Читать онлайн Ангел из преисподней, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел из преисподней - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел из преисподней - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел из преисподней - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Ангел из преисподней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Блю старалась сидеть неподвижно. Спину ломило от тряски на железном полу грузовика. Запястья горели и ныли от стягивающего их платка. Счастье еще, что она надела ботинки с высокими голенищами – хоть лодыжки не постигла та же участь. Челюсть у нее затекла и болела от головного платка, завязанного узлом на макушке. А вот глаза ей, словно в издевку, оставили не завязанными.
Видеть лица собственных похитителей считается не слишком хорошим знаком. Она же рассмотрела уже добрых полдюжины. Ни одно из этих лиц не было ей знакомо. И если не считать туманного предупреждения Лероя, то она не имела ни малейшего понятия, что им от нее нужно. Разумеется, тот факт, что предупреждение Лероя, как выяснилось, было более чем обоснованным, в нынешней ситуации ее нисколько не утешал.
Блю неотрывно смотрела на дверь. Собственно, самой двери она не видела, лишь полоску блеклого света, проникавшего сквозь щель внизу.
Похитители не появлялись уже несколько часов. Или ей показалось, что прошло уже несколько часов. Насколько она могла судить, в помещении не было ни окон, ни какой-либо мебели. Ее грубо толкнули в угол, приказали сесть и не двигаться, после чего оставили в полной темноте.
Большую часть времени она потратила на то, чтобы миг за мигом воскресить в памяти все события сегодняшнего утра. Все ее тело покрылось мурашками. Она выругалась сквозь зубы. Руки растереть – и то невозможно.
Она изо всех сил старалась разжигать в себе гнев. Иначе оставалось одно – впасть в отчаяние и отдаться во власть истерики, комком застрявшей в горле.
Кто попросил ее снова сесть за руль? Диего. Кто сказал, что это знакомый грузовик, и потребовал ехать к нему? Диего. Кто приказал повернуть к шоссе… и похитителям? Все тот же Диего.
И что противнее всего – именно Диего нырнул с мотоцикла в сторону, оставив ее наедине с похитителями. Ясное дело. Его миссия была выполнена.
Убийца Диего или всего лишь сообщник, но он виновен по всем статьям.
А она еще позволила этому подонку себя поцеловать! И весь ужас в том, что ей это понравилось! Она бы и дальше зашла, не остановись он сам. Ей-то казалось, что он с ней на одной волне. Его уверенность, его спокойные речи вызвали в ней чувство безопасности. Сплошная фальшь.
При чем тут спокойствие, при чем тут забота! Он выполнял свою работу!
Она понятия не имела, что ее ждет, но понимала, что должна составить какой-то план действий. Нужно выбраться отсюда живой. Хотя бы для того, чтобы отыскать этого сукина сына, этого так называемого повара – и пристрелить его.
Внезапно дверь со стуком распахнулась. Блю сощурилась от яркого света – и в этот миг буквально в футе от нее что-то со щелчком вспыхнуло. Фотоаппарат?
Затем из темноты к ней протянулись руки, схватили ее за волосы, заставили откинуть назад голову. Она моментально начала вырываться.
– А ну сидеть! – Голос был низким, хриплым и незнакомым.
Платок, подвязанный под подбородком, исчез. Блю, сморщившись от боли, осторожно двинула челюстью. Кто-то резко повернул ее голову так, что захрустел позвоночник. В следующее мгновение она уже смотрела прямо в глубоко посаженные крошечные черные глазки.
Похититель ткнул ей в лицо портативный магнитофон.
– Назови свое имя.
Она заморгала. От боли у нее стучало в висках и дергалась жилка на подбородке.
– Ну же, твое полное имя!
Этот грубый приказ почему-то вернул ей самообладание. Хватит уже слепо повиноваться командам всех и всякого!
– Зачем?
Пальцы с немилосердной жестокостью сошлись на ее челюсти. Блю непроизвольно заморгала.
– Говори – или я выдавлю из тебя имя силой!
Блю взвесила свои шансы и решила, что с этим верзилой ей не справиться.
– Блю.
– Полное имя.
– Дельгадо.
Он отпихнул ее голову с такой силой, что она ударилась затылком о стену. Ее глаза гневно сверкнули вслед необъятных размеров спине. Дверь захлопнулась, и она вновь оказалась в темноте.
По крайней мере этот тип хоть забыл про платок и оставил ее зубы в покое.
Со вздохом, больше напоминающим тихий стон, Блю привалилась спиной к кирпичной стене. Пора бы уже начинать искать отсюда выход. Главное, что Блю узнала о самой себе за время развода, – она далеко не беспомощна.
Упираясь каблуками в пол, Блю чуть передвинулась вперед. Да, скорость не ахти. Деревянный пол способствовал движению, но ползти назад было бы все-таки куда проще. Стараясь не слишком удаляться от стены, она обследовала комнату по периметру в надежде найти хоть что-нибудь, что помогло бы ей сбежать. Единственной ее находкой оказался шнур электропроводки.
Она передвинулась к той стене, где была дверь, и, стараясь производить как можно меньше шума, прильнула ухом к щели между деревянной панелью и косяком. В этот самый миг по другую сторону двери зазвучали голоса.
– Он все равно будет давать показания. Этим снимком его не остановить. Он же ее много лет не видел.
– Мы заставили ее произнести свое имя и записали голос на пленку.
До Блю донеслась ругань, а следом – глухой удар кулака по чему-то мягкому.
– Эй! – завопил второй голос.
– Это же мог сказать кто угодно, ты, недоумок. Как ты докажешь, что голос именно ее? Можешь запустить эту запись в шестичасовых новостях, а он все равно появится в суде.
– Лучше молись, чтобы ты ошибся. Сеньор Джакунда рассчитывает на нее. Она должна обеспечить ему свободу. Мистеру Суперагенту достаточно только занять место свидетеля в суде на следующей неделе – и мы покойники.
Мысли у Блю вертелись волчком. Она понятия не имела, о чем речь.
Ее внимание вдруг привлек чуть слышный шорох. Она прищурилась в темноту, но ничего не увидела. Может, мышь?
В этот же миг на стене совсем рядом с ней возник желтый кружок. Затем комнату залил лунный свет, и она поняла, что он проник через окно. Наглухо закрытое перед тем окно. Она проползла всю комнату, а единственное окно оказалось меньше чем в трех футах от начала ее пути!
Ладонь протиснулась внутрь, беззвучно освободила защелку. Блю скользнула назад – так далеко и так быстро, как только осмелилась. И забилась в противоположный угол. Она понятия не имела, кто этот посетитель, но поскольку она не знала личностей врагов, то уж друзей и подавно.
Более того, в данный момент она бы под присягой поклялась, что друзей поблизости вообще нет.
Луна осветила крупную мужскую фигуру, бесшумно проскользнувшую в окно. Если бы у Блю так отчаянно не колотилось сердце, она, наверное, пришла бы в восторг от ловкости движений неожиданного посетителя.
– Блю.
Протяжный низкий шепот. Она окаменела. И не произнесла ни звука.
– Не бойся. Все в порядке. Я вытащу тебя отсюда.
Ага. Конечно. Кто-то, кого она увидела первый раз в жизни, похитил ее и собирается убить, а еще один, которого она тоже видит впервые в жизни, собирается ее спасти. Кто они, все эти люди?
– Если не можешь говорить, постучи ногой по полу.
Мужчина сделал паузу, прислушиваясь, но не дождался от нее ответа.
– Я не хочу шарить в поисках тебя в темноте – это может привлечь внимание. И фонарем пользоваться без особенной нужды не хочу. Подскажи мне нужное направление, и я вытащу тебя отсюда, – продолжал убеждать он.
Что ж, если незнакомец ее действительно вытащит, то перед ней по крайней мере откроются новые возможности для бегства.
– Ты кто? – прошептала она.
В мгновение ока он оказался перед ней на коленях.
– Джон Макшейн.
– А почему ты меня спасаешь, Джон Макшейн? На кого ты работаешь?
– На дальнего родственника дяди Сэма. Ну же, пойдем, с этим мы и позже разберемся. – Он коснулся ее плеча. – Где ты связана?
Блю, хоть и против собственной воли, испытывала благодарность к этому человеку. Он ведь мог бы просто силком утащить ее отсюда, а подобным обращением она уже была сыта по горло.
– Руки за спиной. И лодыжки. Повязки мокрые, так что их будет не так-то просто…
Легкое натяжение – и ее руки оказались свободны. Секунду спустя исчезли и путы с ног.
– Классный ты, наверное, был бойскаут!
– Еще чего. – По голосу она поняла, что он усмехается. – Ножи бывают очень кстати.
Блю вся напряглась. В памяти возник образ корчившегося на земле Лероя с ножом, торчащим из раны.
– Ножи?
– Ага. Я их не слишком-то жалую. Но этот придерживаю для друга, – продолжал Макшейн, отвлекая ее от возникшей внезапно тревоги. – Встать можешь? – Он сам поднялся на ноги. – Дай руку. Только постарайся не шуметь.
И вновь Блю не могла мысленно не поблагодарить спасителя за его внимательность, за то, что он старался не навязывать ей свою помощь. Она чувствовала себя жалкой и несчастной… ни то ни другое ей не было по душе. А он возвращал ей свободу, когда она не рассчитывала уже на чью-то помощь. Джон Макшейн ей определенно нравился.
Оставалось только надеяться, что его послали не для того, чтобы ее убить.
– Ладно. – Блю протянула обе руки, и в тот же миг его пальцы обвились вокруг ее запястий. – Вперед.
Плечи и ноги Блю ныли, возражая против любого движения. Ей пришлось закусить губу, чтобы удержать рвущийся из груди стон. Но не прошло и минуты, как они оказались по ту сторону окна и скорчились на земле.
Голос Джона прозвучал у самого ее уха: – Вокруг нас полно сторожевых собак и охраны. Пригнись и следуй за мной, повторяй все, что я делаю. Я остановлюсь – ты тоже. Я пойду – ты следом. Джип впереди и чуть направо, градусов на десять. Как доберемся – залезай внутрь и спрячься на полу.
Среди известных ей людей джип водил только один. Диего. А перед тем речь шла о ноже. Джон сказал, что придерживает нож для друга. Блю вспомнила о пустом футляре на поясе Диего. Не имеют ли эти двое отношения к тому, что произошло с Лероем? И если да, то как они связаны с похитителями?
На эти вопросы у Блю ответа не было. Макшейн тенью скользнул вперед, но Блю не двинулась с места. Он оглянулся, резко произнес:
– Ну же!
Она понимала, что здесь ей оставаться нельзя. В джипе у нее по крайней мере появятся шансы на сопротивление. Блю двинулась вслед за Джоном.
До темно-зеленого джипа они добрались без приключений. Джон втолкнул ее внутрь и заставил лечь на пол, не дав возможности осмотреть машину как следует. Но Блю не сомневалась, что это джип Диего.
– Не высовывайся. Голову пригни как можно ниже.
Блю скорчилась на полу, затылком упираясь в край сиденья.
Макшейн завел джип и с выключенными фарами медленно двинулся вперед. Блю готова была крикнуть, чтобы он нажал на газ и поскорее уехал отсюда, но ведь он ее вытащил из заточения, как и обещал… так что она сочла за благо промолчать.
Сердце ее колотилось, нервы были натянуты до предела, но она сумела все же кое-как собраться с мыслями. Итак – кто такой Джон Макшейн? Он сказал, что работает на дальнего родственника дяди Сэма. Что это значит? Может, он агент в какой-нибудь разведывательной секретной организации? Она бы в другой раз посмеялась над подобными предположениями, но в данный момент ей, к сожалению, было не до смеха. Блю сильно опасалась, что может оказаться права.
А каким образом он связан с Диего?
Она попыталась дословно вспомнить, о чем говорили между собой те двое в доме, но тут раздался резкий голос Макшейна, и беседа похитителей вылетела у нее из головы.
– Можешь подниматься.
Блю вскинула голову. Кромешная тьма, луна высоко в черном небе. Полночь или чуть больше, решила Блю.
Она осторожно распрямилась и устроилась на сиденье, с облегчением вытянула ноги. Стресс постепенно проходил, и с каждой минутой ее измученное тело все сильнее давало о себе знать. Вопреки привычке, Блю накинула ремень безопасности. Короткий смешок сорвался с ее губ прежде, чем она поняла его несвоевременность.
– Рад, что хоть кто-то находит над чем посмеяться в этой ситуации.
Она повернула голову к своему спутнику. Кто он – спаситель или новый тюремщик? С одной стороны, ее вроде бы и не захватили в плен, а с другой – обрести свободу она сейчас могла, разве что выскочив прямо на ходу из джипа. Благо дверей нет.
– Я просто подумала… смешно беспокоиться о безопасности на дороге, если ты собираешься бросить мое бездыханное тело где-нибудь посреди пустоши.
Он стрельнул в нее взглядом – и вновь обратил внимание на шоссе.
– Откуда такие мысли? Я только что тебя спас.
– Сдается мне, я сменила одного тюремщика на другого.
– Ты не пленница.
– Вот и отлично, – с преувеличенным оживлением воскликнула Блю. – Огромное спасибо за помощь. Будь так добр, останови машину и высади меня.
Макшейн вновь посмотрел на нее, но не сказал ни слова.
– Так я и думала.
Блю разглядывала его в тусклом свете лу-ны. Высокий, широкоплечий, светлые волосы, но блондином его не назовешь. Впрочем, в такой темноте трудно сказать что-то определенное. Она перевела взгляд на дорогу, кляня себя за то, что до сих пор не обращала внимания на окрестности.
– Ты – не пленница. Ты находишься под защитой и опекой, – наконец произнес Макшейн.
– И кто же обеспечивает эту защиту?
– Дядя Сэм.
– Это ты уже говорил. На кого конкретно ты работаешь? – настойчиво допытывалась Блю.
– Я не вправе это обсуждать. Но в Вилла-Ройа ты вернешься, только когда там будет безопасно. А до тех пор остаешься под нашей защитой.
Вилла-Ройа. Тейо! Во всей этой суматохе она совершенно забыла о дяде.
– Мне необходимо связаться с дядей, сообщить, что со мной все в порядке.
– Ему уже известно, что ты в безопасности.
Она фыркнула:
– В таком случае ему известно даже больше, чем мне.
– Ты находишься под нашей защитой, – повторил он.
– А что, если я этого не хочу? И есть кто-нибудь, кто вправе сказать что-нибудь вразумительное? Может, я, конечно, и ошибаюсь, но мне почему-то казалось, что кое-какие гражданские права у меня есть, а?
В пылу негодования Блю не придала особого значения тому, что они свернули с шоссе и направились по узкой дорожке вверх, к подножию гор Сангре-де-Кристо.
– У тебя есть право сейчас выйти из машины и погибнуть – или же остаться и выжить. Впоследствии тебе все объяснят.
Блю скрестила на груди руки и молча уставилась на дорогу. Они петляли по серпантину, поднимаясь все выше и выше, углубляясь в горную цепь. Несколько минут спустя Макшейн повернул джип на длинную усыпанную мелким гравием дорожку. Затерявшись высоко в горах, дорога выходила прямо на небольшую открытую площадку. На противоположной стороне, среди мощных деревьев, притулился аккуратный домик. Джон остановил машину прямо перед ним.
– И не вздумай сбежать. Здесь твой единственный шанс остаться в живых.
– Но что мне грозит? – Блю окончательно потеряла терпение. – Что вообще происходит? Кто хочет меня убить? Я требую ответа!
– А то – что?
Этот глубокий голос раздался у нее за спиной. Резко обернувшись, она увидела Диего, стоявшего неподалеку, прямо у низкого крыльца домика. Повязка на предплечье белела в свете луны.
– Что с тобой случилось? – У нее застучало в висках. Все это было уже слишком для ее уставшего мозга. – Оцарапал ручку, когда сматывался с моего мотоцикла?
– Его подстрелили, когда он пытался защитить твою задницу, – раздался язвительный ответ Макшейна. Джон тяжело вздохнул, обращаясь к Диего: – Не стану отрицать, amigo, твоя подопечная прехорошенькая, но… с меня довольно. Я свою роль рыцаря на белом коне отыграл. Отправляюсь на первый обход. Буду через три часа.
Не дожидаясь ответа, он исчез в темноте.
– Пойдем в дом. – Диего тоже выглядел уставшим.
В данный момент Блю была не в настроении жалеть кого-либо из них.
– Ты ранен? Но почему? Кем?
– Давай зайдем в дом, – повторил он и отвернулся, но на крыльцо не поднялся, дожидаясь, пока она сделает это первой.
Блю не шелохнулась.
– Ты объяснишь мне, что здесь происходит?
Диего вздохнул.
– Прошу прощения, если тебя так утомляют мои вопросы, но я, понимаешь ли, в некотором недоумении. Меня похитили, связали по рукам и ногам, затем освободили и снова похитили. Мой прежний повар заявляет мне, что меня собираются убить, а нового кто-то ранит, когда он пытается меня защитить. И все эта заваруха, как выясняется, настолько серьезна, что в ней замешано даже правительство. Уж прости, если меня самую малость разбирает любопытство.
Диего подошел к ней. Только сейчас стало заметно, что он сильно припадает на одну ногу.
– Извини.
Блю уже завелась, и ее не так-то легко можно было успокоить.
– Извинениями ты не обойдешься, – отрезала она, но язвительный пыл ее тона поутих. – Я хочу, чтобы мне все объяснили. Неужели это необоснованное желание?
Он покачал головой.
– Нет. Но во всем этом замешаны такие дела, о которых тебе лучше не знать и которые я не…
– …не вправе обсуждать, – закончила она с раздраженным вздохом. – Послушай, если честно, я уже уста…
Диего оборвал ее на полуслове:
– Обещаю рассказать тебе все, что смогу. Но я предпочел бы сделать это в доме.
– Мне казалось, ты не даешь обещаний. – Она не смогла удержаться от колкости.
– Даю. Но только те, которые могу сдержать.
Блю молча смотрела на него несколько секунд, потом шумно выдохнула:
– Ладно. Пойдем. – Она сделала шаг вперед, но он остановил ее, взяв за локоть.
Едва она остановилась, он тут же ее отпустил. Блю не сказала бы наверняка, почему ей захотелось вернуть его руку. И уж точно не рискнула бы объяснить, почему ей так нужно было вновь увидеть его глаза. Укрыться в его объятиях.
– Как ты? В порядке? Они не тронули тебя, Блю?
Блю растрогали до глубины души тревога и нежность, прозвучавшие в его голосе. Она чуть не поддалась желанию прильнуть к нему, прижаться лицом к груди.
– Учитывая обстоятельства, можно считать, что я в порядке. – Она кивнула на его раненую руку. – Это ты принял на себя удар.
Он не ответил. Оба не двинулись с места. Блю стояла рядом с ним, прислушиваясь к его ровному дыханию, окунувшись в ощущение исходящей от него силы. Возможно ли, чтобы сомнение, холодное, рациональное, заполняло ее сознание, в то время как в сердце росла вера в него? Когда же она наконец затвердит те уроки, что преподносила ей жизнь?
Но ведь Диего Сантерра – далеко не Энтони. И ее влечение к нему невозможно так просто определить или объяснить, уж не говоря о том, чтобы сравнить с каким-нибудь другим чувством. Атмосфера между ними была насыщена почти ощутимой энергией.
Диего поднял здоровую руку и снова уронил, не прикоснувшись к Блю. Она сглотнула. Разочарование застряло комом в горле.
– Пойдем. Мне нужно дать отдых ноге.
Она опустила взгляд на его ноги. Он был в джинсах, и видимых повреждений вроде не было. Но хромота бросалась в глаза.
– Упал?
– Что-то вроде того.
Диего махнул рукой, предлагая ей идти первой. От Блю не ускользнуло, как он обвел пристальным взглядом окрестности, и вспомнила, что уже видела этот взгляд. Там, на вершине Красной скалы. Неужели это было всего лишь утром? Казалось, с тех пор прошла целая жизнь.
Она шагнула назад, остановилась рядом.
– Помочь?
– Все нормально.
Блю упорно держалась бок о бок с ним, приноравливаясь к его шагу. Он попытался было отстать, чтобы она оказалась впереди, но потом сдался и, ускорив шаг, быстро дошел до двери дома.
В тот миг, когда он взялся за ручку, Блю оглянулась.
– Они нас тут не найдут? – спросила она. Едва заметная улыбка блеснула на ее лице. – Кто бы там, к дьяволу, ни были эти «они».
– Не думаю.
– Уверенное «нет» меня бы больше устроило.
– Я стараюсь уберечь тебя от гибели, но лгать тебе не стану.
Диего повернул ручку и толкнул дверь. На этот раз Блю остановила его, накрыв ладонью его руку. Он был таким теплым, твердым, сильным. Рядом с ним она чувствовала себя в безопасности.
– Спасибо тебе. Честность значит для меня больше, чем многое другое… чем почти все остальное в жизни. И спасибо за то, что вызволил меня.
– Не меня благодари. Благодари Макшейна.
– Вряд ли ему нужна моя благодарность.
На лицо Диего набежало облачко, но теплота из голоса не исчезла.
– А что ты ему, собственно, сделала? Изображала из себя босса? Обычно он вызволяет прекрасных барышень из неприятностей с огромным удовольствием.
Блю прекрасно понимала, что была сейчас совсем не похожа на барышню из сказки, так что его комплимент с легкостью проигнорировала.
– Я всего-навсего пыталась вытянуть из него ответы на кое-какие вопросы, но он разговорчив так же, как ты. И я вовсе не изображала из себя босса. Он ведь, в конце концов, на меня не работает.
– Означает ли это, что я все еще не уволен?
Она улыбнулась.
– Не знаю. Знаю только, что ты не совсем «всего лишь повар». – Ее лицо омрачилось. – А кто? Что ты такое, Диего Сантерра?
Диего смотрел в ее глаза – и не находил ответа. Такой простой вопрос, а простого ответа нет.
– Я всего лишь человек, выполняющий свою работу. – Всеобъемлющая фраза – «человек, выполняющий свою работу».
Не больше и не меньше.
Под его пристальным взглядом Блю вздохнула, открыла нараспашку дверь и вошла в хижину, где ей предстояло прожить две недели. А ему предстояло убедить ее прожить здесь две недели, не объясняя причин. Да уж. Вот тебе и работа.
Радиопередатчик исчез. Должно быть, Макшейн вошел через заднюю дверь и унес его с собой. Вот и отлично, думал Диего, запирая переднюю дверь и проверяя замок на задней. Пусть Джон общается с остальными ребятами из «дюжины». Диего чувствовал, что сам он весь этот вечер будет занят по горло.
Блю оглядела по очереди небольшую гостиную с камином в углу, крошечную кухню, лестницу, ведущую в спальню наверху, закрытую дверь во вторую спальню. И снова повернулась лицом к Диего:
– Итак? Я жду объяснений.
– Твоя целеустремленность достойна восхищения.
– Знаю. Это самое ценное мое качество, – кивнула Блю и вернулась к тому, что ее интересовало. – Почему я здесь, Диего, и на кого ты работаешь? – Она вскинула руку: – Только не пичкай меня этой дурацкой сказочкой о дяде Сэме. В опасности оказалась моя жизнь, так что я имею право узнать хотя бы, кому понадобилось меня убивать, кто решил меня защитить и почему.
– Выпить хочешь?
Она испустила тяжелый вздох.
– Я хочу услышать ответы на свои вопросы.
Диего тоже не силен был в увиливании. Зато держать рот на замке – в этом он был мастер.
Указав на диванчик перед камином, застеленный незамысловатым пледом в клеточку, он предложил:
– Присаживайся. Я бы не отказался от кофе. Выпьешь чашечку?
– Конечно, с удовольствием. Вытянуть из тебя ответы я не могу. Так что делай, что считаешь нужным. – Она опустилась на диван, закинула ногу на ногу и скрестила на груди руки.
Диего, прихрамывая, прошел на кухню. Бедро горело и пульсировало болью. Сам виноват, идиот. В ожидании Макшейна с Блю он метался по комнате, как дикий зверь по клетке. Перед тем они чуть не подрались с напарником, поскольку Диего настаивал на том, чтобы самому отправиться на спасение Блю. Макшейн одержал победу, пообещав передать Дэлу кое-какие мелкие подробности поездки на Красную скалу, которые Диего упустил в своем отчете. В частности, например, эпизод с ранением.
Они оба прекрасно понимали, что Дэл в этом случае выведет Диего из дела. Если бы Диего чувствовал, что не в состоянии справиться с заданием, он и сам бы от него отказался. Но они все обсудили с Джоном – причем порой на повышенных тонах – и в конце концов пришли к соглашению. Джон отправляется вызволять Блю. А Диего свяжется с Тейо и объяснит старику ситуацию.
И сейчас он не слишком жаждал рассказывать обо всем этом Блю.
Диего проглотил пару таблеток ибупрофена – все другие обезболивающие слишком надолго притупляли его реакцию, – налил две чашки кофе и вернулся к Блю. Нужно отдать ей должное, Блю подождала с атакой до тех пор, пока он не устроился на диване, вытянув перед собой больную ногу.
– Кто хочет меня убить? – она вскинула обе руки в красноречиво беспомощном жесте. – Просто поверить не могу – неужто это со мной все происходит?! Сижу где-то в горах, в богом забытой хижине и веду речь об убийцах, о каких-то свидетелях, о…
– Что тебе известно о свидетелях? – Резкость его вопроса сразу привлекла внимание Блю. – Так что известно, Блю? Что они тебе сказали?
– Они – то есть те, кто меня похитил?
Диего кивнул.
– Лично мне – ничего. Я подслушала их разговор между собой. Я могу их описать. И очень точно.
– В данный момент это неважно. – Диего знал, что как только до Джакунды дойдет, что его команда снова потерпела неудачу, эти люди исчезнут с лица земли, так что узнавать сейчас их имена – значит только зря потерять время.
– То есть как это? Неважно, что я могу узнать в лицо преступников?
– Что они сказали, Блю? Что ты услышала? – Прежде, чем выдать ей свою версию, он обязан был знать уже известную ей информацию.
Она коротко выругалась сквозь зубы, но настаивать, к счастью, не стала.
– Меня связали и бросили в темной комнате. Я двигалась вдоль стены, чтобы определить размеры комнаты и обнаружить какой-нибудь другой выход – вторую дверь или окно. Когда я добралась до двери, то услышала разговор. Или, точнее сказать, спор. О фотографии.
– Какой фотографии? – Диего поднял руку. – Погоди, погоди. Может, лучше расскажешь все по порядку?
– Мне казалось, что это ты должен отвечать на мои вопросы. Разве мы не так договорились?
Диего едва хватало сил сдерживать нетерпение и тревогу. Ну как она не понимает, что, вынужденный бездействовать, он уже сходит с ума, пока Джакунда раскидывает свои бесчисленные сети и его люди рыщут вокруг, строя новые планы ее похищения?
– Я хочу сохранить тебе жизнь. И мне необходимо знать, о чем там шла речь. Что ты услышала?
Она так и взвилась с дивана.
– Почему? – ее голос поднялся до крика. – Ответь хотя бы на один простой вопрос, Диего. Почему ты хочешь сохранить мне жизнь?
Диего тоже оттолкнулся от дивана и встал, несмотря на боль, пронзившую его бедро.
– Потому что именно за это мне платят.
Он подался вперед, чтобы перенести центр тяжести на здоровую ногу, но в бедре снова полыхнула боль, резко кинув его тело вперед. Блю поймала его за плечи, но под его тяжестью потеряла равновесие, и они оба рухнули на диван.
Он придавил ее всем весом. Застонал, ударившись раненой рукой о подлокотник дивана. Блю выругалась.
Диего попытался скатиться с нее в тот самый момент, когда она сама начала стаскивать его в сторону.
Он снова застонал. Она замерла под ним.
– Тихо, тихо, – с трудом выдохнула она, ощущая на себе тяжесть его тела. – Осторожно, тебе же больно. – Сцепив зубы, Блю пыталась вытащить из-под него свою руку. – Сначала сдвинь ногу, а потом…
Диего поднял голову, и она умолкла на полуслове. Его лицо было в какой-нибудь паре дюймов от ее. Ему удалось высвободить здоровую руку и приподняться, но тем самым нижняя часть его тела еще сильнее вжалась между ее бедер. И ее внезапно расширившиеся зрачки подсказали ему, что этот факт от нее не ускользнул.
– Диего, – прошептала она.
– Я не хочу, чтобы ты пострадала, Блю.
Ее губы приоткрылись. Он с трудом сглотнул, умирая от желания еще раз ощутить на своих губах ее вкус.
– И дело не только в работе, – услышал он свое признание. – Я сам не хочу причинить тебе боль. То, что произошло на Красной скале…
Она приложила ладонь к его щеке, и Диего не смог закончить фразу. Почему одно лишь простое ее прикосновение пробуждает его к жизни?
– Не надо об этом, – тихонько сказала она. – Я верю тебе. По крайней мере, хочу верить, но мне необходимо знать, что происходит. Мне нужно знать правду.
Боже, как же ему хотелось рассказать ей все! И об отце, и о себе. О том, что он полюбил ее.
Глядя в ее глаза, Диего вел в душе упорную борьбу и не представлял, как ему выиграть сражение.
– Я не стану тебе лгать.
Он ничего не мог ей предложить. Единственное, что он мечтал отдать, ему не принадлежало. Он сам. Он даже не в силах был ее защитить. Теперь Диего это понял. Она была слишком дорога ему. Он не мог рассказать ей всей правды. Зато он мог попытаться сохранить ей жизнь.
Завтра же утром он откажется от задания.
Но сегодня… сегодня он еще раз насладится ее поцелуем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ангел из преисподней - Кауфман Донна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Ангел из преисподней - Кауфман Донна



классный роман
Ангел из преисподней - Кауфман Доннанатали
6.10.2010, 21.29





Слишком затянут.Ничего особенного.
Ангел из преисподней - Кауфман ДоннаОльга
13.03.2012, 23.26





ДА,СИЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ НЕ ПОЛУЧИЛА.
Ангел из преисподней - Кауфман ДоннаКАТЯ
8.11.2012, 14.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100