Читать онлайн Сказки серого волка, автора - Кауфман Донна, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сказки серого волка - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сказки серого волка - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Сказки серого волка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

— Эй, есть кто-нибудь дома?
Голос Танзи отозвался гулким эхом от стен просторной прихожей и массивной деревянной лестницы, ведущей на второй этаж. Танзи переступила порог Харрингтон-Хауса, старинного особняка в стиле эпохи королевы Анны, украшенного всевозможными башнями и башенками и прочими архитектурными излишествами, что были столь популярны в конце девятнадцатого века.
Миллисент гордилась своим домом. И не зря, поскольку «Большой Харри» оказался в числе немногих, что выдержали землетрясение и последовавший за ним пожар, едва не стёршие Сан-Франциско с лица земли в начале двадцатого века. Домище под стать тётушке, подумала Танзи с улыбкой. Ведь Миллисент, столп их семейства, стойкий и несгибаемый, являла собой этакий бронзовый монумент. И смотрела в лицо новому тысячелетию, непоколебимая в своих принципах и убеждениях.
Танзи быстро нажала цифры секретного кода, отключая сигнализацию. Миллисент буквально тряслась над фамильным гнездом. Несмотря на почтенный возраст, старушенция была помешана на всяческих технических новшествах и обожала оснащать ими дом. Танзи со вздохом нащупала последнее такое приобретение — светочувствительную панель, о которой тётушка прожужжала ей уши на День благодарения.
— Эй, привет!
Но в ответ услышала лишь отражённый от стен собственный голос. И куда подевался ваш хвалёный Райли? Более того, на телефонный звонок, который, как велела Миллисент, она сделала, прежде чем ехать сюда, тоже никто не ответил. Танзи пришлось приехать в тётушкин дом часам к шести, надеясь, что её будет ждать обещанный ужин. Правда, сейчас уже скоро семь, но это потому, что утренняя радиовстреча с Санта-Клаусом затянулась за полдень, только уже не на радио. И хотя Рождество Танзи встречает незамужней, это ещё не значит, что в рождественские колокольцы она будет звонить одна.
Танзи принюхалась: да, из кухни не тянулось никаких щекочущих ноздри ароматов. Судя по всему, на ужин она опоздала.
Облокотившись на полированное дерево перил, Танзи вдруг вспомнила, как маленькой девочкой, словно с горки, съезжала по их гладкой поверхности. Её до сих пор подмывало сделать то же самое, стоило переступить порог старинного дома. Сейчас, конечно, это слегка неуместно, особенно если учесть, что лестницу украшала гирлянда из сосновых веток, в которую вплетены какие-то ягоды и прочие штучки. Декабрь только наступил, а дом Миллисент благодаря заботам хозяйки уже в рождественском убранстве. Обычно тётушка приглашала команду декораторов на следующий день после Дня благодарения. Сама она вставала пораньше, чтобы встретить целый конвой грузовиков и фургонов, что выстраивались у её дома.
Как всегда, декораторы постарались на славу, отметила Танзи и наконец нащупала выключатель. В гостиной, наполнив комнату мягким светом, тотчас вспыхнули светильники, стилизованные под старинные газовые рожки. Танзи решила, что вещи наверх можно отнести и позже, а пока она полюбуется пышным рождественским убранством.
Напевая вполголоса песенку «Колокольчики звенят», она прошлась по комнате. Каждый год тётушка пыталась переплюнуть самое себя. И всякий раз Танзи сомневалась, что такое возможно. Однако, как ни странно, старушке удавалось. Уму непостижимо! Но такова уж тётушка Миллисент — никогда не отступит, пока не добьётся своего.
Танзи набрала на сотовом телефоне номер ресторанчика «Хьюнан-палас», а сама тем временем стала разглядывать на серванте причудливую икебану из белых ирисов. В любой комнате, включая ванные, можно найти своё украшение, гирлянду или букет, гармонирующие с цветом стен, плюс ёлку в полном рождественском убранстве.
Судя по всему, нынче гостиная на первом этаже являла собой голубиный апофеоз или нечто в этом роде — среди ветвей стройной ели притаилась целая стая белых птичек. Сам зал был выдержан в белом, хотя, с другой стороны, что лучше всего соответствует духу зимнего праздника, как не ослепительная, режущая глаз белизна? Даже ковёр и обивка мебели были белыми — их, видимо, заменили. Мил-лисент не была бы Миллисент, если бы упустила хотя бы крохотную деталь.
— «Хьюнан-палас»? Примите заказ. — Танзи осторожно потрогала пальцами пушистого голубка. — Жареный цыплёнок, если можно, погорячее, две булочки и побольше риса. С доставкой на дом.
Она продиктовала адрес, отключилась и вдруг, посмотрев на потолок, застыла в благоговейном восторге. Люстру было не узнать. Вместо обычных хрустальных подвесок — Господи, сколько же на это понадобилось трудов! — огромный светильник украшали тысячи причудливых хрустальных снежинок.
— Ух ты! Ну, ты даёшь, тётя Милли! — воскликнула Танзи.
— Мне казалось, вашу тётушку все зовут не иначе как Миллисент, — раздался у неё за спиной бархатный мужской голос. — Кроме тех случаев, когда люди обращаются к ней «мадам Харрингтон».
Танзи резко развернулась и увидела довольно высокого худощавого мужчину. Нет, не худощавого, подумала она, а скорее поджарого. Это слово, пожалуй, лучше к нему подходит. Хотя нет, оно плохо сочетается с остальной внешностью. «Поджарый» предполагает некую резкость. Этот же человек какой-то… безликий. Безликий тёмно-серый костюм из какой-то невыразительной ткани, незатейливого покроя, не то чтобы плохо сидит, но и не сказать, что сшит по фигуре. На ногах неплохие чёрные кожаные ботинки, довольно массивные и добротные, вместе с тем мужественного вида. У Танзи имелась даже своя теория на тот счёт, что мужественность владельца башмаков легко определить по толщине подошвы. Чем тоньше подошва, тем ненадёжнее характер. И наоборот.
В данном случае подошва была средней толщины, однако скорее толстая, чем тонкая. Интересненько. Безликие волосы подстрижены в безликой парикмахерской — ни волнистые, ни прямые, чуть длиннее, чем сейчас модно. Правда, в данном случае причёска придавала незнакомцу вид скорее консервативный, чем залихватский. Хотя, возможно, это впечатление производят очки с толстыми стёклами в металлической оправе. В целом же неплохо, очень даже неплохо. Для агнца.
Если не считать голоса. Вот где весьма отчётливо слышатся волчьи нотки. Наверное, парню стоит попробовать себя на радио. Или в сексе по телефону.
Танзи вновь задрала голову, чтобы он не увидел, что ей смешно.
— Меня зовут Танзи, я внучатая племянница Миллисент и называю её Милли только в тех случаях, когда точно знаю, что она от меня за три тысячи километров.
Танзи обернулась и, к своему удивлению, обнаружила, что гость уже успел сократить расстояние между ними. Коэффициент крадучести выше среднего, приближается к высокому, подумала она. Что ж, следует запомнить.
— Не думаю, чтобы мы встречались. — Она протянула ему руку. — Если не ошибаюсь, вас зовут Райли.
Он никак не отреагировал на её приветливый тон, ответив дежурным рукопожатием, едва-едва сжав пальцы. Нет, с такой хваткой женщину в постель никак не затащить. Ну да ладно.
— Райли Парриш, — произнёс он. — Приношу извинения, что не смог встретить вас сразу, как только вы вошли.
Никаких оправданий не последовало, но Танзи их и не ждала. Ей вообще никто не нужен — ни цербер, ни компаньон, ни заботливый и услужливый хозяин дома. Правда, судя по всему, Райли не стремился быть ни первым, ни вторым, ни третьим. Отлично. Значит, они поладят.
— Я не была уверена, что меня ждёт ужин, и заказала еду в китайском ресторане. Если хотите, присоединяйтесь. — Танзи умолкла и улыбнулась не совсем невинной полуулыбкой. — То есть если вы не возражаете против чересчур горячего угощения.
В ответ на откровенный намёк даже ни искры тестостерона.
— Хелен, прежде чем уйти, приготовила ужин, — ответил Райли. — Наверное, я пропустил ваш звонок.
— Я не звонила. Он кивнул.
— Я подумал, не стоит накрывать ужин, пока вы не приедете.
Танзи ужасно хотелось заглянуть ему в глаза, но в стёклах очков плясали отражения хрустальных снежинок, и невозможно было разглядеть, что там, за толстыми стёклами.
— Не беспокойтесь. Меня вполне устроит то, что принесут из ресторана. К тому же сегодня днём я выбилась из графика, и если вы отказываетесь поужинать вместе со мной, я пойду к себе наверх и поработаю за едой.
Прежде чем ответить, он некоторое время рассматривал её из-за непробиваемого щита хрустальных снежинок, и если только Танзи не ошиблась, между ними вкралось еле заметное напряжение.
Райли слегка наклонил голову.
— Как хотите. У меня хватает своих дел.
С этими словами он повернулся, лишив Танзи возможности и дальше разглядывать его персону.
— Я оставлю в кухне свет — вдруг вам позже что-то понадобится. Если же вам буду нужен я, нажмите семёрку на телефоне внутренней связи. А пока, если не возражаете, я желаю вам спокойной ночи.
Спокойной ночи? Кто вообще сейчас говорит подобные вещи? Нет, этот парень не просто агнец, а самый что ни на есть агнец божий — тот, кто учит других овец в стаде любить свою смирную бессловесную сущность. На вид ему лет тридцать — тридцать пять, не больше. Эх, тётя Милли, неужели ты не могла приберечь для меня к Рождеству что-нибудь весёленькое? Потому как этот тип такой истукан, что даже не возникает желания его соблазнить.
— И вам тоже, Райли, — крикнула она ему в спину. Пиджак тёмно-серого безликого костюма оказался довольно свободного покроя, не рассмотреть, какие у хвалёного Райли ягодицы. — Завтра рано утром мне надо будет уехать. Постараюсь сама открыть себе дверь.
Райли на мгновение застыл в проходе под аркой.
— Рано утром?
Господи, и как только человек, наделённый таким голосом, имеет столь безжизненную интонацию? Нет, энергия у него на нуле.
— Мне надо записать материал для шоу Барбары Брэдли. Они там снова напортачили с графиком, вот и приходится ехать в студию рано утром. После у меня ещё кое-какие дела, однако к ужину я вернусь. Так что, если вам нетрудно, разогрейте что-нибудь из того, что приготовила перед отъездом Хелен.
Танзи сама не понимала, зачем ей понадобилась последняя фраза. С другой стороны, Миллисент попросила её лишь пожить в доме. Так что расшаркиваться перед Райли не входит в круг её обязанностей.
— Ничуть. Буду ждать вас к шести.
— В шесть так в шесть.
Райли кивнул и вышел.
— Господи, и зачем мне здесь этот истукан? — спросила Танзи голубков, что белели среди ёлочных ветвей, словно обсыпанные сахарной пудрой леденцы. Голубки молча смотрели на неё, не проронив ни слова в ответ. — Придётся привыкать, ничего не поделаешь, — вздохнула Танзи.
Судя по всему, в ближайшие две недели ей придётся видеть за обеденным столом только эту каменную физиономию с толстыми стёклами очков.
Райли Парриш стоял под колючими струями душа, пытаясь объективно оценить свой дебют в новой для себя роли. Когда Миллисент наняла его для выполнения этого странного задания, она весьма расплывчато предупредила, чтобы он, не дай Бог, не попал под чары её внучатой племянницы. Судя по всему, мужчины слетались к этой особе как пчелы на раскрытый цветок. Или как эльфы к Санта-Клаусу, подумал Райли с кислой улыбкой. Однако Миллисент недвусмысленно дала понять, чтобы он неизменно оставался начеку, поддерживая при этом некоторую дистанцию.
Тогда Райли не думал, что возникнут какие-нибудь проблемы. Ведь прежде всего он профессионал. Тем не менее Миллисент гнула свою линию. Старушенция заявила, что если электронный поклонник окончательно обнаглеет и станет откровенно давить на Танзи, ему нет необходимости мучиться угрызениями совести. Пусть поступает, как сочтёт нужным. Райли выполнял свою новую миссию чуть меньше недели, однако не был уверен, что ситуация не выдумана. Он уже устал объяснять тётушке, что несколько посланий, присланных по электронной почте, вряд ли можно считать реальной угрозой. С другой стороны, Миллисент авансом оплатила ему дорогу, проживание и прочие расходы.
Итак, выступая в роли личного охранника и одновременно частного детектива, Райли собрал небольшое досье на Танзаниту Харрингтон — Господи, где только откопали такое имечко? Выяснилось, что у этой особы хорошее образование, она сама зарабатывает себе на жизнь, у неё крепкая деловая хватка, а самооценка просто зашкаливает. А ещё она напориста, как в профессиональном, так и в личном плане, теле и радиознаменитость, пусть и не общенационального масштаба, и, судя по всему, хищница и пожирательница мужчин. Что-то вроде цветка росянки в человеческом обличье — хлоп, и слопала муху, вернее, мужика, со всеми потрохами. Ему-то самому бояться нечего. Любопытство — другое дело.
Сегодня утром, сидя в дальнем конце коридора на девятом этаже отеля «Времена года», Райли прочёл последнюю статейку сей дамочки. То есть убивал время, пока сама она вела жизнь, не лишённую приятности, выпуская накопившуюся энергию. Райли поймал себя на том, что с первых дней задания, знакомясь с архивом старых материалов объекта, он постепенно вошёл во вкус этих страстных речей в защиту холостяцкой жизни, выходивших два раза в неделю. По его мнению, автору не занимать смелости, а её манера открыто, без экивоков, говорить всё, что думает, приятно подкупала искренностью. Райли вообще нравились люди прямолинейные, не считающие нужным извиняться, прежде чем высказать своё мнение. Даже если он сам с ними не соглашался.
Именно во время чтения статьи, где Танзи развивала теорию о волчищах и барашках, Парришу неожиданно в голову пришло решение, которое, с одной стороны, успокоит Миллисент, а с другой облегчит его собственную работу. Или по крайней мере сделает её более приятной. А Райли, надо сказать, привык получать удовольствие от работы.
Финниан Парриш, его отец и деловой партнёр, а также сущая заноза в заднице, наверняка бы сказал, что у сына поехала крыша. Что ж, именно потому он и не спешил ни с кем делиться. Райли обеспечил им работу? Обеспечил. А как он её выполняет, это уже его личное дело. К тому же Финн никогда ничего не узнает. Он сейчас на задании в Санта-Розе. Райли надеялся, что доведёт дело до конца прежде, чем отец вернётся в Сан-Франциско.
И вообще, как лучше и незаметнее для подобной дамочки делать своё дело, если не притворившись агнцем? Например, в первый вечер он приложил все усилия к тому, чтобы мало чем отличаться от обоев на стенке. Неприметный, вечно в тени, этакий белый шум в человеческом обличье. Затем появляется она, одаривает его взглядом своих знаменитых зелёных глаз — и ему ничего не остаётся, как проблеять смиренное «желаю спокойной ночи». Чтобы просто прикольнуть её. Кстати, на кассетах с записью телепередач с её участием, каковых Райли, готовясь к своей миссии, успел пересмотреть немало, глаза объекта частично теряли свой магический блеск.
Райли выключил воду и мысленно представил себе разочарованное выражение на лице дамочки, когда он вяло пожал ей кончики пальцев. Ага, киска, в твоих глазах мне недостаёт волчьей сущности? Райли с довольной улыбкой схватил полотенце и энергично вытерся. Что ж, судя по всему, задание окажется захватывающим, хотя, с другой стороны, и недолгим. По крайней мере оно будет длиться до тех пор, пока он не убедит Миллисент, что её внучатой племяннице ничто не угрожает. Так почему бы не провести это короткое время приятно?
Не говоря о том, что работёнка поможет вновь потуже набить денежный сундук их семейства, а заодно немного расшевелить папашу. Впрочем, кого он пытается обмануть?
Финн Парриш давно сидит на его шее — с тех пор как Райли еше учился в школе.
Слегка прихрамывая, Райли пошёл в небольшой кабинет, который являлся частью его личных апартаментов в «Большом Харри». Да, работа имеет свою приятную сторону. С другой стороны, на носу Рождество, и он заслужил право немного себя побаловать, разве нет? Райли открыл ноутбук. В это время года в Сан-Франциско дождливо и сыро, и больное колено то и дело напоминало о себе, тем более что последнее время ему пришлось много ходить пешком. В такие моменты Райли думал, что, может, отец и прав, что перенёс свою деятельность на юг, в тёплые солнечные края. Правда, Райли упорно отказывался признавать правоту отцовского решения.
Райли вложил почти всё, что имел, чтобы только вытащить из болота отцовское дело, и потому считал, что имеет полное право поступать, как ему заблагорассудится. А поскольку эта работа привалила сразу после их предыдущего задания, то они с отцом, можно сказать, постепенно выкарабкивались из трясины неудач. Если повезёт, Миллисент не поскупится и снабдит его хорошими рекомендациями.
Колено продолжало болеть. Райли тут же вспомнил, что должен проверить в Интернете турнирные таблицы. «Пионеры» в нынешнем сезоне резко вырвались вперёд, хотя, по мнению Райли, у тренера Шиллинга не иначе как не все в порядке с головой, если он рискнул пригласить в команду Харрисона, когда тот болтался без дела. С другой стороны, разве он сам не бывший игрок, и ему ли судить о таких вещах? Райли ушёл из спорта после того, как разнёс вдребезги коленную чашечку, проведя в профессиональной лиге всего четыре года. Этого, увы, оказалось недостаточно, чтобы рассчитывать на приличную компенсацию или же получить работу спортивного комментатора, не говоря о том, чтобы самому стать тренером. Разве что в каком-нибудь захолустном колледже. Но потом он понадобился отцу и вот теперь он здесь.
Экран ноутбука высветился сразу несколькими картинками — Райли мог видеть изображения, передаваемые с камер внутреннего наблюдения, а сам тем временем переключил внимание на другие вещи. Миллисент не стала спорить, с готовностью согласившись с его рекомендациями. Впрочем, так или иначе она должна была это сделать независимо от того, поселится внучатая племянница в её доме или нет. Кстати, Райли был приятно удивлён, когда увидел, что дом буквально нашпигован электронными системами защиты, причём по последнему слову техники.
Райли улыбнулся и покачал головой, словно отказывался верить привалившему счастью. Кто знал, что, посидев какое-то время на хвосте у жены Уотерстона, он получит рекомендацию для теперешнего задания. Этот самый Уотерстон был частым гостем Монка Уильямса, которому принадлежали «Пионеры». Уотерстон почему-то считал себя страстным поклонником американского футбола, хотя сам ни разу не играл. Райли всегда считал его хвастливым болтуном, однако не стал возражать, когда Уотерстон предложил ему следить за женой. Работа есть работа, какой бы она ни была.
Тогда Райли удалось получить несколько отличных снимков Митци Уотерстон и её инструктора по теннису. Последний прилагал немалые усилия к тому, чтобы улучшить её подачу, и не только. Увы, не его вина, что Митци наняла собственного детектива и застукала своего муженька в похожей «тренировочной» ситуации. Райли не судья и не присяжный заседатель, его всего лишь наняли, чтобы он делал своё дело. К счастью, Говард был с этим согласен. Благодаря его стараниям Митци Уотерстон не посмела отсудить у бабника-мужа несметные капиталы. Супруги уладили денежный вопрос, хотя кое-что все равно просочилось в газеты. Можно сказать, что в тот день средства массовой информации играли на своём поле.
Но главное, что ему, Райли, тоже кое-что перепало. А ещё он разжился рекомендацией. В целом неплохо, очень даже неплохо, за пару-то дней.
Более того, он вошёл во вкус — ему понравилось работать на толстосумов. Наплевать, что все они с бзиками, мнят о себе бог весть что и вечно донимают придирками. Ему уже довелось работать на родного отца, и тот был ничуть не лучше этой братии. К тому же богатые не только платили хорошие деньги, но, что самое главное, платили вовремя, без проволочек. Хотя, если быть до конца честным, Райли взялся за дело ещё и потому, что нанимательница ему понравилась, а не только ради того, чтобы в очередной раз вытащить семейное предприятие «Парриш секьюритиз» из финансового болота.
Райли вспомнил изумление на лице Танзи, когда та обнаружила в гостиной украшенную снежинками люстру. Выходит, внучатая племянница плохо знает свою тётушку. Что ж, очко в пользу старушенции, подумал Райли, пробегая глазами по экрану — в доме царил полный порядок как изнутри, так и снаружи.
Оставаясь в чём мать родила, Райли уселся за стол. Потёр коленку и включил ещё один, меньшего размера ноутбук, свой собственный. Он быстро ввёл пароль и открыл ящик электронной почты.
— Давай, Эрни, есть для меня что-нибудь?
Ещё пара щелчков, и Райли негромко присвистнул, глядя на экран.
— Ну, приятель, я тебе обязан.
Эрни был для Райли одним из каналов информации, которые он приобрёл, пока играл в Сакраменто с «Пионерами». Порой диву даёшься, чем люди зарабатывают себе на жизнь, уйдя из футбола. Собственно говоря, Эрни, бывший агент ФБР, был отцом одного игрока и специализировался на компьютерных махинациях, а теперь занимался частным консультированием. И Райли постоянно пользовался его информацией.
— Посмотрим, — сказал он, выделяя последнее сообщение, — о чём на сей раз скулит этот самый Соул-М8.
Райли прочёл послание, после чего поместил в специально созданную папку. Письма начали приходить примерно недели за две до Дня благодарения и с тех пор появлялись в ящике регулярно — по одному после каждой новой колонки. Вернее, так было до сегодняшнего дня, потому что сегодня Соул-М8 прислал сразу два. Однако несмотря на это новшество — что тоже само по себе немаловажно, — поклонник Танзи не сказал ничего нового. Кстати, тон тоже отнюдь не угрожающий, разве что развязный.
Большинству знаменитостей рано или поздно приходится иметь дело с такими неприятными издержками славы, как навязчивые поклонники. Миллисент вышла на этого дебила лишь потому, что её внучатая племянница как-то в разговоре случайно обмолвилась о его существовании. Судя по всему, Танзи обычно предпочитала не делиться с тётушкой подобными вещами. Интересно, что сказала бы тётя Миллисент, прочти она куда более откровенные послания «Бее-бее-боя», подумал с ухмылкой Райли.
Впрочем, и на это у него имелось объяснение. Миллисент Харрингтон призналась, что у неё было «предчувствие». Нет, Райли ни в чём не винил старушенцию. Танзи была единственным для неё родным человеком, и неудивительно, что тётушка считала себя вправе постоянно держать внучатую племянницу в поле зрения. Хотя, с другой стороны, разрази его Господь, если его собственный отец когда-либо вобьёт себе в голову ту же самую мысль.
Если в какой-то момент что-то новое появится в самих посланиях, а не в том, с какой регулярностью они приходят, тогда Райли не раздумывая поместит их в специальную папку и отправит кому надо для анализа. Эрни сейчас пытался проследить отправителя, поскольку тот постоянно менял почтовый ящик, причём всегда с ложной информацией. Они с Райли сходились в одном: скорее всего этот тип работал на какого-то провайдера, что давало ем больше возможностей. Всё равно как если бы в пожарную часть приняли на работу пироманьяка.
Райли устало зевнул, решив, что нет смысла забиват себе голову игрой своей старой команды, и вышел из сети. Потом вновь пробежал глазами коридор до апартаменте Танзи. Темно, ни лучика света из-под двойной двери. Отлично. Ещё разок пройтись по первому этажу, убедиться что все в порядке, и можно спокойно отправляться на боковую. В постель, сотворённую по заказу ангелов, подумал Райли и блаженно вздохнул. Эх, почаще бы выпадала работёнка вроде этой!
Никаких тебе бдений в два часа ночи, да ещё зимой дожидаясь, когда наконец какой-то кретин выйдет от своей любовницы, которая, между прочим, обитает не где-нибудь, а в недурственном особнячке, а тот, разумеется, оплачен не из собственного кармана, а деньгами фирмы. И все потому, что один козёл уверовал, будто его супруга — последняя дурочка и потому не почувствует запаха чужих духов на его побывавших в химчистке рубашках. Никакого тебе сидения под дверями дорогущего номера в шикарном отеле, за которыми весёлая компания, в том числе местная знаменитость от шоу-бизнеса, предаётся радостям группового секса, а он сам тем временем вынужден довольствоваться холодным кофе, доставленным коридорным из ресторана.
Хватит, он готов распрощаться с такой жизнью раз и навсегда, и без всякого сожаления. Разумеется, работать на представителей сливок общества ещё не значит всегда работать на клиентов типа Миллисент Харрингтон или Уотерстона, если уж на то пошло. Но чёрт возьми, сколько можно пробавляться тем, что Бог пошлёт?
Разумеется, если бы старик настоял на своём, сидеть бы им сейчас обоим в Скоттслейле в Аризоне, скорее всего где-нибудь по соседству с лужайкой для игры в гольф. «Да, — подумал Райли, натягивая свитер, — и мне пришлось бы отдуваться за нас обоих, а старикан тем временем оттачивал бы свой удар клюшкой». Райли отмахнулся от угрызений совести, которые неизменно поднимали голову, стоило ему вспомнить о золотом времечке для его отца. Парриш-старший наслаждался заслуженным отдыхом, но только не за счёт своих собственных сбережений, а за счёт тех денег, что заработал его сын, пока довольно долго и не без успеха играл в профессиональный футбол.
Что говорить, старина Финн привык жить за чужой счёт, напомнил себе Райли как минимум в сотый раз. Но и как минимум в сотый раз ему не стало от этого легче.
Райли нацепил очки и натянул фланелевый халат, который приобрёл как часть «маскарадного костюма». Для пущей убедительности следовало бы обзавестись домашними тапочками, подумал он, чувствуя, как на холодном мраморном полу прихожей коченеют на ногах пальцы.
Он проверил комнаты первого этажа и в очередной раз поразился — хотя бывал здесь по нескольку раз на день — изобретательности и красоте рождественского убранства. Да что там, у него самого в туалете и то стоит наряжённая ёлка.
Райли как раз выключил свет, когда на лестнице послышалось шарканье домашних тапочек. Нет, ему, конечно, ничего не стоило нагнуться и выйти из-под арки, чтобы заявить о своём присутствии. Наверное, так и следовало бы поступить. С другой стороны, недолго и напугать человека. Хотя, опять-таки, к чему ему прятаться? И всё-таки Райли затаился. В конце концов, он и без того ходил за ней хвостом весь день, за что ему, собственно, и платят. Главное, делать то, что от тебя требуется.
Райли неслышно шагнул в тень лестницы, заметив, как Танзи направилась вдоль по коридору к кухне в дальней части дома. Он уже подумал, не отправиться ли ему вслед за ней. В конце концов ничего не стоит объяснить своё появление в кухне в столь поздний час тем, что он-де пришёл подогреть себе стакан молока, — ведь что, как не молоко пьют на ночь смиренные агнцы? Однако Райли тотчас oтказался от этой затеи, подумав, что тем самым нарушил 6ы указание Миллисент «поддерживать дистанцию», и потому остался стоять в темноте неосвещённого холла.
Танзи подошла к огромному холодильнику, который стал предметом вожделения Райли с первой же минуты, ког да тот увидел его. Свет, который лился из нутра гиганта холодильной индустрии, высвечивал её силуэт в футбола сан-францисских «Фоти-найнерс». Райли негромко фыркнул. После того как из команды ушёл Монтана, эти парни вообще разучились играть. И теперь если на что и годны так это греть своими задницами скамью запасных.
Танзи, разумеется, не могла услышать его речей — хотя бы потому, что в данный момент задумчиво рассматривала содержимое полок модернового холодильника, а содержимое это, надо сказать, впечатляло. Райли размышлял о том, почему у него самого нет точно такой зверь-машины, которая умела буквально все, разве что не выдавала струю холодного пива из дверной ручки — кстати, в последнем Райли не был уверен, а вдруг всё-таки выдаёт? С другой стороны — а чем бы он его загрузил? Поставил бы полупустую коробку со жратвой из китайского ресторанчика и пару бутылок пива? А если всё-таки в нём есть пивной кран? Впрочем, не один ли черт?!
В данный момент, однако, внимание Райли было сосредоточено не на том, что внутри холодильника, а на той, что стояла перед ним. Пока он занимался своими изысканиями, пока вёл наблюдение за ней, ему довелось видеть Танзи в самых разных одеяниях — от экстравагантных тряпок, в каких она щеголяла в телепередачах, до изысканных вечерних туалетов, в которых полагалось появляться представительнице её круга, особенно богатой наследнице. Так какого чёрта она напялила на себя старую дурацкую футболку? Это было выше его, Райли, пониманияю Как и то, почему сей факт так подействовал ему на нервы. Кстати, дело даже не в самой команде. Просто это единственный вид одежды, марку которой он различал с первого взгляда. Высокая мода от НФЛ.
Танзи закрыла дверь холодильника, так ничего и не взяв оттуда, и направилась обратно по коридору. Райли притаился в тёмном углу. Чтобы не выдать своего присутствия, он даже затаил дыхание, когда Танзи прошла буквально в полуметре от него. Что ж, его секретная миссия всё-таки принесла свои, пусть и скромные, результаты, подумал он и негромко выдохнул воздух, как только Танзи дошла до лестницы.
Результат номер один: теперь он знает, что она привередлива и не ест на ночь что попало.
Результат номер два: от неё чертовски приятно пахнет.
Результат номер три: он был готов поклясться, что и на вкус она гораздо аппетитнее, чем та снедь, которой набит холодильник.
Райли все ещё пытался выбросить из головы этот последний результат, когда остановился рядом с её дверью. Один быстрый поворот ручки, и, возможно, ему удастся выманить её из этой дурацкой футболки, а заодно продемонстрировать ей свою потаённую волчью сущность.
— Будь агнцем, — пробормотал он и направился к себе, где тотчас лёг в постель.
Негромко простонал, погрузившись в облако, которое почему-то имело обличье перины, и ещё раз задумался о том, что новое задание сулит ему неслыханное богатство. Даже если наступит долгожданное золотое времечко, когда он отойдёт от дел, счастливым человеком его можно будет назвать, лишь когда у него появится такая же поистине королевская постель и холодильник вроде того, что стоит на первом этаже.
Однако стоило Райли закрыть глаза, как во сне его стали преследовать отнюдь не пуховые перины и не пиво из дверной ручки. «Бе-е-е. Притворщик».
Почему замужние подруги, которые никогда не вмешивались в вашу жизнь до того, как связали себя брачными узами, вдруг ни с того ни с сего начинают испытывать патологическое желание выдать вас замуж? Или это своего рода заговор? Нет, срочно требуется закон, запрещающий специальные обеды. Раз и навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Сказки серого волка - Кауфман Донна



Роман конечно длинноват, но стиль письма мне понравился.
Сказки серого волка - Кауфман ДоннаЮлЯ
21.12.2013, 7.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100