Читать онлайн Обожженная, автора - Каст Кристин, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обожженная - Каст Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обожженная - Каст Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обожженная - Каст Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Каст Кристин

Обожженная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Стиви Рей


Она знала, что по возвращении в школу ее будет ждать куча проблем, но все-таки не ожидала, что на парковке ее будет встречать сама Ленобия.
— Простите, мне нужно побыть одной! — выпалила Стиви Рей. — Вы видите, со мной все в порядке, поэтому...
— В вечерних новостях сообщили о разбойном нападении на жильцов «Трибьюн Лофт». К ним вломились в апартаменты. Четверо человек убиты. У всех погибших разорваны глотки, и они частично обескровлены. Единственная причина, по которой полиция не явилась сюда, чтобы предъявить нам обвинения, это показания свидетелей. Сразу несколько человек сообщили, что в нападении участвовала группа молодых людей с красными глазами.
Стиви Рей с трудом сглотнула подступивший к горлу комок желчи.
— Это были красные недолетки, которых я оставила в туннелях. Они поработали с воспоминаниями свидетелей, но поскольку ни один из них еще не прошел Изменение и не стал взрослым вампирам, то им не удалось полностью стереть людям память.
— Вот именно. Они не смогли стереть воспоминания о красных глазах, — кивнула Ленобия.
Выбравшись из машины, Стиви Рей зашагала к школе.
— Дракон ведь еще не поехал туда, правда?
— Нет. Я заняла его подготовкой группы недолеток. Он уже начал обучать наших учеников навыкам самообороны на случай нового нападения пересмешников.
— Ленобия, я уверена, что тот случай в парке был простой случайностью. Готова поспорить, что этот пересмешник сейчас уже очень далеко от Талсы.
В ответ Ленобия лишь с досадой махнула рукой.
— С нас и одного пересмешника больше, чем достаточно. Один он или со стаей, но Дракон выследит его и прикончит. Поэтому это меня не слишком беспокоит. Если только за появлением этого пересмешника не стоят козни Неферет и Калоны, не думаю, что нашей школе угрожает какая-то опасность. Сейчас меня больше всего волнует шайка опасных красных недолеток.
— Меня тоже! — воскликнула Стиви Рей, радуясь возможности сменить тему. — Значит, в новостях сказали, что эти люди были лишь частично обескровлены?
— Да, — снова кивнула Ленобия. — У них были разорваны горла — не перерезаны и не прокушены. После этого несчастных бросили истекать кровью, которой, вероятно, питались нападавшие.
— Они не питаются, — поправила ее Стиви Рей. — Они так играют. Им нравится терзать и запугивать людей, это для них особый кайф.
— Играли? — грозно переспросила Ленобия. — И ты так спокойно говоришь об этом? Это гнусное осквернение пути Никс! Мы можем брать кровь у людей только по взаимному согласию, получая взаимное удовольствие! Вот почему Богиня даровала нам возможность разделять с людьми эти восхитительные ощущения. Мы не нападаем на людей, не терзаем и не убиваем их! Мы благодарим, чтим и уважаем их настолько, что делаем своими Супругами. Высший совет изгоняет вампиров, осквернивших себя насилием над людьми.
— А вы еще не рассказали Высшему совету об этих красных недолетках? — поспешно спросила Стиви Рей.
— Я не стала этого делать, не посоветовавшись с тобой. Ты их Верховная жрица. Но ты должна понимать, что сейчас речь идет не о твоей власти, Стиви Рей, а о том, что действия этих недолеток вышли за пределы, позволяющие всем нам закрывать на это глаза.
— Я понимаю... Но мне все-таки хотелось бы самой разобраться с этим.
— Но на этот раз не в одиночку, — отрезала Ленобия.
— Вы правы. То, что они сделали сегодня, доказывает, насколько они опасны.
— Хочешь, чтобы я попросила Дракона сопровождать тебя?
— Нет. Я пойду не одна, но хочу предъявить им ультиматум — измениться или проваливать. Боюсь, что если я приведу с собой посторонних, то не сумею уговорить их завязать с Тьмой и пойти со мной.
Внезапно до Стиви Рей дошел смысл только что сказанных слов, и она даже остановилась, словно налетела на невидимую стену.
— Ой, божечки, ну конечно! Надо было мне сразу догадаться, до встречи с быками, а до меня только теперь дошло! Ой, Ленобия, я поняла, что происходило с нами, когда мы умирали, а потом снова оживали и становились немертвыми. Знаете, почему мы были тогда злыми, кровожадными и все такое? Мы были частью Тьмы! Значит, это все не что-то новое, Ленобия! Наверное, с нами происходило что-то древнее, типа как эта воинская и бычья религия. И за всем этим стояла Неферет, — Стиви Рей посмотрела в глаза преподавательницы верховой езды, заметив в них отражение собственного страха. — Она заключила союз с Тьмой. Теперь у меня нет в этом сомнений.
— Боюсь, в этом уже давно нет сомнений, — сухо ответила Ленобия.
— Умереть не встать! Но как Неферет могла пронюхать про все эти темные дела? Ведь вампиры уже много столетий поклоняются Никс!
— К сожалению, божество не может исчезнуть только потому, что люди перестали ему поклоняться. Силы добра и зла кружат в вечном танце, не завися от непостоянства смертных.
— Но ведь Богиня — это Никс!
— Никс — наша богиня. Ты же не думаешь, что в таком сложном мире, как наш, может существовать только одно божество?
— Ох, божечки мои! — вздохнула Стиви Рей. — Вот когда вы все так раскладываете по полочкам, я полностью согласна, но все равно у меня остается какой-то неприятный осадок. Понимаете, мне бы хотелось, чтобы зло можно было выбрать всего один раз.
— Но тогда и добро можно будет выбрать лишь однажды, а ошибившись — потерять навсегда. Помни, что силы Света и Тьмы должны находиться в постоянном равновесии, — ответила Ленобия. Некоторое время они шли молча, а потом преподавательница сказала: — Ты возьмешь с собой красных недолеток, чтобы выступить против преступной шайки?
— Да.
— Когда?
— Чем раньше, тем лучше.
— До рассвета осталось не больше трех часов, — напомнила Ленобия.
— Да нам много времени и не нужно. Я задам им всего один простой вопрос: да или нет.
— А если они ответят — нет?
— Если они ответят нет, я сделаю так, что они больше никогда не смогут использовать туннели в качестве своей уютной берлоги. Думаю, самостоятельная жизнь и одиночество пойдут им всем на пользу. Я не верю, что они все окончательно плохие, — Стиви Рей поколебалась немного, а потом добавила: — Я не хочу убивать их, Ленобия. Мне кажется, что если я это сделаю, то уступлю злу. А я не желаю, чтобы Тьма вновь прикоснулась ко мне — никогда и ни за что! — с жаром выкрикнула она, и вдруг перед глазами ее промелькнуло воспоминание о Рефаиме — сильном, здоровом, полностью исцеленном, с широко расправленными крыльями.
— Я понимаю, — кивнула Ленобия. — Я не согласна с тобой, но понимаю. Твой план имеет свои достоинства. Если ты вышвырнешь этих недолеток из их укрытия и заставишь рассеяться, то оставшимся придется думать о выживании, и у них уже не будет ни сил, ни времени на «игры» с людьми.
— Вот именно. А сейчас давайте разделимся и сообщим красным недолеткам, что я хочу встретиться с ними на парковке возле «хаммера». Я возьму на себя общежитие.
— А я схожу в крытый манеж и столовую. Кажется, по дороге сюда я видела, как Крамиша направлялась именно туда. С ней-то я и побеседую в первую очередь. Она всегда знает, где искать остальных.
Стиви Рей кивнула, и Ленобия торопливо зашагала в сторону корпуса.
Оставшись одна, Стиви Рей побрела в общежитие, решив по дороге хорошенько подумать о том, что же она скажет этой тупоголовой Николь и ее шайке недолеток-убийц. Но все мысли ее были заняты Рефаимом.
Уйти от него сегодня было самым трудным испытанием за всю ее жизнь. Почему же она это сделала?
— Потому что он уже выздоровел, — вслух ответила она себе, но тут же сжала губы и испуганно огляделась по сторонам. К счастью, поблизости никого не было. И все-таки Стиви Рей заставила себя прикусить язык и размышлять молча.
Допустим, Рефаим выздоровел и все такое. Ну и что? Неужели она думала, что он навечно останется калекой?
Нет! Она не хотела, чтобы он был болен и искалечен! Значит, ее расстроило не то, что Рефаим выздоровел. Просто его исцелила Тьма, это она сделала его таким...
Стиви Рей мгновенно оборвала эту мысль. Она не хотела думать об этом, не хотела признавать, даже наедине с собой, каким показался ей Рефаим в эту ночь, когда он стоял под деревом, залитый лунным светом — такой могучий, такой прекрасный...
Она нервно принялась крутить в пальцах свой белокурый локон. Вообще-то, они запечатлены. Наверное, он и должен казаться ей настоящим ковбоем!
Тогда почему она не испытывала ничего подобного к Афродите?
— Потому что я не лесбиянка! — процедила Стиви Рей и испуганно прикусила губу, осознав, что означает эта непрошенная мысль.
Рефаим ей нравился. Он был сильным и прекрасным, и на какой-то миг Стиви Рей увидела в его звероподобном облике настоящую красоту. Он не был чудовищем. Он был великолепен — и он принадлежал ей.
Она резко остановилась. Во всем виноват этот чертов черный бык! Это все из-за него, она тут не при чем.
Прежде чем полностью материализоваться из тьмы, черный бык сказал ей: «Я могу прогнать Тьму, но если сделаю это, ты будешь в долгу у Света. Ты готова выплатить этот долг? Подумай хорошенько, ибо если согласишься, то будешь вечно связана с человеческим началом, живущим внутри существа, о спасении которого ты меня попросила». И она без колебания ответила ему: «Да. Я заплачу эту цену!» Выходит, это проклятый бык повязал ее клятвой Света — и полностью перевернул ее душу.
Но Стиви Рей знала, что это не совсем правда. Погруженная в свои мысли, она продолжала накручивать завиток на палец. Нет — между ней и Рефаимом все изменилось еще до появления быка. Это произошло, когда Рефаим защитил ее от Тьмы и принял на себя ее боль.
Когда он сказал, что Стиви Рей принадлежит ему.
Только сегодня она поняла, что Рефаим был прав, и эта мысль напугала Стиви Рей даже больше, чем сама Тьма.
— Так, все собрались?
Недолетки дружно закивали, а Даллас сказал:
— Ага, все тут.
— Это из-за того, что плохие пацаны убили людей в апартаментах, да? — спросила Крамиша.
— Да, — ответила Стиви Рей.
— Это плохо, — мрачно кивнула Крамиша. — Очень плохо.
— Нельзя позволять им убивать людей для развлечения, — подтвердил Даллас. — Ведь это были даже не бродяги!
Стиви Рей тяжело вздохнула.
— Даллас, сколько раз я тебе говорила, что убивать нельзя никого? Ни бродяг, ни других людей. Без разницы.
— Прости, — смутился тот. — Я знаю, что ты права, но порой прошлое всплывает само по себе, и тогда у меня в голове случается какой-то сбой.
Прошлое... Стиви Рей поежилась. Ей показалось, что это слово странным эхом продолжает звучать вокруг них.
Она знала, о каком прошлом говорит Даллас. Может, это то прошлое, от которого Стиви Рей спасло самопожертвование Афродиты, вернувшее ей способность отличать добро от зла и выбирать добро. Она тоже вспоминала это прошлое, но по мере того как каждый новый день отделял ее от былой Тьмы, ей было все проще перестать думать о нем. Глядя на Далласа, Стиви Рей впервые задалась вопросом о том, так ли просто проходит исцеление у красных недолеток, еще не прошедших Изменение? Возможно, у них все иначе, поскольку Даллас довольно часто совершал маленькие промахи и делал подобные оговорки.
— Эй, Стиви Рей? Ты в порядке? — спросил Даллас, явно смущенный ее пристальным вниманием.
— Да, все нормально. Просто задумалась. Значит так, сообщаю свой план. Я собираюсь отправиться в наши туннели и дать этим негодяям последнюю возможность принять правильное решение. Если они сделают это, то уже в понедельник отправятся на занятия вместе со всеми вами. Если нет, то им придется самим заботиться о себе, потому что мы возвращаемся в туннели, и нам там такие соседи не нужны.
— Мы снова будем жить в туннелях! — обрадовалась Крамиша.
— Ага, — ответила Стиви Рей, а широкие улыбки и радостные возгласы недолеток подсказали ей, что она приняла правильное решение. — Я еще не разговаривала об этом с Ленобией, но уверена, что администрации не составит труда возить нас школьным автобусом на занятия и обратно. Нам лучше жить под землей, и хотя я ужасно люблю Дом Ночи, здесь я уже не чувствую себя, как дома. Наш дом — в туннелях.
— Я согласен с тобой, красотка, — закивал Даллас. — Но давай прямо сейчас проясним кое-какие вещи. Ты больше не пойдешь к этим подонкам одна. Я иду с тобой.
— Я тоже, — объявила Крамиша. — Мне плевать, какие макароны ты навешала на уши преподавателям, но я-то отлично знаю, что это те пацаны в прошлый раз едва не зажарили тебя на крыше.
— Ага, мы это уже обсудили, — подтвердил накачанный Джонни Би. — И мы не позволим нашей Верховной жрице снова вляпаться в то же дерьмо.
— Несмотря на все ее мегакрутое задниценадирательное могущество, — закончил Даллас.
— Я не собираюсь идти туда одна. Именно поэтому я и собрала вас всех здесь. Мы возвращаемся в свои туннели, и если для этого придется надрать кому-то задницы, то мы это сделаем, — заявила Стиви Рей. — Джонни Би, ты поведешь «хаммер», — она бросила ему ключи, и здоровенный качок с веселой улыбкой поймал их в воздухе. — Возьми с собой Муравья, Шеннокомптон, Монтойю, Эллиота, Софи, Джерати и Венеру. А мы с Далласом и Крамишей поедем в «жуке» Зои. Следуйте за нами. Встречаемся на нижней парковке у вокзала.
— План неплох, но откуда уверенность, что мы найдем там этих недолеток? Ты же знаешь, на что похожи эти туннели! Это же настоящий муравейник, — пробормотал щуплый парень по прозвищу Муравей, и все весело захихикали.
— Я тоже об этом подумала, — поддержала его Крамиша. — И кое-что придумала. И готова предложить свою задумку, если никто не возражает.
— Ой, божечки, ну что за китайские церемонии? — всплеснула руками Стиви Рей. — Я для того и собрала вас, чтобы мы могли вместе обмозговать это дело!
— Тогда слушайте. Эти засранцы однажды уже пытались убить тебя, так?
Понимая, что отрицать это уже бессмысленно, Стиви Рей кивнула.
— Так.
— И вот я подумала, что если им не удалось сделать это один раз, то они, наверное, захотят попытать счастья еще раз?
— Возможно.
— И что они сделают, если узнают, что ты снова пришла в туннели?
— Попробуют меня схватить, — ответила Стиви Рей, все еще не понимая, к чему клонит Крамиша.
— В таком случае, попроси Землю сообщить им, что ты пришла. Ты же можешь это сделать, сестренка?
Стиви Рей даже рот приоткрыла от удивления.
— Вообще-то я никогда об этом не думала, но, наверное, смогу.
— Ты гений, Крамиша! — воскликнул Даллас.
— Просто блеск! — восхитилась Стиви Рей. — Так, а теперь подождите, я попробую кое-что сделать.
И она со всех ног помчалась на прилегающий к парковке участок школьной территории, где росло несколько дубов. Там стояла кованная чугунная скамейка и тихонько журчал фонтан, окруженный клумбой с вмерзшими в лед анютиными глазками.
На глазах у стоявших на отдалении недолеток, Стиви Рей повернулась лицом на север и опустилась на колени под самым большим дубом. Затем она склонила голову и сосредоточилась.
— Приди ко мне, Земля, — шепотом позвала она.
В тот же миг земля под ее коленями согрелась, и на Стиви Рей дыхнуло запахом цветов и высокой степной травы. Она прижала ладони к земле, которую так любила, и растворилась в ощущении своей неразрывной связи со стихией. Когда все ее тело согрелось и напиталось силой природы, Стиви Рей горячо воскликнула:
— Да! Я узнаю тебя. Я чувствую, что ты — во мне, а я — в тебе. Пожалуйста, Земля, окажи мне одну услугу. Я прошу тебя взять часть этой магии, этой великой благодати, что связывает нас с тобой воедино, и послать ее в туннели под вокзалом. Пусть все, кто находятся сейчас под тобой, подумают, будто я вернулась туда.
Зажмурившись, Стиви Рей представила, как сияющий зеленый поток энергии покидает ее тело, проходит сквозь землю и вливается в туннели прямо под ее старой комнатой.
— Спасибо тебе, Земля. Спасибо за то, что ты моя стихия. А теперь я тебя отпускаю.
Когда она вернулась на парковку, недолетки встретили ее изумленными взглядами.
— Что такое? — спросила Стиви Рей.
— Это было круто! — с благоговением выдохнул Даллас.
— Да, сестренка, ты была вся зеленая и светилась, как светляк, — добавила Крамиша. — Я такого никогда не видала.
— Нереальная крутизна! — подтвердил Даллас, а остальные заулыбались, закивали головами. Стиви Рей улыбнулась в ответ, чувствуя себя счастливой и могущественной, как настоящая Верховная жрица.
— Я уверена, что это сработает, — пробормотала она.
— Думаешь? — подмигнул ей Даллас.
— Думаю, — повторила Стиви Рей, и они обменялись взглядом, от которого у нее вдруг неприятно засосало под ложечкой.
Стиви Рей приказала себе встряхнуться и сосредоточиться на деле.
— Да, все нормально. Поехали. Недолетки бросились к машинам, а Даллас обнял Стиви Рей за плечи. Она позволила ему прижать себя покрепче.
— Я так горжусь тобой, красотка, — шепнул он.
— Спасибо. — Она обняла Далласа за пояс и сунула ладошку в задний карман его джинсов.
— И я рад, что ты решила взять нас с собой.
— Это только правильно, — ответила она. — Кроме того, вместе мы сильнее, чем по отдельности.
Когда они подошли к «жуку», Даллас остановился и сгреб ее в объятия. Наклонившись к самым губам Стиви Рей, он еле слышно прошептал: — Ты права, красавица. Вместе мы сильнее. Он поцеловал ее с жадной властностью, удивившей Стиви Рей. Но прежде, чем она успела об этом подумать, она закинула руки на плечи Далласа и поцеловала его в ответ, отдавшись удовольствию, которое рождало в ней прикосновение его знакомого и совершенно нормального тела.
— Эй, а этим нельзя заняться потом? — проворчала Крамиша, забираясь на крошечное заднее сиденье «жука».
Стиви Рей легкомысленно захихикала, чувствуя себя удивительно беззаботной и счастливой.
«Тем более что с тем парнем ты все равно никогда не сможешь поцеловаться!» — пронеслось у нее в голове.
Даллас нехотя отпустил ее, чтобы она могла отойти к пассажирской двери автомобиля. Потом посмотрел поверх крыши машины и прошептал:
— Заняться потом... Мне нравится эта мысль.
Стиви Рей почувствовала, как кровь прилила к ее щекам, и снова глупо захихикала.
Когда они с Далласом забрались в машину, Крамиша недовольно пробурчала с заднего сиденья:
— Я слышала, что тебе понравилось мое предложение, мальчик Даллас, но мне совсем не нравится, что оно тебе понравилось. Вот так-то. Потому что вам нужно думать не о непристойностях всяких, а о том, как нам разделаться с плохими недолетками, которые рвут глотки людям.
— Стыдись, Крамиша, — хохотнул Даллас. — Тебе всюду мерещатся непристойности.
— А я могу работать в многозадачном режиме, — прыснула Стиви Рей.
— Как знаешь, сестренка. Поехали. Просто у меня дурное предчувствие, — вздохнула Крамиша.
Мгновенно посерьезнев, Стиви Рей посмотрела на Крамишу в зеркало заднего вида.
— Дурное предчувствие? Признавайся, ты написала еще одно стихотворение, кроме того, что мне показала?
— Нет. И мое предчувствие не связано с этими плохими ребятами.
Стиви Рей хмуро уставилась на отражение Крамиши.
— С чем же оно связано? — спросил Даллас. — О чем ты вообще говоришь?
Крамиша многозначительно посмотрела на Стиви Рей, а потом со вздохом ответила:
— Ни о чем. Просто я чую беду. А вы двое только лижетесь, как бесстыдники, и вам ни до чего нет дела.
— Мне есть, — пробормотала Стиви Рей, переводя глаза на дорогу.
— Ага! И потом, моя девочка — Верховная жрица, так что она запросто справится с этим дерьмом из канализации! — хвастливо заявил Даллас.
— Хм, — фыркнула Крамиша.
Поездка к вокзалу получилась короткой и молчаливой. Стиви Рей постоянно чувствовала присутствие Крамиши на заднем сиденье.
«Она знает о Рефаиме!» — стучало у нее в висках, и она всеми силами сопротивлялась этой мысли. Крамиша ничего не знает. Не может знать. Она просто думает, что у Стиви Рей другой парень. Никто не знает о Рефаиме! Никто — кроме злых красных недолеток. Дикая паника скрутила желудок Стиви Рей в узел. Что она будет делать, если Николь или кто-то из ее подельников расскажет недолеткам о Рефаиме? Она легко могла представить себе эту сцену. Николь заявит об этом со злобным торжеством, она такая грубая, такая гадкая... Команда Стиви Рей будет потрясена. Они просто не смогут поверить, что их Верховная жрица...
И тут Стиви Рей едва не вскрикнула от радости, потому что ответ пришел сам собой. Ее недолетки не поверят в то, что она запечатлена с пересмешником! Никогда не поверят. Все, что ей нужно делать — отрицать все с начала и до конца. У туннельных ребят нет никаких доказательств. Да, ее кровь плохо пахнет, но ведь она уже объяснила, почему это может быть.
Ее кровь пила Тьма — вот и все объяснение. Крамиша поверила ей, и Ленобия тоже. Значит, остальные тоже поверят. Все будет клево-плево, как говорят Близняшки. Ее слово, слово Верховной жрицы, против слова шайки недолеток, которые совсем недавно пытались ее убить!
А если некоторые из них сегодня решат выбрать добро и остаться в туннелях вместе с ее командой?
«В таком случае, им придется помалкивать или пусть катятся на все четыре стороны!» — хмуро подумала Стиви Рей, когда Даллас припарковался перед вокзалом. Все недолетки были уже здесь.
— Ладно, ребята, идем. Предупреждаю, не надо их недооценивать, — сказала Стиви Рей. Не говоря ни слова, Даллас встал справа от нее, а Джонни Би — слева. Остальные плотной толпой двинулись за ними в сторону обманчиво неприступной решетки, позволявшей без проблем спускаться в подвал заброшенного старого вокзала.
С виду здесь все осталось так, как при них. Разве что мусора стало больше, но в целом подвал встретил их привычной темной сыростью. Пройдя вглубь, они остановились возле лестницы, ведущей в глубину подземелья.
— Ты видишь? — спросил Даллас у Стиви Рей.
— Да. Но как только мы спустимся, я попытаюсь зажечь факел, чтобы вы все тоже могли ориентироваться в темноте. Вот только нужно найти спички или зажигалку.
— У меня есть зажигалка, — ответила Крамиша, запуская руку в свою огромную сумку.
— Крамиша, неужели ты куришь? — ахнула Стиви Рей, забирая у нее зажигалку.
— Нет, сестренка, я не курю. Это глупая и вредная привычка. Но в наше время нужно быть готовой ко всему. А зажигалка часто бывает полезной. Вот и сейчас пригодилась.
Стиви Рей уже склонилась над металлической лестницей, но Даллас удержал ее за руку.
— Нет, я полезу первым. Меня они не захотят убить.
— Это ты так думаешь, — возразила Стиви Рей, однако пропустила его вперед и полезла следом. Джонни Би последовал за ними.
— Постойте-ка немного, — скомандовала Стиви Рей, когда они втроем очутились у подножия лестницы. С уверенностью двигаясь в кромешной темноте, она быстро отыскала один из керосиновых фонарей, которые сама помогала развешивать на старых железнодорожных костылях над сводом туннеля. Засветив фонарь, Стиви Рей улыбнулась парням:
— Ну как, теперь лучше?
— Отлично, красавица, — усмехнулся Даллас. Затем он замер, склонив голову к плечу, и спросил: — Слышите?
Стиви Рей перевела взгляд на Джонни Би, и тот отрицательно помотал головой, помогая Крамише спуститься с лестницы.
— Что мы должны услышать, Даллас? — нахмурилась Стиви Рей.
Тот прижал ладонь к шершавой бетонной стене туннеля.
— Вот это! — словно зачарованный, произнес он.
— Даллас, ты говоришь загадками, — заворчала на него Крамиша.
Даллас обернулся и посмотрел на них.
— Я не уверен, но мне кажется, что я слышу жужжание электричества по проводам.
— Странно, — пробормотала Крамиша.
— Ты всегда был нашим «электрическим мальчиком», Даллас, — улыбнулась Стиви Рей. — Ты отлично разбирался в проводке.
— Да, но я никогда не чувствовал ничего подобного. Клянусь вам, я слышу, как ток бежит по проводам, которые я сам здесь соединил.
— Возможно, у тебя всегда был этот дар, но раньше ты его не замечал? — предположила Стиви Рей. — Ты ведь все время был под землей, и тебе это все казалось привычным.
— Электричество не исходит от Богини. Оно современное. Значит, и такого дара быть не может, — отрезала Крамиша, недоверчиво покосившись на Далласа.
— Почему это оно не может исходить от Богини? — возразила Стиви Рей. — Честно говоря, мне доводилось видеть нечто более странное, чем дар электричества. Например, белого быка, олицетворявшего Тьму.
— Вот тут ты права, сестренка, — с серьезным видом кивнула Крамиша.
— Значит, у меня реально может быть такой дар? — ошарашено переспросил Даллас.
— Конечно, «электрический парень», — подмигнула ему Стиви Рей.
— Если так, то это может нам очень пригодиться, — заметил Джонни Би, помогая Шеннонкомптон и Венере преодолеть последние ступеньки лестницы.
— Пригодиться? Но как? — не понял Даллас.
— Ну, например, ты можешь услышать, используют эти засранцы электричество или нет. И если да, то где именно.
— Точно! Сейчас попробую!


Снова повернувшись к стене, Даллас приложил руки к бетону и крепко зажмурился. Через несколько секунды он с изумленным вздохом распахнул глаза и обернулся к Стиви Рей.
— Да! Недолетки используют электричество. Прямо сейчас. Они на кухне.
— Значит, туда мы и отправимся, — решительно заявила Стиви Рей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обожженная - Каст Кристин



Спорное впечатление. С одной стороны, книга, безусловно, гораздо глубже всех предыдущих. Лучше проработаны характеры друзей Зои, их уже трудно назвать героями второго плана. Особенно понравилась линия Стиви Рей, постепенно раскрываются мотивы ее странных поступков, и в итоге читатель абсолютно убежден в логичности и правильности всех ее поступков. С другой стороны, расколотый дух Зои какой-то невнятный. Хотя в целом идея понятна, но как-то неубедительно все это сделано, Зои не заставляет себе переживать, а порой откровенно раздражает. Открытый финал вызывает знак вопроса: с одной стороны, не все сюжетные линии завершены, что оставляет надежду на продолжение, с другой стороны, есть сомнения, что автору удасттся удержать высокую плаку "Соблазненной". Да, совсем не поняла смысл названия! Есть кто-то, кто объяснит? Такое чувство, что оно от другой книги...
Обожженная - Каст КристинPartridge
19.05.2012, 11.19





Соблазненная - не Зои, а Стиви Рей. Соблазнена птицечеловеком. Заметьте, в этой книге больше описываются деяния именно Стиви Рей.
Обожженная - Каст КристинСветлана
4.02.2014, 17.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100