Читать онлайн , автора - , Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

– Что ты здесь делаешь в такой час? – приглушенным голосом спросила Эйприл.
– Тот же вопрос я мог бы задать тебе. Но не стану. – Джек подошел к столу и поставил вино на пустое кресло. Эйприл не двигалась. – Я же сказал, что мы сегодня еще увидимся. Ты в самом деле не ждала меня?
До этой минуты Эйприл не признавалась себе в том, с каким нетерпением ждет Джека, как страстно мечтает о его приходе. Если честно, только поэтому она и оставалась в кабинете до полуночи. И теперь, когда Джек стоял рядом, не было смысла притворяться перед собой или перед ним. Да, она желала его: все ее тело отвечало на звук его голоса, на каждое его движение, каждую улыбку.
– Ждала, – тихо призналась она.
Джек молча обошел вокруг стола. В последнюю секунду Эйприл не выдержала и отвернулась к окну, испугавшись, что скажет или сделает какую-нибудь глупость. Например, бросится к нему в объятия – просто чтобы ощутить мощь его мускулов под шероховатой тканью пестрой рубашки.
Джек стоял у нее за спиной; Эйприл чувствовала его горячее дыхание. Боже, еще миг – и она закричит на всю гостиницу: «Ну дотронься же до меня!»
– Джек! – Как ни странно, из уст ее вырвался еле слышный шепот.
– Чего ты хочешь, Эйприл?
Эйприл вздрогнула, чувствуя, как от предвкушения кожа покрывается мурашками. Говорить она не могла. Послышались шаги, затем щелкнул выключатель, погрузив кабинет в темноту – лишь лунный свет, просачиваясь сквозь ставни, заливал комнату волшебным, неземным светом.
– Ты хочешь, чтобы я прикоснулся к тебе, mi tesoro?
Эйприл молча кивнула.
– Знаешь, ни к одной женщине в жизни я не испытывал того, что чувствую к тебе. Меня потрясает твоя уверенность в себе, обжигает и волнует твоя чувственность. В первую нашу встречу я едва не падал с ног от усталости, но стоило мне увидеть тебя…
Слова Джека, полные нежности и непередаваемого желания, возбуждали Эйприл сильнее всяких ласк. «Прикоснись же ко мне!» – хотелось ей воскликнуть, но она молчала, желая, чтобы эта утонченная пытка продолжалась вечно.
Джек подошел так близко, что чувствовал исходящее от нее тепло; ему казалось, что рубашка его растворилась в воздухе, и ничто больше не отделяет его от Эйприл.
– Не могу тебя понять, – тихо продолжал он. – По натуре ты открыта и доверчива, но что-то – или кто-то – научило тебя скрытности. Ты всех держишь на расстоянии. Всех, кроме меня. Почему, Эйприл? Почему ты отвечаешь мне?
Он страстно желал ответа, но Эйприл не отвечала. Она хотела снова и снова слышать голос Джека и ничего не говорить, ничего не делать и не решать самой. Однако Джек упрямо молчал.
– Я не хочу отвечать! – прошептала она наконец.
Джек слегка подался назад. Эйприл готова была рыдать от разочарования и молить его вернуться к ней. Черт возьми, сейчас не время для психоанализа! Скрипнув зубами от бессилия, она прижалась головой к стеклу.
– Этого мало, Эйприл! – В его мягком голосе послышалось нетерпение. – Бог свидетель, я хочу тебя! Прямо сейчас. Прямо здесь. На столе. Или на полу. Или стоя, у стены. Но я хочу тебя всю. Мне нужна твоя душа, твоя жизнь. И вот здесь, похоже, мы с тобой расходимся.
Он сделал шаг вперед и прижался к ней так, чтобы Эйприл ощутила его растущее желание.
– Мне нужно, чтобы ты отдалась мне без страха, без сомнения, без сожалений.
Еще сегодня утром, под сенью джакаранды. Эйприл примирилась с мыслью, что рано или поздно они с Джеком станут любовниками. Но только сейчас поняла, что их связывает не простое физическое влечение. Но что же? Что ему от нее нужно? А ей от него? Да, похоже, простых и легких ответов она не дождется.
Прейдет несколько недель, и Джек исчезнет из ее жизни. Но сейчас эта мысль не волновала Эйприл. Все, чего она хотела, – отдать ему все, что имеет, и стать от этого только богаче.
– Сожалений не будет, – прошептала она с полной искренностью, однако все еще не решаясь откинуться и прильнуть к нему.
– Я знаю, что-то заставило тебя усомниться в себе. Но между нами никаких сомнений не будет. Договорились? – С этими словами он легонько поцеловал ее в затылок.
«Как он догадался?» – спрашивала себя Эйприл. Как узнал то, что она не открывала ни одному человеку? Должно быть, прочитал в ее мыслях! А это значит, что он сумеет позаботиться о ней, как никто другой… И Эйприл, потрясенная его сверхчеловеческой проницательностью, сдалась.
Джек громко застонал.
– Не торопи меня, милая! Я хочу любить тебя долго… – Он вынул из ее волос черный эбеновый гребень и залюбовался, как рассыпаются по плечам густые волны. – Сначала я буду просто смотреть на тебя… – Вновь прижав к себе ее податливое тело, он распахнул ставни – и яркий лунный свет залил комнату.
Положив голову ей на плечо, Джек вдыхал свежий, чуть сладковатый запах. Он собрал все силы, чтобы не повалить ее прямо на жесткий пол и не заняться с ней любовью немедленно! Но нет, сначала он насладится каждым ее вздохом, каждым движением и поможет испытать такое же наслаждение и ей. Сверхъестественным усилием воли Джек овладел собой, но в следующий миг Эйприл разрушила его самообладание тремя словами:
– Прикоснись ко мне!
Джек закусил губу. До крови.
– Тогда я не смогу остановиться. Не смогу, пока не узнаю на ощупь каждый уголок твоего тела.
– Хорошо.
Не доверяя языку, Джек замолчал; теперь заговорили его руки. Скользнув от ее ладоней до плеч, они проникли в глубокий вырез платья. Вот Джек нащупал груди и сжал их в ладонях.
– Ты такая мягкая… такая нежная… – шептал он на ухо возбужденной, часто дышащей Эйприл.
Умелыми пальцами он дотронулся до напряженных сосков – и Эйприл склонила голову к нему на плечо, задыхаясь от желания. Секунду назад Джек полагал, что сильнее хотеть женщину просто невозможно, но с каждой секундой страсть его разгоралась все сильнее. Закусив губу, чтобы справиться с собой, он продолжал нежно ласкать ее груди – и был вознагражден, когда почувствовал, что они набухают у него в руках.
Джеку не хотелось прерывать ласку, и он рванул бы бретельки ее платья, но заставил себя оторваться от груди Эйприл и проделать эту операцию непослушными пальцами. Затем он расстегнул крошечную «молнию» у самой талии.
– Я хочу, чтобы ты видела, как я тебя ласкаю. – И верхняя часть платья с легким шелковым шорохом опустилась вниз, к золотистому поясу.
– Боже мой, как ты прекрасна! – шептал он, положив голову ей на плечо. – Посмотри вниз. Взгляни, как я прикасаюсь к тебе. – Большие пальцы описывали медленные круги вокруг сосков, вызывая у Эйприл тихие прерывистые стоны. – Ты такая хрупкая… такая красивая…
Эйприл не могла больше молчать.
– А ты – такой сильный и нежный!
Джек на мгновение остановился, но она накрыла его ладони своими, молчаливо приглашая к продолжению ласк. Ей казалось, что она парит где-то в небесах, но в то же время стала как будто ближе к себе, чем была все эти годы. И Эйприл знала, что такое чувство полноты и целостности возможно для нее только рядом с Джеком.
Лунный свет играл на золотистой коже Эйприл, а Джек шептал ей все ласковые и дразнящие слова, какие только может изобрести воображение влюбленного мужчины. Эйприл ни о чем не думала – все мысли давно улетучились, уступив место яростному, первобытному желанию.
– А теперь повернись и прикоснись ко мне.
Так она и сделала. Но тень не позволяла Джеку видеть ее лицо. Чертыхнувшись про себя, он посадил Эйприл на подоконник, прижав спиной к холодному стеклу. С ее губ сорвался тихий стон. Джек обвил ее руки вокруг своей шеи и, склонившись, прильнул к ее губам с такой страстью, словно хотел выпить ее всю.
Языки их сплетались в молчаливой борьбе, а руки Джека уже скользили по ее бедрам. Ноги их переплелись…
– Не отпускай меня! – прошептал Джек, на мгновение отрываясь от ее рта и тут же приникая к обнаженной груди.
Эйприл громко застонала, извиваясь в его объятиях.
– Сними с меня рубашку, – хриплым голосом приказал Джек. – Я хочу прижать тебя к груди!
Сходя с ума от возбуждения, Эйприл почти сорвала с него рубашку. Однако не спешила прильнуть к его груди. Нет, не сейчас. Им некуда спешить…
По телу Джека прошла волна дрожи, и Эйприл с восторгом поняла, что он, как и она сама, на краю пропасти. Прижавшись губами к его шее, она медленно заскользила языком к той бьющейся голубой жилке, что так призывно пульсировала в неверном лунном свете. Сначала поцеловав жилку, она затем прикусила ее зубами – и Джек отпрянул, часто и взволнованно дыша.
Эйприл с трудом возвращалась к реальности. Разум подсказывал ей, что она сделала что-то не то.
– Тебе больно? – спросила она первое, что пришло в голову.
– Что ты, mi cielo! – Джек несколько раз глубоко вздохнул. Очевидно, он сам не заметил, что вновь назвал ее запретным именем, как не заметил и мгновенной перемены в ее лице. – Но знаешь, если ты будешь продолжать в том же духе, я даже раздеться до конца не успею!
Тело Эйприл мгновенно откликнулось на эти слова. Однако знакомое – слишком знакомое – обращение выбило ее из колеи. Она была взбудоражена, потрясена, растерянна, разозлена… Но почему? В конце концов, это обычное мексиканское выражение!
– Эйприл!
В голосе Джека слышался настойчивый вопрос, даже требование. Эйприл не двигалась, но Джек почувствовал, что внутренне она отдалилась от него.
Эйприл крепко зажмурилась, чтобы скрыть непрошеные слезы. Страсть, еще секунду назад властно требовавшая разрешения, куда-то испарилась. Все волшебство, все очарование этой ночи исчезло без следа.
– Прости, – пробормотала она.
Джек попытался приподнять ее голову за подбородок. Мгновение Эйприл противилась этому давлению, затем подняла голову и заговорила:
– Дело не в том, что я… – Она взглянула Джеку в лицо, и голос ее оборвался. Взгляд его глаз, сверкающих в обманчивом лунном свете, пронзил ее в самое сердце. – Нет, я очень хочу тебя, – проговорила она, потрясенная настойчивостью, с какой он заглядывал в самую ее душу. И, едва Эйприл произнесла эти слова, тут же вновь родилось желание.
– Ты ласкала меня, целовала, и вдруг… – Он замолчал, глядя ей через плечо туда, где набегали на песчаный берег бесконечные волны.
Целую вечность Эйприл молчала. Но вдруг ей показалось, что Джек хочет отстраниться, и эта угроза придала ей сил. Эйприл крепче обхватила Джека ногами, и он немедленно придвинулся к ней.
– Да. И знаешь… на самом деле никто и никогда не был мне ближе, чем ты.
Зрачки его расширились от прилива желания, поглотив зеленую радужку, и Эйприл ощутила, как в самое ее существо бешеным потоком врывается ответная жажда. Она хотела утолить его желание, хотела стать той единственной, что сможет примирить его с миром, но больше всего хотела слиться с ним, став частью той всепоглощающей силы, что зовется «Джек Танго».
– Ничто, никакие сокровища мира не сравнятся с тем, что подарила мне ты! – С этими словами он впился в ее губы – и Эйприл с лихвой возвратила поцелуй.
– Держись крепче, – приказал он.
Эйприл крепко сжала бедра и вцепилась ему в плечи. Джек подхватил ее и понес к столу, но на нем не оказалось свободного места. Эйприл тем временем целовала его в шею. Скрипя зубами, Джек дико озирался в поисках дивана или хотя бы кушетки. Нет, ничего, кроме стола и узких неудобных кресел!
Тем временем Эйприл добралась до его плеча. Ее обнаженная грудь прижималась к его груди; Джек чувствовал, что потеряет рассудок, если не овладеет ею немедленно. Нежный язычок коснулся мочки уха – и Джек не выдержал.
Взмах руки – и деловые бумаги, ручка, пресс-папье с глухим стуком полетели на пол. Эйприл даже не шелохнулась. Громко застонав, Джек опустил ее на стол и начал покрывать поцелуями лицо, шею, плечи – все, до чего мог дотянуться.
Эйприл извивалась под ним, пытаясь дотянуться до «молнии» на шортах.
– Джек, Джек! – молила она.
– Да! Скажи мне, Эйприл, чего ты хочешь?
– Тебя! Скорее!
Джек расстегнул ремень, «молнию» – и шорты соскользнули на пол. За ними через всю комнату полетело платье Эйприл.
Теперь на Эйприл не было ничего, кроки узеньких трусиков. Глядя на нее, словно купающуюся в лунном свете, Джек почувствовал, как у него подгибаются ноги. Она изогнулась ему встречу ему, и Джек громко воскликнул:
– Эйприл, что ты делаешь со мной! Взгляд ее скользнул вниз – по мускулистой груди, плоскому животу, по его ожившей, пульсирующей плоти.
– Войди в меня, Джек, – хрипло прошептала Эйприл. – В самую глубину…
Со стоном – нет, скорее, с рычанием – Джек лег на нее и, сдержав порыв неудержимого, животного желания, приник к ее губам – а пальцы его в это время проникали все глубже и глубже в средоточие ее женской страсти.
– Сюда? – Палец его продвинулся чуть глубже. – Или сюда?
Эйприл напряглась, порывисто изогнувшись.
– Глубже! – простонала она.
Убрав пальцы, Джек вошел в нее. Он продвигался медленно и осторожно, боясь причинить ей боль, но восторг освобождения был так силен, что Джеку подумалось – сейчас он умрет от наслаждения.
– Моя… Ты моя…
Наконец он полностью погрузился в нее, и тело Эйприл подалось ему навстречу. Все условности, навязанные цивилизацией, слетели с Джека, словно ветхая одежда: снова и снова он вздымался и вновь приникал к ней, принимая и щедро даря любовь. Если в голове его и оставалась хоть одна мысль, то, вероятно, он думал о том, что хочет обладать Эйприл всегда. И в этой жизни, и в следующей, и в самой вечности.
Чувствуя приближение пика, Джек открыл глаза и взглянул в ее потрясенное, испуганное, счастливое лицо – и этот, как молния, сверкнувший взгляд связал их души нерасторжимой связью.
Навеки.
Джек обессилено упал на нее, чувствуя себя опустошенным. Эйприл тихо застонала, и Джек поспешно приподнялся, опираясь на руки. Он хотел увидеть ее глаза, понять, чувствует ли она то же, что и он: как будто мир сошел со своей орбиты и двинулся по новому сияющему пути… Но лицо Эйприл было скрыто густой тенью.
Эйприл застонала снова, и Джек поспешно откатился в сторону, сообразив, что, должно быть, причиняет ей боль. В пылу страсти он думал только о себе и сейчас готов был ругать себя последними словами. Чертов эгоист! Совсем потерял голову! Он хотел, чтобы она парила рядом с ним в небесах, а Эйприл вместо этого задыхалась под его тяжестью!
– Не уходи! – прошептала Эйприл, крепче сжимая его ногами.
Джек поспешно прильнул к ней.
– Прости меня, Эйприл.
Эйприл как раз собиралась прижаться к его широкой груди, но остановилась, услышав его слова.
– За что?
Как удалось ей выразить такую тревогу одним коротким словом?
– Я вел себя словно грубая скотина. – Он потряс головой, словно стараясь прояснить мысли, и, подняв Эйприл, посадил на стол и крепче прижал к себе. – Это было потрясающе! – прошептал он, зарывшись лицом ей в волосы. – Что-то невероятное! А сержусь я на себя, потому что не смог потерпеть немного и овладел тобой прямо на столе… – Джек приподнял ее голову и заглянул в золотистые глаза, озаренные теперь каким-то новым светом. – А ведь ты заслуживаешь, по меньшей мере, королевского ложа и самых тонких простыней.
Эйприл крепче прижалась к нему, словно прогоняя его тревогу. До сих пор она сомневалась, что может полюбить, но Джек вернул ей уверенность в себе, в своей женственности. Никакими словами Эйприл не смогла бы выразить свою любовь и благодарность – вместо слов она погладила Джека по щеке.
– Когда созреешь для следующего раза, сначала посмотри, есть ли поблизости королевское ложе.
Смущение на лице Джека сменилось удивлением, затем – широкой улыбкой. Он быстро и крепко поцеловал Эйприл в губы и снял со стола, усадив к себе на колено.
– Леди, вы просто вернули меня к жизни! – Он улыбался, однако голос его звучал совершенно серьезно.
Улыбка Эйприл померкла, но переполнявшие ее чувства отражались в глазах.
– Ты меня тоже.
Нежно глядя на возлюбленную, Джек убрал с ее лба развившийся черный локон.
– И что же нам теперь делать? Волшебство лунной ночи померкло, и из-за края расшитого звездами занавеса выглянуло уродливое лицо реальности.
– Не знаю, Джек.
Взгляд ее, тоскливый и растерянный, поразил Джека в самое сердце. Он легонько поцеловал Эйприл в кончик носа, затем в лоб и, прижав к себе, поднял глаза на звездное небо за ее спиной.
– Я хочу быть с тобой. И не смогу вести себя, как будто ничего не случилось.
Эйприл представила, как будет встречать Джека на веранде или в саду, вежливо кивать ему, здороваться, обращаясь на «вы», – и сердце ее сжалось от боли. Он прав, это невозможно. Но что же дальше? Несколько недель они проведут в объятиях друг друга, а потом он уедет в Штаты и забудет о ней навсегда?
Усилием воли Эйприл заставила себя обратиться от будущего к настоящему. Сейчас она думает прежде всего о себе и своей безопасности – и это вполне естественно, если вспомнить, сколько боли причинили ей мужчины в юности. Наверно, безопаснее всего прекратить эти отношения – и немедленно. Но этого Эйприл сделать не могла. Отбросив мысли о разлуке, она прижалась к широкой груди Джека и прошептала:
– Я никуда тебя не отпущу.
Джек шумно вздохнул. Он сам не ожидал, что испытает такое облегчение. Только теперь он понял, в какое отчаяние бы погрузился, если бы Эйприл предпочла покинуть его… Да нет, он бы просто ее не отпустил!
– Тогда пойдем поищем мягкую постель! – прошептал он и сжал зубами мочку уха.
По телу Эйприл пробежала волна страстного желания. Однако сама мысль о том, чтобы встать, одеться, собрать вещи и отправиться к нему или к ней, казалась ей смешной и стыдной. Хотя чего тут стыдиться – ведь только что они занимались любовью прямо на письменном столе!
Но как объяснить Джеку, что она его стесняется? Он сочтет ее полной идиоткой или, того хуже, обидится!
По счастью, ей не пришлось заговаривать первой. Джек слегка откинулся назад и заметил:
– Первым делом давай-ка наведем здесь порядок, – и улыбнулся так, что сердце ее вознеслось куда-то в космос.
Оглядев комнату, Эйприл сперва улыбнулась, а затем тихо захихикала. Даже в полутьме она разглядела груду деловых бумаг, беспорядочной кучей сваленных возле стола. Но особенно насмешило Эйприл платье, повисшее на ветке пальмы. Заметив его, она громко расхохоталась.
Джек осмотрел кабинет и присоединился к ее смеху.
– В следующий раз, когда мы соберемся заняться любовью на столе, – произнес он, давясь от смеха, – я аккуратно сложу бумаги в стопку и уберу на кресло!
Эйприл задыхалась – то ли от смеха, то ли от желания; ей хотелось воскликнуть: «Черт с ними, с бумагами!» – и повторить все сначала, но вместо этого она только крепче прижалась к нему, дожидаясь, пока утихнет его смех.
– Интересно, подпадают ли наши действия под статью о преступной неосторожности?
Джек расхохотался и встал, по-прежнему крепко прижимая ее к себе.
– А у тебя, mi tesoro, острый язычок! Интересно, на что он еще способен, кроме смелых шуток?
Прежде чем Эйприл успела ответить, Джек бережно опустил ее в кресло и начал оглядываться в поисках одежды. Свернувшись клубочком в мягком кресле, Эйприл смотрела, как обнаженный, мускулистый, неправдоподобно красивый в лунном свете мужчина кружит по комнате, собирая разбросанные вещи. Неловкая ситуация, которой так боялась Эйприл, превратилась в чарующе интимную.
Любуясь его освещенной луной фигурой, Эйприл позволила себе снова окунуться в негу любви. Время сожалений придет позже – и будь она проклята, если отдаст в жертву сожалениям воспоминания о прошедшем счастье!
Джек обернулся: он снова был полон желания и не скрывал этого. Неудивительно, что Эйприл счастлива, если он так «заводится» от одного взгляда на нее!
– Руки вверх! – скомандовал он, состроив зверскую рожу.
Эйприл повиновалась, и Джек надел на нее платье. Гладкий шелк приятно ласкал чувствительную кожу, а очевидное желание Джека так возбуждало ее, что Эйприл с трудом удерживалась, чтобы не дотронуться до мощного, чуть подрагивающего воплощения его мужественности.
Потрясенная, почти испуганная силой своего желания, она поспешно встала и оглянулась в поисках туфель. Джек тем временем натягивал и застегивал шорты. Вдвоем они собрали с пола бумаги, и Эйприл без особого успеха попыталась разложить их по местам. Всякое смущение исчезло: напротив, в том, как они молча трудились вместе, Эйприл чудилась какая-то особая интимность, несравнимая даже со сладчайшими мгновениями любви. Может быть, так же легко и незаметно Джек Танго сможет войти в ее жизнь и остаться здесь… Но Эйприл оборвала себя. У нее и так достаточно было разочарований, и не стоит строить воздушные замки, чтобы потом остаться у разбитого корыта.
От невеселых размышлений ее оторвал вопрос Джека:
– А о чем ты думала, когда я вошел?
Вместо ответа Эйприл, желая потянуть время, возилась со стопкой бумаг. Вообще-то она думала о том разговоре с сенатором Смитсоном. Но сейчас явно не время обсуждать этот эпизод ее прошлого. Однако мысль о Маркхеме вдруг заставила Эйприл осознать, как опасно для нее связываться с человеком, живущим в Штатах.
В особенности с таким человеком, как Джек. В первые дни по приезде он был на грани нервного истощения. Одному богу известно, на какой работе он так надрывался, но ясно, что не свадьбы фотографировал… Эйприл напряглась и выдавила из себя шутливый ответ:
– Ты будешь очень разочарован, если я скажу, что думала о другом мужчине? – «Это не ложь, – сказала она себе, – это чистая правда». Но Эйприл забыла о настойчивом, всепроникающем взгляде Джека.
Он обошел вокруг стола и прислонился к нему, приняв обманчиво-небрежную позу.
– О ком же, Эйприл? – Она попыталась отвернуться, но Джек поймал ее за локоть и нежно, но твердо развернул лицом к себе. – О ком ты не можешь забыть ни днем, ни ночью? Кто появляется перед тобой как призрак даже в миг любви?
Звучащая в его голосе тревога поразила Эйприл. Если бы он вздумал ревновать, она просто приняла бы позу оскорбленного достоинства и прекратила разговор. Однако Джек говорил так, словно чуял опасность и был готов на все, чтобы защитить Эйприл. Казалось, стоит ей назвать имя злодея – и Джек возьмет свой «кольт» и отправится вершить правую месть! Эйприл понимала, что разумнее молчать, однако желание поделиться горем и попросить помощи было столь сильно, что она с трудом устояла на ногах, потрясенная нахлынувшими чувствами.
Джек притянул ее к себе и крепко обнял.


В этом движении не было ничего сексуального: он прижимал ее к себе, как мать прижимает к груди испуганного ребенка. Эйприл не могла больше сопротивляться. Стена, отделявшая ее от мира, стена, старательно, кирпичик за кирпичиком, возводимая в течение десяти лет, дала трещину.
– Что с тобой случилось? Эйприл, расскажи мне!
– Я боюсь, – дрожа, прошептала Эйприл, хоть и знала, что Джек не поймет ее.
– Чего? Кого? Эйприл, объясни, чего ты боишься?
Эйприл медленно покачала головой. Перед глазами ее мелькали разрозненные образы. Сенатор Смитсон, с улыбкой сообщающий страшную весть… Искаженное звериной яростью лицо Маркхема… Адвокаты, забрасывающие ее оскорбительными вопросами… Вспышки телекамер… Вся грязь, все унижение, через которое пришлось пройти Эйприл, предстало перед ней с такой отталкивающей ясностью, словно все это произошло не десять лет, а десять минут назад.
Она крепче прижалась к Джеку, отчаянно стараясь выбросить из головы эти мысли. Но на сей раз страшные воспоминания не отпускали ее. «Что же делать?» – в отчаянии думала Эйприл. Джек хочет ей помочь, но, услышав ее неприглядную историю, скорее всего пожалеет о своих опрометчивых обещаниях.
Эйприл по-прежнему покоилась в объятиях Джека, но он чувствовал, что с каждой минутой она отдаляется от него. Никогда в жизни Джек не ощущал такого бессилия! Ему приходилось попадать в трудные и опасные ситуации, случалось даже рисковать жизнью, но голова всегда оставалась ясной. Может быть, в том и заключался секрет его блестящей карьеры, что даже в самые опасные минуты он мыслил холодно и четко. В первые годы Джек тратил немало сил на борьбу со своими чувствами, но вскоре привык их подавлять и почти забыл, что можно жить как-то иначе.
До сегодняшнего дня.
Только что перед ним стояла сильная, уверенная в себе женщина. Один простой вопрос – и она превратилась в жалкое, запуганное существо. Что же или кто сломал жизнь Эйприл Морган? О чем она не может вспоминать без содрогания?.. Джек славился умением «раскалывать» людей: он убеждал заговорить даже самых нелюдимых молчунов. Но Эйприл пугала его. Он боялся к ней подступиться, предчувствуя что-то ужасное.
Полагаясь на инстинкт, Джек подальше упрятал собственный страх и крепко прижал Эйприл к себе, почти скрыв в объятиях.
– Все хорошо, mi tesoro, – шептал он, зарывшись лицом ей в волосы. – Все хорошо. Не хочешь – не рассказывай. Но я хочу помочь тебе. И, клянусь, ради этого готов на все. Пожалуйста, Эйприл, доверься мне!
Но Эйприл по-прежнему дрожала как в лихорадке. Кажется, она не слышала ни слова. И, отбросив инстинкт самосохранения, Джек мысленно поклялся: он сделает все, что в его силах, чтобы помочь Эйприл.
«Но, может быть, для этого придется ее покинуть…» Джек решительно отбросил эту мысль. Сегодня в его объятиях Эйприл забудет все свои страхи. Может быть, этого окажется достаточно…
Джек властно откинул ее голову назад и приник к ней долгим поцелуем. Эйприл немедленно ответила, воспламенив его неудержимым желанием, но Джек не прекращал поцелуя, пока не убедился, что Эйприл забыла обо всем, кроме него. Что никакие призраки больше не стоят между ними.
Эйприл молча потянула его к столу. Она целовала его шею, плечи, грудь… вот ее губы нащупали крохотные соски, и Джек с громким стоном привлек ее к себе.
Он был уже на грани взрыва, когда Эйприл заговорила:
– Джек, я хочу тебя! Я не могу без тебя! Не думая больше ни о чем, он смахнул со стола аккуратно сложенные стопки бумаг и исполнил ее просьбу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100