Читать онлайн Соблазненная, автора - Каст Кристин, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазненная - Каст Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазненная - Каст Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазненная - Каст Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Каст Кристин

Соблазненная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Рефаим
Пробуждение было мучительным. Даже в призрачном полузабытье на границе сознания и обморока, даже перед тем, как боль вновь вернулась в его искалеченное тело, Рефаим постоянно чувствовал ее запах.
Сначала он подумал, что вновь очутился в сарае, и кошмар только в самом начале — сейчас она придет к нему, но не убьет, а даст напиться и перевяжет раны. Но потом он понял, что здесь для сарая здесь слишком тепло. Он слега пошевелился, и вернувшаяся боль привела его в сознание, вместе с которым пришли воспоминания.
Он находился глубоко под землей, в туннелях, куда она послала его. Он ненавидел эти туннели.
Нет, эта не была та исступленная, параноидальная ненависть, которую испытывал к земле его отец. Рефаиму просто не нравилось удушливое ощущение замкнутости, погребенности где-то глубоко-глубоко. Под землей он не мог летать. Он не мог…
Рефаим резко оборвал свои мысли.
Нет. Он не будет думать о своем искалеченном крыле и том, какое жалкое существование обречен влачить до конца своих дней. Он не хочет думать об этом. Не сейчас. Он еще слишком слаб.
Рефаим будет думать о ней .
Тем более что это будет очень просто, ведь тут все пропитано ее запахом.
Он снова пошевелился, на этот раз чуть более осторожно, щадя раздробленное крыло. Здоровой рукой он натянул на себя одеяло и зарылся, как в гнездо, в тепло постели. Ее постели.
Даже под землей его не покидало необъяснимое чувство безопасности, рождавшееся в любом месте, которое она называла своим.
Рефаим не понимал, почему Красная оказывает на него такое воздействие. Он знал только то, что шел по указаниям Стиви Рей, спотыкаясь на каждом шагу от боли и усталости, а потом вдруг понял, что идет не по приметам, а по запаху Красной. Этот запах провел его по лабиринту темных, разбегающихся во все стороны туннелей.
Добравшись до места, он остановился на кухне и заставил себя поесть и попить. Ушедшие недолетки оставили после себя полные холодильники еды. Холодильники! Одно из необъяснимых чудес современного мира, за которым он долгие годы наблюдал, будучи бесплотным духом. Он провел целую вечность, подсматривая, подслушивая, наблюдая… Ожидая. Мечтая о том дне, когда он снова сможет жить и чувствовать!
Рефаим решил, что холодильники ему нравятся. С современным миром он пока не разобрался. Он обрел тело совсем недавно, но даже за это короткое время успел понять, что современные люди не испытывают должного уважения к силе древних.
Вампиров пересмешники не считали древними. Они были для них не более чем привлекательными игрушками. Забавой, развлечением.
Что бы ни говорил отец, Рефаим знал, что вампиры недостойны править миром вместе с ним.
Может быть, поэтому Красная и оставила его в живых? Ведь она тоже вампир! Возможно, она была слишком слаба и малодушна, слишком испорчена современностью, чтобы исполнить свой долг и добить врага?
Но тут Рефаим вспомнил о загадочной силе Красной, причем не только физической, и снова задумался. Красная обладала властью над землей, да такой, что земля разверзалась и осыпалась, исполняя ее приказы. Нет, Красная точно не была слабой.
Даже его отец говорил о ее могуществе. И Неферет тоже предупреждала, что нельзя недооценивать предводительницу красных.
И вот теперь он, Рефаим, угнездился в ее постели и вдыхает ее запах!
С воплем отвращения он выскочил из уютного тепла одеял, матраса и подушек и с трудом поднялся на ноги. Ему пришлось всем телом привалиться к придвинутому к кровати столу, чтобы не рухнуть на пол и не позволить безжалостной тьме этого места поглотить его.
Сейчас он немного передохнет, а потом ее запах снова отведет его на кухню. Там он поест и напьется. Зажжет все фонари, какие найдет. Он исцелит себя, а потом выберется из этого склепа на землю и отправится на поиски своего отца. И своего места в этом непонятном мире.
Рефаим откинул покрывало, служившее дверью в комнату Стиви Рей и, хромая, вышел в коридор.
«Мне уже лучше… Я стал сильнее… Мне не нужна палка, чтобы идти», — думал он.
В коридоре было темно. На стенах слабо горели несколько фонарей, но многие уже выгорели дотла. Рефаим пошел быстрее. Светильниками он займется после того, как насытится. Пожалуй, он даже выпьет один пакетик крови из холодильника, хотя пересмешники не испытывают особой любви к крови. Но сейчас ему все сгодится. Тело нужно напитать силой, как светильники маслом.
Морщась при каждом шаге от боли, Рефаим свернул за угол и, наконец, добрался до кухни. Открыв первый холодильник, он вытащил пакет с нарезанной ветчиной, когда вдруг ему в спину уперлась холодная сталь ножа.
— Только дернись, птенчик, и я разрежу пополам твой позвоночник. Это ведь прикончит тебя, правда? — раздался женский голос.
Рефаим замер.
— Да. Это меня убьет.
— А по-моему, он и так уже полудохлый, — произнес второй голос, тоже женский.
— Ну да, крыло у него переломано в хлам. Похоже, этот урод ничего нам не сделает, — ответил ему невидимый парень.
Нож продолжал упираться Рефаиму в спину.
— Другие недооценивали нас — и поэтому сейчас мы здесь. Так что не спеши недооценивать других. Дошло? — резко спросила обладательница ножа.
— Ладно, я поняла. Извини, Николь.
— Проехали.
— Ну вот что, птенчик, объясняю правила игры. Когда я отойду на шаг, ты можешь повернуться — только медленно, очень медленно. И без глупостей. Нож я уберу, но у Куртис и Старр есть пистолеты. Одно неправильное движение — и ты избавишь меня от необходимости перерубать тебе позвоночник.
Кончик ножа с силой уперся в спину Рефаима, и капля крови со стуком шлепнулась на пол.
— Какая вонь! — сказал парень, которого назвали Куртисом. — Он даже в пищу не годится.
Невидимая Николь не обратила на его слова никакого внимания.
— Ты меня понял, птенчик?
— Я тебя понял.
Нож исчез, и Рефаим услышал за спиной шорох шагов.
— Поворачивайся.
Рефаим повиновался и очутился лицом к лицу с тремя недолетками. Судя по алым полумесяцам на лбах, они принадлежали к красным. Но Рефаим сразу понял, что они отличаются от Стиви Рей, как луна отличается от солнца.
Не обращая внимания на наставленные на него пистолеты, он скользнул взглядом по огромному накачанному Куртису и невзрачной светловолосой Старр. Они не заслуживали его внимания.
Главной тут была Николь, на нее и надо было смотреть. Кроме того, она пролила его кровь, а этого Рефаим никому никогда не забывал.
Николь оказалась щуплой девушкой с длинными черными волосами и такими темными карими глазами, что они казались черными. Заглянув в эти глаза, Рефаим вздрогнул — Неферет была здесь! В глазах этой девчонки таилась тьма, ум и жестокость, которые он не раз видел во взоре царицы Т-си С-ги-ли.
Это открытие так сильно потрясло Рефаима, что он несколько мгновений не мог отвести от Николь взгляда. Знает ли отец, что Неферет обладает способностью мысленно переноситься на расстояние?
— Проклятье! Он смотрит на тебя так, будто увидел призрака! — фыркнул Куртис, и пистолет в его руке затрясся от хохота.
— Кажется, ты говорила, что никогда раньше не видела пересмешника? — с подозрением в голосе спросила Старр.
Николь моргнула, и тень Неферет стремительно исчезла из ее глаз, так что Рефаим даже засомневался, уже не привиделась ли она ему.
Нет. Ему ничего не привиделось. Неферет была здесь — пусть всего на мгновение. И кто знает, как часто она навещает этих недолеток?
— Я никогда в жизни не видела этих тварей, — отчеканила Николь и, не сводя глаз с Рефаима, повернулась к Старр. — Попробуешь в лицо назвать меня лгуньей?
Николь не повысила голоса, но Рефаим, прекрасно знакомый с силой и опасностью, сразу понял, что эта недолетка переполнена злобой и агрессией, которую практически не умеет контролировать. Видимо, Старр тоже это поняла, потому что мгновенно сникла.
— Нет-нет, что ты! У меня этого и в мыслях не было. Просто мне показалось странным, что он так на тебя вылупился.
— Это действительно очень странно, — медленно протянула Николь. — Пожалуй, когда-нибудь мы спросим его, в чем тут дело. Послушай, птенчик, что ты делаешь на нашей территории?
Рефаим отметил про себя, что Николь решила не задавать ему неудобного вопроса, вертевшегося на языке у ее подельников.
— Рефаим, — проговорил он, стараясь вложить все свои силы в голос. — Меня зовут Рефаим.
Трое недолеток вытаращили глаза, словно им и в голову не приходило, что у этой уродливой твари тоже может быть имя.
— А говорит совсем как нормальный, — пробормотала Старр.
— В нем нет ничего нормального, и тебе лучше не забывать об этом, — ощерилась Николь. — Отвечай на вопрос, Рефаим.
— Меня подстрелил воин из Дома Ночи, но я сумел спрятаться в туннеле, — практически честно ответил Рефаим.
Инстинкт, верой и правдой служивший ему на протяжении долгих столетий, подсказывал, что о Стиви Рей здесь лучше помалкивать. Скорее всего, перед ним были те самые темные красные недолетки, которых она пыталась его защитить, однако Рефаим отлично видел, что они ничем не походили на Красную.
— Туннель, ведущий отсюда к аббатству, обрушился, — мрачно сказала Николь.
— Когда я в него забрался, он был еще открыт.
Николь шагнула к нему и повела носом.
— От тебя пахнет Стиви Рей!
Рефаим брезгливо махнул здоровой рукой.
— Я провонял постелью, в которой спал. — Он склонил голову набок, изображая растерянность, и спросил: — Ты сказала, что от меня пахнет Стиви Рей. Вы говорите о своей Верховной жрице, которую зовут Красная?
— Стиви Рей — красный вампир, но она нам не жрица, и уж тем более не верховная! — рявкнула Николь, и в ее глазах полыхнуло красное пламя.
— Не ваша верховная жрица? — продолжал Рефаим, делая вид, что не заметил ее ярости. — Как же так? Я знаю, что красная жрица по имени Стиви Рей вместе с группой недолеток восстала против моего отца и его супруги. У нее Метки такого же цвета, как ваши. Разве она не ваша жрица?
— Это в той битве тебя ранили? — спросила Николь, пропуская мимо ушей его вопрос.
— Да.
— Что там произошло? Где Неферет?
— Бежала, — ответил Рефаим с искренней горечью. — Сбежала вместе с моим отцом и моими оставшимися в живых братьями.
— Куда они отправились? — поинтересовался Куртис.
— Если бы я знал, я бы не прятался под землей, как последний трус! Я занял бы свое законное место рядом с отцом.
— Рефаим… — протянула Николь, бросая на него долгий задумчивый взгляд. — Где-то я уже слышала это имя.
Пересмешник промолчал. Вековая мудрость подсказала ему, что лучше позволить Николь самой догадаться, кто он такой, чем влезть с подсказками и настроить ее против себя.
Увидев, как расширились темные глаза Николь, он понял, что она все вспомнила.
— Она говорила, что ты был самым любимым и самым могущественным сыном Калоны!
— Да, все правильно. Это я и есть. А кто такая она ?
Но Николь снова проигнорировала его вопрос.
— Чем занавешена дверь в комнату, в которой ты спал?
— Клетчатым покрывалом.
— Это комната Стиви Рей, — кивнула Старр. — Теперь понятно, почему от него так воняет.
Николь сделала вид, что не услышала ее слов. Впившись глазами в лицо Рефаима, она медленно произнесла:
— Калона бежал без тебя, хоть ты и был его любимчиком.
— Да! — крикнул в ответ Рефаим, не в силах скрыть горечи и бешенства, которые пробудили в его душе эти слова.
Ненадолго потеряв интерес к Рефаиму, Николь повернулась к своим дружкам и сказала:
— Это значит, что они скоро вернутся. Этот птенчик — любимый сынок Калоны. Он ни за что не бросит его здесь навсегда. А мы — ее любимцы. Калона вернется за ним, а она — за нами!
— Ты говоришь о Красной, о Стиви Рей?
Одним молниеносным движением Николь метнулась к Рефаиму, схватила его за израненные плечи, а потом со сверхъестественной силой оторвала от земли и швырнула в стену туннеля. Полыхая красными глазами, она наклонилась над упавшим пересмешником и прошипела, обжигая его лицо своим гнилостным дыханием:
— Я хочу, чтобы ты кое-что запомнил, птенчик. Стиви Рей или Красная, как ты ее называешь, не наша верховная жрица. Она нам не указ и не начальник. Она не одна из нас. Она — никто. Стиви Рей хороводится с Зои и ее командой, а мы этого очень не любим. У нас нет верховной жрицы, ты понял? Но у нас есть королева, и зовут ее Неферет. А теперь объясни мне, откуда эта странная одержимость Стиви Рей? Почему ты через слово упоминаешь ее имя?
Волны дикой боли прокатывались по телу Рефаима. Раздробленное крыло горело огнем, заставляя его тело корчиться в судорогах агонии. О, как бы хотел он сейчас снова быть целым и невредимым, чтобы одним ударом клюва вырвать жизнь у этой надменной красной недолетки!
Но он не был невредим и больше никогда не будет целым. Он был слаб, ранен и одинок.
— Мой отец хотел захватить ее в плен. Он говорил, что она очень опасна. Неферет тоже не доверяла ей. У меня нет никакой одержимости. Я лишь исполняю волю своего отца, — выдавил из себя Рефаим, превозмогая боль.
— Давай проверим, правду ли ты говоришь, — промурлыкала Николь. С этими словами она еще крепче стиснула его плечи, закрыла глаза и склонила голову набок.
Это было невероятно, но Рефаим почувствовал, как ее ладони начали раскаляться. Жар растекся по его телу, заставил кровь бежать быстрее, застучал в жилах в такт лихорадочному стуку сердца.
По телу Николь пробежала дрожь. Она открыла глаза и подняла голову. Потом улыбнулась медленной торжествующей улыбкой.
Продолжая прижимать Рефаима к стене, она долго-долго глядела ему в глаза, а затем брезгливо убрала руки. Когда он беспомощно рухнул на пол, она посмотрела на него сверху вниз и сказала:
— Она спасла тебя.
— Что? — взревел Куртис.
— Стиви Рей спасла его? — ахнула Старр.
Но Николь и Рефаим вели себя так, будто в тесной кухне не было никого, кроме них двоих.
— Да, она меня спасла, — выдавил Рефаим, стараясь выровнять свое дыхание и не потерять сознание.
Больше он ничего не сказал, а только корчился от боли и пытался понять, что же произошло. Дотронувшись до него, эта красная недолетка сделала с ним нечто очень странное, позволившее ей проникнуть в его разум, а может быть, даже в душу. Это было несомненно, но он успел почувствовать и еще кое-что.
Рефаим оказался непохож на всех тех, до кого Николь дотрагивалась прежде — несмотря на все свои способности, она с трудом могла прочесть его мысли.
— Зачем Стиви Рей сделала это? — спросила его Николь.
— Ты видела мои мысли. Ты знаешь, что я не имею ни малейшего представления об этом.
— Это похоже на правду, — медленно произнесла Николь. — Но правда и то, что я не нашла внутри тебя никакой злобы по отношению к ней. Как ты это объяснишь?
— Я не совсем понял, о чем ты спрашиваешь? Злоба? Что это такое? И зачем мне злиться, чтобы делать свое дело?
— Не совсем понял! — презрительно передразнила Николь. — Можно подумать, ты способен хоть что-то понять! Твой разум похож на выгребную яму, в жизни не видела более странной помойки. Короче, птенчик, объясняю на пальцах. Только что ты заливал нам, что продолжаешь служить своему папочке и исполнять его волю. Но разве это не означает, что ты должен хотеть поймать или убить Стиви Рей?
— Мой отец не хотел ее убивать. Он хотел, чтобы мы доставили ее к нему — целой и невредимой, чтобы он мог ее изучить и использовать ее силы себе на пользу, — ответил Рефаим.
— Красиво свистишь, птенчик. Но беда в том, что, заглянув в твои птичьи мозги, я не прочла в них желания схватить ее!
— Как я могу схватить ее сейчас? Ее же здесь нет.
— Не пытайся показаться тупее, чем ты есть! — рявкнула Николь. — Если ты хочешь сцапать Стиви Рей, то должен хотеть этого всегда, независимо от того, здесь она или не здесь.
— Но это нелогично!
Николь мрачно уставилась ему в лицо.
— Ответь мне на один вопрос, птенчик. Ты с нами или нет?
— С вами?
— Да, с нами. Мы собираемся убить Стиви Рей, — Николь произнесла это совершенно спокойно, но потом с нечеловеческой скоростью бросилась к Рефаиму и железной хваткой вцепилась в его руку. Предплечье опять вспыхнуло огнем, и пересмешник догадался, что Николь вновь проникла в его мысли. — Что выбираешь? Ты с нами или нет?
Рефаим знал, что должен ответить. Возможно, Николь не может прочесть все его мысли, но у нее хватит способностей почувствовать то, что он попытается скрыть. Мгновенно приняв решение, он посмотрел в горящие красные глаза недолетки и честно ответил:
— Я сын своего отца.
Несколько мгновений Николь продолжала смотреть на него, прожигая его руку своим горящим прикосновением. Потом снова улыбнулась коварной улыбкой.
— Хороший ответ, птенчик. А ты не так глуп, как мне показалось вначале. Это главная мысль, которую мне удалось откопать в твоей пустой птичьей голове. Что ж, ты определенно сын своего отца. — Она выпустила его руку. — Добро пожаловать в мою команду, и не трусь. Поскольку твоего папочки здесь нет, не думаю, что ему очень важно, живой ты поймаешь ее или мертвой.
— Мертвой проще, — сказал Куртис.
— Определенно, — кивнула Старр.
Николь расхохоталась, и ее смех был настолько похож на смех Неферет, что у Рефаима перья на шее распушились и встали дыбом.
«Отец мой! Будь осторожен! Твоя королева Т-си С-ги-ли скрывает гораздо больше, чем ты догадываешься!» — кричало в его мозгу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазненная - Каст Кристин



Серьезнее, чем все предыдущие. По-прежнему захватывающе.
Соблазненная - Каст КристинPartridge
19.05.2012, 11.16





:)
Соблазненная - Каст Кристиннаталья
4.12.2013, 17.12





А продолжение будет?
Соблазненная - Каст КристинКсения
23.06.2014, 17.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100