Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17
СОВМЕСТИМОСТЬ

Иногда не столь важно найти то общее, что вас объединяет, сколь понять природу ваших различий и одновременно узнать нечто новое о самих себе.
– Ого! – изумленно выдохнула Валери, когда Джек распахнул дверь номера.
– Чак и Вики умеют принимать гостей.
Джек подошел к столу, на котором стояли блюда с фруктами и сыром, а также две бутылки вина. Он улыбнулся и взял карточку.
– «Благодарим Вас за то, что были нашим гостем», – прочитал он и вдруг расхохотался.
– В чем дело? – спросила Валери и отправила кусочек сыра в рот. – Кажется, здесь побывала Златовласка и сняла пробу с этих лакомств.
– Это был Злато-Эрик, который добавил постскриптум к записке.
Валери выхватила сложенную карточку у Джека.
– Погоди, там... – запротестовал молодой человек.
Валери рассмеялась и сунула сырный кубик ему в рот.
– «Оставьте мне немного клубники, – прочитала она, – иначе не заснете на полный желудок. С любовью, Эрик».
– ...прикреплен подарок, – закончил предложение Джек, проглотив сыр.
Валери развернула карточку, и ей в ладонь упали два пакетика с презервативами. Она рассмеялась.
– Ну, по крайней мере, он хочет защитить тебя. Это проявление любви.
Не надо, – взмолился Джек. – Теперь я даже не могу послать его. Когда этот парень заявил, что он голубой, многие шутки потеряли остроту.
Он подтрунивал над Валери, но выражение ее лица стало задумчивым. Она рассеянно жевала морковку.
– Ты и в самом деле ничего не знал, а? Хотя Эрик выглядит очень мужественным. Я бы никогда не догадалась. Для тебя, наверное, это было полной неожиданностью.
– Не то слово.
Валери помолчала немного, затем заговорила снова:
– Помнишь, там, в лимузине, ты сказал, что знаешь, каково быть обманутым. Ты это имел в виду?
– Послушай, не забивай себе голову...
– Просто я понимаю, почему ты себя так чувствуешь, хотя знаешь причины, побуждавшие Эрика хранить тайну. Но случай с женщиной на телестудии – это совсем другое дело.
– Разница невелика, – отозвался Джек. Он ценил стремление Валери помочь, но не желал возвращаться к этой теме. – Главное, Эрик довольно быстро приспосабливается. Я привыкну.
Он отобрал карточку и бросил ее на стол.
– Итак, что мы делаем сегодня вечером?
К счастью, Валери не возражала против обсуждения этого вопроса, но, к удивлению Джека, она сунула презервативы в карман его рубашки, похлопала его по груди и улыбнулась:
– Мне нужно сделать несколько звонков, потом мы обсудим завтрашнее расписание. Немного порепетируем. Кроме того, нам нужно подобрать тебе костюм для вечернего ток-шоу, поскольку мы к нему не готовы, – сообщила девушка и взяла виноградину с подноса, но Джек отобрал у нее ягоду, прежде чем она запихнула ее в рот.
– Эй!
Может, пришло время последовать совету Эрика? Послать к черту все опасения и сделать то, что ему хочется, тогда, когда ему хочется? А Джек хотел Валери Вагнер. Здесь и сейчас. Желание одолевало его столь сильно, что он почти осязал ее рядом с собой.
Молодой человек заставил заткнуться тоненький голосок в своей голове, который вопил: «Не торопись! Все обдумай! Не делай глупостей!» Он слишком хорошо понимал, что если остановится сейчас, то уже никогда не посмеет начать все сначала. И потом будет всю жизнь жалеть о своем решении.
Джек двинулся к Валери, медленно, шаг за шагом заставляя ее отступать, пока она не уперлась спиной в высокую колонну, отделяющую приподнятую площадку у входа от гостиной, расположенной уровнем ниже.
– Если я правильно тебя понял, мы проведем этот вечер вдвоем? – поинтересовался Джек и положил виноградину в рот девушке.
Она зажала ягоду зубами и, глядя ему прямо в глаза, сжала пальцами его предплечья. Только когда Джек опустил руки, она проглотила виноград.
– Я сказала, что нам нужно подготовиться к завтрашнему дню. У меня осталось несколько незавершенных дел. К тому же тебе надо выспаться. – Она улыбнулась. – Может, ты созвонишься с Эриком и Брисом и сходишь вместе с ними в клуб.
Джек кисло усмехнулся:
– Я бы так и поступил, но оставил дома свои кожаные штаны.
Он с удовольствием отметил, как распахнулись ее ресницы и немного расширились зрачки.
– Хм, – сказал молодой человек, снова поднимая руку и гладя волосы девушки, ниспадавшие на плечи. – Тебе нравится кожаная одежда?
– Джек, – начала Валери, но лишь тихо застонала от удовольствия, когда пальцы Джека принялись массировать ее шею и затылок.
– Ты немного напряжена.
– Да ну? – притворно удивилась она, выдавив из себя ироничную улыбку. – Интересно, с чего бы это?
– Ну, – откликнулся Джек, придвигаясь к ней ближе, – не знаю, как ты, а мне известен отличный способ подготовиться к напряженной работе в те дни, которые мы проведем в Нью-Йорке. Я собираюсь оттянуться на полную катушку сегодня ночью.
– Не сомневаюсь, – сухо ответила Валери. Однако она расслабилась, и ее бедра мягко соприкоснулись с его бедрами. – Знаешь, – лениво заметила девушка, когда Джек провел второй рукой по ее плечу, потом обнял ее за талию, – если так дальше пойдет, мы лишь подтвердим, что Эрик был прав.
Улыбка Джека стала озорной, и, наклонившись к ее лицу, он прошептал:
– Да. Но он к этому привык. Он всегда оказывается прав. Во всяком случае, так все мы получим удовольствие. – И приник к губам Валери, о которых мечтал с того времени, как их прервали в прошлый раз. Ее губы были гораздо приятнее, чем воспоминания о них. Этот поцелуй стоил того риска, на который он пошел, и даже более того.
Валери расслабилась, и ее обмякшее тело прижалось к его напряженному телу, некоторые части которого напрягались все больше. «Спасибо, господи», – вот и все, о чем Джек мог думать. Девушка так уютно устроилась в его объятиях, словно именно там было ее место. Это чувство ошеломило Джека. «Наконец-то», – крутилась в его голове неотвязная мысль, будто он ждал этого момента не два дня, а гораздо дольше. Быть может, всю жизнь.
В мозгу снова прозвучал тревожный звоночек, но Джек заблокировал его. Он не был пьян, приобрел опыт и поумнел. Он мог удовлетворить свои желания, не испытывая потребности жениться на их первопричине.
Но, черт возьми, он мог сделать процесс насыщения бесконечно длинным. И тем не менее все, что ему оставалось, – это тянуть время. Особенно теперь, когда ему не терпелось сорвать с Валери ее аккуратный костюмчик и погрузиться в изучение ее тела. В последнее время эта мысль превратилась в навязчивую идею. В действительности Джек не припоминал, чтобы ему когда-либо хотелось этого так... отчаянно – всплыло в его мозгу нужное слово.
Руки Валери скользнули вверх по его плечам, и он притянул ее к себе. Их поцелуй становился все глубже, пока мир не поплыл у Джека перед глазами. Боже, он настолько потерял голову, что это становилось смешным. Но ему было слишком хорошо, чтобы беспокоиться. На этот раз не алкоголь затуманивал его сознание. Да, он был пьян, но его одурманивало не что-нибудь, а близость Валери. Наконец он совершенно отчетливо понял, где хотел оказаться. Он во всем разберется позже. Потом. Насладившись, насытившись ею, он протрезвеет и сможет воспринимать ее объективно. Фактически это проблема спроса и предложения. К нему вернется способность соображать, как только он достигнет внутреннего равновесия.
Он провел руками по спине Валери, обхватил мягкие половинки и крепко прижал ее к себе. Ее тело было таким податливым, что он почувствовал, как в глубине его горла зарождается стон. Валери тоже застонала и немного изогнула спину. Джек готов был умолять ее: «Не заставляй меня больше ждать».
Очевидно, она думала о том же. Пальцы Валери пробежали по его плечу, коснулись волос и...
Ой!
Джек инстинктивно отпрянул назад, когда она запуталась в его волосах, сплошь покрытых гелем и лаком для укладки.
– Не двигайся. Мое кольцо... – Валери осторожно высвободила украшение из его шевелюры и – Джек готов был в этом поклясться – хихикнула.
Когда наконец он смог поднять голову и взглянуть на нее, в ее глазах еще светился озорной огонек.
– Тебе доставляет удовольствие чужая боль? Я не знал об этой стороне твоего характера.
Она покачала головой и, судя по веселому блеску ее глаз, ничуть не обиделась на его замечание. Именно это качество Джеку особенно нравилось в ней. Они понимали друг друга с полуслова, и при случае оба за словом в карман не лезли. Черт, это действовало возбуждающе.
– Ну, ты многого обо мне не знаешь, – сказала Валери. – Но я не испытываю радости, причиняя боль другим. Просто мне никогда не приходилось заниматься сексом с парнем, у которого в волосах лака больше, чем у меня.
Джек усмехнулся, снова положил ее руки себе на плечи.
– Итак, вот что мы сейчас делаем? Занимаемся сексом?
Взгляд девушки стал откровенно насмешливым, а в голосе появились ироничные нотки.
– Ну, во всяком случае, мне так показалось. А как бы ты это назвал?
Ее тело было плотно прижато к нему, и возбуждение Джека граничило с болью. Итак, как бы он это назвал? Джек поразился тому, что затронул этот вопрос, хоть и в шутку. Однако он не мог отрицать, что его задели слова Валери. Почему? Разве он ждал от этих отношений чего-то большего, чем секс, кайф, ночь, проведенная вместе? В таком случае напрашивался вопрос: чего, черт возьми, он хочет? Любви? Она не настолько вскружила ему голову. Он просто испытывал к ней дьявольское влечение. Верно? После долгого хождения вокруг да около любой нормальный мужчина чувствовал бы себя так же, не правда ли?
Его сердцебиение участилось, и на этот раз не потому, что Валери прижималась к нему всем телом. Впервые беспокойство просочилось сквозь возведенные им барьеры. Джек знал, что делал здесь. Они оба знали. Валери наконец оказалась в его объятиях, и если он хоть что-то понимал – а в этом сомневаться не приходилось, – примерно через пять минут она разделась бы донага. Он не хотел упустить возможность раздеться одновременно с ней из-за эмоционального порыва, который можно легко списать на близкое к помешательству вожделение.
– Просто это прозвучало так, словно мы старшеклассники, – отшутился он и шевельнул бедрами. – А я чувствую себя немного взрослее.
Валери внимательно взглянула ему в глаза, и Джек замер, опасаясь, что все разрушил. Ему показалось, что прошла вечность, прежде чем она снова заговорила.
– Тогда, – и в глазах девушки снова появился озорной блеск, – у меня есть очень взрослое предложение.
Джек осмелился вздохнуть.
– Какое?
Валери провела ладонью по его груди, расстегнула одну пуговицу на рубашке, затем вторую.
– Э-э... исповедь.
Ее ноготки слегка царапнули ему по груди, и Джек на мгновение лишился голоса.
– Исповедь?
Он вздрогнул, когда ногти девушки скользнули вниз по его животу и замерли у пояса брюк.
Валери развернулась, поменявшись с ним местами. Теперь Джек стоял, прижавшись спиной к колонне. И на этот раз он был только рад, что она взялась распоряжаться.
Валери распахнула его рубашку, потянулась к нему, ущипнула за подбородок, затем ее руки переместились в область поясницы. Джек снова испытал сладостное ощущение, когда ее тело прижалось к нему. Он чувствовал бы себя еще лучше, если бы на ней было поменьше одежды. Молодой человек как раз собирался объяснить это, но Валери заговорила первой:
– Я хочу сделать признание: я мечтала провести пальцами по твоим волосам с того самого дня, как мы вместе вытирали пол в моей ванной.
Джек быстро погружался в оцепенение, вызванное гормональным всплеском, но слова девушки вернули его к реальности. Молодой человек изумленно открыл глаза (надо же, он и не заметил, когда закрыл их).
– Честно?
Валери кивнула. Она выглядела немного смущенной.
– Так вот, – продолжала она, – я подумала: что если я возьму бутылку вина, а ты найдешь флакончик гостиничного шампуня и ванную? Включи горячую воду.
Джек усмехнулся:
– Это взрослая часть твоего предложения?
– Тебе не кажется, что лучший способ запустить пальцы в твои волосы – это вымыть тебе голову?
Джек считал, что возбужден до предела. Но по его бедрам пробежала дрожь, когда он представил себе, как они вдвоем, нагие, стоят под горячим душем, сплошь покрытые скользкой мыльной пеной.
– И верно, лучше не придумаешь, – ответил он хрипло.
И в этот момент в дверь постучали.
– О нет, только не сейчас, – взмолился Джек, хватая Валери за руки. – Я не допущу, чтобы нас снова прервали.
Он потянул ее вглубь апартаментов.
– Служба доставки, – раздался голос за дверью.
Валери высвободила руки.
– Иди узнай, где тут душ.
Джек сердито запыхтел. Им ужасно не везло, когда дело касалось их отношений.
– Если ты не придешь через пять минут, я вернусь за тобой. Учти, я буду голым. И мне плевать, кого я приведу в смущение.
Валери озорно улыбнулась:
– Я выжду шесть минут, просто чтобы увидеть этот спектакль.
Джек рассмеялся. Как ей все время удавалось найти нужный ответ? Он подумал, не раздеться ли ему прямо в гостиной, но стук в дверь повторился. Валери неохотно подтолкнула его в спину и пошла открывать дверь.
Джеку понадобилось несколько минут, чтобы найти ванную. Во всяком случае, их ванную. К каждой спальне примыкала ванная комната. Судя по смятым простыням, первую спальню, в которую он сунулся, облюбовали Эрик и Брис. Не желая случайно увидеть то, от чего может упасть его, э-э, настроение, Джек быстро перебрался в их с Валери спальню и там нашел их собственную ванную.
Она была огромная, богато украшенная. С одной стороны располагалась джакузи, установленная ниже уровня пола, со второй – просторная душевая кабинка со множеством встроенных насадок для распыления воды. Стены кабинки были покрыты зеркальной плиткой.
– Хм, где будет веселее?
– Это имеет значение?
Джек обернулся и увидел Валери, которая держала в руках ведерко с бутылкой шампанского. Он усмехнулся:
– Наверное, нет.
Забрав у Валери ведерко, молодой человек поставил его на пол рядом с джакузи.
– Позволь мне угадать: подарок от Эрика и Бриса?
Валери покачала головой:
– От хозяек журнала. Они видели ток-шоу и решили таким образом выразить тебе благодарность.
– Очень мило с их стороны.
Джек заметил, что девушка чем-то обеспокоена. Он знал, что зря позволил ей подойти к двери. Вот только ему не хотелось признавать, что его досада вызвана более глубокими чувствами, чем опасение получить отказ. Поскольку, признав это, он должен был бы признать и то, что Валери нужна ему не только ради нескольких часов безумного секса.
– В чем дело? В записке сказано что-нибудь еще?
Валери натянуто улыбнулась:
– Они скоро будут здесь. Джек застыл.
– Здесь? В этой комнате? Сейчас? Девушка рассмеялась:
– Нет, нет. В городе. Они приезжают завтра. На передачу. Господи, видел бы ты свою физиономию!
Джек открыл шампанское. Валери подпрыгнула и негромко вскрикнула, когда пробка вылетела из бутылки и отрикошетила от одного из зеркальных квадратиков.
– В общем, так: с нашим везением я бы не удивился, если бы они явились прямо сюда сейчас, – сказал молодой человек. Он взял два бокала, которые Валери сунула в ведерко со льдом, наполнил их шампанским и передал один девушке.
Она улыбнулась, сделала глоток и чуть-чуть поморщилась, когда пузырьки защекотали у нее в носу.
– За то, чтобы Нью-Йорк стал твоим! – провозгласила она тост и, отведя взгляд, легонько почесала нос.
«За то, чтобы ты стала моей», – как молния, сверкнули слова в мозгу Джека. Затем последовала короткая вспышка паники и долгое удивление. Он чокнулся с Валери и пригубил шампанское, смущенный своей оплошностью. «Стала моей на эту ночь», – мысленно поправился он. Может, на обе ночи, если повезет. Но, учитывая скорый приезд владелиц журнала, завтра ему такой шанс не представится. Но это именно шанс. Не начало чего-то большего. Чего-то длительного.
Вроде... отношений.
Он определенно должен побольше налегать на шампанское. Просто из предосторожности. Так, опять эта фраза.
– Если мы будем мыть тебе голову, – заговорила Валери, – лучше начать с душа.
– Начать?
Девушка сделала шаг к нему.
– Немного мыла, пены и расслабляющее погружение в массажную ванну...
Все мысли насчет того, что последует дальше – во всяком случае, после душа, – испарились, когда Джек обнял ее рукой за талию и притянул к себе.
– В кои-то веки я невероятно счастлив, что ты занялась составлением моего расписания, – сказал он. – Только сначала я хочу задать тебе один вопрос...
Дурак! Соглашайся на то, что она тебе предлагает, будь благодарен и заткнись. Куда там. Заметка на память: эти дерьмовые советы разрушают твою жизнь. Не обращай на них внимания. Немедленно вернись в свое прежнее состояние бесчувственного мачо.
Конечно, он будет одинок, зато не будет страдать от сексуальной озабоченности или душевной сумятицы.
– Да?
Одинок? О чем это он вдруг? Он не был одинок. Он был один, это верно. Разница огромная. – Допустим, ему нравится думать, что эта женщина может навсегда остаться в его жизни. Но это временное помешательство. Через два дня они не друг на друга будут лезть, а на стенку. Вероятно. Может быть. Но он все равно хотел узнать одну вещь.
– Почему? – Джек улыбнулся и безуспешно попытался придать своему лицу безразличное выражение. – Я знаю, что между нами возникло невероятное притяжение, но...
– Но хотя мое тело говорит «да», мой разум отвечает «нет»?
– Примерно. Почему сейчас они в один голос говорят «да»?
– Я очень собранная, целеустремленная личность. – Губы девушки изогнулись в ехидной усмешке. – Наверное, тебе будет трудно удержаться от комментариев, но, поскольку ты хочешь переспать со мной, ты меня устраиваешь.
Джек сжал губы и пожал плечами. Потом ухмыльнулся и кивнул. Валери рассмеялась:
– Помнишь наш ночной разговор, когда мы говорили с тобой о дружбе, развлечениях и о жизни во внерабочее время. В твоих словах была доля правды. Я часто отказывала себе в вещах, которые не имели отношения к достижению моей цели.
– Ты имеешь в виду отличный секс?
– Да, наверное, хотя я не монашка. Но ты заставил меня взглянуть на ситуацию со стороны и задать себе несколько трудных вопросов. – Она хитро улыбнулась. – Да, с тех пор как ты рядом, мне постоянно хочется уйти в самоволку из монастыря. Но ты... сложный человек.
– Я? Брось, я простой парень. С примитивными потребностями.
Валери вскинула голову.
– Ты сказал, что я ничего о тебе не знаю. Но я начинаю потихоньку узнавать. И многое в тебе вызывает мое восхищение. Я серьезно, – заметила она, когда Джек рассмеялся. – Твоя дружба с Эриком, например. Твой взгляд на жизнь и умение видеть вещи в перспективе, сознавая степень их важности. Даже то, что ты отказываешься воспринимать серьезно многие проблемы, – хотя из-за тебя у меня началась бессонница.
– Кажется, ты отлично все проанализировала и обобщила. Так что тебя смущает?
Валери пожала плечами:
– Прежде всего, ситуация, в которой все мы невольно оказались. Это все усложняет.
– Поскольку препятствует осуществлению твоих занудных целей?
– Да, – признала Валери.
– Так что же изменилось? Валери снова пожала плечами:
– У нас был удачный день. Дела идут невероятно хорошо. Кажется, у нас появилась возможность выйти с честью из этого предприятия. И я стараюсь преодолеть себя, пустить все на самотек, для разнообразия.
– Поскольку твоя цель близка к осуществлению. Валери Вагнер, исполнительный директор журнала «Хрустальный башмачок».
– По крайней мере, сейчас у меня появилась надежда, что все закончится именно так.
– А не Армагеддоном, который, по-твоему, я просто обязан был навлечь на вас.
– Вот-вот, – рассмеялась Валери. – Но, возможно, тебе будет интересно узнать, что это не единственный шаг, который я сделала в направлении новой жизни. В прошлый четверг, после вечеринки, я пригласила Джен на обед. На не деловой обед.
Валери заявила об этом с неподдельной гордостью, но Джеку почему-то не захотелось подтрунивать над ней.
– Наверное, в каком-то смысле я должна быть благодарна тебе за это, – продолжила девушка.
– Мне? А я-то здесь при чем? – улыбнулся Джек. – Хотя, конечно, если это увеличит мои шансы сегодня, я с радостью приму твою благодарность.
Валери улыбнулась, но ее глаза беспокойно бегали.
– Ты не делал ничего особенного. Просто я наблюдала за вами с Эриком и в конце концов поняла, что мне не хватает близкого друга. В первый раз в жизни мне захотелось разделить с кем-нибудь свою ношу. Ты понимаешь? Мне сейчас так не хватает человека, которому можно поплакаться в жилетку. Это, конечно, не значит, что я бы ему все рассказала, – спохватилась она.
Вот когда у Джека защемило сердце. Тревожно защемило. В Валери не было фальши. Он никогда не встречал такого прямого и честного человека. Да, эта девушка сводила его с ума, и она понимала это и обладала достаточным чувством юмора, чтобы посмеяться над собой. Более того, она помогала ему понять себя, и у них появлялся повод посмеяться вместе. А это все меняло.
Он прижал ее к себе и наклонился, так что их лбы соприкоснулись.
– Я знаю, что это не одно и то же, но пока наша затея не закончилась, ты всегда можешь прийти ко мне и пожаловаться. Заметь, я сказал «ко мне», а не «на меня», – добавил он с шутливой улыбкой. – В любое время, когда захочешь.
Теперь ее глаза наполнились тревогой, и Джек удивился, что он сказал что-то не так.
– Эй, я не имел в виду...
Я понимаю, что ты имел в виду. – Валери подняла голову и мягко поцеловала его в губы. – И спасибо тебе. Ты и в самом деле хороший человек, тебе это известно?
– Да, конечно, так не дай ему пропасть, хорошо? – Сердце Джека перестало сжиматься, теперь оно колотилось как ненормальное. Молодому человеку пришлось сделать над собой усилие, чтобы вернуться на твердую почву. – Так вот почему мне сегодня вечером так повезло! Потому что я хороший человек.
– Ну, – в тон ему ответила Валери, окинув его задумчивым взглядом, – я обнаружила, что нахожусь в шикарном гостиничном номере, в руке у меня бокал отличного шампанского, неподалеку – горячий душ и симпатичный парень, который явно хочет меня раздеть. И мне подумалось: может, я заслужила право на короткую передышку? Может, мы оба ее заслужили? В конце концов, кому, как не нам, известно, что поставлено на карту? Мы не собираемся делать глупости, которые подвергнут риску все достигнутое нами с таким трудом. Об остальном никому знать не обязательно... кроме нас.
Вот она, мечта каждого мужчины. Женщина, которая желает его сейчас и не строит никаких планов на будущее. Не странно ли, что ему лишь сильнее захотелось, чтобы их отношения получили продолжение?
– Отлично, поскольку я не хочу делить этот момент или тебя с кем-нибудь другим.
Никогда.
Он попятился, увлекая ее за собой к душевой кабинке, затем протянул руку и включил душ.
Когда пар начал медленно подниматься, Валери поднесла свой бокал к его губам. Она стянула рубашку с его плеч, затем притянула к себе его руку, в которой он сжимал бокал, и тоже сделала глоток шампанского. Наклонившись, она покрыла холодными, шипучими поцелуями его грудь, затем выплеснула содержимое бокала ему на плечо. У Джека перехватило дыхание, когда капли холодного напитка коснулись его соска, а Валери быстро прикоснулась губами к другому. Он вздохнул и откинул голову. В этот миг он понял, что одной ночи ему будет мало. Слишком мало.
Кто знал, что она окажется столь... смелой? Хотя он не должен был удивляться, что Валери возьмет инициативу в свои руки. Интересно только, насколько непредсказуемой может быть Мисс Пунктуальность и Тщательное Планирование.
Джек допил последний глоток, затем не глядя положил оба бокала в раковину. Приподняв подбородок Валери, он приник к ее губам, так что холодное шампанское потекло ей в рот. Она застонала и открыла рот шире. Их поцелуй становился все более страстным. Джек повернул голову, теснее прижался к ее губам и шагнул под душ вместе со своей возлюбленной.
– Джек, ~ – пробормотала она, пытаясь вырваться. – Мы же в одежде.
– Да, – ответил он. – Иди сюда.
Она засмеялась, когда он втащил ее прямо под струи воды. Они оба мгновенно промокли.
Джек прижал ее спиной к стене кабинки, покрытой зеркальной плиткой.
– Мне до смерти хотелось стащить с тебя одежду с самой первой нашей встречи.
– Да, теперь ее действительно придется стаскивать, – рассмеялась Валери.
– Проклятье, – усмехнулся Джек, покрывая поцелуями ее щеку и шею. – Это займет мучительно много времени.
Он медленно расстегнул верхнюю пуговицу на ее блузке.
– В самом деле? – спросила она томно, чуть прикрыв глаза. Валери тихо ахнула, когда его пальцы коснулись ее мокрой кожи. Их дыхание участилось, и Джек расстегнул вторую пуговицу, затем третью.
– Непременно, – пообещал он, распахивая белую шелковую блузку.
Мокрая материя стала полупрозрачной, поэтому ему было заранее известно, что он найдет под ней. На Валери был изящный кружевной бюстгальтер, который только подчеркивал ее прелести. Его всегда привлекали выпуклости – чем пышней, тем лучше. Поэтому он удивился тому, как разожгли его страсть маленькие упругие бугорки. Он приник ртом к одному из них, услышал, как Валери судорожно вздохнула, почувствовал, как изогнулась ее спина. Затем он потянулся к другой груди, сорвал с Валери лифчик и блузку и перебросил их через зеркальную перегородку.
Он обхватил ее груди ладонями, и Валери прикрыла глаза. Она застонала, выгнулась, когда он сжал ее соски. Он исследовал каждый дюйм ее трепещущего тела, проводя ладони вдоль ее боков. Опустившись на колени, он взял ее за бедра и развернул лицом к стене. Она ахнула, когда ее обнаженная грудь соприкоснулась с мокрой плиткой, и Джек едва сдержался, чтобы не содрать с нее юбку.
Он провел руками по ее бедрам, прижал руки к ягодицам. Сколько раз он видел, как она уходит от него? Сколько раз он представлял себе, как проделает это? Но происходящее все равно казалось ему нереальным, как сон.
Джек расстегнул молнию и медленно стянул с нее юбку. Боже, как она была прекрасна! Он едва не проглотил язык.
– Господи, – выдохнул он, обнаружив, что на Валери белый пояс с чулками и полупрозрачные трусики. Трусики были надеты поверх пояса, поэтому ему нужно было только стянуть их и...
Хотя тело Валери трепетало от каждого его прикосновения, девушка рассмеялась:
– Терпеть не могу колготки.
Я тоже, – признался Джек. Он провел пальцами по ее бедрам, прикоснулся к промокшим трусикам.
Валери застонала. Джек снова развернул ее спиной к стенке, и ее руки тут же устремились к его волосам. Молодой человек улыбнулся, прижавшись щекой к внутренней стороне ее бедра.
– Я тебе не говорил, что иногда твои простодушные порывы сводят меня с ума?
– Насколько я помню, мы собирались вымыть тебе голову, – напомнила Валери и вздрогнула, когда он прижался губами к мокрой ткани ее трусиков. – Но, думаю, это может подождать.
Она водила пальцами по его влажным волосам. Рука Джека скользнула под тонкую ткань ее трусиков. Он вздрогнул, когда почувствовал, как напряглась плоть его возлюбленной. Он приник губами к ее телу, наслаждаясь его ароматом.
– Господи! – простонал Джек, чувствуя, как ее ногти царапают ему кожу, и от этого его возбуждение только возросло. Женщина извивалась все быстрее, сильнее, постанывая, и едва не потеряла равновесие, когда он довел ее до пика наслаждения.
Они оба тяжело дышали, когда Джек стянул с нее трусики. Поднимаясь с колен, он запнулся и пожалел, что не разделся раньше. Теперь снять мокрые брюки будет непросто, а он в своем нетерпении был готов изорвать их в клочья. Вода стекала по его лицу и телу, и Джек заставил себя снизить темп. Уперев ладонь в стенку рядом с головой Валери, он постарался успокоиться.
Валери смотрела на него огромными, дразнящими, затуманившимися от удовольствия глазами. Ее ленивая улыбка манила его все сильнее, когда ее руки коснулись пояса брюк.
– Давай я помогу, – сказала она.
Ее волосы, которые она всегда аккуратно закручивала в узел, растрепались. Пока она осторожно расстегивала молнию на его брюках, Джек нежно вытащил шпильки из ее прически, и мокрые пряди рассыпались по плечам Валери.
– Ты такая красивая, – прошептал он, целуя ее в лоб, а затем в кончик носа.
Валери негромко рассмеялась, и когда она заговорила, ее голос звучал низко и немного хрипловато.
– Только мужчина, которому очень приспичило, мог сказать такое. Наверное, у меня под глазами растеклась тушь, а волосы...
Джек поцеловал ее, не дав договорить. Он впился в ее губы с неистовством, которое удивило даже его самого. Понимает ли Валери, что в этот поцелуй он вложил все чувства, которые испытывал к ней, а не пытался заставить ее замолчать и напомнить, что ему нужно раздеться. Он выражал себя таким образом. Поскольку не представлял, какими словами можно описать тот безумный порыв, почти одержимость, которая овладела им, когда их тела соприкоснулись.
Никогда, никогда прежде он не испытывал такой сильной потребности защищать, оберегать. Она пробуждала в нем все инстинкты, которые женщина может пробудить в мужчине. Все это показалось бы Джеку смешным, если бы у него сохранилась хоть малая толика здравого рассудка. Он никогда не превращался в первобытного дикаря, общаясь с женщинами, но дело было не только в этом. В его объятиях очутилась та представительница слабого пола, которая менее всего нуждалась в подобных проявлениях его мужской природы. Он никогда не встречал человека, способного позаботиться о себе лучше, чем Валери. Как ни странно, это лишь усиливало его чувства.
Валери расстегнула молнию и осторожно стащила с него брюки вместе с облегающими трусами, наконец вернув Джеку свободу. Он оттолкнулся от стены и начал снимать с себя рубашку.
Валери ласково убрала его руки.
– В чем дело? – воспротивился Джек, удивившись настолько, насколько вообще это было возможно в его нынешнем состоянии. – По-моему, я в одной мокрой рубашке не буду смотреться так же сексуально, как ты в поясе и чулках. – Он окинул Валери взглядом и продолжил: – Воспоминание об этом навеки запечатлеется в моем мозгу. – Его губы тронула едва заметная улыбка. – Черт возьми, как теперь я буду смотреть на тебя в твоих любимых костюмах, не испытывая при этом...
– Вот этого? – поинтересовалась Валери, опустила руку и провела ладонью по низу его живота.
Джек дернулся, чуть не упал на кафельную стенку и с трудом кивнул, обнаружив, что ее ласковые прикосновения лишили его дара речи. Его рубашка свалилась на пол душа, а в руках у Валери оказался пакетик с презервативом, который она выудила из нагрудного кармашка.
– О! – только и смог сказать Джек. Валери улыбнулась и надорвала пакетик зубами.
Мужчина застонал, страстно желая перейти к следующему этапу, прежде чем его возлюбленная наденет ему эту проклятую штуковину. Сама мысль о том, что Валери прикоснется к...
– О боже, – вздохнул он, когда она сделала это.
Возможно, дело было в ее мимолетной улыбке, или в блеске ее глаз, или в чем-нибудь еще, но Джек полностью утратил контроль над собой. Она судорожно вздохнула, когда он сжал ее влажные, шелковистые бедра, прижал к стене и проник в нее одним махом. Валери обхватила его ногами и впилась ногтями Джеку в плечо. Мужчина пытался замедлить движения, но им овладело безумие. «Счастье», – эхом отдавалось в его мозгу, снова и снова, с каждым толчком. Он вдруг почувствовал такое умиротворение. Абсолютное доверие. Он просто безумец. Он знал, что такого не бывает. И все-таки волны новых ощущений снова и снова накатывали на него, и Джек больше не задавался вопросом, что связывает его с Валери. Он подумает об этом позже. Непременно.
Сейчас он мог лишь прижимать ее к себе еще крепче и удерживать как самое дорогое сокровище, пока страсть бурлила в нем, выплескиваясь в ритмичных движениях. Но даже когда безудержный пыл утих, он не отпустил свою возлюбленную. Он не хотел, чтобы она покинула его. Джеку казалось, что он может стоять так, пока вода не остынет, но и тогда ничего не изменилось бы. Измученный и обессиленный, он больше не мог противиться своим чувствам. Он не мог больше убеждать себя, что Валери вызывает у него только физическое влечение.
Он прижался губами к ее шее, уговаривая себя не совершать необдуманных поступков. Но понимая, что уже поздно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100