Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14
ПОЛОВОЕ ВЛЕЧЕНИЕ

Страсть – это могучая сила. Она может оглушить вас, лишить дара речи, сделать невосприимчивым к реальности. Страсть – коварная штука. Она может вас убедить, что нет ничего важнее, чем утолить ее. Страсть губительна. И все-таки не страшитесь рискнуть, чтобы получить желаемое. Иначе она извернется и сама цапнет вас за пятку.
Валери Вагнер была женщиной на грани.
Вопрос в том, на грани чего? Ее карьера стремительно развивалась. Но всякий раз, когда она видела перед собой улыбающиеся лица фей-крестных, ее начинали терзать угрызения совести. И всякий раз, когда она смотрела на ухмыляющуюся физиономию источника своих душевных мук, ее влекло к нему все сильнее. Как бы Валери ни злилась, она ничего не могла с этим поделать.
Это угнетало.
– Они прибыли, – сообщила Трейси, ее новая помощница, по внутренней связи. – Я скажу, чтобы они шли в конференц-зал, мисс Вагнер?
– Да, пожалуйста. И называй меня Валери, ладно?
– Да, мисс Вагнер. – Секретарша осеклась и хихикнула. – Я хотела сказать, Валери.
Валери вздохнула и собрала свои бумаги. Была ли она молодой? Наверное. Но ей хотелось верить, что она никогда не была такой пустышкой. Когда Элейн велела нанять человека, который возьмет на себя часть текущей работы, отнимавшей все больше времени, Валери втайне обрадовалась. У нее будут свои подчиненные! Она планировала заполучить энергичную, целеустремленную помощницу, которая жаждет найти себе достойное дело. Такую, какой она сама была в начале своей карьеры. И в середине. Вернее, всегда, вплоть до своего перехода в «Хрустальный башмачок».
Но ей досталась Трейси. Исполненная благих намерений, неуклюжая Трейси, с ресницами, густо накрашенными тушью. Которая, помимо всего прочего, была племянницей Элейн. Ей было девятнадцать, она только что закончила школу и решила устроить перерыв перед поступлением в колледж. У Валери возникла мысль, что ее используют, дабы у Трейси не возникло желания затягивать этот самый перерыв. Во всяком случае, не прошло и двух дней после появления новой сотрудницы, как она прониклась важностью своей миссии.
Уходя, Валери задержалась у рабочего стола своей подопечной. Трейси занималась тем, что обводила расписание цветными фломастерами. Валери оставалось надеяться, что ее ассистентка использует какую-нибудь систему, однако, бросив взгляд на компьютерную заставку из мультфильма «Губка Боб», она поняла, что такие определения, как «методичный» и «обдуманный», в данном случае не применимы.
Валери положила короткий, аккуратно напечатанный список телефонных номеров на стол Трейси.
– Пожалуйста, позвони этим людям. Тебе нужно всего лишь получить от них подтверждение, поэтому ты быстро справишься. Если кто-нибудь из них будет колебаться, попроси их связаться со мной. Если у них изменились планы, скажи им, что я перезвоню.
Трейси оторвалась от своего шедевра и посмотрела на начальницу, как младенец, который только что выяснил, зачем нужна бумага.
– Надеюсь, вы не возражаете, – сказала она, кивком указывая на настольный календарь и снимая колпачок с очередного фломастера. – Я люблю яркие цвета. Мне кажется, нашему миру не хватает ярких красок.
– Ты прямо Питер Макс.
– Кто?
Валери с трудом сдержала тяжкий вздох.
– Не важно. Только сначала обзвони людей по списку, договорились?
Трейси закрыла фломастер и кивнула, тряхнув светлыми волосами.
– Конечно, босс. – Она обмахнулась листком с телефонами. – Знаете, я все еще не могу поверить, что вы закадрили Прекрасного Принца.
«Я не могу поверить, что хочу закадрить Прекрасного Принца», – подумала Валери, но вслух ничего не сказала.
– Кто же знал, что он такой милашка? – восторженно продолжила Трейси. – Все мои подружки с ума сойдут, когда я расскажу им, что он стоял в паре шагов от меня и разговаривал...
– Трейси, а как же телефонные звонки? – прервала ее трескотню Валери, слабо улыбнувшись.
Ее помощница немедленно приняла серьезный, деловой вид – так, как она это себе представляла. У Рене Зельвегер получилось бы более убедительно.
– Да, мисс Вагнер. – Валери вздохнула, и ассистентка, смущенно кашлянув, поправилась: – Валери. Я сейчас этим займусь.
Покачав головой, Валери быстрым шагом направилась в конференц-зал. Почему, пообщавшись с Трейси несколько минут, она почувствовала себя на пять лет старше, чем была на самом деле? Затем она мысленно щелкнула переключателем и начала готовиться к встрече с Эриком и Джеком.
Примерно двадцать семь часов назад Валери простилась с ними на пороге штаб-квартиры «Хрустального башмачка, Инк.», предварительно договорившись с Эриком, что он сам объяснит Джеку причины ее недовольства. После этого она закрутилась как белка в колесе, ни на минуту не выпуская из рук мобильника и карманного компьютера.
Как оказалось, телефонные звонки, поступившие в пятницу утром, были только предвестниками лавины.
– Боже, хоть бы только он играл по правилам и просто сказал «нет», как мы и договаривались, – пробормотала она.
Поскольку если бы это произошло, она спокойно засыпала бы по ночам и перестала бы принимать «Ролэйдс»
type="note" l:href="#fn30">[30]
как приправу к каждому блюду. Конечно, когда ей удавалось что-нибудь перехватить.
Валери толкнула дверь, ведущую в конференц-зал, твердо решив взять ситуацию в свои руки и не уступать ни дюйма, пока не убедится, что они движутся в одном направлении. В том, которое укажет она. А намеревалась она сделать следующее: отделаться от журналистов, чье любопытство они – вернее, Джек – возбудили до предела, и ни разу не поскользнуться при этом; не допустить, чтобы Джек грелся в лучах славы хоть на секунду дольше, чем это необходимо, и наконец свернуть эту чертову аферу. Тогда, наверное, она сможет вернуться к более гуманному и размеренному ритму жизни, как и положено директору по связям с общественностью, работающему в журнале, который выходит раз в два месяца. Не исключено, что некоторое время спустя она даже перестанет чувствовать себя виноватой, успокоится и будет наслаждаться успехом.
Кто знает, может, ей даже удастся разобраться с причинами необъяснимого влечения, которое она испытывала к Джеку.
Однако оптимизм Валери быстро угас, когда она увидела Джека, сидящего за столом и разговаривающего с незнакомой красоткой.
– Полагаю, женщины бывают озадачены поведением мужчины так же часто, как мужчины – поведением женщин. Включая меня, – разглагольствовал Джек, ведя дружелюбную и несколько развязную (по мнению Валери) беседу. Конечно, Джек просто был самим собой, но от этого результат не менялся. – Поэтому я не могу помочь мужчинам, – продолжал он. – Но я стараюсь по мере возможности раскрыть тайны мужского пола женщинам.
Когда Валери справилась с непрошеным приступом разочарования, которое немного смахивало на ревность, она соединила два очень важных фрагмента информации. Первое, Джек давал советы насчет взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Второе, маленький диктофон, который стоял перед незнакомкой, свидетельствовал, что дама записывает его комментарии. Следовательно, она была репортером.
Когда Трейси сказала: «Они прибыли», Валери была уверена, что она имеет в виду Джека и Эрика.
– Где Эрик? – выпалила девушка, думая лишь о том, что она должна немедленно прекратить этот фарс. Кроме того, ей требовалась поддержка.
– Валери, как здорово, что ты пришла. – Джек снял ноги с черного стола, на который он непринужденно их закинул. – Эрик, как всегда, задерживается.
Он явно пребывал в чертовски хорошем настроении, когда встал и указал на изящную, стройную, мило улыбающуюся блондинку.
– Петра Макаби, разрешите представить вам Валери Вагнер. Валери, это – Петра. Она корреспондент британского журнала «Okay!». – Джек усмехнулся, довольный собой.
«Пора с этим заканчивать», – подумала Валери.
– Здравствуйте, – процедила она, изобразив нечто вроде улыбки.
– Рада познакомиться, – ответила бойкая британка. Когда она встала, ее пышные волосы и пышные груди дерзко колыхнулись. В ней все было вызывающим.
Валери была сыта по горло наглецами.
– Валери работает директором по связям в «Хрустальном башмачке», – пояснил Джек.
Молодая женщина изогнула аккуратно выщипанную бровь, и в ее блестящих голубых (а как же иначе) глазах мелькнуло узнавание:
– А!
Она могла не продолжать: «Та самая, с первой полосы бульварной газеты». Все и так было ясно.
Петра протянула ей руку. Валери злорадно заметила, что ногти у журналистки были изгрызены, и хотя понимала, что ведет себя недостойно, ей было все равно.
– Надеюсь, вы не возражаете против моего визита, – сказала Петра с очаровательным британским акцентом. – Обещаю вам, я буду писать только хорошее. – Улыбнувшись, англичанка с обожанием взглянула на Джека.– Как будто о нем можно сказать что-нибудь плохое.
Джек ухмыльнулся, а Валери едва сдержалась, чтобы не состроить гримасу.
– Да, конечно, я ценю интерес, который вы проявили к официальному представителю нашего журнала, но в данный момент его договор предполагает некоторые ограничения в том, что касается интервью. Джек, боюсь, я обещала, что ты встретишься с несколькими другими представителями прессы, так что мы рискуем выйти за рамки нашего соглашения. – Она обернулась к прыткой Петре. – Уверена, вы меня понимаете.
В глазах Петры появился любопытный блеск.
– О да, конечно. – Она поглядела сперва на Джека, потом на Валери и начала собирать вещи.
Джек решил вмешаться:
– Послушай, Валери, не торопись. Петра пишет статьи типа «Один день из жизни...». Я думал, ты будешь рада возможности представить журнал на европейском рынке.
Петра убрала диктофон и застегнула свою модную сумку от «Гуччи».
– Все в порядке, Джек. Полагаю, благодаря тебе я получила достаточно материала для работы. – Она улыбнулась Валери, и в ее взгляде читалось некоторое самодовольство. – Даже более чем достаточно.
– По крайней мере, позвольте мне заказать для вас машину, – предложил Джек, неохотно смирившись с внезапным изменением в своих планах.
Петра махнула рукой:
– Я и так отняла у вас много времени и не хочу, чтобы из-за меня вы откладывали встречу с мисс Вагнер. Как я понимаю, она хочет обсудить с вами важные вопросы. Я сама могу позаботиться о себе. – Бросив последний лукавый взгляд на Валери, она надела красные солнцезащитные очки «Boomslang» и ушла.
– В последнем я уверена, – пробормотала Валери, которую достало, что все подряд называют ее мисс Вагнер. Слишком уж это обращение соответствовало ее стервозному настроению. «День из жизни...», черт побери. Скорей уж «Ночь в моей постели».
Джек закрыл дверь конференц-зала и повернулся к Валери, которая стояла, скрестив руки на груди.
– Что все это значит? Мне действительно понравилась идея со статьей.
– Мне кажется, что тебе нравится все, одетое в облегающий черный свитер.
Губы Джека искривились в усмешке.
– А-а.
– Нечего акать! – Валери бросила записную книжку на стол. – И сотри эту развеселую ухмылку со своего лица. Разве Эрик ничего тебе не объяснил? Ты вообще понимаешь, что происходит?
– Я не ухмыляюсь.
Из горла Валери вырвалось рычание, и молодой человек поспешно поднял руку:
– Я не буду веселиться.
– Как я понимаю, ты и в самом деле начинаешь считать себя Прекрасным Принцем, не так ли? – Валери снова сложила руки. – Возможно, благодаря своему очарованию ты выдержишь еще несколько интервью и обольстишь нескольких репортерш, но не забывай, что я знаю правду. Я знаю, кто ты на самом деле.
Джек подошел к ней ближе, и его взгляд вдруг стал очень сосредоточенным. Валери потребовалось сделать над собой усилие, но она осталась стоять на месте.
Мужчина остановился в нескольких дюймах от нее.
– Ты меня не знаешь, – тихо и веско промолвил он. – Ты ничего не знаешь обо мне, за исключением обрывков информации, которые я вынужден был тебе открыть, чтобы разыграть этот фарс.
Валери сопротивлялась его интонациям, которые действовали на нее почти гипнотически, не позволяя разорвать визуальный контакт.
– Я знаю одно, – сказала она, проклиная легкую дрожь в голосе. – Только что ты дал этой женщине материал для статьи, которая больше подходит для хроники скандалов, чем для очерка, который привлечет внимание широкой публики и принесет нам пользу.
– Ничего подобного. У нас все было хорошо, пока ты не пришла.
– Не сомневаюсь. – Валери услышала свой голос словно со стороны и только теперь поняла, как он звучит. Кажется, Джек подумал о том же, поскольку уголки его губ дрогнули. – Никого не интересует, чем ты занимаешься в свое свободное время. Однако у тебя нет свободного времени, пока мы не разберемся с твоим фиаско.
– С каким фиаско? – спросил Джек, искренне озадаченный. – Я, конечно, понимаю, что никто из нас не ожидал такого поворота событий, но, насколько мне известно, журнал идет нарасхват, как горячие пирожки, и популярность Эрика растет с аналогичной скоростью.
– Поэтому ты вылез вперед и наобещал невесть что хозяйкам компании, хотя знал, что я против? Хотя мы договорились этого не делать? Ты хотел помочь Эрику? Сомневаюсь, что он...
– Нет, я сделал это по другой причине. Ты выглядела так, словно тебя вот-вот хватит удар, едва зашла речь о моем выступлении перед камерой. Давай начистоту, Валери: ты слишком много беспокоишься. И, откровенно говоря, я считаю, что ты недостаточно мне доверяешь.
– Тебе? Это ты мне не доверяешь! После того как наша фотография попала на страницы желтой газетенки, ты обещал меня слушаться. Ты хотя бы подумал о том, что следует сообщить мне об этой миленькой беседе? Нет. Ты не представляешь, через что я прошла на выходных и как трудно мне было сохранять нашу тайну, делая вид, что я добросовестно выполняю свои обязанности. – Валери понимала, что должна успокоиться и взять себя в руки. Джек держался совершенно спокойно, и на его фоне она не только чувствовала себя истеричной ведьмой, но и выглядела так же. – И где Эрик, черт возьми? Он должен был...
– ...присматривать за мной, – закончил за нее Джек. – Я знаю, ты считаешь меня тугодумом, но мне потребовалось не много времени, чтобы понять: ты не веришь, что я могу связать три фразы, если ты не изучила и не одобрила их. – Он наклонился к девушке и улыбнулся. – Хочешь верь, хочешь нет, но всего две-три недели назад я регулярно упражнялся в красноречии.
Джек не пытался подольститься к ней. Он вообще ничего не предпринимал. А как же влечение, которое она чувствовала, когда он вторгался в ее личное пространство? Совершенно нормальная реакция, учитывая напряжение, в котором развивались их отношения. Она должна держать себя в руках. И ей это удастся.
– Две или три недели назад твоя фотография не красовалась на обложке журнала. А после того представления, которое ты устроил перед прыткой Петрой, я могу с уверенностью сказать, что мои инстинкты не лгут.
Глаза Джека блеснули. Ну и наглость.
– Прыткая Петра, да? – Он протянул руку и провел кончиками пальцев по предплечью ее руки.
Валери постаралась не обращать на него внимания. Не вздрогнуть, поддавшись импульсу. Она отказывалась признать, что волоски на ее руке встали дыбом, а по телу пробежали мурашки. Джек был невыносим, дерзок и доставлял ей массу хлопот. Какое ей дело, если он прикоснулся к ней.
– Я не обратил внимания, – сообщил он. Валери рассмеялась:
– Ох, умоляю, – но не отодвинулась. Разумеется, чтобы доказать, что его прикосновение не действует на нее. Нет. Вовсе нет. Абсолютный иммунитет.
Улыбка Джека стала более явной.
– Хотя, на мой взгляд, при всей своей прыткости она весьма наблюдательная особа. В действительности, – продолжил он, снова гладя руку Валери от локтя до запястья, – она ясно поняла, что за скрытые страсти бурлят в этой комнате.
Страсти, которые никак не проявляли себя, пока ты не переступила порог.
Лишь когда Джек нагнулся вперед, Валери признала поражение и отвернулась.
– Думай, что хочешь, – буркнула она, открыла блокнот и постаралась сосредоточиться на своих записях. На чем угодно, кроме того, что этот дьявол делал с ней всякий раз, когда они оставались наедине. – Потому что Петра уже составила свое мнение. И она убедит в нем своих читателей.
Джек позволил Валери отступить. Опершись спиной на стол, он скрестил ноги и сложил руки на груди.
– Мне кажется, ты придаешь этому слишком большое значение. Я понимаю, что низкопробная газетенка, которая продается в супермаркетах, – это не лучшее средство повысить популярность. Однако сейчас речь идет совсем о другом. – Он выдал одну из своих самоуверенных улыбочек. – Кроме того, это будут английские супермаркеты. Чего нам бояться?
Прежде чем Валери начала перечислять, что именно может случиться, молодой человек снова заговорил:
– Все равно люди найдут предмет для пересудов. Во всяком случае, это привлечет их внимание к «Хрустальному башмачку».
Валери скрипнула зубами.
– Мы привлекли внимание людей своим положительным примером, так неужели теперь мы будем потворствовать их низменным прихотям? Не нужно, не отвечай. И бога ради, перестань так улыбаться.
Джек хихикнул. Валери зло фыркнула и села за стол. Подумать только, она на секунду предположила, что они могли бы провести вместе ночь, когда все закончится. Очевидно, это последствия недосыпания. Или, что не менее вероятно, полного отсутствия личной жизни.
– Нам нужно о многом поговорить. – Валери пихнула ногой стул, стоявший с противоположной стороны стола, и жестом предложила Джеку сесть, не заботясь, к каким выводам он придет.
К ее облегчению, Джек обогнул стол и шлепнулся напротив нее.
– Руби с плеча.
– Не искушай меня. – Валери начала перебирать свои бумажки, стараясь не смотреть на собеседника. Ей нужно научиться сохранять спокойствие в его присутствии. Она никогда не была такой вспыльчивой и сварливой, пока не встретилась с ним. Сколько она себя помнила, ни один человек не мог разозлить ее так быстро, как Джек Ламберт. Правда, он же мог развеселить ее быстрее, чем кто-либо другой. В этом состояла половина ее проблемы. Вернее, две трети.
– Эрик собирался прийти сегодня? – спросила Валери.
– Вообще-то, Эрик считает, что может положиться на меня. Я знаю, это очень глупо с его стороны, – ответил Джек, с насмешкой пожав плечами. – Он говорил о встрече с агентом по недвижимости. Понятия не имею, что он там затеял, но я никогда не видел его таким счастливым и взволнованным, поэтому решил, что, наверное, и мне придется полагаться на себя. – Выражение его лица немного смягчилось, и Валери была удивлена, с какой неподдельной душевностью он говорил о своем лучшем друге. – Ладно, признаю: наверное, я погорячился, согласившись на публикацию в журнале «People» и участие в ток-шоу. Я не должен был поддаваться на твою провокацию.
Валери откинулась назад.
– Я не провоцировала тебя. Мы договорились, что ты отклонишь все новые предложения. Это не провокация, а ожидание, что ты выполнишь свое обещание. Насколько я помню, ты сам был за это решение. Даже Эрик согласился. Он был готов нас поддержать, но нет, тебе надо было сунуться, спасти положение, доказать, что ты...
– Принц? – услужливо подсказал Джек. Валери швырнула в него карандаш.
– Эй! – Джек вскинул руку, защищаясь, и карандаш упал на пол.
– Вот это провокация, ясно? – огрызнулась Валери. – А теперь давай обсудим твое расписание на ближайшие дни.
– Валери... Девушка подняла руку.
– Мне следовало сказать: я объясню, каким будет твое расписание в ближайшие дни. Твой длинный язык виной тому, что мы сидим сейчас здесь.
– Послушай, где именно я, по-твоему, могу проколоться?
Валери положила руки на стол.
– Я не знаю. Когда я вошла, ты давал советы. Одно то, что ты читал книги Эрика, не делает тебя... – Она прервалась, поскольку Джек внезапно смутился и отвел глаза. С губ девушки сорвался короткий, хриплый смешок. – Боже мой! Ты их не читал?
– Я их просмотрел. Внимательно, – торопливо добавил молодой человек, затем вздохнул и откинулся на стуле. Валери продолжала хмуро смотреть на него. – Благодаря тебе я знаю краткое содержание его книг. Мы с Эриком много беседовали на эту тему. Я ведь не должен был давать советы, так зачем тратить время на чтение сотен страниц?
– О, я не знаю. Может, затем, чтобы иметь представление, на чем ты якобы заработал немалые денежки? Знаешь, просто на всякий случай! Вдруг кто-нибудь спросит тебя об этом. – Валери вскочила, злясь прежде всего на себя за то, что утратила контроль над своими эмоциями. Повернувшись спиной к Джеку, она подошла к окну. – Черт! – выругалась она вполголоса и замерла, почувствовав, что Джек встал у нее за спиной. – Не понимаю, почему я позволяю тебе со мной так обращаться.
– Я тоже не понимаю. Может, по той же причине, по которой я позволяю тебе так обращаться со мной.
Молодой человек нежно обнял ее за плечи и повернул к себе лицом.
Валери не могла заставить себя взглянуть ему в глаза.
– Я знаю, что не был образцовым дублером. Я даже не могу объяснить, почему сделал то, что сделал. – Он крепче сжал пальцы. – Но ты начинаешь руководить и командовать, и в следующее мгновение я соглашаюсь на одно, хватаюсь за другое. Бросаюсь в бой.
Наконец Валери подняла взгляд.
– Ах, значит, это я во всем виновата.
– Я этого не говорил. Может, мы оба ведем себя не самым лучшим образом. – Джек разжал пальцы и начал массировать ей плечи. – Ты очень напряжена.
– У меня много забот. – Валери насмешливо прищурилась.
Молодой человек надавил пальцами на ее плечи, и девушка едва не застонала от удовольствия, чувствуя, как уходит напряжение под его умелыми руками. Может, она действительно была слишком напряжена.
– Знаешь, я и не думал давать советы, – тихо сказал Джек.
Валери осознала, что непроизвольно закрыла глаза, пока ее собеседник массировал ей плечи. Она промолчала. В конце концов, они не спорили, и ей не хотелось выходить из блаженно-расслабленного состояния.
– Я просто повторил то, что сказал мне Эрик, когда описывал свою работу.
– Рано или поздно ты споткнешься. – Ее голос звучал сонно. – Тебе нельзя быть таким беспечным. Читатели воспринимают советы Эрика всерьез.
– Я понимаю.
Валери открыла глаза и взяла Джека за руки, заставляя его прекратить процедуру.
– В самом деле?
Молодой человек пристально посмотрел ей в глаза, прежде чем ответить.
– Я не знаю. Если у меня возникают проблемы, я никогда не ищу ответы в книгах. – Он чуть заметно улыбнулся. – Впрочем, у меня есть Эрик, так что мне это ни к чему. Но я не принижаю значение этого источника информации для других, если ты этого боишься.
Валери ничего не сказала. Она не знала, что сказать.
– Думаю, в глубине души ты знаешь, что можешь доверять мне, – продолжил Джек. – Хотя бы потому, что я никогда не причиню вреда Эрику.
– Я уверена, что ты никогда не сделаешь этого сознательно. Просто я считаю, что ты склонен к опрометчивым поступкам, и это пугает меня, поскольку на карту поставлено очень многое.
– Чего именно ты боишься? Потерять работу?
Валери на мгновение прикрыла глаза, потом снова открыла их.
– Не стану обманывать: это одна из причин.
– Но?
– Но главная причина, по которой я не могу спать по ночам и все время злюсь, это ложь. Я не умею лгать, Джек. И я не смогу наслаждаться успехом, если мы достигнем его посредством лжи.
– Книги Эрика существуют. Это правда.
– Но Прекрасный Принц – нет. Во всяком случае, не такой, каким мы его изобразили.
Джек не дал Валери убрать руки. Он развернул ее ладони и переплел свои пальцы с ее пальцами.
– Прекрасный Принц – это Эрик. Но он гей. Поэтому мы дали публике такого Принца, который подходит на эту роль наилучшим образом. Вот и все.
На губах Валери промелькнула невольная улыбка.
– Я не уверена, что ты придешься им по вкусу, и в этом состоит еще одна моя проблема.
Джек усмехнулся и, когда Валери отвернулась, разжал одну руку и осторожно взял девушку за подбородок, поворачивая ее лицом к себе.
– Мы никому не причиняем вреда. И мы даем шанс Эрику жить так, как он хочет, не принося в жертву все то, чего он достиг. Ты сказала, что люди серьезно относятся к его советам. Вероятно, потому что это чертовски умные советы. Зачем все рубить под корень? Зачем внушать им сомнения относительно того, о чем он говорил им годами? Кому от этого станет легче?
– Я не знаю.
Джек провел пальцами по ее щеке. Валери не отстранилась, хотя понимала, что ей следовало бы прекратить это. Но ей было слишком хорошо. Ей казалось, что чувство вины довлеет над ней уже много лет. Было так приятно хоть на мгновение разделить эту ношу с кем-нибудь другим.
– Я боюсь, что нам это выйдет боком. Не из-за моей работы. Но из-за того вреда, который это причинит хозяйкам компании, Эрику. – Она отвела руку Джека. – Они стали дороги мне. И наверное, я испугалась, что мы своими действиями нанесем им непоправимый вред.
Эрик усмехнулся:
– Это кое-что объясняет.
– Что именно?
– Наши напряженные отношения. Причину, по которой ты воспринимаешь меня как плохого парня или потенциально плохого парня. Ты делаешь из меня козла отпущения. Того человека, на которого можно переложить вину – хотя бы мысленно, – если наш план сорвется.
Валери открыла рот, чтобы объяснить Джеку, как он заблуждается, но ничего не сказала. Возможно, потому, что в его словах была доля истины.
– Ну, ты тоже во многом этому способствуешь.
– Каким образом?
– Например, так, – заявила девушка, делая шаг в сторону. – Ты провоцируешь меня, раздражаешь, а потом вдруг подходишь и становишься ласковым и понимающим. Прикасаешься ко мне и...
– Мне нравится к тебе прикасаться. – Он погрузил пальцы в ее волосы и шаг за шагом заставил девушку отступить к окну.
У Валери перехватило дыхание, когда он оказался так близко от нее. Однако она не вырывалась. Конечно, она могла убеждать себя, что все это бесполезно. Но она всего лишь придумала бы новую ложь.
– Кстати, ты тоже меня провоцируешь и злишь.
– Тогда почему наши ссоры все время заканчиваются вот так? – спросила Валери немного разочарованно.
– Яркий пример сексуального напряжения. Валери схватила Джека за руки, но не стала отталкивать его, когда он наклонился и поцеловал ее. Это был короткий, быстрый поцелуй, за которым последовала целая серия более мягких и нежных поцелуев в шею.
– Мы не должны этого делать, – задыхаясь, прошептала девушка.
– Как бы я хотел, чтобы ты была права, – отозвался Джек, склоняясь к ее плечу.
– Значит, ты тоже этого не хочешь?
– Это создаст дополнительные трудности. А я не люблю усложнять себе жизнь. – Джек прижал руки Валери к стеклу, его дыхание стало неровным.
– Тогда почему ты не остановишься? – Ей стало тяжело дышать, когда он теснее прижался к ней.
– Может, это нечто большее, чем сексуальное напряжение?
Валери не была в этом убеждена, и голос Джека звучал не слишком уверенно. Но момент был очень пикантный. Если бы ее юбка не была такой узкой, она могла бы обхватить ногами его бедра, и они оба получили бы то, что хотели.
– Как такое могло случиться? Я свожу тебя с ума, – пролепетала она, – ты доводишь меня до безумия.
– Это глупо. Я знаю.
– И что?
Джек поднял голову и взглянул на нее. Его серые глаза вдруг стали серебристыми. Желание, читавшееся в них, подействовало на нее столь же мощно, как прикосновения его рук и губ.
– А то, – ответил Джек, – что я не могу остановиться. И не хочу. Я думаю о тебе, не могу забыть тебя. Все время. У меня голова идет кругом. – Он удивительно нежно погладил кончиками пальцев ее щеку. – Может, нам просто нужно переспать.
Валери чуть улыбнулась. Ее позабавило то, с какой серьезностью Джек это сказал.
– Ты так считаешь? Джек тоже улыбнулся:
– Я не знаю, что думать. И по правде сказать, это на меня не похоже. Впрочем, в последнее время я – это совсем не я.
– Знаешь, – заметила Валери, более серьезным тоном, чем намеревалась, – я начинаю думать, что ты был прав. Я тебя совсем не знаю.
– Отлично! – Улыбка Джека стала шире. – Вот он, твой шанс.
Он снова склонился к ней.
– А что если я не захочу воспользоваться этим шансом?
– Тогда прикажи мне остановиться. Теперь уже Валери развеселилась.
– По-моему, я твержу тебе об этом битый час. Ох, это усмешка скверного мальчишки, которая заставляет ее сердце биться быстрее.
– Тем не менее ты стоишь здесь и позволяешь мне обнимать себя. Не в первый раз.
Валери рассмеялась:
– Думаю, мне придется поработать над собой.
– Давай, – подбодрил ее Джек и прижался к ее губам.
И когда она сдалась, обвила руками его шею и была готова слиться с ним в поцелуе... Естественно, дверь конференц-зала распахнулась.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100