Читать онлайн , автора - , Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Эйприл смяла лист бумаги и бросила его и корзину для мусора, предусмотрительно поставленную поближе к столу. Вот уже в десятый раз она принималась за свою завтрашнюю речь – и все безуспешно. Прощальные слова Джека не шли у нее из головы, взгляд блуждал от двери к окну, от окна к настольным часам, а при каждом шорохе она вскакивала и кидалась к дверям.
Где же он?!
Эйприл встала и подошла к окну, массируя затекшую спину. На улице было еще светло, но сумерки быстро сгущались.
Эйприл понимала, что обижаться на Джека не за что. Он сделал то, о чем она и просила, – дал ей время подумать. Однако Эйприл не могла думать. Едва закрылась дверь, она уже готова была бежать за ним и умолять его вернуться и выслушать. В часы ожидания Эйприл снова и снова мысленно прокручивала в мозгу свою историю во всех отвратительных подробностях, пока наконец эта пытка не стала невыносимой.
Неужели недостаточно с нее черной вести сенатора Смитсона? Теперь Эйприл придется переживать всю историю снова, а сама мысль об этом была для нее невыносима.
Подойдя к холодильнику, Эйприл достала мангового сока. Сладкий запах напомнил ей о том, что она голодна. Действительно, ведь Эйприл с утра ничего не ела, если не считать пакета чипсов, купленных Джеком в Санта-Крус… И кажется, что это было целую вечность назад.
Эйприл села на кушетку и положила себе на колени вышитую подушечку. Решено: она не будет больше смотреть ни на дверь, ни в окно, ни на часы – только на хитросплетение шелковых трав и цветов…
А может быть, Джек оставил ее одну не без задней мысли? Этот хитрец понял, что к его возвращению она настолько истомится, что бросится к нему навстречу и, не дожидаясь приглашения, выложит всю свою подноготную… Ну, если так, он у нее дождется!
– Танго, мерзавец! Где тебя черти носят?
И в тот же миг, словно по мановению волшебной палочки, дверь растворилась, и долгожданный мерзавец возник на пороге.
– Скучала по мне?
Казалось, всю душу, все сердце Джек вложил в очаровательную улыбку, но все же не смог скрыть настойчивого вопроса в глазах.
– Еще как! – просто ответила Эйприл.
Если после этого у Джека и оставались какие-то сомнения, то один взгляд на гору скомканной бумаги в мусорной корзине и на подушках, которую Эйприл так отчаянно теребила в руках, развеял все его тревоги.
Тело и сердце Джека рвались к ней, но разум требовал оставаться на месте. Он скинул с плеч сумку и нерешительно остановился у стола, засунув руки в карманы. Может быть, впервые в жизни он не знал, что сказать, и больше всего угнетало его это чувство беспомощности. Господи, зачем он только уходил!
– Хочешь пить? В холодильнике есть сок.
Джек ждал, что Эйприл начнет разговор первой – но не так же! Впрочем, и эти слова поведали ему достаточно.
– Нет, спасибо. Я нашел поблизости очень милое кафе. Не хочешь поужинать на открытом воздухе? – «А потом поговорим», – хотел добавить он, но промолчал. Зачем? Ведь Эйприл и так понимает его с полуслова.
– Не сейчас… – Эйприл резким движением отбросила подушку – словно воин, бросающий щит, – и решительно взглянула на него. – Не надо. Сначала поговорим.
– Как хочешь. Кафе все равно работает допоздна. – Шутка не удалась, и улыбка сошла с лица Джека. – Куда мне сесть?
Эйприл удивленно подняла брови и ответила:
– Рядом со мной, если, конечно, ты не возражаешь.
Губы ее дрогнули, и сердце Джека отчаянно забилось.
– Отлично.
От волнения голос Джека стал хриплым, и ответ прозвучал резко, даже грубовато. Кашлянув, он сел на кушетку – достаточно близко, чтобы обнять Эйприл или взять за руку. Если он почувствует, что это необходимо.
– Ты будешь задавать вопросы? Или…
– Эйприл, я просто хочу знать, что случилось. Почему десять лет назад ты вдруг уехала из Штатов?
– Послушай, я… я готова все рассказать. Я очень хочу с тобой поделиться. Но сначала один вопрос: почему для тебя это так важно?
Джек догадался о подспудном смысле этого вопроса: на миг его охватила жгучая обида, но он тут же напомнил себе, что Эйприл имеет полное право ему не доверять. Пока он не сделал ничего, чтобы заслужить ее доверие. Так что Джек спрятал самолюбие в карман и ответил просто и честно:
– Забудь, что перед тобой журналист. Мною движет не пустое любопытство и не желание покопаться в грязном белье.
В лице Эйприл что-то дрогнуло, и Джек понял, что выразился слишком резко. Все тело его напряглось: больше всего ему хотелось бы сейчас сжать ее в объятиях, привлечь к себе и целовать, целовать, пока она не забудет все свои сомнения!..
– Прости, я не хотел задевать твои чувства, – с трудом сглотнув, произнес Джек. Сейчас они смотрели друг другу прямо в глаза. – Я все объясню. Понимаешь, десять лет назад что-то – или кто-то – сделал тебе очень больно. Так больно, что ты потеряла доверие к людям. Словно улитка, спряталась в свою раковину. Но мне удалось выманить тебя на свет. Эйприл, я видел, какая ты на самом деле. И хочу, чтобы ты осталась такой навсегда. А не только со мной и не только в постели. И потом… я же чувствую, что все время чем-то тебя задеваю. Объясни, что тебя мучает, тогда я пойму, как этого избежать.
Голос Джека дрожал от волнения. Всю жизнь он считал себя хладнокровным смельчаком; в самых опасных ситуациях он оставался спокойным, но сейчас содрогался от страха при одной мысли о том, что Эйприл не станет открываться ему. Просто не захочет. И он ничего, ничего не сможет сделать.
– Mi tesoro, я не хочу причинять тебе боль! Я хочу исцелить тебя – если это возможно…
– Хорошо, – тихо ответила Эйприл. Джек выпрямился и сложил руки на коленях – на случай, если Эйприл захочет взять его за руку. Однако вместо этого она отвернулась к дверям и тихим голосом начала свой рассказ:
– По окончании колледжа я нашла себе работу в фешенебельном отеле. Произошло это так. Один человек, старинный друг и партнер моего отца, владел сетью отелей. Узнав, что я защитила диплом по гостиничному менеджменту, он пригласил меня на собеседование и дал работу. Начала я с должности клерка, но вскоре перешла в систему управления.
Джек заметил, что Эйприл старательно избегает имен. Кого она защищает? Но он понимал, что перебивать не стоит – иначе она замкнется в себе. Задать вопросы он еще успеет… За пятнадцать лет журналистской карьеры Джек взял немало интервью, но никогда еще ему не было так трудно работать.
– Я проработала там уже пять лет, когда… Эйприл умолкла и опустила глаза.
– Эйприл, все хорошо. Не спеши.
Эйприл выпрямилась и храбро попыталась улыбнуться. Что бы там ни произошло, подумал Джек, ее гордость выдержала схватку. С замиранием сердца он ждал продолжения рассказа.
– С первых же дней работы босс начал приставать ко мне, но я не поощряла его ухаживаний. – Эту фразу она выпалила одним духом, словно боялась, что, если Джек остановит ее, она не решится продолжать. – Однако он, похоже, не понимал слова «нет». С каждым разом становился все наглее, и мне все большего труда стоило держаться в рамках вежливости. Но я надеялась, что в конце концов он оставит меня в покое и переключится на кого-нибудь другого.
Эйприл вздрогнула и закрыла лицо рукой. Когда она вновь заговорила, голос ее звучал спокойно, но в нем слышались стальные ноты непримиримой ненависти:
– К несчастью, он так и сделал. Однажды во время обеденного перерыва, войдя в душевую, я застала там одну из наших сотрудниц – совсем молоденькую девушку. Блузка на ней была разорвана, волосы растрепаны; она рыдала и все повторяла, что не хочет больше жить.
Эйприл глубоко вздохнула и повернула к Джеку белое лицо с бездонными провалами глаз.
– Он ее изнасиловал. Прямо в своем кабинете. Повалил на пол и… – Голос ее прервался от сдавленного рыдания.
Джек инстинктивно потянулся к ней, но Эйприл резко отстранилась. Глаза ее сверкали, словно два стальных клинка.
– Я уговаривала ее не оставлять этого негодяя безнаказанным. Рассказала, как он много лет не давал мне покоя, убеждала, что вместе мы сможем добиться справедливости. Но она ответила, что не хочет позорить свою семью, и после этого она уж точно останется безработной.
– А ты?
Эйприл как будто не слышала, но Джека это не удивляло. Он понимал, что она сейчас в прошлом, снова переживает тот давний ужас, гнев и горячее желание восстановить справедливость и покарать негодяя.
– Я рассказала обо всем отцу. Конечно, это нужно было сделать гораздо раньше, но я полагала, что справлюсь сама. Понимаешь, ведь этот человек был старинным другом папы! Кроме того, мне было стыдно говорить о таких вещах, как будто здесь была и моя вина.
Джек пробурчал себе под нос что-то нелестное по адресу этой теории. Эйприл подняла глаза и впервые за последние несколько минут по-настоящему взглянула на него.
– Понимаешь, мой отец – человек старой закалки. Конечно, он уважает женщин – пока они держатся на заднем плане и не лезут не в свои дела. Мама придерживалась такого же мнения. Она умерла, когда я была еще маленькой, и папа постоянно приводил мне ее в пример. Неудивительно, что мы часто спорили. – Эйприл слабо улыбнулась, но улыбка тут же стерлась с ее лица. – Так что дома я старалась помалкивать. Но после того, что случилось с Френни, я не могла молчать. Мне казалось, что в этом есть доля и моей вины.
– И что же твой отец?
– Он… он… – Эйприл отвернулась, смаргивая непрошеные слезы. Нет, она не заплачет. По крайней мере, не сейчас. – Он не поверил. Сказал, что я испорченная девчонка, что Алан любит меня как дочь, а я воображаю себе какие-то гнусности. Что во всем виноват колледж – это там мне забили голову всякой ерундой. Что хорошие, воспитанные девушки никогда не говорят ничего подобного.
– Ты рассказала ему о Френни?
Джек тяжело дышал; сердце билось как сумасшедшее. Попадись ему сейчас отец Эйприл – Джек, кажется, разорвал бы его в клочки! Он и сам не заметил, как из внимательного, но беспристрастного слушателя превратился в разъяренного мстителя.
– Нет. У меня не было такой возможности, – добавила она в ответ на немой вопрос Джека. – Отец больше не хотел меня слушать. Но я не могла оставить все как есть. Не могла жить так, словно ничего не случилось.
– И ты подала в суд? Одна, без всякой поддержки?
Эйприл по-прежнему сидела, гордо расправив плечи, но глаза ее потухли, налились холодным, безнадежным отчаянием.
– Да, это я и сделала.
– Не говори больше ничего!
Эйприл изумленно расширила глаза, пораженная этой внезапной и страстной мольбой. В следующий миг ее удивление сменилось гневом; она хотела вскочить, но Джек крепко сжал ее руку.
– Нет, Эйприл!.. И ты могла подумать, что мне стыдно слушать дальше? Боже, конечно, нет!
Левой рукой он взял ее за подбородок и развернул лицом к себе. Глаза Эйприл пылали гневом – и отлично, он тоже был вне себя.
– Мне случалось слышать и не такое. У меня на глазах совершались такие трагедии, которых ты и вообразить не можешь! Знаешь, меня не так-то легко испугать!
В глазах Эйприл мелькнул страх. Джек поспешно выпустил ее подбородок и прижал ее к себе – так крепко, как только мог. Никогда еще – даже прошлой ночью – они не были так близки друг к другу.
Эйприл не противилась его жарким объятиям; напротив, сама прильнула к нему, словно спасая свою жизнь.
– Солнышко, я ведь журналист, – нежно прошептал Джек.
Эйприл невольно напряглась. Это не удивило и не обидело Джека; он понимал, почему Эйприл испытывает предубеждение против журналистов, и не мог ее осуждать. Подождав, пока она расслабится, он тихо продолжал:
– Я журналист и знаю, как решались подобные дела десять лет назад. Тебя и твою семью облили грязью; адвокаты копались в твоих студенческих и школьных годах, а писаки из бульварных листков задавали тебе скабрезные вопросы. А от дорогого папочки, я думаю, помощи было мало.
«Черт бы его побрал, – думал Джек, – этот ублюдок предал дочь именно тогда, когда она больше всего нуждалась в защите!»
– Ему было не до меня, – горько ответила Эйприл, – он спасал свою репутацию.
– Бедная моя!.. И тогда ты бросилась к дедушке в Мексику, чтобы успокоиться и залечить раны… – Он откинулся назад, по-прежнему обнимая Эйприл за плечи, и взглянул ей в лицо. – Боже, ты необыкновенная женщина! Ты вынесла все это и не сломалась, более того – сумела встать на ноги и добиться успеха!
Эйприл молчала; глаза ее наполнились слезами.
– Будь он проклят! Будь прокляты они оба! – Джек крепко, до боли сжал ее плечи. – Чем мне помочь тебе, Эйприл? Ты знаешь, то, что я чувствую к тебе…
– Не надо!
Джек ошарашено замолк.
– Чего не надо?
– Подожди. История еще не кончена.
– Эйприл, стоит ли вспоминать этот суд. Я и так готов убить себя за то, что заставил тебя пережить все это снова!
Эйприл медленно покачала головой. На лице ее застыла маска боли и отчаяния.
– Нет, я не об этом. Ты должен знать… этот человек… это был Алан Маркхем.
– Кто такой Ала… Ах, черт! Тебя домогался сенатор Алан Маркхем? – Джек вскочил с дивана, не в силах усидеть на месте.
– Да. Только он уже не сенатор. Он метит в президенты. – Эйприл встала и подошла к окну. – А мой отец ведет его предвыборную кампанию.
Джек потер лоб. Теперь разрозненные куски головоломки наконец-то сложились для него в целостную и понятную картину.
– Если эта история всплывет на свет божий, Маркхему придется худо! Подожди-ка: твой отец не помогал ему деньгами во время процесса?
Эйприл обернулась.
– Нет. Но не потому, что не хотел. Просто в тот момент у него не было свободных средств. – Как видно, Эйприл не питала иллюзий насчет своего отца.
– Но почему я не помню этой истории?
– Десять лет – долгий срок. И потом, ты в это время мог быть за границей.
– Может быть… – Джек наморщил лоб. – Да нет. Я мог быть за границей, но Франклин-то точно оставался в Штатах! Однако фамилия Морган…
– А как насчет де ла Торре?
Джек хлопнул себя по лбу:
– Так ты…
– Эйприл Мария де ла Торре. Морган – девичья фамилия моей матери. Я взяла ее, приехав в Мексику: мне подумалось, что так будет удобнее. Я не хотела, чтобы местные жители связывали мое имя с тем скандалом; это могло бы расстроить дедушку.
– Я уверен, он бы и внимания не обратил, – тихо ответил Джек.
Эйприл резко повернулась к нему.
– Ты-то откуда знаешь?
Джек отшатнулся, словно получил пощечину. Неужели она по-прежнему ему не доверяет?
– Понимаешь, каждый раз, когда ты говоришь о своем деде, лицо у тебя становится наивным и мечтательным, словно у маленькой девочки. – Эйприл подняла брови, и Джек улыбнулся в ответ. – Да, Эйприл, да. Ты не совсем разучилась радоваться жизни, и, думаю, за это нужно благодарить твоего дедушку.
Плечи Эйприл поникли. Джек шагнул было к ней, но вовремя вспомнил, что должен держать себя в руках.
– Иди ко мне!
Он не протянул к ней рук – сейчас она должна была принять решение сама. Не то чтобы Джек устраивал Эйприл испытание, он вовсе не обдумывал того, что делает, и в своих действиях руководствовался чем угодно, кроме сухого расчета. Он просто знал, что сейчас Эйприл сама должна подойти к нему.
– И что будет?
От этой отчаянной попытки «подстраховаться» у Джека защипало в глазах, и он поклялся про себя, что закончит дело, начатое дедушкой Эйприл.
– Честно? – Он улыбнулся во весь рот и получил в ответ робкую улыбку. – Только подойди поближе, а уж я позабочусь о том, чтобы это чудное мечтательное выражение появлялось у тебя на лице всякий раз при мысли обо мне.
– Ах ты нахал! – взвизгнула Эйприл и бросилась вперед – прямо в его гостеприимные объятия.
Джек подхватил ее на руки и покрыл поцелуями. Своими ласками он пытался выразить все обуревающие его чувства, но вскоре понял, что поцелуев для этого недостаточно.
– Кофейный столик или кровать?
Эйприл не сразу поняла смысла вопроса. Когда же поняла, щеки ее вспыхнули жарким пламенем – но не стыда, а желания.
– Кровать.
С этим словом она взглянула Джеку в лицо и увидела, как его зеленые глаза потемнели от страсти, а зрачки стремительно расширились.
Одной рукой Джек подхватил ее под коленки, а другой прижал к своей груди. Распахнув дверь ногой, он внес Эйприл в спальню и поставил на пол в изножье необъятной кровати.
– Знаешь, как тяжело мне было прощаться с тобой прошлой ночью?
Эйприл радостно улыбнулась в ответ. Впервые за многие годы она чувствовала себя легко и свободно.
– Думаю, примерно так же, как и мне. Джек загадочно усмехнулся. От этой усмешки колени Эйприл подогнулись, и все мысли о Маркхеме мгновенно вылетели из головы.
Нельзя сказать, что Эйприл ослепла от любви. Конечно, она не могла не замечать его пронзительных, настойчивых взглядов. Но сейчас желала только одного: упасть на постель и ощутить на себе тяжесть Джека. Она желала его всего: глаз, улыбки, умелых рук, твердости и пламенного жара его мужского существа, а все остальное ее не интересовало.
В этот миг Эйприл чувствовала себя по-настоящему счастливой и желала только одного: чтобы это продолжалось вечно.
– Да вы, мисс Морган, кажется, пытаетесь меня соблазнить? – Джек наступал на нее, тесня к кровати. – Что ж, придется устроить вам маленькое представление!
Эйприл бросила на него кокетливый взгляд из-под полуопущенных ресниц. Его шутливое настроение, столь контрастирующее с серьезностью прошлой ночи, подбодрило ее.
– Какое же, мистер Танго?
Не отрывая от нее глаз, Джек поднял руку и провел пальцем по изящной линии ключицы, выступающей из-под низкого выреза блузки.
– Я покажу тебе, чего хочу, а ты скажешь, нравится тебе это или нет.
От звуков его голоса, низкого и хриплого, по позвоночнику Эйприл пробежала дрожь. А Джек, как ни в чем не бывало, водил пальцем по ее шее и подбородку – словно впереди у него была целая вечность. Впрочем, многим ли отличается вечность от одной ночи?
– Я… я думаю… – Палец добрался до уха, и Эйприл замолкла. Словно зачарованная, смотрела она, как кудрявая голова Джека склоняется все ниже и ниже – пока, наконец, он не коснулся губами ее мочки.
– Не думай, mi tesoro. Ни о чем не думай. Только чувствуй, – прошептал он ей в самое ухо.
– Я так и делаю. – Джек прикусил нежную мочку зубами, и Эйприл утратила дар речи. С губ ее срывались тихие стоны, между бедер нарастало болезненное напряжение – и Эйприл была готова на все, чтобы облегчить эту сладкую боль. Недолго думая, она подняла ногу и обвила ее вокруг мощного мужского бедра.
– Боже мой! – прошептал Джек, а зачем подхватил ее на руки и поднял в воздух, проделав то же самое с другой ногой. – Как ты быстро учишься, corazon!
– Это инстинкт. Джек… Ах, Джек, покажи мне еще что-нибудь! – Слишком поздно она поняла, что делать Джеку такие предложения – все равно что размахивать красной тряпкой перед носом у разъяренного быка. Но теперь Эйприл ничего не боялась.
Из груди Джека вырвался стон. Он опустил Эйприл на кровать и встал над ней, оказавшись у нее между ног.
– А теперь будь осторожна, иначе представление закончится слишком быстро.
Эйприл молчала, поглощенная созерцанием его лица. Под его пронзительным взглядом она чувствовала себя раздетой – еще более, если можно так выразиться, раздетой, чем прошлой ночью. На миг Эйприл охватил страх. Вчера они любили друг друга торопливо и жадно, но сегодня Джек не намерен терять голову. Он хочет проверить, готова ли Эйприл довериться ему – и один бог знает, как он это сделает.
Джек начал торопливо раздеваться, стремясь как можно скорее избавиться от одежды.
Джек бросил на пол рубашку, затем скинул шорты – и Эйприл затаила дыхание, вновь пораженная его сильным стройным телом.
– Видишь, как я тебя хочу? – хрипло спросил он. – Ну, что ты сейчас чувствуешь?
– Свою власть.
Это была истинная правда. Вчера, в неверном лунном свете, Эйприл не видела Джека, только чувствовала. Но сейчас… Он нависал над ней, как скала, однако в позе его не было даже намека на самовлюбленность или угрозу. Нет, Джек прямо и честно демонстрировал Эйприл свое желание, ибо понимал: то, что произошло десять лет назад, разрушило, почти убило в ней веру в собственную женственность. Сейчас ей необходимо снова поверить в то, что она может быть желанной.
Джек тяжело опустился на колени – ноги его уже не держали. Он не ожидал такого ответа, и сейчас с радостным изумлением понял, что Эйприл уже близка к исцелению.
– А теперь ты покажи, как меня хочешь.
Эйприл медленно выпустила из рук скомканное одеяло и дрожащими пальцами потянулась к пуговкам на блузке. Теперь Джек сжал руки в кулаки: она должна все сделать сама.
Наконец Эйприл скинула блузку – и теперь настала его очередь задержать дыхание. Лифчика на ней не было, и сквозь прозрачную комбинацию Джек видел набухшие соски – очевидный признак ее желания.
Эйприл потянулась к бретелькам.
– Не надо. Я вижу.
Он начал расстегивать на ней брюки. Эйприл, помогая ему, расстегнула «молнию» и приподняла бедра – сердце Джека отчаянно забилось при виде этого молчаливого приглашения.
Вот брюки сброшены на пол, и Джек, облизывая пересохшие губы, пожирает глазами ее стройные обнаженные ноги.
Миниатюрные белые трусики Эйприл почти ничего не прикрывали… После прошлой ночи Джек думал, что знает ее тело вдоль и поперек – но нет, он совсем ее не знал. Иначе почему темный треугольник волос, едва прикрытый лоскутком белой ткани, вызвал в нем такое страстное желание? Джек снова пробежал взглядом по нежным изгибам бедер, по ямкам на круглых коленях – и принял решение.
Он закинул ноги Эйприл себе на плечи – сперва одну, потом другую. Эйприл комкала в руках одеяло и кусала губы, чтобы заставить себя оставаться на месте.
– Вытяни руки.
Она немедленно протянула руки к нему. Но Джек покачал головой:
– Вытяни руки назад и возьмись за столбики кровати.
Эйприл изумленно расширила глаза, но повиновалась.
– Теперь подтягивайся, пока не упрешься головой в подушку.
Эйприл сама не понимала, что чувствует – облегчение или разочарование. Впрочем, сейчас не время копаться в собственных чувствах… Она сделала, как было велено, и хотела отпустить столбики, но Джек покачал головой.
– Держись.
Теперь Эйприл догадалась, что он собирается делать, и голова у нее пошла кругом. Он хочет, чтобы она доверила ему самое сокровенное, что у нее есть. Джек пододвинулся ближе; вот язык его коснулся ее ноги, и Эйприл до боли в руках сжала прикроватные столбики, чтобы не ринуться ему навстречу.
Джек начал с колена: он целовал и ласкал его до тех пор, пока не нашел маленькую чувствительную точку, погрузившую Эйприл в бездну экстаза. Затем перешел к другой ноге и, лишь когда из груди Эйприл вырвался стон, начал подниматься выше.
Эйприл отпустила кровать и судорожно вцепилась ему в плечи. Джек понимал, как нелегко ей вот так открываться перед ним. Он отодвинул узкую полоску трусиков и с благоговением принял предложенный ему дар.
Он не останавливался, пока тело Эйприл не затрепетало в наивысшем наслаждении – и только убедившись, что доставил ей удовольствие, он снял ноги Эйприл со своих плеч и, поднявшись, лег на нее.
Он хотел сделать ее счастливой – что ж, в глазах ее сияло такое счастье, какое нечасто доводилось видеть Джеку.
– Тебе хорошо?
Эйприл сжала в ладонях его лицо.
– Я хочу тебя, Джек Танго. Теперь я докажу тебе это.
Она приподнялась и покрыла поцелуями его грудь, постепенно спускаясь вниз, к животу. Джек потянул вниз ее трусики, и Эйприл послушно приподняла бедра, освобождаясь от последнего клочка одежды. Ноги ее обвились вокруг его бедер.
– Скажи мне, Джек, – прошептала она ему на ухо, – что ты чувствуешь, когда входишь в меня?
Все самообладание Джека улетучилось: опершись на руки, он вошел в нее одним мощным движением. Эйприл была готова: горячая, влажная, благодарная, она ждала его.
– Подними ноги и держись за меня!
Эйприл так и сделала.
– Скажи мне, Джек! Что ты чувствуешь?
Джек застонал от наслаждения, входя все глубже.
– Тебя. Ты такая нежная… сладкая… Я как будто в раю. И… ты моя. Совсем моя. О, Эйприл, сделай меня своим!
Они любили друг друга молча. Он отдавал – она принимала. Она отдавала – он принимал.
Вместе они поднялись на вершину и испытали то высшее наслаждение, что дается в этом мире только любящим.


На следующее утро, даже не открывая глаз, Эйприл почувствовала, что Джека нет рядом. Ничего удивительного: вчера он говорил ей, что с утра погуляет по городу и сделает несколько снимков. Но не странно ли, что даже сквозь сон Эйприл ощутила его исчезновение и бессознательно прижала к груди подушку – словно надеялась найти в ней утешение?
Эйприл перекатилась на спину и закрыла подушкой лицо, защищаясь от бившего сквозь занавеси солнечного света. Она хотела пойти с ним, посмотреть, как он работает, но Джек ответил, что вернется, когда она будет еще спать, а затем закрыл ей рот поцелуем. «А спать, – добавил он, – ты скорее всего будешь до полудня»… Удивительно, откуда у него взялись силы встать на рассвете?
На миг Эйприл охватило искушение повернуться на другой бок, вспомнить о прошедшей ночи и спать дальше со счастливой улыбкой на лице. Однако, судя по будильнику на тумбочке, меньше чем через три часа начнутся слушания, а значит, не время нежиться в постели. За годы жизни по расписанию Эйприл привыкла четко организовывать свое время. Вот и сейчас она составила мысленный план: заказать в номер горячий чай, принять душ и садиться за свою речь.
Волнующие видения прошедшей ночи погибли бесславной смертью: едва поднявшись, Эйприл поморщилась от боли в спине и бедрах. Хорошо, что Джека нет рядом, – сейчас ее походку волнующей никак не назовешь!.. Нет, заказать чай она успеет и потом, а горячий душ нужен немедленно!
Четверть часа спустя, обмотав голову белым гостиничным полотенцем, Эйприл заказала чай. Мексиканские отели пользуются дурной славой из-за медленного обслуживания, но Эйприл надеялась, что заказ принесут все-таки сегодня. К тому же Джек обещал купить что-нибудь поесть на обратной дороге; заказывать еду в гостинице Эйприл не решалась.
После горячего душа ноги ломило уже меньше; Эйприл вышла в маленькую гостиную, плюхнулась на кушетку и, придвинув к себе блокнот, попыталась сосредоточиться на работе. Увы, глупо-счастливая улыбка, играющая у нее на лице, не имела ничего общего с проблемами индейцев. Через пятнадцать минут, отчаявшись, она отодвинула блокнот и решила положиться на удачу и вдохновение.
Может быть, начать одеваться? Но в номере было жарко и душно, и Эйприл решила, что одеться успеет и позже. Взгляд ее скользнул и сторону спальни… Тем лучше – меньше придется снимать, если Джек вернется вовремя.
Эйприл подхватила с дивана подушку и, прижав ее к груди, со счастливой улыбкой закружилась по комнате. Впервые за десять лет она была свободна и счастлива, впервые за многие годы без страха смотрела в будущее. Сейчас она верила: какие бы препятствия ни встали на ее пути вместе с Джеком она преодолеет все!
На столе лежала раскрытая сумка Джека; танцуя по комнате, Эйприл случайно заглянула в нее. Во внутреннем кармане она заметила пачку фотографий, сунутых туда как бы второпях. По всей видимости, Джек просматривал их совсем недавно. Эйприл остановилась, не сводя глаз с сумки: ее снедало любопытство, но в то же время было боязно – она помнила, что случилось, когда она заглянула в сумку Джека в прошлый раз.
Но нет, теперь, после всего, что связало их, он не обидится. Пусть он даже снова тайком сфотографировал ее – ну и что? Эйприл больше ничего не боялась. Прошлой ночью Джек выслушал ее рассказ; он был удивительно тактичен и внимателен, и Эйприл поняла, что может доверять ему во всем. И потом, продолжала она убеждать себя, Джек выслушал ее исповедь, но ничего не рассказал о себе. А ведь его жизнь тоже не безоблачна! Эйприл хочет узнать, что волнует и тревожит его, – может быть, она сможет ему помочь так же, как он помог ей?
Вытерев о халат внезапно вспотевшие ладони, Эйприл достала из сумки пачку фотографий и начала просматривать их одну за другой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100