Читать онлайн Обожженная, автора - Каст Кристин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обожженная - Каст Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обожженная - Каст Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обожженная - Каст Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Каст Кристин

Обожженная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Афродита


Честное слово, Эрке, мне жаль, что приходится повторять это еще раз. Мне нет дела до ваших идиотских правил. Зои там, — Афродита указала идеально наманикюренным пальчиком на закрытую каменную дверь. — А это означает, что я тоже буду там.
— Афродита, ты человек — причем, даже не супруга вампира. Ты не можешь просто ворваться в зал Высшего совета со своими смертными девичьими истериками, тем более, в такое тяжелое время. — Эрке окинула ледяным взглядом растрепанные волосы Афродиты, ее мокрое от слез лицо и покрасневшие глаза. — Совет пригласит тебя присоединиться. Возможно. Но пока этого не произошло, ты должна ждать.
— Я не истеричка, — медленно, отчетливо и внешне сдержанно произнесла Афродита, всеми силами пытаясь не повторить ту же ошибку, из-за которой единственная осталась за дверями Высшего совета.
Когда Старк, Дарий, Дэмьен, Близняшки и даже Джек вместе внесли безжизненное тело Зои внутрь, Афродита оказалась снаружи именно потому, что повела себя точь-в-точь, как сказала Эрке — как истеричная девчонка. Она не смогла пойти следом, потому что рыдала так горько, что ничего не видела и не могла дышать из-за слез и соплей. А когда взяла себя в руки, дверь у нее перед носом захлопнулась, а Эрке превратилась в чертову вышибалу.
Но Эрке глубоко заблуждалась, полагая, что Афродита не знает, как вести себя с властными и надоедливыми взрослыми. Афродиту воспитывала женщина, по сравнению с которой Эрке была просто сопливой Мэри Поппинс!
— Иными словами, вы считаете меня обычной человеческой несовершеннолетней? — спросила Афродита, делая решительный шаг в личное пространство Эрке и заставляя ту автоматически сделать шаг назад. — Вы ошибаетесь. Я пророчица Никс. Помните такую? Если нет, хочу напомнить, что Никс — это ваша Богиня и непосредственная начальница. Мне не нужно быть ходячим холодильником какого-нибудь парня, чтобы получить право присутствовать на Высшем совете. Никс лично дала мне это право. А теперь валите к черту и дайте мне пройти!
— Несмотря на то, что этой молодой девушке следовало бы высказать свои соображения в более вежливой форме, я полагаю, она права. Позволь ей пройти, Эрке. Я лично возьму ответственность за ее присутствие, если Высший совет будет против.
У Афродиты даже волоски на руках встали дыбом, когда она услышала за своей спиной мелодичный голос Неферет.
— Но это противоречит правилам, — пробормотала Эрке, не желая так просто признавать свое поражение.
— Какие уж тут правила, когда душа недолетки отлетает от тела! — вздохнула Неферет.
— В этом я вынуждена с вами согласиться, Верховная жрица, — отступив в сторону, Эрке приоткрыла тяжелую каменную дверь. — С этого момента вы несете личную ответственность за присутствие человека на совете.
— Благодарю тебя, Эрке. Это очень мило с твоей стороны. Да, кстати, за мной идут несколько воинов, они несут кое-что, — улыбнулась Неферет. — Ты окажешь мне огромную любезность, пропустив их в зал.
Афродита не стала даже оглядываться, услышав за спиной вполне ожидаемое:
— Разумеется, жрица.
Она решительно шагнула в старинное здание.
— Разве не странно, что мы с тобой снова стали союзниками, дитя мое? — раздался за плечом Афродиты нежный голос Неферет.
— Мы никогда не будем союзниками, и я не дитя, — огрызнулась та, не оглядываясь и не замедляя шаг.
Вестибюль привел ее в огромный каменный амфитеатр, ровными круглыми рядами спускавшийся вниз к самому полу. Взгляд Афродиты остановился на высоком витражном окне, где была изображена Никс в обрамлении сверкающей пентаграммы и с высоко поднятыми руками, в которых покоился перевернутый полумесяц.
— Прелестно, ты не находишь? — как ни в чем ни бывало поинтересовалась Неферет. — Как известно, вампиры на протяжении всей истории создавали величайшие произведения искусства.
Но Афродита упрямо не хотела смотреть на Верховную жрицу, а просто пожала плечами и ответила:
— У вампиров есть деньги. За деньги можно купить самые прекрасные произведения, созданные как людьми, так и не людьми. Откуда вам знать, что этот витраж сделали именно вампиры? Вы, конечно, старая, но все же не настолько.
Стараясь не обращать внимания на журчащий снисходительный смех Неферет, Афродита перевела глаза в центр зала. Она не сразу поняла, что видит перед собой, но миг спустя ей показалось, будто ее с размаху ударили кулаком в солнечное сплетение.
Перед ней на просторном возвышении, служившем внутренним полом зала, располагались семь резных мраморных тронов. На тронах сидели вампиры, однако не они привлекли внимание Афродиты.
На мраморном помосте перед тронами, словно труп на столе в мертвецкой, лежала Зои. Рядом, вполоборота к ней, на коленях стоял Старк. Афродита могла видеть его лицо. Старк не произносил ни звука, но слезы безостановочным потоком катились по его щекам, пропитывая футболку. Рядом Дарий что-то говорил сидевшей на первом троне брюнетке с густыми, слегка тронутыми сединой волосами. Дэмьен, Джек и Близняшки, как стадо овец, сбились в кучку на нижнем ряду каменных сидений, рыдая в три ручья, но их громкие обильные слезы отличались от безмолвного страдания Старка, как океан от журчащего ручейка.
Афродита шагнула вперед, но Неферет схватила ее за запястье. После чего та все-таки повернулась и взглянула на свою бывшую наставницу.
— Знаете, отстали бы вы от меня, — ласковым голосом произнесла Афродита.
Неферет насмешливо вздернула бровь.
— Неужели ты все-таки научилась противостоять материнскому авторитету?
Афродита дала волю медленно закипающему гневу.
— Насколько я знаю, вы ни для кого не обладаете материнским авторитетом. Что касается умения противостоять стервам, то я давно овладела этим искусством.
Неферет нахмурилась и отбросила ее руку.
— Я никогда не одобряла твою вульгарную манеру выражаться.
— Я не вульгарная, а настоящая. Две большие разницы, Неферет. И потом, неужели вы всерьез думаете, что мне не наплевать на то, что вы одобряете, а что нет?
Неферет набрала в грудь воздуха, чтобы ответить, но Афродита опередила ее:
— Кстати, какого черта вы здесь забыли? Неферет даже глазами захлопала от изумления.
— Неужели ты не знаешь? Я прибежала сюда, как только узнала, что принесли раненую недолетку!
— Да что вы говорите? У вас вилочки не найдется, лапшу с ушей снимать? Хотите, скажу, зачем вы сюда приперлись? Да потому, что надеетесь получить то, что вам нужно. Вы же всегда так действуете, Неферет, хотя они вряд ли об этом догадываются, — Афродита дернула головой в сторону членов Высшего вампирского совета.
— Будь осторожна, Афродита. Очень скоро я могу тебе понадобиться!
Афродита заглянула в лицо Неферет и чуть не вздрогнула от изумления, заметив, как изменились вдруг ее глаза. На миг они утратили свой сверкающий изумрудный цвет и угрожающе потемнели. Показалось ей, или в их глубине действительно зажегся грозный красный огонь? Но не успела Афродита подумать об этом, как Неферет моргнула, и ее глаза вновь обрели глубокий цвет драгоценных камней.
Афродита судорожно вздохнула. Короткие волоски на ее руках вновь встали дыбом, но голос прозвучал ровно и насмешливо:
— Спасибо, Неферет. Но я все-таки постараюсь обойтись без вашей «помощи», — она нарочно выделила голосом последнее слово.
— Неферет! Высший совет призывает вас. Неферет обернулась к Высшему совету, но прежде чем сойти по ступеням, грациозным жестом указала на Афродиту.
— Я прошу Высший совет позволить человеку присутствовать на заседании. Это Афродита, человеческое дитя, которое объявило себя пророчицей Никс.
Афродита вышла из-за плеча Неферет и решительно обвела взглядом членов совета.
— Я не объявляла себя пророчицей. Я стала пророчицей Никс, потому что наша Богиня избрала меня своими устами. Честно говоря, если бы у меня был выбор, я бы никогда не взялась за эту работу. — Несколько членов Совета изумленно заохали, но Афродита невозмутимо продолжала: — Кстати, к вашему сведению — я не сообщила вам ничего такого, о чем не знала бы Никс.
— Богиня наша верит в Афродиту, хоть та сама порой в себя не верит, — проговорил Дарий.
Афродита улыбнулась ему. Он был не просто ее большим, великолепным и могучим Воином. Она могла абсолютно на него положиться, потому что он всегда видел в ней только лучшее.
— Дарий, почему ты заступаешься за эту человеческую деву? — спросила брюнетка.
— Я говорю за Пророчицу эту, Дуантия, — пророкотал Дарий, намеренно выделив голосом статус Афродиты, — ибо я Воина клятву принес ей, и буду ей верен до смерти.
— Ты ее Воин? — вскричала Неферет, не сумев скрыть своего потрясения. — Но ведь это означает...
— Это означает, что я не могу быть полностью человеком, поскольку воин-вампир не может принести клятву просто человеку, — закончила Афродита.
— Ты можешь войти в зал, Афродита, пророчица Никс. Совет приглашает тебя, — провозгласила Дуантия.
Афродита вихрем сбежала вниз, так что Неферет волей-неволей пришлось идти за ней следом.
Девушка хотела броситься к Зои, но что-то подсказало ей сначала остановиться перед брюнеткой, которую Дарий назвал Дуантией. Афродита официально прижала к сердцу сжатую в кулак руку и почтительно ей поклонилась.
— Спасибо, что разрешили мне прийти.
— Нынешние чрезвычайные времена заставляют нас принимать чрезвычайные решения, — сказала высокая худая вампирша с глазами цвета ночи.
Афродита не знала, что на это ответить, поэтому просто кивнула и подошла к Зои. Сунула ладошку в руку Дария, крепко сжала ее, пытаясь одолжить у своего Воина частицу его могучей силы. Только после этого Афродита взглянула на свою подругу.
В первый миг она не поверила своим глазам. Все татуировки Зои исчезли! Лишь посредине лба осталась обычная Метка недолетки в виде простого синего полумесяца. И еще Зои была чертовски бледной. Как настоящий мертвец.
Афродита немедленно запретила себе думать об этом. Зои не умерла. Она дышала. Сердце ее продолжало биться. Зои. Не. Умерла.
— Богиня говорит вам что-то, когда вы смотрите на нее, Пророчица? — спросила высокая худая вампирша, уже обращавшаяся к Афродите раньше.
Выпустив руку Дария, Афродита медленно опустилась перед Зои на колени. При этом она смотрела на Старка, но тот даже не шелохнулся. Казалось, он даже не моргал. Только беззвучно плакал и смотрел на Зои.
«Неужели Дарий будет так же страдать, если со мной что-нибудь случится?»
Афродита поспешила отогнать эту страшную мысль и снова взглянула на Зои. Потом медленно-медленно протянула руку и коснулась плеча подруги.
Кожа Зои была холодна, как у покойницы. Афродита застыла в ожидании. Время шло, но она так и не почувствовала даже слабого проблеска видения, чувства или чего-то вроде.
С разочарованным вздохом девушка покачала головой и сказала:
— Нет. Я ничего не могу сказать. Видите ли, я не контролирую свои видения. Они просто накрывают меня, независимо от того, хочу я этого или не хочу. Честно говоря, чаще всего как раз тогда, когда я совершенно этого не хочу.
— Ты не используешь все дары, которыми наградила тебя Никс, Пророчица.
Афродита с изумлением перевела взгляд от Зои на темноглазую вампиршу, которая встала со своего места и изящной походкой направилась к ней.
— Ответь мне — ты истинная Пророчица Никс или нет? — строго спросила дама.
— Истинная! — Афродита ответила без колебаний, хотя в голосе ее было столько же уверенности, сколько смущения.
Прошелестев шелковым одеянием цвета ночного неба, женщина опустилась на колени рядом с Афродитой и сказала:
— Меня зовут Танатос. Ты знаешь, что означает мое имя?
Афродита помотала головой, впервые в жизни пожалев, что Дэмьен сидит слишком далеко и не может подсказать ей правильный ответ.
— Оно означает смерть. Я не возглавляю Высший совет, эта высокая честь принадлежит Дуантии, однако мне дана привилегия находиться в особой близости с нашей Богиней, ибо мой дар заключается в том, чтобы помогать душам умерших переходить из этого мира в иной.
— Вы разговариваете с призраками?
Улыбка озарила суровое лицо Танатос, сделав его почти миловидным.
— В некоторой степени. Но сейчас важнее то, что благодаря своему дару я кое-что знаю о видениях.
— Правда? Но мои видения совсем не похожи на разговоры с призраками!
— Вот как? Скажи мне, откуда они приходят? Нет, попробую задать вопрос еще точнее — в каком мире ты находишься, когда получаешь видения?
Афродита задумалась. Она вспомнила, сколько раз ей приходилось видеть эти чертовы смертельные видения, и как со временем она начала смотреть на происходящее глазами умирающих людей. Судорожно вздохнув, она внезапно поняла, что знает ответ, и громко выпалила:
— Я получаю видения из Потустороннего мира!
— Именно так, — кивнула Танатос. — Ты гораздо сильнее меня связана с Потусторонним миром и царством духов, Пророчица. Я лишь сопровождаю мертвых в их переходе и только через них вижу край Иного мира.
Афродита поспешно перевела глаза на Зои.
— Она не мертвая!
— Еще нет. Но поскольку без души ее тело сможет просуществовать не больше семи дней, она очень близка к смерти. Настолько близка, что между ней и Потусторонним миром уже установилась связь, причем намного более сильная, чем у недавно умерших. Прикоснись к ней еще раз, Пророчица. Но теперь сосредоточься как следует и постарайся лучше использовать все, чем одарила тебя Богиня.
— Но я...
Танатос с раздражением оборвала ее:
— Делай то, чего хочет от тебя Никс, Пророчица!
— Но я не знаю, чего она от меня хочет! Суровое лицо Танатос разгладилось, и она снова улыбнулась.
— Ах, дитя, просто попроси ее о помощи!
— Просто попросить? — растерянно захлопала глазами Афродита.
— Да, Пророчица. Именно так.
Медленно повернувшись, Афродита вновь дотронулась до холодного плеча Зои.
На этот раз она закрыла глаза и сделала три долгих глубоких вдоха, как обычно делала Зои перед созданием круга. После чего безмолвно, но пылко взмолилась Никс: «Понимаешь, я бы не просила, не будь это очень важно. Ты же знаешь, потому что ты всегда все знаешь, что я не люблю просить о милости. Ни у кого. И еще я не очень сильна в этих дурацких молитвах, но это ты тоже знаешь. — В этом месте Афродита прервалась и мысленно вздохнула. — Никс, мне нужна твоя помощь. Мне кажется, Танатос думает, будто у меня есть какая-то связь с Потусторонним миром. Если это так, пожалуйста, дай мне знать, что случилось с Зои. — Афродита прервала свою молчаливую молитву, вздохнула и открылась Никс: — Пожалуйста, Богиня! И не только потому, что Зои мне как сестра, которую моя эгоистичная мамочка так и не захотела мне подарить. Мне нужна твоя помощь потому, что слишком много людей зависит от Зои, и это, как ни печально, гораздо важнее моих чувств».
В тот же миг Афродита почувствовала под ладонью нарастающее тепло, а потом ей показалось, будто она просто вышла из своего тела и перешла в тело Зои. Она пробыла в нем не дольше мгновения, не дольше одного удара сердца, но то, что она почувствовала, увидела и узнала, настолько потрясло Афродиту, что она поспешно перенеслась в свое собственное тело.
Задыхаясь от страха, она прижала к груди руку, которой только что касалась Зои. Затем, застонав, с залитым слезами лицом, согнулась пополам от страшного головокружения, судорожно хватая ртом воздух.
— Что такое, Пророчица? Что ты увидела? — спокойно спросила Танатос, вытирая платком ее щеки и крепко обнимая за талию.
— Она ушла! — подавив рыдание, пробормотала Афродита, изо всех сил стараясь взять себя в руки. — Я почувствовала, что с ней случилось. Всего на секунду, но почувствовала. Зои бросила в Калону всю силу духа. Она пыталась остановить его, но у нее ничего не получилось. Хит умер у нее на глазах. Это разорвало ее душу на куски. — Чувствуя звенящую пустоту в голове, Афродита сквозь застилающие глаза слезы обреченно посмотрела на Танатос: — Вы ведь знаете, где она сейчас, правда?
— Думаю, да. Однако ты должна подтвердить это.
— Части ее разорванной души находятся в Потустороннем мире, вместе с мертвыми, — произнесла Афродита, с усилием моргая измученными покрасневшими глазами. — Зои ушла насовсем. Она не смогла вынести того, что произошло — просто не смогла, и все.
— Ты больше ничего не видела? Ничего такого, что могло бы помочь ей?
С усилием сглотнув подступившую к горлу желчь, Афродита подняла дрожащую руку.
— Нет, но я сейчас попытаюсь еще...
Дарий положил руку на плечо Афродиты, не давая дотронуться до Зои.
— Нет, Афродита. Ты слишком слаба, ты сама лишь недавно была между жизнью и смертью. Ты до сих пор не оправилась после разрыва Запечатления.
— Это неважно! Зои умирает!
— Это важно. Или ты хочешь, чтобы с твоей душой случилось то же, что с душой Зои? — негромко спросила Танатос.
Афродита чуть не задохнулась от ужаса.
— Нет, — прошептала она, поспешно накрывая руку Дария своей ладошкой.
— К сожалению, великие дары, которыми наша любимая Богиня награждает своих юных дочерей, очень редко идут им на пользу. Молодым людям просто не хватает зрелости правильно распорядиться ими, — заметила Неферет.
Афродита увидела, как при звуке ее холодного покровительственного голоса по телу Старка прошла судорога, и он впервые оторвал глаза от Зои.
— Этой твари здесь не место! Это все ее работа! Это она убила Хита и разрушила душу Зои! — выдавил он осипшим голосом, похожим на хруст гравия.
Неферет смерила его ледяным взглядом.
— Я понимаю твое состояние, Воин, однако так нельзя разговаривать со своей Верховной жрицей.
Старк вскочил на ноги, но Дарий с присущей ему молниеносностью удержал его за руку. Афродита услышала, как он строго прошептал ему:
— Думай как следует, прежде чем действовать, Воин!
— Воин, — обратилась к Старку молчавшая до сих пор Дуантия. — Ты присутствовал при убийстве мальчика и был свидетелем сокрушения Зои. Перед Высшим советом ты засвидетельствовал, что все это совершил крылатый Бессмертный. Ты ничего не говорил о Неферет.
— Спросите любого из друзей Зои! Позвоните Ленобии и Дракону Ланкфорду из Дома Ночи Талсы. Они все вам скажут, что Неферет запросто может убивать на расстоянии! Ей не нужно присутствовать на месте преступления, — выкрикнул Старк.
Отбросив руку Дария, он сердито вытер лицо, словно только сейчас заметил свои слезы.
— Она действительно может совершать ужасные деяния на расстоянии, — нерешительно подтвердил Дэмьен с другого конца зала.
Близняшки и Джек, все еще обливаясь слезами, решительно закивали.
— У нас нет никаких доказательств того, что Неферет приложила руку к этому ужасному преступлению, — мягко сказала Дуантия, обращаясь ко всем собравшимся.
— А вы знаете, что случилось с Хитом? Вы можете поговорить с его призраком или как там это называется, и узнать всю правду? — спросила Афродита у Танатос, которая вернулась на свое место сразу после того, как Неферет начала говорить.
— Душа этого человека не задержалась в нашем мире, и прежде чем уйти, он не пытался найти меня, — ответила Танатос.
— Где Калона? — не обращая внимания на собравшихся, заорал Старк на Неферет. — Где вы прячете своего любовника, который натворил все это?
— Если ты имеешь в виду Эреба, моего бессмертного супруга, то я пришла на заседание совета именно для того, чтобы дать ответ на этот вопрос, — невозмутимо ответила Неферет и, повернувшись спиной к Старку, обратилась к семерым членам совета: — Я тоже почувствовала, как разрушилась душа Зои. В это время я прогуливалась по лабиринту, мысленно готовясь покинуть остров Сан-Клементе, причем на очень долгий срок...
Здесь Неферет пришлось прерваться, поскольку Старк саркастически усмехнулся и крикнул:
— Вы с Калоной планируете захватить весь мир, начав с острова Капри. Так что да, в ближайшем будущем вы сюда вряд ли вернетесь, разве что залетите сбросить парочку бомб на этот островок.
Дарий снова тронул его за плечо, безмолвно предупреждая вести себя сдержаннее, но Старк сбросил его руку.
— Я не отрицаю, что мы с Эребом мечтаем возродить великие времена древности, когда вампиры управляли миром с острова Капри, когда весь мир преклонялся и почитал нас так, как мы того заслуживаем, — заявила Неферет, обращаясь к Старку. — Но я не собираюсь разрушать ни этот остров, ни этот совет. Более того, я пришла сюда в поисках поддержки.
— Вы хотели сказать — власти? Теперь, когда Зои больше не стоит у вас на пути, у вас появилась возможность ее получить! — процедил Старк.
— Ты так думаешь? Неужели я неправильно поняла то, что произошло между вашей Зои и моим Эребом на сегодняшнем заседании совета? По-моему, Зои довольно ясно дала понять, что считает его Бессмертным, ищущим богиню, которой он мечтает служить!
— Она никогда не называла его Эребом! — закричал Старк.
— А он любезно назвал ее слова заблуждением, а не ложью, — с улыбкой ответила Неферет.
— Так вот, значит, что вы сделали! Вы заставили своего Калону убить Хита и разрушить душу Зои только потому, что вам не давала покоя возникшая между ними связь? — спросил Старк, но Афродита видела, каких усилий ему стоило признать наличие столь серьезных отношений между Зои и Калоной.
— Какой вздор! Учись думать головой, а не своим жалким разбитым сердцем, Воин! Разве Зои может заставить тебя убить невинного только потому, что ей этого хочется? Разумеется, нет. Ты ее Воин, но у тебя есть свобода воли и ты все еще связан с Никс, потому прежде всего ты должен быть послушен воле нашей Богини. — Не позволив Старку вставить ни слова, Неферет снова повернулась к Совету. — Как я уже говорила, я почувствовала, что душа Зои разрушена, поэтому бросилась к ней и по дороге столкнулась с Эребом. Он был тяжело ранен, почти без сознания. Прежде чем упасть к моим ногам, он успел сказать лишь: «Я защищал свою Богиню». После этого все было кончено.
— Калона умер? — невольно вырвалось у Афродиты.
Вместо ответа Неферет повернулась к входу в зал. Там стояли четверо Воинов Совета, державших в руках носилки, провисшие под тяжестью лежавшего на них тела. Одно черное крыло упало с носилок и волочилось по полу.
— Внесите его сюда! — приказала Неферет. Медленно, шаг за шагом, воины спустились по высоким ступеням и опустили носилки на пол перед возвышением.
Старк и Дарий машинально шагнули друг к другу, встав между телом Зои и Калоной.
— Разумеется, он не умер! Ведь он Эреб, Бессмертный бог, — начала Неферет своим знакомым властным голосом, но потом вдруг сорвалась и прорыдала: — Он не умер, но вы же сами видите — его больше нет!
Не в силах устоять, Афродита шагнула к Калоне. Дарий мгновенно очутился рядом с ней.
— Нет. Не прикасайся к нему, это очень опасно, — предупредил он.
— Я не знаю, Эреб он или нет, однако он точно древний Бессмертный. Сила, бурлящая в его крови, не позволит Пророчице войти в его тело, даже покинутое духом. Это тело представляет для Пророчицы гораздо меньшую опасность, чем тело Зои, — сказала Танатос Дарию.
— Со мной все будет в порядке. Позволь мне попробовать, ладно? Давай посмотрим, что я смогу узнать, — попросила Афродита.
— Ладно, но я буду рядом с тобой. Я одну тебя с ним не оставлю, — ответил он и, взяв ее за руку, подвел к Калоне.
Афродита почувствовала, как напряглось тело ее Воина, когда она сделала три глубоких вдоха и сконцентрировалась на Калоне. Она колебалась всего долю мгновения, а потом протянула руку и дотронулась до плеча Калоны, как совсем недавно сделала это с Зои.
Его кожа была так холодна, что Афродита с трудом заставила себя не отдернуть руку. Она закрыла глаза.
«Никс? Еще разочек, пожалуйста. Просто дай мне знать... пошли мне хоть что-то, что могло бы нам помочь, — она помолчала, а потом закончила свою беззвучную молитву словами, которые окончательно укрепили ее связь с Богиней и сделали настоящей Пророчицей: — Пожалуйста, сделай меня своим орудием, чтобы помочь нам бороться с тьмой и следовать по твоему пути».
Ее ладонь согрелась, но на этот раз Афродите не нужно было переселяться в тело Калоны, чтобы понять, что он ушел. Ей сказала об этом тьма — и Афродита вдруг со страхом поняла, что это слово следует произносить с большой буквы Т.
Эта Тьма существовала по своим законам — огромная, могущественная и живая. Она была везде. Она заполняла все тело Бессмертного.
Афродита с неожиданной ясностью увидела черную паутину, будто сплетенную огромным невидимым пауком. Липкие черные нити оплетали Бессмертного, обездвиживая, лаская и туго пеленая его, словно какую-то чудовищную бандероль, ибо для Афродиты было совершенно очевидно, что тело Калоны находилось в плену, а внутри этого тела царила мертвая пустота.
Громко ахнув, она отдернула руку и потерла ее о бедро в безотчетном желании стереть невидимую черную паутину. Потом ноги Афродиты подкосились, и Дарий едва успел ее подхватить.
— Все так же, как внутри Зои, — прошептала Афродита, когда Дарий поднял ее на руки. Она намеренно не стала говорить о том, что тело Калоны взято в заложники. — Его здесь тоже больше нет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обожженная - Каст Кристин



Спорное впечатление. С одной стороны, книга, безусловно, гораздо глубже всех предыдущих. Лучше проработаны характеры друзей Зои, их уже трудно назвать героями второго плана. Особенно понравилась линия Стиви Рей, постепенно раскрываются мотивы ее странных поступков, и в итоге читатель абсолютно убежден в логичности и правильности всех ее поступков. С другой стороны, расколотый дух Зои какой-то невнятный. Хотя в целом идея понятна, но как-то неубедительно все это сделано, Зои не заставляет себе переживать, а порой откровенно раздражает. Открытый финал вызывает знак вопроса: с одной стороны, не все сюжетные линии завершены, что оставляет надежду на продолжение, с другой стороны, есть сомнения, что автору удасттся удержать высокую плаку "Соблазненной". Да, совсем не поняла смысл названия! Есть кто-то, кто объяснит? Такое чувство, что оно от другой книги...
Обожженная - Каст КристинPartridge
19.05.2012, 11.19





Соблазненная - не Зои, а Стиви Рей. Соблазнена птицечеловеком. Заметьте, в этой книге больше описываются деяния именно Стиви Рей.
Обожженная - Каст КристинСветлана
4.02.2014, 17.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100