Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19
НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО

Поведение мужчины может быть неадекватным, но не всегда по тем причинам, которые вы предполагаете. Конечно, некоторые из них ведут себя неуклюже и бестактно, поскольку для них это – всего лишь одна ночь, и они опасаются, что вы воспримете все слишком серьезно. Но иногда они ведут себя неуклюже и бестактно потому, что для них эта ночь значила гораздо больше, чем они ожидали, и они боятся, что вы воспримете случившееся недостаточно серьезно. Просто они не знают, как вам это объяснить. Поэтому не торопите события, дайте мужчине шанс проявить себя с лучшей стороны.
На следующее утро, обернув одно полотенце вокруг бедер и вытирая голову другим, Джек вышел из спальни и обнаружил, что Валери сидит за столом в гостиной, прижимая к уху телефон и постукивая ручкой по блокноту.
Джек не стал ее прерывать. Вместо этого он прислонился спиной к дверному косяку и замер, наблюдая за своей возлюбленной. Ее волосы были уложены в аккуратный узел на затылке, сшитый на заказ костюм цвета манго элегантно облегал ее тело. Тело, которое Джек знал теперь очень хорошо. Каждый изгиб и ложбинку. Трепет пробежал по его коже... и сердце ее радостно откликнулось.
Он проснулся один на диване, на котором они заснули вдвоем. Погасшие свечи и остатки недоеденного ужина были убраны, а его плечи были укутаны одеялом, прежде лежавшим на кровати. Джек услышал звук льющейся воды в ванной, и его первым желанием было присоединиться к Валери в душе, продолжить там, где они остановились прошлой ночью.
Вот только когда они прервались, происходившее с ними меньше всего напоминало секс для разрядки напряжения, хотя именно с этого они начали. Все изменилось практически в тот миг, когда он прикоснулся к ней. Их близость была не только физической. Истории, рассказанные ими, сокровенные тайны, которые они друг другу доверили, и даже мгновения тишины – все имело значение. Что-то изменилось между ними, в них самих. Впрочем, говоря откровенно, эти перемены начались задолго до того, как они принялись срывать друг с друга одежду.
Лежа один на диване, Джек впервые не испытал облегчения оттого, что избежал утренних объяснений. Волей-неволей напрашивался вывод, что с самого начала дело было не в сексе. Сам того не сознавая, он был обречен на опрометчивые поступки с их первой встречи, когда увидел ее ироничную улыбку. Просто раньше он не хотел признаваться себе в этом.
Джек сознательно подождал, пока Валери примет душ, дал ей достаточно времени, чтобы одеться, и лишь затем отправился в ванную. Может, он поступил трусливо, но на него и так обрушилось слишком много переживаний. Он должен был все обдумать, разобраться, что, черт возьми, он чувствует, и решить, как вести себя дальше.
Кроме того, какая-то часть его хотела знать, с какими мыслями Валери проснулась этим утром. Может, виной всему темнота, вино и безумный секс. Смех, тихий шепот, то, как она положила руку ему на сердце. Джек запретил себе думать об этом. Насколько он знал Валери, она весело выйдет из ванной, чмокнет его щеку или, что еще хуже, отпустит какую-нибудь шутку, а потом вернется к работе, словно прошлой ночью между ними не произошло ничего особенного.
Джек сел на краю кровати. Ему нужно было во всем разобраться.
Итак, какой реакции он ждет? Он хочет, чтобы Валери вошла и бросилась ему на шею от избытка чувств? Или будет лучше, если они оба согласятся считать этот эпизод мимолетной слабостью и вернутся к делам? Джек не знал, какой вариант ужасал его больше.
Валери вышла из ванной прежде, чем он сделал выбор. И, как показалось Джеку, она смутилась, увидев его сидящим на кровати и разглядывающим дверь, а теперь и ее саму. Судя по всему, она тоже не была готова к этому. И это успокоило Джека как нельзя лучше. Если они оба не знают, как правильно поступить, значит, они не могут поступить неправильно.
Молодой человек встал, подошел к Валери и провел пальцем по ее щеке. Она была одета, но ее волосы все еще были завернуты в полотенце, а лицо оставалось без макияжа.
– Доброе утро, – сказал Джек.
– Доброе утро, – с заминкой промолвила Валери.
И Джеку пришлось собрать всю волю в кулак, поскольку ему как никогда захотелось заключить ее в объятия, покрыть поцелуями, сорвать элегантный костюмчик и увлечь на постель. Его удержало то, что мотивом его поступков было не влечение. Он боялся отпустить ее от себя.
– Я... э... решила, что причешусь и сделаю макияж здесь, чтобы ты мог принять душ. – Она отодвинулась – самую малость, но этого было достаточно, чтобы Джек опустил руку. – Я заказала кофе в номер. И вчера вечером я так и не перезвонила... Кстати, нам еще нужно обсудить сегодняшнее расписание.
«Итак, – подумал Джек, – все-таки бизнес». И эта мысль рассердила его, хотя злиться было глупо, поскольку он сам пребывал в замешательстве. Может, он бесился потому, что Валери совладала со своими чувствами быстрее и лучше него. Трудно сказать.
Он отступил и, возвращаясь к привычной манере поведения, спросил:
– Так что я сегодня надену?
Девушка уловила изменение в его настроении, но просто махнула в сторону ванной.
– Я повесила пару вещей на дверь.
Зазвенел колокольчик, оповещающий о приходе персонала, обслуживающего номер, и Валери сбежала.
Джек долго мылся под горячим душем, но так и не нашел ответа. Теперь он стоял в дверях, глядя на девушку, но его по-прежнему мучили сомнения. Он все еще не понимал, чего хочет. Впрочем, это было не совсем так. Он хотел Валери. Но в каком качестве и как надолго? «Навсегда», – промелькнуло у него в голове. Но однажды такое с ним случилось. И к чему это привело?
Джек с ходу отмел этот вопрос. Нет. Такого с ним никогда не происходило. Он никогда не испытывал столь сильных чувств к другому человеку. И никогда он не понимал столь ясно, что нашел свою половинку. Он колесил по миру, не сознавая, чего ему недостает, чтобы обрести цельность, пока не очутился в объятиях Валери. Там он почувствовал себя дома. И это его пугало. Поскольку эти переживания усиливали все сомнения, которые у него были. Получится ли у него на этот раз? Захочет ли Валери приложить усилия наравне с ним, чтобы их отношения сложились?
Господи, только послушайте его! Вот он стоит и размышляет о вечности, а она даже не подозревает о его чувствах. А что если он наберется храбрости и скажет ей? Кривая ухмылка пробежала по его губам. Зная Валери, он мог предположить, что она приведет ему множество причин, по которым ему не следует давать волю чувствам. И даже если она окажется права, это ничего не изменит. Главный вопрос заключался в том, что она думает о нем. И сможет ли он забыть о своих колебаниях хоть на время, чтобы спросить ее об этом.
Он бросил взгляд на вторую спальню. Дверь в нее по-прежнему была открыта.
– Интересно, что сейчас делают наши соседи? – проговорил он.
От неожиданности Валери вздрогнула. Ее щеки вспыхнули, и Джек пожалел, что не прислушивался к тому, что она говорила по телефону и с кем она говорила.
Валери опустила голову и понизила голос:
– Да. Больше я ничего не могу сказать. Потому что он стоит рядом со мной. – Девушка вскинула глаза на Джека и смущенно усмехнулась. – Полотенце. Угу. Еще лучше. Я знаю!
Она коротко рассмеялась, и Джек удивленно поднял брови. Ее низкий гортанный смех показался ему сексапильным, хотя неведомый собеседник Валери явно пошутил на его счет.
– Послушай, мне пора, – сказала девушка громко. – Нет, у нас еще много дел. Нет, по работе. – Она снова засмеялась. – Я знаю. У меня та же проблема. Я постараюсь перезвонить тебе позже, после передачи.
Наконец Валери положила трубку, прочистила горло и сделала глубокий вдох, прежде чем взглянуть на него.
Джек прислонился к двери и сложил руки на груди.
– Кто это был? Со стороны ваш разговор напоминал нечто вроде, э-э, заговора.
Валери попыталась сохранить серьезную мину, но ее лицо просветлело. В ее глазах промелькнуло нечто похожее на удивление и, кажется, светлую грусть. И Джек почувствовал, что крохотная частица его сердца, которой он пока еще мог управлять, ускользнула из-под его власти. Но он не пытался этому воспрепятствовать.
– Это была Джен, – ответила Валери.
– А-а, – сказал Джек, словно это все объясняло. Впрочем, так оно и было. – Кажется, вы крепко сдружились?
Валери наклонила голову набок.
– Да. Возможно, мы подружимся. – Ее улыбка стала немного хитрой. – А что, ты ревнуешь?
Джек оторвался от дверного косяка и шагнул в комнату.
– Ха, может, в ней росту – метр с кепкой, но энергии хватит на целый ураган. А что будет, если вы объединитесь? Нам придется оповестить страны западного полушария, что в ближайшее время их жизнь изменится.
Валери рассмеялась и потерла руки:
– Ох, какой силой мы обладаем.
Джек сделал еще шаг по направлению к ней, и девушка снова схватилась за свой блокнотик и ручки – хотя скорее всего она сделала это по привычке. Джек с удовольствием наблюдал за ее смятением и пытался примириться с ее нарождающейся дружбой с Джен.
Однако ему хотелось направить ее мысли на другие недавно возникшие отношения. Отношения с ним.
– Я разговаривала с агентом из шоу Леттермана, – сообщила Валери. Выражение ее лица изменилось, словно она пыталась прочитать его мысли.
«Интересно, догадывается ли она о чем-нибудь и будет ли удивлена, если узнает правду», – размышлял Джек.
– Они пригласили кого-то другого на передачу, однако они по-прежнему хотят, чтобы ты лично поделился со зрителями своими советами, – продолжила девушка. – Съемки назначены на сегодняшний вечер.
«Она нервничает», – внезапно понял Джек, и ему показалось, что Валери беспокоит отнюдь не его выступление в качестве Прекрасного Принца. Это заинтриговало его и помогло обрести почву под ногами, в чем он сейчас так нуждался.
– Похоже, у тебя есть план. А где наша сладкая парочка? – Он кивнул в сторону второй спальни.
Валери поглядела на открытую дверь и пожала плечами.
– Я не знаю. Когда я вышла в гостиную, дверь была открыта. Внутри никого не было. Я не уверена, что они вообще здесь ночевали. Никаких сообщений они не оставили. – Она постучала ручкой по блокноту. – Ты удивлен?
– Я не удивлен. Во всяком случае не тем, что они не появлялись с прошлого вечера. Конечно, мне нелегко привыкнуть к тому, что у Эрика теперь новая жизнь. Он никогда не был распущенным или безответственным. – Джек вздохнул. – Хотя, может быть, он стал склонен к этому. – Молодой человек обошел стол и встал напротив Валери, облокотившись на стул. – Думаю, они появятся, когда – или где – мы их меньше всего ждем.
– Наверное, ты прав. Если тебе станет легче, я тоже беспокоюсь о нем. Я понимаю, что мы с ним познакомились совсем недавно... – Девушка умолка, чуть улыбнулась и потянулась за чашкой с кофе. – Однако он нравится мне все больше. Я волнуюсь за него. И желаю ему счастья.
Джек прикусил язык, чтобы не спросить, что нужно для счастья ей самой. Он и так знал ответ на этот вопрос: успешно провести эту кампанию в средствах массовой информации и вернуться к своей работе, которую она считала своим призванием и своей нишей в жизни. Он не знал одного: какое место в этих планах Валери отводит ему – если он вообще вписывается в ее планы.
Джек радовался и переживал за нее. Теперь ему хотелось завершить начатое не только ради Эрика, но и ради нее. Валери много работала, поэтому она заслужила, чтобы ее усилия были оценены по достоинству. А он? Когда все закончится, Джек планировал отправиться навстречу неизведанному. Возможно, уехать за границу. Он уже не раз думал о том, чтобы продать квартиру, но потом изменил свое решение. В тот момент его больше заботило, как поддерживать отношения с Эриком, чаще проявлять дружеское участие. А теперь? Джеку начинало казаться, что Александрия располагается слишком близко к... К одному домику, который он полюбил целиком и полностью, включая чудовищного пса на заднем дворе. Может, в будущем их не ждет ничего, кроме коротких встреч, когда Джек будет приезжать в город. Он знал, что ему этого будет мало. Но, может, иного выбора нет.
Внезапно Джек осознал, что пауза слишком затянулась и они с Валери пристально глядят друг на друга. Как всегда, воздух вокруг них стал накаляться, напряжение резко возросло, только на этот раз физическое влечение не играло существенной роли.
Валери первая нарушила тишину:
– Джек, я... По поводу прошлой ночи... Неизвестно, что она собиралась сказать, но тут двойные двери номера распахнулись и в апартаменты без предупреждения вошли владелицы «Хрустального башмачка».
– Здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои, – воскликнула Аврора. С ее появлением комната наполнилась ароматом духов «Уайт Даймонд».
– Да уж, здравствуйте, – промолвила Вивиан, которая едва не врезалась Авроре в спину, когда увидела Джека.
Только тут молодой человек сообразил, что на нем только полотенце и ничего более.
– Прошу прощения, дамы, – проговорил он и слегка поклонился.
– Тогда черный? – обратился он к Валери, словно они обсуждали его наряд на сегодня.
– Нет, – девушка поддержала его игру. – Хаки и темно-синий.
Она отошла в другой угол комнаты, когда в дверях наконец появилась Мерседес.
– Какой приятный сюрприз!
Ты уверена? – Вивиан бросила взгляд на Джека, который скрылся в спальне и закрыл за собой дверь.
Оставшись один, молодой человек прислонился к стене и сделал глубоких вдох. Он ничего не мог поделать с тем, что дверь второй спальни осталась открытой. Он лишь надеялся, что, увидев смятые простыни, три женщины решат, будто Валери спала там. Надуманные объяснения только усложнят ситуацию. Пока он брился и одевался, в его мозгу крутилась одна мысль: «Только бы Эрик и Брис оставались там, где они сейчас находятся».
Когда Джек вернулся в гостиную, дамы продолжали щебетать. Вернее, щебетала Аврора. Вивиан включила телевизор с большим экраном и смотрела новости. Мерседес сидела напротив Валери и обсуждала какие-то вопросы.
– А вот и он, – провозгласила Аврора при виде Джека и устремилась ему навстречу. Она взяла его руки и крепко сжала. У молодого человека возникла мысль, что количество перстней на ее пальцах следовало бы поубавить.
Скрыв гримасу боли за улыбкой, он сказал:
– Да, это и в самом деле я.
– Я только что рассказывала Валери, что у тебя образовался свой фан-клуб.
– Фан-клуб? – Джек бросил быстрый взгляд на девушку, которая что-то обсуждала с Мерседес.
– Да, снаружи у гостиницы собралась целая толпа женщин, – продолжила Аврора. Она не скрывала восторга по поводу этого факта и, очевидно, предполагала, что Джек разделит ее чувства. – Полагаю, всем известно, где Чак и Вики разместили своих гостей.
Ее глаза сверкнули, и она снова схватила Джека за руку.
– Во всяком случае, они, как и положено, размахивают плакатами. Я еще не решила, что мне больше нравится: «Будь моим Принцем» или «Очаруй меня».
– Лично мне больше всего понравилась надпись: «Принц – Горячая Штучка», – вставила Вивиан, сидевшая на подлокотнике дивана, и подмигнула Джеку. Она была одета, как обычно: свободная, ниспадающая мягкими складками блуза в черно-белую полоску и узкая черная мини-юбка с разрезом. Наряд дополняли темные чулки и серебристые босоножки на высоком тонком каблуке.
– Как тебе не стыдно, Виви! – Аврора бросила укоризненный взгляд на Вивиан, затем снова посмотрела на Джека. – Мы как раз говорили, что не знаем, как выразить тебе свою благодарность. Я уверена, что ты сделал много больше, чем требовалось по договору, который подписал Эрик, но ты добился невероятного успеха.
Вивиан взмахнула рукой, в которой держала сигарету в золотом мундштуке.
– Не то слово. Ты так уверенно держишься перед камерами. И это делает тебя лакомым кусочком. – Рыжеволосая дама окинула Джека внимательным взглядом, который ясно говорил, что она так и съела бы его, если бы не значительная разница в возрасте. Во всяком случае, Джек надеялся, что Вивиан примет во внимание возрастной фактор.
– Спасибо, – проговорил он, сделав над собой усилие.
– Я не перестаю удивляться, что ты скрывался от публики так долго.
Молодой человек почувствовал, что Валери быстро взглянула на него, но постарался сохранить безмятежное выражение лица.
– Все вышло как нельзя лучше, так что, я считаю, права старая поговорка: что ни делается, все к лучшему.
Продолжая улыбаться, Джек осторожно высвободил свои занемевшие пальцы из рук Авроры, подошел к сервировочному столику и налил себе чашку кофе.
– Дамы, могу ли я что-нибудь вам предложить? – спросил он.
– Я буду чай, – сказала Аврора.
Вивиан послала ему многозначительную улыбку и снова повернулась к экрану телевизора. Мерседес прочистила горло.
– Джек, Валери рассказала мне о приглашении участвовать в шоу Леттермана. Отличная работа. Еще раз примите нашу благодарность за готовность сделать больше, чем вы обязаны. Мы уже получаем потрясающие отчеты от наших дистрибьюторов. – Суровая дама улыбнулась, и Джек подумал, что ей следовало бы делать это чаще. Он и не догадывался, что улыбка может так смягчить черты ее лица.– Появление нашего журнала на рынке прошло с куда большим успехом, чем мы ожидали. И этим мы обязаны в первую очередь вам. Вообще-то, я только что сказала Валери, что по возвращении в Вашингтон нам нужно будет встретиться с вами и вашим менеджером, чтобы обсудить дополнение к договору. Мы должны компенсировать вам...
Но Мерседес не успела закончить фразу. Внезапно Вивиан ахнула и прижала к груди свою золотую «волшебную палочку».
– Что за черт!
– В чем дело? – подскочила к ней Аврора. – Это Марго Фонтана и красавчик Бенджамин Стайлс, да? Я предсказывала, что их брак не продержится и месяца. Говорю вам, голливудские пары должны понять, что у них нет шансов, когда мужчина женится на женщине, более знаменитой, чем он. Их хрупкое эго просто не выдерживает.
Она повернулась к Джеку и добавила:
– Не обижайся, ладно?
Джек отсалютовал ей чашкой с кофе и, радуясь, что ему больше не нужно выслушивать незаслуженных похвал, ответил:
Я не обижаюсь.
– Тише, Аврора, – одернула приятельницу Вивиан. – Идите все сюда. Полагаю, нам всем это нужно видеть.
Она обернулась к Джеку:
– Особенно тебе.
На экране телевизора появилось знакомое имя, и все, кто был в комнате, застыли на месте.
– Прекрасный Принц. Кто он – принц или обманщик? Смотрите ток-шоу Брока Салливана сегодня утром в десять часов. Мы поговорим о самом знаменитом сердцееде Америки с его... бывшей женой. Бывшая миссис Ламберт, супермодель Шелби Лейн, выступит перед вами в нашей студии и расскажет, почему ее «бывший» не может быть Принцем.
У Джека зазвенело в ушах, как только Брок Салливан произнес имя Шелби. Черт подери! Неужели ей мало того, что однажды она разрушила его жизнь!
В то же мгновение затрезвонил телефон в номере и мобильник Валери.
– Не отвечайте им, – распорядилась девушка. – Не отвечайте, пока мы не разберемся, что происходит.
Джек посмотрел на Валери как на умалишенную. Он точно знал, что происходит или что произойдет. И судя по безумным искоркам в ее глазах, она тоже это знала. Их отделял всего один шаг от официального, крупномасштабного скандала. И – ура, ура! – как назло, вся троица была в сборе. Замечательно. Просто лучше не придумаешь, черт возьми!
– Ты что-нибудь понимаешь, Валери? – спросила Мерседес, нахмурившись так, что по обеим сторонам ее рта пролегли глубокие морщины.
– О господи, – воскликнула Аврора, прижав руки к губам. – Как вы думаете, что она им скажет?
Южанка обернулась к Валери и Джеку:
– Каковы могут быть последствия скандала? Ты ведь говорил о своем первом браке с Чаком и Вики?
– Извините, я удивлена не меньше вашего, – сказала Валери. – По нашим последним сведениям Шелби была где-то в Европе на съемках.
Вивиан постучала мундштуком по бедру.
– Интересно, сколько ей заплатят за эти откровения. Не обижайся, Джек, но у нее должен быть мотив, раз она проехала полмира, чтобы рассказать о тебе и о вашей семейной жизни.
Аврора снова сжала руку Джека в своих ладонях.
– Не стоит ли за всем этим нечто такое, о чем нам следует знать, дорогой? Какой-нибудь неприятный момент в ваших отношениях, который она может раздуть сверх меры?
– Я не был идеальным мужем, но между нами не произошло ничего такого, что публика сочла бы скандальным, – ответил Джек.
Колесики в его мозгу вращались с огромной скоростью, пока он искал решение, пытаясь оказаться на шаг впереди того, что произошло или вот-вот должно было произойти. Но он не видел ни единого способа, как не допустить, чтобы правда выплыла наружу.
Шелби знала и не любила Эрика, во-первых, потому, что эта неприязнь была взаимной, а во-вторых, она хотела, чтобы Джек уделял внимание только ей. Она в каждом видела угрозу своему благополучию, но особую опасность, по ее мнению, представлял лучший друг мужа. Однако она не знала, что Эрик – популярный писатель. Она никогда не спрашивала, чем он зарабатывает на жизнь. В принципе, ее не слишком интересовало даже то, чем зарабатывает на жизнь Джек. В этом была вся Шелби: ее интересовала только она сама.
Конечно, многие не поверят, что жена не знала о скрытых талантах своего мужа. Но все это можно списать на ее домыслы. Она может не верить, что он сочинял не только статьи для спортивной рубрики, но доказать это ей не удастся. Джек бросил взгляд на Валери, прикидывая, как отозвать ее в сторонку и обсудить дальнейший план действий.
И тут у него на поясе зажужжал мобильник. Джек протянул руку и снял телефон с ремня. Эрик. Женщины приклеились к экрану телевизора, ожидая повторения рекламного ролика, поэтому Джек повернулся к ним спиной и раскрыл трубку.
– Послушай, – тихо сказал он, сразу переходя к делу, – быстро возвращайся сюда. Шелби в городе и...
– Что? – в ужасе заорал Эрик. – Ах, дерьмо, так вот почему они звонили.
– Она ничем не может навредить нам. Шелби ничего не сможет доказать. Нам нужно только продумать ответные меры. И учти, хозяйки журнала тоже здесь. – Джек умолк, когда до него дошли слова Эрика. – Погоди. Кто звонил? Что происходит? Где ты?
– В Гринвич-виллидж
type="note" l:href="#fn37">[37]
. Послушай, я должен тебе кое-что тебе сказать. Брис, э... Он ушел.
– Куда ушел?
– Просто ушел. Когда я проснулся, его не было. Но теперь, кажется, я понимаю почему.
Джек чувствовал, что Эрик расстроен, но его гораздо больше волновал дебют Шелби на телевидении, который должен был состояться в ближайшее время.
– Послушай, я понимаю, что тебе паршиво, но мне нужно...
Нет, это ты послушай. – Эрик замолчал, выругался, потом заговорил снова: – Я... Прошлой ночью мы... Прошлая ночь была... – Он снова умолк, затем глубоко вздохнул и продолжил: – Это было потрясающе. Я... я рассказал ему все.
Джек стиснул трубку.
– Что ты ему рассказал?
– Я люблю его, Джек. И я... я не мог ему лгать. Я не могу. Поэтому я все ему рассказал. Все.
– Все? Ты имеешь в виду...
– Да, – еле слышно ответил Эрик. – И вот я проснулся, а его нет.
– Дерьмо, – подвел итоги Джек.
– Хуже того. Я взял телефон, чтобы ему позвонить, и увидел, что кто-то пытался связаться со мной сегодня утром. Я... я спал, и, по-видимому, Брис ответил вместо меня. Я проверил, кто звонил. Это продюсер с ток-шоу Брока Салливана. Я подумал, что он искал меня, чтобы пригласить тебя для участия в программе.
– Ох, мать твою... Ты ведь не думаешь, что он...
– Именно об этом я и подумал. Я хочу сказать, что не ожидал такого от него. Мне показалось, что прошлой ночью он был тронут моим признанием, и я был потрясен, когда не нашел его утром. Я... – Эрик сновал замолчал, потом радостно воскликнул: – Стой! Я только что нашел его записку на зеркале в ванной. Он ушел на студию. Но не для того, чтобы нас выдать.
Внезапно голос Эрика охрип.
– Он хочет защитить меня. Господи! – Он слабо хихикнул, но чувствовалось, что его переполняют эмоции. – Кажется, я нашел своего Прекрасного Принца.
Мысли Джека безудержно неслись вскачь.
– Ты должен вернуться сюда. У нас самих назначено «живое» интервью. Думаю, мы придумаем, как это исправить.
– Еду. И... прости меня.
Эй, это не твоя вина. Знаешь, не приезжай сюда. Давай встретимся на телестудии, хорошо?
Джек захлопнул телефон, сделал глубокий вдох, потом медленно выдохнул. Сначала он посмотрел на Валери и чуть заметно покачал головой, затем перевел взгляд на трех дам.
– Давайте все сядем. Мне нужно кое-что сказать вам.
– Джек, – встревожилась Валери, – может, ты сначала мне объяснишь, в чем дело. Поверь: если у Эрика что-то случилось, мы сможем ему помочь. Не нужно выносить его проблемы на всеобщее обсуждение. – Она попыталась ободряюще улыбнуться хозяйкам журнала. – Кроме того, нам пора спускаться. Полагаю, машина уже ждет, и меньше чем через полчаса начнется твое выступление в программе «С добрым утром».
– Но как быть с Броком Салливаном? – спросила Аврора. – Возможно, одной из нас следует остаться и посмотреть, чем все кончится?
Но ее никто не слушал, все глаза были устремлены на Джека.
– Возможно, вы решите позвонить на студию и отменить запись.
Вот теперь владелицы «Хрустального башмачка», включая Аврору, действительно встревожились.
– В чем проблема? – спросила Мерседес.
– Это имеет какое-то отношение к твоей бывшей? – полюбопытствовала Вивиан. – Я уверена, что мы можем оспорить все, что она скажет. В принципе, ты можешь использовать свое выступление в утренней программе с этой целью. Хотя, если ты догадываешься, что она скажет, имеет смысл рассказать нам обо всем прямо сейчас.
Валери чуть отошла, так чтобы ее не видели владелицы журнала, помотала головой и, проведя ребром ладони по горлу, указала на дверь спальни.
«Давай поговорим. СЕЙЧАС», – беззвучно шевеля губами, сказала она.
Джек уважал ее решимость бороться до конца, однако ему было ясно, что они потерпели фиаско. Им не удалось бы остановить ни Шелби, ни Бриса. Они должны были понимать, что рано или поздно все выплывет наружу. Хотя Джек и представить себе не мог, каким эффектным окажется падение Прекрасного Принца. Однако замечание Вивиан натолкнуло его на одну мысль. Он не мог изменить ход событий, но мог сделать королевский жест. Это не помогло бы ни ему, ни Эрику, но избавило бы хозяек журнала от нападок прессы, которых иначе избежать не удастся. И что еще более важно, это спасло бы Валери от увольнения. Ей нужно будет только подыграть.
– Пожалуйста, садитесь, – попросил Джек, размышляя, как им сказать правду.
Дамы расселись, кто на кресло, кто – на диван, за исключением Валери, которая так и осталась стоять, но Джек все еще и не придумал, с чего начать.
– То, что я скажу, повергнет в шок вас всех, – объявил он, сделав особое ударение на слове «всех». Он мельком взглянул на Валери, умоляя ее подтвердить его историю. – Но я не Прекрасный Принц. Прекрасный Принц – это Эрик.
У Мерседес отвисла челюсть. Аврора ахнула. Однако Вивиан только улыбнулась.
– Так, так. Неспроста меня мучили сомнения.
– Вы... вы знали? – раздался удрученный голос Валери. Впрочем, когда она встретилась глазами с Джеком, взгляд у нее был довольно сердитый.
Вивиан пожала плечами:
– Скажем так, у меня были подозрения насчет того, что Джек написал эти сентиментальные книжицы. – Она усмехнулась, повернувшись к Джеку. – Не обижайся, дорогой. Просто в тебе слишком сильно мужское начало. Но поверь, мы, женщины, любим тебя таким, какой ты есть.
Валери и Аврора дружно разинули рты.
Мерседес, однако, снова нахмурилась.
– Что подвигло вас на такой обман? – спросила она.
– Прежде всего, я хочу извиниться. Перед всеми вами. – Джек снова бросил быстрый взгляд на Валери. Если она притворится, что шокирована так же, как и все остальные, тогда, возможно, ей удастся сохранить работу. – Мы никому не хотели причинить вреда. Дело в том, что Эрик долго держал в секрете, гм, все. Годами. Он мечтал вырваться на свободу.
– Ты хочешь сказать, что он лишь недавно объявил о своих предпочтениях? – удивилась Вивиан. – Очень интересно. Он продемонстрировал отменный вкус. Мне понравился его приятель. Как его зовут? Брис?
Аврора и Мерседес уставились на Вивиан так, словно у нее во лбу открылся третий глаз.
– Господи, Виви, – взмолилась Аврора. – Сейчас не время обсуждать их любовную жизнь. У нас назревает полномасштабный скандал.
Джек посмотрел на часы, и его прошиб пот.
– Да, Брис. Эрик действительно преуспел. Он хотел обрести личную жизнь, но не осмеливался из-за таинственного Прекрасного Принца. Он годами убеждал женщин, что Принц существует, и...
– Он понимал, что они отвернутся от него, если узнаю, что Прекрасный Принц – гей, – закончила фразу Аврора и, вздохнув, прижала руку к груди. – Как трагично. Он такой приятный мужчина.
Но взгляд Мерседес не стал добрее.
– Скорее, он опасался, что его книги не будут продаваться.
– Его не заботил этот вопрос, – покачал головой Джек. – Эрик вообще собирается отойти от дел, однако он беспокоился за читательниц.
– И поэтому решил им солгать? – строго спросила Мерседес.
– Нет, просто он... – Джек не знал, как им объяснить, а времени оставалось все меньше. Но когда Валери открыла рот, он поспешил вмешаться, чтобы она не обнаружила свою причастность к этой афере. – Он лишь хотел, чтобы все были счастливы. Однако он не планировал, что влюбится.
Лицо Авроры смягчилось.
– Эрик влюбился?
– В Бриса? – уточнила Вивиан. – Так-так.
– Давайте не будем уклоняться от темы, дамы, – вернула их на землю Мерседес. – Конечно, мило, что он кого-то себе нашел, но на кону наше доброе имя.
– Да, вот почему я рассказываю вам все это. Эрик, э... В общем, Брис собирается защищать доброе имя Эрика.
– Извини? – не выдержала Валери, которая наблюдала за их беседой, как за игрой в пинг-понг. – Он что? И как именно он собирается делать это? И зачем?
– Эрик во всем признался Брису. Прошлой ночью.
– Во всем? – как эхо, повторила Валери, побледнев.
Джек кивнул:
– Агент из шоу Брока Салливана позвонил этим утром, очевидно намереваясь пригласить меня на передачу с участием Шелби. Устроить очную ставку, так сказать. Только трубку взял Брис, и, когда он услышал, что Шелби собирается смешать с грязью меня и Эрика, он отправился...
– Защищать честь любимого мужчины, – договорила за него Аврора, снс^а прижимая руку к сердцу.
Вивиан расхохоталась:
– Ох, мне это нравится.
Нравится? – переспросила Мерседес. – Да нас в порошок сотрут! Это же прямой эфир на национальном телевидении.
– Ой, не надо все драматизировать, Мерси, – отмахнулась Вивиан.
– Драма еще не началась, – фыркнула Мерседес. – Это шоу – настоящая змеиная яма. Они сделают посмешище из «Хрустального башмачка».
– Они попытаются, – сказал Джек. – Но я им не позволю.
– О чем ты говоришь? – встряла Валери. – Что ты собираешься делать?
– Мы не можем знать, что Брис и Шелби скажут Броку Салливану, но всего через полчаса у меня самого намечено выступление в прямом эфире. Оно состоится перед программой Брока. – Молодой человек посмотрел на Валери, затем на трех других женщин. – Я пойду туда и расскажу им все. Мы выбьем почву из-под ног у Салливана. Не исключено, что и нам достанется, поэтому я заранее прошу у вас прощения. Мы не желали этого. Но даю вам слово: я сделаю все возможное, чтобы свести к минимуму ущерб, который может быть причинен вам, журналу или вашей компании. Я объявлю, что вы ни о чем не знали. Когда все закончится, мы вернемся сюда. Эрик пригласит своих адвокатов, и будем надеяться, нам удастся сообща урегулировать эту проблему.
– Джек, послушай, нам нужно поговорить, – воскликнула Валери, запаниковав.
Джек обернулся к ней:
– Пожалуйста, останься здесь, ладно? Тебе предстоит отвечать на звонки и улаживать последствия. Только дождись, пока я закончу свое выступление, ясно? Прежде чем говорить с кем-нибудь.
– Джек...
– Обещай мне, Валери.
Она молча посмотрела ему в глаза, и Джек знал, что она догадалась о его замысле. Она поняла, что он собирается сделать для «Хрустального башмачка». И для нее.
– Мне нужно решить эту проблему, – сказал Джек. – Доверься мне.
Она кивнула, но ничего не ответила. Ни правил, ни предложений, ни безудержной потребности держать все под контролем. И хотя на лице девушки были написаны мрачные предчувствия и ужас, ее глаза светились благодарностью и верой в него.
Джек вызвал лифт, надеясь, что принял правильное решение. Теперь, завоевав доверие Валери, он ее не подведет.
Он молился, чтобы не потерять то единственное, лишиться чего было выше его сил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100