Читать онлайн Дорогой Прекрасный Принц..., автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Дорогой Прекрасный Принц...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10
СОВПАДЕНИЯ

Легко сказать, что вы встретили подходящего человека в неподходящее время. Труднее попытаться с ним сблизиться, несмотря ни на что. Но все мы знаем, что пословица не врет: чем труднее, тем лучше.
Он нечто особенное, – сказала Аврора, склонившись к уху Валери, чтобы перекричать гул голосов.
– Да, он такой, – пробормотала Валери.
Джек не преувеличивал, когда говорил, что умеет находить общий язык с людьми. Но ее губы все еще жгло, хотя прошло несколько часов с тех пор, как он поцеловал ее.
– Он неутомим, – добавила Вивиан, завистливо вздохнув. – Это хорошо.
Валери улыбнулась рыжеволосой фее, хотя в душе не разделяла ее уверенности. Она планировала организовать два интервью для представителей информационных агентств, а затем – провести блиц-конференцию для репортеров, сведя вопросы к минимуму. Каждый журналист получил бы достаточно информации, чтобы сегодняшнее мероприятие удостоилось упоминания, а люди, заинтересовавшись, купили журнал в киоске. По расчетам Валери, вся процедура заняла бы около девяноста минут, максимум два часа, затем она быстро увезла бы Джека, вернув его в тщательно законспирированное убежище, где он предположительно вернулся бы к работе, неся утешение многим женщинам – и еще большее их число сводя с ума – посредством своих остроумных и своевременных советов.
Прошло уже три часа, но шоу «Джек и Эрик» было в самом разгаре.
В принципе, Валери удалось сохранить контроль над ситуацией во время десятиминутного интервью Джека с Нэнси О'Делл. Валери ловила каждое их слово со своего поста, располагавшегося в полутора метрах за спиной оператора. Она должна была признать, что Джек держался хорошо. Может, даже слишком. По сути, он поменялся с Нэнси ролями: дразнил ее, отказывался верить, что ей когда-либо мог понадобиться его совет, – в общем, флиртовал, уклоняясь от всех вопросов, кроме самых простых. Тех, ответы на которые они составили заранее.
Интервью с представителями прессы прошло в более нервной обстановке, поскольку Валери беспокоилась, с какой стороны зайдут репортеры. Некоторые вопросы оказались неожиданными, но Джек ни разу не дрогнул. На самом деле он даже пару раз отмахнулся, когда она попыталась объявить, что время вышло. Но Валери не обратила внимания на его недовольство.
Да, Джек сам был журналистом и прекрасно знал о скрытой в вопросах подоплеке, о подаче информации под определенным углом зрения, однако, судя по его поведению, он слишком вошел в роль. Валери ясно поняла это по адресованным ей подмигиваниям и самодовольным усмешкам, по тому, как в перерыве между интервью он сжал ей плечо и протянул бокал со словами: «Хочешь выпить? У меня все в порядке». Девушка знала, что, расслабившись, человек теряет бдительность, поэтому она изо всех сил старалась придерживаться расписания, не оставляя Джеку возможности погубить их всех.
Когда последний репортер ушел с затуманенным взором, – Валери проследила, чтобы среди журналистов большинство составляли женщины, хотя кто поручится, что все они купятся на красивую внешность и легкий слог? – она велела Джеку еще раз обойти зал, попрощаться с владелицами журнала и ехать домой. Девушка была близка к тому, чтобы поверить в благополучный исход этого безумного вечера.
О да, благополучный. Все развлекались от души. Кроме нее. Ей эти три часа показались катанием на американских горках. Она сгрызла целую упаковку желудочных средств.
Эрик, который не отходил от Валери ни на шаг, пока не закончились интервью, решил вступить в игру на том этапе вечеринки, когда среди гостей начинается светская болтовня и пересуды. В какой-то момент сладкая парочка начала веселиться самостоятельно. К восторгу большинства присутствующих. Можно было подумать, что они заранее отрепетировали роли, однако они держались слишком беспечно, чтобы можно было заподозрить их в притворстве. Нет, эти двое были настоящими друзьями, их связывали особые отношения, которые могут установиться только постепенно. Приятели развлекали собравшихся, как опытные ветераны сцены.
Несмотря на весь свой цинизм, Валери неожиданно поняла, что завидует им. Девушка не чувствовала себя одинокой лишь оттого, что ее друзья были рассеяны по разным городам, служившим вехами на пути ее карьеры. Но пока она наблюдала за мужчинами, ей вспомнилась речь Джека об умении совмещать работу и развлечения, и невольно Валери задумалась, не следует ли ей пересмотреть свой образ жизни.
Эрик смеялся над остроумным замечанием Джека, и несколько человек, окружавших их, тоже веселились до упаду. Именно этого не хватало Валери. Близости и взаимопонимания, при которых люди заканчивают друг за друга недовершенные фразы, делят общий багаж опыта, так что случайное слово пробуждает у них одинаковые воспоминания, вызывает к жизни одни и те же забавные ассоциации. Это – единение, не подразумевавшее физического влечения. Душевное родство.
Валери подумала о своей семье. Ее родители были настоящими профессионалами в своем деле. Они восхищались трудолюбием дочери, хотя отчаялись дождаться, когда она найдет свою нишу. Валери считала, что ей повезло: отец и мать сотню раз призывали ее остепениться, но они имели в виду карьеру, а не замужество. О да, они были бы рады, если бы она нашла подходящего мужчину и создала семью, но их собственный брак больше напоминал деловое сотрудничество, чем пылкий роман.
Валери попыталась представить, как ее мама и папа нянчатся с внуками, и улыбнулась, осознав тщетность своих усилий. Они оба были трудоголиками, от которых она унаследовала настойчивость и целеустремленность. Говард и Эвелин близко общались со многими людьми, но все их знакомые были в первую очередь деловыми партнерами и лишь во вторую – друзьями. И хотя приятели Валери относились к другому кругу общества, девушка должна была признать, что в этом она пошла по стопам родителей. Все имена попадали в ее записную книжку исключительно в процессе деловых контактов.
Раньше ее это не беспокоило. Но глядя на Джека и Эрика, она ощутила внутри непонятную пустоту.
– Что загрустила? – спросила Аврора, подавая девушке фужер шампанского. Валери сделала малюсенький глоток, зная, что вскоре отставит бокал в сторону, как она уже делала полдюжины раз. Девушка не была готова праздновать победу. Вечеринка еще не кончилась.
– Наблюдаю за нашим приобретением, – ответила Валери, чувствуя себя неловко оттого, что женщина заметила ее подавленное настроение.
Какая ирония! Она тоскует о близкой дружбе, но испытывает неудобство и неловкость, когда представился шанс обрести ее.
Валери слишком устала от голода и нервного напряжения, чтобы анализировать свои чувства прямо в зале.
– Мы не зря потратили деньги, – пропела Вивиан, подходя к ним. – Ах, боже мой, ведь это Эрик? Как можно быть таким милашкой?
– Виви, успокойся, – попыталась урезонить подругу Аврора, затем обратила сияющий взор на Валери. – Они и правда необыкновенная парочка, не так ли?
Мерседес тоже присоединилась к своим приятельницам. Валери еще никогда не видела ее такой счастливой. Невольно она подумала, что по-настоящему невероятными были именно три эти женщины. Несмотря на разницу в характере, они умели поддерживать личные отношения, одновременно расширяя деловые связи. И снова у Валери сжалось сердце, но она испытала не столько жалость к себе, сколько радость от возможности был свидетелем их дружбы. Как знать, может, она чему-нибудь научится, если пробудет в их обществе достаточно долго.
– Полагаю, можно считать, что вечер прошел на ура, – объявила Мерседес. Обернувшись к своей молодой помощнице, она взяла бокал и подождала, пока другие последуют ее примеру. – За ошеломляющий успех первого номера!
Вивиан просияла и подняла бокал еще выше, чуть наклонив его в сторону Валери.
– За женщину, которая раздобыла для нас Прекрасного Принца!
– Мы издаем журнал, дамы! – воскликнула Аврора.
Бокалы звякнули, и женщины пригубили шампанское. Все, кроме Валери, которая поднесла фужер к губам, но не смогла сделать и глоточка. Да, она раздобыла для них нечто. Но пусть этот вечер скорее закончится.
Бросив взгляд поверх бокала, Валери увидела Джека. Как раз в это время Джек оглянулся и подмигнул ей. Девушка опустила бокал, нахмурилась и постучала по циферблату изящных часов на запястье.
Беззвучно артикулируя слова, Джек ответил: «Еще рано». В это время Эрик заметил их немой диалог и вскинул руку с растопыренными пальцами. Пять минут.
Валери кивнула и указала на выход за сценой, через который они должны были покинуть здание. Затем она обернулась к феям-крестным, намереваясь попрощаться, но Мерседес заговорила первой.
– Я знаю, как изнурила тебя эта гонка, – начала она. – Мы все трудились не покладая рук и теперь, полагаю, с удовольствием устроим короткую передышку на выходные. Однако мы хотели бы встретиться с тобой в понедельник утром. Насколько я знаю, Элейн уже поручила тебе следующее задание, но нам нужно поговорить.
Желудок Валери сжался в комочек, хотя сжиматься там, казалось, было просто нечему. Голос Мерседес звучал ровно, в нем не было ни намека на недовольство, однако ее просьба показалась Валери дурным предзнаменованием. Вероятно, девушке не давала покоя нечистая совесть.
– У меня назначено несколько встреч на утро, но я постараюсь их перенести.
– Дай нам знать, когда все устроишь, дорогая, – сказала Аврора. – Мы встретимся в центральном офисе компании, если ты не против. Мы могли бы прийти в издательство, но нам не хочется преуменьшать заслуги команды. Элейн отлично справляется со своими обязанностями, и мы не хотим, чтобы она думала, будто ее пытаются оставить в тени. Подготовительная работа по выпуску первого номера практически завершена, и в дальнейшем мы будем выступать в роли советников, как и обещали.
– Вы хотите, чтобы Элейн тоже присутствовала на этой встрече? – спросила Валери, гадая, что ее ждет.
– О нет, дорогая, – ответила Вивиан. – Ты будешь одна.
Валери сглотнула, улыбнулась и кивнула:
– Хорошо, тогда до понедельника.
Она простилась со своими покровительницами, затем отыскала Элейн и Джен, сообщила им, что уезжает вместе с почетным гостем.
– Сказочный успех! – воскликнула Элейн, салютуя Валери бокалом ненавистного шампанского. – Нам нужно поговорить.
Валери чуть было не предложила ей купить билет и встать в очередь, но сдержалась.
– Да, конечно. В любое время.
– Давай встретимся за обедом на следующей неделе. – Элейн, по своему обыкновению, тараторила, как из пулемета, хотя была изрядно под хмельком. – Мы должны многое обсудить.
Валери кивнула и отошла в сторонку вместе с Джен, а Элейн продолжила беседу с парочкой бизнесменов.
– Интересно, почему именно ты стала той счастливицей, которая отвезет домой Прекрасного Принца? Оставайся здесь и веселись, а я, как человек бескорыстный, возьму на себя это трудное поручение.
– Как ты великодушна!
– Я знаю. Это одна из подкупающих особенностей моего характера.
Джен сказала это в шутку, но Валери подумала, что ее приятельница действительно обладает покладистым характером. И открытой душой. Как Валери хотела бы, чтоб и ей передались эта живость и доброжелательность. Почему ей это дается с таким трудом? А крестные феи, которые разделяли удачи и неудачи в управлении компанией? И в первый раз девушке захотелось, чтобы у нее появился близкий друг, которому она могла бы доверять. Необходимость хранить секрет давила на нее все сильнее с каждым днем. Как здорово, наверное, было бы разделить с кем-нибудь эту ношу, обсудить проблему и, чего уж тут лукавить, просто посетовать на жизнь. Дело не в том, что ей хотелось кому-нибудь излить душу... Просто Валери приятно было бы знать, что такой человек есть.
Джен устремила взгляд на что-то за спиной Валери.
– Кажется, тебе подают сигнал.
Валери оглянулась и увидела, что Эрик потихоньку увлекает Джека в сторону сцены.
– Ясно, мне пора идти. Слава богу!
Эй, не сыпь мне соль на рану. Лучшие парни всегда достаются высоким девчонкам.
– Но я же не высокая.
Джен посмотрела на Валери снизу вверх.
– С высоты моего роста все кажутся великанами.
Валери рассмеялась, и постепенно напряжение покинуло ее плечи и шею. Еще несколько минут, и я буду дома.
Сделай одолжение коротышке, выясни, нет ли у Джека одиноких друзей. Черт, я не капризна. Его голубой приятель тоже очень симпатичный.
– Джек свободен.
Джен искоса взглянула на Валери:
– Теоретически – да.
– Что ты имеешь в виду?
Джен забрала у Валери бокал и подтолкнула девушку в направлении черных занавесок.
– Иди. И хотя бы иногда, для разнообразия, постарайся думать не только о работе.
Валери нахмурилась. Неужели первый встречный с одного взгляда мог распознать в ней неудачницу, у которой нет личной жизни? Девушка знала ответ. Вопрос был в том, что она собирается предпринять по этому поводу.
Джен допила шампанское из бокала Валери и помахала ей свободной рукой.
– Иди уж. Он ждет.
Валери сделала пару шагов, затем вдруг развернулась и выпалила:
– Джен, если хочешь, э, давай пообедаем как-нибудь вместе. Или, может, сходим куда-нибудь? В нерабочее время?
К чести для Джен, та не расхохоталась над неловким приглашением Валери. Наоборот, она обрадовалась.
– С удовольствием. Я все еще плохо ориентируюсь в городе.
– Я тоже. – Валери хорошо знала только расположение ресторанов, где обычно проводила деловые обеды и ужины. Она не была даже на Эспланаде
type="note" l:href="#fn26">[26]
и в Смитсоновском институте
type="note" l:href="#fn27">[27]
.– Мы можем вместе побродить без цели.
– Хорошая мысль. Давай договоримся точнее, после того как журнал поступит в продажу, ладно?
Валери улыбнулась, испытывая нелепое торжество. Это был первый шаг, но, может быть, с помощью Джен она достигнет большего.
– Отлично.
Она продолжала улыбаться, когда наткнулась на Эрика и Бриса, стоявших перед черным занавесом.
– Привет, ребята. Вы остаетесь или уходите?
Мужчины обменялись взглядами, в которых светилось предвкушение.
– Значит, уходите, – сделала вывод Валери.
– Мы прекрасно провели вечер, – сказал Брис. – Спасибо за приглашение. Я полагаю, ваш журнал побьет все рекорды.
– Спасибо.
Она провела с приятелем Эрика не больше пяти минут, но он успел произвести на нее хорошее впечатление. Аккуратный, изящный костюм. Приятная внешность. Сногсшибательный акцент. За эти три недели Эрик добился больших успехов.
– Рада была познакомиться.
– Ты уверена, что Джек сможет выбраться отсюда незамеченным? – спросил Эрик.
Валери кивнула.
– Мы все продумали. После того как фотограф выследил лимузин, посланный за Джеком, мы решили не рисковать. Я заказала другой лимузин, и будем надеяться, он уведет за собой охотников за сенсацией. Пусть они выслеживают диких гусей по дороге в штаб-квартиру «Хрустального башмачка» в Мэриленде. Когда они догадаются, что их провели, Джек будет дома, в безопасности.
«И я тоже», – подумала она.
Вернувшись домой, она ляжет в постель, уставится в потолок и будет заново переживать события сегодняшнего дня в мельчайших деталях. Затем она прочтет молитву о том, чтобы материалы пресс-конференции продержались хотя бы пару новостных циклов, прежде чем репортеры переключатся на что-нибудь другое. И постарается уснуть, не видя кошмарных снов о том, что омерзительная правда выплыла наружу и все они стали главными героями «Неопровержимой улики».
– Я считаю, что все прошло хорошо, – заметил Эрик. – А ты?
Валери усмехнулась и быстро обняла молодого человека.
Да. И спасибо тебе за то, что ты не упускал Джека из виду во время неофициальной части вечеринки.
Эрик удержал ее руки в своих.
– Тебе спасибо, – сказал он, и в его глазах Валери прочитала все, что он не мог сказать в присутствии Бриса.
– Скрести пальцы, чтобы не возникло осложнений в ближайшие три-четыре дня. – Девушка бросила взгляд на Бриса, и ее улыбка стала шире. – А пока наслаждайся своей новой жизнью. – И, наклонившись ближе, прошептала Эрику на ухо: – Он милашка.
Улыбка Эрика стала шире.
– Мне везет.
Да, Эрику действительно повезло. Он выглядел счастливым и восторженным. Мужчина, который знал силу дружбы и готов был рискнуть всем, чтобы построить новые взаимоотношения. Месяц назад Валери сочла бы его сумасшедшим. Но сейчас она испытывала к нему уважение.
– Я думаю, Брису тоже повезло. Только, прошу тебя, будь осторожен.
– Все вдруг стали такими заботливыми... Но Валери пришло в голову кое-что другое.
– Ты понимаешь, что не можешь рассказать ему...
– Да, конечно. Наверное, такой компромисс – это не самая высокая цена. Я начинаю думать, что мне следовало отойти на второй план год назад. Я чувствую себя гораздо лучше, изображая менеджера Прекрасного Принца. Как знать, возможно, исполнив свои обязательства перед «Хрустальным башмачком», я вообще уйду на покой.
Это звучало хорошо. Слишком хорошо. Четырнадцать идеальных рабочих мест назад Валери усвоила одну истину: если что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, скорее всего жди подвоха. Но она верила, что, дорожа своей свободой, Эрик будет тщательно охранять их секрет. Он не подведет Джека и, как ей казалось, не подведет и ее.
– Если что-нибудь понадобится, звони мне на мобильный, – сказал Эрик и подмигнул. – Но будем надеяться, что в ближайшие сорок восемь часов не случится ничего, кроме...
– Все ясно, – прервала его Валери, невольно покраснев. – Звонить только в самом крайнем случае.
Эрик чмокнул ее в щеку, затем повернулся к Брису.
– Пошли?
Брис кивнул, и его стильные косички дрогнули.
– Конечно, дорогой.
Когда они уходили, сердце Валери тревожно сжалось в груди, но девушка сказала себе, что легкая боль, сопутствующая сердцебиению, естественна, когда видишь, как люди влюбляются.
Валери зашла за занавес, предполагая, что там ее ждет Джек. Однако маленькая комната была пуста. Черт. Эрик и Брис уже вышли через черный ход, но Валери все равно выбежала в служебный коридор. Джека там тоже не было. Может, он сел в лимузин?
Валери вышла в промозглую темную ночь. На улице моросил мелкий дождик. Два лимузина стояли в ряд. Шофер одного сидел внутри, второй мок под дождем. Девушка наклонилась у первого лимузина, и стекло со стороны пассажира поползло вниз.
– Вы не видели Джека Ламберта? – спросила она.
– Я не заметил, чтобы он выходил, мэм.
Валери посмотрела на водителя второй машины, но тот тоже отрицательно помотал головой.
– Так, где его черти...
Внезапно рядом послышалось характерное рычание мотора. Черный как ночь «мустанг» притормозил рядом с лимузинами. Стекло опустилось.
– Хочешь прокатиться? Или ты поедешь домой на лимузине?
Это был Джек. Без фрака и галстука, зато в рубашке с закатанными рукавами. И в солнцезащитных очках.
– Сейчас час ночи. Зачем тебе темные очки? Джек снял очки и изогнул брови.
– Хочу остаться инкогнито, малышка. Валери рассмеялась:
– Я вижу.
И тут начался ливень. Валери вскрикнула, когда первые тяжелые капли дождя упали на ее платье.
Джек наклонился и открыл дверцу машины.
– Садись скорее. Джен никогда не простит тебе, если ты испортишь свое чудесное платье.
Валери оглянулась на водителя ближайшего лимузина, который усмехнулся и отрицательно мотнул головой. Затем шофер приоткрыл окошко и окликнул девушку.
– Мы все равно уезжаем отсюда, к слову сказать, – сообщил он, подмигнул и поднял тонированное стекло, прежде чем Валери смогла объяснить, что он ошибся в своих предположениях.
– Валери, садись.
Один за другим лимузины медленно выехали со стоянки, и каждый двинулся в своем направлении.
Валери села в «мустанг» и закрыла дверцу. Не успела она пристегнуться, как Джек развернулся, обогнул здание и направил автомобиль в противоположную сторону от той, куда поехали лимузины.
– Разве ты не оставил машину у моего дома? И потом, мы договорились предпринять отвлекающий маневр с лимузином на случай...
– За нами никто не следит. Брис знает одного из официантов, который работает в «Бентоне». Тот позвал приятеля, и, когда у них кончилась смена, они вместе съездили за моей машиной и пригнали ее сюда. Ребята неплохо на этом заработали. Поверь мне, все в порядке.
Он въехал в узкий проулок, который вел на другую парковку – вокруг здания располагалось несколько стоянок для автомобилей, – и свернул на боковую улицу. Быстро оглядевшись, Джек снова развернулся и проехал два квартала в неверном направлении. Но прежде чем Валери успела что-либо сказать, Джек помчался по другой улице до первой свободной площадки, затем остановился и заглушил мотор.
Сердце Валери сильно билось. Она бросила взгляд через плечо, но на мокрой улице было тихо.
– Нас преследовали? Джек снял темные очки.
– Нет, просто я всегда мечтал это сделать. Валери не знала, чего ей хочется больше —
рассмеяться или поколотить наглеца. Она сделала и то и другое.
– За что? – возопил Джек.
– Ты хоть понимаешь, сколько нервов стоил мне этот вечер? И ты еще в игрушки играешь!
– Нервов? Тебе? – расхохотался Джек. – Ты стояла в сторонке и только и делала, что посматривала то на часы, то на меня.
– Если бы ты придерживался расписания, которое я наметила, мне не пришлось бы переживать.
– Погоди-ка, разве не я беседовал с каждым человеком, к которому ты меня подводила? – Прежде чем Валери успела возразить, Джек поднял указательный палец, требуя тишины. – Разве не я потчевал их сведениями о своей биографии, которую мы слегка отредактировали по твоей указке? Они знают, что я спортивный репортер. Они знают, что я держал свое имя в тайне, поскольку не знал, как совместить два столь разных имиджа. Они также знают, что я решил выйти из тени, поскольку меня уволили с основной работы и я устал скрываться. Никаких сюрпризов, никаких скелетов в шкафу, которые всплывут на поверхность в самый неподходящий момент. Откровенно говоря, мне кажется, что сегодня вечером мое умение пудрить людям мозги было куда полезней, чем врожденное обаяние Эрика. И после этого ты упрекаешь меня за то, что я позволил себе немного развлечься?
Валери молча смотрела на своего собеседника, и только капли дождя стучали по мягкому откидному верху, нарушая тишину. Наконец девушка вздохнула и заговорила:
– Ладно. Ты прав. Просто я... – Она прервалась на полуслове, поскольку Джек вдруг повернулся и начал что-то искать на заднем сиденье. – Что ты делаешь?
– Ищу, куда бы это записать. Ты признала, что я был, в сущности, прав.
– Очень смешно. Ты прекрасно знаешь, что стояло на кону этим вечером. А ты болтался по залу, заговаривая со всеми подряд. Будь ты на моем месте, сам бы понял, как трудно стоять в стороне и наблюдать.
В свете уличного фонаря Валери заметила, что Джек улыбается.
– Наблюдать за тобой было бы куда интереснее, чем пожимать руки конгрессменам и притворяться, будто я верю, что эти старики женились по любви на молодых красотках.
– Какой цинизм, – не выдержав, рассмеялась Валери.
Джек устремил взгляд вперед, разглядывая улицу сквозь лобовое стекло.
– Да, конечно, однако каждый имеет право на собственное мнение.
Валери поняла, что он подразумевает свой развод. Во всяком случае, ей казалось, что именно в этом кроется источник его горечи.
– Итак, больше никаких юных красоток в твоей жизни, как я понимаю.
Джек засмеялся, но как-то невесело.
– Нет. Однажды я уже допустил ошибку и больше не желаю возвращаться к прошлому.
– Как долго вы были женаты? – Валери знала, что брак Джека продержался недолго, но никогда не интересовалась подробностями.
– Восемнадцать месяцев и десять дней – дольше, чем следовало бы. – Молодой человек посмотрел на нее. – Это случилось давным-давно и теперь уже стало историей, ясно?
– Похоже, ты не хочешь, чтобы история повторилась.
– Мы должны учиться на собственных ошибках, не так ли?
– Смотря какой урок ты извлек. Если из-за одного человека ты готов отказаться от всего того, что могло бы обогатить твою жизнь с другим, я не могу с тобой согласиться. По-моему, это свидетельствует не столько о мудрости, сколько о стремлении спрятать голову в песок.
– А как давно вы женаты?
Влажные щеки Валери слегка покраснели.
– Если я не замужем, это не значит, что я не вижу, как живут супружеские пары. Надеюсь, одна ошибка не помешает мне воспользоваться другими возможностями в будущем.
– У тебя есть близкий человек?
Теперь Валери пожалела, что завела этот разговор. Она покачала головой:
– С самого детства я переезжала из одного города в другой. В таких условиях трудно поддерживать дружеские отношения, не говоря уже о чем-то большем.
– Тебе разбивали сердце?
Валери едва заметно улыбнулась:
– Ты сказал «разбивали», словно имел в виду «разжевали и выплюнули».
Джек помолчал одно мгновение, потом кивнул:
– Довольно точное определение, на мой взгляд.
Валери откинулась назад, так чтобы лучше разглядеть своего спутника.
– Извини, – тихо сказала она.
– За что?
– За то, что я лезу в твою личную жизнь. Ты прав. Я понятия не имею, через что ты прошел и что я чувствовала бы на твоем месте. Может, и я стала бы цинично относиться к любви.
– Я никогда не относился к любви цинично, – возразил Джек, и в его голосе послышалось искреннее удивление.
Валери вскинула бровь и искривила губы:
– Пусть будет так.
– Нет, серьезно. Я считаю, что влюбленность и любовь – это прекрасно. Но брак... Едва ли.
– Почему?
– В браке обе стороны должны прикладывать равные усилия, изо всех сил стремясь сохранить свой союз. Но даже если партнеры умеют общаться, слишком часто им приходится полагаться на свою интуицию, строить догадки.
– Кажется, именно это называется доверием.
– Возможно. Но доверие должно вознаграждаться доверием, не так ли?
– А как это было в твоем случае? Джек отвел взгляд и ответил не сразу:
– У нас все было гораздо сложнее.
– Так всегда бывает во взаимоотношениях между людьми.
Мужчина пожал плечами. Как показалось Валери, он сожалел, что позволил вовлечь себя в столь серьезный разговор.
– Мне это напоминает ловушку. Один из партнеров не отвечает ожиданиям другого партнера, что причиняет боль им обоим.
– Но сейчас тем не менее ты полностью открыт для новой любви, – иронично заметила Валери.
Джек усмехнулся:
– Я не считаю, что совершил ошибку, когда влюбился в Шелби. Может, я был слеп, но не глуп.
– И все же она сумела внушить тебе стойкое отвращение к браку?!
– Во всяком случае, она поселила глубокие сомнения в моем сердце. Но кто знает, может, однажды я встречу женщину, которая сведет меня с ума настолько, что я снова решусь жениться.
Валери хихикнула:
– Хочешь сказать, что здравомыслящий человек никогда не решится на такой шаг?
– Я лишь хочу сказать, что не связываю свои мечты и надежды на счастье с браком. Может, ты видела больше примеров успешного партнерства, чем я, однако мне кажется, что я придерживаюсь здравого взгляда на жизнь.
Валери посмотрела в окно.
– Возможно.
У нее сложилось впечатление, что отношение к браку сформировалось у Джека задолго до того, как он познакомился с Шелби. Ей захотелось больше узнать о его детстве, о родителях и семье. Однако она и так затронула слишком много сложных вопросов за один вечер.
– Ну а ты?
Валери кинула быстрый взгляд на Джека:
– Что – я?
– Ты говоришь, что много переезжала. Ты получила работу в «Хрустальном башмачке» и, несомненно, очень дорожишь ею. Ты готова на все ради успеха. Может, я ошибаюсь, но мне показалось, что в твоем карманном компьютере карьера значится первым номером в списке неотложных дел. Черт, я даже рискну предположить, что ты отвела под это с первого по десятый пункт. – Джек повел плечом. – Взаимоотношения с людьми и брак занимают не главное место в твоей голове, скорее они стоят на последнем месте. Ты призналась, что у тебя не хватает времени даже на то, чтобы завести друзей.
Он был прав, но его монолог получился слишком... патетичным.
– Послушать тебя – так я жизнь положила, чтобы сделать карьеру.
– А это не так?
Валери почувствовала себя неуютно.
– Ты даже не знаешь меня. – Впрочем, она лукавила. В действительности ей начинало казаться, что Джек понимает ее слишком хорошо. – Пять дней в неделю я хожу по клубам и каждую субботу просыпаюсь в своей постели рядом с новым мужчиной.
Джек рассмеялся. Валери сердито нахмурилась.
– Все может быть, – откликнулся молодой человек, не желая отступать.
– А если я так не делаю, это не значит, что я отказалась от мысли о любви и семье.
– Ты просто решила повременить с этим?
– Ничего подобного. В отличие от тебя, я не теряю надежды полюбить.
– А я ничего подобного и не говорил.
– И, – продолжила Валери, – я полагаю, что в конце концов эти отношения должны завершиться браком. Я не хочу всю жизнь влюбляться снова и снова, и так без конца. Кроме того, ты вовсе не любовь имел в виду. Ты болтал о том, чтобы с кем-нибудь переспать. Не то чтобы я возражала, но это абсолютно разные вещи.
– Иначе говоря, если я полюблю кого-нибудь по-настоящему, то непременно захочу жениться.
Валери пренебрежительно махнула рукой:
– Назови это совместной жизнью или постоянным партнерством, как тебе будет угодно. Но, по-моему, ты не к этому стремишься.
Джек чуть заметно пожал плечами. Валери рассмеялась:
– Тебя прямо распирает от возмущения. Перспектива снова стать женатым человеком радует тебя не больше, чем необходимость позировать для журнальной обложки.
– Спасибо, доктор Фил. Кажется, ты слишком много читала книги Эрика.
Валери вскинула бровь:
– В отличие от тебя. Хотя тебе следовало бы это сделать.
По крайней мере, Джек не стал отпираться:
– Я пролистал их.
Валери погрозила ему пальцем:
– Я внимательно слушала твои ничего не значащие ответы сегодня вечером. Держу пари, способность пороть чушь с умным видом не раз сослужила тебе хорошую службу в школе.
Джек перехватил ее руку.
– Думаешь, ты меня раскусила? – насмешливо спросил он. – Так вот чем ты занимаешься? Систематизируешь людей и каждого помещаешь в маленькую ячейку?
Валери натянуто усмехнулась и отдернула руку.
– Нет, это твое любимое занятие.
К ее удивлению, Джек широко улыбнулся:
– Да, но я, по крайней мере, не скрываю этого.
– Значит, я права, – сказала Валери, осторожно уводя разговор в сторону... И от того, насколько ясно она понимает намерения Джека. – Ты ищешь не долговременных отношений, а возможность хорошо провести время.
Джек вскинул голову:
– Хочешь знать, к какой категории ты принадлежишь?
Этот вопрос застал Валери врасплох. Она открыла рот, но не проронила не звука.
– Интересная. Не мой тип. Возможно, все равно стоит попытаться.
– Наверное, мне должно польстить, что ты готов сделать для меня исключение, – сдержанно заметила она, стараясь сохранить присутствие духа. Однако его насмешливый тон возымел действие: в ее памяти всплыл сегодняшний эпизод, когда Джек поцеловал ее, и другой случай, имевший место несколькими днями ранее, когда она зашла к нему домой. Она полагала, что для него эти поцелуи ничего не значили. Как и для нее. Однако Валери казалось, что убедить себя в этом трудно только ей.
– Я думал об этом, – продолжил Джек. – Но решил, что это отнимет у меня слишком много сил.
Валери опять застыла с открытым ртом. На этот раз от обиды. Скрестив руки на груди, она промолвила:
– Так вот почему ты лез целоваться ко мне. Дважды. Ты решил, что женщина вроде меня – это именно то, что тебе нужно. Особа, которая думает только о карьере и не станет усложнять жизнь всякой сентиментальной чепухой. Отличная партнерша для постели, но не для брака.
На лице Джека снова появилась озорная ухмылка.
– Кажется, ты пытаешься меня уговорить?
– Ты неисправим.
Неизвестно, что собирался сказать Джек, но в этот момент он случайно взглянул в зеркало заднего вида и воскликнул:
– Проклятье!
Валери хотела обернуться, но он схватил ее за плечи.
– Не надо. В чем дело?
– Пригнись. – Молодой человек потянул ее вниз, потом остановился. – Нет, погоди, так будет еще хуже.
Валери попыталась вырваться.
– Черт возьми, о чем ты говоришь?
– Придвинься ко мне!
В следующее мгновение Валери почувствовала, как Джек обхватил ее и притянул к себе. Она уперлась ему в грудь руками.
– Не сопротивляйся, – прошептал ее спутник, когда его губы оказались рядом с ее лицом. – За нами следят.
Валери начала отбиваться еще энергичнее.
– Вранье тебе не поможет!
– Просто повернись ко мне лицом, – прошипел Джек, затем схватил ее подбородок и впился поцелуем в ее губы.
Валери сопротивлялась несколько мгновений, потом вздохнула и сдалась. Джек перестал терзать ее рот и принялся целовать по-настоящему. Краем уха девушка услышала, как по мокрой улице проехала машина, но не придала этому значения.
Джек прикоснулся пальцами к щеке Валери и развернул ее голову, плотнее приникая к ее рту.
Лишь когда Валери услышала тихий стон и внезапно поняла, что этот звук исходит от нее, она пришла в себя и рванулась из объятий своего спутника.
– Что ты себе позволяешь? – возмутилась она срывающимся голосом.
Джек продолжал прижимать ее к себе и, когда она попыталась отодвинуться, только крепче сжал руки.
– Я подумал, что, повернувшись лицом друг к другу, мы спрячемся от камеры.
Валери замерла.
– От камеры? От какой камеры?
Она повернула голову, и ее тут же ослепила вспышка из бокового окна машины, которая была припаркована у противоположного тротуара. Валери не успела прийти в себя, как автомобиль с ревом сорвался с места.
– От этой. – Джек с легкостью удержал ее, не позволив выскочить из машины. – Ты хочешь дать парню еще больше материала для репортажа?
– Какому парню? – Валери уставилась на Джека. – Ты знаешь, кто это был?
– Тот самый наглец, которого я засек перед моим домом. Я узнал его машину. Если бы ты сделала все, как я велел, он увидел бы всего-навсего парочку, которая целуется в машине под дождем. Наших лиц он бы не разглядел.
– Но я... – Валери смолкла, понуро опустив голову. – Черт!
Джек покачал головой и вздохнул.
Девушка ущипнула его за руку. Со всей силы.
– Ай! – вскрикнул от боли молодой человек.
– Вот тебе и ай! Если бы ты не разыгрывал из себя неандертальца, этот поганец любовался бы, как мы сидим в машине на благопристойном расстоянии и мирно беседуем.
– Солнышко, – ласково промолвил Джек, – это не имело бы значения. Никто не встречается ночью в машине, за несколько миль от дома, чтобы просто поговорить. Во всяком случае, под таким соусом все это подали бы читателям.
– Ну, теперь мы существенно облегчили им задачу, не правда ли?
Джек пожал плечами.
– Я всего лишь хотел защитить тебя от репортера. Он знал, что я нахожусь в машине, но репутация Прекрасного Принца не пострадала бы оттого, что его застигли с неизвестной женщиной. Я без труда вывернулся бы. Читательницы Эрика, ждущие появления своего принца, только обрадовались бы, узнав, что Джек Ламберт, иначе известный как Прекрасный Принц, вышел на охоту. Поверь, мне известна психология женщин.
– О, пожалуйста! – Валери раздраженно фыркнула. – Ничего ты о нас не знаешь.
Впрочем, в одном Джек был прав, хотя она не хотела этого признавать. Решив действовать в открытую, он должен был играть по правилам.
– Вероятно, ты рассматриваешь эту ситуацию как возможность внести парочку новых имен в свою записную книжку: вдруг не с кем будет пойти на танцы. И как ты понимаешь, я имею в виду танго в горизонтальном положении.
Джек улыбнулся, не выразив ни малейшего раскаяния.
– Я делаю одолжение своему другу. И если мое участие в этом предприятии сопряжено с некоторыми положительными моментами, так тому и быть. Думаю, ничего больше я на этом не заработаю.
Валери нахмурилась:
– Но Эрик сказал...
– Забудь о том, что сказал Эрик. Забудь о том, что только что сказал тебе я. – Молодой человек включил зажигание. – Нам лучше уехать отсюда, пока этот любитель подглядывать снова не поймал нас в объектив.
Валери погрузилась в свои мысли, пока Джек вел машину по улицам Вашингтона. Он остановился в проулке, находившемся на расстоянии одного квартала от парковки, откуда они уехали.
– Что теперь? – спросила Валери. – По крайней мере, дождь прекратился.
– Один из лимузинов вернулся. Может, он отвезет тебя домой вместо меня. На всякий случай.
– Да, правильно. – Девушка открыла дверцу, но Джек положил ей руку на плечо, помешав выйти.
– Послушай, я прошу прощения. Валери обернулась:
– За что?
– За любые свои действия, которые могут обернуться для тебя неприятностями, – пояснил ее спутник. – Хотя поцелуй почти того стоил.
– Почти?
В следующий раз не напрягайся так. Постарайся получить удовольствие.
– Ох, бога ради! – Валери выскользнула из машины и захлопнула дверцу, затем наклонилась к окошку, и Джек опустил стекло. – Следующего раза не будет.
Молодой человек недовольно надул губы, но, как ни странно, это вышло у него очень мило.
– Убедила.
Валери сознавала, что не должна заглатывать наживку, но не могла совладать с собой.
– В чем я тебя убедила?
– В том, что ты подходящая женщина, которую я встретил в подходящее время.
Валери рассмеялась:
– Я самая неподходящая женщина для тебя из всех возможных. И пожалуй, ты выбрал самое неподходящее время.
Джек ухмыльнулся:
– Я знаю. Именно это меня убеждает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман Донна



Герои очаровательны, но такие длинные , нудные диалоги что читала по диагонали. Роман неживой, да и надоели ели пошлые геи, омерзительно.
Дорогой Прекрасный Принц... - Кауфман ДоннаМаша
29.04.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100