Читать онлайн Сказки серого волка, автора - Кауфман Донна, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сказки серого волка - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сказки серого волка - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Сказки серого волка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Райли перевернул бекон и сгрёб с массивного стального противня яичницу. В любое другое время дня он бы поразился размерам этой гигантской, площадью почти в три квадратных фута, сковородки.
Но сейчас ему было не до неё. Потому что сейчас наступило утро. То есть утро после того, как он… После того как он, можно сказать, профукал редкостный шанс вытащить их с отцом детективное агентство из вечных долгов, превратить его в солидное предприятие — о чём, кстати, он сам уже давно твердил Финну.
Правда, судя по всему, его родителю до лампочки, процветают они или нет. Райли вздохнул и соскрёб остатки яичницы. Чёрт возьми, задумался он, в какой момент все словно утратило смысл?
Ему всегда казалось, что это произошло в то мгновение, когда его колено ударилось о шлем Джона Рокингема, поставив крест на всём, что значило для него в жизни с того самого дня, когда Райли семилетним мальчишкой впервые взял в руки мяч. Тогда ему ничего не оставалось, как вернуться домой, объединить усилия с отцом и убедить себя, что ничто в этом мире не происходит просто так. Кто знает, вдруг, создав семейное предприятие, они наконец обретут удовлетворение как в профессиональном, так и личном плане. Нет, конечно, Райли всей душой любил отца, что, однако, не мешало ему видеть: Пар-риш-старший был совершенно не заинтересован в укреплении семейного дела — главное, чтобы в карман что-то капало.
— Ты сам ничем не лучше, — пробормотал себе под нос Райли, переворачивая бекон.
На руку брызнули капли горячего жира, и он негромко выругался. Нет, какая муха укусила его вчера ночью, что он пришёл под дверь Танзи? Тогда он рассудил, что в конце длинного, изматывающего дня она скорее будет готова выслушать его. Она ведь наверняка должна была устать после всей этой суеты по поводу вечеринки, переживать из-за записки, из-за того, что произошло на радиостанции. Райли почему-то убедил себя, что будет лучше поговорить начистоту прямо сейчас, не откладывая разговор в долгий ящик.
А потом она открыла дверь. И что, чёрт возьми, было такого в этой старой выцветшей футболке и этих дурацких, с кроличьими ушами, домашних тапках? Умом он не мог понять, зато тело среагировало моментально. Оно тотчас отсалютовало этому странному ансамблю. Хотя, если признаться честно, некая его часть взяла на изготовку ещё до того, как он вышел из своей комнаты. Ещё одно подтверждение тому, что разумнее всего соблюдать дистанцию и не нарушать её под любым предлогом.
— Чем-то вкусно пахнет!
Райли стоило немалых усилий не посмотреть в её сторону. Правда, ещё больших усилий стоило в очередной раз не разразиться проклятиями, когда чёртов жир снова обжёг руку.
— Угощайтесь, если хотите, здесь на двоих хватит. Черт, он говорит совсем как законченный агнец-Райли, даже когда не думает об этом. Не иначе как сработал какой-то внутренний защитный механизм.
Райли услышал, как Танзи движется у него за спиной, и у него внутри всё сжалось. Черт, приди ему в эту минуту на подмогу все бывшие товарищи по команде, с таким противником ему тягаться явно не под силу.
— Похоже, что хватит, — сказала Танзи, глядя на гору яичницы и необъятный кус шкворчашего бекона.
Наверное, всё-таки гигантская сковорода произвела на него впечатление. Хотя, с другой стороны, лучше увлечься сковородкой, яичницей и беконом, чем этой особой.
— Если вы, конечно, не ждёте к себе в гости футбольную команду, — добавила Танзи с ехидцей.
Футбольную команду? Ага, а вот и крохотная зацепка, которой грешно не воспользоваться. Но тут она протянула руку и схватила кусок бекона. Райли моментально попытался пресечь это её движение.
— Осторожнее! Слишком горячо.
Но Танзи только улыбнулась, засунула кусок в рот и принялась со смаком работать челюстями. Глаза её при этом горели дьявольским огоньком, и Райли подумал, не пора ли ему поменять тактику, перейдя в наступление.
— Если не ошибаюсь, — произнесла она с усмешкой в нахальных зелёных глазах, — вы как-то заметили, что, по вашему мнению, я не испытываю страха перед горячим, по крайней мере внешне.
— Я такого не говорил, — возразил Райли.
Кому, как не ему, знать. Ведь он провёл бессонную ночь, пытаясь выбросить из головы все глупости, какие он наговорил.
Танзи пропустила замечание мимо ушей.
— Вы также высказались на тот счёт, что и вы сами порой уступаете напору своего собственного темперамента. Ну если не сказали, то намекнули.
С этими словами она отправила себе в рот очередной кусок бекона.
Райли же переключил внимание на сковородку, решив, что пока будет разумнее не вступать с этой особой в спор. Сегодня утром она в своей редкой форме, к чему Райли пока ещё не был готов. Совершенно не готов. Он надеялся, что спокойно и плотно позавтракает, примет контрастный душ, побреется, а там, глядишь, случится чудо, и он придумает, что ему делать дальше. Пока же он даже не взялся за плотный завтрак.
Что ж, пока что ничья. Значит, для победы нужен отвлекающий манёвр.
— Я думал, по вторникам вы спите долго.
— Вот как? А откуда вам это известно?
Райли задумался, выключил плиту и аккуратно положил лопатку на стол. Чересчур уж удобное оружие. И, сложив руки, повернулся к собеседнице.
— Знаете, я попробую подойти к этой ситуации спокойно, взвешенно, тонко и с шармом, — произнёс он нарочито невыразительно.
— Что ж, это нетрудно предвидеть, — сказала она, — разве что за исключением шарма.
— Очень смешно.
— Благодарю, но я попытаюсь вас рассмешить. Тем не менее вам придётся признать, что вы вывели самообладание и спокойствие на новый уровень, — заметила Танзи и изучающе посмотрела на него. От этого взгляда Райли стало немного не по себе. — По крайней мере так было до прошлой ночи.
— Если не ошибаюсь, я принёс извинения. Танзи всплеснула руками.
— Ну ладно, сдаюсь. Так что вы за человек? Спокойный, владеющий собой профессионал или же крутой чувак в спортивных штанах, который смотрел на меня так, будто хотел проглотить заодно с яичницей не бекон, а меня?
Райли уставился на неё, не веря собственным ушам. Что ж, удачный вопрос. Ему казалось, что он неплохо исполнял свою роль. Но в какой-то момент Райли-агнец и реальный Райли пересеклись, и в конечном итоге он сам уже не понимал, где кончается один и начинается другой.
Вместо ответа он пожал плечами и подумал: а не попробовать ли забросить мяч в середину поля? Глядя Танзи прямо в глаза, он произнёс:
— Наверное, и то и другое одновременно.
Чем на какой-то момент лишил её дара речи. Что ж, отлично. Это дало ему преимущество, пусть всего в долю секунды, вновь собраться с мыслями и продумать свой следующий ход.
Увы, проворная особа уже перехватила инициативу.
— То есть я должна понимать это так, что вы приходили прошлой ночью ко мне под дверь не только для разговора?
— Да, то есть нет, чёрт возьми!
Райли ущипнул себя за переносицу, засомневавшись, в чьих руках сейчас мяч. «Всякий раз, когда эта киска в нескольких шагах от тебя…» Ну да Бог с ним. Чтобы как-то успокоиться, он набрал полную грудь воздуха.
— Я хотел с вами поговорить. Я знал, что не усну до тех пор, пока не объясню всего. Наверное, я поторопился.
Теперь руки на груди сложила уже она.
— Чего «всего», хотелось бы знать? Райли стиснул зубы.
— Если вы предоставите мне хотя бы половинку шанса, я скажу.
Танзи мотнула головой в сторону сковородки.
— Положите-ка лучше каждому из нас по полной тарелке, а я пока приготовлю попить, а потом вы скажете мне всё, что хотели.
— Отлично.
Едва сдерживая рвущуюся наружу злость, — и куда только подевался смиренный Агнец? — Райли схватил из буфета ещё одну тарелку и с громким стуком поставил её на стол, что-то раздражённо бормоча себе под нос. Было слышно, как Танзи открыла дверь гигантского холодильника.
— Только попытаешься что-то людям объяснить, как тебе не дают, а потом сами же дуются, что ты им ничего не объяснил.
— Я слышала, — откликнулась Танзи.
Ничего, ещё и не то услышит, это он ей обещает. Райли положил яичницу и добавил в каждую тарелку по нескольку ломтей бекона, ругая себя за то, что ему не хватает ловкости.
— Кстати, ни на кого я не дулась, — продолжала тем временем Танзи, стараясь перекричать скрежет автомата по резке льда в дверце суперхолодильника. — По-моему, если хорошенько задуматься, я даже очень покладистая. Если бы вы на самом деле хорошо меня знали — как вы, наверное, думаете, — вам было бы известно, что я чего только не делаю, лишь бы служить воплощением этой самой покладистости, прежде чем приму свою первую порцию газированного кофеина.
За этим заявлением последовало характерное шипение открываемой бутылки с колой, вернее, двух. Райли обернулся — так и есть. Танзи разливала кока-колу по стаканам, предварительно наполнив их льдом.
— Что вы делаете? — спросил он, застыв с двумя тяжёлыми тарелками.
— Как что? Готовлю нам попить.
— Я слышал, как вы бросили в стакан лёд, и решил, что это апельсиновый сок. Ну или хотя бы томатный.
— Эй, я уже еле на ногах держусь. Не знаю, как вам, а мне нужен кофеин.
— Тогда чем вас не устраивает кофе? Танзи потянула носом воздух.
— Я не пью кофе. — Её даже передёрнуло. — А если вы уже заметили, что по вторникам я отсыпаюсь — между прочим, потому, да будет вам известно, что накануне поздно вечером сдаю свою авторскую колонку, — то вы уже давно бы догадались, какой у меня любимый утренний напиток. Кстати, хочу добавить, что и дневной, и ночной тоже.
— Мне казалось, вы просто не успеваете сделать себе кофе.
— Нет, отчего же, я бы вам с удовольствием немного налила, но мой нос не учуял, чтобы его варили, и поэтому я решила…
— Что я стану пить кока-колу с яичницей?
— Надо же откуда-то получать кофеин, а это, — Танзи гордо подняла знаменитую красно-белую баночку, — один из основных его источников.
С этими словами она с вызовом воззрилась на Райли. Тот поморщился.
— Я думала, вы не будете иметь ничего против. Нет ничего лучше газировки, если нужно в срочном порядке проснуться.
Райли никак не отреагировал на её заявление, а лишь смотрел на Танзи так, словно она говорит на каком-то тарабарском наречии. Она вздохнула.
— Ну ладно, в холодильнике есть сок.
— А вы не хотите для себя тоже чего-нибудь более полезного?
— Например, бекона? — съязвила она с ангельской улыбкой.
И вновь ему ничего не оставалось, как только негромко выругаться себе под нос.
— Кстати, к вашему сведению, у меня тонкий слух. Следствие того, что постоянно приходится подслушивать чужие разговоры.
И она ещё надеется, что он по достоинству оценит такую откровенность?
— Как, неужели вы ещё не поняли, что материал для моей газетной колонки я черпаю из личного опыта?
Райли поставил обе тарелки на стол и, перед тем как сесть, налил себе стакан воды.
— Как я понимаю, уже пятый за утро.
Райли, не говоря ни слова, взял в руки вилку и мотнул головой в сторону её тарелки.
— Садитесь. Иначе ваша яичница остынет. Она посмотрела на него и молча села. Оба проглотили примерно по половине порции, когда Танзи наконец не выдержала:
— Я совсем не уверена, что этот нынешний Райли мне нравится больше, чем прежний.
— Сочувствую, — откликнулся он, досадуя, что не может уткнуться носом в газету. Или, на худой конец, в упаковку с кукурузными хлопьями. Да куда угодно, лишь бы только не смотреть на неё через весь стол.
— И в чём, по-вашему, заключается объяснение этому удивительному раздвоению личности?
— Доедайте вашу яичницу, а потом поговорим. Танзи удивилась:
— А вы, я смотрю, привыкли повелевать.
«Я не повелеваю, а всего лишь экономлю ваш собственный бекон», — хотел было подпустить Райли ответную шпильку, но передумал. И без того утро не задалось. Уж лучше держать рот на замке, пока они не закончат завтракать и не выйдут из кухни. Близость Танзи почему-то тяготила его здесь, что просто смешно, учитывая гигантские размеры помещения. Наверное, всё дело в том, что они едят вместе, за одним столом. Слишком уж идиллическая, домашняя сцена, даже не верится. Нет, лучшую шутку невозможно себе представить. Потому что Танзи не из породы ручных, одомашненных существ. Во всех смыслах слова.
И все равно ему было бы куда легче, если бы они перешли куда-нибудь в другую комнату, более располагающую к серьёзному разговору. Может, тогда, чёрт возьми, он вновь почувствует себя всего лишь наёмным работником.
И потому не имеет права сидеть с ней за одним столом ни в каком ином качестве.
Танзи схватила ещё одну кока-колу, подождала, пока Райли, прежде чем положить тарелки в мойку, счистит с тарелок остатки пищи. Всё это время она не могла избавиться от ощущения, что рядом с ней совершенно другой, незнакомый человек.
— Погодите! — Танзи даже прищёлкнула пальцами. — Признайтесь, наверное, вы близнец Райли? — Она огляделась по сторонам. — Меня, случайно, не снимают скрытой камерой? Это не Марти вас надоумил?
Райли лишь бросил в её сторону хмурый взгляд и попытался пройти мимо.
Сердитый, небритый, с утра не в духе, вставший не с той ноги и ужасно симпатичный Райли. Ну кто бы мог подумать?
— Что ж, я должна понимать это как «нет».
Танзи сделала еле заметный шаг в сторону, уступая ему дорогу. Выйдя из кухни, Райли зашагал по коридору по направлению к гостиной. Интересно, а как бы он поступил, задумалась Танзи, сделай она в самую последнюю секунду шаг навстречу, чтобы он налетел на неё?
А может, на самом деле ей интересно, как поступила бы она сама? Ведь, сказать по правде, этот вопрос не давал ей покоя стой самой минуты, когда Райли прошлой ночью оставил её стоять в коридоре, открыв от удивления рот. Нет, наверное, всё началось раньше, когда они возвращались с бала. Но чёрт возьми, что, собственно, явилось всему толчком?
Танзи ничего не оставалось, как последовать за ним по коридору, скользя дурацкими домашними тапками с кроличьими ушами по навощённому дубовому полу. За все утро Райли почти не удостоил её взглядом. Более того, он всем своим видом показывал, что она для него просто не существует. И хотя со стороны могло показаться, что, выйдя к завтраку в спортивных штанах и первой попавшейся под руку футболке, Танзи хотела подчеркнуть, что «черт-возьми-мне-наплевать-как-я-выгляжу», на самом деле у неё в спальне на кровати был свален огромный ворох одежды — неоспоримое свидетельство того, что ей отнюдь не безразлично впечатление, которое она произведёт.
И разумеется, от Танзи не скрылись даже самые мелкие детали в его внешности. Райли стоял возле плиты, а она не могла оторвать от него взгляда. Наверное, всё дело в тёмно-синих спортивных брюках, небрежно спущенных на бёдра. Или в серо-голубой футболке с эмблемой «Пионеров», плотно облегающей литые трицепсы и крепкие, широкие плечи. Кстати, отчего они у него такие крепкие и широкие? А его обычный мешковатый костюм, он что, плохого покроя, что скрывает такую фигуру, или же так задумано? А если задумано, то почему?
Танзи задумчиво смотрела в спину Райли, пока он шагал по коридору. Она, как ни билась, не могла разгадать секрета этого перевоплощения. Господи, даже походка сегодня и та не такая!
Правда, один вывод она всё-таки сделала, отчего ей стало как-то легче. То есть поняла, на что, собственно, реагируют её гормоны. Судя по всему, они пытались унюхать под маской агнца стопроцентного волка. Ведь, если признаться честно, она меньше всего мечтала о том, чтобы её обнял тот самый спокойный, непробиваемый Райли. Другое дело — человек, который сейчас шагал по коридору впереди неё. Вот кто вполне мог претендовать на эту роль. И все равно Танзи одолевали сомнения.
Даже сейчас, в свете нового дня, она не могла до конца избавиться от разочарования. Потому что хотя она, казалось бы, и приобрела себе достойного противника по постельной борьбе, одновременно Танзи словно чего-то лишилась. Уж не плеча ли, на котором можно выплакаться? Где теперь та тихая гавань, в которой можно укрыться во время шторма?
Танзи все ещё предавалась размышлениям на эту тему, когда наконец, шаркая домашними тапками по скользкому полу, добрела до гостиной. Райли был уже там, нервно расхаживая из угла в угол под шикарной хрустальной люстрой. Танзи подошла и встала рядом с ним под этим чудом света.
— Давно ли мы стояли здесь с вами? — задумчиво произнесла она. — Я хочу сказать, что тогда вы были совершенно другим человеком. Но за последние несколько дней всё так изменилось, что теперь мне кажется, я тоже была другой. — Танзи опустила руку с зажатой в ней банкой, словно расставаясь с дерзостью и сарказмом. — Что происходит?
Райли остановился, посмотрел на неё, глубоко вздохнул и махнул рукой в сторону мягкого дивана у неё за спиной.
— Вам лучше сесть.
Танзи вопросительно выгнула бровь.
— Звучит как-то зловеще.
— Верно. Так и есть… в некотором роде.
Он дал ей время осознать сказанное.
— Хорошо, — прошептала Танзи, решив, что лучше останется стоять, что бы сейчас ни стало достоянием её слуха.
Разве она из тех женщин, что привыкли сдаваться с первого раза? Но, заглянув в глаза Райли — такие тёмные и загадочные, без привычных толстых стёкол, искажающих взгляд, — Танзи почувствовала, что колени у неё неожиданно стали ватными, и в следующее мгновение её пятая точка ощутила под собой упругую цветастую поверхность ближайшей кушетки.
— Черт!
Райли перешёл к камину и встал, облокотившись на полку.
— Меня наняла ваша тётушка.
— Это я уже слышала.
Он выразительно посмотрел на неё.
— Но не в качестве личного помощника.
Ах вот как. Что ж, нечто новенькое. Нельзя, конечно, сказать, что известие застало её врасплох.
— И в каком же качестве, позвольте спросить, она наняла вас?
— Она обратилась ко мне за одной услугой — услугой, какую оказывает моя фирма. — Райли следовало отдать должное: говоря, он смотрел ей прямо в глаза. — «Парриш секьюритиз».
— То есть тётушка Миллисент наняла… — Танзи не договорила, переваривая услышанное. — Извините, вам придётся пояснить. Это что-то вроде адвокатской конторы? Или же…
— Частное детективное агентство. Ваша тётушка наняла меня, чтобы я не спускал с вас глаз, а заодно изучил получаемую вами корреспонденцию, поскольку в ваш адрес начали поступать угрозы.
Наверное, скажи ей Райли, что на самом деле он Мартовский заяц из книжки Льюиса Кэрролла, она бы ничуть не удивилась. Потребовалось несколько мгновений, чтобы известие окончательно отложилось в её сознании. Однако, придя в себя, Танзи проанализировала события последних нескольких дней, и неожиданно все встало на свои места. Она сидела, как громом поражённая, не зная, как отнестись к тому, что только что услышала. Разозлиться? Почувствовать, что её предали? Или же вздохнуть с облегчением? И первое, и второе, и третье, и ещё целый букет чувств.
Но в первую очередь, наверное, следует взять себя в руки.
— Так в чём конкретно заключались ваши обязанности? — спросила Танзи, вновь поднося к губам баночку с колой.
Райли остался стоять возле камина, поддерживая дистанцию. А он парень с головой.
— Какое-то время у меня ушло на то, чтобы собрать материал о вас — ваше прошлое, ваша нынешняя работа.
Миллисент, конечно, помогла мне, но я также использовал и собственные источники. Я внимательно отслеживал все ваши контакты, пытаясь оценить, откуда исходит угроза.
В голове у Танзи всё смешалось, отчего она предпочла сосредоточиться на чём-то одном, конкретном. А всё остальное подождёт, хотя наверняка ей будет неприятно слышать оставшиеся откровения.
— Но ведь я получаю корреспонденцию по электронной почте. Как вы могли читать мои письма?
Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы понять — читал, ещё как читал. Все до единого.
— Меня интересовали исключительно послания от Соула-М8, — сказал Райли.
— Благодарю. Значит, мне ещё оставлено право наличную жизнь.
Танзи тотчас вспомнила ещё об одном послании от таинственного Соула-М8.0 записке, подброшенной на стол, когда они с Райли танцевали.
— Так это Миллисент велела вам сопровождать меня на благотворительный бал? В качестве телохранителя?
И после записки он сопровождал Танзи всякий раз, когда она выходила из дома. Например, на радиостанцию. Все тотчас стало понятно: и его реакция на бумажный самолётик, на толпу перед зданием, и то, как Райли профессионально затолкал её в машину.
— О Господи!
Райли сделал шаг, но прежде чем он успел опуститься рядом с Танзи на диван, она уже вскочила на ноги, лишь бы только быть от него как можно дальше.
Стремительно пройдя через всю гостиную, она резко обернулась.
— И как давно вы меня пасёте?
— Чуть больше двух недель. Танзи замерла на месте.
— Но ведь вы ходите за мной как тень только с воскресного вечера. Скажите на милость, каким образом вы осуществляли свою миссию до этого?
— За вами велось наблюдение, даже когда вы уезжали из дома.
Наблюдение?
— Значит, вы следили за мной?
Танзи мысленно попыталась вспомнить, где бывала с того момента, как перебралась под крышу тётушкиного дома. Почему-то вспомнилось только одно место. Отель «Времена года». Нет, только не это! Она тотчас залилась краской.
Райли кивнул. Танзи могла поклясться, что в уголках его рта играет хитрая улыбка.
— Я действовал в соответствии с инструкциями. Танзи подошла к дивану и бессильно опустилась на мягкое сиденье.
— Если вам от этого легче, то признаюсь честно: лучше просидеть пару часов в холле на девятом этаже отеля, чем носиться за вами хвостом по всему городу, пока вы заняты рождественскими покупками. Это всё равно что соревноваться с вами за звание олимпийского чемпиона по бегу.
Танзи бросила на него испепеляющий взгляд, но Райли лишь пожал плечами.
— Что ещё? — спросила она, отчаянно стараясь собраться с мыслями. Но пока в голове был сплошной туман. — Я хочу знать все начиная с первого дня.
— Я сопровождал вас повсюду по требованию вашей тётушки, поскольку Миллисент считала, что в этом существует необходимость. Я не подслушивал ваших разговоров. Не подглядывал, что вы делаете. В мои обязанности входило лишь одно: следить за тем, чтобы к вам не приблизился никто подозрительный.
Почему-то от этого признания Танзи стало ничуть не легче.
— А ваше расследование? Я только раз рассказала Миллисент про электронные письма, но ни разу не показала ей ни одного. Каким образом вы прочитали их?
Райли повернулся, чтобы сесть к ней лицом, и положил руки на колени.
— А вот тут в игру вступают мои контакты. Но это профессиональный секрет. Я уже сказал вам, что не совал нос в другую корреспонденцию.
Танзи презрительно фыркнула.
— Чудесно. И что же вы сделали после того, как прочитали эти письма?
— Пришлось попросить моих знакомых, чтобы они помогли мне узнать, с какого компьютера ушли послания. Я надеялся выйти на отправителя. Скажу больше, я даже снял отпечатки пальцев с его записки. Мы пропустили их через картотеку…
— Одну минутку. Каким образом записка попала к вам в руки?
И тут Танзи вспомнила. Тогда в лимузине её внимание приковали к себе неожиданно открывшиеся новые грани его личности. Только теперь стало ясно: причина в том, что Соул-М8 попытался установить с ней личный контакт едва ли не у Райли на глазах. Помнится, она оставила сумочку в машине. Но на следующее утро сумочка ждала её на первом этаже у нижней ступеньки лестницы. Тогда Танзи не узрела в этом ничего странного, и все потому, что мысли её были заняты странной запиской.
— …но опознать отпечатки не удалось. Значит, с полицией этот человек дел не имел. И теперь мы пытаемся выяснить, держит ли его работодатель отпечатки пальцев своих сотрудников. Если да, его имя будет известно уже в ближайшие дни.
— Работодатель? Вам известно, на кого он работает?
— Похоже на то, что да. Это тот же Интернет-провайдер, которым пользуетесь и вы сами, — «Фишнет». Именно потому было так сложно отследить его послания. Он использует одно и то же имя, но информация ящика постоянно меняется. Обычно когда вы закрываете ящик, то какое-то время, примерно полгода, старое имя нельзя использовать. Но этот корреспондент почему-то открывал новые ящики у одного и того же провайдера, пользуясь одним и тем же именем. Из чего мы сделали вывод, что это работник, а не клиент со стороны.
— Кто «мы»?
— Я работаю на пару с отцом, но у нас есть контакты в других сферах, и время от времени мы прибегаем к их пб-мощи.
Танзи откинулась на спинку. Куда только испарилась её злость на Райли, равно как и желание провалиться от стыда сквозь землю. Этот разговор, серьёзный разговор, разговор о Соуле-М8 и вся та невидимая глазу работа, какая протекала у неё за спиной для её же блага, почему-то опустошили Танзи, лишили всяких эмоций.
— У нас есть одна зацепка.
В голосе Райли Танзи послышалось нечто такое, что заставило её встрепенуться. — Кто?
— Позвольте мне сначала кое-что прояснить. Должен сказать, что ваша тётушка наотрез отказалась поверить в такую версию, но улики есть улики. Даже если все эти факты — не более чем совпадение, я…
— Ради Бога, хватит ходить вокруг да около — назовите имя!
— Мартин Стентон.
Стентон? У Танзи отвисла челюсть. А потом её пробрал хохот. Однако Райли хмуро смотрел на неё, иона была вынуждена угомониться.
— Вы серьёзно? — спросила она и недоверчиво тряхнула головой. Увы, выражение лица Райли однозначно свидетельствовало, что ему не до шуток. — И что он такого натворил, что вы его заподозрили?
Райли объяснил ей про электронный адрес. Кроме того, Мартин присутствовал на благотворительном балу, не говоря уже о том, что в его поведении последнее время имели место странные перемены.
— Что вам об этом известно? — спросила Танзи.
— То немногое, что удалось узнать из ваших же собственных слов. Как я уже сказал, взятые по отдельности, все эти вещи мало что значат, но вместе… — Райли пожал плечами. — Волей-неволей приходится подозревать всех и каждого.
— То есть вы хотите сказать, что перебрали всех моих друзей и знакомых?
Райли кивнул. Танзи от ужаса побледнела.
— Могу вас успокоить, — поднял он руку в примирительном жесте, — я старался проявить при этом максимум такта. Никто ничего не заметил. Но я согласен с вашей тётушкой: наибольшую предосторожность следует проявлять в отношении Мартина. Мне бы не хотелось ставить под удар вашу карьеру.
Танзи сидела, не зная, что и думать. Райли был абсолютно серьёзен.
— То есть вы склонны считать, что меня терроризирует человек, который лучше всех меня знает? Но почему? С какой целью? Чего он хочет добиться? Зачем ему это понадобилось?
— Наверное, по ряду причин. Например, вы сами говорили, что в последнее время Стентон переживает нечто роде кризиса среднего возраста. Так что со своей стороны н вполне может считать, что тем самым льстит вам. Этакий анонимный воздыхатель. Он ведь намного старше вас, потому, забрасывая вас письмами, находит выход своим антазиям, не боясь при этом, что вы отвергнете его знаки нимания.
— И вы серьёзно считаете, что он рассчитывает мне польстить? Неужели он и впрямь думает, что я стану воспринимать эти письма как послания анонимного покло ника и едва ли не визжать от восторга?
— Кто знает. Как я уже сказал, это лишь одна из возможных версий. Но вы должны о ней знать. Неплохо бы получить отпечатки его пальцев, мы тотчас узнали ответ. Достаточно было бы сравнить их с теми, которые снял с записки, — совпадут или нет.
— А если не совпадут? Вы перестанете его подозревать? Райли лишь посмотрел на неё. Танзи встретила его взгляд глаза в глаза.
— Вижу, вы не шутили, говоря, что я совершенно не знаю вас, — сказала она после нескольких секунд молчания. Сказала задумчиво, словно размышляя вслух и не рассчитывая получить ответ. Каково же было её удивление когда на щеках Райли выступил лёгкий румянец.
— Да, что-то в этом роде.
Танзи села чуть ровнее, радуясь тому, что разговор перешёл на другую тему. Сколько можно перемывать косточки автору этих дурацких записок, кто бы он ни был. Mapтин? Чушь собачья. Она, хоть убей, никогда и ни за что в это не поверит.
— Как вас понимать?
— Нечто вроде раздвоения личности.
Танзи была до того ошарашена услышанным до этого что новое признание застало её врасплох.
— Мне казалось, вы просто держите профессиональную дистанцию.
— До некоторой степени да. Однако несколько большую, чем та, что требует от меня работа.
Райли умолк, сел поудобнее, меняя позу. Танзи не то чтобы улыбнулась, но неожиданно у неё отлегло от сердца. Видимо, не только она в этой комнате чувствует себя не в своей тарелке.
—  — А точнее?
Райли вздохнул, а возможно, даже негромко выругался себе под нос. А Танзи тотчас вспомнилось, как он держал себя в коридоре накануне ночью и даже сегодня утром, когда они завтракали. Перед ней был настоящий Райли. Всё остальное — лишь маска. На балу, когда они танцевали, в машине… да везде! Тихой гавани во время шторма просто не существует. А если даже и существует, то не такая, какой она себе её представляла.
Но вместо того чтобы вновь разозлиться, Танзи ощутила в груди некую болезненную, ноющую пустоту. Словно она только что потеряла друга. Она посмотрела на Райли. Вот он, друг, которого у неё никогда не было.
— Но почему?
Райли пристально посмотрел ей в глаза. И Танзи стало ясно: он понял её вопрос.
— Видите ли, — негромко начал он, — прежде всего мне в вас нравятся прямота и откровенность, то, что вы не боитесь высказать собственное мнение. Более того, вы честны как по отношению к самой себе, так и по отношению к другим людям. — Райли выпрямился, по-прежнему глядя ей в глаза. — Я восхищаюсь вами уже за одно это. Когда Миллисент наняла меня, я изучил всю имевшуюся на тот момент информацию и пришёл к выводу, что никакой реальной угрозы вашей безопасности не существует. Так я и сказал вашей тётушке — что за вашу жизнь опасаться не стоит. Признаюсь честно, пока мы с вами не съездили на бал, я пребывал в этой уверенности. Нет, я, конечно, делал все для того, чтобы выяснить имя этого человека и затем представить полиции веские доказательства. Но мне казалось, что мы просто сообщим властям о том, что у нас, мол, существуют опасения на его счёт, и этим дело ограничится. Можно сказать, приятная работёнка на праздники — не пыльно и денежно.
— Продолжайте.
— Как часть моего расследования я регулярно читал вашу колонку. И скажу честно, мне было интересно. В вас столько остроумия, вы умеете подмечать смешное. И ваши шутки, на первый взгляд они кажутся просто прикольными, но на самом деле заставляют людей по-новому взглянуть на привычные вещи. И пусть лично я не всегда согласен с вашими выводами, но я уважаю ваш подход к тому, что вы пишете.
Танзи лишь молча кивнула, в очередной раз ошарашенная его искренностью.
— А тем временем, — продолжал Райли, вновь смущённо поёрзав на диване, — ваша тётушка недвусмысленным образом распорядилась, что я должен делать дальше. Она понимала: если только до вас каким-то образом дойдёт, что это она приставила меня к вам, как вы тотчас, задрав хвост трубой, сбежите.
— Одну минуточку, — перебила его Танзи. До неё плохо дошёл смысл последней его фразы, но она не сомневалась, что ещё немного — и дойдёт. — Вы хотите сказать, что Миллисент нарочно попросила пожить меня в её доме? Вместе с вами?
Райли кивнул.
— Так было легче держать вас в поле зрения, пока не прояснится ситуация. Только не сердитесь на Миллисент, она…
И тут Танзи расхохоталась. Правда, смех получится какой-то недобрый.
— Вот это да! В этом вся тётушка — её хлебом не корми, дай покомандовать людьми!
Танзи вздохнула, и улыбки на её лице как не бывало.
— Признаюсь честно, лично я от этой её затеи не в восторге. Но с другой стороны, она сделала это ради меня, потому что опасалась за мою безопасность.
— И не только это.
— Не только? Райли кивнул.
— Она предостерегла меня, чтобы я держался от вас подальше.
На этот раз Танзи расхохоталась от всей души.
— А я-то волновалась, что она вечно вмешивается в мою личную жизнь! До сих пор она платила мужчинам, чтобы те приглашали меня на свидания! А теперь у неё, оказывается, новая стратегия!
Но Райли не рассмеялся её шутке. Даже не улыбнулся.
— Она опасалась, как бы я не увлёкся вами. Опасалась, что тем самым я могу поставить под удар объективность и непредвзятость моего расследования.
Танзи тотчас расхотелось смеяться. Это странное выражение его лица… этот взгляд… Ей вновь вспомнился и танец, тот момент, когда Райли — черт, она была готова поклясться! — едва не поцеловал её. А прошлая ночь, когда в коридоре… он явно хотел её, он пришёл к ней под дверь, чтобы сказать ей об этом. Как он посмотрел на неё, прежде чем закрыть дверь.
— Я полагал, что это будет короткое задание, — продолжал тем временем Райли. — Поэтому когда прочёл вашу колонку про волков и агнцев… — Он не закончил фразы, а лишь виновато пожал плечами. — Мне тогда эта идея показалась забавной. И я не рассматривал её как личное оскорбление или что-то в этом роде, но…
Танзи вновь открыла рот — ей было ясно, к чему он клонит. И тогда она расхохоталась.
— Что смешного? — резко спросил Райли, очевидно, поняв, что, открывшись перед ней, он лишь выставил себя в её глазах круглым идиотом. Что ж, поделом.
— Ничего. Просто, если бы ситуация поменялась с точностью до наоборот и на вашем месте оказалась я, то, наверное, я поступила бы точно так же. — Она снова фыркнула. — Я ведь тоже вас изучала.
— Что?
Было видно, что он растерян. Отлично. По крайней мере будет над чем от души посмеяться.
— Вы были предметом моего исследования в рамках проекта по изучению агнцев. Вот я совсем одна, все мои подруги замужем, а кое-кто даже собирается обзавестись потомством. Я же пытаюсь выяснить, каким должен быть избранник, чтобы его не было стыдно представить маме. Неужели женщина выходит замуж лишь потому, что вроде бы как пора? Или потому, что надеется, что избранник станет ей в жизни опорой и верным другом? Или же за этим стоит что-то ещё? — сказала Танзи и выразительно посмотрела на своего собеседника. — Ведь меня к вам тянет, — добавила она и усмехнулась. — Вот я и решила выяснить почему.
Райли изменился в лице, и Танзи тотчас поняла, что, по всей видимости, сболтнула лишнее. И теперь преимущество вновь на его стороне.
— И теперь я знаю почему, — поспешила она вновь взять инициативу в свои руки. — На самом деле вы — волк в овечьей шкуре. Именно поэтому в каком-то смысле я ощутила к вам влечение.
Райли поднялся с дивана, и Танзи заговорила быстрее, однако неожиданно почувствовала, будто в горле у неё застрял комок.
— Никакой вы не агнец, вы не из тех, кому нужны семья и спокойная, размеренная жизнь. Вы из той же породы, что и я. Волк, который рыщет в поисках жертвы.
Райли прошёлся по гостиной, а затем вновь направился в её сторону.
Танзи продолжала что-то говорить, хотя комок в горле ужасно мешал и каждое слово давалось с трудом.
— Нет, вы не надёжный, степенный и спокойный. Вы не тихая гавань во время бури. На ваше плечо нельзя опереться, вы не друг, что придёт на помощь в трудную минуту, не тот, к кому можно обратиться за…
Она почувствовала, как Райли приподнял её с дивана. И, к великому своему ужасу, поняла, что плачет.
— Успокойтесь.
— Райли, не смейте… Вы не можете… не имеете права…
— Верно, не имею, — негромко произнёс он, обнимая её.
Нет, он её не поцеловал. Хотя это бы она поняла, знала бы, что с этим делать. Вместо этого Райли привлёк её к себе и прижал к груди, и Танзи чувствовала, как где-то под её мокрой от слёз щекой бьётся его сердце. Сильное и надёжное.
Вот она, в тихой гавани его рук, посреди бушующей бури.
Растерянная, сбитая с толку.
Она почувствовала прикосновение его губ на своих волосах, услышала, как он произнёс:
— Нет, я не такой. Но ради тебя мне точно захочется таким стать, чёрт возьми.
На самом деле все они — волки той или иной формы или вида. Возможно, это как раз то, что я проглядела. Ведь даже стадные животные и те имеют своих альфа-самцов, не так ли? Значит, проблема в том, что некоторые волки — просто волки. Не думаю, чтобы многим из них захотелось признать, что внутри их сидит безобидный агнец. Разве что на короткое время. А ещё возможно, что я сама такая. Потому что, честно говоря, я до сих пор мечтаю повыть на луну в одной компании с Волком, чем блеять заодно с примерным парнем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сказки серого волка - Кауфман Донна

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Сказки серого волка - Кауфман Донна



Роман конечно длинноват, но стиль письма мне понравился.
Сказки серого волка - Кауфман ДоннаЮлЯ
21.12.2013, 7.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100