Читать онлайн Сказки серого волка, автора - Кауфман Донна, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сказки серого волка - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сказки серого волка - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Сказки серого волка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Праздники.
Я всегда считала, что они для детей. Полагаю, это была моя субъективная точка зрения незамужней женщины, но я старалась не приписывать им особую значимость. Незачем брать взаймы чью-то печаль, как я обычно говорю.
Как ни странно, я пришла к заключению, что всё-таки была права. Праздники, они и вправду для детей. Но я сделала для себя открытие, или, лучше сказать, один человек помог мне его сделать: загвоздка в том, что нужно обнаружить в себе ребёнка. Даже если вы не подозревали, что этот ребёнок до сих пор сидит внутри вас. Дело непростое, но, должна сказать вам, вполне осуществимое. А потом празднуйте. С тем же самым чувством радости.
Вы сами не заметите, как проникнитесь верой в то, что Санта-Клаус существует на самом деле. (Кстати, если уж на то пошло, он не имеет никакого отношения к свиданиям в отеле «Времена года».)
Они поставили ёлку только на следующий день. Танзи понаблюдала, как Райли возится с коробками ёлочных украшений, затем отправила его на диван и сама взялась за дело.
После вчерашнего вечера, когда им пришлось выносить мебель из гостиной Миллисент, колено у Райли разболелось не на шутку. Впрочем, неудивительно, если вспомнить, чем они занимались после того, когда уже под утро вернулись домой.
Танзи проснулась в пять часов утра в пустой постели. Вообще-то это была постель Райли, и она чувствовала себя не слишком уж одинокой. Побродив по дому, обнаружила владельца кровати в небольшом кабинете, в который вела короткая лестница в другом конце дома. Райли был занят сравнением списков персонала и сканированием отпечатков пальцев, обнаруженных на второй записке. К величайшему разочарованию Танзи, на койоте не оказалось даже мало-мальски чётких отпечатков, с которыми можно было работать.
Танзи лишь тогда осознала, насколько Райли подорвал её непоколебимую веру в невиновность Марти, когда выяснилось, что поверхность статуэтки вся изрыта глубокими желобками, что не позволяет снять даже частичные отпечатки. Почему-то у неё тотчас отлегло от души. Вообще-то она не хотела, чтобы на том все и закончилось. Мартин или не Мартин? Но если это и в самом деле он, все изменится в одночасье. Танзи было неприятно, что, как только речь заходила о её непосредственном начальнике, она не доверяла самой себе.
Танзи оставила Райли за компьютером, а сама вернулась в кухню сварить свежий кофе. В холодильнике для неё нашлась бутылка газировки. Что ж, они неплохо уживутся вместе. Поставив на стол кофе Райли, Танзи устроилась в откидном кресле с газировкой и оставшимися списками.
Записка в конверте была предельно краткой и ясной:
«Я твой. Ты моя. Навеки».
Каждый раз при этой мысли Танзи бросало в дрожь. Навеки. Не «до конца моих дней», а «навеки». То есть даже после того, как она покинет этот мир. Автора записки можно счесть свихнувшимся или даже потенциальным убийцей. Единственное, что не давало Танзи окончательно впасть в отчаяние, — злость. Нет, она действительно всякий раз ужасно злилась, стоило ей подумать о коварном психопате, который пытается подобраться к ней поближе.
Кстати, она уже извинилась перед Райли за то, что так легкомысленно отмахнулась от его предложения принять меры дополнительной безопасности. Отпечатки на обеих записках совпадали. Райли взял с Танзи слово, что она лично встретится со своим шефом и постарается добыть отпечатки его пальцев. А если удастся, то и образец почерка. Танзи пришлось согласиться, что это очень даже разумно. И хотя она была далеко не в восторге от этой затеи, выбора у неё не оставалось.
А затем, после столь непродуктивного утра, примерно в полдень им наконец улыбнулась удача, вознаградив находкой подходящего имени. Некая Маргарет Свиндлер. Эта особа была упомянута в списке обслуживающего персонала Хрустального бала. Обычно во время своих мероприятий фонд обходился меньшим количеством подсобных работников. Свиндлер была в числе временного персонала, нанятого по случаю столь грандиозного события, как благотворительный бал. А ещё эта особа являлась сотрудницей «Фишнет», причём с самого начала деятельности компании года два назад.
Райли связался с Эрни, и они вдвоём принялись за поиски, однако им так и не удалось обнаружить даже отдалённую связь с записками или отпечатками. Если эта Свиндлер и впрямь родственница или подружка Соула-М8, придётся попыхтеть, чтобы доказать сей факт без её помощи. Райли намеревался во второй половине дня наведаться в «Фишнет», когда Маргарет закончит работу. Если они не смогут поговорить с ней там, он собирался приложить все усилия к тому, чтобы выудить из Лори Сак более подробную информацию о её подчинённой. Например, домашний телефон и адрес — им с Эрни казалось, что уж что-что, а это будет несложно добыть, но пока что Эрни так ничего и не выудил. По его мнению, проклятая Сак сделала невозможное. Ей удалось удержать личные данные вне Интернета.
Однако встреча с госпожой Свиндлер состоится не раньше чем часов через пять. Значит, у них с Танзи в распоряжении ещё достаточно времени, чтобы украсить ёлку. Танзи растерянно взглянула на гору потрёпанных коробок, сваленных на пол перед слегка кособокой ёлкой. Её радость по поводу того, что, кроме Мартина, появился ещё один подозреваемый, начала меркнуть.
— У меня такое чувство, будто мне предстоит совершить настоящий подвиг.
Райли поправил на коленке пакет со льдом и, превозмогая боль, наклонился, чтобы поднять верхнюю коробку. Не успела Танзи его остановить, как коробка была уже у него на коленях.
— Я только разверну украшения и сразу передам тебе. А ты уж сама решай, что куда.
— Может, нам ещё повесить лампочки или «дождик»?
— Неплохая идея. Посмотри в одной из тех коробок. Правда, я сильно сомневаюсь, что лампочки окажутся исправными. Насколько я помню, у ёлочных гирлянд ограниченный срок жизни.
— Я все равно понятия не имею, как их вешать. Так что особой красоты не обещаю. — Танзи рассмеялась. — Слава Богу, вероятность того, что Миллисент увидит наше творение, приблизительно равна шансам на исправность самих лампочек.
Райли улыбнулся и откинул крышку первой коробки. Улыбка его тотчас сделалась какой-то кислой, и он с задумчивым видом вытащил неаккуратно завёрнутое украшение. Гофрированная бумага соскользнула на пол, и в руках у Райли остался не очень умело сделанный футбольный мячик.
— «Бульдоги», — побормотал он и перевернул игрушку другим боком. — Р. П. 85.
Танзи молча наблюдала за ним, не зная, что сказать, за что ужасно на себя злилась.
— Ты уверен, что хочешь повесить этого уродца на ёлку? — негромко спросила она.
Райли кивнул и передал ей увесистый комок обожжённой глины.
— Да. Я смастерил эту игрушку для матери на уроках художественного творчества. В тот год мы в последний раз ставили ёлку. Мама тогда ещё не слегла совсем и помогала нам вешать игрушки. — Райли усмехнулся. — Ей наверняка было приятно получить от меня футбольный мяч. Не слишком сентиментально, конечно, но на то он и спорт.
— Готова спорить на что угодно, твой подарок ей ужасно понравился.
Танзи отвернулась. А Райли гораздо сентиментальнее, чем сам готов в том признаться. Она осторожно повесила глиняный мячик на ветку потолще.
Райли же продолжал разворачивать сокровища своего детства. У некоторых игрушек была своя история, у других — никакой. Райли то и дело смешил Танзи своими рассказами, а несколько раз растрогал до слёз.
— И ты ещё называешь меня сентиментальным! — воскликнул он, когда Танзи подозрительно зашмыгала носом, вешая очередное украшение.
— Если я и сентиментальна, то только по твоей вине. — Танзи сделала шаг назад. — Тебе не кажется, что мы навешали на ёлку столько твоего прошлого, что удивительно, как она только его выдерживает.
Танзи обошла деревце, стараясь окинуть творение их рук объективным взглядом. С чисто эстетической точки зрения выглядела их ёлка кошмарно. Но с точки зрения сердца и души, Танзи ещё никогда не видела ничего более красивого.
Райли подошёл и встал у неё за спиной. Танзи не слышала, как он поднялся с дивана. Он потянулся к ней и поцеловал в шею.
— Спасибо тебе, — прошептал он.
И в этих двух словах прозвучало больше чувства, чем она слышала за всю свою жизнь. Танзи обернулась, на её лице появилась хитроватая улыбка.
— Послушай, может, мне следует позвонить матери? Кто знает, вдруг у неё найдутся ёлочные украшения, которые каким-то чудом сохранились с её детства.
По глазам Райли было видно, что его переполняют чувства. Он взял лицо Танзи в свои ладони и поцеловал так нежно и ласково, что на глаза ей вновь навернулись слёзы.
— Прости, — сказал он.
— Это ещё за что? За то, что у меня вдруг глаза оказались на мокром месте?
— У тебя когда-нибудь была ёлка?
— Конечно. Каждый год, в доме тётушки Миллисент.
— Я имею в виду — у тебя дома. — Райли кивком указал на игрушки, криво свисающие с колючих веток — Со всеми этими дурацкими заморочками, которые школьная система навешивает на наших бедных, ничего не подозревающих родителей.
— Я не ходила в государственную школу, как все нормальные дети. И моих родителей не было поблизости, помнишь, я ведь тебе рассказывала?
— А как же Миллисент?
— Я люблю её всей душой, она мой ангел-хранитель, но вряд ли она поддерживала контакт с пятилетним ребёнком на подсознательном уровне. — Танзи рассмеялась, шмыгая носом, и высвободилась из его объятий. — Хватит об этом. Теперь у меня есть ёлка, так ведь? К тому же в мои планы не входит выглядеть сегодня вечером на презентации в галерее Слоан так, словно я рыдала несколько часов подряд.
Райли нахмурился.
— На какой ещё презентации?
— Ой, разве я не рассказывала? — легкомысленно удивилась Танзи, лавируя среди пустых коробок.
Райли схватил её за руку и притянул к себе.
— Нет, если уж на то пошло, ничего ты не рассказывала.
— А не ты ли стоял рядом, когда мы говорили об этом со Сью?
— Что-то не припомню. Ведь я смертельно устал, передвигая мебель. Вещи твоей тётушки весят больше, чем обычный японский импорт.
— Понятно, — отозвалась Танзи и, запечатлев на щеке Райли быстрый поцелуй, высвободилась из его объятий. — В общем, план таков: Сью берётся отвлечь Вольфганга, а я в это время пару минут поговорю со Слоан наедине, чтобы узнать, что у них происходит. Назовём это дружеским вмешательством. Кроме того, нам нужно снять напряжение перед завтрашним праздником.
— Во сколько? И что мне надеть? — спросил Райли. Танзи удивлённо уставилась на него.
— Тебе не нужно туда идти. За мной и так присмотрят. Слоан на таких мероприятиях всегда выставляет охрану. Тем более что вход только по приглашениям. Кстати, я могу дать ей имя и фотографию Маргарет Свиндлер, если тебе так спокойнее. К тому же она знает Мартина, — с упрёком добавила Танзи. — В любом случае его всё равно нет в списке приглашённых.
Райли посмотрел на неё в упор.
— Что мне надеть? — повторил он, словно не слышал её слов.
Танзи начала было упираться, но ей действительно хотелось, чтобы Райли пошёл с ней. И не только из соображений безопасности.
— Что-нибудь-попроще.
— Хорошо. Нам нужно заезжать к тебе, чтобы что-то взять?
Танзи покачала головой:
— Нет. Только подбрось меня до тётушкиного дома. У меня там осталось кое-что из вещей. Ты вообще как планируешь, просто отвезти меня туда, а сам с Эрни тем временем припрёшь к стенке эту Свиндлер? Обещаю тебе не высовывать носа из-за массивных, оснащённых сигнализацией стен.
— Я подумаю. Но вначале нам нужно сделать ещё кое-что.
Танзи обняла его сзади.
—  — Да?
Райли схватил её за руки, прежде чем они соскользнули ниже пояса его брюк.
— Прекрати.
Танзи обиделась, но виду не подала.
— Тогда что? Ты голоден? У Слоан будет куча еды. Правда, главным образом омерзительная французская кухня.
— Напомни мне, чтобы я остановился по дороге и что-нибудь перекусил. Но я сейчас не об этом.
Взяв Танзи за руку, Райли потянул её за собой в кухню. Он не хромал — значит, лёд и болеутоляющая таблетка сделали своё дело.
— Я у тебя в долгу.
Райли бросил на неё через плечо взгляд. — За что?
— Ты согласился посетить выставку в художественной галерее. Тебе хочется выставить себя напоказ перед донельзя претенциозной тусовкой, которая только тем и будет заниматься, что с глубокомысленным видом рассуждать обо всей этой жуткой мазне, заодно поглощая улиток, нашпигованных паштетом или чем-то в той же степени омерзительным. Правда, шампанское, надо отдать должное, там будет только самое дорогое. Может, нам с тобой стащить бутылочку? Приедем домой пораньше и разопьём на двоих.
— И будем следить по телику за игрой, — ответил Райли, улыбаясь.
Танзи уже кивала, радуясь его энтузиазму.
— Обязательно, и следить за… какой игрой?
— Баскетболом. «Лейкерс» играют против «Нетс». Коуб и Кидд. Мы можем начать твоё спортивное образование.
Танзи хотела было надуть губки и придумать подходящий предлог. Например, ей в срочном порядке нужно написать статью. С самого утра она знала, что у Райли есть другие дела и ещё два предложения поработать, до которых у Финна ещё не дошли руки. Впрочем, какая разница?
— Полагаю, такова компромиссная часть взаимоотношений.
Райли с довольным видом кивнул:
— Если тебе от этого станет легче, я приготовлю самый вкусный поп-корн. Вот увидишь, такого ты ещё ни разу в жизни не пробовала. Пальчики оближешь. Ты будешь первой женщиной, которая смотрит баскетбол, потягивая шампанское и похрустывая жареной кукурузой.
— Ну, это я вытерплю, — кивнула Танзи. — Так что же мы будем делать, если не готовить?
Райли подошёл к шкафчику, взял банку с мукой, затем достал несколько других ингредиентов.
— Будем мастерить ёлочные украшения. У меня нет красок, поэтому придётся воспользоваться маркерами, которыми я рисую планы игры для ребят, но…
— Ха-ха-ха! Эта ёлка и так вот-вот завалится под грудом четырёхсот ифушек. Триста девяносто девять из них имеют отношение к футболу. Тебе не кажется, что это уже перебор?
Но Райли покачал головой и достал миску.
— Не вполне уверен, что в результате получится, хотя вряд ли это слишком мудрёная наука, верно? Главное, засунуть наши самоделки в духовку, чтобы как следует затвердели, и тогда их можно будет вешать.
Танзи неохотно вытащила табуретку из-за небольшой стойки.
— Не кажется ли тебе, что мы понапрасну тратим время, которое, между прочим, могли бы провести куда более приятным образом?
Райли повернулся к ней и положил ладони на стол. И тут Танзи поняла, почему, когда тренер Парриш говорил, Джей-Би слушал, глядя ему в рот.
— Ты сказала, что это твоя ёлка, — заявил Райли. — Но ведь на ней пока нет ничего твоего. Можно сказать, ты просто взяла напрокат мою, с готовыми украшениями. Согласись, это не одно и то же.
— А мы не можем просто поехать и прикупить ёлочных игрушек?
На лице Райли появился неподдельный ужас.
— Ты видишь на этой ёлке хотя бы одну покупную игрушку?
— Ты и вправду хочешь, чтобы я ответила на твой вопрос? Он усмехнулся:
— Рядом с блестящими магазинными украшениями любая игрушка на твоей ёлке поблекнет, покажется грубой и некрасивой. И вообще, игрушка будет значить для тебя больше, если её сделать собственными руками.
Танзи издала театральный стон. Когда речь шла о том, что его действительно интересовало, слушать Райли было ужасно забавно.
— Между прочим, я как-то раз собственными руками смастерила Криса Кринглмонстра.
Вместо ответа Райли просто пожал плечами; взгляд его оставался непреклонен. И Танзи пришлось признаться себе: ей доставляет радость делать то, что нравится ему.
— Хорошо. Уговорил. Твоя взяла. Только скажи — это непременно должен быть футбольный мяч? Или всё-таки нечто такое, что имеет значение для меня?
— Всё, что твоя душа пожелает. И что смогут сотворить твои пальцы.
— Думаю, тебе уже хорошо известно, на что способны мои пальцы.
Райли бросил на неё укоризненный взгляд.
— Никаких шуточек. А когда всё будет готово и отправится в духовку, так уж и быть — я позволю тебе помыть нас обоих в душе.
Танзи вздохнула. Такое предложение её вполне устраивало. Дом Райли был обставлен скромно. Единственное сделанное им усовершенствование заключалось в следующем — он убрал находившуюся по соседству с ванной кладовку, превратив высвободившееся пространство в шикарную сауну с джакузи. Для него это подразумевало постоянное движение, для Танзи же — просто блаженство.
— Уговорил.
Через час, переведя изрядное количество муки, Танзи поставила в духовку жуткую пару туфелек на высоком каблуке.
— Будь Джимми Чу уже на том свете, он бы в гробу перевернулся. Или наверняка отбросил коньки, увидев эти страшилища.
Райли уставился на ёлочное украшение через стеклянное окошко духовки.
— Они будут смотреться лучше, когда ты их раскрасишь.
Танзи рассмеялась и, потянув Райли вверх, повернула лицом к себе, чтобы обнять за талию.
— Лжец!
Затем она встала на цыпочки и поцеловала его перепачканное мукой лицо, оставив мокрые следы на щеке и подбородке.
— В любом случае — спасибо.
— За что? — с подозрением осведомился он.
— Разумеется, не за то, что ты не стал мне лишний раз напоминать, что руки у меня точно растут не оттуда.
— У меня такого и в мыслях не было.
— Какой сообразительный! И всё же готова поспорить, тебе приятно осознавать, что и я внесла свой скромный вклад в общее дело.
Райли рассмеялся и смешил её всю дорогу до парилки. Очень скоро их смех сменился вздохами, а также взвизгиваниями и стонами.
К тому времени когда они с Танзи переступили порог художественной галереи Слоан, Райли уже успел забыть об их любовных упражнениях в сауне. Маргарет Свиндлер позвонила на работу, сказавшись больной. И никакие комплименты, никакой шантаж не подействовали. Райли так и не сумел выудить из Лори Сак информацию личного характера о сотрудницах компании. Ах, к ней с допросом нагрянет полиция? Что ж, она над этим подумает. Возможно. Ударение на слове «возможно».
Райли уже подумывал о том, а не обратиться ли ему к местным властям. Увы, всё, чем он располагал на данный момент, — это отпечатки пальцев и простое совпадение. Но внутреннее чувство подсказывало: тут явно что-то не так. Или же Райли просто в душе надеялся, что Мартин Стентон здесь ни при чём?
Как бы то ни было, Райли занял позицию рядом с центральным входом в галерею, между охранниками и небольшим кабинетом, куда несколько минут назад Танзи затащила Слоан. Хорошо хоть сегодня открыты только один вход и только одна дверь в кабинет. Но Райли всё равно не мог избавиться от внутренней тревоги. Инстинкт подсказывал ему, что Соул-М8 замышляет очередное изменение в сценарии. Причём весьма существенное. Ведь коль он уже один раз рискнул пересечь границу личного пространства Танзи, когда подбросил записку прямо в её дом, ждать от него можно было чего угодно. В этом Райли ничуть не сомневался.
С одной стороны, Райли не терпелось поскорее утащить Танзи отсюда обратно домой, где все подходы были под наблюдением. Даже если Соул-М8 повезёт и этот мерзавец проследит за ними, он сможет подобраться к дому не ближе чем на сотню ярдов, потому что об этом тотчас станет известно кому следует.
С другой стороны, Райли не терпелось выманить злодея на открытое место, где можно было бы надрать ему задницу и положить конец этой неприятной истории. Окончательно.
Райли прокручивал в голове сценарии, как все это произойдёт, как вдруг одна из подруг Танзи, улучив момент, подкралась к нему вплотную. Надо отдать ей должное, неплохо у неё это получилось.
— Вы Райли, не так ли? Как хорошо, что вы с Танзи пришли, — произнесла высокая, стройная красавица, подавая ему унизанную кольцами руку. — Я — Рина.
— Да-да, Танзи мне о вас рассказывала, — поспешил пояснить он, видя, что женщина элегантно выгнула бровь.
— Надеюсь, только хорошее?
На лице Райли появилась любезная улыбка.
— Естественно.
— А вы, я смотрю, дамский угодник! — Рина рассмеялась, но в голосе её чувствовалась искренняя теплота, и это помогло снять минутный дискомфорт. — Насколько я понимаю, вас нельзя отнести к завсегдатаям подобных мероприятий.
На сей раз улыбка Райли была более непринуждённой.
— Неужели так заметно?
— Только тому, кто близко знает Танзи. Скажу честно, не будь на карту поставлено благополучие моей лучшей подруги, лично я предпочла бы в данный момент оказаться где-нибудь в другом месте.
— Кажется, у Слоан все в порядке.
Рина огляделась по сторонам, очевидно, гордясь успехом подруги.
— Ещё бы! Вы с ней уже познакомились? А с Вольфом?
— Да, чуть раньше. Прекрасная пара.
Танзи вкратце рассказывала ему про своих подруг, и Райли знал, что Рина не обидится на такие характеристики.
— Это верно. Насколько мне известно, со Сью и Полом вы познакомились ещё вчера вечером. Предполагалось, что и Мэриел будет здесь, но она не слишком хорошо себя чувствует. Ей скоро рожать, и она быстро устаёт. Что неудивительно, если учесть, что выглядит она так, словно у неё в животе тройня. Или же один с кучей приданого, — задорно улыбнулась Рина.
Райли рассмеялся; ему стало понятнее, почему Танзи так нравится Рина.
— Мне самой становится тяжело, когда я вижу, как она поднимается со стула, — сказала Рина. — Хорошо, что мы решили устроить для неё этот праздник до Рождества. Не думаю, что потом ей будет по силам выдержать такой жуткий шум и суету. А вы тоже будете? Я имею в виду — на празднике?
Райли кивнул, не спуская, однако, глаз с центрального входа. Обычно болтливые женщины невероятно раздражали его, особенно когда он на работе. Но Рина оказалась исключением. У неё был хорошо поставленный, почти музыкальный голос — такой успокаивал нервы и убаюкивал.
— Есть какие-нибудь новости о виртуальном преследователе? — поинтересовалась она. — Извините, но я не могла не заметить, что вы сейчас, так сказать, «на боевом посту». Я знаю, Танзи пришла едва ли не в бешенство из-за вмешательства Миллисент, но лично нам всем гораздо спокойнее, зная, что вы охраняете её.
Райли взглянул на Рину более пристально. Черт, ведь он предупреждал Танзи, чтобы та не делилась с подругами подробностями расследования. И чтобы ни в коем случае не говорила им, что подозрение падает и на Мартина. Если в конечном итоге выяснится, что её шеф здесь ни при чём — чем меньше людей будет знать о том, что и он был под подозрением, тем лучше. Особенно для дальнейшей карьеры самой Танзи. И как бы она ни доверяла подругам, всё-таки должна понимать: можно сболтнуть что-то совершенно неуместное в самое неподходящее время.
Не знал Райли и вот чего: в курсе ли Рина и вся остальная компания, что в их с Танзи взаимоотношениях за последние двадцать четыре часа, или около того, произошли существенные перемены? Почему-то он не додумался наложить запрет на разглашение этих сугубо конфиденциальных сведений. Да и вообще, думал ли он об этом? Впрочем, в планы Райли не входило «просвещать» её на сей счёт. На данный момент достаточно того, что его довольно легко приняли в круг близких друзей Танзи.
Конечно же, все они пребывали в уверенности, что он нанят для оказания помощи, но это было только начало.
— Мы кое-что проверяем, — уклончиво произнёс он. Рина зябко потёрла руки, хотя в зале по мере заполнения его людьми стало заметно теплее.
— Знали бы вы, как я переживаю за Танзи! Ничего, будем надеяться, что вы сумеете покончить с этой историей как можно скорее.
— Я тоже надеюсь, — ответил Райли, уверенный в том, что Рина вряд ли почувствует, с каким чувством он произнёс эти слова.
— Что ж, — сказала она, — не буду вас задерживать. Мой муж где-то здесь, покупает бог знает что. — Она пожала ему руку. — Было очень приятно познакомиться. — Затем Рина наклонилась к Райли, и на лице её появилась заговорщическая улыбка. — Главное, пусть её независимость вас не пугает. Вы — самое лучшее, что когда-либо случалось в её жизни.
Райли пристально посмотрел на свою собеседницу: по её глазам было видно, что Рине всё известно.
— Я никуда от неё не собираюсь уходить, — ответил он, и это было чистой правдой. Какие бы чувства ни испытывала к нему Танзи, или по крайней мере какие бы ни начинала испытывать, мнение подруг было ей небезразлично. — Что до всего остального, думаю, то же самое можно сказать и о ней.
Лицо Рины просияло, она радостно хлопнула в ладоши и умчалась прочь.
Райли нахмурился. Тактическая оплошность, но что теперь поделаешь! Его секрет раскрыт, и ничего не попишешь.
Он устало перевёл взгляд на дверь. И как назло, как раз в тот момент, когда в галерею — нет, не вошла, а вплыла ещё одна великосветская особа, вся в мехах и драгоценностях. Из толпы ей подобных сия дама выделялась благодаря мужчине, которого держала под руку.
— Отец?
Мужчина обернулся, и в следующее мгновение лицо его просияло. Финн тотчас немедленно бросился к сыну, таща за собой рыжеволосую красотку. Надо отдать отцу должное, отметил про себя Райли: на сей раз Парриш-старший нашёл себе возлюбленную лет на десять младше себя. Кстати, похоже, Финн отнюдь не удивился, увидев сына. Ага, значит, старый лис здесь неспроста. Интересно, каким образом Финн пронюхал, что Райли сегодня вечером будет в галерее? Но с другой стороны, как он сам заметил в разговоре с Танзи, при желании Финн умеет делать своё дело.
Интересно, что ему здесь нужно, подумал Райли. Пока он был не готов представить отца Танзи. Пока что. Или, вернее, представить Танзи отцу. Ну, может, лет этак через шесть-семь, когда они соберутся завести детей, — вот тогда и поговорим.
Отец сердечно пожал сыну руку и не менее сердечно похлопал его по спине. Райли ответил тем же. Последний раз они виделись почти месяц назад, но в этом весь Финн: ведёт себя так, словно они расстались вчера. Черт, вынужден был признать Райли, всё-таки приятно, что отец всегда держится с ним искренне.
Финн с Райли были чрезвычайно похожи. С той лишь разницей, что волосы отца давно уже поседели.
— Сынок, хочу представить тебе самого дорогого мне человека. Познакомься, это Жаклин Ассанте.
Райли слегка удивился, услышав такое экзотическое имя. Почему-то он пребывал в убеждении, что эта особа — Пэтси Шеклфорд. Впрочем, стоит ли удивляться, что у Финна уже новая дама? Ничего удивительного. Райли изобразил вежливую улыбку, а про себя подумал, что это дорогой человек за номером 126546.
— Искренне рад с вами познакомиться.
— Надеюсь, вы говорите это от всей души, — произнесла женщина.
Она оказалась гораздо проницательнее, нежели Райли ожидал. Он перевёл взгляд с отца на госпожу Ассанте и слегка растерялся. Выражение их лиц было ему хорошо знакомо. Вернее, ещё месяц назад, возможно, и нет, но сейчас ещё как знакомо! Потому что в последнее время Райли каждый день видел его в зеркале, глядя на собственную персону.
— Мы с твоим отцом познакомились давно, много лет назад, — пояснила Жаклин. Она одарила Финна мимолётной, очень личной улыбкой, а затем вновь повернулась к Райли. — Недавно мы с ним встретились вновь, и, должна признаться, благодаря своему обаянию он вернулся в мою жизнь и в моё сердце.
От Райли не скрылось, что Финн сияет широченной улыбкой. Давно он не видел отца таким счастливым. Со стороны могло показаться, будто Финн одновременно выиграл в лотерею и продул последний грош. Такого за ним не водилось уже давно.
— Здесь неподходящее место и время для объяснений, — продолжала Жаклин, — но мы были бы рады, если бы ты согласился поужинать вместе с нами. Может, на Рождество? Если, конечно, у тебя нет других планов.
Райли посмотрел на Жаклин, потом перевёл взгляд на отца. Он не знал, что и сказать. Финн состроил смущённую мину, и Райли сделал вывод, что Жаклин крепко держит отца в своих нежных ручках. В этом не было ни малейших сомнений. А может, подумал он, именно такая женщина и нужна Финну? При этой мысли он искренне улыбнулся, и к нему вернулся дар речи.
— О, сочту за честь. Только, если вы не против, я хотел бы заранее оговорить время.
Финн подошёл ближе, ещё раз от души потряс Райли руку и шепнул на ухо:
— Прости, что застал тебя врасплох, сынок. Райли улыбнулся.
— Да нет, все в порядке, — ответил он и не покривил душой.
Ведь кто, как не он сам, уже давно мечтал о том, как было бы здорово, если бы они с отцом снова стали ближе друг другу! Судя по всему, так и будет. Только теперь это не имеет никакого отношения к их совместной работе, потому что продиктовано сердцем. Их сердцами.
Жаклин потянула Финна назад.
— Мы и так уже слишком долго его отвлекаем. Разве ты не видишь, что он на работе? Пойдём, я обещала поразить тебя своим абсолютным невежеством в области искусства.
Финн лишь улыбнулся и позволил Жаклин утащить себя прочь. Через плечо он на прощание подмигнул сыну.
Райли ничего не мог поделать. Он рассмеялся. Его отец и в самом деле выглядел счастливым. Таким счастливым Финн не был уже много лет. Наверное, причиной тому — сила женской любви, подумал Райли. Кстати, они оба недавно обнаружили эту простую истину, только каждый своим способом.
И тут из кабинета выскочила Танзи. Слоан почему-то не вышла следом. Не иначе как забаррикадировалась от нападения остальных подруг.
— Ну как? — осведомился Райли.
Танзи лишь пожала плечами и покачала головой, словно все ещё пытаясь разобраться, что к чему.
— Очевидно, Слоан и Вольф собираются разводиться, — сказала она со вздохом.
— Какая жалость. Наверное, поэтому его сегодня и не видно.
— Да. Я, конечно, за то, чтобы они помирились, но скажу честно: после разговора со Слоан я за неё рада. У неё, ну, в общем появился кто-то другой.
— Вот как? А я-то думал, что этот ваш Вольф — жуткий бабник и их семейная жизнь трещит по швам по его вине.
— Так оно и есть. Но у Слоан лопнуло терпение, и она заявила Вольфу: или они идут к адвокату, или всё кончено.
— Ну и как, этот паршивец увернулся?
— Если бы! Затащил в постель ту самую адвокатшу, которая занималась их разводом! В постель Слоан!
— Ну надо же!
— Да, так что теперь Вольфу придётся выставлять свои шедевры где-нибудь в другом доме. И в другой галерее. А адвокатшу ждёт разбирательство. Скорее всего её лишат лицензии.
— Что ж, справедливо. Но как же у Слоан начался роман?
— Кажется, она начала ходить в спортзал на шведский массаж.
— Погоди, она ругает своего муженька за интрижку с адвокатшей, а сама…
— Попридержи своё мужское негодование. Они познакомились за пределами спортзала, на каком-то деловом собрании. Правда, я понятия не имею, при каких обстоятельствах. Знаю только, что они пошли выпить. В спортзале она поменяла массажиста, а когда в следующий раз встретилась с Ларсом, это было нечто большее, чем просто флирт.
— С Ларсом? Ну и имечко!
Танзи рассмеялась:
— Знаю. И он лет на шесть её младше. Но клянусь, я никогда ещё не видела её такой счастливой. Она была такая окрылённая. Я и предположить не могла, что большая часть её жизненных неурядиц никак не связана с работой. А это совсем другое дело. Ларс уже уговорил её записаться вместе с ним в школу бального танца. А на следующие выходные они собираются за город, кататься на сноуборде. — Танзи рассмеялась. — Слоан. На сноуборде. Просто в голове не укладывается!
— Похоже, дела налаживаются.
— Это точно. Теперь нам непременно нужно уговорить её привести Ларса сюда и познакомить с нами, а затем рассказать о нём во всех подробностях.
Райли так и подмывало поинтересоваться, а не было ли сделано то же самое в отношении его самого, но он решил не рисковать.
— Когда я вышла, ты улыбался. С кем ты разговаривал?
— Ох, ох… — Изворачиваться не было смысла. — Объявился Финн. С дамой.
— Здесь твой отец? — Танзи оглянулась по сторонам, широко раскрыв от удивления глаза. — Я могу с ним познакомиться?
— Мы приглашены к нему в гости на Рождество. Если ты не будешь возражать. — Возможно, сегодня Финн — не единственный удар грома среди ясного неба. Ведь, несмотря на своё приподнятое настроение, Райли не ждал от отца этого небольшого откровения. Не был к нему морально готов. Что ж, один — ноль в пользу Финна. — Но в данный момент мне бы хотелось одного — поскорее выбраться отсюда. Такое впечатление, что я уже несколько часов делю тебя с другими людьми. Знаешь, постепенно меня начинает одолевать жадность. Танзи улыбнулась ему.
— Забавно, вот и я тоже об этом думала. Ты познакомился ещё с кем-то из моих подруг? Я просила их быть с тобой полюбезнее.
— С Риной. А вот мужа её не видел. Подозреваю, ты не просто попросила её полюбезничать со мной.
Танзи пожала плечами и попыталась сделать невинное лицо. Правда, получилось это не совсем удачно.
— Ты ведь не возражаешь, правда?
Райли покачал головой. Он мог бы сказать ей, что отлично понимает потребность поделиться с кем-то своим счастьем. Самому ему хотелось кричать об этом на весь мир. Чтобы все знали — разве что кроме Финна.
— Если ты уже завершила своё вмешательство, давай свалим отсюда.
— Да, своё дело я уже сделала. — Танзи потянула его за руку и остановилась лишь в дверях. — Чуть не забыла. Меня вдруг осенило. Насчёт отпечатков пальцев и образцов почерка. Я сбросила сообщение на пейджер Мартина, пригласила его на завтрак в «Большой Харри». Сказала, что мне нужно ещё раз прочитать статью и обсудить кое-какие вопросы. Получилось довольно туманно, но вроде бы как серьёзно. Думаю, он клюнет и встретится со мной.
— Во время праздника подарков младенцу?
— По-моему, это самое подходящее время и место. Вокруг будет куча народу, ты будешь держать ситуацию под контролем, да и охрана не будет дремать. Подумай сам — лучшего места, чем тётушкин особняк, нам не найти.
— А Мартин знает о празднике? Во время таких мероприятий мужчины норовят улизнуть куда-нибудь с глаз по-дальше, например, во двор.
Танзи улыбнулась:
— Нет. Я не стала сообщать ему, с какой целью мы встречаемся в доме Миллисент. Пусть Мартин думает, что это деловая встреча. Или что я переехала туда на праздники.
— Ты уже решила, о чём вы будете говорить?
— Пока нет, но что-нибудь придумаю.
Райли улыбнулся, затем пожал ей руку.
— Спасибо тебе. За то, что помогаешь мне. Понимаю, тебе нелегко. Ведь Мартин тебе небезразличен.
Райли наклонился и поцеловал Танзи — в присутствии Рины, Финна и так называемых произведений искусства, хотя скорее всего никто не обратил на это ни малейшего внимания.
Всю дорогу, пока они ехали к нему домой, он не выпускал руку Танзи. Им было легко молчать друг с другом. Райли вёл машину, погрузившись в собственные мысли. На него волной нахлынули воспоминания. Он вновь задумался о том, что рассказывал ей про Финна и как Танзи отнеслась к услышанному. О том, какое выражение лица было сегодня у его отца, и о том, какие последствия этот новый роман мог иметь для их совместного предприятия. Райли сам не заметил, как пустился в размышления о личном счастье и о том, чем он обязан себе и Финну. А может быть, и Танзи.
И где-то между Сан-Франциско и Пасификой ему пришло в голову, что он сам произведёт фурор на ужине в обществе Финна и женщины, которая — у него были на сей счёт сильные подозрения — вот-вот станет его мачехой. Если, конечно, отец не опередит его.
Праздники подарков будущему младенцу.
Неужели крошечному человечку нужна вся эта куча вещей? И тут я подумала, что мы в принципе равнодушны к вещам до тех пор, пока нам не станут впору наши первые туфли на высоких каблуках.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Сказки серого волка - Кауфман Донна



Роман конечно длинноват, но стиль письма мне понравился.
Сказки серого волка - Кауфман ДоннаЮлЯ
21.12.2013, 7.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100