Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20
ДОВЕРИЕ

Вы можете просить о доверии. Вас могут просить довериться. Вы даже можете убедить себя, что испытываете это чувство. Но настоящее доверие нужно заслужить. И вы никогда не узнаете его истинную цену, пока оно не подвергнется проверке.
Больше всего Валери хотелось умчаться вслед за Джеком. Не потому, что она не доверяла ему. После ночи, которую они провели вместе, у нее не осталось ни малейших сомнений, что он сделает все, чтобы смягчить последствия скандала.
– Валери, дорогая, – ласково заговорила с ней Аврора, – тебе было известно об их сговоре?
Вот почему Валери хотела сбежать. Она не знала, как посмотрит в глаза феям-крестным, как объяснит им свою роль в этом надувательстве. Джек постарался снять с нее подозрения, устроив все так, будто план разработали они с Эриком. Валери понимала: если она скажет своим покровительницам, что понятия не имела о подмене, Эрик с Джеком подтвердят ее слова. Тогда, возможно, ей удастся сохранить работу. Впрочем, трудно представить себе худшее наказание, учитывая, что ближайшие несколько дней она будет утрясать проблемы и улаживать последствия.
Но если Джек был готов держать ответ перед всей Америкой в живом эфире, Валери просто не имела права лгать трем женщинам, которые дали ей возможность попробовать себя в чем-то особенном. Возможность, которую она упустила по своей собственной вине.
Поэтому она твердо посмотрела в глаза феям-крестным и сказала:
Да. Да, мне все было известно. Я знаю, что подвела вас. Я всех нас подвела, включая себя. Я мечтала получить эту работу больше, чем вы можете себе представить, но я готова подать заявление об увольнении. Я понимаю, что этого недостаточно и время упущено. Могу лишь сказать, что мне жаль. Очень, очень жаль.
Взгляд Мерседес не предвещал ничего хорошего. Аврора выглядела крайне обиженной. И только лицо Вивиан выражало скорее задумчивость, чем какие-либо другие чувства.
Именно Вивиан заговорила первой:
– Мы обсудим твое увольнение немного позже. – Она указала на кресло, стоявшее напротив дивана, на котором расположились все три дамы. – Садись и расскажи нам все с самого начала. – Бросив взгляд на часы, рыжеволосая женщина добавила: – У нас есть еще время. – Видя, что Валери колеблется, она повторила приглашающий жест. – Садись и рассказывай.
– Хорошо, только вам не кажется, что сначала мы должны связаться с Салливаном. Надо предупредить его, что Джек выступает в программе «С добрым утром».
– Думаю, Брок Салливан и сам об этом знает, – заметила Мерседес. – Он рассчитывает, что его передача наделает больше шума, если выйдет в эфир после того, как Джек появится на канале у конкурентов, расточая очаровательные улыбки.
– Но если Салливан узнает, что Джек собирается раскрыть карты, лишив его сенсации, тогда, возможно, он откажется от своих грязных планов. Конечно, ущерб будет нанесен, но, по крайней мере, Салливан и его команда не смогут нанести нам новых оскорблений или раздуть пламя негодования.
– В этом что-то есть, – задумчиво сказала Мерседес.
– Нет, нет, нет, – запротестовала Вивиан. – Пусть старый осел готовит свое дешевое шоу. После выступления Джека Салливан останется в дураках, и все его жареные факты не будут стоить ни цента. Ну а Шелби предстанет в глазах публики злой ведьмой, которая решила использовать своего бывшего мужа, дабы урвать пятнадцать минут славы.
– Не знаю, – покачала головой Валери. – Может получиться только хуже.
Аврора посмотрела на девушку, и в ее светло-голубых глазах по-прежнему читалось разочарование.
– Брок Салливан в любом случае выйдет в эфир. Если мы предупредим его, он получит время, чтобы внести изменения в свою программу. Пусть он выпутывается, как знает.
Мерседес вздохнула:
– Да, конечно, ты права.
– Как ты могла такое допустить? – жалобно спросила Аврора. – Почему?
Валери почувствовала, как в животе у нее все сжалось, и в то же время испытала огромное облегчение, что больше не нужно ничего скрывать, беспокоясь о последствиях. Девушка наконец опустилась в кресло и сложила руки на коленях.
– Мы уже подписали договор с Эриком, когда он сообщил мне, что не хочет больше скрывать свои пристрастия, – начала она и рассказала обо всех последующих событиях. – Журнал вот-вот должен был поступить в продажу, и перед нами стоял выбор: либо отменить выход первого номера, либо срочно найти замену. Эрик предложил Джека. Первоначально речь шла только о фотографии на обложке.
– Но почему Джек согласился? – удивилась Аврора.
– Из-за денег, конечно, – хмыкнула Мерседес.
– По правде говоря, нет. Он отказался от денег, – возразила Валери. – Эрик предлагал заплатить ему, но Джек пошел на это по другой причине.
– Тогда почему? Неужели он позволил втравить себя в такую историю, ничего не получив взамен?
Валери прикусила губу. Она не могла открыть им сокровенную, печальную тайну, которую Джек поведал ей прошлой ночью.
– У него были свои причины. Они с Эриком знакомы много лет. Эрик помог Джеку в трудные времена, и Джек считал, что ему представился шанс вернуть долг близкому другу.
Вивиан поджала губы. Судя по ее виду, она была заинтригована.
– Ты знаешь, что за этим кроется? Валери кивнула:
– Да, но, боюсь, это глубоко личное. Вы можете спросить Джека, если хотите, однако он рассказал мне свою историю в доверительной беседе, и я не могу выдать его секрет.
– В доверительной беседе? – Вивиан постучала мундштуком по костяшкам пальцев. – Как я понимаю, вы двое очень сблизились в последнее время.
Валери не знала, куда клонит Вивиан, но решила, что сейчас не время для уклончивых ответов.
– Да, – сказала она. – Да, это правда.
– А то фото в газете... Ты говорила, что это мелкая оплошность. Случайность, допущенная впопыхах. Следует ли нам понимать, что были и другие случайности?
Валери почувствовала, как ее щеки зарделись, но, к счастью, ей не пришлось отвечать на этот вопрос, поскольку вмешалась Аврора.
– Послушай, – набросилась она на Вивиан, – неужели тебе мало тех неприятностей, которые свалились на нас? Зачем тебе вызнавать непристойные подробности?! – Повернувшись к Валери, Аврора продолжила: – Он тебя одурачил, не правда ли, дорогая? Ввел в заблуждение? Мы понимаем. Этот мошенник по-своему обаятелен. Как мой Вэй когда-то.
Мерседес закатила глаза.
– Ох, бога ради, Аврора! Обаяние Вэя сводилось к тому, что он бесконечно рассказывал ужасные истории о баталиях в сенате. – Она сурово взглянула на Валери. – Я понимаю, что отчаянная ситуация требует отчаянных мер. Не могу сказать, что одобряю твой поступок, но постараюсь сохранить беспристрастность, пока не услышу выступление Джека.
– О! – воскликнула Вивиан. – Ток-шоу начинается!
Вивиан сорвалась с места. Валери даже не предполагала, что можно перемещаться с такой скоростью на высоченных каблуках. Между тем остальные тоже встали и подошли поближе к телевизору. Как раз в это время ведущий Стив Сат-тер представил свою помощницу Джулию Нэш, а затем объявил, что она проведет особое, удивительное интервью в прямом эфире с гостем программы Джеком Ламбертом. Оператор переключился на другую камеру, и на экране появилось изображение толпы фанатов, собравшихся за пределами студии. Многие из присутствующих принесли с собой плакаты с надписями, выражавшими их любовь к Прекрасному Принцу.
– О, вот плакат, который мне понравился! – обрадовалась Аврора. – «Очаруй меня!»
– Тише, Аврора, – сказала Вивиан, придвигаясь ближе. – О, а вот и надпись: «Принц – Горячая Штучка».
– Он и в самом деле привлек массу народу, – заметила Мерседес.
Аврора прижала унизанные кольцами пальцы к губам.
– Надеюсь, они не превратятся в разгневанное сборище, когда Джек скажет им правду. Мне это напоминает ужасные дни распродажи в Гарфинкеле в семидесятых. – Ее лицо приняло встревоженное выражение, и она стиснула руку Валери.
Действительно, разгневанная толпа. Валери не верила, что этот кошмар происходит наяву. И ей некого винить, кроме себя. Она хотела закрыть глаза и заткнуть уши, но на экране возник Джек Ламберт. Молодой человек расположился в удобном кресле напротив жизнерадостной помощницы ведущего. Воплощение беспечности и легкомыслия. Джулия Нэш сегодня выглядела непривычно хмурой. «Вероятно, она, как умеет, пытается изобразить серьезность, – предположила Валери. – Ничего не скажешь, милая гримаса». Интервью, которое задумывалось как забавный пустячок, внезапно превратилось в нечто значительное. «Большой шаг вперед для Джулии», – угрюмо подумала Валери. Ну хоть кто-то получит шанс подняться по карьерной лестнице в результате этой неразберихи.
– Итак, Джек, – начала Джулия, безуспешно пытаясь лишить свой голос привычной веселости, – мы планировали поговорить о ваших книгах и о взлете вашей популярности, который последовал после того, как вы впервые предстали перед публикой. Однако, если я правильно вас понимаю, вы хотите сообщить мне и телезрителям нечто важное.
Ведущая наклонилась вперед, всем своим видом демонстрируя расположение и доверие. Очевидно, она заканчивала то же учебное заведение, что и остальные девушки, работающие на телевидении.
– Доброе утро, Джулия. Спасибо, что вы предоставили мне возможность обратиться к телезрителям, среди которых, вероятно, есть и мои поклонники. Или, лучше сказать, поклонницы Прекрасного Принца.
Джулия сделала над собой усилие, чтобы сохранить серьезное выражение лица.
– Но, Джек, разве вы и Принц – не один и тот же человек?
Валери прикусила губу и напряглась, когда Джек подвинулся в кресле.
– Я должна была пойти с ним, – пробормотала она. – Должна была принять удар на себя. Не он это придумал, поэтому он не обязан отдуваться за всех.
И ни где-нибудь, а на национальном телевидении.
Аврора сжала ее руку. Вивиан устремила на девушку задумчивый взгляд. Мерседес только шикнула.
– Вообще-то нет, – сказал Джек. Он повернулся лицом к камере. – Я должен сделать признание и надеюсь, зрители выслушают меня, прежде чем выносить поспешное суждение обо мне – или о Прекрасном Принце.
Молодой человек снова посмотрел на Джулию.
– Видите ли, на самом деле я не Прекрасный Принц.
Джулия изо всех сил старалась сохранить глубокомысленную мину.
– Серьезно? Так, судя по всему, в ближайшее время эта растяпа не получит повышение по службе. Валери рассеянно подумала о Стиве Саттере. Опытный телеведущий, наверное, локти кусает с досады, что отдал такой репортаж полной дурочке. Впрочем, это к лучшему: Стив выжал бы из этого интервью все, что мог, а Джулия позволит Джеку повернуть беседу в том направлении, в каком он сам захочет.
– Тогда кто же вы? – поинтересовалась Джулия. – И где настоящий Прекрасный Принц?
– Он здесь, – объявил Джек. – Ему как раз прикрепляют микрофон, и, если вы не возражаете, он присоединится ко мне на сцене.
– О господи, – прошептала Мерседес. Валери затаила дыхание. Значит, Эрик пришел на студию вместе с Джеком? Телефоны снова зазвонили, но Валери даже не потрудилась их отключить.
Вивиан просто сделала звук телевизора громче.
– Это становится интересно, – сказала она, и Валери заметила оживленный блеск в глазах рыжеволосой женщины. Неужели этот спектакль доставляет ей удовольствие?
– Но прежде чем он придет, – продолжал Джек, – я хочу объяснить, что произошло. И почему мы решились на такой шаг.
– Прошу вас, – сказала Джулия, проявив чудеса находчивости.
– Я – спортивный репортер, и все, что я говорил в предыдущих интервью, было правдой. За одним исключением. Я никогда не вел рубрику «Дорогой Прекрасный Принц» и тем более не писал книг. Это делал мой лучший друг Эрик Жермен.
– Эрик Жермен, – повторила Джулия с таким видом, будто раскрыла одну из тайн вселенной. – Мне кажется знакомым это имя.
– Он изображал моего менеджера, хотя на самом деле именно он является автором.
Камеры переключились на толпу снаружи. Раскрыв рты, люди смотрели на большой уличный экран, по которому транслировалось шоу. Они выглядели не столько сердитыми, сколько изумленными. Валери надеялась, что это хороший знак.
– Так зачем вам понадобилась эта мистификация? – спросила Джулия, когда камера снова переключилась на студию.
– Ого, – усмехнулась Вивиан.– Я бы никогда не подумала, что она знает такое сложное слово.
Валери рассмеялась бы, если бы ей не хотелось плакать.
– Тише, Виви, – подала голос Аврора. – Она старается изо всех сил.
– Слушайте, – призвала подруг к порядку Мерседес.
– Несколько лет Эрик учил женщин, как найти Прекрасного Принца, и разъяснял мужскую точку зрения на отношения, надеясь, что это поможет женщинам наладить общение с их спутниками жизни.
– И это ему неплохо удавалось, – заметила Джулия. – Я тоже с удовольствием читала его книги. – Она снова наклонилась вперед. – Но по какой причине он не пожелал открыться? – Сделав над собой усилие, она сменила серьезное выражение лица на озабоченное и сочувственное. – С ним... что-нибудь не так?
– О господи! – Вивиан презрительно фыркнула. – Где они нашли эту разиню?
– Знаешь, она могла бы воспользоваться услугами нашей компании, – заметила Аврора. – Мерси, проверь, не удастся ли нам пригласить ее сюда. Ей нужна наша помощь. Бедняжка! Разумеется, мы гарантируем ей конфиденциальность.
– Не в том смысле, который вы подразумеваете, – ухмыльнулся Джек. – Вообще-то, он гораздо привлекательнее меня.
Джулия вспыхнула и, мигом забыв о серьезности, снова стала легкомысленной помощницей ведущего.
– Полагаю, наши зрители, во всяком случае женская часть аудитории, согласятся, что им было приятно смотреть на вас.
Джек опустил подбородок, и его улыбка Погасла.
– Спасибо, Джулия, но, боюсь, они не будут теперь столь благосклонны ко мне.
– Итак, объясните нам, почему вы решили занять место своего друга. Своего лучшего друга, вы сказали? Как давно вы знаете Эрика?
– Почти всю жизнь. Мы выросли вместе. В беде и в радости я всегда мог положиться на него. В нашей жизни бывали и тяжелые времена. Узнав, что Эрик попал в трудное положение, я обещал ему помочь. Я понимал, что поступаю неправильно, но мы искренне считали, что никому не причиним вреда. Согласившись стать лицом Прекрасного Принца, я дал Эрику возможность наладить личную жизнь. Он заслуживал этого, как никто другой, но начал терять надежду на то, что это когда-нибудь ему удастся.
– Почему?
– Он опасался, что читатели неправильно поймут его и будут предвзято относиться к советам, если узнают правду.
Джулия чуть не подавилась своим микрофоном.
– Правду о чем?
– С вашего позволения, он сам все расскажет, когда придет сюда.
– О, это потрясающе, – хохотнула Вивиан. – Посмотрим, что будет, когда эта тупица увидит Эрика.
– Посмотрим, что будет, когда все женщины увидят Эрика, – прошептала Аврора.
Вивиан самодовольно усмехнулась:
– Готова поспорить, Брок Салливан сейчас кипятком писает!
Валери нахмурилась. Феи-крестные считают, что все испытания позади? Мерседес по-прежнему выглядела расстроенной, но две другие дамы... Ладно, скоро станет ясно, чем все это закончится. Валери снова устремила взгляд на экран, хотя внутри у нее все переворачивалось.
– Но сначала, – обратился Джек к ведущей, – позвольте мне кое-что сказать. Я согласился участвовать в этой истории, чтобы помочь другу. Моя задача состояла в том, чтобы стать лицом бренда. Я не воспринимал эту затею всерьез, но испытывал радость оттого, что могу оказать услугу Эрику. Однако, участвуя в теле – и радиопередачах, слушая отклики некоторых читателей, я начал понимать, сколь много значит для них мой друг. И не без основания. Эрик обладает превосходной интуицией и прекрасно разбирается в людях. Может, если бы я чаще прислушивался к нему, то не превратился бы в мужчину, который после развода пытался найти утешение в череде бессмысленных интрижек.
Валери застыла. Бессмысленные интрижки? Ее горло сжалось. Так вот кем она была для него? Аврора крепче сжала ее руку, но Валери не осмелилась взглянуть ни на нее, ни на двух других женщин.
– Мы все иногда можем прибегнуть к посторонней помощи или совету, – продолжил Джек. – Наверное, я считал себя выше этого. Мне казалось, что этот путь хорош для людей, которые хотят переложить на других вину за свои проблемы или просто отказываются отвечать за свои поступки в надежде, что кто-нибудь придет и исправит их ошибки. Но с тех пор я изменил свое мнение.
– Почему?
– Прежде всего благодаря встречам с читательницами. Я видел перед собой сильных, замечательных женщин, которые не спасовали перед трудностями. Они не знали, что предпринять, но, вместо того чтобы хныкать и сетовать на горькую долю, они искали решение. Эта точка зрения была для меня внове. И полагаю, в этом я не отличаюсь от большинства мужчин. Наша гордость мешает нам признать, что мы нуждаемся в помощи. Мы боимся сознаться, что наши проблемы происходят от наших недостатков, над которыми нужно работать.
– А вам требуется помощь?
– По правде сказать, да. Мы с женой оба приложили усилия, чтобы разрушить наш брак. Но, вместо того чтобы признать это и пересмотреть свои представления о браке и супружеских взаимоотношениях, я просто решил избегать романов, которые могли развиться во что-то серьезное.
– Но ваши взгляды изменились?
– Да. Во время этой... э... мистификации я встретил одну женщину.
Валери напряглась. Вивиан напряглась от любопытства.
– Я не проявил особого усердия в тот раз, когда впервые решил связать себя серьезными обязательствами. Поэтому трудно было предположить, что я осмелюсь завязать серьезные отношения в столь неподходящее время. Тем более с человеком, который тоже принимал участие в этом розыгрыше.
Джулия пускала слюнки. Вот теперь она чувствовала себя в своей тарелке.
– Вы имеете в виду женщину, вместе с которой вас сфотографировал корреспондент одной из газет около недели назад? Она работает в том же журнале, что и вы? То есть Эрик... Или это кто-то другой? – Джулия явно исчерпала свои ограниченные ресурсы.
– Я не хочу называть имен. Эта женщина знает, что я говорю о ней.
Джулия постаралась не подать виду, что разочарована. Валери почувствовала, что ее сейчас стошнит. Или она потеряет сознание. Что, черт возьми, он делает?
Джек повернулся к камерам:
– Но, как видно, нам не дано выбирать, когда мы влюбимся. И в кого. Мы можем только принять решение, как нам поступить дальше.
Все три дамы дружно ахнули. У Валери перехватило дыхание.
– Время было выбрано неудачно. И наши профессиональные устремления, как мы их понимали, – в первый раз по губам Джека скользнула тень нахальной усмешки, – влекли нас в разном направлении. Раньше я, наверное, выбрал бы самый простой путь. Путь, которому я всегда отдавал предпочтение: пока можешь, получай удовольствие, потом уходи.
– А теперь?
– Все эти разговоры о взаимоотношениях, примеры того, как другие боролись за свое счастье, заставили меня задуматься. – Джек вскользь глянул на камеры. – Мне по-прежнему страшно. Но в этот раз я не хочу уходить. Я хочу добиться своего. – Он улыбнулся и посмотрел на Джулию. – Эта женщина стоит того, чтобы за нее бороться.
Оператор переключился на внешние камеры, дав панорамное изображение толпы. Женщины, стоявшие снаружи, прижимали руку к сердцу или хлюпали носом.
Аврора тоже всхлипнула и вытащила платок из своего просторного рукава.
– Ах, как это мило.
– Блестяще! – Вивиан снова внимательно посмотрела на Валери, но, так ничего и не сказав, отвернулась к экрану.
Валери все еще пребывала в полуобморочном состоянии. У нее кружилась голова и замирало сердце. Джек Ламберт действительно объявил в прямом эфире, что любит ее? Эта мысль пугала и вызывала радостное возбуждение. Но был ли он честен? Или, как считает Вивиан, Джек использовал этот прием, чтобы завоевать симпатии зрителей? Возможно, Джек надеется, что она поймет и не примет всерьез его признание?
Джулия светилась от счастья.
– В таком случае вы можете попросить совета у настоящего Прекрасного Принца. – Ведущая повернулась к камере. – Давайте поприветствуем Эрика Жермена.
Эрик вышел на сцену, и Валери собрала воедино свои разрозненные мысли и чувства, заставив себя сосредоточиться на представлении, которое разворачивалось на экране.
Джулия встала. Ее реакция была очевидной: увидев настоящего Прекрасного Принца, она замерла с открытым ртом.
Волосы Эрика были всклокочены, только Валери была уверена, что на этот раз парикмахер здесь ни при чем. На приятеле Джека были надеты черные джинсы и свободная рубашка. И хотя Эрик немного нервничал, он был просто обворожителен.
Включились внешние камеры. Кажется, фанаты, стоявшие на улице, разделяли мнение Валери. Над толпой пронеслись восторженные ахи и охи.
Джулия указала рукой на третье кресло, которое поставили рядом с креслом, на котором сидел Джек.
– Мистер Жермен, рада с вами познакомиться.
– Пожалуйста, зовите меня Эриком, – сказал молодой человек. Его голос звучал более низко и хрипло, чем обычно.
– Индюшонок спекся, – заявила Вивиан.
– Прошу прощения, – возмутилась Аврора. – Юноша нервничает, что вполне объяснимо, но это не дает тебе права...
Вивиан указала мундштуком на экран, точнее, на грудь Джулии. Сквозь облегающий свитер было видно, как заострились соски у ведущей.
– Сбрызни ее жиром и ешь. Она готовенькая...
– Вивиан, КЭ.К можно? – воскликнула Мерседес. – Ну почему ты не можешь обойтись без грубостей?
– Ох! – Аврора слегка покраснела, приглядевшись к точке (вернее, к двум точкам), в которую ткнула Вивиан. – Я вижу.
– Не только ты, но и вся Америка, – буркнула Вивиан. – И голову даю на отсечение, этот парень произвел впечатление не только на Джулию.
Затем она обернулась к Мерседес:
– Спорим на десять долларов, большинству женщин будет наплевать, в какую сторону качается его маятник.
Мы сейчас не в той ситуации, чтобы устраивать пари, – сказала Мерседес, но ее брови разошлись, а взгляд стал задумчивым. Она сложила руки и поудобнее устроилась на подлокотнике дивана.
Валери не знала, сколько еще она выдержит. Она перестала понимать своих фей-крестных, телефоны продолжали надрываться, и трудно было представить, какой будет реакция публики, когда Эрик сделает свое признание. Ясно было одно: жизнерадостная Джулия опять ляпнет какую-нибудь глупость.
Он меня любит. Он меня не любит.
Эта мысль неустанно крутилась в мозгу Валери. Ее мир не просто рушился: он разлетелся на части, взорвавшись изнутри. Больше ни о чем она думать не могла.
Возможно, Джек Ламберт ее любит.
– Эрик, добро пожаловать, – сказала Джулия. Она мило улыбнулась, когда Джек и Эрик обнялись и похлопали друг друга по спине.
– Ты не должен был этого делать, – тихо сказал Эрик Джеку, но микрофон уловил его слова.
– Да, наверное, – ответил Джек и улыбнулся.
– Вместе и в беде, и в радости, – вмешалась Джулия, снова весело заулыбавшись. – Итак, Эрик, буду откровенна: глядя на вас, трудно понять, почему вы просили Джека занять ваше место.– Потом, спохватившись, она обернулась к Джеку и продолжила: – Не обижайтесь, Джек, но, полагаю, любая женщина была бы счастлива исполнить роль Золушки, если бы Эрик приехал за ней на пресловутом белом коне.
Снова в кадр попадает толпа. Женщины прыгают, кричат и свистят, выражая одобрение. Напряженно ожидая развязки, Валери сжала пальцы, так что ногти впились в ладони.
Эрик покраснел и застенчиво улыбнулся:
– Спасибо, Джулия. Спасибо.
Ах, камера только его и показывает, – сказала Аврора. – Виви, Мерси! Ну смотрите же! – Она вздохнула. – Какой красавчик.
Выражение лица Эрика стало серьезным.
– Видите ли, проблема в том, что я не ищу Золушку.
– Ну да, он ищет Мальчика-с-пальчика, – пробормотала Вивиан и только усмехнулась, когда Аврора рассерженно махнула на нее шарфиком.
– Нет? – Джулия попыталась снова принять серьезный вид, но в результате только смутилась и запуталась. – Вы хотите сказать, что мужчина, который столько лет помогал другим наладить отношения, предпочитает... одиночество?
– Вообще-то, я не одинок. Больше не одинок. – Эрик смутился и украдкой взглянул на Джека в поисках поддержки.
Только умница Джулия истолковала этот взгляд по-своему. Она изумленно открыла ротик и подъехала к ним ближе на своем кресле.
– Правильно ли я поняла, что вы двое...
– Нет! – хором ответили Джек и Эрик.
– О господи! – воскликнула Мерседес. – Эта женщина – полная идиотка.
– Эта женщина – наша спасительница, – провозгласила Вивиан. – Нам только на руку тот цирк, который она устроила. Ничего, кроме легкомысленной болтовни. Женщинам Эрик понравился, и если им придется выбирать между ним и Джеком, они будут кругами ходить вокруг этого милашки. Новости продержатся два сезона, от силы – три, и все закончится.
– Надеюсь, закончится для них, а не для нашего журнала, – жалобно протянула Аврора. – Я была так счастлива, когда мы основали наше маленькое предприятие.
– Все будет хорошо, – успокоила ее Мерседес. Уверенность, звучавшая в ее голосе, заставила Валери оторваться от экрана.
Девушка очень хотела верить Вивиан, но понимала, что та ошибается. Странно, что Мерседес придерживается другого мнения.
– Джек и я нашли свою любовь, – послышался голос Эрика, и Валери вновь уставилась в телевизор. – По сути дела, мы пришли сюда сегодня именно из-за моей половинки. Поначалу я решил не разрушать тот ореол таинственности, который сложился вокруг моей персоны. Мне казалось, что так будет лучше для всех. Если читательницы получат то, в чем они, с моей точки зрения, нуждались, я обрету свободу и смогу осуществить свою заветную мечту. А я хотел найти того единственного и неповторимого человека, с которым мы будем жить долго и счастливо.
– Но что мешает вам воплотить оба своих желания? – спросила Джулия. – Чего, по-вашему, хотят ваши читательницы и что вы не можете им дать?
Эрик молчал, поэтому Джек ободряюще хлопнул его по плечу.
– Давай, приятель. Это любовь. – Он усмехнулся. – И поверь мне, ради нее стоит рискнуть.
Аврора снова всхлипнула. Вивиан прочувствованно вздохнула.
Сердце Валери перестало биться. Значит, он говорил правду? Он действительно любит ее?
– Мои читательницы хотят найти хорошего мужчину, которого они смогут полюбить и который будет любить их, – запинаясь, промолвил Эрик. – И... я тоже.
Джулия разинула рот. Толпа снаружи дружно выдохнула.
– Я понял одно, – продолжил Эрик. – В каждом мужчине есть частица Прекрасного Принца. Вам лишь нужно найти такого человека, который даст вам силы, чтобы это понять. Для меня таким человеком стал Брис. Когда он решил, что мне угрожают неприятности, что я в опасности, он бросился на мою защиту. Он не размышлял о том, что ждет его и к каким последствиям это может привести. И я понимаю: если я хоть наполовину такой, каким он меня видит, мой долг – смело выступить в нашу защиту. Эрик посмотрел в камеру:
– Я люблю тебя, Брис.
– Ох, – хлюпнула Аврора. – Это было восхитительно.
Вивиан промокнула уголки глаз. Кажется, даже Мерседес прослезилась.
Люди, стоявшие за пределами студии, выглядели потрясенно и растроганно. Камера дала крупный план, и стало видно, что лишь некоторые отворачивались с неприязнью и отвращением.
Эрик повернулся спиной к Джулии, и хотя его руки по-прежнему крепко сжимали подлокотники, он явно справился со своими эмоциями.
– Вот в чем состоит мой секрет. Я гей. И я боялся, что, узнав об этом, мои читатели перестанут доверять моим советам, воспринимать их всерьез. Из-за этого страха я долгие годы жил, как узник. Мне не хватало веры в себя и в своих читательниц. Я сомневался, поймут ли они, что любовь и взаимоотношения – это тема, общая для всех, и что мои наблюдения верны, поскольку все мы стремимся к одному и тому же.
– В конечном итоге все сводится к тому, что мы хотим найти свою единственную и неповторимую половинку, правильно? – жеманно сказала Джулия.
– Именно. Надеюсь, мои читательницы поймут меня и примут мои извинения за то, что я недостаточно им доверял.
Джулия взяла Эрика за руку и крепко сжала ее.
– Уверена, если мы с ними хоть в чем-нибудь похожи, они вас поймут, – эмоционально заявила она, потом повернулась к камере, вздохнула и негромко рассмеялась. – Это было здорово, не правда ли? Мы снова увидимся с вами после перерыва. Стив будет беседовать с доктором Эдмундом Фридманом, который расскажет о десяти лучших способах защитить вашего питомца от летней жары.
Вивиан выключила звук и бросила пульт на стол. Аврора взяла салфетку и шумно высморкалась. Мерседес не шевелилась, погрузившись в глубокие раздумья.
Валери собирала свою решимость в кулак, готовясь к тому, что случится дальше.
– Я понимаю, как вы разочарованы во мне из-за случившегося. Мне следовало рассказать вам обо всем, как только Эрик признался.
– Да, – кивнула Мерседес. – Тебе следовало. Валери опустила голову.
– Я знаю. Просто... Я понимаю, что моим поступкам нет оправдания, и не пытаюсь оправдываться... – Она подняла глаза и посмотрела на женщин. Они заслуживали объяснений. – Я влюбилась в мир моды, когда была подростком.
– Мы знаем, – тихонько сказала Аврора.
– Вы... знаете! – Валери умолкла, сбитая с толку.– Но...
– Продолжай. Говори то, что ты хотела сказать, – велела Мерседес. – А потом скажем мы.
Тщательно подбирая слова, Валери заставила себя продолжать:
– Я мечтала о том, чтобы найти работу себе по душе, свое призвание. Мне и в голову не приходило, что это будет столь трудно. Я уже была готова сдаться, когда вдруг увидела ваше объявление. И когда я попала в «Хрустальный башмачок», встретила вас, побеседовала с вами и приступила к выполнению своих обязанностей, мне стало ясно, что наконец-то мои поиски увенчались успехом. – Девушка стиснула руки, потом их разжала. – Я признаю, что была не совсем искренна во время собеседования, однако я знала, что справлюсь и добьюсь успеха. Когда вы остановили свой выбор на мне, я решила, что приложу все силы, чтобы оправдать ваше доверие.
Валери умолкла, поскольку в первый раз она смогла оценить истинные масштабы катастрофы. Все было кончено. Все, ради чего она трудилась. И ей некого было в этом винить, кроме себя.
Она изо всех сил старалась сдержать рыдания, но все-таки шмыгнула носом, когда вновь встретилась взглядом с хозяйками журнала.
– После того как мне удалось заключить договор с Прекрасным Принцем, мне казалось, что я на правильном пути. Поэтому, когда Эрик выложил мне всю правду о себе, я запаниковала. Мы оба запаниковали. – Валери больше не могла этого выносить. Она не могла смотреть в глаза своим феям-крестным: разочарование в их взоре ранило ее в самое сердце. – Извините. Я понимаю, что этим ничего не исправишь. И если мой поступок предполагает уголовную ответственность, я готова к этому. Но... – Ее голос осекся. – Нет, никаких «но». Мне нечем оправдаться перед вами. Извините.
Вивиан фыркнула и встала с дивана.
– Бога ради, мы закончили мучить бедную девочку?
Мерседес сурово взглянула на Вивиан.
– Полагаю, публичное признание своих грехов – это самое малое, что она должна нам, но, что еще важнее, – тут она перевела взгляд на Валери, – она должна это самой себе.
Аврора подошла и взяла Валери за руки.
– Дорогая, мы тебя обожаем. Мы знаем, как много ты работала, чтобы обеспечить выход журнала в продажу. На нас произвело такое впечатление твое усердие, что мы...
– Не сейчас, Аврора, – сказала Мерседес. Аврора неодобрительно посмотрела на нее, затем похлопала Валери по руке и вздохнула.
– Да, мы были разочарованы тем, что ты приняла неверное решение, но все мы совершаем ошибки, дорогая. По крайней мере многие из нас, – поправилась она, искоса взглянув на Мерседес.
Вивиан встала:
– Я хочу потолковать с вами обеими наедине, если, конечно, Валери не возражает.
Валери не вполне понимала, о чем они говорят и что вообще происходит. Она переводила взгляд с Авроры на Вивиан, с Вивиан на Мерседес.
– Конечно, я...
– Я знаю, что ты хочешь обсудить, Вивиан, но это может подождать, – отрезала Мерседес.
О чем тут говорить? Валери удивилась. Она изъявила готовность уволиться. Впрочем, может быть, речь идет о юридической стороне вопроса.
– Прежде всего нам нужно сделать уйму звонков, – продолжала Мерседес. – В частности, нашим рекламным агентам. А еще мы должны немедленно созвать совещание. – Она посмотрела на часы. – Нам нужно забронировать билеты на самолет. Я хочу собрать вещи и как можно быстрее отправиться в обратный путь. Полагаю, нам поступило много телефонных звонков из средств массовой информации, но я не хочу встречаться с репортерами или выпускать пресс-релизы, пока мы не выясним, что собирается делать этот болван Брок Салливан. Не говоря уже о том, что сначала я намерена увидеться с сотрудниками журнала. С этого времени все решения будут приниматься коллегиально.
Наконец Мерседес взглянула на Валери.
– Ну, и долго ты будешь тут стоять? Мы ведь платим тебе за то, чтобы ты занималась этими мелочами, не так ли?
Валери судорожно сглотнула, но у нее в горле все равно стоял ком.
– Вы хотите, чтобы я этим занималась? – хрипло переспросила она.
Разве не ты говорила, что это работа твоей мечты?
– Я... э... да... – Валери расправила плечи. Ее сердце билось так сильно, словно хотело выскочить из груди. – Да, конечно.
Мерседес взмахнула ухоженной рукой, на которой практически не было колец.
– Тогда воплощай свою мечту в жизнь. Мы не можем терять времени.
Валери не знала, расплакаться или броситься Мерседес на шею. В конечном итоге она сделала и то и другое.
Мерседес растерялась, но Валери отпустила ее и направилась к Авроре. Она обняла изысканную южанку, и слезы ручьем лились у нее из глаз.
– Ну, ну, дорогая, – сказала Аврора, поглаживая ее по спине. – Мы преодолеем эти испытания сообща, как команда. Мы, прогрессивные женщины, должны держаться вместе.
– Я больше никогда не подведу вас, клянусь. Затем вперед выступила Вивиан и сказала:
– По-моему, у тебя осталось одно дело, которым ты должны заняться в первую очередь. Мужчина только что признался тебе в любви. Насколько я знаю, им не просто это сделать наедине, что уж говорить о национальном телевидении. Это требует смелости. – Она внимательно посмотрела на Валери. – Ну а ты? У тебя хватит смелости?
– Вивиан, не вмешивайся, – проворчала Аврора.
– Валери нужна нам здесь, – добавила Мерседес.
Вивиан фыркнула и отмахнулась от обеих:
– Работа приходит и уходит. – Она снова взглянула на Валери. – И эта работа от тебя никуда не денется, по крайней мере в ближайшее время. Мы уладим то, что необходимо уладить. Господи, мы же управляем многомиллионной корпорацией! Мы мало похожи на беспомощных женщин. И если мы не сможем замять маленький скандал, значит, я слишком хорошо о нас думала. – Вивиан взмахнула золотым мундштуком и усмехнулась. – А вот любовь – это редкий и драгоценный дар, она не всегда приходит в удобное время. И, по своему опыту скажу, не всегда ждет. – Она взяла Валери за плечи, развернула ее и подтолкнула к двери. – Карьера не согреет тебя ночью, а Джек согреет. Иди отыщи его.
– Но... – Валери обернулась. – Я уверена, он поймет.
Аврора и Мерседес встали рядом с Вивиан.
– Несомненно, дорогая моя, – мягко улыбнулась Аврора. – Крепче держись за понимающих людей.
Мерседес коротко кивнула:
– Джеку и Эрику могут потребоваться твои профессиональные навыки, чтобы вытащить их со студии живыми и невредимыми.
Ошеломленная новым поворотом событий, который последовал прежде, чем она оправилась от предыдущего потрясения, Валери не знала, что ей делать.
– Нам нужно многое обсудить, – веско сказала Вивиан двум другим женщинам, потом обернулась к Валери: – Ты еще здесь? Беги, твой принц ждет.
И, получив благословение самой непредсказуемой из трех фей-крестных, Валери выбежала из гостиничного номера и отправилась на поиски Джека.
Теперь ее беспокоил только один вопрос: что она скажет ему, когда в конце концов найдет.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100