у него перед глазами плясали звездочки.
Цепляясь за рубашку и плечи Джека, Валери тоже попыталась встать, но неумышленно придавила коленом своего спасителя, отчего Джек взвыл.
– Извини, – пробормотала она, между тем звонок над входной дверью зазвенел в третий раз. – Я не хотела.
Она отползла в сторону, приподнялась, но нечаянно зацепилась ногой за мокрое полотенце и снова врезалась в Джека.
Молодой человек схватил девушку прежде, чем она успела пошевелиться. Все-таки он рассчитывал, что когда-нибудь станет отцом.
– Просто не двигайся, ладно?
Валери подняла голову и попыталась сдуть влажные волосы, прилипшие к щеке.
– Все это напоминает мне сериал «Третий не лишний»
type="note" l:href="#fn11">[11]
.
Неизвестно, что болело у Джека сильнее – голова или части тела, расположенные ниже пояса, однако, заглянув в карие глаза девушки, он невольно улыбнулся.
– Тогда здесь определенно должен быть положительный герой.
– Ты меня в этом убедил.
На мгновение задумавшись, все ли он правильно сделал, Джек ответил:
– Разумеется, ведь меня зовут Джек. Валери усмехнулась:
– Тогда, наверное, я – Джанет.
– Не Крисси?
– Спасибо, у меня и так трудностей хватает.
Джек рассмеялся. В дверь снова настойчиво позвонили.
– Кажется, мистер Ферли теряет терпение.
– Могу себе представить, – согласилась Валери, но ни один из них не пошевелился. – Ты часто смотришь ночные программы?
– Я провожу много времени в маленьких заграничных гостиницах, так что капризничать мне не приходится. Иногда мне везет, и я нахожу хотя бы один англоязычный канал.
– Я думала, что «Спасателей Малибу» можно смотреть на любом языке.
Джек ухмыльнулся:
– Верно, верно. Валери закатила глаза:
– Мужчины!
– Да, я знаю. Мы ничего не можем с этим поделать. Все мужчины пялятся на женщин в откровенных красных купальниках – это заложено в нашей ДНК. – Поддерживая девушку сзади, он осторожно помог ей подняться. – Эй, но каково пришлось бы вам без нас?
Валери поправила свой промокший, измятый костюм.
– Ну, при наличии достаточного количества батареек мы бы прекрасно справились.
Сдавленно фыркнув от неожиданности, Джек смотрел вслед Валери, которая на цыпочках прошла по мокрой ковровой дорожке в гостиную, а оттуда направилась к парадной двери.
– Красиво ушла. Ничего не скажешь, красиво.
Молодой человек попытался рассмотреть в зеркале свой затылок, проверяя, образовалась ли там шишка. Втянув в себя воздух, когда кровь вновь заструилась по всем членам его затекшего, избитого тела, он прикинул ущерб, нанесенный ванной комнате и своей особе.
Закончив уборку пола и забросив выжатые полотенца в ванну, Джек пришел к выводу, что времяпрепровождение в компании Валери Вагнер быстро превращается в контактный вид спорта. Причем такой, при котором парню следует обзавестись шлемом, наколенниками и, желательно, «ракушкой» для защиты главного достоинства мужчины.
И все же, несмотря на некоторую худобу и невысокий рост – девушка была на полфута ниже него, – их отношения могли бы быть вполне гармоничными.
К счастью для Джека, из прихожей донесся голос другой женщины, и молодой человек отвлекся от опасных мыслей. Да, это было чересчур, но он найдет себе другое развлечение, которое не закончится тесным общением с девицей, в чьей ванной он сейчас стоял. Что-нибудь соответствующее его нынешним вкусам. Например, блондинку с пышными формами, не склонную к долгим дискуссиям. Умным и не очень.
Джек провел пальцами по волосам, отряхнул джинсы – теперь обе штанины промокли до колена. Затем молодой человек одернул на себе футболку и замер, сообразив, что он делает. Он прихорашивается. Но это не в его стиле! Кроме того, какая разница, как он выглядит. Все равно им сейчас займутся.
Пожалуй, это был единственный случай, когда Джека не вдохновляла перспектива отдаться на милость двух женщин и разрешить им делать с собой все, что заблагорассудится. Вот уж точно, «Третий не лишний»!
– Джек! – окликнула его Валери. – Не беспокойся насчет беспорядка. Выходи, познакомься с Джен. Она твоя большая поклонница.
Последнюю фразу Валери можно было рассматривать как просто информацию, так и предупреждение.
А может, Джеку это просто почудилось. Тем не менее, услышав новость, он застыл на месте. Вчера он обложился книжками Эрика, решив, что пролистает их на всякий случай. Самое страшное ждало его впереди. Ему предстояло принять участие в этих жутких фотосъемках. Справится ли он с этим испытанием?
Однако действительно Джек осознал, что его ждет, когда вошел в гостиную и увидел Джен. Она таращилась на него с открытым ртом.
– О боже! – выдохнула она. – Поверить не могу, что вижу перед собой Прекрасного Принца. Ох! Вы такой...
Джен повернулась к Валери, улыбаясь до ушей и потрясенно хлопая глазами.
– Женщины съедят его живьем, – провозгласила она, нервно смеясь, а затем снова перевела взгляд на Джека.
Невысокая девчушка, ростом чуть больше полутора метров, дрожала от восторга с головы до пяток.
– Извините, я не хотела вас обидеть, – спохватилась она, достала рулетку и развернула ее со щелчком. – Черт, одевать его будет крайне любопытно!
«И раздевать», – читалось в ее подернутых поволокой глазах.
В обычных условиях Джек только обрадовался бы такому повороту событий. Но даже он считал неправильным завлекать женщину в постель обманом, в том числе выдавая себя за другого. Конечно, после фотосессии...
И тут до него дошло.
Наверное, молодой человек не смог скрыть своих чувств, поскольку Валери нахмурилась и спросила:
– В чем дело?
– Давай ненадолго выйдем на кухню? – Он бросил взгляд на Джен. – Это займет всего пару минут.
Не дожидаясь ответа, он развернулся и почти бегом покинул помещение. Наверное, хорошо, что он не сам приехал сюда, потому что еще пара секунд, и Джек забыл бы о своих обязательствах перед Эриком, с воплями бросился на улицу, сел в машину и направился бы в аэропорт. Пункт назначения: куда угодно, лишь бы подальше отсюда.
– Что случилось? – повторила вопрос Валери, осторожно переступая через мокрые полотенца, все еще лежащие на полу кухни.
– Я никому не смогу рассказать? Никогда? Или смогу?
– О чем ты говоришь?
Джек протиснулся в узкий проход рядом со столом, остановился, поглядев на развалившегося в кресле Гюнтера, и лишь затем сделал шаг по направлению к Валери.
– О необходимости лгать, – ответил он, останавливаясь напротив нее. – Это не в моих привычках.
– Отлично, – кивнула Валери, явно не понимая, к чему клонит молодой человек.
– Может, я не тот парень, которого девушки приглашают домой, чтобы познакомить с мамой... Меня это вполне устраивает. Но я не подлец и не лжец.
– Так, – медленно проговорила Валери. – Может, ты объяснишь мне, что именно тебя беспокоит?
Женщины. Особенно те, которые будут знать меня как Прекрасного Принца. – Джек скрестил руки на груди. – Каким тиражом вы планируете выпускать свой журнал?
– Погоди, остынь. Ты имеешь в виду, что будет, если женщины станут узнавать тебя, Прекрасного Принца.
– Я обещал, что приму участие в съемках, чтобы Эрик мог сохранить свою работу и наладить личную жизнь. И все, игра окончена. Но судя по реакции твоей подруги Джен...
Джек уловил тень понимания в глазах девушки.
– О! Ты думаешь, что тебе придется притворяться Прекрасным Принцем...
– ...всегда. – Джек помолчал несколько секунд, с отвращением чувствуя, как у него внутри все холодеет от ужаса, поскольку собеседница не спешила развеять его тревоги.
Валери прикусила нижнюю губу.
– Я... Ты говорил, что работаешь в основном за границей? В... отдаленных регионах?
Джек выпучил глаза.
– Что?
Четверть миллиона, после того как начнется подписка, – тихо промолвила девушка. – Это только в США и Канаде.
Видя, что кандидат на роль Прекрасного Принца пребывает в замешательстве, она добавила:
– Это тираж «Хрустального башмачка». Хотя, как ты знаешь, мы заключили договор с Эриком на шесть номеров.
– Ты хочешь сказать, что читатели забудут, как я выгляжу?
Валери не торопилась отвечать.
– Ну?
– Э, да... Возможно. Во всяком случае, этого будет достаточно, чтобы тебя перестали узнавать на улицах. По крайней мере, в людных местах.
Джека чуть не хватил удар. Прямо на кухне у Валери.
– Но? – поинтересовался он, уловив нотки сомнения в ее голосе.
– Но Эрик – наш представитель... Наш высокооплачиваемый представитель, и мы предполагаем использовать его лицо в рекламных целях. Он... Ты красивый мужчина. Естественно, женщинам нравятся красивые мужчины. Полагаю, реакция Джен служит тому доказательством. Поэтому мы, вероятно, будем публиковать твое фото рядом с каждой статьей Эрика.
Джек начал ходить взад и вперед.
– Ладно, ладно. В конце концов, это всего лишь на шесть месяцев.
Потом он может устроиться внештатным корреспондентом где-нибудь за рубежом. Черт, он готов чистить креветок в Португалии, если это позволит ему укрыться от людских глаз, пока не отпадет необходимость врать.
– Видишь ли...
Джек повернулся вокруг своей оси.
– Что? Что еще за «видишь ли»! Эрик сказал, что подписал контракт на шесть месяцев.
– На шесть номеров. Журнал выходит раз в два месяца.
– Год?! – Молодой человек вцепился себе в волосы. – Хорошо, хорошо. Но моя фотография появится на обложке только один раз.
– Плюс фотографии, сопровождающие статью.
– Убери их.
Валери уставилась на несчастного парня.
– Речь идет и о моей жизни, Валери. Я не хочу лгать людям, если меня остановят на улице. – Джек устало взглянул на нее. – Эрик продал миллионы своих книг, скрывая свое лицо.
Ваш журнал тоже пойдет нарасхват, даже если моя фотография не будет появляться в каждом номере.
Девушка вздохнула:
– Решение зависит не только от меня, но я подумаю, что можно сделать.
– У тебя получится. Давай покончим с этим цирком. – Молодой человек решительно двинулся мимо нее, но Валери остановила его, взяв за руку. Она в первый раз оказалась так близко с того момента, как они барахтались вместе на полу ванной.
– Еще одна вещь, – сказала девушка.
Джек посмотрел сначала на ее руку, затем взглянул ей в глаза. Он хотел бы разглядеть в них больше уверенности – веры в него и в успех всего предприятия. Но мог ли он винить Валери?
– Что?
– Ты должен остаться здесь.
– Извини? Ты предлагаешь мне скрываться в твоем доме? Зачем?
– Нет. – Валери покачала головой. – Я не имела в виду свой дом. Я подразумевала Соединенные Штаты, предпочтительно Вашингтон. Я не могу предсказать, какие требования предъявят к Эрику, когда первый номер выйдет в свет. Как ты понимаешь, я сделаю все возможное, чтобы свести их к минимуму, однако я не смогу отвечать отказом всякий раз, как возникает благоприятная возможность для рекламы журнала. В конце концов, я их директор по связям. Как я объясню подобное поведение хозяйкам компании?
– Ты говорила, что мне нужно будет один раз прийти на съемки.
– Я постараюсь, чтобы этим все и ограничилось. Обещаю. – Она твердо посмотрела на Джека. – Но обещаю только это.
Молодой человек опустил руку, и ладонь Валери соскользнула.
– Тогда остается только надеяться, что твое «постараюсь» – это чертовски сильная штука.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100