Читать онлайн Избранная, автора - Каст Кристин, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Избранная - Каст Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Избранная - Каст Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Избранная - Каст Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Каст Кристин

Избранная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Дальше все завертелось, как в калейдоскопе, но мне уже не было до этого никакого дела. Такое впечатление, будто все происходило не со мной, а с кем-то другим, временно поселившемся в моем теле.
Неферет немедленно взяла руководство в свои руки. Она пристально осмотрела нас с Афродитой и решила (к большому моему сожалению), что из нас двоих только я смогу вместе со взрослыми вернуться к телу Нолан. Потом Неферет вызвала Дракона Ланкфорда, и тот явился вооруженный.
Я слышала, как Неферет расспрашивала Дракона о том, сколько воинов уже вернулось в школу из отпуска. Через несколько секунд в холле появились двое высоких мускулистых вампиров. Не помню, видела ли я их раньше.
Вы даже не представляете, сколько вампиров постоянно появляются и исчезают в нашей школе! Я уже давно знаю, что вампирское общество матриархально по своему устройству, то есть во главе его стоят женщины. Разумеется, это не значит, что мужчины не пользуются уважением. Еще как пользуются! Просто их таланты в основном лежат в области физической силы, тогда как женщины щедро одарены духовно и интеллектуально.
Если совсем коротко, то мужчины у нас прекрасные воины и защитники. Так что неудивительно, что в обществе Дракона и двух других вампиров я сразу почувствовала себя в безопасности.
Хотелось бы мне сказать, что я твердым шагом и с мужеством в сердце повела всех к телу профессора Нолан. Но я не люблю врать. Меня всю колотило, и в ушах звенело от страха. Мы погрузились в школьный внедорожник и поехали той же дорогой, по которой я вернулась в школу. Трясущейся рукой я показала место, где остановила свой «жук», и Дракон молча заглушил двигатель.
— Мы доехали до этого места, и тут Афродита вдруг сказала, что здесь что-то не так, — выдавила я, а потом собралась с силами, и выдала им Настоящую Ложь. — Ей стало не по себе. Мы остановились, но отсюда ничего не было видно. — Я со страхом покосилась на темноту вокруг потайной двери. — Потом я тоже почувствовала что-то странное, и мы решили проверить, в чем дело, — судорожно вздохнув, я незаметно стиснула кулаки, чтобы унять бешеную дрожь пальцев. — Сначала я подумала, что кто-то из учеников пытается тайком вернуться в школу, но не может найти дверь. — Я откашлялась и с трудом проглотила ком в горле. — Но когда мы подошли ближе к стене, то увидели, что там что-то есть. Что-то ужасное. И… и оно пахло кровью. А потом мы поняли, что это профессор Нолан… то есть… это ее кровь, и она сама. И мы побежали за вами.
— У тебя хватит сил пойти с нами или подождешь в машине? — ласково спросила Неферет. Сейчас она казалась мне такой доброй, такой сильной и все понимающей… Вы даже не представляете, как мне хотелось, чтобы она на самом деле была такой!
— Я не хочу оставаться одна, — пролепетала я.
— Тогда идем с нами, — сказала Неферет. — Тебе нечего бояться, Зои. Воины защитят нас.
Я кивнула и вылезла из машины. Двое воинов, Дракон и Лорен со всех сторон закрыли нас с Неферет. Не прошло и двух секунд, как мы пересекли газон, и на нас обрушился запах… Потом мы увидели чудовищно распятое тело. Колени мои задрожали, и дикий ужас от того, что сделали с несчастной Нолан, с новой силой обрушился на меня. Сама не знаю, что дало мне силы устоять на ногах.
— О, милосердная Богиня! — ахнула Неферет. Она медленно подошла к беззвучно кричащей голове, безобразно насаженной на кол. Я видела, как Неферет нежно отвела назад черные волосы Нолан и положила ладонь на ее окоченевший лоб. — Да обретешь ты мир, подруга моя. Покойся на зеленых лугах нашей Богини. Там мы когда-нибудь встретимся с тобой снова.
Я почувствовала, как земля уходит у меня из-под ног, но в этот миг чья-то сильная рука поддержала меня под локоть и не позволила упасть.
— Все в порядке. Ты сможешь пройти через это.
Я посмотрела на Лорена, но лицо его расплывалось у меня перед глазами. Одной рукой он поддерживал меня, а другой достал из кармана один из своих старомодных льняных носовых платков и протянул мне. Только тогда я поняла, что по щекам у меня градом катятся слезы.
— Лорен, отведи Зои в общежитие. Ей здесь больше нечего делать. Как только мы установим надежную защиту, я вызову людскую полицию, — распорядилась Неферет и обернулась к Дракону. — Немедленно призови сюда всех воинов. — Дракон молча откинул крышку телефона и начал звонить. Тогда Неферет снова обратила внимание на меня. — Я знаю, как ты потрясена, Зои. Вернуться сюда было тяжелым испытанием для тебя, но ты мужественно выдержала его. Я горжусь тобой и благодарю тебя.
Я ничего не могла сказать, поэтому молча кивнула.
— Пойдем домой, Зои, — тихо сказал Лорен.
Он повел меня к машине, но по дороге нас догнал холодный дождь. Я обернулась через плечо, и увидела, как тихие струи дождя смывают кровь с тела профессора Нолан, словно сама Богиня оплакивает свою утрату.
Всю дорогу до школы Лорен пытался разговорить меня.
Я не помню ни слова из того, что он говорил. Наверное, уверял, что все будет хорошо. Вероятно, убеждал набраться сил и пережить это… Мне казалось, будто его глубокий, красивый голос обволакивает и согревает меня. Лорен остановил машину, помог мне выбраться и, крепко взяв под локоть, повел по школе. Когда мы повернули к столовой, а не в общежитие, я подняла на Лорена удивленный взгляд.
— Тебе нужно немедленно что-нибудь съесть и выпить. А потом поспать. Я позабочусь о первых двух пунктах программы, — он помолчал и печально улыбнулся. — Хотя я вижу, что ты уже еле стоишь на ногах.
— Я не хочу есть.
— Знаю, но после еды тебе сразу станет лучше, обещаю. — Он отпустил мой за локоть и взял за руку. — Хочешь, я тебе сам приготовлю?
Я послушно позволила отвести себя на кухню. Мне было все равно, понимаете? Но рука у Лорена была теплой и сильной, и мое ледяное оцепенение потихоньку начало таять.
— Вы умеете готовить? — спросила я, с жадностью хватаясь за возможность поговорить о чем угодно, лишь бы не о смерти и ужасе.
— Да, но не стал бы преувеличивать свои таланты в этой области, — усмехнулся он, сразу став похожим на красивого озорного мальчишку. Почему я до сих пор отношусь к нему как к старшему? Разве мы с ним не друзья?
— Может, мне лучше не рисковать? — спросила я и попробовала улыбнуться, но губы меня не слушались. Наверное, я разучилась это делать.
— Не волнуйся, ради тебя я превзойду сам себя, — пообещал Лорен. Он притащил из дальнего угла табурет и придвинул его к гигантскому разделочному столу, стоявшему посреди кухни. — Садись.
Я послушно села, и только тогда почувствовала, как устала. Лорен вихрем летал по кухне, хлопал дверцами шкафчиков и огромных холодильных камер (не тех, в которых хранят кровь) и вытаскивал продукты.
— Ну-ка, выпей вот это. Только медленно.
Я с удивлением уставилась на огромный бокал красного вина.
— Мне не хочется…
— Тебе понравится, — перебил Лорен, глядя мне в глаза. — Поверь мне, Зои. Просто выпей.
Я опять послушалась. Дивный вкус разлился у меня во рту, искорки живого тепла разбежались по телу.
— Там кровь! — ахнула я.
— Ну да, — кивнул Лорен, не отвлекаясь от приготовления сэндвича. — Вино по-вампирски — пополам с кровью. — На этот раз он повернулся ко мне. — Если тебе не нравится вкус, я приготовлю тебе что-нибудь другое.
— Нет, все нормально. Выпью по-вампирски, — заверила я, отпивая следующий глоток. Стыдно признаться, но я едва сдержалась, чтобы не опрокинуть весь бокал одни махом.
— Я так и знал, что тебе понравится, — сказал Лорен.
Я подняла глаза от бокала и уставилась на него.
— Почему?
С каждым глотком этого чудесного вина в мое тело возвращались силы, а голова прояснялась.
— Разве ты не Запечатлела своего человеческого мальчика? Ведь именно благодаря этому ты смогла найти его и спасти из рук маньяка?
— Ну да.
Видимо, Лорен ожидал услышать что-то еще, но у меня не было никакого желания вдаваться в эту тему. Тогда он посмотрел на меня и улыбнулся.
— Так я и думал. Вот такие мы — вампиры. Иногда, сами того не желая, намертво привязываем к себе тех, кто нас любит.
— Недолеткам этого нельзя. Мы вообще не должны пить человеческую кровь.
На этот раз в улыбке Лорена светилось явное восхищение.
— Ты не обычная недолетка, а значит, общие правила к тебе не относятся.
Он так и сверлил меня глазами, будто давал понять, что имеет в виду не только правило о кровопийстве.
От этого взгляда меня бросало то в жар, то в холод, я его боялась — и в то же время чувствовала себя невероятно взрослой и сексуальной. Честно признаться, я уже давно перестала понимать, что со мной творится, стоит мне остаться наедине с Лореном, а сейчас было не лучшее время для психоанализа.
— Вот, подкрепись, — он придвинул ко мне тарелку с аппетитным сэндвичем с сыром и ветчиной. — Нет, постой! Чуть не забыл! — Он бросился к буфету, долго рылся там, а потом с довольным возгласом вынырнул наружу и насыпал мне на тарелку огромную горку сырных чипсов «Доритос».
Я невольно улыбнулась. На этот раз улыбка получилась у меня гораздо лучше.
— Доритос! Это просто чудо! — Я вгрызлась в сэндвич, и с удивлением поняла, что ужасно проголодалась. — Вы же знаете, нас тут пичкают только здоровой едой.
— Правила существуют для обычных недолеток, — Лорен снова улыбнулся мне своей особой, медленной и сексуальной улыбкой. — А ты особенная. Кроме того, я всегда считал, что некоторые правила просто необходимо нарушать. — Он выразительно посмотрел на бриллиантовые сережки, бесстыдно сверкавшие в моих ушах.
Я густо покраснела и занялась своим сэндвичем, время от времени искоса поглядывая на Лорена.
Сам он есть не стал, зато налил себе бокал вина и уселся передо мной, наблюдая за тем, как я ем. Я уже собралась сказать ему, что он меня смущает и вообще невежливо смотреть человеку в рот, но тут Лорен снова заговорил.
— И давно вы подружились с Афродитой?
— Мы с ней не дружим, — буркнула я и откусила огромный кусок сэндвича (между прочим, на редкость вкусного. А еще говорят, будто в мире нет совершенства! Вот оно, сидит передо мной — невероятно красивое, сексуальное, талантливое, да еще и готовить умеет!) — Я возвращалась от бабушки и встретила ее по дороге. — При этом я довольно убедительно передернула плечами, давая понять, что эта встреча не доставила мне особого удовольствия. — Ну я и решила, что предводительница Дочерей Тьмы должна быть добра ко всем недолеткам, даже таким, как Афродита. Вот и подобрала ее.
— Странно, что она согласилась принять от тебя помощь. Мне казалось, вы с ней заклятые враги!
— Скажете тоже! — воскликнула я, изображая простодушную дурочку. — Заклятые! Да плевала я на нее!
Мне очень хотелось рассказать Лорену всю правду об Афродите. Вы же знаете, я не люблю врать (и не очень умею, хотя за последний месяц здорово поднаторела в этом искусстве.) Но стоило мне только подумать о том, чтобы открыться Лорену, как в глазах у меня потемнело от боли и страха.
Казалось, кто-то невидимый с силой ударил меня под вздох и грозно прокричал на ухо: «Не смей ни о чем ему рассказывать!»Придя в себя, я мило улыбнулась и принялась жевать свой сэндвич, стараясь думать о чем-нибудь приятном. Например, о том, что я уже не так похожа на героиню фильма «Ночь живых мертвецов».
Черт, нашла о чем подумать! Я сразу же вспомнила о профессоре Нолан и, отложив сэндвич, схватилась за бокал с вином.
— Лорен, как вы думаете, кто мог сделать такое с профессором Нолан?
Его прекрасное лицо потемнело, скулы обозначились резче.
— Что тут думать? Цитата говорит сама за себя.
— Какая цитата?
— Разве ты не прочитала, что написано на бумаге, надетой на кол?
Я зажмурилась и покачала головой, пытаясь подавить накатившую дурноту.
— Я видела, что там какая-то надпись, но не успела ее прочитать.
— «Ворожеи не оставляй в живых. Исход 22:18». А ниже огромными буквами написано ПОКАЙТЕСЯ, и подчеркнуто несколько раз.
Тут в мозгу у меня что-то щелкнуло, и меня бросило в жар, но на этот раз уже не от вина.
— Люди Веры!
— Очень на это похоже, — кивнул Лорен. — Просто не понимаю, о чем думали Верховные жрицы, когда решили купить эту землю и основать на ней Дом Ночи? Такое впечатление, что они нарочно искали неприятностей! Как будто не знали, что за народец тут живет! Где еще найдешь такое скопление твердолобых и обезумевших от злобы фанатиков, готовых свернуть головы всем, кто не согласен с их, так называемыми, религиозными убеждениями! — Он стиснул зубы и покачал головой. — Просто не понимаю, откуда в них столько ненависти!
— Вовсе не все в Оклахоме такие! — твердо сказала я. Мне почему-то было неприятно его слушать. Я тоже не люблю полоумных людоверов, но чем мы будем отличаться от них, если станем считать всех не-вампиров дураками и злодеями? — Люди Веры вовсе не единственная религиозная община в штате! Многие верующие вообще не желают иметь с ними ничего общего. И еще в Оклахоме очень распространены верования коренных американцев, а многие люди просто не задаются этими вопросами, но тоже не имеют никакого отношения к чокнутым сектантам.
— К сожалению, их голос почти не слышен. Зато Люди Веры надрываются на каждом углу!
— Ну и что? Можно подумать, правота доказывается крепостью голосовых связок!
Лорен рассмеялся, и лицо его снова стало красивым и приятным.
— Я вижу, тебе полегчало.
— Кажется, да, — широко зевнула я.
— Но усталость взяла свое, — продолжал Лорен. — Пора отвести тебя в общежитие и уложить в постель. Тебе нужно отдохнуть и набраться сил перед тем, что начнется завтра.
В животе у меня все сжалось от страха, и я пожалела, что слопала столько чипсов.
— А ч-что такое начнется?
— Прошли десятилетия с тех пор, как люди в последний раз осмеливались открыто напасть на вампиров!
Лицо Лорена снова посуровело, теперь передо мной сидел не поэт — а воин, не человек — вампир. Он был настолько могущественным, грозным и опасным, что у меня слегка засосало под ложечкой. Все-таки, настоящая мужественность невероятно сексуальна, вы не находите?
Наверное, Лорен решил, что и так сказал слишком много, потому что вдруг с улыбкой встал и подошел ко мне.
— Тебе не о чем беспокоиться. Через двадцать четыре часа в школу прибудут Сыновья Эреба, наш элитный отряд настоящих воителей. После этого ни один человеческий фанатик не сможет даже приблизиться к школе, не говоря уже о том, чтобы напасть на кого-то из нас.
Я нахмурилась, обдумывая его слова. Хорошо это или плохо? С одной стороны, разумеется, очень хорошо, а с другой… Как я теперь буду тайком удирать из школы и таскать Стиви Рей пухлые пакеты со свежей кровью, если куча элитных молодых воинов, по уши накачанных тестестероном, будут воинственно поигрывать мускулами, защищая каждый сантиметр школьной стены?
— Ты будешь в безопасности, обещаю, — прошептал Лорен и нежно приподнял мое лицо за подбородок.
Изнывая от нервного предвкушения, я часто-часто задышала, и стайка обезумевших бабочек запорхала у меня в животе.
Поверьте, я честно боролась с искушением. Я пыталась не думать о Лорене и о его поцелуях, старалась не обращать внимание на то, как бешено стучит мое сердце под его ласковым темным взглядом. Но я ничего не могла с собой поделать! Я понимала, как будет страдать Эрик, когда узнает о моих отношениях с Лореном, я переживала из-за проблем со Стиви Рей и Афродитой, я умирала от ужаса перед тем, что случилось с профессором Нолан, но мои бесстыжие губы все равно помнили вкус поцелуев прекрасного поэта. И я хотела, чтобы он поцеловал меня снова — и снова, и снова...
— Я верю, — прошептала я. Клянусь, в этот момент я бы поверила всему, что бы он ни сказал!
— Тебе, — прошептал Лорен, не сводя с меня пристального взгляда.
— Тебе… — повторила я. — Я тебе верю.
— А я счастлив, что ты носишь мои сережки.
И прежде чем я успела что-то сказать, он наклонился и поцеловал меня. Его поцелуй был глубоким, и губы долго не отрывались от моих губ. Язык его коснулся моего языка, и я почувствовала вкус вина с соблазнительной ноткой свежей крови.
Не помню, сколько прошло времени, прежде чем мы отстранились друг от друга. Помню только, что глаза Лорена потемнели, и он тяжело дышал. Вам интересно, что чувствовала я сама? Не знаю. Меня больше не было. Я растворилась в Лорене.
— Нужно как можно скорее отвести тебя в общежитие, иначе я не сдержусь и унесу тебя к себе. Навсегда, — прошептал он.
Я напрягла весь свой блестящий интеллект, чтобы сказать что-нибудь выдающееся, и выдала:
— Ладно.
Лорен снова взял меня за руку и переплел свои горячие пальцы с моими. Мы вышли в сумрачное холодное утро и зашагали к общежитию, тесно прижимаясь друг к другу. Мы молча поднялись по ступенькам, Лорен распахнул передо мной дверь. Огромный холл был пуста. Я посмотрела на часы — и моргнула. Неужели уже девять?
Лорен торопливо поднес мою руку к губам, поцеловал и отпустил.
— «Прощай, спокойной ночи, желаю я тебе сто раз. Мне ночь сто раз мрачней без твоего сиянья. Как школьники спешат уйти от книг, так радостно любовь к любви стремится. Как школы вид печалит взор их, Так тяжко ей с любовью разлучиться».
Я не сразу узнала строчки из «Ромео и Джульетты», а когда поняла, то совсем растерялась. Неужели Стиви Рей была права, когда говорила, что мы с Лореном — совсем как Ромео и Джульетта? Значит, он меня безумно любит? А я его — тоже? Я почувствовала, как лицо мое снова вспыхнуло от волнения.
— Спокойной ночи, — еле слышно пробормотала я. — Спасибо, что позаботился обо мне.
— Всегда к вашим услугам, моя госпожа, — улыбнулся Лорен. — Адью!
Он церемонно мне поклонился, прижав к сердцу сжатый кулак, как издревле воины приветствуют свою Верховную жрицу.
Видели бы вы эту Верховную жрицу! Стояла, улыбалась и краснела до ушей, как дурочка. Спасибо, хоть не захихикала!
Наконец Лорен ушел.
После пережитого шока и сумасшедших поцелуев Лорена у меня голова шла кругом, поэтому по лестнице я поднималась, тяжело опираясь на перила. По-хорошему надо было бы зайти проведать Афродиту, но я настолько устала, что у меня просто не хватило сил. Тем более что перед сном меня ждало еще одно очень тяжелое дело.
Ввалившись в комнату, я первым делом залезла в мусорную корзину и отыскала на самом дне две половинки кошмарной открытки, которую мамочка со злотчимом прислали мне на день рождения.
Я сложила обрывки на полу, и к горлу снова подступила тошнота. Память меня не обманула. На открытке был изображен грубый деревянный крест с прибитым к нему свитком. Кровавые буквы дополняли пугающее сходство со страшной картиной, намертво врезавшейся в мою память. Это было слишком похоже на то, что сделали с профессором Нолан, чтобы быть просто случайным совпадением.
Как говорит бабушка — не надо откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Тем более что завтра у меня может элементарно не хватить духу. Я решительно схватила телефон, набрала полную грудь воздуха и набрала знакомый номер. Мама ответила после третьего звонка.
— Алло! Да благословит Господь ваше утро! — жизнерадостно прощебетала она, и я поняла, что мамочка забыла взглянуть на имя звонящего.
Ну что ж, ее ждет небольшое разочарование.
— Мама, это я.
Как и следовало ожидать, голос в трубке мгновенно изменился.
— Зои? Что случилось на этот раз?
Еще вчера я бы, наверное, расплакалась или разоралась от обиды. Но сегодня все изменилось. У меня не было ни сил, ни желания играть в дочки-матери.
— Где был Джон вчера поздно ночью?
— Что еще за вопросы, Зои?
— Мама, у меня нет времени выслушивать твои нотации! Просто ответь. Что вы делали после того, как уехали с площади Утика?
— Немедленно смени тон, девочка. Ты разговариваешь с матерью!
Я сжала кулаки, пытаясь не завизжать от злости и раздражения.
— Мама, это важно. Очень важно. Вопрос жизни и смерти, понимаешь?
— Ах, избавь меня от этой театральщины! — воскликнула она. Потом нервно и натянуто хохотнула. — Разумеется, твой отец вернулся домой вместе со мной. Мы посмотрели футбол по телевизору и пошли спать.
— Во сколько он сегодня выехал на работу?
— Что за дурацкие вопросы! Отец уехал полтора часа назад, как всегда. Зои, в чем дело? Немедленно отвечай, что ты еще задумала?
Я помедлила с ответом. Рассказать ей? Неферет ясно сказала, что собирается вызвать полицию. Значит, уже сегодня днем об убийстве профессора Нолан будут говорить во всех новостях. Мама все равно все узнает, просто чуть позже. Но я прекрасно знала, что она не умеет держать язык за зубами, и если я расскажу ей, она тут же бросится обзванивать всех своих знакомых и разнесет новости по всему пригороду. Нет уж, пусть все идет своим чередом.
— Зои? Почему ты молчишь? Отвечай сейчас же!
— Смотри новости. Сама все узнаешь.
— Что ты наделала?
В ее голосе не было ни тревоги, ни разочарования, ни даже досады. Только усталая покорность, иными словами — полное равнодушие.
Ну и ладно.
— Ничего. Я тут не при чем. Поищи того, кто это сделал, в своей образцовой семье. Ко мне это не относится. Я больше не имею никакого отношения к ней.
Она мгновенно ощетинилась, а в голосе ее появились истерические нотки.
— Вот именно! Ты для нас всех чужая. Ты сама этого захотела, и я не вообще не понимаю, зачем ты сюда звонишь! И ты, и твоя бессердечная бабушка бросили мне в лицо, что не желаете больше со мной разговаривать! Так чего тебе еще нужно от меня?
— Твоя мама не бессердечная! — машинально ответила я.
— Со мной она именно такая! — рявкнула мама.
— А тебе не все равно? — устало спросила я. — Тебе давным-давно нет до нее никакого дела. Ладно, ты права. Не надо было тебе звонить. Будь счастлива, — сказала я и повесила трубку.
Ну вот и поговорили. Впрочем, в одном она права. Зря я бросилась ей звонить. В конце концов, эта открытка еще ничего не доказывала. При всей своей чудовищности, она могла быть простым совпадением. В конце концов, в Тулсе и Брокен Эрроу пруд пруди крошечных лавочек с религиозными сувенирами и открытками. И сюжеты там всегда одинаковые — или голубки и волны, смывающие следы на песке, или кресты и окровавленные гвозди. Возможно, это еще ничего не значит. Как вы думаете? От всех этих мыслей у меня до тошноты разболелась голова. Я слишком устала, чтобы думать. Вот посплю, а потом попробую во всем разобраться на свежую голову.
Я подошла к столу и убрала в ящик разорванную открытку. Потом разделась, и натянула самую мягкую и просторную пижаму. Нала сладко посапывала у меня на подушке. Я отвоевала себе краешек рядом с ней, закрыла глаза и попыталась выбросить из головы все жуткие картины, тревожные мысли и непростые вопросы. Наконец, ровное мурчание кошки убаюкало меня, и я провалилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Избранная - Каст Кристин



это самая лучшая книга на свете
Избранная - Каст Кристинсаша
23.02.2012, 10.54





САМАЯ ЛУЧШАЯ КНИГА
Избранная - Каст КристинЗОЯ
5.06.2012, 21.50





Замечательная и увлекательная книга
Избранная - Каст КристинНастя
14.07.2012, 22.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100