Читать онлайн Обожженная, автора - Каст Кристин, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обожженная - Каст Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обожженная - Каст Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обожженная - Каст Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Каст Кристин

Обожженная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Афродита


— Ага, свет горит, но дома определенно никого нет, — воскликнула Афродита, помахав рукой перед остекленевшими глазами Старка. Миг спустя ей пришлось поспешно отдернуть руку, потому что Шорас, не глядя на нее, сделал еще один глубокий надрез на обескровленном теле Старка.
— Эй, он уже и так похож на отбивную. Вам не кажется, что пора завязывать с фигурной резьбой по мясу? — спросила Пророчица у Хранителя.
Они со Старком никогда особо не любили друг друга, но это не означало, что ей приятно было смотреть, как его шинкуют соломкой.
Шорас, казалось, ее не слышал. Взгляд его был прикован к неподвижному телу, распростертому на залитом кровью камне.
— Они связаны поиском, — пояснила Ских, спустившись со своего трона и походя к Афродите.
— Но ведь Хранитель ваш до сих пор здесь, он в сознании, и дух его в теле, — с недоумением спросил Дарий.
— Ты прав, Воин. Его сознание здесь. Однако он полностью настроен на душу Старка и настолько тесно связан с ним, что слышит его сердцебиение и чувствует дыхание. Шорас точно знает; насколько близок Старк к физической смерти. Он должен удерживать его на самой границе между жизнью и смертью. Малейший перевес в одну сторону — и душа Старка вернется в тело. Малейший перевес в другую сторону — и его душа уже никогда не сможет возвратиться обратно.
— А как он узнает, что можно заканчивать? — спросила Афродита, невольно зажмурившись, когда Шорас вновь полоснул дирком по телу Старка.
— Старк очнется — или умрет. В любом случае, это будет следствие его собственных поступков, а не дело рук моего Хранителя. Шорас лишь дает Воину возможность принимать самостоятельные решения и делать свой выбор, — Ских обращалась к Афродите, но при этом смотрела только на Шораса. — Ты должна сделать то самое.
— Я? — вздернула брови Афродита. — Хотите, чтобы я тоже его резала? — уточнила она, хмуро уставившись на королеву, которая лишь улыбнулась, не сводя глаз со своего Хранителя.
— Ты Пророчица Никс, не так ли?
— Да. Я ее Пророчица.
— Тогда используй свой дар, чтобы помочь Воину.
— Черт побери, можно подумать, это так просто! — взорвалась Афродита. — Да я бы уже давно это сделала, если бы знала как!
— Но, Афродита, ты не должна... — начал было Дарий, взяв ее за руку и пытаясь отвести подальше от Ских. Очевидно, даже ему казалось, что его обожаемая Пророчица ведет себя с королевой недопустимо.
— Нет, Воин. Не нужно пытаться увести свою асу. И не стоит закрывать ей рот. Если судьба связала тебя с сильной женщиной, то тебе придется принять одну горькую истину — очень часто ее слова могут вызвать последствия, от которых даже ты не сможешь ее защитить. Но это ее слова, и ее последствия, — Ских посмотрела на Афродиту. — Используй часть силы, что превращает твои слова в разящие кинжалы, для того, чтобы найти собственные ответы. У настоящей Пророчицы в этом мире почти нет опоры, кроме ее дара. Лишь твоя сила, укрощенная мудростью и терпением, может научить тебя правильно его использовать. — Королева подняла руку и сделала знак одному из стоявших в темноте вампиров: — Проводите Пророчицу и ее Воина в отведенные им апартаменты. Им нужен покой и уединение.
С этими словами Ских вновь вернулась на свой трон и застыла, не сводя глаз с Шораса.
Плотно сжав губы, Афродита последовала за рыжеволосым гигантом с вампирскими татуировками в виде тугих спиралей из крошечных сапфировых точек.
Вернувшись к лестнице, они повернули в коридор, стены которого украшали драгоценные мечи, таинственно сверкавшие в свете факелов. Еще одна лестница, поуже и поменьше, привела их к сводчатой деревянной двери, которую воин распахнул, знаком приглашая гостей проследовать внутрь.
— Нам ведь сразу сообщат, если в состоянии Старка вдруг произойдут перемены? — спросила Афродита, прежде чем он успел закрыть дверь.
— Да, — с неожиданной мягкостью ответил воин и оставил их одних.
Афродита повернулась к Дарию.
— Ты тоже думаешь, что мой язык может довести меня до беды?
Ее Воин приподнял брови и с улыбкой покачал головой:
— Этого я постоянно боюсь, моя аса.
— Между прочим, — насупилась Афродита, — мне не до шуток. Я серьезно спрашиваю.
— Я отвечаю серьезно, и с этим шутить не намерен.
— Но почему? Только потому, что я говорю, что думаю?
— Нет, королева моя, потому что слова твои, словно кинжалы, а обнаженный кинжал неизбежно беду привлекает.
Недовольно фыркнув, Афродита опустилась на огромную кровать под балдахином.
— Но если у меня кинжал вместо языка, то как я вообще могу тебе нравиться?
Дарий сел рядом и ласково взял ее ладонь в свою огромную ручищу.
— Разве забыла моя королева, что я обожаю метание кинжалов?
Афродита робко заглянула ему в глаза, внезапно обезоруженная его ласковым тоном.
— Я серьезно, Дарий. Ты же знаешь, какая я стерва. Честное слово, я не могу тебе нравиться. Я вообще никому не нравлюсь, и мне плевать.
— Несправедливы слова твои, аса, и ты это знаешь. Нравишься всем ты, кто знает тебя — даже Ских ты понравилась сразу. Если же речь обо мне, то неправильно выбрано слово. Ты мне не нравишься, аса, в тебя я влюблен, как мальчишка. Ты — моя жизнь, ты душа моя, аса, Пророчица и королева. Я пред тобой преклоняюсь, любуюсь тобой и робею. Силу люблю твою, гордость, и острый язык, и улыбку. Твердый характер и преданность дружбе, и смелость, и юмор. И я люблю в тебе то, что когда-то сломалось, но стало сейчас исцеляться.
Не сводя с него глаз, Афродита часто-часто заморгала, чтобы не расплакаться.
— Но это всё делает меня такой жуткой стервой!
— Все это делает асу мою Афродитой, возлюбленной и королевой, — Дарий поднес ее руки к губам и нежно поцеловал. — Именно это поможет тебе догадаться, как Старку помочь в его деле.
— Но я понятия не имею, как это сделать!
— Помнишь, как ты поняла, что у Зои душа раскололась? И как почувствовала, что Калона в плену, а душа его с телом рассталась? Что если тем же путем ты сумеешь почувствовать Старка?
— Но в тот раз я просто увидела, что души Зои и Калоны покинули их тела. А сейчас мы и так знаем, что Старк ушел.
— Значит, тебе не придется к нему прикасаться, чтоб вслед устремиться.
— Тем же путем, говоришь? — вздохнула Афродита.
— Да, королева.
Афродита доверчиво посмотрела на своего Воина, крепко сжав его руки.
— И ты, правда, веришь, что у меня получится?
— Верю я твердо, что мало на свете найдется такого, что не по силам моей королеве, когда она этого хочет.
Кивнув, Афродита еще раз стиснула его руки и отпустила. Потом расстегнула свои черные кожаные сапоги на шпильке и забралась в постель, откинувшись на гору подушек.
— Будешь защищать меня, пока я буду странствовать по Потусторонним помойкам? — спросила она Воина.
— Всегда и везде, королева моя, — ответил Дарий.
С этими словами он встал рядом с кроватью, и Афродита подумала, что сейчас ее Дарий очень похож на Шораса возле трона своей королевы.
Черпая силы в том, что ее тело и сердце будут находиться под надежной защитой Дария, она закрыла глаза и приказала себе расслабиться.
Потом сделала несколько глубоких вдохов и стала думать о Богине.
«Никс, это я, Афродита. Твоя пророчица. — Афродита едва удержалась, чтобы не добавить: «По крайней мере, так меня все называют», но поняла, что это было бы несерьезно. Сделав еще один вдох, она продолжила:— Я прошу тебя о помощи, Никс. Ты ведь знаешь, я пока не вполне освоилась со своими обязанностями, поэтому не удивляйся, когда я скажу, что не знаю, как использовать твой дар для того, чтобы помочь Старку. А сейчас ему очень нужна моя помощь. Этого парня только что искромсали в лапшу, чтобы отправить в Потусторонний мир. Он сейчас шляется там, положившись на дурацкий стишок и туманный совет старого воина, но мне кажется, что этого мало. Честно говоря, иногда мне кажется, что у этого Старка больше мышц и красивых волос, чем мозгов. Ему определенно нужна поддержка, и я хочу ему помочь, ради Зои. Пожалуйста, Никс, подскажи, как это сделать»
«Доверься мне, дочь моя».
Голос Никс был подобен колыханию прозрачной шелковой занавески — невесомый, легкий и невероятно прекрасный.
«Конечно»! — мгновенно ответила Афродита, раскрывая свое сердце, душу и разум.
В тот же миг она превратилась в ветерок, летящий вслед за тихим голосом Никс — все выше и выше, дальше и дальше.
«Вот оно, мое царство...»
Дух Афродиты парил над Потусторонним миром. Здесь было невероятно прекрасно — бесконечные оттенки зелени, россыпи разноцветных цветов, покачивавших головками под неслышную музыку, сверкающая гладь зеркальных озер. Афродите показалось, будто она увидела промелькнувший вдали табун диких лошадей и волшебную радугу летящих павлинов.
И повсюду среди этого великолепия кружили, танцевали, смеялись и кружили духи, исполненные любви.
— Так вот куда мы попадаем после смерти? — завороженно спросила Афродита.
«Иногда».
— Почему иногда? Ты хочешь сказать, только в том случае, если бываем хорошими? — переспросила Афродита. Настроение у нее мгновенно испортилось. Если тут такой строгий отбор, то ее, наверняка, оставят за воротами!
Нежный смех Богини был подобен чуду.
«Я твоя Богиня, дочь моя, а не судья. У хорошего много граней, как и у добра. Сейчас ты увидишь одну из них».
Дух Афродиты замедлил свой полет и завис над сказочно прекрасной рощей.
Пророчица изумленно вытаращила глаза, осознав, насколько похож этот чудесный уголок на рощу возле дворца Ских. Но не успела она додумать эту мысль до конца, как ветерок мягко опустил ее сквозь плотный полог листвы на густой ковер изумрудного мха, покрывавшего землю.
— Послушай меня, Зо! Ты можешь это сделать.


Узнав голос Хита, Афродита резко обернулась и заметила их обоих. Зои и Хита.
Вид Зои напугал ее до глубины души. Бледная и прозрачная, как страшная тень, Зет, словно помешанная, безостановочно нарезала круги по роще, а Хит с невыразимой печалью смотрел на нее.
— Зои! Ну, наконец-то! — воскликнула Афродита. — Выслушай меня. Ты должна собраться и вернуться в свое тело.
Не обращая на нее никакого внимания Зои вдруг горько разрыдалась, ни на миг не прекращая своего хождения.
— Но я не могу, Хит! Уже поздно. Я больше не могу собрать свою душу. Я не могу ничего вспомнить, не могу сосредоточиться, я ничего не могу! Я знаю только, что так мне и надо. Я заслужила это.
— О великая Никс, вот наказание-то! ЗОИ! Хватит молоть чепуху, выслушай меня, идиотка безмозглая! — заорала Афродита.
— Ты этого не заслужила, — Хит подошел к Зои, положил руки ей на плечи и заставил остановиться. — И ты можешь это сделать, малыш. Ты должна это сделать. Только так мы с тобой сможем быть вместе.
— Отлично! Не зря я все детство так ненавидела Диккенса, — пробормотала Афродита — Теперь вот сама болтаюсь тут, как вонючий Рождественский призрак Прошлого, а заодно и Настоящего с Будущим. Они не слышат ни слова, хоть оборись!
«В этом случае, дочь моя, возможно, тебе следует не говорить, а слушать? Хотя бы для разнообразия?»
Подавив разочарованный вздох, Афродита последовала совету Никс, хотя слушать разговор Зои и Хита было все равно, что подсматривать в окно чужой спальни.
— Ты правда так думаешь? — жалобно спросила Зои, глядя на Хита. В этот миг она вдруг стала гораздо больше похожа на саму себя, чем на чокнутый призрак, беспокойно кружащий по поляне. — Ты, правда, хочешь тут остаться? — она робко улыбнулась Хиту, но ее тело продолжало безостановочно подергиваться в его объятиях.
Хит поцеловал ее и сказал:
— Малыш, ты же знаешь, что я всегда хочу только одного — быть там, где ты.
С мучительным стоном Зои вырвалась из его объятий.
— Прости меня. Прости, прости меня! — простонала она, заливаясь слезами, и вновь принимаясь за свои лихорадочные хождения. — Я не могу стоять на месте. Я не могу успокоиться!
— Вот поэтому ты и должна собрать свою душу. Ты не сможешь быть со мной, если этого не сделаешь. Зои, ты вообще ничего не сможешь, пока этого не сделаешь! Так и будешь ходить по кругу, теряя последние остатки себя, пока совсем не исчезнешь!
— Я виновата в твоей смерти! Это по моей вине ты очутился здесь, хотя твое место на земле! Как ты можешь меня любить после этого? — прорыдала Зои и, смахнув волосы с лица, еще быстрее закружила вокруг.
— Это не твоя вина, малыш. Меня убил Калона. И все. В любом случае, какая разница — живые мы или мертвые, если мы все равно можем быть вместе?
— Ты, правда, этого хочешь? Правда?
— Я люблю тебя, Зои. Люблю с того самого дня, когда впервые увидел, и буду любить вечно. Клянусь. Если ты вновь станешь целой, мы навсегда будем вместе.
— Навсегда, — прошептала Зои. — И ты простишь меня? Правда, простишь?
— Мне нечего тебе прощать, глупышка. Огромным усилием Зои заставила себя остановиться и пробормотала:
— Тогда я постараюсь. Ради тебя!
Она раскинула руки в сторону и запрокинула голову. Вдруг ее бледное полупрозрачное тело начало слабо светиться изнутри, и Зои принялась выкрикивать какие-то имена...
И тут порыв ветра резко вырвал Афродиту из этого видения и с такой скоростью поднял вверх, что у нее тошнота подступила к горлу.
— Эй, полегче! Я не такая бесплотная, как вы думаете. Так и сблевануть недолго.
Теплый ветерок погладил ее, успокаивая головокружение.
Когда Афродита вновь полетела над землей, ее тошнота прошла, но вопросы остались.
— Слушай, Никс, я ничего не поняла. Зои решила собрать свою душу, и это просто замечательно, но если я правильно поняла, она собралась остаться там вместе с Хитом, а не возвращаться обратно?
«В этой версии своего будущего — да».
Афродита задумалась, а потом, сделав над собой усилие, спросила:
— И она счастлива?
«Очень. Зои и Хит будут вечно счастливы вместе в Потустороннем мире».
Тяжелая печаль легла на плечи Афродиты, но она заставила себя сказать:
— Что ж, тогда пусть остается. Ей решать. Зет любит Хита. Конечно, нам всем будет ее не хватать. Я буду страшно скучать по ней, — в голосе Афродиты задрожали слезы, и ей пришлось проглотить их, прежде чем продолжить: — Это будет удар для Старка, но если Зет предназначено остаться здесь, то так тому и быть.
«Предназначение каждого зависит от выбора, который он делает. Это лишь одна версия будущего Зои, и, подобно другим выборам, сделанным в Потустороннем мире, он изменит картину будущего на земле. Я покажу тебе, что ждет землю, если Зои решит остаться».
В следующий миг Афродита очутилась перед сценой, которая была ей хорошо знакома.
Она стояла посреди того же поля, что и в прошлый раз. Как и раньше, она была среди тех, кого сжигали на кострах. Здесь были люди, вампиры и недолетки. И вновь она чувствовала не только боль от огня, но и немыслимые душевные терзания. Как и в прошлый раз, Афродита подняла голову и увидела Калону, который стоял перед своими жертвами, но на этот раз рядом с ним не было Зои. Она не обнимала его, не занималась с ним любовью и не говорила того, что говорила в прошлом видении.
Место Зои заняла Неферет. Она стояла за спиной Калоны, глядя на сгоравших в муках людей. На глазах Афродиты Неферет стала делать замысловатые пасы руками, и Тьма начала жадно расползаться от нее во все стороны. Вскоре Тьма закрыла собой все поле, поглотив огонь, но оставив смертельную боль.
— Нет, я не хочу их убивать! — воскликнула Неферет. Она поманила пальцем, и щупальца Тьмы, оплетавшие тело Калоны, послушно заструились к своей госпоже. — Помоги мне сделать их всех моими рабами.
Калона взглянул на поле. И вдруг с его телом произошло изменение. Подобно ожившему миражу, щупальца Тьмы, оплетавшие тело Бессмертного, вдруг стали видимыми. Они извивались, заставляя Калону беспокойно ежиться и передергивать плечами. Внезапно он громко охнул, то ли от боли, то ли от наслаждения, и тут же с мрачной улыбкой раскинул руки, принимая в себя Тьму. Его взгляд был обращен на Неферет.
— Как прикажешь, моя Богиня.
Весь покрытый кишащими змеями Тьмы, Калона подошел к Неферет и опустился перед ней на колени, запрокинув шею. Афродита видела, как Неферет наклонилась, лизнула кожу Бессмертного, а потом с пугающей жадностью оскалилась и, прокусив ему шею, принялась пить. Омерзительные щупальца Тьмы сладострастно дрожали, кишели и размножались на теле Калоны.
Афродита почувствовала, что ее сейчас стошнит от омерзения, и отвернулась.
Она увидела, как на поле выходит Стиви Рей. «Стиви Рей V.»
Что-то черное двигалось рядом с ней, и Афродита с изумлением поняла, что Стиви Рей сопровождает пересмешник. Он стоял так близко, что они казались единым целым. Что это значит?
Вот пересмешник раскинул крылья и заключил Стиви Рей в свои объятия. Та с судорожным вздохом прильнула к нему всем телом, полностью скрывшись под черными крыльями. Афродита была настолько потрясена увиденным, что не заметила, откуда там взялся молодой индеец. Он просто появился перед пересмешником, словно из-под земли.
Даже сквозь боль и страх кошмарного видения, Афродита смогла оценить, насколько этот юноша был прекрасен. Он был почти полностью обнажен, и его тело было совершенно. Густые длинные волосы индейца были чернее перьев ворона, вплетенных в его косы. Он был высоким, мускулистым и знойным, как Оклахомский асфальт в жаркий летний день.
Не обращая внимания на пересмешника, он протянул Стиви Рей руку и сказал: — Прими меня, и он исчезнет.
Стиви Рей вышла из-под крыльев ворона, но не приняла протянутой руки. А вместо этого тихо пролепетала:
— Это не так просто.
И тогда Калона, все еще стоявший на коленях перед Неферет, громко закричал:
— Рефаим! Сын мой, неужели ты снова предашь меня?
Казалось, слова Бессмертного пронзили пересмешника. Бросившись вперед, он напал на юного индейца. Они начали жестоко сражаться друг с другом, а Стиви Рей, не трогаясь с места, только смотрела на них и плакала, как овца.
Афродита услышала, как она простонала сквозь рыдания:
— Не покидай меня, Рефаим! Пожалуйста, только не покидай меня!
И тут за их спинами, над самым горизонтом, поднялось нечто такое, что Афродита в первый миг приняла за сверкающее солнце. Но, сощурив глаза от нестерпимого света, она вдруг с ужасом поняла, что это не солнце, а огромный белый бык, попирающий тело убитого черного быка, безуспешно пытавшегося защитить остатки того, что некогда было современным миром.
Тут Афродита покинула свое видение, и Никс подхватила ее трепещущую от страха душу в ласковое объятие ветра.
— О, Богиня, — дрожащим голосом прошептала Пророчица, — нет, только не это! Неужели выбор, сделанный обычной несовершеннолетней девчонкой, может нарушить равновесие Света и Тьмы? Разве такое возможно?
«Но разве твой выбор в пользу добра не создал новую расу красных вампиров?»
— Красных недолеток? Но ведь они и без меня преспокойно существовали, я не имею к этому никакого отношения!
«Да, но путь к обретению человечности был для них закрыт. Его открыла твоя добровольная жертва, твой выбор. А разве ты не обычная несовершеннолетняя девушка?»
— Ой, ну дела! Значит, Зои должна вернуться!
«Но в этом случае Хит должен будет покинуть мое царство в Потустороннем мире. Только тогда Зои сможет расстаться с ним и принять решение вернуться обратно».
— И что мне сделать, чтобы это произошло?
— Все, что ты можешь сделать, возлюбленная дочь моя, это дать им знание. Но выбор остается за ними. За Зои, Хитом и Старком.


Афродита начала стремительно падать и, вздохнув, открыла глаза. Сквозь туман боли и застилающих ее взор красных слез, она увидела склоненное над собой лицо Дария.
— Ты возвратилась ко мне, королева?
Афродита с усилием села. Голова кружилась, ее тошнило, в глазницах пульсировала хорошо знакомая боль. Он убрала волосы с лица и удивилась тому, как сильно дрожит ее рука.
— Выпей вот это, красавица. Даст тебе силы вино поскорее вернуться на землю.
Дарий поднес бокал к побелевшим губам Афродиты, и она послушно сделала несколько глотков. Потом сипло сказала:
— Помоги мне вернуться к Старку.
— Но ты совсем обессилена! Отдых глазам твоим нужен, поспи, Афродита.
— Если я лягу спать, то этот дерьмовый мир окончательно покатится ко всем чертям. А мне, как ни странно, этого совсем не хочется.
— Значит, тебя отнесу я, моя королева.
Едва живая от слабости, Афродита откинулась на руки своего Воина, и тот отнес ее в зал Фиана Фоль, где за это время ничего не изменилось. Ских все так же не сводила глаз со своего Хранителя, продолжавшего методично кромсать Старка.
Афродита не стала тратить время попусту. Как только Дарий поставил ее на пол, она решительно подошла к Ских и сказала:
— Я должна поговорить со Старком. Немедленно.
Ских окинула взглядом ее дрожащую фигуру и налитые кровью глаза на помертвевшем лице.
— Ты использовала свой дар?
— Да, и я должна кое-что срочно передать Старку, а иначе случится большая беда. Очень большая.
Королева кивнула и знаком велела Афродите следовать за ней к Со-н-Гиху.
— У тебя будет всего несколько секунд. Говори быстро и ясно. Если ты продержишь его здесь слишком долго, он не сможет вновь найти путь в Потусторонний мир, пока не оправится от сегодняшнего путешествия. Надеюсь, ты понимаешь, что на это уйдут недели.
— Я поняла. У меня всего один шанс. И я готова, — коротко ответила Афродита.
Ских дотронулась до руки своего Хранителя. Ее прикосновение было совсем легким, однако по телу Шораса прошла ответная дрожь. Его рука с занесенным кинжалом застыла над телом Старка. Не сводя глаз с его тела, он сипло произнес:
Mobannri? Моя королева?
— Призови его обратно. Пророчица должна с ним говорить.
Шорас закрыл глаза, словно слова королевы причинили ему боль, но тут же с низким рычанием поднял веки и проговорил:
— Да, женщина... Как желаешь. — Он положил левую, свободную от кинжала, руку на лоб Старка и сказал: — Слушай меня, парень. Ты должен вернуться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обожженная - Каст Кристин



Спорное впечатление. С одной стороны, книга, безусловно, гораздо глубже всех предыдущих. Лучше проработаны характеры друзей Зои, их уже трудно назвать героями второго плана. Особенно понравилась линия Стиви Рей, постепенно раскрываются мотивы ее странных поступков, и в итоге читатель абсолютно убежден в логичности и правильности всех ее поступков. С другой стороны, расколотый дух Зои какой-то невнятный. Хотя в целом идея понятна, но как-то неубедительно все это сделано, Зои не заставляет себе переживать, а порой откровенно раздражает. Открытый финал вызывает знак вопроса: с одной стороны, не все сюжетные линии завершены, что оставляет надежду на продолжение, с другой стороны, есть сомнения, что автору удасттся удержать высокую плаку "Соблазненной". Да, совсем не поняла смысл названия! Есть кто-то, кто объяснит? Такое чувство, что оно от другой книги...
Обожженная - Каст КристинPartridge
19.05.2012, 11.19





Соблазненная - не Зои, а Стиви Рей. Соблазнена птицечеловеком. Заметьте, в этой книге больше описываются деяния именно Стиви Рей.
Обожженная - Каст КристинСветлана
4.02.2014, 17.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100