Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15
ПРЕЛЮДИЯ

Как правило, мужчины не сразу понимают, что слово на букву «П» означает нечто большее, чем страстные ласки и глубокие поцелуи. Дамы, эти мужчины поддаются воспитанию. Рано или поздно они научатся. Однако опасно недооценивать мужчину, которого учить не нужно. У этого парня может быть масса недостатков, и все-таки он похитит ваше сердце. Я говорю о мужчине, который понимает, что самый мощный афродизиак в мире – это... умение вместе посмеяться.
– Так, так, – изумленно промолвил Эрик. – А я-то думал, что только на мне штаны не держатся.
Валери отпихнула Джека и сказала:
– Именно поэтому я не хочу этого. С тобой я теряю чувство реальности. Господи!
Джек не пытался остановить ее. Валери обошла вокруг стола, прихватив по пути свой неизменный блокнот. Можно подумать, они сидели на собрании и вдруг ни с того ни с сего начали страстно целоваться. Джек покачал головой и, грустно улыбнувшись, посмотрел на друга:
– Ты всегда умел выбрать время! Эрик не смутился и ответил с улыбкой:
– Как в тот раз, когда Джилл Локерман чуть было не ослабила бдительность, когда ты полез к ней под юбку.
– Может, она и не стала бы возражать, – парировал Джек. – Я отрабатывал движения.
– Движения, – фыркнул Эрик. – Женщина – это не подушка. Вообще-то, они реагируют.
– Можно подумать, ты знаешь.
– Да, – ответил Эрик.
Валери смотрела на них, как на умалишенных.
– Может, мы вернемся к делу? – Джек собирался что-то сказать, но девушка взглянула на него так, что он мигом прикусил язык. – И пожалуйста, без обезьянничанья.
– Она сравнила тебя с приматом, – заметил Эрик. – Кажется, тебе нужно еще потренироваться.
Валери смерила Эрика взглядом.
– Дай мне совет: как женщине добиться толку от двух взрослых мужчин, которые, сойдясь вместе, и пяти минут не могут продержаться без плоских студенческих шуточек.
Эрик почесал стриженый затылок, сделав вид, что размышляет, затем лучезарно улыбнулся:
– Увы, боюсь, это неизлечимо.
В кои-то веки Джек мудро решил воздержаться от участия в перепалке и сел за стол. Валери с Эриком последовали его примеру, и следующий час они провели за обсуждением предложений от газет и телестудий, которые наперебой приглашали Прекрасного Принца.
Когда Валери наконец закрыла свой блокнот, Джек допил вторую чашку кофе и откинулся на стуле.
– Не обижайся, приятель, – обратился он к Эрику, – но я не понимаю, что нашло на этих людей.
– Ты недооцениваешь притягательную силу смазливой физиономии, – равнодушно ответил Эрик.
– О да, я неотразим, – согласился Джек.
– Он прав, – сказала Валери и быстро добавила: – Я имею в виду Эрика. Серьезно, возможно, все дело в том, что ты не совсем такой, каким они тебя представляли. Постарайся не задирать нос, но, по общему мнению, ты красивее, чем среднестатистический парень.
– Ты мне льстишь, – отозвался Джек, закидывая ноги на стул, стоявший рядом с ним.
– Смысл вот в чем: все надеялись, что Прекрасный Принц действительно окажется прекрасным, однако люди – циничные существа, поэтому они знали, что скорее всего их ожидания не оправдаются. И тут появляешься ты. Конечно, облик у тебя не совсем королевский. Немного шероховатый по краям. Более мужественный, чем ожидали читательницы. С изюминкой, которая привлекает внимание женщин.
Джек чуть улыбнулся и посмотрел Валери в глаза.
На этот раз девушка не занервничала, придерживаясь деловой линии поведения.
– Ты твердо отстаивал свои позиции, беседуя с репортерами, будь они мужчинами или женщинами. Думаю, это усилило твою привлекательность. – Валери постучала карандашом по столу. – Но теперь ты будешь участвовать в более продолжительных, а значит, более содержательных интервью. Воодушевленная публика – это любопытная публика. Кто-нибудь начнет копаться в твоем прошлом и, естественно, узнает, что ты был женат. Мы должны подготовить объяснение, почему парень, который дает советы женщинам, не сумел сохранить свой брак.
– Э, послушай, – начал Джек, разом теряя веселость, но Валери перебила его:
– Возможно, ты считаешь, что их это не касается, но должна тебя предупредить: по их мнению, все твои поступки, мысли и слова имеют непосредственное отношение к ним. Иногда они придают огромное значение самым нелепым вещам.
Джек поглядел на Эрика:
– Я начинаю понимать, почему ты соблюдал конспирацию.
Эрик пожал плечами:
– Я и представить себе не мог, что наша затея примет такие масштабы.
– Именно поэтому я хотела вывести тебя из игры. Ты должен был произвести сенсацию, а потом снова скрыться в своем убежище. Важно было сохранять элемент таинственности. От тебя требовалось разжечь интерес читателей и повысить объем продаж, но не доводить публику до умопомрачения.
– А что думают хозяйки журнала? – поинтересовался Эрик.
Валери вздохнула:
– Ты еще спрашиваешь? Вивиан на седьмом небе от счастья. Аврора считает, что Джек почти так же хорош, как мятный джулеп. А Мерседес даже во сне слышит, как щелкает калькулятор.
Джек теребил в руках бумажный стаканчик из-под кофе, разрывая загнутый ободок на длинные полоски.
– По-видимому, никому не станет легче, если сейчас я скажу «извините». – Он сконфуженно улыбнулся. – В очередной раз.
Валери внимательно посмотрела на молодого человека:
– Нам станет легче, если ты отнесешься к делу серьезно. Все время, оставшееся до следующего интервью, мы с Эриком будем учить тебя, как отвечать на вопросы, которые, возможно, возникнут теперь, когда все помешались на Джеке Ламберте. Я имею в виду вопросы о браке, прежней работе, твоем детстве...
Бам! – Джек опустил ноги на пол.
– Нет, я не стану обсуждать эту тему.
– Если ты будешь уклоняться от ответа, они станут копать глубже, – возразила Валери, заметив, как мужчины обменялись взглядами.
– Уверен, мы что-нибудь придумаем, – сказал Эрик. – Предоставь это мне, ладно?
Валери поглядела на них скептически, как всегда, но поняла, что она останется в меньшинстве.
– Хорошо. Но пусть это будет нечто более интересное, чем реплика «без комментариев».
– Не беспокойся.
Валери невесело рассмеялась:
– Ну да. Нет проблем.
И тут в дверь постучали.
– Видишь, как действует, – сказал Джек Эрику. – Стучатся, прежде чем зайти.
Трейси просунула свой веснушчатый нос в комнату.
– Э-э, мисс Вагнер... – Она прервалась, беспомощно закатила глаза, хихикнула, а затем продолжила: – Я хотела сказать, Валери. Кажется, э-э, возникли некоторые разногласия насчет расписания?..
Как-то раз Джек провел в обществе ассистентки десять минут, но успел заметить ее привычку заканчивать каждое предложение вопросительной интонацией. Между тем Трейси увидела его, потом Эрика, и ее лицо стало пунцовым.
– Спасибо, Трейси. Положи бумаги на мой стол. Я вернусь через минуту.
Девушка открыла рот, но не произнесла ни слова. Ее взгляд был прикован к двум мужчинам. Наконец она кивнула, вздохнула и, прижав к груди желтый блокнот, попятилась к выходу.
– Давайте назовем эту болезнь лихорадкой Прекрасного Принца, – предложил Эрик и тихо рассмеялся, когда из коридора послышался звук удара, словно Трейси держалась из последних сил, закрывая дверь конференц-зала, а выйдя наружу, потеряла сознание.
Валери уже встала со своего места и принялась собирать вещи.
– Пойду посмотрю, что там случилось, а ты, Эрик, приступай к обучению Джека. – Она выловила листок из кипы бумажек. – Вот список вопросов, которые ему могут задать. Вики, ведущая ток-шоу, непременно постарается перевести разговор на тему личной жизни. Это ее конек.
Телефон Валери и ее пейджер зазвонили почти одновременно.
– Ну вот, пошло-поехало, – пробормотала она, выходя из комнаты. Она держала бумаги в одной руке и, прищурившись, читала сообщение на пейджере, в то же время прижимая телефонную трубку ухом к плечу и открывая дверь каблуком.
– Невероятная женщина, – сказал Эрик, когда дверь захлопнулась прежде, чем кто-нибудь из них успел помочь Валери выйти. – Боевая.
Улыбнувшись, он повернулся к Джеку:
– Не тот тип, который тебе обычно нравился, насколько я помню.
– Полагаю, я тоже не ее тип, и вообще эти отношения не имеют будущего. Черт, возможно, они уже стали прошлым, благодаря тебе.
Эрик коротко рассмеялся:
– Ты недооцениваешь себя. Или ее. Но о чем ты думал, когда решил соблазнить ее на работе? Что если бы в дверь вошел не я, а ее легкомысленная ассистентка? Да все бульварные газеты города вцепились бы в эту новость. Девчонка выложила бы им все за просто так, им даже не пришлось бы предлагать ей деньги.
– Я ничего не планировал заранее, ясно? Это случается между нами как-то само собой.
Эрик уселся поудобнее.
– По-моему, ты относишься к этому не так беспечно, как обычно. – Его лицо медленно расплылось в улыбке, когда Джек промолчал. – Кажется, назревает что-то серьезное.
– Это какая-то дикая химическая смесь. Поверь. В реальной жизни мы бы постоянно набрасывались друг на друга.
– Иногда это хорошо. – Эрик закинул руки за голову и удовлетворенно вздохнул. – Очень хорошо.
– Пощади меня, – взмолился Джек. Эрик хмыкнул:
– Я лишь хочу сказать, что иногда трудное начало объясняется подавленным разочарованием.
– Я разговариваю с автором колонки советов или с моим другом, у которого наконец наладилась интимная жизнь?
Эрик вызывающе вскинул голову:
– Какая разница?
Теперь уже Джек рассмеялся и покачал головой:
– Черт, едва ли кто-нибудь сможет дать дельный совет относительно того, что мы делаем. Или не делаем, если уж на то пошло.
– Это лишь уловка, которая удерживает вас от дальнейших шагов, не так ли?
– С ее стороны? Да.
– А с твоей?
– Что на тебя вдруг нашло, доктор Рут?
– Просто ответь на мой вопрос. Если бы мы не увязли в этой мистификации, ты, наверное, двинулся бы напролом, не гадая, куда заведет тебя этот путь, верно?
– Честно говоря, если бы не эта мистификация, мы с ней вообще не встретились бы.
– Значит, все дело в сходстве.
– Говорю тебе, это химия. В ней и во мне есть нечто такое, что, соединяясь, мгновенно воспламеняется. В нормальных условиях, думаю, мы даже не взглянули бы друг на друга.
– Но это произошло. Так что трудно судить. Люди часто убеждены, будто знают, что им нужно. Пока наконец не находят то, что им действительно подходит. Знаешь, шумиха в прессе не будет длиться вечно.
Джек скрестил руки на груди:
– Да, если бог существует.
Эрик красноречиво взглянул на друга.
– Знаю, знаю. С этой минуты я буду паинькой, обещаю.
Эрик расхохотался:
– Так что же? Ты пойдешь дальше, не так ли? Я имел в виду именно это, когда говорил, что тебе следует быть открытым новым возможностям.
Я должен вернуться к работе. Когда эта свистопляска закончится, я найду нормальную работу и уеду. Если между мной и Валери что-нибудь и произойдет, то это произойдет сейчас. Валери уже начала притормаживать, и, поскольку ты пресек мой порыв, по-моему, весь наш разговор теряет смысл.
Эрик многозначительно улыбнулся.
– Знаешь, для парня, который не занимался сексом...
– ...уже пару часов... Джек ухмыльнулся:
– Не сыпь мне соль на раны. Эрик лишь рассмеялся:
– Послушай, возможно, у меня долго не было никаких отношений. По правде сказать, никогда. Но я внимательно наблюдал, обсуждал, анализировал. – Он подался вперед, становясь серьезным. – И могу сказать лишь одно: легко списать все на химию. Такое действительно происходит постоянно. Но, по моему опыту, когда условия не благоприятствуют, такие отношения прекращаются. Вы же не подходите друг другу, и ваша встреча произошла в самое неудачное время, однако вам очень трудно разойтись в разные стороны.
– Может, мы оба упрямы и одержимы мыслью о сексе.
– А может, вас удерживает вместе нечто большее, чем химия.
Учитывая, что всего час назад Джек сказал нечто подобное Валери, слова Эрика не должны были встревожить его. Тем не менее у него возникло странное ощущение в области живота, а на лбу выступила холодная испарина.
– Теперь я вспомнил, почему никогда не любил беседовать с тобой о женщинах. Ты мыслишь слишком аналитически, желая найти то, чего нет.
– Однако именно я первым сказал тебе, что Шелби...
Джек вскинул руку.
– Пожалуйста, – попросил он. – Давай хоть раз поговорим о женщинах, не упоминая ее имени, ладно? Умоляю тебя.
– Хорошо, хорошо. Но раз уж мы вспомнили о ней...
Джек издал стон, но Эрик продолжал:
– Я серьезно. Независимо от предыдущей темы я подумал, что, возможно, нам – или мне – следовало бы связаться с ней и рассказать о последних событиях. Просто на всякий случай.
Джек посмотрел на Эрика как на безумца.
– Знаешь, может, тебе стоит держаться в стороне. Поскольку любовь, похоть или черт знает что еще явно лишили тебя способности соображать. Ты в своем уме?
– Я просто пытаюсь предусмотреть все варианты.
– Ты же знаешь, что она сейчас где-нибудь на острове в крохотном купальнике соблазняет своего фотографа или кувыркается с ним в каком-нибудь другом экзотическом местечке. Чего она точно не делает, так это не читает американскую прессу и не смотрит американские телепрограммы. Уж поверь мне.
Эрик, казалось, смирился.
– Мне всего лишь пришла в голову такая идея.
– Идиотская идея. Эрик рассмеялся:
– Ужасно трогательно, учитывая актуальность женской темы в последние дни.
– Будь снисходителен ко мне. Я никогда в жизни не говорил столько об отношениях между мужчиной и женщиной, тем более с незнакомцами – причем, заметь, с незнакомцами, которые тычут мне в лицо микрофоном. Просто не понимаю, как ты можешь это делать.
Эрик улыбнулся и пожал плечами:
Что тебе сказать? Я нахожу человеческие взаимоотношения увлекательными.
– Ладно, давай поговорим о чем-нибудь другом? Например, о том, где тебя носило последние два дня? Меня не интересуют непристойные подробности. Но даже парень, влюбившийся первый раз в жизни, должен о чем-то рассказать. Как у тебя дела? И какое отношение ко всему этому имеет агент по недвижимости?
Чтобы уклониться от пристального анализа своей личной жизни, Джек был готов выслушать историю об отношениях Эрика и Бриса, рискуя узнать детали, о которых нормальный мужчина предпочел бы не слышать.
Эрик был только рад угодить ему.
– Помнишь, я говорил, что мы с Брисом любовались окрестностями Потомака по пути в «Хрустальный башмачок»? Нам обоим понравилось это спокойное и уютное местечко. Поэтому мы посовещались и решили кое-что там присмотреть.
Несмотря на радостный тон Эрика, Джек видел, что его друг немного нервничает.
– Так вы вместе... смотрели?
– Я знаю, о чем ты подумал. События развиваются слишком быстро. Я понимаю это лучше, чем кто-либо другой. – Эрик умолк, потом вздохнул, и его лицо стало таким счастливым, что у Джека отпала всякая охота подтрунивать над ним. Эрик усмехнулся. – Со мной происходит то, что я считал самым страшным ночным кошмаром.
Джеку вспомнился его бурный роман с Шелби. Только здесь не было пальм и коктейля Май-Тай. Судя по всему, Эрик потерял голову от любви.
– Только будь осторожен. Ничего не подписывай второпях. Я хочу сказать: если это настоящее чувство, куда тебе спешить?
– Если ты беспокоишься, что Брис охотится за моими деньгами, то зря. Ему нужно больше беспокоиться на этот счет, чем мне.
– Что ты имеешь в виду?
Эрик покрутил в руках стаканчик из-под кофе.
– Ну... я размышлял. Последние две недели я чувствовал себя невероятно хорошо. И дело не только в Брисе. Я получил возможность быть самим собой, не опасаться, что обо мне подумают читатели. Пойми меня правильно: я искренне забочусь о них. И они многое дали мне. Но, в конце концов, они для меня чужие люди. А я позволил им управлять моей жизнью. Теперь я вернул себе свободу... – Он замолчал и дернул плечом. – Я и представить себе не мог, какое это счастье.
– Ты хочешь сказать, что, возможно, бросишь писательскую деятельность?
Эрик опустил голову, продолжая играть с кофейной чашкой.
– Возможно. – Он поднял взгляд на Джека. – Ты считаешь, что это глупая идея?
Теперь пришел черед Джека пожимать плечами.
– Это твоя жизнь.
– Но?
– Я не знаю. Кажется, ты внезапно обрел все сразу. Ты получил возможность делать то, что хочешь, и не опасаться разоблачения. А благодаря шумихе, которую устроила пресса, твоя популярность взлетела до небес. Твои книги точно станут бестселлерами.
– Я знаю, я и об этом думал. – Эрик бросил взгляд на часы и поднялся со стула. – Нам пора на самолет. Затем мы должны будем подготовиться к шоу «Чак и Вики».
Джек встал. Он видел, что Эрик хочет сменить тему, и готов был ему подыграть. Однако как его друг он обязан был высказать то, что у него на душе.
– Ты должен поступать так, как тебе нравится. Ты заслужил это право. Но прошло всего несколько недель. И мы пока не выбрались из нынешней переделки. Просто не принимай поспешных решений, ладно?
В конференц-зал влетела Валери:
– Ребята, вы готовы? Машина ждет. Вы все обсудили?
– Все, что действительно важно, – ответил Эрик, а затем, обращаясь к Джеку, сказал: – Не буду, если и ты не будешь, – и указал глазами на Валери.
Джек усмехнулся и придержал дверь, пока все они выходили из помещения. «Да, немногого стоит мое умение давать советы! Или принимать их», – подумал он, глядя на Валери, которая шла впереди него. Из-за того, что он не смог вовремя заткнуться, им предстоит провести бок о бок следующие три дня.
Вопрос в том, сможет ли он совладать с собой, не пытаясь уговорить Валери соединить другие, более желанные части тела.
Через семь часов Джек сидел в гримерной студии «А». Пока его волосы укладывали с гелем и пудрили лицо, чтобы кожа не блестела, он наблюдал за Валери. Девушка просматривала гардероб, который Джен подготовила для поездки в Нью-Йорк. Из-за грозы их самолет вылетел с опозданием из Национального аэропорта
type="note" l:href="#fn32">[32]
, а потом наземные службы задержали посадку по прибытии в аэропорт Ла-Гуардиа
type="note" l:href="#fn33">[33]
. Они не успели зарегистрироваться в гостинице и вместо этого сразу поехали на студию со всем багажом. Валери вытащила чемодан Джека с одеждой – естественно, не тот, который собирал он сам, поскольку его личные вещи Эрик увез в отель «Плаза», равно как и остальные сумки. Кстати, об Эрике...
– Где Эрик? Почему он еще не вернулся? Конечно, Брис не самый большой парень в мире, однако я уверен, что Эрик не засунул его в чемодан вместе с одеждой.
Валери улыбнулась, но через мгновение снова принялась сортировать наряды, что-то бормоча себе под нос. Она разнервничалась во время перелета, и в конце концов Джек с Эриком молча уткнулись в развлекательный журнал для пассажиров, дабы избежать очередной лекции.
– Кстати, вы заметили, сколько из этих чемоданов принадлежало ему? Господи, можно было подумать, что это у него выступление. Никто и не догадывался, что он такой модник. Этот щеголь был нагружен одеждой, как лошадь. А я-то считал, что это образное выражение.
Мужчина-парикмахер уложил последнюю прядь волос и усмехнулся:
– Милый, иногда одежда действительно красит человека. – При этом он выразительно посмотрел на полинявшие джинсы Джека и его мятую рубашку, затем отвернулся и принялся собирать свои инструменты.
Гримерша тоже сделала последний взмах большой мягкой кисточкой, которой она пудрила Джеку лоб, и, наклонившись к нему, шепнула:
– А иногда совершенно безразлично, во что мужчина одет. – Она подмигнула ему и начала складывать свои вещи в черную холщовую сумку огромных размеров. – Скоро они тебя позовут, ясно, дорогой?
– Спасибо за помощь, – ответил Джек, улыбнулся и подмигнул, краем глаза заметив, как Валери возвела глаза к потолку. Когда гример и парикмахер ушли, он смог наконец взглянуть па себя в зеркало. – Может, я поспешил. Неужели это модно? По-моему, я мог просто не причесывать волосы, когда проснулся сегодня утром, – результат был бы тот же.
Валери довольно долго рассматривала его, потом сказала:
– Не трогай прическу. И не размажь косметику. Мужчины. Вы хуже, чем младенцы.
– Забавно, я думал, ты будешь дергаться больше, чем мать, чье дитятко впервые декламирует стихи со сцены. Судя по всему, прическа и грим мне идут. – Джек откинулся на мягком стуле и положил ногу на ногу. – Итак, мамочка, что я надену по торжественному случаю? – Он стиснул руки. – Как ты думаешь, я им понравлюсь? Понравлюсь ли я им на самом деле?
– Я не хочу нервировать или расстраивать тебя, но ты понимаешь, что сегодня предстанешь перед миллионами людей? Может, ты прекратишь наконец валять дурака?
– Ну, прости за то, что я попытался хоть как-то разрядить атмосферу. Может, ты наконец поймешь, что твое напряжение и беспокойство плохо на меня влияют?
Валери вытащила из чемодана пару черных брюк и голубую хлопковую рубашку с коротким рукавом, украшенную однотонной синей вышивкой в гавайском стиле, затем повернулась к Джеку:
– Да, я вижу, как ты волнуешься. Даешь непрошеные советы персоналу, флиртуешь с гримером. Ты прямо комок нервов!
– Я лезу с непрошеными советами, только когда нервничаю, – возразил молодой человек с преувеличенной серьезностью.
Валери не выдержала и улыбнулась:
– Ладно, ладно, извини. Я просто боюсь, что ты воспринимаешь все слишком легкомысленно. Это невероятно. Это грандиозно.
– Мне нравится, когда женщины говорят мне об этом.
– Видишь? Именно это я имею в виду.
Джек оттолкнул стул. Он взял рубашку и брюки у Валери, повесил их на вешалку и потянулся к девушке.
Валери отступила на шаг.
– О нет. Пожалуйста, без рук. Я не выдержу, если ты ко мне прикоснешься. Не сейчас и уж точно не здесь. Кроме того, ты должен перео...
Не дав ей договорить, он заключил ее в объятия и поцеловал. Валери вцепилась в его рубашку, но он не мог понять, хочет она его оттолкнуть или, наоборот, притянуть ближе. Главное, она не сопротивлялась. И когда Джек поднял голову – на несколько секунд позже, чем планировал, – они оба тяжело дышали.
– Немедленно прекрати это, – потребовала Валери, но Джек не мог воспринимать серьезно слова, слетавшие с губ, которые он только что поцеловал.
– Я лишь хотел помочь тебе освободиться от подавленных негативных эмоций.
– Ага. Высокомерный, самонадеянный, сексуальный... и бескорыстный. Понятно, почему я не могу устоять.
Джек склонил голову набок и улыбнулся:
– Так ты находишь меня сексуальным? Издав жалобный стон, Валери оттолкнула его.
– Держи, – приказала она, срывая брюки и рубашку с вешалки и кидая ему. – Переодевайся. Через пять минут тебя позовут за кулисы.
Джек бросил одежду на стул и стянул свою помятую рубаху, рассмеявшись, когда Валери отвернулась.
– Эй, я хотел получить поцелуй на удачу, как любой мужчина, отправляющийся на битву. Но даже у меня есть свои принципы. – Он снял джинсы, подождал немного, потом усмехнулся, заметив, что девушка исподтишка наблюдает за ним в зеркало. – Мне нужно хотя бы десять минут для полноценного интимного контакта.
Валери фыркнула, выразив всю меру своего презрения, и повернулась к Джеку лицом как раз в тот момент, когда он застегивал брюки.
– Ну ладно. Человек, которому требуется на это всего десять минут, не нарушит моих планов.
Джек расхохотался, просунул руки в рукава рубашки и, все еще посмеиваясь, застегнул пуговицы.
– Браво, мисс Вагнер, браво.
Раздался тихий стук, и в комнату заглянула молодая женщина. Ее волосы были стянуты в растрепанный пучок, а на ухо надет наушник с микрофоном.
– Ваш выход, мистер Ламберт.
Джек растерянно посмотрел на Валери, неожиданно ощутив в груди холодок. Это было всего лишь очередное интервью. Он твердил себе об этом целый день. Молодой человек кивнул женщине, но, когда он с натугой выдавил из себя улыбку, ему стало ясно, что не одна Валери сейчас переживает за их дальнейшую судьбу. Просто он справлялся со стрессом несколько иначе, чем она. Однако, вспомнив поцелуй, Джек пришел к выводу, что его способ все-таки лучше.
– Все будет хорошо, – прошептала Валери, выходя из комнаты впереди него.
– Ого, теперь ты решила меня подбодрить.
– Именно теперь тебе это необходимо, – парировала девушка.
Следуя за сотрудницей телестудии, они прошли за кулисы, где Джеку прикрепили микрофон.
– А теперь, – объявила ассистент режиссера, – все будет так, как мы это проделывали на репетиции перед шоу. Сейчас идет перерыв на рекламу. Когда мы вернемся в эфир, ведущие представят вас. Ждите, пока не услышите свое имя. Зрители начинают хлопать в ладоши, вы выходите в центр сцены, здороваетесь с Чаком и Вики, а затем садитесь на свободный стул между ними. Вы пробудете на сцене около восьми минут, ответите на несколько вопросов, потом мы снова включим рекламу – и все. – Женщина широко улыбнулась. – Вам понятно? Если есть вопросы, самое время их задать.
– Мне все ясно, – уверил ее Джек.
Ассистент режиссера сделала шаг назад и что-то сказала в микрофон. Заиграл оркестр, послышались приветственные возгласы, прожекторы снова зажглись, и ведущие начали говорить.
У Джека перед глазами промелькнула вся его жизнь. Чем он обкурился, когда решил, что выдержит это испытание? «Это просто еще одно интервью. Это просто еще одно интервью», – шептал он, пытаясь успокоить сердцебиение. Он не слышал своих мыслей – не то что голоса ведущего, назвавшего его имя.
Ассистент режиссера махнула ему рукой, показывая, что пора выходить на сцену. Но его ноги отказывались ему повиноваться. И вдруг Валери зашла ему за спину и чувствительно ущипнула его за зад.
Джек от изумления открыл рот и рассмеялся.
– Задай им жару, мой сладкий, – шепнула ему на ухо Валери.
Так он и вышел на сцену, продолжая широко, и немного бесшабашно улыбаться, отчего женская часть аудитории радостно завопила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100