Читать онлайн Звезды над Тунисом, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезды над Тунисом - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезды над Тунисом - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезды над Тунисом - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Звезды над Тунисом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Море было спокойным и синим, как плащ Мадонны, когда яхта медленно выбралась из гавани и вышла в открытое море.
У маркиза возникло странное ощущение, что он пускается во что-то новое и совершенно отличное от всего, что он делал раньше.
Это потому, объяснил себе маркиз, что он впервые путешествует с комфортом.
Ведь до сих пор ему как-то не доводилось выступать в роли владельца яхты.
Его гости тоже наслаждались.
Спустившись с палубы, Киркпатрик устроился в удобном кресле в салоне, и стюард уже подал ему шампанское.
Когда маркиз присоединился к нему, он поднял свой бокал со словами:
— За успех нашего предприятия! Как знать, может, мы найдем Золотое Руно или даже Святой Грааль!
Он рассмеялся.
— Не может же судьба быть так зла, чтобы отправить нас назад с пустыми руками.
— Всегда полезно быть оптимистом, — сказал маркиз и сам подумал, что это звучит несколько напыщенно.
Отказавшись от шампанского, он сел на диван и развернул карту, купленную перед отъездом.
Казалось удивительным, что на тунисской карте столько белых пятен, но маркиз знал причину. В данный момент Тунис не представлял сам по себе большого значения.
Хотя для туристов он был сравнительно новым, его история насчитывала не одно столетие.
За тысячу лет до Рождества Христова финикийцы основали на этих землях свои колонии. Самым главным из тех поселений стал Карфаген.
Позже, во времена Римской империи, Северная Африка не имела себе равных как «житница» Рима.
Киркпатрик с улыбкой наблюдал, как маркиз сосредоточенно изучает карту.
— Я тоже подготовился, — сообщил он. — Помимо зерна — главного предмета экспорта, Тунис поставлял в Рим большое количество оливкового масла, а также фрукты, вино и пробковое дерево. Взамен Рим построил города, дороги, акведуки и оросительные системы.
— Но с тех пор они обратились в прах, — заметил маркиз, — Ну возможно, то же случится в конце концов с Британской империей.
Он снова подумай о шестидесятилетии правления королевы и порадовался, что не участвует в торжествах.
Ему вдруг страшно захотелось погрузиться в прошлое и забыть о настоящем.
Минувшим вечером ему показалось, что Киркпатрик просто комедиант, скользящий по поверхности жизни.
Но, продолжив разговор о Тунисе, маркиз с удивлением обнаружил, что авантюрист много знает об истории страны и еще больше о могуществе Римской империи.
Киркпатрик подробно распространялся о выдающихся военных успехах римлян в покорении мира.
Слушая его, маркиз невольно подумал: интересуется ли Сабра их путешествием так же, как ее отец?
Маркизу почему-то казалось, что она смотрит на вещи не так, как другие знакомые ему женщины.
От него не ускользнул задор, с каким Сабра шагнула на борт «Русалки», и он был уверен, что сейчас девушка стоит на носу яхты, снова вглядываясь в горизонт.
Возможно, она представляет себе, что вернулась в прошлое и плывет в Карфаген в пору его расцвета.
Нет, сказал себе маркиз, странно думать так о юной девушке.
Скорее всего она понятия не имеет, где находится Карфаген и какое он имел значение в прошлом.
Однако маркизу не удалось спросить Сабру о ее ощущениях по той простой причине, что она не пришла в салон.
Позже, выйдя на мостик, он увидел, что девушка и в самом деле уединилась на носу яхты и смотрит на море.
Казалось, ее мысли далеко в прошлом, а может, в будущем и не имеют ничего общего с настоящим.
Только когда настало время ужина и Сабра снова переоделась в кружевное платье, из ее реплики в ответ на что-то, сказанное ее отцом, обнаружилось, что девушка и вправду думала о Карфагене, как предположил тогда маркиз.
— Бас интересует Карфаген? — спросил он, полный решимости добиться ответа.
— Я ненавижу думать о нем… разрушенном, — ответила Сабра.
— Карфагеняне потерпели поражение, и когда сдали оружие, им сказали, что они могут построить себе другой город в десяти милях от берега, — сказал маркиз, чтобы проверить ее знания.
— И это ранило их гордость, — подхватила Сабра. — Народ восстал, убил тех, кто посоветовал покориться римлянам, и, закрыв ворота, работал по двадцать четыре часа в сутки, чтобы выковать себе новое оружие.
Маркиз мысленно улыбнулся: наконец-то он втянул девушку в разговор.
— Их усилия оказались напрасны, — напомнил он.
— Осада длилась три года. Женщины отрезали свои волосы, чтобы сплести веревки, а детей принесли в жертву Таниту.
Несмотря на чуму и… голод… горожане… продолжали работать.
В голосе Сабры звучала боль, вызванная страданиями людей, живших тысячелетия назад.
— Когда город пал, — сказал маркиз, — он горел семнадцать дней, и проклятие было наложено на любого, кто посмеет восстановить его.
— Римляне посмели, и в конце концов… проклятие сработало, — резко проговорила Сабра. — Их империя… рухнула, как те здания, которые они… снесли.
— Так вы верите в проклятия?! — воскликнул маркиз.
Уже сказав это, он понял, что перешел от исторического к личному, и Сабра тотчас замолчана, видимо возмущенная его назойливостью.
Подождав немного, маркиз напомнил:
—  — Я задал вам вопрос, Сабра. Вы верите в проклятия?
Он не заметил, что в первый раз назвал ее по имени, и девушка, казалось, тоже не заметила.
— Иногда, — промолвила она неохотно, зная, что маркиз ждет ответа.
Ее отец засмеялся:
— Проклятие проклятию рознь, но там, куда мы плывем, гораздо легче расправиться с нежелательным соперником или путешественником с помощью змеи или скорпиона.
— Ну, будем надеяться, мы не навлечем на себя никакой такой враждебности, — сказал маркиз. — Но если мы найдем ваши сокровища, Киркпатрик, очень многие будут нам завидовать.
— Важно, чтобы никто не узнал об этом, — ответил Киркпатрик.
— На Востоке трудно сохранить тайну, — предупредил маркиз, — там даже пески пустыни разносят секреты и у каждого куста есть уши.
Киркпатрик улыбнулся:
— Вижу, вы знаете Восток, но мы будем очень осторожны и не станем подвергать себя ненужной опасности.
— Что возвращает нас к проклятиям, — заметил маркиз. — В прошлом я часто спрашивал себя, так ли они действенны, как хотели бы внушить нам те, кто их наложил?
— Как сказала Сабра, иногда они действенны, но я уверен, нам не стоит беспокоиться из-за проклятий.
Он минуту помолчал.
— Нам нужно думать о благодарности, которую мы получим от историков и антикваров, если это окажется именно то римское сокровище, о котором мы думаем.


Яхта прибыла в Ла-Гулетт, морской порт в Тунисском заливе, к вечеру следующего дня.
Город Тунис расположен в шести милях от берега, на западном конце большой лагуны глубиной около трех футов, которую местные жители называют маленьким морем.
Чтобы не обходить это «море», Ла-Гулетт соединили с городом каналом двадцати футов глубиной, проложенным через лагуну.
По мере приближения к городу все отчетливее становились видны купола мечетей, высокие стройные минареты и пальмы, возвышающиеся над плоскими крышами домов.
А за ними зеленел лесистый холм, защищающий город с противоположной стороны.
Маркиз решил, что будет лучше остановиться в отеле, чтобы не возвращаться на яхту.
Поэтому он послал каблограмму из Ниццы, заказав им всем номера в самом дорогом и самом удобном, по отзывам путешественников, отеле в городе.
Когда они добрались до отеля, маркиз подумал, что Сабру поразило здесь все: огромный, прохладный холл с колоннами, множество подобострастно кланяющихся слуг, уютные номера.
Маркиз заказал им отдельную гостиную, чтобы не мешали другие постояльцы.
Ему показалось, что Сабра предпочла бы быть среди людей, однако девушка ничего не сказала и снова отгородилась от всех молчанием.
А маркиз недоумевал: как он догадался, о чем Сабра думает?
Впрочем, это было, несомненно, интригующе, как если бы он нашел себе новую забавную игру.
Они отлично поужинали, и девушка, как обычно, рано удалилась в свою комнату, оставив отца и маркиза беседовать до поздней ночи.
Маркиз заметил, что, уходя, она прихватила с собой довольно много книг о Тунисе, доставленных на берег вместе с багажом.
Он был совершенно уверен, что Сабра не спит, а изучает их в постели, в отличие от него пополняя свои знания об истории этой страны.
Маркиз согласился с Киркпатриком, что им не следует задерживаться в городе, дабы не привлекать к себе излишнего внимания.
Они раздобудут верблюдов, мулов и лошадей для перехода в Эль-Дьем и отправятся в путь, как только будут готовы.
Маркиз нанял людей, узнав от управляющего отелем имена самых надежных, и настоял на личном осмотре каждого животного, которое будет сопровождать их.
Маркиз хорошо знал, как досадно, когда животное заболевает, а еще он твердо решил, что им не следует Обременять себя излишними вещами, как часто случается с экспедициями такого рода.
Им еще многое нужно было купить, в частности палатки и свежие продукты, с расчетом на несколько дней — вдруг не удастся пополнить запасы по пути.
Маркиз заметил, что Сабра гораздо больше интересуется животными, чем провизией, которую скрупулезно отбирал ее отец.
Она переходила от верблюда к верблюду.
Хотя они надменно держали головы, казалось, они понимают то, как девушка разговаривает с ними и похлопывает, будто лошадей.
В своих путешествиях маркиз часто был очень благодарен верблюдам — животным, способным нести огромные тяжести и терпеть больше лишений, чем любое другое существо.
Думая об этом, он сказал Сабре:
— Все животные молодые и, уверен, не подведут нас.
Девушка посмотрела на него, и хотя маркиз не видел ее глаз, он почувствовал, что они улыбаются. А Сабра ответила:
— Когда верблюд совсем ослабеет, ничто не сможет воскресить его, вот откуда возникла старая поговорка о соломинке, которая переломила хребет верблюду!
Маркиз засмеялся:
— Вот этого нам никак нельзя допустить, но в любом случае, я уверен, вы не захотите быть жестокой.
Сабра отвернулась, словно не хотела отвечать, и маркиз вдруг подумал: а какие у нее ресницы?
Может, они такие же густые и длинные, как ресницы верблюдов, которые защищают их глаза от песка и солнца, и поэтому верблюды в отличие от других животных никогда не ищут тени.
А потом он сказал себе, что Сабра скучна и лучше было бы взять с собой кого-то более живого и разговорчивого.
Девушка пошла от него, и маркиз почти пожалел, что не может оставить ее здесь.
Словно почувствовав его досаду, Киркпатрик присоединился к маркизу и заговорил с ним о еде, закупленной для путешествия.
Он пересыпал свои рассуждения анекдотами настолько забавными и оригинальными, что маркиз снова смеялся, и Сабра вновь была забыта.
Когда они пустились в путь, маркиз и Киркпатрик с дочерью ехали верхом на бодрых пустынных лошадках.
Они ехали впереди, а караван с его красочными погонщиками следовал сзади.
Все мужчины были в своих национальных бурнусах с капюшоном из верблюжьей шерсти.
Женщины, пришедшие проводить их, носили сифсари.
Это кусок ткани, который обертывается вокруг тепа и головы, оставляя открытой лишь часть лица, а складка его удерживается зубами.
Маркиз с интересом смотрел, как ловко управляются женщины со своим одеянием: поговорят друг с другом и снова подхватывают угонок ткани в зубы, будто он никогда и не падал.
Поскольку он приучил себя быть наблюдательным, то понял, что Сабра увлеченно следит за мужчинами, за женщинами и детьми, одетыми в голубые или розовые рубахи и штаны.
Одни из детей несли ранцы, а другие были в лохмотьях и выглядели ужасающе голодными.
Напутствуемый криками «Мархаба!», что означает «Бог с вами!», караван выехал из города и скоро оказался на открытой местности, еще не пустыне, но сухой песчаной равнине со скудной растительностью.
Деревьев здесь уже почти не было.
Солнце поначалу было очень жарким, и маркиз отметил, что Сабра благоразумно надела свою широкополую шляпу.
В то же самое время палящий зной совсем не делал ее вялой. Наоборот, казалось, девушка излучает энергию и чувствует то же возбуждение, что чувствовал он сам.
Они с любопытством смотрели по сторонам, а едущие навстречу путешественники, возвращающиеся в город, вежливо здоровались с ними и желали «мархаба».
Маркиз заранее определил, ще они остановятся на первую ночь: селение в двадцати милях от Туниса, в котором, как ему сказали, есть сносная гостиница, так что им не придется ставить палатки.
Но когда они прибыли в большую арабскую деревню и увидели то, что с большой натяжкой можно было назвать гостиницей, маркиз понял, что совершил ошибку.
В будущем, решил он, лучше разбивать лагерь на открытом месте, чем терпеть неудобства номеров, в которые их поселили, и шум деревни, который прогнал сон.
Тишину нарушал не только лай собак, но и странная восточная музыка, неприятная европейскому слуху, хотя маркиз уже привык к ней.
Впрочем, это неудобство не слишком его беспокоило. Ведь тайны Востока, как маркиз знал из прошлого опыта, имеют гипнотическую привлекательность.
Ароматы жасмина и сандалового дерева и быстрая арабская речь вызвали у него такое чувство, будто он вернулся домой.
Это очень отличалось от того, что маркиз чувствовал в грандиозности Куина или роскоши своего дома на Парк-лейн.
Как только Сабра ушла спать, Киркпатрик спросил:
— Бас не интересуют экзотические удовольствия? Здесь наверняка есть на что посмотреть.
Маркиз покачал головой.
Он знал, что имеет в виду Киркпатрик, и в данный момент не имел никакого желания смотреть на то, что явно будет спектаклем, исполняемым специально для иностранцев в Тунисе.
Ему доводилось видеть подлинные танцы обнаженных дев, несущие в себе религиозный смысл.
Но во многих местах эти танцы выродились в мишурное шоу, исполняемое проститутками с улицы Канабьера.
Если уж любоваться подобным зрелищем, решил он, то только тем, что разыгрывается не для иностранцев.
Маркиз с отвращением посмотрел на грубый деревянный пол и сломанную кровать, на которой были постелены его собственные спальные принадлежности.
Он подумал — увы, слишком поздно, — что, наверное, сделал большую глупость, пустившись в эту экспедицию.
Если он хотел путешествовать, то мог теперь позволить себе подняться на собственной яхте по Нилу или пройти через Суэцкий канал в Красное море.
Он все более склонялся к мысли, что история Киркпатрика о сокровищах Эль-Дьема — абсолютная чепуха.
Маркиз уже знал, что римские монеты часто находят по всему Тунису.
Он прочитал в купленных Саброй книгах, что зарытые в землю или спрятанные в галереях сокровища то и дело выходят на свет.
— Полагаю, меня надули, — сказал себе маркиз.
Но потом понял, что, даже если его надули, он наслаждается общением с Киркпатриком и заинтригован таинственным поведением его дочери.
Так как маркиз не имел никакого желания застревать в этой деревне, рано утром они отправились дальше. Предстоял долгий дневной переход, который заканчивался на уединенной равнине, где, если верить картам, нет никакой деревни.
После ночного отдыха лошади шли весело, и бредущие позади верблюды легко преодолевали трудности пути.
Когда караван остановился на обед в приятном месте, которое можно было бы назвать оазисом, один из погонщиков робко подошел к ним и сообщил, что он — предсказатель судьбы.
К счастью для маркиза, ибо погонщик говорил по-арабски в необычной манере, Сабра перевела его слова отцу.
— Скажи, что нас это не интересует, — ответил Киркпатрик. — Я и без него прекрасно знаю свою судьбу.
— Он говорит, что у него есть особое послание для нас, — не отступала Сабра.
Ей явно хотелось услышать, что скажет этот человек.
— Что ж, можно и послушать, — добродушно предложил маркиз. — А там — во что хотим, поверим, а остальное забудем.
— Да у вас философский взгляд на вещи, — заметил Киркпатрик.
Сабра сочла их реплики за согласие и сказала арабу, что они выслушают его.
Он выглядел странно, этот предсказатель с узким смуглым лицом, тонким носом и тонкими бровями, блестящими зубами и таинственно-печальными глазами.
Вместо тюрбана на голове у него был белый шарф, перехваченный на лбу толстой веревкой.
Концы ткани спускались вниз, защищая от солнца плечи и шею.
Маркиз знал, что такие тюрбаны носят только жители внутренних районов страны, и понял, что перед ними типичный пустынный мистик.
Араб сел на корточки и, взяв горсть песка из корзины, которую принес с собой, высыпал его в ладони Сабры и попросил держать так, чтобы песок не просыпался.
Остальной песок он высыпал ровным слоем на землю перед собой, сделал над ним несколько пассов и снова тщательно разровнял.
Его движения были раздражающе медленными.
Маркиз только собрался сказать, что им пора ехать дальше, когда араб стал чертить на песке странные геометрические узоры.
Наконец он сказал, глядя на Сабру:
— Ты имеешь око Аллаха и смотришь глубоко в сердца тех, кого знаешь. Аллах велик. Он — Свет Мира, и часть Его света сияет сквозь тебя.
Он говорил странным, каким-то замогильным голосом, и Киркпатрик с маркизом застыли, слушая его.
— Ты найдешь счастье там, где меньше всего ожидаешь, — продолжил предсказатель, обращаясь к Сабре, — но то, что вы ищете, — не ваше, оно Аллаха, и Он не отдаст того, что принадлежит Ему.
Предсказатель умолк, и маркиз подумал, что он закончил. Но араб заговорил снова:
— Берегитесь! Опасно, когда садится луна! Только Аллах может спасти вас.
Он стер рисунки на песке, встал и, что странно, собрался уходить, не попросив никакого вознаграждения за свои услуги.
Вытащив из кармана три су, маркиз бросил их на землю, но араб замер, словно у него не было никакого желания прикасаться к деньгам.
Затем из белых лохмотьев высунулась тощая смуглая рука и подняла монеты, но так пренебрежительно, будто любая плата для этого предсказателя была ниже его достоинства.
Когда араб ушел, Киркпатрик с отвращением фыркнул:
— У меня от него мурашки побежали!
Чушь это все. Я не верю ни единому слову!
— А вы что думаете, Сабра? — спросил маркиз. — Он был искренен или играл в обычную восточную игру, вымогая деньги у туристов?
Девушка медленно встала с земли, и маркиз только сейчас заметил, что она сидела по-восточному, скрестив ноги.
— Думаю… он сказал… правду, — тихо и словно через силу проговорила она.
— Значит, вы верите, что имеете око Аллаха? — насмешливо спросил маркиз.
— Оно есть у всех, если мы хотим использовать его, но некоторые люди намеренно слепы.
Слова Сабры прозвучали как обвинение, и, не дожидаясь ответа, девушка пошла туда, где араб держал ее лошадь.
«Нет, она определенно непредсказуема», — в который раз подумал маркиз.
Его так уязвило равнодушие девушки, что он решил: прежде чем путешествие подойдет к концу, он заставит Сабру изменить свое отношение к нему. И постарается завоевать ее доверие и любовь.
Они поехали дальше, но прежде чем одолели то количество миль, которое запланировал маркиз, остановились отдохнуть на ночь.
Погонщики быстро и умело поставили им палатки — маркиз купил самые дорогие — среди нескольких оливковых деревьев.
На пол постелили ковер, на нем разложили спальные мешки, тоже очень дорогие и удобные.
Вечер стоял теплый, безветренный, поэтому ужинать решили снаружи на раскладном столике, который предусмотрительно захватил в дорогу маркиз.
Носильщики принесли складные стулья, и маркиз со своими спутниками смогли как следует насладиться едой.
По совету шеф-повара в отеле маркиз заказал определенные блюда, которые хорошо сохранились в путешествии, и нежный кебаб из молодого барашка был просто восхитителен.
Маркиз уже знал, что тунисские вина — одни из лучших, производимых в арабских странах.
Киркпатрик рассказал ему, что один монастырь изготавливает в год больше трех миллионов бутылок вина — красного, белого и розового.
Этот напиток казался очень подходящим для саванны, и маркиз по достоинству оценил бодрящую жидкость, извлеченную из винных ягод.
Еще к столу подали свежие фрукты, которые они везли с собой, а фрукты в Тунисе не только очень вкусные, но и красочные.
Маркиз изрядно потрудился, чтобы нанять лучшего повара в Тунисе, и должен был признать, что тот творит чудеса даже в походных условиях.
Они съели немало разных блюд, пока даже Киркпатрик наконец не сказал, что с него довольно. Теперь он явно намеревался подремать.
Уже стемнело. Слуги зажгли в палатках фонари, и Сабра пошла от света в темноту. Маркиз последовал за ней.
Животные лежали неподалеку, а носильщики собрались вокруг костра.
На небе словно алмазы блестели звезды, и растущая луна давала намного больше света, чем в Англии или во Франции.
Вдали от костра Сабра снова казалась бесплотной и неземной.
Идя рядом с ней, маркиз заметил:
— Вы еще не сказали, как вам нравится наше путешествие, но, по-моему, вы тоже наслаждаетесь!
— Конечно, с вами путешествовать намного удобнее, чем когда мы с папой одни.
— Вы уходите от ответа, — сказал маркиз. — Я хочу знать, счастливы ли вы.
— В данный момент я довольна.
Ему захотелось увидеть выражение ее лица, когда Сабра говорила это своим мягким, нежным, мелодичным голосом, так непохожим на голоса других знакомых ему женщин.
— К чему эти подробности? — спросил маркиз. — Почему вы не можете просто сказать: «Я очень счастлива и благодарна Господу»?
— А откуда вы знаете, что это… так?
— Чего же еще вы хотите?
— Боюсь… вы… не поймете.
— Вы нарочно хотите меня разозлить? — спросил маркиз. — Поверьте, я многое могу понять.
— Я давно решила, — медленно проговорила Сабра, — что никогда не обрету того, чего желаю, и незачем больше думать об этом, а тем более — говорить.
— Это пораженческая позиция, — возразил маркиз. — Скажите, чего вы желаете, и, возможно — кто знает? — я сотворю вам это, будто джинн из волшебных сказок!
Сабра рассмеялась:
— Это невозможно!
— Предсказатель утверждал, что вы найдете счастье.
Девушка пожала плечами:
— То, что он называет счастьем, может не иметь ничего общего с моим представлением о счастье… и с вашим тоже.
— Тогда объясните, чего вы хотите.
— Я только что сказала: это ни к чему.
В данный момент я довольна красотой ночи и тем, что папа больше не беспокоится, где раздобыть еду.
— А когда это путешествие кончится, — негромко спросил маркиз, — что тогда?
— Вы слышали слова предсказателя.
Я должна молиться Аллаху и надеяться, что он позаботится обо мне.
После недолгой паузы маркиз резко спросил:
— Вы действительно так бедны?
— У нас нет ни гроша.
— Но почему?
— А почему вас это интересует? — спросила в свою очередь Сабра.
— Интересует, и все.
— Мы лишь мимолетно проходим через вашу жизнь, и вы это прекрасно знаете. Для вас было бы большой ошибкой глубже вникать в то, кто мы и что мы делаем.
— Я бы предпочел сам решать эти вопросы.
— Уверена, вы так и сделаете, поэтому мне нет смысла говорить о том, что… могло бы быть.
— Я прошу вас рассказать о себе.
— Это очень скучно, да и незачем вам взваливать на себя проблемы других людей.
Маркиз засмеялся:
— В первый раз встречаю такую упрямицу! Я задаю вам прямой вопрос, а вы всегда находите уклончивый ответ.
Он помолчал.
— Конечно, я хочу знать о вас — кто вы, откуда пришли, почему живете такой жизнью.
— И когда вы все обо мне узнаете, а я уверяю вас, что это не очень интересно, то разгадаете эту загадку, положите в головоломку последний кусочек и начнете оглядываться вокруг в поисках следующей тайны.
— В жизни не слышал такого нелепого утверждения!
— Так уж ли оно нелепо? Если вы думаете, что можете читать мои мысли, то и мне иногда удается читать ваши. Вам лишь потому интересно, что вы не любите не знать правды, но правда, стоит только ее узнать, неизбежно разочарует вас.
— Это говорит ваш опыт?
— Думаю… да.
Теперь в ее голосе слышалась печальная нотка, которую маркиз не понял.
Затем раздался крик Киркпатрика:
— Сабра, где ты? Пора спать!
— Мы должны вернуться, — сказал маркиз, — но как бы вы ни старались помешать мне, рано или поздно я найду ответы на все мои вопросы.
Сабра тихо рассмеялась:
— Надеюсь, ваше неутоленное любопытство не лишит вас сна! Bonne nuit, monsieur le marquis! .
И она побежала к отцу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезды над Тунисом - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Звезды над Тунисом - Картленд Барбара


Комментарии к роману "Звезды над Тунисом - Картленд Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100