Читать онлайн Сказки серого волка, автора - Кауфман Донна, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сказки серого волка - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сказки серого волка - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Сказки серого волка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

— Говорю тебе, Рина, я даже не знаю, что и думать. Танзи убрала от лица волосы и наклонилась к стакану с молочным коктейлем.
— Как ты только можешь такое пить? — спросила Рина, потягивая охлаждённый манговый сок.
— Молоко полезно для здоровья.
— Только без мороженого и шоколада.
— Без тебя знаю. — Танзи сделала долгий глоток и умиротворённо вздохнула. — Что же тогда любить?
Ринудаже передёрнуло.
— Только не это. Лично мне из молочных продуктов нравится только цвет моего лица.
Она наклонилась над столом и посмотрела в сторону входных дверей, после чего покосилась на Танзи.
— И что же, по-твоему, он от тебя скрывает? Кстати, где он?
— В кабинете Миллисент на втором этаже, его срочно вызвали на какое-то совещание.
Танзи поковыряла салат из цыплёнка с зеленью, который Рина принесла на обед.
— Тебе, по всей видимости, подавай жареную картошку с гамбургером, — заметила Рина, хрустя грецким орехом.
— А что, по-твоему, уважающие себя люди берут к молочному коктейлю?
— Я принесла еду. Ты могла бы хоть из вежливости попробовать мой манговый сок.
— Можешь меня пристрелить, — предложила Танзи. — И вообще, что мне теперь делать, если я умею готовить только молочный коктейль? Кроме того, у Миллисент не блендер, а настоящий зверь, и поэтому…
Рина рассмеялась и примирительно подняла руку.
— Прошу тебя, уволь меня от подробностей. Одного не могу понять — как тебе удаётся сохранить фигуру?
— Очень просто. Главное, не думать о ней, других забот хватает, — пошутила Танзи, шлёпнув себя по бедру.
— Слышу.
Танзи лишь фыркнула.
— Конечно, если каждый день есть такой салат, жизнь превращается в бесконечную борьбу.
— Кстати, у Гаррисона есть персональный тренер, Род. Вот кто умеет творить чудеса. Если тебе интересно, я могу одолжить его тебе на время.
— Его зовут Род? Интересно, и какие же тренировки он проводит? — спросила Танзи и подмигнула.
— Не те, какие ты думаешь, Мисс На-Уме-Только-Секс.
— А у тебя разве нет? Скажи, разве не ты неделю назад раскатала губу на Вольфганга? Кстати, хоть убей, не могу понять, что вы все в нём находите? Вот уж в чью сторону я бы даже не посмотрела. А если бы посмотрела, то наверняка бы подумала: «О таком не скажешь, что женщины валяются у его ног».
— А ты вспомни его глаза, — мечтательно произнесла Рина.
— Как же, помню. Кстати, тебя не раздражает, что он работает исключительно с голозадыми девицами?
— Ничуть. Мне всегда было интересно узнать, что это такое — позировать перед художником, — задумчиво ответила Рина. — О, эти глаза под тяжёлыми веками, которые смотрят на тебя, пока рука наносит на холст твой образ. И каждый такой мазок сродни прикосновению к твоему телу…
— Довольно. Ты уже меня завела. И все равно ваш Вольф мне до лампочки.
— Секс — это здорово, независимо от того, занимаешься им или только о нём говоришь, — рассмеялась Рина. — Но ведь мы с тобой знаем, что жизнь к нему не сводится.
— Я довольна своей жизнью. И секс — её приятный компонент.
— А как же любовь? Или ты хочешь состариться одна?
— Разве такое можно планировать заранее? Да и вообще, жить всю жизнь под одной крышей, спать под одним одеялом с одним и тем же мужчиной… — Танзи покачала головой. — Не могу даже представить этого. По крайней мере пока.
Рина поставила локти на стол и окинула подругу пристальным взглядом.
— Ты уже живёшь под одной крышей с мужчиной. Что мешает тебе спать с ним под одним одеялом?
— Райли? — Танзи презрительно фыркнула, однако смешок получился какой-то неубедительный, вынужденный. Она сама это заметила. — Нет уж, увольте. Я ещё не готова остановить свой выбор на Агнце.
— Но разве не ты сама только что рассказывала мне, какую волчью выходку он отмочил сегодня утром?
Танзи в задумчивости пожевала конец соломинки.
— Было дело.
— Ага! Значит, ты уже подумываешь о том, не пора ли переключиться на бээ-бээ-барашков?
— Прекрати! — простонала Танзи. — С меня хватает электронных посланий на ту же тему. Я уже начинаю жалеть, что завела речь про это. Или по крайней мере следовало в качестве примеров выбрать других животных. С меня довольно того, что Мартин целый день отпускает в мой адрес шуточки на тему смиренных агнцев.
— Он всё ещё достаёт тебя?
— Ещё как! Раньше я почему-то думала, что только женщины скатываются с катушек, когда последнее чадо выпархивает из семейного гнезда. Но чтобы Мартин… Ладно, будем надеяться, что это пройдёт.
— Он что, вечно грузит тебя своими разговорами? А ты не думала, что у него могут быть нелады дома?
— Я привыкла руководствоваться правилом «ни о чём не расспрашивай и сама ничего не рассказывай» и не смешивать информацию личного характера с тем, что делаю на работе.
— Что нелегко, учитывая, что у тебя информация личного характера непосредственно связана с тем, что ты делаешь на работе.
— Что ж, ещё один повод не обсуждать её с боссом. — Танзи вздохнула, чувствуя на себе буравящий взгляд подруги. — Мартин — человек замечательный. Он сделал для меня больше, чем кто-то ещё. Его нельзя не любить. Но общаться с ним слишком близко — извини, это мне ни к чему. И вообще, скажу тебе честно, не хотелось бы иметь даже отдалённое отношение к его личностному кризису и всему, что происходит у них с женой. Ему с ней и разбираться. Иначе для чего жена? Проблемы не мои, а её. Пусть она их и решает, эта Бетти Барбара.
— Бетти Барбара? Но мне казалось, её зовут… Танзи помахала рукой.
— Как-то на французский манер. Она вообще не такая, какой я её представляла. Невысокого роста, хорошая фигура и эта галльская гримаска, будто ей все до смерти наскучило. Я случайно наткнулась на них на благотворительном балу.
— И ты называешь её Бетти Барбара, потому что…
— Не важно. Главное, что она существует. И если Мартину нужна помощь, пусть обращается к ней. У меня ведь не колонка психоаналитика. Его личная жизнь — это его личная жизнь, и этим всё сказано. А что касается моей личной жизни, то… — Танзи запнулась и совершила грубую ошибку, бросив взгляд в сторону прихожей. Однако, заметив торжествующий взгляд Рины, с вызовом в голосе добавила: — То это моё личное дело. Так что прошу прощения.
— Кстати, о личной жизни. Когда я с ним наконец познакомлюсь? Я уже умираю от любопытства. — Рина многозначительно посмотрела на Танзи. Когда же подруга в деланном возмущении закатила глаза, Рина улыбнулась и добавила: — Нет-нет, не волнуйся, я на него не претендую. Это твоё приобретение. Но ты, надеюсь, не будешь возражать, если я взгляну на него хотя бы одним глазком?
Танзи рассмеялась.
— Ну почему я не подумала об этом сегодня утром? Ведь были все возможности. Хотя, наверное, и сейчас ещё не поздно.
Рина благодарно кивнула.
— Можете наведаться ко мне в гости. Кстати, о гостях. Сегодня должны нагрянуть несколько человек. Нет-нет, не перебивай, выслушай меня до конца, — поспешила добавить она, видя, как Танзи открыла рот, чтобы возразить ей. — Он — врач.
— Рина, ты же знаешь, я не клюю на такие штучки.
— Если у него есть учёная степень и годовой доход с пятью нулями, это ещё не значит, что в нём не сидит волк. Насколько мне известно, хирурги — настоящие мачо.
— Наглый — это ещё не мачо. Вспомни Вольфганга. Вот тебе пример.
По лицу подруги пробежала тень.
— В чём дело? Нет, конечно, он перетрахал не один десяток своих моделей. Но ведь у этих девиц общий коэффициент умственного развития не больше, чем у моего пупка. Откуда им знать разницу между альфой и бетой, настоящим мужиком и нет, это при их-то отощавших телах. Но я хочу сказать другое: ваш Вольф трахает эти ходячие безмозглые скелеты прямо у себя в студии. В своём собственном доме. А вот это уже наглость. Если, по-твоему, он настоящий мужик, то принадлежит к тому виду волков, без которого я как-нибудь обойдусь. Покорнейше благодарю.
— Я не о том, — со вздохом проговорила Рина. — Помнишь, как Слоан заявилась в кегельбан, вся такая раскрасневшаяся. Мы тогда ещё решили, что они с Вольфом помирились. Теперь… теперь я в этом не совсем уверена.
— То есть?
— Помнишь, она тогда ещё как-то уклончиво отвечала на вопросы.
— Я помню только, как она набросилась на чизбургер. Ужасно на неё не похоже.
— Она вообще в тот день была не похожа на себя.
— Наверное, ей сейчас приходится нелегко, — пожала плечами Танзи. — Не суди её слишком строго.
— Собственно говоря, я об этом как-то даже не задумывалась после той нашей встречи. До того дня.
Тут уже нахмурилась Танзи.
— Что произошло? В чём дело?
Рина не удостоила её ответом, и Танзи укоризненно посмотрела на подругу.
— Ты первая завела разговор, так что давай, выкладывай.
— Ну ладно, ладно. Уговорила, — сдалась-таки Рина. — Вчера днём я договорилась встретиться с Гаррисоном в отеле «Хантингтон». У него там была назначена встреча с одним из его клиентов. Так вот, я видела, как Слоан выходила из лифта.
— Ну, наверное, у неё имелся на то как минимум десяток причин.
— Ага, и одна из них была блондином под два метра ростом, с фигурой Адониса.
Танзи открыла рот, да так широко, что оттуда выскользнула соломинка, через которую она потягивала коктейль.
— Не может быть!
— Ещё как может!
— Но ведь… — Танзи даже заморгала, пытаясь представить себе Слоан в гостиничном номере. Нет, такое не укладывается к голове. — Мне казалось, они с Вольфом помирились.
— Я тоже так думала.
Им помешал резкий звук гонга — в дверь кто-то звонил.
— Наверное, Сью. — Танзи встала из-за стола, но затем остановилась. — Послушай, а кто-нибудь ещё знает?
Рина покачала головой:
— Только не от меня. Я даже сомневалась, стоит ли говорить тебе. Вдруг тут что-то невинное? Просто я…как тебе сказать, немного волнуюсь за Слоан.
— Да уж, — согласилась Танзи, направляясь к входной двери. — Мы ещё поговорим об этом позже. — Она остановилась рядом с лестницей. — Будем надеяться, здесь не то, что ты подумала. Думаю, их брак не выдержит ещё одной измены, даже если на сей раз это она, а не он.
Рина улыбнулась, но как-то грустно.
— Если дело зайдёт далеко, боюсь, в твоём незамужнем полку прибудет.
Танзи выразительно посмотрела на подругу, но тут удар гонга раздался вновь.
— Я открою! — крикнула она.
— Чертовка, — пробормотала Рина, бросив взгляд на лестницу.
— Это вы со Сью здесь для того, чтобы убедиться, готов ли дом к вечеринке в честь будущего младенца. Вы, а не личный помощник моей тётушки. Давайте не будем отвлекаться.
— Похоже, отвлекаешься ты, а не мы, — заметила Рина.
Тут в холл на всех парах влетела Сью — через руки переброшены отрезы ткани, а сама она увешана сумками, набитыми одному Богу известно чем. Танзи снова открыла рот и потому не сумела подпустить Рине ответную шпильку. Если, конечно, эта шпилька у неё имелась. Потому что, чёрт возьми, Рина права. Голова у неё действительно забита непонятно чем. И фурор, который произвела её последняя колонка, плюс дурацкая история с Соулом-М8, — лишь малая часть всего.
— Эй, что это? — спросила она, когда Сью в буквальном смысле едва не похоронила Рину под горой пакетов.
— «Свотчи». На все случаи жизни.
— Как это понимать? У нас вроде бы не модная презентация.
Сью и Рина выразительно посмотрели на подругу и дружно покачали головами — мол, что взять с этой Танзи?
— Что? — Танзи переложила свёртки в другую руку. — Миллисент и без того украсила дом так, что места свободного не осталось. Что, по-вашему, мы ещё можем сделать?
— Но ведь это праздник в честь будущего младенца, а не рождественская вечеринка, — заметила Сью таким тоном, словно приходится объяснять очевидное.
— Отлично, но неужели недостаточно того, что уже есть? Украшений даже больше, чем нужно, они такие красивые. Не понимаю, зачем что-то ещё?
— Когда это будет праздник в честь твоего будущего младенца, тогда поймёшь.
Рина и Сью в очередной раз переглянулись и опять покачали головами.
— Хорошо, хорошо, как хотите, — примирительно замахала руками Танзи.
— Можно подумать, ты не знаешь, что Мэриел это будет приятно.
Ну что на такое возразишь? Один только свадебный торт Мэриел был наглядным свидетельством того, что, обладая фантазией, можно соорудить из муки, молока и сахарной глазури.
— Итак, с чего начнём? Ладно, я ничего не знаю и знать не хочу. — Она направилась в гостиную на первом этаже.
Но тут дорогу преградила Сью и одарила Танзи приторной улыбкой. Что само по себе было подозрительно.
— Я надеялась, ты выделишь нам парадную гостиную. Там такая потрясающая стена, увешанная ангелочками. А ещё там расписной потолок и…
— Ты думаешь, Миллисент станет возражать? — вставила словцо Рина, чувствуя, что подруга уже по горло сыта предстоящей вечеринкой.
— Ещё как! — Танзи пропустила подруг назад в холл, а сама бросила быстрый цепкий взгляд на лестницу, что вела на второй этаж. Господи, ну почему она сейчас не сидит у себя в рабочем кабинете — пишет, размышляет — да что угодно! Главное, одна.
Впрочем, когда Танзи посмотрела на лестницу, её мысленному взорупредстал отнюдь нерабочий кабинет. И представила она себя вовсе не в одиночестве. А первая мысль о том, как она проведёт остаток дня, не имела ничего общего с необходимостью тюкать по клавишам компьютера или что-то сочинять.
— Бэ-э-э… — проблеяла Рина прямо ей на ухо.
— Не смешно, — пробормотала Танзи.
Сью обернулась и вопросительно посмотрела на неё.
— Что там у вас происходит?
— Ничего, — ответила Танзи, а сама многозначительно посмотрела на Рину — мол, только попробуй проболтаться.
Но та — не иначе как на неё подействовал манговый сок — и не думала слушаться.
— Наша Танзи по уши втрескалась в тётушкиного секретаря.
Сью вытаращила глаза, а Танзи застонала.
— Ты серьёзно? Кстати, как там его, Рэнди? Какое на редкость удачное имечко, — хихикнула Сью.
— Райли. К тому же он личный помощник, а не секретарь. И вообще, послушайте, может, нам всё-таки стоит заняться делом?
Но Сью словно забыла, зачем она здесь.
— Мне казалось, что по твоим словам он — типичный агнец. Совершенно не в твоём духе.
— Это было до того, как сегодня он спас ей жизнь, — многозначительно добавила Рина.
— Что? — поразилась Сью и посмотрела на Танзи. Танзи, понимая, что заговорщический взгляд уже не поможет, сделала Рине знак: мол, погоди, допрыгаешься, я тебе сверну шею.
— Ничего особенного, — сказала она, пытаясь оспорить утверждение подруги. — Просто он слишком серьёзно среагировал на толпу, вот и все. Наверное, не привык иметь дело с такими вещами.
— Да, только вот откуда ему известно, как заталкивать людей в лимузин? — не унималась Сью и тоже в задумчивости бросила взгляд на парадную лестницу. — И ты говоришь, он пытался загородить тебя, когда из толпы выскочили две женщины? — Сью посмотрела на Рину и хитро улыбнулась. — Поступок настоящего мужчины.
С этим не поспоришь, призналась себе Танзи и именно потому попыталась оттеснить подруг в дальний коней холла, а оттуда в гостиную.
Сью освободила руки от кусков ткани, свёртков и бог знает чего ещё, но мысли её, судя по всему, по-прежнему были заняты Райли и тем, что произошло возле здания радиостанции.
— Если я правильно поняла, ты распсиховалась, потому что кто-то запустил в тебя бумажным самолётиком?
— Я не психовала. Даже не думала. Кстати, о том, что это был бумажный самолётик, мы узнали позднее. Просто после передачи я было немного взвинчена.
— А с чего это вдруг Райли вообще поехал с тобой? — не унималась Сью.
— Не знаю, честно говоря. Он уже ждал меня на улице, когда подали машину. Просто спросил, нельзя ли заодно и ему? Когда накануне вечером мы с ним были на благотворительном балу…
— Ага! Погоди-погоди. Хочешь сказать, что Райли сопровождал тебя на Хрустальный бал? — удивилась Рина. — Ты мне ничего про это не говорила. Кстати, почему ты об этом умолчала? А как же Кармин?
— Кармин был занят. И возможно, надолго.
— Вот кто, как мне кажется, стал бы со временем примерным мужем, — вздохнула Рина. — Какая жалость.
Танзи и Сью расхохотались, однако кивнули.
— Спасибо Райли, что он согласился прийти мне на выручку, — пояснила Танзи. — По-видимому, счёл это своим долгом из-за Миллисент, хотя я сказала ему, что если он не хочет, то…
— Какже, какже, — вклинилась Сью, — кто на его месте отказался бы? Вы с ним танцевали? И тогда-то всё и началось?
— Да, мы с ним танцевали, но, сказать по правде, ничего особенного не случилось.
Длинным наманикюренным ногтем Рина приподняла Танзи подбородок и заглянула в глаза.
— Лжёшь. Что-то случилось.
Танзи хотела сказать что угодно, лишь бы сменить тему. Она уже корила себя за то, что затеяла разговор. Последние часов двадцать с небольшим стоили ей немало нервов. Выпустив из рук пакеты и свёртки, Танзи со вздохом опустилась на кушетку.
— Ну хорошо, я думала, что он меня поцелует. Но ошиблась. Наверное, это музыка виновата или шампанское. У меня просто голова пошла кругом, и я вообразила, будто…
— То есть тебе захотелось, чтобы он тебя поцеловал? — Вопрос Рины прозвучал скорее как утверждение. — И что тогда?
— Что ты имеешь в виду под «тогда»? Ничего. Он наклонился ко мне, и я подумала, я подумала, что он… Но вместо того чтобы меня поцеловать, он наклонился к самому моему уху и сказал, что его ноги просят пощады.
Сью фыркнула от смеха и поспешила прикрыть рукой рот.
— Извини меня, дорогуша, но должна признаться честно — вот это хохма! А потом что?
— Ничего.
— Врёшь! — вновь заявила Рина. — Что-нибудь да произошло. Что-то такое, отчего до сих пор этот танец не даёт тебе покоя. И почти что поцелуй тоже.
— Хорош поцелуй, нечего сказать.
— Неправда. Не мне тебя учить. Ты ведь уже не девочка и заранее знаешь, что у мужчины на уме.
— Спасибо за участие, — буркнула Танзи и покосилась в сторону. — Но мне действительно нечего вам рассказать. И эти его чёртовы очки, из-за них совершенно не видно глаз. Хотя глаза у него…
Она умолкла, но, увы, было поздно. Рина и Сью уже улыбались хитрющими улыбками.
— Итак, как я понимаю, — произнесла Сью, взвешивая каждое слово, — ты видела его глаза. Интересно, что ещё ты видела у этого своего Райли?
Танзи с вызывающим видом сложила на груди руки.
— Я отказываюсь отвечать на подобные вопросы по той простой причине, что от вас двоих можно свихнуться.
— Ага! — радостно воскликнула Сью. — Что тогда? Что произошло, когда вы ехали домой в одной машине? Готова спорить, что вас обоих так и подмывало броситься друг другу на шею.
Наверное, было что-то такое в выражении её лица, что выдало её с головой. Танзи даже захотелось как следует лягнуть саму себя. Ну ладно, она ещё лягнёт, попозже, и не один раз.
— По глазам вижу, что-то произошло. Признайся честно, — сказала Рина, на сей раз совершенно серьёзно. — Что-то такое, что не имеет отношения к Райли.
Танзи отчаянно пыталась придумать, как выкрутиться из щекотливого положения, но в конце концов сдалась. И была вынуждена признаться себе, что тотчас стало легче — будто гора с плеч свалилась. Наверное, давно уже следовало опереться на чьё-то плечо.
— Я получила очередное послание.
— Что? — произнесли обе её подруги испуганным шёпотом.
Первой пришла в себя Рина.
— Погоди, — сказала она. — Мне казалось, эти дурацкие письма приходят тебе по электронной почте. Неужели ты хочешь сказать, что…
Танзи кивнула, и Рина в ужасе ахнула.
— Он там был, — подтвердила Танзи. — Во время бала.
— Кто он? — не поняла Сью.
— Соул-М8, — пояснила Рина, и Танзи кивнула. Теперь уже в ужасе ахнула Сью. Раскидав в стороны свёртки и горы ткани, она села напротив подруги.
— Твой виртуальный поклонник? То есть теперь он пошёл на личный контакт?
Рина тоже опустилась на кушетку рядом с ними и взяла руку Танзи в свои гладкие, прохладные ладони.
— Но почему ты нам ничего не сказала? Ведь это уже не шутка. Ты уверена, что это был он?
— Кто же ещё может признаваться мне в вечной любви, причём дважды в неделю? Если, конечно, все, какие только есть в этом городе, психи не повылезали из своих щелей, — сказала Танзи и передёрнулась. — Но я почти уверена, что это он. Стиль тот же. По крайней мере мне так показалось.
— Что ты имеешь в виду? — потребовала ответа Сью. Танзи неуверенно пожала плечами.
— Ну, например, — начала она и поспешила отвернуться, чтобы не видеть перепуганные глаза подруг. — На сей раз он высказался более… определённо.
Теперь уже вздрогнула Сью.
— Ой, Танзи, какой ужас! Ты поставила в известность эхрану?
Танзи только покачала головой:
— Нет, мы просто ушли оттуда.
— Нечего удивляться, что Райли тоже переполошился. Кстати, что он сказал по этому поводу? — спросила Рина. — Я имею в виду записку.
— Он её даже в глаза не видел. Я сказала ему, что это просто послание от поклонника.
— Что? И он тебе поверил?
Танзи ответила не сразу. Тогда ей показалось, что да.
— Мы с ним немного поговорили о том, что такое быть знаменитостью, и Райли сказал мне, что хорошо понимает поклонников. Именно поэтому ему сегодня утром и захотелось съездить со мной на радиостанцию. Ему было интересно собственными глазами заглянуть за кулисы славы.
Сью с шумом втянула воздух. Рина с Танзи одновременно уставились на неё.
— В чём дело? — спросила Танзи.
— Ты только что сказала, что он хорошо понимает поклонников, после чего ему захотелось съездить с тобой на радиостанцию. Не кажется ли тебе, что он?…
Рина и Танзи одновременно покачали головами.
— Зачем ему вся эта канитель — записки, письма по электронной почте? — справедливо заметила Рина. — Ведь он и без того живёт с ней под одной крышей.
Все три дружно вздрогнули.
— Нет, это не Райли, — заявила Танзи. — Кроме того, когда мне на стол подкинули записку, мы с ним танцевали.
— Кстати, а что в ней говорится? Дословно.
Танзи посмотрела на подруг. Ей меньше всего хотелось вспоминать, что говорилось в послании. Тем более что большую часть ночи она провела, пытаясь уверить себя в том, что ничего страшного не произошло и она зря пугает себя. Но затем чья-то дурацкая выходка возле радиостанции начисто лишила её душевного равновесия. Нет, просто смешно.
— Честно говоря, мне бы не хотелось втягивать вас в эту историю. С вас довольно того, что вы…
— Танзи, — негромко перебила её Рина, — что в ней говорилось?
Танзи подняла глаза на свою лучшую подругу и вздохнула.
— Ну ладно. В ней говорилось: «Ты прекрасна. И скоро, совсем скоро ты станешь моей. И только моей».
— В любое другое время я была бы на седьмом месте от счастья, получив такую записку, — заметила Сью, массируя руки. — Надеюсь, ты уже сообщила в полицию? С этим ожно что-то сделать? Что-то такое, что в их власти?
— Я не звонила в полицию, — тихо проговорила Танзи и, увидев, как подруги придвинулись к ней, подняла руку. — Что они могут сделать? Ничего. Ведь тот, кто писал это, не сделал ничего противозаконного. Подумаешь, отправил мне несколько писем по электронной почте и оставил во время благотворительного мероприятия записку на столе. Более того, я не нахожу в его словах никакой угрозы. Содержание записки можно интерпретировать тысячью самых разных способов.
— Не уверена. Похоже на то, что он что-то задумал, — сказала Рина. — Я бы на твоём месте хотя бы предупредила полицию о том, что тебя преследует какой-то назойливый поклонник.
Подобные мысли уже давно вертелись у неё в голове, но сейчас, когда Рина произнесла их вслух, ей стало раз в десять страшнее. Танзи согласно кивнула, чувствуя, что реальность в конце концов вторглась в её жизнь.
— Вы правы. Надо сообщить в полицию.
— Надеюсь, ты хотя бы Мартина поставила в известность? — спросила Сью. — Он предложил тебе охрану?
— Нет. Но я ему обязательно скажу, — поспешила добавить Танзи, поймав на себе недоуменные взгляды подруг. — Завтра мне сдавать очередную колонку. Я пошлю её утром, а потом, когда мы с Мартином будем говорить по телефону, все расскажу. Только не хотелось бы одного: давать ему повод трястись надо мной. Он и так уже доконал меня своим вниманием.
— Может, оно тебе только на пользу? — заметила Рина.
— Кто знает. Но ты ведь в курсе, что с ним творится последнее время. Если ему рассказать, он вообразит бог знает что и такое придумает, что невольно взвоешь.
Например, приставит ей круглосуточного телохранителя.
— По крайней мере ты сейчас живёшь здесь, у тётушки, — сказала Сью. — Надеюсь, тут все нашпиговано электроникой.
Танзи кивнула:
— Точно, все по последнему слову техники.
Это была первая фраза за весь разговор, от которой ей почему-то стало легче на душе.
— Погоди, — сказала Сью, словно ей в голову пришла какая-то ценная мысль. — Ты подумала, что этот твой назойливый поклонник мог оказаться в толпе возле радиостанции? Райли к тому моменту уже было известно о нём. Неудивительно, что он держался настороже. Может, именно поэтому он и поехал с тобой на радио? Потому что беспокоился за твою безопасность?
Танзи осталась сидеть в растерянности. Подруга только что, как говорится, попала в самую точку, озвучив то, что не давало ей покоя все утро.
— Ну как я сама не додумалась! Я ведь ему ничего не говорила!
И вновь подруги обменялись недоуменными взглядами.
— Нет-нет, я понимаю! Мне самой странно такое от себя слышать. Но вы не будете против, если сейчас мы займёмся подготовкой к празднику в честь будущего младенца?
Танзи ожидала услышать слова протеста, однако подруги понимающе закивали. Хотя и без особой радости. Танзи понимала, что разговор рано или поздно возникнет снова.
Хотя в принципе какая разница? Теперь, после того как Сью сделала своё предположение, Танзи знала: она не сможет думать ни о чём другом, пока не разгадает этой загадки.
Наконец Сью, бросив на Танзи задумчивый взгляд и вздохнув, вновь заставила себя улыбнуться своей знаменитой улыбкой и переключила внимание на разбросанные у её ног сумки и свёртки. Порывшись в одной из сумок, она извлекла оттуда жёлтый зонтик, украшенный рюшками, и мягкую игрушку — птичку.
— Итак, приступим к делу. Предлагайте ваши идеи, дамы. Аисты, ангелочки или что-то другое?
— Я чувствую себя просто кошмарно. Ни в коем случае не следовало просить её выступить вместо меня, — вздохнула Миллисент. — Ну кто бы мог подумать, что этот тип обнаглеет настолько, что посмеет подойти к ней на благотворительном балу!
— Откуда вам было это знать? — мягко возразил Райли, стараясь успокоить собеседницу. — Даже я и то не сумел предвидеть, что он пойдёт на личный контакт. Я уже объяснял, что самые навязчивые поклонники…
— Чушь! Давайте называть вещи своими именами. Никакой он не поклонник! Неизвестно, что у него в голове.
— Что ж, пожалуй, так, — вынужден был согласиться Райли. — По всей видимости, этот тип преследует её не с самыми благовидными целями.
— О Боже! — воскликнула Миллисент голосом человека, прожившего не один десяток лет, — редкий для неё случай. — Не знаю, может, я совершила большую ошибку, стараясь держать вашу миссию в секрете. Но теперь, как мне кажется, пришло время Танзи точно узнать, что происходит. Хотя должна предупредить заранее, вряд ли она придёт от этого в восторг.
— Да уж, — пробормотал Райли.
— Вы что-то сказали? Райли откашлялся.
— Видите ли, сначала я должен вам кое-что объяснить. Дело в том, что я…
— Говорите громче, мистер Парриш. Я вас потому и наняла, что вы не производите впечатление человека, готового растаять при виде моей внучатой племянницы. Воздыхатели и обожатели мне не нужны.
— Безусловно, мэм, — поддакнул Райли. — Просто вы сами велели мне поддерживать дистанцию, сохранять в секрете, кто я такой. Поэтому когда я прочёл колонку вашей внучатой племянницы — а мне это понадобилось для дальнейшей работы, то подумал, что будет целесообразно придерживаться такой линии поведения, какая бы соответствовала моей должности вашего личного помощника.
— Поясните. Райли вздохнул.
— Вы читаете её колонку, мэм?
— Да, когда есть время.
— Тогда вы должны быть знакомы с её последней теорией.
— Вы имеете в виду рассуждения насчёт волков и всё такое прочее? Ну разумеется! Только, если не ошибаюсь, я уже объяснила вам, что её личная…
— Я знаю. И отлично понимаю необходимость мер предосторожности. — «Мне да не понимать!» — добавил он про себя. — И я подумал, что с моей стороны будет разумно играть по отношению к Танзи роль, скажем так, совершенно лишённую волчьих качеств.
На противоположном конце провода воцарилось молчание, и Райли решил, что получить остаток своего гонорара ему уже не светит.
— Тогда мне показалось, что это единственно правильная линия поведения, и… — Райли не договорил, потому что на том конце линии Миллисент разразилась хохотом. — Мэм?
Но потом на мгновение старушенция успокоилась — не иначе как от смеха у неё перехватило дыхание.
— Ну и ну! Ничего комичнее не слышала за всю свою жизнь! — Она снова расхохоталась. — А вы, я смотрю, большой выдумщик!
— Боюсь, теперь моей выдумке грош цена, раз нужно раскрыть перед ней мои карты.
Но Миллисент лишь снова фыркнула:
— Не сомневаюсь, у вас всё получится.
— Боюсь, как бы она не позвонила мне минут через десять с требованием, чтобы я принёс ей на блюдечке собственную голову.
— Это похоже на Танзи, хотя должна вам сразу сказать: я сильно сомневаюсь, что ей захочется в первую очередь лишить вас головы. Боюсь, она потребует что-то другое.
Райли поёжился и машинально прикрыл ладонью мошонку.
— Но на работу взяла вас не она, а я, — заявила Миллисент. — И пока что нареканий по поводу того, как вы выполняете свои обязанности, у меня нет.
Райли подумал, что бы сказала старушенция, знай она о тех отнюдь не типичных для агнца чувствах, которые в последнее время он испытывал к её внучатой племяннице.
— Я планировал собрать дополнительную информацию и лишь потом поставить её перед фактом. Мне было бы гораздо легче работать, если бы я смог уточнить курс дальнейших действий, особенно принимая во внимание это последнее послание.
— Вы уже получили результаты по отпечаткам пальцев?
— Да. В картотеке ФБР таких нет.
— Значит, тот, кто эту записку подбросил, к судебной ответственности не привлекался. Верно я поняла?
Вернее, ему до сих пор удавалось непойманным разгуливать на свободе, подумал Райли, но оставил эту мысль при себе.
— Да, мэм.
— Что ж, и на том спасибо. Из чего можно сделать вывод, что вряд ли в его намерения входит причинить ей зло. Я правильно мыслю?
— В принципе да, но…
— И все равно я требую, чтобы этого негодяя поймали с поличным. Угрожает он ей или нет, я не потерплю, чтобы моей внучатой племяннице кто-то отравлял жизнь.
Райли был согласен на все сто процентов. Он выждал момент, прежде чем задать следующий вопрос. Ведь он работал на Миллисент, и ей полагается знать, куда может завести это дело.
— Могу я вас о чём-то спросить, мисс Харрингтон? Что вам известно о редакторе Танзи, Мартине Стентоне?
— Простите? О редакто… скажите на милость, а он зачем вам понадобился? Хорошо, скажу: помимо того, что ему хватило проницательности без лишних раздумий пригласить Танзи в свой журнал прямо из студенческой газеты, в которой она в то время сотрудничала, я уже имела с ним разговор на эту тему. Ещё до того, как наняла вас.
— Вы мне говорили. Но если не ошибаюсь, вы только спросили у Стентона, известны ли ему случаи, когда Танзи кто-то угрожал.
— Что он целиком и полностью отрицал.
— Наверное, он не знал, что вы имеете в виду послания от Соула-М8? А если их шлёт он сам, то наверняка считает, что тем самым льстит ей. Что-то вроде тайного воздыхателя.
— Это женщине, которая ему годится в дочери? Своей непосредственной подчинённой? Тому, кого он считает своей протеже?
— Но ведь вы сами предупредили меня, что вашей внучатой племяннице ничего не стоит вскружить мужчине голову, — заметил Райли, хотя ему меньше всего хотелось распространяться на эту тему.
— Да, но я не имела в виду, что… — Миллисент осеклась и театрально вздохнула. — Будьте добры, объясните мне, какие обстоятельства заставили вас заподозрить его?
— Возможно, это нас никуда не приведёт, однако есть кое-какие вещи, которые сами по себе могут показаться совершенно безобидными, однако если их сложить вместе, то получается совершенно иная картина. Я отдаю себе отчёт в том, какой резонанс может получить эта история, если загадочным тайным поклонником действительно окажется её босс.
— Что ничего хорошего не сулит, — согласилась Миллисент, и Райли тотчас по её тону понял, что дальше эту тему лучше не развивать.
— Тем не менее, — рискнул он продолжить мысль, — мне платят за то, чтобы я не упустил из виду даже самую малозначительную мелочь. Очень часто мы не склонны подозревать того, кто на виду.
— Что ж, — произнесла Миллисент, сдаваясь. — Я ценю вашу основательность и дотошность. Однако, как мне кажется, вы лаете не на то дерево.
— Разве Танзи не рассказывала вам о его странностях? О проблемах с женой? О его рассуждениях на тему, что, мол, хотелось бы изменить жизнь?
— Боже милостивый, разумеется, нет. Но с другой стороны, мы не часто располагаем временем для подобных бесед. К тому же, мистер Парриш, я не любительница досужей болтовни.
Райли с трудом подавил улыбку. Он был готов поставить последние деньги, что за свою жизнь эта дама перемыла косточки стольким людям, что и представить невозможно. Просто делала она это не столь откровенно, как другие.
— Вы должны его поймать, — заявила Миллисент, что называется, в лоб. — И я бы хотела, чтобы вы не тратили драгоценное время, гоняясь за стареющими редакторами.
— Заверяю вас, я этим не занимаюсь. Но мы хотим проследить за всеми нитями, тянущимися к служащим компании «Фишнет». У нас предчувствие, что там наверняка что-то обнаружится. Просто я хочу быть уверенным, что ничего не упустил. Думаю, вы бы не хотели, чтобы вашей внучатой племяннице угрожала опасность и…
— Вы действительно считаете, что это он, что это его рук дело? — спросила Миллисент, и в её голосе впервые послышалось сомнение.
— Пока я не могу ответить на ваш вопрос. Я занят сбором улик. Именно потому я и задаю вам все эти вопросы.
Миллисент вздохнула:
— Знаю. И прошу меня извинить за то, что я, не подумав, встала на его защиту. Просто с трудом укладывается в голове, что человек, который так близок к ней…
Миллисент, не договорив, умолкла.
Райли было не по себе оттого, что из-за него в сердце пожилой женщины закралась тревога. Но с другой стороны, что хорошего в том, чтобы наподобие страуса засунуть голову в песок, лишь бы не замечать явного. Миллисент же не из тех, кто привык закрывать глаза на очевидное.
— Если это он, вы понимаете, что вся история может оказаться вполне невинной? Вдруг он просто считает, будто она воспринимает его послания как письма тайного поклонника? Для него же самого это что-то вроде маленького удовольствия, своего рода игра. Нечто такое, что позволяет ему вновь почувствовать себя молодым и привлекательным, и что самое главное — он остаётся анонимным и ему не грозит быть отвергнутым или осмеянным.
Миллисент какое-то время молчала, затем тяжело вздохнула:
— Понимаю, что вы хотите сказать. Но мы должны действовать предельно осторожно. Нельзя же просто так взять и бросить человеку в лицо наши подозрения. Иначе мы навредим репутации Танзи, и на её дальнейшей карьере можно будет поставить крест.
— Конечно.
— Вы позвоните мне, как только достанете новые сведения?
— Да, мэм,
— Мне нужны лишь убедительные доказательства и имя. Дальнейшие шаги оставьте мне.
Райли нахмурился.
— Мисс Харрингтон, мы могли бы связаться с…
— Да-да, но у меня свои собственные контакты. Деньги и влияние способны сделать больше, чем благотворительные акции. Значит, договорились — вы сообщаете мне имя, а остальное я беру на себя.
— Мисс Харрингтон, должен вас предостеречь…
— Мне восемьдесят два. Когда доживёте до моего возраста, то поймёте, что предостережения подчас становятся излишними.
— Да, мэм, — согласился Райли.
В трубке на несколько секунд воцарилось молчание. Затем Миллисент сказала:
— Кстати, можете не волноваться, если вдруг обнаружится, что моя внучатая племянница вскружила вам голову.
Не успел Райли как-то среагировать на её замечание, как Миллисент повесила трубку. Он задумчиво потёр подбородок и вновь взялся за телефон. Набрал номер «Фишнет» — провайдера, услугами которого пользовался загадочный Соул-М8, а возможно, там же и работал. Если фирма снимала отпечатки пальцев своих служащих, то, вполне возможно, уже в ближайшее время он узнает имя и тем самым положит конец малоприятным домыслам насчёт Мартина Стентона.
Райли решил в срочном порядке спуститься вниз и во всём признаться.
Не было печали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Сказки серого волка - Кауфман Донна



Роман конечно длинноват, но стиль письма мне понравился.
Сказки серого волка - Кауфман ДоннаЮлЯ
21.12.2013, 7.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100