Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11
ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

Как узнать, что вы встретили своего Единственного? Вы понимаете, что, каким бы длинным ни был ваш список «Почему мне не следует этого делать», вы будете возвращаться к нему снова и снова.
Черт, черт, черт, черт! – Джек бросил на стол бульварную газетенку и шлепнулся на высокий стул.
– Чем ты думал, дьявол тебя побери?! – Эрик ходил взад-вперед по квартире Джека. – Заметь, я не спрашиваю тебя, о чем ты думал в этот момент.
– Можно подумать, сегодня ночью ты думал о чем-нибудь, кроме задницы Бриса.
Эрик замер, и по его губам скользнула улыбка.
– У него милая задница, не так ли?
– О, прошу тебя! Давай обойдемся без зрительных образов, пока я не выпью чашечку кофе, ладно? – Джек снова взял газету и, выругавшись, провел рукой по волосам. – Валери уже видела это?
– Я звонил ей домой и на мобильный по дороге сюда. Глухо.
– Отлично. Прямо охренеть можно. Джек разглядывал большие, плохого качества фотографии на первой странице газеты. Покупатели, ожидающие своей очереди у кассы супермаркета, получат прекрасный повод для сплетен и злословия. На одной фотографии были запечатлены мужчина и женщина, слившиеся в страстном поцелуе. На второй – дабы развеять сомнения относительно личности по крайней мере одного из целующихся – была изображена удивленная и растрепанная Валери. Конечно, Джек знал, что прическа Валери была взъерошена из-за дождя, но на фото все выглядело по-другому. Газетный заголовок гласил:
ДИРЕКТОР ПО СВЯЗЯМ
РАСПЛАЧИВАЕТСЯ С ПРИНЦЕМ
ЗА ОКАЗАННЫЕ ИМ УСЛУГИ?
Автор короткой статьи высказывал предположение, что беспринципный директор по связям «Хрустального башмачка» воспользовалась старым как мир способом, чтобы уговорить Джека сняться для обложки. Писака задавал вопрос, какие именно обещания Валери дала Прекрасному Принцу, если для их выполнения она уединилась с ним в машине.
– Мы должны что-то сделать, – снова и снова повторял Эрик. – Мы должны принять меры, чтобы свести к минимуму ущерб, нанесенный журналу, его владелицам и Валери. Если, конечно, ее не увольняют. Вот где она может быть сейчас. Это объясняет, почему молчит ее мобильный.
Молодой человек отшвырнул газетенку. Она приземлилась прямиком на книгу, которую Джек оставил открытой на диване вчера ночью. Подумать только, он был так расстроен разговором с Валери, что попытался найти ответы на некоторые вопросы в одной из книг Эрика. Но, по-видимому, ему нужно было нечто большее, чем книжные советы. Он свалял дурака. Весь вечер прошел без сучка и задоринки, и вдруг – бабах! – секундное помутнение рассудка, и все летит к чертям.
– Что ты предлагаешь? – спросил Джек. Его приятель открыл рот, но настойчивый стук в дверь заглушил его слова. Махнув Джеку, чтобы тот не вставал, Эрик направился в прихожую.
– Я открою. Кто знает, кого черт принес на этот раз, – заметил он, но, заглянув в глазок, быстро отпер замок.
Привет, – сказал он, впуская Валери в квартиру. – Мы все утро пытались связаться с тобой.
– Я не отвечала на звонки с утра, поскольку сама звонила разным людям. – Она бросила газету на стол, потом заметила точно такой же экземпляр, валяющийся на диване. – Как я вижу, ты уже знаешь, к каким результатам привела твоя блестящая стратегия.
– Ты уже говорила с хозяйками журнала?
– О да, – ответила Валери. – У нас состоялся продолжительный разговор. – Она прошлась по комнате, прихлебывая кофе из кафе «Старбакс» и сердито поглядывая на Джека. – Я также беседовала со множеством репортеров – я даже не догадывалась, что их может быть так много. И судя по всему, все они в пятницу утром занимаются только тем, что читают эту проклятую «Стар».
Джек поднялся со стула. – Валери, я...
Девушка резко обернулась и посмотрела ему в лицо.
– И думать не смей! Ты не испытывал не малейших сожалений ночью, когда безрассудно затеял игру в кошки-мышки с этим папарацци, так не оскорбляй меня сейчас.
– Я не хотел...
Слишком поздно, – бросила Валери. – Иди прими душ и надень что-нибудь поприличнее. – Она повернулась к Эрику, пока Джек разглядывал свой наряд, состоявший из старых тренировочных штанов и футболки. – Помоги ему подобрать костюм из серии «среднестатистический молодой человек с хорошим потенциалом». Полагаю, джинсы и спортивная рубашка подойдут. Лучше в голубых тонах, чтобы подчеркнуть его глаза, но смягчить черты лица. – Затем она снова перевела взгляд на Джека. – И побрейся.
Могу я узнать, зачем все это нужно?
– Затем, что ты не должен выглядеть как забулдыга ранним утром. Нам нужно, чтобы ты выглядел как милый парень, который живет по соседству.
– А почему я должен изображать из себя милого парня!
Раскрыв свой ежедневник, Валери бросила его на стол рядом с Джеком.
– С чего мне начать? – спросила она, ведя изящным ноготком по набросанному от руки расписанию. Таблица была разделена на графы по часу и полчаса, и каждая ее строчка была заполнена.
– Господи! – выдохнул Джек, забрал стаканчик с кофе из рук девушки и осушил его.
Валери отобрала у него бумажный стакан.
– Он тебе не поможет. А я помогу. Иди и приведи себя в порядок. Затем мы обсудим план боевых действий. – И, бросив взгляд на Эрика, она добавила: – Нам нужен кофе. И еда. Вы ели, ребята? Я на ногах с пяти утра и сейчас умираю от голода.
Эрик махнул рукой:
– Я займусь этим. Что творится на улице?
– Кого заботит, какая сегодня погода? – рявкнул Джек. Он столько раз провел пальцами по волосам, что его шевелюра стояла дыбом.
– Я не погоду имел в виду, – пояснил Эрик.
– Пока я никого не заметила, – откликнулась Валери. – Когда ты приехал домой, Джек, за тобой не следили?
Джек вздохнул. Когда все пошло наперекосяк? Впрочем, он знал ответ на этот вопрос. Когда он поцеловал Валери. Черт, даже раньше. Когда он решил, что хочет поцеловать Валери.
– Наш дорогой папарацци дежурил у моего дома, когда я наконец вернулся.
– Наконец?
Да, наконец. Я поколесил некоторое время по городу, ясно?
Валери не стала допытываться насчет подробностей, и Джек подумал: пусть она считает, что он пытался сбить со следа других назойливых фотографов. На самом деле он ехал по городским улицам, размышляя, что ему делать с Валери. Вернее, как заставить себя держаться подальше от Валери. Фактически это было несложно. Как Джек полагал на тот момент, с профессиональной точки зрения он свои обязательства выполнил за исключением, возможно, одного-двух появлений на публике. Проблема состояла в том, что с личной точки зрения он не был готов расстаться со своей новой знакомой.
– Никого больше ты не видел?
– Нет. Когда этот парень сообразил, что я один, он потерял интерес. Наверное, отправился пристраивать фотографии, чтобы сегодня же получить свои денежки. – Джек отодвинул стул. – Послушай, я хочу...
Валери подняла руку:
– Ты хочешь принять душ. Эрик, я готова убить за кунжутный рогалик со сливочным сыром. Мне нужно сделать еще несколько звонков и отчитаться перед хозяйками журнала. – Сказав это, она бросила взгляд на Джека. – Что ты здесь стоишь? У нас примерно... – она посмотрела на часы, – пятьдесят пять минут. И нам многое нужно обсудить.
Джек отдал честь.
– Да, сэр. Слушаюсь, сэр.
– Только не надо передо мной сейчас кривляться.
«Ты не представляешь, чем я хотел бы заняться с тобой сейчас», – мелькнула у Джека мысль. Глядя, как Валери в темно-фиолетовом костюме, с аккуратно забранными волосами шагает по комнате, энергично отдавая распоряжения, молодой человек неожиданно осознал, что она нравится ему даже больше, чем раньше. У него чесались руки снять с нее пиджак, вытащить шпильки, которые держали ее прическу, погрузить пальцы в ее волосы и...
Эрик прочистил горло, отвлекая внимание Джека от Валери, затем обнял приятеля за плечо и потащил его в сторону спальни.
– Дружок, – прошептал он, убедившись, что Валери их не слышит, – умерь свой пыл или хотя бы постарайся демонстрировать его не столь явно.
Джек стряхнул руку Эрика со своего плеча.
– О чем ты говоришь, черт возьми? Эрик усмехнулся:
– Ты отлично знаешь, о чем я говорю. Когда ты смотришь на Валери, у тебя в глазах полыхает огонь. Я лишь хочу предостеречь, что это может плохо кончиться для тебя или для нее, когда вы окажетесь перед камерой.
– Камерой? Эрик кивнул:
– Поэтому прими холодный душ. И побереги свои жаркие взгляды до тех пор, как все это закончится.
– Мне нечего...
Эрик бросил выразительный взгляд на своего Друга.
– Умоляю! Ты бы видел себя со стороны. Или ее, когда она метает глазами молнии.
– Это потому, что она готова испепелить меня на месте.
– Да. Но сначала она зацелует тебя до смерти. Джек тихо выругался, но не стал отрицать, что его взволновало замечание Эрика.
– Значит, по-твоему, она меня хочет?
Эрик закатил глаза.
– Может, следующие пятьдесят пять минут вы проведете наедине в твоей комнате, чтобы покончить с этим раз и навсегда? Похоже, ничего другого вам не остается.
Джек обнял друга за шею, и они оба украдкой взглянули на Валери.
– Боюсь, это займет больше часа.
Тогда тебе лучше опустить рычаг в положение «выключено», приятель. По крайней мере сейчас. – Эрик вывернулся из-под руки Джека, и его лицо стало серьезным. – Она многим рискует.
Он не стал добавлять: «И я тоже».
– Да, я знаю. Я буду паинькой. – Джек перекрестил сердце и поднял руку, сложив пальцы, как во время присяги. – Слово скаута.
Грустно улыбнувшись, Эрик покачал головой и заставил Джека опустить руку.
– Бой-скаут из тебя никудышный. Просто сделай все, что в твоих силах.
Когда Джек вышел из душа, Валери и Эрик уже развернули оперативный штаб в его гостиной. Не хватало только экрана во всю стену и установки для презентации «Пауэр Пойнт». Джек сразу же представил себе Валери с длинной указкой в руке. Только ей следовало бы надеть туфли на высоких каблуках.
– А вот и Джек, – промолвила Валери, окинув его оценивающим взглядом. Очевидно, джинсы и голубая хлопковая рубашка с коротким рукавом, надетая поверх футболки, произвели на нее хорошее впечатление, поскольку она добавила только: – Кофе на кухонном столе. Бери его и садись рядом. Я объясню план действий на сегодня.
– Да, хозяйка, – пробормотал Джек, схватил чашку кофе, который, к его радости, еще не остыл, и вытащил рогалик из бумажного пакета, стоявшего рядом. – Где Эрик?
– Он сказал, что у него остались незавершенные дела.
– Да, и главное среди них – Брис.
– Ревнуешь?
Девушка не стала ждать ответа. Учитывая ее настроение сегодняшним утром, этот вопрос, очевидно, следовало расценивать как шутку. Вот только Валери, сама того не желая, попала точно в цель. Как ни странно, сердце Джека болезненно сжалось. Может, он столь остро отреагировал на замечание о Брисе потому, что происходящее приняло для него форму состязания. Глупость какая! Если его женитьба, последующий развод и скитания по миру, продолжавшиеся несколько лет, не разрушили их дружбу, то едва ли это было под силу новому приятелю Эрика.
– Не беспокойся, – сказала Валери, неправильно истолковав его помрачневший взгляд.
– Эрик будет ждать нас там, где назначено первое интервью.
Джек тут же встрепенулся.
– Первое? И сколько их будет всего? Валери указала на диван и пролистала свой блокнотик.
– Пять. Господи!
– Почему так много? Разве мы не можем встретиться с парочкой репортеров, а остальные пусть позаимствуют информацию у них? – Молодой человек примостился на подлокотник дивана и откусил рогалик. – И что они хотят узнать, в конце концов?
– Мы проведем все пять интервью.
Валери деловито записала что-то в блокнот, не удостоив его даже взгляда. И лишь тогда Джек заметил ее сексапильные очки. По правде сказать, это были обычные очки в темной оправе. Но в сочетании с волосами, уложенными в ракушку, поджатыми губками и шариковой ручкой, порхающей над бумагой, они создавали чертовски притягательный образ.
– Поскольку, как выяснилось, – продолжила она, – представление, которое вы с Эриком устроили прошлым вечером, имело успех. – Девушка бросила быстрый взгляд на наручные часы. – Журнал поступил на прилавки два часа назад, и, по первым сведениям, продажи идут полным ходом.
– Откуда ты знаешь?
Валери посмотрела на мужчину поверх очков:
– У нас есть свои способы проверить это. Черт, Джеку захотелось послать всех подальше, толкнуть ее на диван и...
Валери нахмурилась:
– Что?
– Что – что?
Почему ты на меня так уставился?
Джек пожал плечами и принялся жевать свой рогалик, заставляя себя сосредоточиться на более важной проблеме. Поскольку неприятности начались у него именно после того, как он дал волю рукам.
Валери вздохнула и вернулась к своим записям.
– Люди валом валят к газетным киоскам, и это, разумеется, хорошие новости, но нам нужно уладить шумиху, поднявшуюся из-за фотографии в «Стар».
– Зачем, если это способствует увеличению продаж?
– В любом случае мы должны держать ситуацию под контролем. Нам необходимо следить за тем, какое впечатление ты, вернее, Прекрасный Принц производит на публику. Мы не можем пустить все на самотек.
Джека не интересовали эти проблемы, однако привычка спорить одержала в нем верх. Он поудобнее уселся на подлокотнике и спросил:
– Почему? Какая разница, что пишет бульварная пресса или кто-нибудь еще, если благодаря этому журнал идет нарасхват? Через какое-то время в колонку последних новостей попадет какая-нибудь кинозвезда, которая развелась, забеременела или устроила пьяный дебош, а может, сообщение об инопланетном младенце. О нас забудут.
– Да, но журнал продолжит свое существование, и мы будем публиковать статьи Эрика. Имидж и восприятие – это мощные факторы, поэтому общественный имидж «Хрустального башмачка» имеет большое значение. – Валери сняла очки и многозначительно посмотрела на Джека. – Мы вовсе не хотим, чтобы сомнительная газетенка раздула скандал вокруг журнала, едва он вышел в продажу.
Джек соблаговолил изобразить некоторое смущение.
– Да, конечно. Поверь, мне очень жаль.
Он легонько ткнул ее локтем и, соскользнув с подлокотника, сел рядом с ней на диван. Заглянув в блокнот девушки, который она разложила на кофейном столике, молодой человек поинтересовался:
– И каков наш план атаки? – Не дождавшись ответа, Джек посмотрел на свою гостью. Оказалось, что девушка разглядывает его с каким-то задумчивым выражением на лице. – Что? – спросил он. – Что я опять натворил? Я напортачил и, как хороший мальчик, готов понести наказание. Чего еще ты хочешь от меня?
Недоумение на мгновение сменилось улыбкой, затем Валери тряхнула головой и снова уставилась в блокнот.
– Ничего. Сегодня мне требуется только твое сотрудничество.
Заинтригованный и немного уязвленный, Джек протянул руку и коснулся кончиками пальцев ее подбородка. Валери отшатнулась, и взгляд ее остался серьезным.
– Только давай обойдемся без этого.
– Без чего? Я лишь хотел...
– Вот именно. Ты больше не можешь делать то, что тебе захочется. В том числе дотрагиваться до меня. – Она отодвинулась от Джека, так чтобы их ноги больше не соприкасались. Однако это был небольшой диван для двух человек. Около каждого подлокотника лежала подушка, поэтому свободного места было немного. – У нас и так хватает проблем.
Хотя Джек неплохо изучил ее, или, может быть, именно по этой причине, он решил продолжить опасную тему:
– Что означала твоя улыбка и покачивание головой? Разве я сделал что-нибудь смешное? Терпеть не могу, когда женщины так ведут себя.
Валери снова улыбнулась.
– Видишь? Как раз об этом я и говорил. Объясни, над чем ты смеешься.
– Ты хочешь знать? Ладно. Хотя после моих слов ты, наверное, еще больше раздуешься от гордости, я рискну. В тебе есть что-то такое... Ты самонадеянный, немного высокомерный...
– Высокомерный? Я не... Валери вскинула руку.
– Ты просил меня объяснить – я объясняю. Как я уже сказала, ты самонадеянный, немного высокомерный тип, Мистер Я-Здесь-Главный-Я-Знаю-Что-Делать. – Она вздохнула с притворным отчаянием. – А потом ты, как большинство самонадеянных, высокомерных мужчин, попадаешь впросак, и выясняется, что ты вовсе не главный и не всегда знаешь, что делать.
– Ты встречалась со многими самонадеянными, высокомерными мужчинами, не правда ли? – поддразнил ее Джек.
– Нет, но на многих из них я работала. И хотя мы испытываем мимолетное пакостное удовольствие, наблюдая ваш провал, нам остается только смириться, поскольку вы не учитесь на своих ошибках, и мы знаем, что завтра вы снова будете вести себя дерзко и самоуверенно, как обычно. Джек рассмеялся.
– Ясно? Ты понял? Ты даже не пытаешься этого отрицать. Ты можешь выкинуть какую-нибудь дурацкую шутку, потом невинно улыбнуться, искренне попросить прощения, и мы вздыхаем: «Ладно». И все потому, что ты чертовски мил в этот миг. Вот почему я улыбнулась.
Джек усмехнулся, но Валери снова подняла руку, давая понять, что не закончила.
– Однако это спонтанная реакция, которая не призвана поощрять глупых поступков.
Джек наклонился ближе. Боже, она была восхитительна.
Девушка замерла, на мгновение задержала дыхание, затем резко мотнула головой.
– С обеих сторон. Господи! – Она попыталась встать, но Джек помешал ей, положив руку на плечо. – Джек! – В голосе Валери послышалось предостережение.
– Могу я задать один вопрос? Валери вздохнула:
– Хорошо, один вопрос.
– Кому это повредит? Я серьезно говорю. Между нами что-то происходит. Не отрицай этого, – быстро проговорил он, когда девушка попыталась возразить. – Мы взрослые люди, к тому же свободные. И ты сама сказала, что женщины хотят видеть Прекрасного Принца доступным, живым человеком, который ходит на свидания.
– Ты видел заголовок? Ты читал статью? Помнишь, какие предположения высказывались относительно того, как «Хрустальный башмачок» заполучил тебя? Извини, но мне не нравится, когда меня публично называют распутницей, даже если это делает тупая, грязная газетенка, ясно? —
Валери сбросила руку Джека и отошла к кухонной стойке. – Мои родители увидят это.
Она быстрыми шагами пересекла комнату, остановилась, повернувшись к нему спиной, и замолчала.
Не дави на нее больше, идиот. Джек поставил чашку на кофейный столик, встал и направился к девушке, но замер, заметив, что она напряглась.
– Ты говорила с ними?
– Еще нет.
– Хочешь, я с ними поговорю? Предложение Джека удивило ее. Впрочем, он и сам удивился, когда эти слова вырвались у него.
– Спасибо, – ответила Валери после секундного замешательства. – Но нет. Я... я сама им все объясню. Они поймут. – Потом она издала короткий и невеселый смешок. – Кого я обманываю? Они никогда не понимали меня.
Джек ничем не мог ей помочь. Он улыбнулся, подошел к Валери, хотел что-нибудь сказать – все равно что, лишь бы восстановить мир и хорошие отношения, но отдернул руку. Она ясно дала понять, что ее лучше не трогать.
– Может, они недостаточно хорошо старались.
Валери вздрогнула, но ничего не сказала. И Джеку показалось, что он лишь усугубил проблему.
– Я хочу... – начала девушка, умолкла, потом продолжила: – Нет, мне нужно, чтобы ты обещал сегодня делать все так, как я скажу. Прошу тебя.
Ее голос дрожал, и Джек тихо выругался себе под нос, потом сказал:
– Валери, извини. Валери обернулась.
– Одного раза хватит. Ты исчерпал свою квоту на сегодня.
– Значит ли это, что у меня будет шанс завтра?
– Будем надеяться, что нам не придется беспокоиться об этом завтра, хорошо? – ответила девушка с деланым оптимизмом. Ее глаза подозрительно блестели, и Джек почувствовал себя просто омерзительно. Едва ли такую женщину, как Валери, часто можно было выбить из колеи.
– Хорошо, – согласился Джек, искренне желая искупить свою вину. – Но если ты передумаешь насчет разговора с мамой и папой, мое предложение остается в силе.
Он отошел от нее, прежде чем пообещал что-нибудь еще. Обычно, когда особа женского пола давала волю своим чувствам или собиралась устроить сцену, Джеку хотелось уйти – черт, убежать – в противоположном направлении. Он не искал эмоциональных потрясений, особенно когда вокруг была масса возможностей для коротких, приятных романов. Но, похоже, Валери не относилась к числу тех женщин, от которых он готов был легко отказаться.
Джек взял кофе и отошел за стойку, которая отделяла кухню от гостиной. Возможно, сейчас ему следует установить физическое препятствие между ними. Молодой человек восхищенно наблюдал, как быстро Валери овладела собой. Его решимость поколебалась, когда девушка снова надела очки, но он мужественно взял себя в руки:
– Итак, какова наша боевая стратегия, мой генерал?
– У нас намечено три беседы в прямом эфире. Первая будет длиться около сорока минут. Это Вашингтон, то есть местные читатели. Следующий на очереди Нью-Йорк, интервью с группой журналистов. Поговорим об этом отдельно. Ты должен быть особенно осторожен с ними, они постараются вытянуть из тебя все, что можно и... В общем, я записала свои замечания по этому поводу. И наконец, Северная Калифорния. Ты будешь беседовать с командой репортеров из вечерних новостей, представляющих район Залива. Но это будет вечером.
– Прямой эфир? Но почему я, а не Эрик?
– Мы обсуждали с ним это, но поскольку сегодня тебе предстоят еще два интервью, мы решили, что будет лучше установить определенную последовательность, так сказать, помочь тебе втянуться. После двух первых радиопередач ты отправишься на встречу с представителем «US Weekly». – Валери сняла очки и оторвала взгляд от блокнота. – А перед третьим выходом в эфир ты должен будешь появиться в раннем выпуске местных вечерних новостей. Это местная станция, но Вашингтон – большой город. Поэтому нам нужно будет подготовиться. Это ерунда по сравнению со всем остальным, но мы не можем допустить, чтобы ты вел себя слишком вызывающе или самоуверенно.
– Как я понимаю, ты проследишь, чтобы этого не случилось.
– Я сделаю все возможное, – спокойно ответила девушка.
Джеку захотелось поддразнить ее, вывести из равновесия. Он не привык быть пассажиром, когда дело касалось флирта – того осторожного танца, который два человека исполняют друг перед другом, когда зарождается взаимное влечение. Может, проблема состояла в том, что им двигала некая сила, природу которой он не мог объяснить. Ни логически и рационально, ни как-нибудь иначе.
Молодой человек опустил голову, и ему на глаза снова попался скандальный газетный заголовок. Он подумал о родителях Валери, о двух людях, которых он не знал и, возможно, никогда не узнает. Они будут рассматривать эти фотографии, сознавая, что все вокруг шушукаются об их дочери. И Джек нашел точку опоры, которая поможет ему справиться с безумным влечением. Валери не заслужила, чтобы о ней писали гадости в газете, и меньше всего ей хочется, чтобы он усугубил и без того непростую ситуацию.
Настроив себя таким образом и твердо решив держать себя в руках, молодой человек обогнул стойку и сел напротив девушки.
– Объясни, что, по-твоему, я должен им говорить. И чего не должен.
Валери молча взглянула на него, словно ожидая, что он обратит все в шутку. Но Джек ничего не сказал, и она немного успокоилась. Может, она начала ему немного доверять. Или, по крайней мере, готова дать ему шанс. Так или иначе, они сделали первый шаг.
Джек вспомнил их ночную беседу в машине. Они говорили о том, как общение, предположения и совпадение ожиданий могут разрушить или укрепить взаимоотношения.
Удивительно, но Джек точно знал, что Валери будет неутомимо трудиться ради того, чтобы устранить последствия их фиаско. Впрочем, гораздо больше его поражало другое: он был одержим желанием доказать ей, что она может рассчитывать на него. В конце концов, доверие должно быть взаимным и все такое.
Поэтому Джек сжал в ладонях кофейную чашку, откинулся назад и водрузил лодыжку одной ноги на колено другой.
Он наблюдал, как Валери пролистывает свои записи, слушал, как она излагает краткое содержание статей, написанных Эриком, вникал в указания, которые она скороговоркой давала ему. Он позволил ей прочесть лекцию о том, как избегать нежелательных вопросов и подсовывать журналистам требуемую информацию независимо от того, какое направление примет интервью. Он был внимателен, фиксировал в уме детали, запоминал ее план.
Но подсознательно Джек думал только о том, что Валери мимоходом разрушила всю его аккуратную Систему Классификации. В этой системе не было категории для такой женщины, как Валери Вагнер.
Впрочем, он был близок к тому, чтобы ее создать.
Вот уж действительно глупо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100