Читать онлайн Зов любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Зов любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Лорд Ротвин вздрогнул: ему показалось, будто кто-то зовет его. Он прислушался, и ему послышалось, что это воет собака.
Вой чередовался с заливистым лаем и повизгиванием, и лорд Ротвин понял, что это Монарх. Звуки доносились из спальни его жены. Комнаты лорда Ротвина и его супруги соединялись дверью, но с тех пор, как в особняке появилась Лалита, они ни разу не открывались.
Лорд Ротвин прислушался и решил, что, должно быть, что-то случилось. Он был убежден в том, что Монарх не стал бы выть, будь Лалита в спальне, а если бы она и спала, то его лай непременно разбудил бы хозяйку.
Итак, лорд Ротвин встал, зажег свечу и надел шелковый халат. После этого он подошел к двери, ведущей в спальню жены и тихонько постучал. Ответом был истошный и уже знакомый лай Монарха. Лорд Ротвин немного подождал и открыл дверь.
В комнате жены царила темнота, и ему пришлось снова зайти в свою спальню, чтобы взять подсвечник с горящей свечой. За ним бросился Монарх, и теперь у лорда Ротвина почти не осталось сомнений в том, что произошло что-то неприятное.
Он вернулся в комнату Лалиты. Спальня благоухала ее любимыми духами и была еще полна запахами, которые в его сознании связывались с Лалитой, но постель ее была неразобрана, и было совершенно ясно, что в нее никто и не ложился.
Хозяин дома остановился в недоумении. Он не мог даже предположить, что могло произойти. Куда исчезла Лалита? Почему в столь поздний час ее не было в спальне? Трудно было представить себе, что она так надолго задержалась внизу в гостиной, после того как мужчины поднялись наверх для медицинского осмотра.
Разволновавшись, лорд Ротвин направился в свою комнату и сильно позвонил в колокольчик. Не дождавшись никого из слуг, он вышел в коридор и направился вниз по лестнице. Нижний этаж спал, только в гостиной раздавались мерные вздохи старинных напольных часов.
Что могло случиться? Куда исчезла Лалита?
Лорд Ротвин резко повернулся, направляясь снова в свою спальню, и как раз в это время он увидел своего камердинера, спешащего ему навстречу. Волосы его были всклокочены, а выражение лица испуганным.
— Что случилось, хозяин? Вы заболели? — с беспокойством спросил камердинер.
— Где ее светлость? — потребовал ответа лорд Ротвин. — В спальне ее нет.
— Ее нет в спальне?! — с изумлением переспросил камердинер и заглянул в соседнюю комнату, как будто господин мог ошибиться.
— Она должна быть где-то в доме, — с уверенностью, будто желая убедить самого себя, сказал хозяин особняка. — Ступайте наверх в комнату кормилицы, если ее светлости нет и там, пришлите ко мне дворецкого.
— Слушаюсь, хозяин.
Камердинер поспешил выполнять приказание, а лорд Ротвин начал одеваться самостоятельно.
Часы показывали третий час ночи. Неужели Лалита снова сбежала, спрашивал лорд Ротвин сам себя. Он был уверен, что супруга была довольна тем, что он вернул ее домой, после того как Софи попыталась выгнать ее из Рот-Парка. И он был уверен в том, что сегодня вечером она была счастлива. Поэтому он пришел к выводу, что, если она и покинула его, то не по собственной воле. Но кто же мог толкнуть ее на столь необдуманный поступок? Это невозможно, шептал он сам себе.
Лорд Ротвин почти закончил туалет, когда в комнату вошел камердинер в сопровождении дворецкого.
— Кормилица даже не видела ее светлость вечером, — сообщил камердинер.
Тогда лорд Ротвин повернулся к дворецкому.
— Хобсон, прикажите обыскать дом и выясните, не видел ли кто-нибудь, как ее светлость покидала особняк.
— Слушаюсь, сэр.
— Скажите, никто не приезжал после отъезда сэра Вильяма Найтона?
— Пока я был в вестибюле, никто. Но я еще поинтересуюсь у лакея, который дежурил ночью.
— Да, пожалуйста, и поторопитесь, — приказал лорд Ротвин. — Да, вот еще что… прикажите приготовить экипаж, возможно, мне придется уехать, я еще точно не знаю.
Дворецкий поспешил выполнять указания, а камердинер помог господину надеть сюртук. Лорд Ротвин молчал, он думал о том, что могло случиться с его женой и где он должен искать Лалиту. Даже если она все-таки решилась отправиться в Норфолк навестить свою старую няню, малоправдоподобно, чтобы она предприняла свое путешествие глубокой ночью, даже не предупредив его. Если бы она решила просто бежать из дома, она бы узнала заранее, что ни один почтовый дилижанс не отправляется из Лондона раньше шести утра, значит, покинуть особняк она должна была часов в пять.
— А не заметила ли кормилица чего-либо странного в поведении госпожи, когда укладывала ее спать? — спросил лорд Ротвин камердинера.
— Вчера вечером вашей кормилице и еще двум горничным сделалось дурно после ужина, — ответил слуга.
— Тогда… кто же помогал ее светлости приготовиться ко сну?
— Не могу знать точно, милорд, но думаю, что это была Эльзи.
— Разыскать и привести немедленно! — приказал хозяин дома.
Камердинер поспешил выполнять приказание, а его светлость достал и раскрыл бумажник, чтобы убедиться, что он не пуст. На пушистом ковре напротив лорда Ротвина сидел Монарх, заглядывал в глаза хозяину, не в силах раскрыть тайну, которую знал только он. Интересно, как он оказался в спальне Лалиты один? Если он как обычно после ночной прогулки присоединился к хозяйке еще внизу, то могло ли произойти так, что Лалита, взяв его с собой наверх, заперла бедного пса одного в комнате? Как много вопросов без ответа. Да… вот еще что… надо проверить, взяла ли Лалита с собой что-нибудь из платья. Лорд Ротвин припомнил, что в первый свой побег его супруга захватила старый поношенный плащ.
Хозяин особняка подошел к шкафу и рывком распахнул дверцы. Там было полно платьев, некоторые из них были совершено новыми. Девушка так и не надела их ни разу. Лорд Ротвин, одобрив покрой, заказал их во время вынужденного пребывания в Лондоне.
Лорд Ротвин внимательно осмотрел шкаф и его содержимое и отметил следующее: среди нарядов отсутствовало платье, в котором Лалита обедала с ним вечером, а ее единственная собственность — старая накидка — висела в углу шкафа. Подойдя к туалетному столику, лорд Ротвин обнаружил, что шкатулка, в которой его матушка хранила бриллиантовые заколки для волос, была открыта, и драгоценности лежали каждая в предназначенном ей бархатном углублении шкатулки.
Услышав голоса людей, приближающихся по коридору к его апартаментам, лорд Ротвин направился в свою спальню.
В открытую дверь комнаты вошел дворецкий в сопровождении четырех слуг.
— Ну что, Хобсон, удалось вам что-либо выяснить?
— Нечто весьма странное, сэр, — ответил дворецкий.
— Что же именно?
— Присутствующий здесь Генри как обычно вывел Монарха на вечернюю прогулку, хозяин.
— Милорд, клянусь вам, у меня не было никакого злого умысла.
— Помолчи, Генри, — оборвал его дворецкий. — Я сам все расскажу его светлости.
— Продолжай, — приказал хозяин дома.
— Но после прогулки Генри не отвел собачку прямо к миссис Ротвин, что входило в его обязанности, — продолжал Хобсон. — И поздно вечером, почти ночью, Джордж услышал, как песик скулит и лает под дверью.
Лорд Ротвин взглянул на молодого человека, который, кажется, доводился племянником дворецкому в Рот-Парке.
— А вы уверены, что это был Монарх?
— Уверен, хотя и не видел его.
— Вы что… не открыли дверь?
— Нет, милорд, она была закрыта на ключ.
— Тогда почему же вы решили, что это Монарх?
— Я довольно часто выгуливал его, хозяин, и здесь и в Рот-Парке.
— Что же вы предприняли?
— Я сообщил об этом Генри.
— И что он вам сказал?
— Он сказал, что, если я не желаю себе зла, то лучше мне держать язык за зубами.
— Продолжайте вы, — приказал лорд Ротвин дворецкому.
— Мне удалось выяснить, что после ужина кормилица, мисс Робинсон и Роза почувствовали себя дурно, поэтому помогать ее светлости раздеться пришлось Эльзи.
Лорд Ротвин перевел взгляд на горничную. Девушка стояла с распущенными волосами, набросив белую шаль с длинными кистями поверх ночной рубашки. Она была бледна, и, несмотря на то, что она голову держала высоко, в глазах ее лорд Ротвин прочел страх.
— Что произошло после того, как вы помогли ее светлости лечь в постель? — спросил лорд Ротвин.
— Ничего не произошло, — вызывающе ответила горничная.
В разговор вмешался Генри:
— Это неправда, сэр, но, клянусь вам, мы не желали причинить никому зла!
— Что вы сделали? — потребовал ответа хозяин.
— Это была… просто женщина.
— Какая женщина?
— Та, которая едва ли не каждый день справлялась о здоровье ее светлости.
— Она интересовалась здоровьем моей супруги у вас?
— Да, сэр. Первый раз она подошла к боковому входу во время моего дежурства. Она справилась о здоровье леди Лалиты и дала мне полсоверена. Не думаю, что навредил вам этим, сэр.
— Что было дальше? — продолжил дознание лорд Ротвин.
— Она спросила позволения поговорить с одной из горничных и добавила, что интересуется здоровьем ее светлости, потому что они выросли вместе.
— Значит… вы вызвали Эльзи?
— Да, но я проводил Эльзи не к карете этой дамы, я проводил ее в дом на Хилл-Стрит, хозяин.
Лорд Ротвин стиснул зубы. Мозаика начала складываться.
— Почему же вы обратились к Эльзи, ведь она крайне редко помогает ее светлости?
— Я не думал, что кормилица или миссис Робинсон согласятся встретиться с этой леди.
Лорд Ротвин перевел взгляд на молоденькую горничную. Она явно нервничала, сжимая пальчики добела.
— Господин, у меня не было злого умысла, — прошептала горничная.
— Что произошло? Передайте мне все в точности! Я хочу знать дословно, что было сказано!
Эльзи глубоко вздохнула.
— Хозяин, она казалась очень приятной женщиной. Она так хорошо отзывалась о ее светлости!
— О чем она спрашивала вас?
Эльзи замолчала и густо-густо покраснела.
—Я задал вопрос и жду ответа, — сухо потребовал лорд Ротвин. Опустив голову, горничная едва слышно прошептала:
— Она спрашивала, спите ли вы в одной комнате с леди Лалитой.
— И что же вы ответили? — поинтересовался лорд Ротвин.
— Я ответила нет, хозяин.
— Что же она?
— Она сказала какому-то джентльмену: «Вот видите, что я вам говорила?»
— Джентльмену? Какому джентльмену? — удивился лорд Ротвин.
— В комнате был еще какой-то мужчина, сэр.
— Как он выглядел? — спросил лорд Ротвин.
— Господин, это был иностранец!
— Опишите мне его! — приказал хозяин дома.
— Одет кричаще и безвкусно. На нем было много украшений.
— Он старый или молодой?
— Не слишком молод.
— Что он ответил на реплику леди?
Эльзи снова замолчала, но на этот раз она честно старалась вспомнить, что же сказал незнакомец.
— Не уверена, что я не ошибаюсь, хозяин, но он произнес фразу, которая мне показалась бессмысленной: «Это существенно повышает цену товара».
У лорда Ротвина даже дыхание перехватило.
— Что случилось после? Говорите только правду!
— Она сказала, что некий человек страстно желает встретиться с вашей женой, и… и… я подумала, что речь идет о том джентльмене…
— Что дальше? — насупившись спросил лорд Ротвин.
— Эта леди пообещала мне пять фунтов, если я организую все так, чтобы ее светлость могла выйти вечером из дома и подойти к карете, где ее будет ждать тот джентльмен. Сэр, мне и в голову не могло прийти, что ее увезут! Я никогда и мысли не допускала, что такое может случиться!
— Да, но обычно вы не помогаете ее светлости совершить вечерний туалет, не так ли?
— Та женщина, о которой я рассказывала, дала мне порошок, который я подсыпала в вечернюю еду. Она сказала, что от этого никакого вреда не будет.
— Так это была ее идея, что моя супруга должна отправиться на поиски Монарха? — едва сдерживаясь, зарычал лорд Ротвин.
— Она посоветовала мне сказать, что произошел несчастный случай, в результате которого собака пострадала.
— А какая сумма была обещана Генри?
— Пять фунтов, сэр, — пробормотал слуга. Секунду помолчав, его светлость произнес:
— Не говорили ли леди и джентльмен еще о чем-либо? О чем-нибудь другом, кроме наставлений вам? Подумайте, это очень важно.
Эльзи посмотрела на Генри, который внимательно изучал носки своих ботинок. Помедлив, горничная сказала:
— Когда я уходила из комнаты, мне показалось, что джентльмен сказал то ли «прилив», то ли «отлив».
Лорд Ротвин непроизвольно вскрикнул. Затем, растолкав слуг, он бросился к двери и сбежал вниз по ступенькам. Следом за хозяином бросился Монарх.
Лакей подал господину плащ и шляпу и открыл перед ним дверь. У крыльца стоял экипаж. Вскочив в карету, лорд Ротвин крикнул:
— В гавань! Живо!
Только захлопнув за собой дверцу кареты, когда лошади уже несли во всю прыть, его светлость обнаружил, что за ним, на заднем сиденье примостился Монарх.
Лалите показалось, что ее увезли далеко-далеко от дома. Она была слишком запугана, чтобы даже пытаться пошевелиться, несмотря на то, что ее нещадно трясло на ухабах. Веревка глубоко врезалась ей в икры, девушке было тяжело дышать из-за плотной материи, наброшенной ей на голову.
Лалита хотела было поразмыслить над своим бедственным положением, но голова ее, казалось, была набита войлоком, и в нее не лезло ничего, кроме одного одуряющего и отупляющего страха.
Куда ее везут? Неожиданно она подумала, что догадывается, кто выкрал ее и куда ее везут. Ее везут в чужие края, чтобы предложить главному скупщику живого товара. Она была слишком невинна и слишком юна, чтобы представить себе, что произойдет, как только ее выставят на продажу, но она догадывалась, что будущее, которое ее ждет, намного тяжелее всего, что она может представить. Но что хуже всего — ее никто не сможет разыскать, и она никогда не увидит лорда Ротвина.
Девушка задумалась о том, как ничтожно мало сможет она вспомнить, будучи разлученной со своим супругом: его поцелуй, когда он принял ее за Софи, тяжесть его головы на своей груди, когда он, раненый, прижался к ней в хижине лесорубов.
Достаточно ли этих воспоминаний, чтобы жить ими всю оставшуюся жизнь? Чтобы продержаться в ужасе грядущих событий?
Потом девушка задумалась над тем, будет ли у лорда Ротвина возможность разыскать ее после того, как ее уже продадут? Посчитает ли он необходимым отправиться разыскивать ее через пролив или он так и не догадается, что с ней произошло? А может быть… он решит, что она снова сбежала… Но нет… разве может он так решить, после того как они провели прекрасный вечер вдвоем и он видел, как она тронута его дарами. И тут девушка снова вспомнила момент, когда их беседа была прервана. « Лалита!» — произнес он странным бархатным голосом.
— Вы будете смеяться над моей сентиментальностью, — сказала ему тогда Лалита.
— Я не смеюсь, я хочу сказать вам… — и тут их прервали. Интересно, что же он все-таки намеревался сказать ей?
Лалита припомнила его взгляд, который заставил ее мысленно содрогнуться. Выражение этого взгляда она не смогла бы передать словами, но это было замечательно! Он смотрел на нее тогда, будто пытался взглядом выразить то, что она всю жизнь мечтала услышать и ни разу не слышала наяву.
Но, может быть, она ошибалась? Может быть, она была ослеплена своей любовью к нему? Она так сильно любила его, что даже быть рядом с ним было для нее счастьем, его присутствие заставляло вибрировать тайники ее души.
А теперь… она никогда не узнает ответов на те вопросы, которые волновали ее больше всего на свете. Ее отняли от него! Она никогда не увидит его! Будущее представлялось Лалите даже ужаснее прошлого, в котором ее мучила мачеха. Девушка едва не застонала, но, вовремя спохватившись, испугалась, что сейчас ее начнут бить.
— Неужели мне не удастся избежать этого ужаса? — спросила себя Лалита, и ей показалось, что в ответ кто-то насмешливо и цинично произнес:
— Только смерть спасет тебя.
Именно в этот момент Лалита и осознала, что, если ее украли и везут продавать в чужую страну, где ее будут унижать и обесчещивать, ей лучше умереть. Теперь она задумалась над тем, будет ли ей трудно лишить себя жизни и как это сделать. Пистолета в ее распоряжении точно не будет, очевидно ножей пленникам не разрешат иметь при себе. Тогда как она сможет расстаться с жизнью? Но она все равно сделает это, когда будет абсолютно уверена, что лорд Рот-вин не сможет прийти ей на помощь. Но что почувствует он, если, преследуя ее недоброжелателей, в конце концов найдет ее труп?
Грустная мысль пришла ей в голову: он почувствует облегчение. Она перестанет быть бременем для него, она перестанет доставлять ему все новые и новые хлопоты. Зачем ему связывать свою жизнь с жизнью женщины, которая невольно приносит ему одни беды? Неожиданно Лалита вспомнила, что она до сих пор не знает, чем закончился его разговор с Софи. Почему, оставив Софи в Рот-Парке, он бросился разыскивать ее, Лалиту? Софи была в полной уверенности, что единственное, что нужно лорду Ротвину, так это ее любовь, получив которую, он перестанет думать обо всем на свете. Но он все-таки оставил Софи и бросился вдогонку за ней и настиг ее довольно быстро. Если бы она уехала в Норфолк, лорду Ротвину было бы значительно труднее разыскать ее, ведь он не знает, где живет ее няня и кормилица. Насколько ей известно, ее супруг не знает и того, где жила она, прежде чем мачеха продала их дом и имение, и они всей семьей приехали в Лондон. Но даже если бы она успела добраться до Норфолка, он бы все равно разыскал ее, потому что не закончил еще реставрацию здания под названием «Лалита». Вот! Это был свет в конце тоннеля. У Лалиты появилась надежда, что и теперь он не оставит ее в беде, ведь он еще не полностью вернул ее к жизни. Девушка с облегчением вздохнула. Но как он сможет догадаться, что с ней произошло?
Похищение было продумано до мелочей. Нэтти и первая горничная занемогли, Эльзи сказала, что с Монархом произошло несчастье, и она бросилась на улицу, так что никто и не может знать, куда она подевалась.
Лорд Ротвин, должно быть, почивает в полной уверенности в том, что она спит в соседней комнате. Ах, как часто, вздыхая, она поглядывала на дверь, отделяющую ее от супруга! Когда он болел, Лалита мысленно то и дело распахивала эту дверь и отправлялась в соседнюю спальню ухаживать за своим господином.
Но что же будет утром? Кто осмелится сообщить его светлости, что его супруга не ночевала дома? Может быть, это сделает Нэтти, если, конечно, поправится, а может быть, Эльзи. Полдня может пройти, пока кто-нибудь догадается, что ее нет в спальне, и где же к этому времени будет она?
Лалите хотелось кричать от сознания безнадежности своего положения.
Карета загрохотала по булыжникам, и Лалита поняла, что они оказались где-то очень далеко от центра Лондона, где мостовая была вымощена ровными камнями. Услышав свисток парохода, Лалита поняла, что они где-то в гавани, расположенной ниже Лондона по течению Темзы.
Впервые за время поездки заговорил ее похититель:
— Молчи и не двигайся! Один звук, и я тебя порешу!
Лалита слышала, как незнакомец открыл дверцу кареты и вступил в разговор с кем-то третьим, но ткань, которая была наброшена на голову девушки, была настолько плотной, что она не могла различить ни слова.
После этого грубые руки подхватили Лалиту и понесли куда-то. Лалита чувствовала, что несли ее два человека. Через некоторое время ее уложили на ровную поверхность и обернули еще какой-то плотной тканью. На сей раз Лалите уже просто стало трудно дышать. Ее снова подняли и понесли. Лалита не сомневалась, что ее сопровождает четверо мужчин: двое несли ее, один шествовал впереди, четвертый замыкал процессию.
Сначала ее несли по булыжнику, потом ей показалось, что мужчины ступили на сходни. Лалите показалось, что через секунду к ним обратился мужчина, говоривший на английском языке с акцентом.
— Проходите вниз! Мы должны дождаться еще одну девушку, и отчаливаем!
Итак, ее самые страшные опасения сбывались! Они были на корабле и должны были вот-вот отправиться через канал. Лалита мысленно обратилась к Господу, чтобы лорд Ротвин спас ее.
— Спаси меня! Спаси меня! — обращалась она к Богу. — Пусть он найдет меня! Пусть он спасет меня, иначе я умру!
Лалиту, как тюк, какой-то мужчина перекинул через плечо и понес в трюм. Голова ее болталась, время от времени касаясь спины похитителя, а связанные кисти рук ударяли по его ногам. Мужчина нес ее по проходу столь узкому, что плечи его касались стен. Отворив дверь, он должен был войти в помещение, что оказалось чрезвычайно затруднительно для него: оно было узким и низким, поэтому ему пришлось пригнуть голову и придержать тело девушки рукой, чтобы оно не соскользнуло на пол.
Войдя, он едва не бросил ее на пол. Лалита почувствовала удар, и ей стало больно. Она даже слегка вскрикнула от боли, все время опасаясь наказания.
Похититель еще раз связал ей руки, но снял плотную ткань с головы, так что Лалита смогла отдышаться и осмотреть помещение. Дав ей такую возможность, мошенник вынул из кармана носовой платок и завязал ей рот.
— Это поможет тебе сохранять молчание, — ухмыльнулся он. — Скажу тебе прямо, — добавил он, — будешь кричать, придется тебя связать и сунуть в рот кляп!
Лалите было больно. Она с брезгливостью заподозрила, что носовой платок был не первой свежести.
Мужчина оставил ее в трюме, прогромыхав сапожищами по узкому коридорчику, и Лалита, выглянув в крошечный иллюминатор, поняла, почему в ее каморке так темно: еще было далеко до рассвета.
Лалита с интересом осмотрела помещение крошечное, как собачья конура, и такое же низкое. Чуть поодаль она заметила гору тряпок и только потом поняла, что это, скрючившись лежит еще одна женщина, такая же, как она жертва похищения.
Мало-помалу каморка осветилась тусклыми лучами восходящего солнца, которым удалось проникнуть в темницу. Лалите удалось сесть, прислонившись к стене. Присмотревшись повнимательнее, она поняла, что ее ночные впечатления были ошибочными. Помещение оказалось больше, чем она предположила вначале, и, кроме нее, не одна, а восемь женщин оказались заточенными в этой плавучей темнице. У всех были завязаны рты и перевязаны колени, глаза сверкали ужасом.
Уже девять женщин, подумала Лалита, и должны привести еще одну!
Едва эта мысль пришла ей в голову, как девушка услышала тяжелые мужские шаги. В замке заскрежетал ключ, и в каюту вошел мужчина, держа через плечо тело еще одной несчастной.
Он обошелся с ней так же, как с остальными, снял с головы нечто вроде мешка, связал руки и завязал тряпкой рот.
Жертва оказалась прелестной юной девушкой, почти девочкой, с золотыми волосами и испуганными глазами. Она была слишком перепугана, чтобы кричать или сопротивляться.
— Сейчас мы отплываем, — сообщил им негодяй-похититель. — Как только мы окажемся в открытом море, я развяжу вас, если, конечно, вы будете хорошо вести себя. Надеюсь, никто из вас морской болезнью не страдает.
Ухмыльнувшись своей шутке, он вышел, заперев за собой дверь.
Наверху послышались шаги, кто-то начал разворачивать парус.
Вот мы и покидаем Англию, с тоской думала Лалита, меня увезут за тридевять земель, и никто и никогда не узнает, где я.
Рассмотрев все возможности побега, Лалита пришла к выводу о его неосуществимости, кроме того, она не сомневалась, что ее мучители слов о наказании на ветер не бросали. Девушка оглядела своих товарок. Две несчастные, свернувшись клубочками, лежали с закрытыми глазами. Лалита заподозрила, что сон их неестественен. Другие, как и она сама, с ужасом осматривались. Лалита поняла, что большинство девушек, как и говорил ей лорд Ротвин, были из деревни. Они были как на подбор свежи и юны: не старше пятнадцати-шестнадцати лет. На ее спутницах были в основном домотканые одежды и грубые башмаки, какие обычно покупают слуги в деревенских лавках.
Как же сложится их судьба? Да и ее собственная?
Лалита слышала, как тянули якорь и отвязывали веревки. Кто-то громким голосом отдавал распоряжения, потом паруса наполнились ветром, и корабль отчалил от берега.
Было холодно, Лалита дрожала: платье на ней было слишком изящным и изысканным и совсем не грело.
Сидя в каюте с тусклым иллюминатором, Лалита представляла себе, что происходит снаружи. Должно быть, они отошли от причала к центру реки. Лучи солнца, отражаясь от водной глади, лились в каморку. Интересно, думала Лалита, разбудили ли они лорда Ротвина? Все ее существо рвалось и взывало к нему, неужели он не чувствует, как остро она нуждается в нем?! Ведь он такая чувствительная натура! И такая сильная!
Неужели она не сможет достучаться до его разума своей мыслью?! Лалита всегда верила в силу человеческой мысли. Она всегда была убеждена, что возможности человеческого разума безграничны. Неужели она не сможет на деле воплотить свои представления о человеческом всесилии? Приди ко мне… Ты нужен мне… Спаси меня… Лалита молилась и молча плакала, взывая к Богу и супругу. Господи, пусть он узнает, пусть он услышит… что я в беде. Пусть он поймет… пожалуйста… Господи!
Потом она поняла, что положение ее безнадежно. Корабль плыл, увлекаемый отливом, в открытое море. Она удалялась от Лондона и возлюбленного. Ее молитвы, ее мысленные воззвания — все оказалось ненужным и бессмысленным. Лорд Ротвин не внял ее внутреннему голосу, и теперь ни у нее, ни у других девушек не оставалось надежды на спасение.
Одной из ее соратниц по несчастью удалось выплюнуть кляп.
— Что происходит? Куда мы плывем? — испуганным голосом вопрошала она.
У нее был деревенский выговор и прелестное детское еще личико. Она была пухлой пышечкой с розовыми щечками.
Увидев, что девушке удалось освободиться от грязной тряпки во рту, Лалита интенсивно замотала головой, и через минуту платок, которым ей завязали рот, тоже медленно сполз вниз и теперь болтался вокруг ее шеи.
Девушка, которая все это время наблюдала за Ланитой, с удовольствием произнесла: так то лучше, а то разговаривать с собой больно непривычно. Куда мы едем? — продолжала она. — Что-то я не пойму.
— Откуда вы? Как вы сюда попали? — вопросами на вопрос ответила ей Лалита.
— Я из Сомерсета, — ответила девушка. — Я приехала в город в надежде на место, которое мне обещали.
— Что же за место вам обещали? — поинтересовалась Лалита.
— Судомойки. В богатом доме. Я сама выбрала для себя эту должность.
— Кому вы рассказали об этом? — спросила ее светлость.
— Одной доброй женщине на постоялом дворе. Когда она спросила меня, куда я еду, я поведала ей о своем желании, и она обещала доставить меня прямо к месту назначения. У нее была прелестная коляска, вот я и подумала, что могу с комфортом прокатиться, вместо того чтобы идти пешком.
— Что же произошло потом? — продолжала расспросы Лалита.
— Точно не помню, — сникла девушка. — Она сказала мне: должно быть, вы устали с дороги, вот, выпейте. Я выпила, и мне стало все безразлично, я впала в какое-то забытье. Очнулась я уже здесь. Что за шутки? Что вообще происходит?
Лалита молчала. Ей не хотелось расстраивать этого большого ребенка.
— Очевидно, рано или поздно они сами нам все расскажут. Боюсь, однако, что нас похитили.
— Похитили? — изумилась девушка. — С какой целью? У меня с собой и пяти шиллингов не наберется.
Лалита не ответила. Она была испугана, но полагала, что, если она перепугает остальных девушек, это делу не поможет. Обведя глазами всех несчастных, она заметила, что все они пытаются избавиться от кляпов или повязок, но пока это никому не удалось. Девушка родом из Сомерсета принялась плакать:
— Я хочу домой, к маме! Я-то думала хорошо устроиться в Лондоне! Думала, смогу деньги домой отсылать! Но я боюсь! Я хочу домой!
Все мы этого хотим, хотелось сказать Лалите, но вместо этого она попыталась приободрить девушку:
— Вы должны сохранять мужество. Не стоит раздражать людей, которые выкрали нас.Они будут грубы в отношении нас, если подумают, что мы ослушались их.
— Вы хотите сказать… что они будут бить нас? Лалита сдержала дыхание. Она вспомнила слова лорда Ротвина о том, что белых рабынь могут забить или опоить наркотиками, если они вздумают сопротивляться.
Суденышко между тем набирало скорость. Ветер крепчал, и Лалита с ужасом думала, что не много времени понадобится им, чтобы добраться до Голландии или какой-нибудь другой континентальной страны, имеющей выход к морю. Они доберутся до материка еще вечером, а что потом?
Лалита еще раз оглядела всех девушек и поняла, что она старшая среди них. Тогда ей пришла в голову мысль, что неспроста разбойники остановили свой выбор на ней. Должно быть, им хорошенько заплатили за то, что они похитят именно ее. Теперь Лалита не сомневалась, что за ее похищением стоит зловещая фигура ее мачехи. Очевидно, вернувшись домой, Софи посетовала на то, что, вместо того чтобы жениться на ней, лорд Ротвин отправился в погоню за Лалитой. Девушка представила себе ярость мачехи, когда та поняла, какой лакомый кусок уплывает у нее из-под носа. Кроме того, теперь Лалита сомневалась, что слова Софи о том, что Джулиус Вертон по-прежнему ее нежный почитатель, соответствуют действительности. Очевидно, Джулиус Вертон все-таки получил и прочитал записку, которую кучер отвез в Уимблдон.
Да, конечно, Джулиус Вертон был легкомысленным, незрелым молодым человеком. Но вместе с тем у него была честь, которая бы не позволила ему ползком вернуться к той, которая так вероломно предала его. В этом решении его бы поддержала его матушка и друзья, люди чести. Несмотря на то, что Софи была безумно красива, люди высшего круга все равно не перестали бы относиться к браку Джулиуса Вертона, как к мезальянсу. Очевидно, родственники ожидали от него более мудрых решений. Без всякого сомнения, молодой Вертон был приманкой для многих маменек, которые мечтают о счастливом замужестве для своих дочек.
После некоторого размышления Лалита пришла к выводу, что Софи вновь попыталась соблазнить лорда Ротвина, потому что Джулиус Вертон был уже за пределами ее возможностей. Если лорд Ротвин решительно отверг ее, то единственный, кто еще оставался, так это престарелый гуляка и распутник сэр Томас Вернсайд. Неудивительно, что ни Софи, ни ее маменька никогда мне этого не простят, подумала Лалита. Однако… может быть в ее супруге все еще живы нежные чувства к блистательной Софи? Как он сможет устоять против чар этой обворожительной женщины, рядом с которой вянет красота любой другой? Как я вообще смею надеяться на его заботу и внимание, уныло думала девушка. Лалита унеслась в своих мечтаниях далеко-далеко, в грязную действительность ее вернул вопрос ее соседки:
— Неужели мы ничего не можем сделать? Неужели мы не можем выбраться отсюда?
— Право слово, я не знаю как, — ответила Лалита. — Вы можете освободиться от веревок вокруг талии?
— Я не могу развязать себя, — ответила простушка, — но могу попробовать освободить вас.
— Но как? — изумилась ее словам Лалита.
— Нам надо сесть спина к спине, — объяснила деревенская девушка.
— Какая вы умница! — воскликнула Лалита. — Я бы ни за что не догадалась!
Девушки придвинулись одна к другой, и вскоре Лалита почувствовала, что проворные пальчики ее товарки трудятся над ее освобождением. Прошло довольно много времени, прежде чем Лалите удалось избавиться от веревок и размять затекшие руки, но она тут же принялась распутывать веревки, связывавшие ее освободительницу.
— Этот человек сказал, что развяжет нас, когда мы будем в открытом море, поэтому нам придется притвориться связанными, иначе нам будет худо, — предупредила Лалита свою соратницу.
— Да, я понимаю, согласилась девушка. А как быть с остальными?
— Наверное, им нужно хотя бы ослабить веревки, чтобы они могли вынуть кляпы и хотя бы спокойно разговаривать.
Пленницы хорошо поняли их намерения, и покорно поворачивались, помогая Лалите и ее товарке облегчить их участь.
Девушки, казалось, были ошеломлены тем, что с ними произошло.
— Куда мы направляемся?
— Куда они везут нас?
— Чего они хотят?
— Я боюсь!
Судя по выговору, большинство было из деревни, хотя в этом многоголосье Лалита различила и речь кокни.
Две девушки спали так глубоко, что Лалита поняла, что им дали снотворное или наркотик. Должно быть, они приняли большую дозу, чем девушка из Сомерсета. Эти девушки были молоды, хорошо сложены, женственные формы так и манили…
Наверное, им сейчас лучше, чем нам, по крайней мере они не ведают, что ждет их впереди, думала Лалита.
— Разговаривайте потише, — предупредила она остальных, которые продолжали бессмысленно вопрошать о своем будущем, или просто рыдали, призывая на помощь маму.
Судно, возможно, переменило курс. Лалита подумала об этом, потому что волны с большей силой били об обшивку корабля, а может быть, они попали в сильное течение. Через некоторое время девушка расслышала крики, и ей показалось, что в голосах мужчин звучит тревога. Некоторые похитители говорили на непонятном ей языке, кроме того из-за шума волн Лалита плохо различала голоса. Неожиданно раздался приближающийся грохот тяжелых сапог.
Лалита и ее товарка из Сомерсета быстро опутали свои руки веревками и завязали себе рты грязными платками.
Четверо мужчин ворвались в каюту и принялись отдирать деревянные щиты от внутренней обшивки. К удивлению Лалиты, одна панель отошла, открывая темное потайное помещение.
Похититель, который привез на борт Лалиту и который оказался главным, приказал:
— Затяни им платки потуже, чтобы и пикнуть не могли! Его сообщник так сильно забил кляп в рот Лалиты и так затянул сверху платок, что ей сразу же стало невыносимо больно.
Одна из девушек вскрикнула и тут же получила такой удар по голове, что едва не лишилась сознания. К несчастью, когда принялись за девушку из Сомерсета, веревка, которая должна была туго стягивать ее тело, медленно сползла вниз.
— Черт бы тебя побрал, маленькая шлюха, — выругался один из разбойников. — Ей удалось выпутаться!
— Свяжи ее потуже! Наказать всегда успеешь! — последовал приказ. — Да проверь, чтобы с другими все было в порядке.
На талии у Лалиты веревку затянули как можно туже, и один из похитителей стал едва ли не забрасывать связанных девушек в потайной отсек. Света там не было, зато было очень мало места, и девушек уложили почти штабелями. Когда унизительная процедура была завершена, главарь — тот, что похитил Лалиту — проворчал:
— Если хоть одна пикнет, всех убью! Поняли?
Все еще продолжая изрыгать угрозы, он отступил на шаг, и деревянный щит занял свое место.
По движению судна Лалите показалось, что матросы приспустили паруса. Судя по звуку, к ним приближалось какое-то другое судно. Похитители женщин кричали друг на друга и бранились, но слов разобрать было невозможно. Лалита лежала и дрожала и знала, что другие девушки испытывают не меньший страх.
Прошло довольно много времени, так что Лалита успела убедить себя в том, что она ошиблась и что никакого корабля поблизости нет, когда вдруг над головами пленниц раздались шаги. Шаги приближались, и, когда наконец распахнулась дверь, ведущая в их прежнюю каморку, девушка услышала родной голос, голос лорда Ротвина:
— А что здесь? — потребовал он ответа.
— Здесь грузовой отсек, но сейчас весь груз размещен в верхних помещениях.
Лалита изо всех сил пыталась освободиться от кляпа во рту и повязки, но ей пока ничего не удавалось сделать. Она освобождалась бы от пут более решительно, если бы лежала на полу, но под нею были сложены тела связанных девушек, которые страдали от каждого лишнего движения.
Так он ничего не увидит и не услышит, в отчаянии думала Лалита. Спаси меня, спаси меня, стучало ее сердце.
Неожиданно она поняла, что кто-то скребет по обшивке, и услышала собачий лай. Монарх! Такие звуки он издавал, когда просил, чтобы она впустила его в комнату. Сразу после этого лорд Ротвин произнес:
— Не понимаю, что так возбуждает мою собаку. Должно быть, он чует, что за щитами что-то скрыто.
— Это крысы, сэр, — ответил главарь банды похитителей. — Здесь их полно, а ваша собачка — хороший охотник.
— Странно только, что крысы привели его в такое возбуждение, — продолжал лорд Ротвин и, повысив голос, произнес:
— Господин офицер, здесь есть нечто, на что я хотел бы обратить ваше внимание.
— Здесь ничего нет! — настаивал разбойник. — Абсолютно ничего! Вы напрасно теряете время, господа!
— Я вполне доверяю нюху своей собаки, — холодно ответил его светлость.
Лалите показалось, что к каморке подошли еще два человека, и тихий голос произнес:
— Вы звали меня, сэр?
— Да, — ответил лорд Ротвин. — Мне кажется, моя собака нашла что-то.
К этому времени Лалите ценой невероятных усилий удалось сдернуть платок с лица, и она застонала. Кричать ей мешал кляп, но стон — это ведь тоже звук!
Как только офицерам береговой охраны удалось отодвинуть щит, Монарх, визжа и радостно лая, бросился к Лалите. Колени ее были все еще связаны, но она уже стояла на ногах, и ее держал в объятиях лорд Ротвин!
— Вы… вы… вы все-таки пришли! — шепотом кричала девушка, пряча лицо в складках одежды возлюбленного. — Я… я… Я была уверена, что вы… услышите меня… и спасете!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Зов любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Зов любви - Картленд Барбара



мне нравятся такие сказки только не могу понять как такой умный человек не сразу понял что его обманула молодая девица и он как юнец поверил в любовь которой не было на самом деле дальше лучше новая любовь приключения борьба за любовь и за свое будущее
Зов любви - Картленд Барбаранаталия
13.03.2012, 15.05





Романтично. Неплохо, сладковато ... приторно....5 баллов.
Зов любви - Картленд БарбараДжули
14.03.2012, 10.47





книга хорошая.как хорошо что лорд Ротвин понял что из себя представляет эта Софи.Его нынешняя жена во сто крат лучше она его любит.интересный сюжет.
Зов любви - Картленд Барбарагаяне из армении
1.08.2012, 13.09





А вот этот роман вполне себе ничего. Интересный сюжет. ГГероиню только немного жалко в том плане, что она не может ВООБЩЕ дать отпора своей мачехе и сводной сестрице. Ну если в начале книги, когда она была в полной зависимости от них, это еще можно как-то понять или объяснить, то будучи уже женой Ротвина, мне лично было странно увидеть, как Лалита, словно зомбированная, выслушивает гадости и откровенное вранье от Софи и покорно собирает вещи, что бы покинуть дом. Ну а что касается изначального увлечения Ротвина Сифи, то это просто: он красив, богат, умен и знает себе цену, поэтому, когда на горизонте появилась Софи, которая судя по описанию была очень хороша, он счел ее достойной для себя парой - тем более, она его всячески поощряла. Но все хорошо, что хорошо кончается. 9/10
Зов любви - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.22





Несчастная героиня обретает счастье.
Зов любви - Картленд БарбараКэт
9.07.2014, 14.48





наивно, нереально, но красиво, потому хочется дочитать до счастливого конца, как во всех романчиках Картленд
Зов любви - Картленд Барбаралюбовь
29.08.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100