Читать онлайн Зов любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зов любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зов любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зов любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Зов любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Лалита легко и весело спускалась по ступеням. Ее сопровождала маленькая белая с черным собачка. Каждый день, проведенный девушкой в Рот-Парке, был полон открытий и восторгов.
Перво-наперво ее провели по замку, который был возведен во времена Чарльза II, и достраивался каждым следующим поколением Ротвинов. Трудно было представить, что такое обширное и величественное здание может хранить тепло, уют и атмосферу радушного дружелюбия. Замок этот напоминал сокровищницу: стены были украшены гобеленами и картинами музейного значения и баснословной стоимости; мебель работы французких и итальянских мастеров, разрозненные предметы которой идеально гармонировали друг с другом, была вывезена предками-завоевателями лорда Ротвина из покоренных стран. Лалита была очарована. У каждого сокровища была своя история, и, к удовольствию Лалиты, лорд Ротвин не скупился на рассказы.
На мраморной плите возле парадной двери были выбиты слова:
«Замок этот — из кирпича и бревен — возведен силой ума, воображения и жаром сердца Иниго, первого лорда Ротвина. Замок построен в 1678 году от Рождества Христова».
— Представляю, с какой, гордостью он произносил эти слова! — воскликнула Лалита.
— Я тоже, — отозвался лорд Ротвин.
— А вы строите так же, на века?
— Да!
После его твердого «да» возникла пауза, и Лалите захотелось спросить, вкладывает ли он силу своего ума, воображение и жар сердца в реставрацию здания под названием «Лалита» , как он сказал об этом однажды. Но у нее не хватило смелости.
Лорд Ротвин пригласил супругу в свою библиотеку. Девушка увидела великолепно расписанный потолок и тысячи томов книг, которые своими разноцветными корешками образовывали причудливый узор на стенах библиотеки. От восторга у нее захватило дух.
— Не будете ли вы так добры… чтобы позволить мне почитать что-нибудь… отсюда? — спросила Лалита.
Лорд Ротвин сделал радушный жест рукой:
— Они все ваши!
— Я не верю своему счастью, — чуть дыша промолвила Лалита. — Последние годы я чувствовала себя обделенной, главным образом потому, что была лишена возможности читать.
— Книги это не единственное, в чем вас обделили, — с грустью заметил хозяин библиотеки.
Лалита вспыхнула и нервно ответила:
— Мне уже лучше, и я выгляжу не так ужасно, как раньше.
— Вы никогда не были дурнушкой, просто вы выглядели обиженной и отвергнутой.
— Я стараюсь изо всех сил сделать все, что мне велят, и выпиваю в буквальном смысле слова талоны молока! — Девушка поморщилась. — Для меня это большое достижение, потому что я не выношу молока.
— Я тоже, — сказал лорд Ротвин. — Но Нэтти всегда настаивала на том, чтобы я допивал свою кружку до конца, и вам следует делать то же.
Лалита рассмеялась:
— Она очень добра, но вместе с тем чрезвычайно настойчива.
— Да, я вырос под твердой рукой.
Лорд Ротвин сказал это в шутку, но ответ Лалиты был серьезен:
— Она невероятно гордится вами и думает, что все ваши добрые качества это исключительно плод ее трудов.
— Это правда, — согласился бывший воспитанник Нэтти, — но как быть с моими дурными сторонами?
Губы его искривились в циничной усмешке, и Лалита догадалась, что он имеет в виду свой неукротимый нрав, который ярко проявился в ту ночь, когда он вынудил ее выйти за него замуж.
— Мне кажется, — несмело предположила девушка, — что вы, пожалуй, слишком гордитесь своим сходством со знаменитым предком.
— Очевидно, вы имеете в виду сэра Генгиста. Что вы знаете о нем?
— Я читала о нем, — правдиво ответила Лалита. — И даже знаю стихи, написанные о его гневе.
— Так вот почему вы сказали, что мне не следует проклинать Софи, что это может привести к несчастью. Что вы имели в виду: несчастье для меня или несчастье для нее?
— Для вас обоих, — ответила девушка. — Я верю в то, что злоба и ненависть могут причинить зло тому, кто их посылает и воспринимает.
— Да-а, — протянул лорд Ротвин, — теперь я понимаю, что должен быть очень осторожен в выборе слов и чувств, когда разговариваю с вами.
Он заметил, что супруга посматривает на него слегка настороженно, и понял, что, хотя внешне девушка выглядела намного лучше, чем тогда, когда голодная и избитая впервые переступила порог его дома, в душе ее еще жил страх. Она напомнила ему животное, с которым некогда обращались жестоко, и которое всегда живет, опасаясь удара.
За последний месяц в жизни девушки произошли счастливые перемены, и великой радостью для нее было то, что к ней от всей собачьей души привязался крошечный кинг-чарльз-спаниель.
В замке лорда Ротвина, кроме близких и домочадцев, проживало несколько кинг-чарльз-спаниелей и белых с черными пятнами далматинов, которые сопровождали хозяина всюду, куда бы он ни направлялся. Стоило ему начать собираться на прогулку, как тут же вся крошечная домашняя свора начинала повизгивать и вилять хвостами, выражая готовность составить хозяину компанию. Что касается крошки-спаниеля, то он не отходил от Лалиты с того дня, как она впервые самостоятельно спустилась по лестнице.
Вот и сейчас девушка почувствовала, как холодный носик ткнулся ей в ладонь, и нагнулась, чтобы приласкать песика.
— Я вижу, Монарх к вам привязался, — заметил лорд Ротвин.
— Почему вы его так назвали? — удивилась Лалита.
— При рождении ему дали кличку Монархист. Из-за его венценосного покровителя
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
, — пояснил лорд Ротвин, но мы сократили его имя до Монарха.
— Он очень славный, — похвалила собачку Лалита. — Раньше и у меня была собака. Я ее очень любила… но…
Девушка так и не завершила фразы, но по выражению ее глаз и лица лорд Ротвин понял, что собаку у нее отняли. Очевидно, это было одним из унижений в бесконечной цепи, которое девушке пришлось испытать после того, как в ее жизни появилась женщина, потребовавшая называть ее мамой.
— До маминой смерти мы так много книг прочитали вместе… — грустно вымолвила Лалита, не осознавая, сколько скрытого смысла было за этой ее фразой.
Утром, спустившись по лестнице в вестибюль, Лалита была обрадована обещанием лорда Ротвина отвезти ее после ленча взглянуть на особняк эпохи королевы Елизаветы, который он уже почти полностью восстановил. Лорд Ротвин показал Лалите набросок того, что впоследствии стало возможным обозначить словом «особняк». Это разрушенное строение скорее напоминало огромный сарай, прорехи в крыше которого были заткнуты старой мешковиной, чем жилище знатного вельможи.
— Вот так выглядело это здание, когда я разыскал его, — объяснил лорд Ротвин. — А на этих набросках изображен дом, который я представил себе, исходя из размеров фундамента.
— Да он огромный! — воскликнула Лалита.
— Многие дома в здешних окрестностях строились не только знатью, но и обеспеченными горожанами, которые считали для себя удобной поездку в карете из Лондона в деревню.
— Но ведь этот дом принадлежал вельможе, не так ли?
— Да, — подтвердил лорд Ротвин, — он был знатным человеком и мог свысока глядеть на моего бесчинствующего предка. Впрочем, — суховато перевел его светлость разговор на другую тему, — кое-что в моем проекте осталось недоделанным. Не могли бы вы помочь мне?
— Неужели я могла бы помочь вам? — с готовностью переспросила Лалита. — Именно этого я желала бы больше всего на свете.
— Сначала я собирался просить вас о помощи только после того, как вы осмотрите дом, но затем решил дать вам задание сразу же. Это трудное задание.
Лалита, сгорая от нетерпения, гадала, что это может быть, а лорд Ротвин между тем вынул из ящика стола серебряную шкатулку. Когда он открыл крышку, Лалита с удивлением заметила, что она доверху полна клочками бумаги.
— Что это? — не скрывая удивления, спросила девушка.
— Мы разыскали эту шкатулку в тайнике за чудом уцелевшей деревянной обшивкой, — начал рассказ лорд Ротвин. — Бумага была попорчена мышами, и сначала я подумал, что это государственные документы.
— Какая жалость, — сокрушенно вздохнула Лалита.
— Но когда я пригляделся к ним повнимательнее, — продолжал лорд Ротвин, — я обнаружил, что это разорванные в клочки стихи. Из истории нам известно, что лорд Хад-ли, а именно так звали вельможу, писал сонеты.
Лалита с удивлением взглянула на своего собеседника, и он пояснил:
— Все приближенные ко двору королевы Елизаветы мужчины воображали себя романтическими рыцарями и поэтому выражали свои чувства к ее величеству или даме сердца исключительно в стихах. — Улыбнувшись, лорд Ротвин продолжал: — Конечно, большая часть их посланий не относится к высоким образцам литературы, но, несомненно, стихи делали придворный быт еще приятнее.
— Но самое большое удовольствие получала, без сомнения, та, кому они были адресованы.
Заметив это, Лалита подумала о том, как бы ей хотелось, чтобы кто-нибудь посвятил стихи и ей, но тут же одернула себя.
— Я бы очень хотел соединить эти клочки между собой и попытаться восстановить стихи. Было бы любопытно узнать, что сочинил лорд Хадли.
— Я очень горда тем, что вы доверяете мне выполнение такого важного поручения и вручаете столь ценные бумаги.
— Только вы ни в коем случае не должны утруждать себя. Если вы чувствуете, что глаза ваши устали, немедленно отложите работу. — Помолчав, лорд Ротвин неожиданно сделал супруге комплимент. — Ваши глазки совсем не такие, какими были раньше.
— Раньше мне приходилось шить каждую ночь при свете единственной свечи, — покраснев, объяснила Лалита. — Когда Нэтти позволит мне, я обязательно вышью вашу монограмму на ваших носовых платках. Я хорошо вышиваю.
Говоря это, Лалита не знала, долго ли она проживет в доме своего супруга. Ее сомнения развеялись, когда он произнес:
— Мне очень лестно ваше желание, но не предпринимайте никаких попыток рукодельничать, пока хорошенько не поправитесь. Вы мне обещаете это?
— Конечно, обещаю, — вздохнула Лалита. — Но вы должны знать, что совместно с Нэтти портите меня. Если я ничего не буду делать, то очень скоро стану ленивой, толстой и не годной ни к чему, кроме лежания на шелковых подушках.
— Я бы мечтал посмотреть, как вы, пухлая, возлежите на шелковых подушках, — улыбнулся лорд Ротвин.
Их взгляды встретились, и Лалита внезапно почувствовала комок в горле и затаила дыхание. Состояние это она не могла бы объяснить даже сама себе. Лорд Ротвин отвел взгляд и отдал серебряную шкатулку в руки супруги.
— Я буду с нетерпением ждать того момента, когда смогу узнать, что же именно лорд Хадли написал неизвестной красавице.
Сгорая от любопытства прочитать стихи, Лалита собиралась с утра пораньше устроиться перед туалетным столиком и там начать колдовать над разорванным сонетом, но в комнату заглянула Нэтти и спутала все ее планы.
— Госпожа, сегодня прекрасное утро. Лучше бы вам спуститься вниз и прогуляться по солнышку, а ваши бумажки подождут, пока не пойдет дождь. Кроме того… подозреваю, что его светлость дожидается вас.
Последней фразы было достаточно, чтобы Лалита принялась лихорадочно переодеваться. Она надела бледно-розовое платье. У нее никогда не было вещей такого цвета, и она с трепетом гадала, понравится ли оно лорду Ротвину. Он и в самом деле относится ко мне, как к реставрируемому зданию, думала Лалита, он выбирает для меня платья, как ковры и гобелены, которые должны хорошо смотреться в новом доме. Мысль была несколько отвлеченной, тем не менее девушке было приятно сознавать, что такой занятый человек, как его светлость, находит время не только думать о ней, но и выбирать для нее платья.
Спустившись в вестибюль, Лалита пошла по коридору, который вел в кабинет хозяина дома, где она рассчитывала отыскать его в эти утренние часы. Кабинет находился в некотором отдалении от приемной, где лорд Ротвин занимался государственными делами и встречался с важными людьми. Лалита была почти у двери, когда она неожиданно открылась и из кабинета вышел молодой человек. Он плотно закрыл за собой дверь, уставился невидящим взором прямо перед собой, закрыл лицо руками и всхлипнул. Сделав шаг к противоположной стене коридора, он прислонился к ней спиной, чтобы не рухнуть на пол.
Думая, что молодому человеку вдруг сделалось дурно, Лалита бросилась к нему на помощь. К своему вящему ужасу она поняла, что он плачет. Некоторое время она пребывала в замешательстве, но так как ей было жаль молодого человека, она спросила шепотом:
— Не могу ли я вам помочь?
— Никто не может мне помочь! — всхлипнул юноша. При виде плачущего мужчины Лалиту охватило какое-то тревожное чувство.
— Что случилось? — спросила она.
— Это была моя ошибка, — всхлипывал молодой человек. — Я догадывался, что это — неправильно, но боялся сказать.
Они находились рядом с гостиной, и Лалита предложила юноше пройти туда.
— Расскажите мне, что произошло, — попросила Лалита, поддерживая молодого человека под руку. Она вела его, как слепого: он все еще закрывал лицо обеими руками. Наконец юноша вынул из кармана льняной носовой платок и утер им слезы.
— Я стыжусь самого себя, мадам, — прошептал он. — Пожалуйста, забудьте о том, что видели меня.
— У меня нет причины вести себя так. Я хотела бы помочь вам, если смогу.
— Но ведь я уже сказал, — дрожащим голосом отозвался незнакомый юноша, — никто не может мне помочь.
— Что же вы наделали?
— Его светлость сердит на меня, и в этом нет ничего удивительного.
— Почему же его светлость так рассердился на вас? После короткой паузы юноша ответил:
— Я ошибся в чтении плана. Я неправильно установил одну из опор здания. У меня было предчувствие, что я совершаю ошибку, но я боялся побеспокоить его светлость лишним вопросом.
— А теперь он сам обнаружил вашу ошибку, не так ли? — догадалась Лалита.
— Он уволил меня.
Слезы вновь подступили к глазам молодого человека, но он с силой вытер их.
— Я был так горд, так преисполнен благодарности за то, что мне выдалась возможность работать на него, и я так хотел угодить ему! Господь свидетель, я старался! Я старался изо всех сил, но я боялся, что мне не удастся это сделать — и мне не удалось!
— Я понимаю вас! — прошептала Лалита. Она задумалась на секунду, а потом сказала:
— Подождите меня здесь. Обещайте, что никуда не уйдете, пока я не вернусь.
Как бы внезапно осознав, что поведение его было вне правил приличия, молодой человек поднялся на ноги и принялся извиняться:
— Просите меня, мадам. Мне не следовало беспокоить вас своими неурядицами. Позвольте мне уйти. Надеюсь, я сделаю это с большим достоинством.
— Нет, — твердо ответила Лалита. — Прошу вас дождаться, пока я не вернусь. Вы даете мне слово?
— Если вы хотите… — неуверенно пробормотал юноша, — хотя я не понимаю.
— Не надо понимать, просто ждите! — приказала ему Лалита, повернулась и вышла из гостиной, плотно прикрыв за собой дверь. Затем, глубоко вздохнув для храбрости, она пересекла коридор и открыла дверь в комнату лорда Ротвина. Как она и предполагала, он был один. Хозяин дома сидел за обширным обитым кожей письменным столом, поверх которого были разложены всевозможные планы и чертежи.
У Лалиты сердце упало, когда она заметила, что он сердит. Такого выражения лица она не замечала у своего супруга с той самой ночи, когда их обвенчали против ее воли. Девушка застыла в дверном проеме. Ее серые глаза светились.
— Ах, это вы, Лалита! — воскликнул лорд Ротвин, подняв на нее глаза.
Девушка прикрыла за собой дверь и направилась прямо к столу. Она молча стояла перед супругом, сжав пальцы в кулачки. Лорд Ротвин сухо поинтересовался:
— Что рассердило вас, Лалита?
— Мне хотелось бы кое-что сказать вам, — ответила девушка, — но мне бы не хотелось, чтобы вы сочли это за дерзость.
Голос ее слегка дрожал.
— Ничто из того, что вы можете сказать мне, Лалита, я не сочту за дерзость, — ответил лорд Ротвин. — Почему бы вам не присесть?
Заметив, что девушка присела на самый краешек стула, он тоже опустился в кресло.
— Я жду, — спокойно и вежливо напомнил он.
— Как вы знаете, — начала Лалита, — я трусиха и боюсь очень многого. Когда человек чего-то боится, он очень часто поступает наперекор здравому смыслу именно из-за своего страха.
— Подозреваю, что вы говорите о молодом Джеймсоне, которого я только что уволил, — перебил ее лорд Ротвин.
— Мне понятны его чувства, — сказала Лалита. — Я знаю, что вас можно страшиться.
— Вы хотите пристыдить меня за то, что этот молодой человек допустил оплошность? — удивился лорд Ротвин и замолчал в ожидании ответа.
— Он так же боялся спорить с вами, как и я раньше боялась, — пролепетала Лалита.
После непродолжительного молчания хозяин замка сказал:
— А разве вам не страшно теперь заступаться за него?
— Мне жаль его, — ответила Лалита. — Сильные и уверенные в себе люди не понимают, почему другие слабы и даже глупы.
— Неужели вы действительно думаете, что это может быть оправданием плохой работы?
— Я полагаю, что в этом случае судья при вынесении приговора допустил ошибку. Каждый может ошибиться.
Лорд Ротвин улыбнулся:
— Я тоже допустил одну ошибку. Мне бы не хотелось огорчать вас Лалита, и я готов поговорить с Джеймсоном. Где он?
Взгляд Лалиты сверкнул надеждой.
— В комнате напротив.
— Я пойду, а вы оставайтесь здесь!
Лорд Ротвин вышел. Лалита осталась в его кабинете, неустанно вознося Господу молитвы с просьбой смягчить сердце супруга. Мало кто, думала она, способен понять ужасный, слизкий страх, который, подобно змее, опутывает человека, уничтожает его волю и заставляет несчастного вести себя глупо только потому, что человек теряет всякую способность мыслить свободно. Даже теперь, просыпаясь по утрам, Лалита с трудом верила, что ее не ждут побои и унижения. Она хорошо помнила, с какой тревогой прислушивалась к звуку приближающихся шагов мачехи, чувствуя, как внутри у нее все холодеет при мысли о том, что она сделала что-то не так, как было приказано, и боясь того, что ее накажут. Лалита и бодрствовала, и спала с чувством страха. Только сейчас она с трудом избавлялась от привычки подергивать плечом, ожидая боли, которая может обрушиться на нее.
В комнату вошел лорд Ротвин, и Лалита внимательно следила за ним взглядом.
— Я восстановил этого юнца на работе, — вымолвил хозяин дома только тогда, когда дошел до письменного стола и опустился в кресло. — Вы довольны?
Лалита захлопала в ладоши.
— Неужели вы поступили так великодушно?! Как я рада!
— Как я уже говорил вам, я во всем ценю совершенство, — сказал лорд Ротвин.
— Да, я знаю, — подтвердила Лалита. — Но ведь есть еще и радость. Это то… что мы не умеем точно планировать.
Лорд Ротвин откинулся на своем кресле и рассмеялся.
— Боюсь, как бы вы не расстроили все планы, над созданием которых я трудился долго и упорно. И тем не менее я не могу опровергнуть ваших аргументов. Кто научил вас этому?
— Думаю, что страдания, которые я испытывала последние годы моей жизни. Я поняла, что единственное, чего люди по-настоящему хотят испытать в этой жизни, это счастье и радость. Но некоторые, заблуждаясь, полагают, что счастье это успех, деньги и положение в обществе. Это справедливо лишь для немногих. Такие люди исключения. Большинство людей мечтает о настоящей человеческой любви, а добиться ее можно, только если ты свободен и чувствуешь себя в безопасности, потому что… в страхе нет никакой радости.
В голосе девушки зазвучала страстная нотка, и лорд Ротвин сказал:
— Лалита, я хотел бы спросить вас… были ли вы счастливее эти последние несколько недель?
— Это было такое сказочное время для меня, что я вряд ли могу передать свои чувства словами. Вы будто бы подняли меня из сырого, глубокого, грязного подземелья на поверхность, где зеленеет трава и светит солнце.
— Спасибо вам, — тихо сказал лорд Ротвин.
Будто бы смутившись своей откровенностью, Лалита перевела взгляд на чертежи, разложенные на столе и спросила:
— Не могли бы вы, следуя своему обещанию, отвезти меня взглянуть на особняк елизаветинского вельможи?
— Я действительно собирался это сделать, но я хочу попросить вас, Лалита, позволить мне перенести эту поездку на завтра. Я забыл о важной встрече, которая была давно намечена и которая должна состояться сегодня в Лондоне. — Заметив разочарование, отразившееся на лице девушки, лорд Ротвин объяснил: — Я дал слово, и вы, очевидно, первая должны желать, чтобы я выполнил его. Дело в том, что мой друг Генри Грэй является председателем одной из комиссий парламента, которая расследует дела, связанные с нарушениями, происходящими при отправке девушек, многие из которых скорее дети, на континент.
Глаза у Лалиты широко раскрылись, и она спросила:
— А для чего?
Лорд Ротвин долго выбирал слова, прежде чем ответить на вопрос супруги.
— Их продают, и они попадают в положение, сходное с рабством. В Амстердаме существуют такие места, где английскими девушками торгуют, как скотом. Некоторые из них в дальнейшем оказываются в таких странах, как Марокко, Египет, Турция.
— И что… у девушек совсем нет выбора?
— Совсем нет! — ответил лорд Ротвин. — Некоторых из них еще детьми украли на улице. Другие девушки, которые попали из деревни в город, поддались на уговоры поставщиков живого товара и оказались в пересыльных пунктах.
— Зачем же они слушались посторонних людей?
— Они никогда не были раньше в Лондоне, и, когда добрый человек предлагает им ночлег и выгодную работу, они, конечно, не в силах отказаться. На этом их след в жизни теряется.
— Какой ужас! — воскликнула Лалита.
— Поток этих несчастных обманутых женщин достиг уже такого размера, что должны быть приняты какие-то меры на государственном уровне. Закон, который действует в этой сфере сейчас, очень мягок, и дельцы, которые занимаются так называемой «белой» работорговлей, почти не попадают под карающий меч правосудия.
— И вы надеетесь принять закон, который бы смог пресечь это постыдное явление? — спросила Лалита.
— Законопроект, который предложил мой друг, был принят палатой общин, сегодня должно состояться его представление в палате лордов. — Лорд Ротвин помолчал и добавил: — Мой друг не уверен в успехе, поэтому я должен, как и обещал, поехать и поддержать принятие законопроекта.
— Ну конечно вы должны! — воскликнула Лалита. — Это очень важно! Трудно без сострадания относиться к этим бедным девушкам! — Она задумалась и шепотом спросила: — Скажите… с ними плохо обращаются?
— Если они отказываются делать то, что от них требуют, их или бьют до потери сознания или накачивают наркотиками.
Лалита поежилась и произнесла:
— Вы обязательно должны добиться принятия законопроекта.
— Я постараюсь, — ответил лорд Ротвин. — Но ваше согласие означает, что я должен выехать в Лондон немедленно.
— Скажите, вы вернетесь сегодня вечером?
— Я надеюсь приехать не просто вечером, а ранним вечером, к обеду. Не могли бы мы пообедать вместе?
— В самом деле? — переспросила Лалита. — Я могла бы надеть одно из моих новых платьев.
— Тогда мы устроим небольшой праздник, — улыбнулся лорд Ротвин. — Это будет ваш первый вечер, проведенный в обеденном зале.
Лалита рассмеялась и захлопала в ладоши.
— Вы нашли еще одну возможность раскормить меня, — сказала девушка. — Я поправляюсь так быстро, что скоро все прекрасные туалеты, которые вы купили мне, придется расставлять!
— Когда это наконец случится, я прикажу купить новые, — пообещал лорд Ротвин.
Лалита помедлила минуту и произнесла шепотом:
— Я бы… не хотела, чтобы ваша светлость… тратили на меня так много денег.
Лорд Ротвин с улыбкой ответил:
— Обещаю, что траты на вас не приведут к моему банкротству.
— Вы… так много дали мне, — пролепетала Лалита. — Не знаю, как благодарить вас…
— Не могли бы мы обсудить это за обедом? — предложил хозяин дома. — Пока меня нет, вас будут охранять Монарх и другие собаки.
Лалита наклонилась и погладила Монарха, который смешно развалился на полу, доверчиво подставляя ей брюхо для чесания.
— Уверена, что они не оставят меня своим вниманием, но… до вашего приезда, — улыбнулась Лалита. В который раз она заметила, что когда супруг уезжал, ей становилось одиноко, и она начинала скучать по нему.
Вот и на этот раз лорд Ротвин уехал, и дом опустел. Лалита, сопровождаемая собаками, отправилась в сад. Коротко и аккуратно подстриженные лужайки казались бархатными, цветники и клумбы напоминали картины, вывешенные в картинной галерее замка. Потом Лалита побродила вдоль пруда с золотыми рыбками. Погода была великолепной, солнышко приятно пригревало, но девушка считала минуты до возвращения своего супруга. Это потому, объясняла она сама себе, что мне не терпится поскорее узнать, какова судьба законопроекта. Но в глубине души Лалита не сомневалась, что правда заключалась в другом. Ей хотелось, чтобы супруг был рядом с ней и она могла поговорить с ним о том, что интересно им обоим.
Не желая сильно утомлять себя прогулкой, девушка покинула сад и отправилась в свою комнату складывать из клочков бумаги поэму, которую более трехсот лет назад написал лорд Хадли. Удивительно, что усилия вельможи не пропали даром и, несмотря на разрушения, причиненные вредителями, бумага сохранила многое из его творчества. К счастью, лорд Хадли начертал свое произведение на очень дорогом и плотном пергаменте, да и почерк у него был почти каллиграфический, но из-за некоторой витиеватости почерка Лалита с трудом распознавала кое-какие буквы, поэтому процесс восстановления текста длился весьма долго.
Лалите удалось восстановить первую строку стихотворения, она пришла в приподнятое расположение духа, как дверь неожиданно распахнулась, и ливрейный лакей объявил:
— Госпожа, вас желает видеть мисс Стадли!
Лалита вскрикнула от удивления, соскочила со стула и увидела в дверном проеме Софи. Та выглядела, как всегда, привлекательно. На ней было дорожное платье нежно-голубого шелка и прелестная маленькая шляпка, украшенная цветами. Софи улыбалась.
Лалита, дрожа всем телом, пошла навстречу сестре-самозванке.
— Ты не ожидала увидеть меня, не так ли? — спросила Софи.
— Д-да… — запинаясь, ответила Лалита.
— Я бы хотела поговорить с тобой, — продолжала Софи. — Я знала, что сегодня смогу застать тебя одну, так что поспешила взять экипаж и приехать сюда.
— А к-как… ты узнала об этом? — пролепетала Лалита, вновь почувствовав себя глупенькой пустоголовой прислугой с заплетающимся языком.
— Утренние газеты сообщили, что лорд Ротвин будет выступать сегодня на заседании палаты лордов, — ответила Софи. — Так что у нас есть возможность немного поболтать по душам, — продолжала незваная гостья, оглядываясь. — Как здесь красиво! — воскликнула она, спустя минуту. — Можно присесть?
— Да, конечно, — пробормотала Лалита, — прости; но я не ожидала увидеть тебя здесь.
— Я подумала, что тебе будет интересно узнать, как я живу, — щебетала Софи. — Лалита, ты не бойся, мама совсем не сердится на тебя.
— Не с-сердится? — запинаясь, переспросила Лалита.
— Нет. Она понимает, что ты не в силах была не сделать того, что сделала, если ты и в самом деле вышла замуж за лорда Ротвина, как он мне об этом сообщил в письме.
— Он… писал тебе?
— Да, — ответила Лалита. — Удивление вызывает только то, что о вашей свадьбе не было объявлено в газетах и что, кроме меня, о таком знаменательном событии никто не знает.
Лалита ничего не ответила, и Софи продолжала:
— Это привело меня к мысли, что вы не обвенчаны, а всего лишь заключили временное соглашение, по которому ты живешь у лорда Ротвина. Это так?
— Я… я не знаю… — едва шевеля губами, прошептала хозяйка дома.
— Лалита, — не замолкала Софи, — позволь мне сказать тебе правду. Я люблю лорда Ротвина. Я всегда его любила! Когда мне показалось, что я потеряла его, я поняла: я потеряла все, что имеет для меня значение в жизни. Лалита с удивлением воззрилась на Софи.
— Но… ты никогда… не показывала, что любишь его… Ты всегда говорила, что выходишь за него замуж только потому, что он богат.
— Я говорила так, поскольку стеснялась показать тебе, как глубоки мои истинные чувства, — витийствовала Софи. — И, как я уже говорила тебе, я поняла, как сильна моя любовь только после того, как ты уехала в церковь.
Лалита, потрясенная, присела на краешек стула. Она с трудом верила, что Софи так внезапно изменила свое мнение и свое чувство, но так вдохновенно, как сегодня, Софи не говорила никогда раньше.
— А как… мистер Вертон? — поинтересовалась Лалита.
— Джулиус так никогда и не получил моего письма, так что он по-прежнему у моих ног и с еще большим нетерпением ждет, когда мы поженимся.
— Тогда почему же ты до сих пор не замужем? — спросила Лалита. — С объявленного дня свадьбы прошло уже более двух недель.
— Видишь ли, — начала Софи, — герцог вовсе не умер. Это была шутка лорда Ротвина, причем не из самых благородных. Но вот свою тетушку мистер Вертон действительно потерял, поэтому в соответствии с условностями светской жизни мы вынуждены были отложить свадьбу на два месяца.
— Ах вот как! — воскликнула Лалита. — И как раз в это время ты поняла, что страстно любишь лорда Ротвина, не так ли?!
— Да, так, — согласилась вероломная гостья. — И поэтому, Лалита, я прошу тебя вернуть мне то, что всегда мне принадлежало.
— Я… не понимаю тебя…
— Очень просто, — усмехнулась Софи. — Лорд Ротвин любит меня, и ты об этом знаешь.
— Он был вне себя от ярости, отозвалась Лалита, — и именно поэтому принудил меня занять твое место…
— Он сделал это мне в отместку! Именно об этом он и написал мне! Но ни на одну секунду, Лалита, ты не должна допускать мысли, что он может любить кого-нибудь, кроме меня. Он обожает меня! Он поклоняется мне! Любовь не может испариться за одну ночь!
— Нет конечно, думаю, что нет, — лепетала Лалита.
— Поэтому я предлагаю тебе очень разумный план, который одобрила наша мама, — твердо сказала Софи.
— Что это за план? — полная недобрых предчувствий, переспросила несчастная хозяйка дома.
— Он заключается в том, что в один прекрасный день тебе следует исчезнуть. Мама уверена, что тебе бы хотелось жить со своей старой няней, к которой ты была очень привязана. И мама прислала тебе подарок… двадцать фунтов… подумай об этом, Лалита. Двадцать фунтов это о-очень много!
— Нет, нет! Я не могу покинуть этот дом вот так… Его светлость был так добр ко мне… Кроме того, я выздоровела благодаря ему…
— Я прекрасно знаю, что сделал для тебя лорд Ротвин, — отчеканила Софи. Голос ее впервые за все время разговора сделался жестким и суровым.
— Ты… знаешь? — удивилась Лалита.
— Есть люди, которые сообщают нам обо всем, что происходит в доме!
— Ты имеешь в виду… слуг?
— Нет необходимости углубляться в детали, — нетерпеливо ответила Софи. — Лалита, то, что я тебе предложила, исходит из здравого смысла. Я уверена, что ты согласишься со мной. Ты же не можешь навсегда привязать к себе лорда Ротвина, не правда ли?
— Н-нет…
— Тогда, вместо того чтобы вешаться ему на шею в тот момент, когда в его жизни вновь появилась я, готовая выполнить любое его желание, тебе лучше исчезнуть.
— Я бы хотела попрощаться… и поблагодарить его от всей души…
— За что и зачем? — изумилась Софи. — Он использовал тебя исключительно для того, чтобы сделать больно мне. Ты была просто-напросто инструментом или оружием в его руках. Если бы вместо тебя на встречу с ним я послала прислугу, он, не задумываясь, сделал бы то же самое. — После многозначительной паузы Софи продолжала: — Но ты ведь не захочешь опозорить лорда Ротвина, поставив его в положение, когда он вынужден будет уволить тебя, как лакея, как прислугу! — Софи не отрывала взгляда от лица Ла-литы и не закрывала рта. — Я полагаю, ты хочешь вести себя как леди. Именно поэтому мама и велела передать тебе деньги, чтобы в этих неприятных для тебя обстоятельствах ты смогла выказать чувство собственного достоинства.
Лалита беспомощно всплеснула руками и пробормотала:
— Чего вы от меня хотите?
— Я хочу, — распоряжалась Софи, — чтобы ты взяла с собой минимум вещей, только те, которые можно спрятать под накидкой, не вызывая подозрений, и… мы скажем дворецкому, что поехали покататься. Мой экипаж внизу.
— А… потом?
— Я довезу тебя до ближайшей почтовой станции, где можно нанять карету, которая отвезет тебя в Норвик. Обычно они уходят два раза в день, и если ты поторопишься, то успеешь на вечерний рейс. А уж там, я полагаю, ты знаешь, где искать свою няню. Мама уверена, ты знаешь, где она живет.
— Да, конечно… я знаю…
— Ну, тогда и беспокоиться не о чем.
— Просто я не знаю… правильно ли я поступаю… — печально сказала Лалита.
— Когда лорд Ротвин поймет, что я вернулась, чтобы подарить ему свое сердце, и что я готова стать его женой, — ужалила ее Софи, — он и не захочет думать о тебе. Лалита глубоко вздохнула:
— Не захочет… в этом ты, пожалуй, права.
— Пойдем, я поднимусь наверх вместе с тобой и подожду, пока ты оденешься. Не оставляй слугам никаких записочек. Ничего не пиши лорду Ротвину. Не следует усложнять и без того непростую ситуацию. Совершенно естественно, что, как порядочный человек, он чувствует себя обязанным заботиться о тебе.
— Но… ведь мы женаты… — прошептала Лалита. Софи лишь ухмыльнулась в ответ.
— Несколько фунтов сотрут ваш брак из памяти священника и из церковной книги.
Лалита взглянула прямо в глаза Софи и воскликнула:
— Ты уже сделала это!
— Да, я уже это сделала, — спокойно подтвердила Софи. — И это не составило никакого труда. В церкви не было ни души, и я зашла в ризницу. Книга лежала на столе открытой, и мне оставалось просто вырвать нужную страницу. Никто и никогда не узнает, что ты прошла через процедуру брака с мужчиной, сердце которого разрывалось на части оттого, что он женился не на той, кого ждал.
Лалита прикрыла глаза. На секунду ей показалось, что ей опять — в который раз — нечего ответить сестре-самозванке.
В который раз Софи делала так, как она считала нужным, и опять Лалита не смела ей перечить.
Сестры поднялись по лестнице в спальню Лалиты, никого не встретив на своем пути. Нэтти была в своей комнате, а слуги занимались привычными делами. Софи открыла створки шкафа.
— Действительно, его светлость приодел тебя! Какое счастье, что мы можем носить платья одного размера!
— Боюсь, что эти наряды будут узки тебе, — ответила Лалита. — Я значительно тоньше тебя!
— Тогда я прикажу их выбросить! — фыркнула Софи. — Но с собой ты их взять не можешь. Если мы распорядимся, чтоб; слуга отнес чемодан в экипаж, это вызовет подозрения.
— Да, конечно, — покорно согласилась Лалита. Она достала из шкафа ночную сорочку, пару нижнего белья и сложила на шелковую шаль, которую предварительно расстелила на кровати. Потом к незавидным своим пожиткам она добавила расческу. Затем Лалита замерла, думая о том, что ей следует взять с собой хотя бы одно платы но, словно прочитав ее мысли, Софи распорядилась:
— Лалита, этого вполне достаточно. Даже то, что ты положила будет выглядеть, как горб у тебя под накидкой.
Хозяйка дома, супруга лорда Ротвина, повиновалась вынула из шкафа тоненький дорожный плащ, в котором впервые переступила порог этого дома. Софи между тем любовалась шляпками, которые лорд Ротвин выписал из Лондона и которые были специально подобраны к каждому платью Лалиты.
— Какое очарование! — завистливо воскликнула нахалка.
— Наверное, мне следует надеть одну, — произнесла Лалита.
— Ну зачем?! Ты ведь можешь набросить капюшон на голову! Слуги не заподозрят ничего, ведь ты просто едешь кататься со мной в нанятом экипаже.
Лалита прекрасно понимала, что этот довод продиктован откровенным желанием Софи сохранить все шляпы и шляпки для себя, но спорить не стала. Что тут спорить: когда она будет жить со своей старой няней в Норфолке, у нее не будет случая надеть элегантные произведения искусства, изготовленные в Лондоне на Бонд-стрит.
— Вот, возьми деньги! — грубо сказала Софи и протянула крошечный кошелечек.
Лалита с отвращением приняла его. Ей бы хотелось сказать, что она ничего не возьмет от Софи и ее матери, но она не могла стать обузой для своей старой няни. Поэтому девушка опустила кошелечек в шикарную сумочку, положила туда же носовой платок и натянула замшевые перчатки. Софи оценивающе взглянула на нее.
— Определенно… ты выглядишь лучше, чем всегда, — протянула она. — Уверена, тебе удастся подыскать себе подходящую работу.
— Да, конечно, — согласилась Лалита. — Кстати, ты мне напомнила, что мне следует захватить с собой иголки и шелковые нитки для вышивания.
Лалита вынула принадлежности для рукоделия из специального ящичка, совестясь тем, что уговорила Нэтти выдать ей их для того, чтобы начать вышивать монограмму на носовых платках его светлости. Все, что нужно, уместилось в маленькой сумочке.
— Ну, пошли! — поторапливала ее Софи. — Если ты начнешь брать с собой все, что может тебе пригодиться, нам придется захватить с собой полдома.
Лалита медленно обвела глазами комнату, в которой она медленно, но верно выздоравливала. До сегодняшнего дня спальня была для нее островком безопасности и уюта. И вот теперь ей предстоит покинуть и это временное пристанище и отправиться в неизвестное будущее. Внезапно Лалите стало страшно. Отчаянно страшно. Ей вновь придется отправиться в мир, полный угроз. Она оставляла лорда Ротвина, который обещал ей свою защиту и покровительство.
— Поторапливайся! — грубым окриком оборвала размышления Лалиты ее сестра. — Опоздаешь к отправлению вечерней почтовой кареты, тогда тебе придется ночевать в Лондоне!
Лалита задрожала от страха. А что если судьба сведет ее с одной из тех женщин, которые вербуют несмышленых девушек, а потом отправляют их в «белое» рабство. Лалита почувствовала, что ей не следует никуда ехать, что ей надо остаться дома и дождаться лорда Ротвина. Девушка подумала, что сейчас же она бросится к Нэтти, расскажет ей все, что принуждает ее сделать Софи и попросит о помощи. Но потом она решила, что не может унизить себя до того, чтобы вести себя таким постыдным образом. В конце концов Софи права: лорд Ротвин был добр к ней, но это отнюдь не означало, что он ее любит. Он любит Софи. И если Софи готова полюбить его так крепко, как ему бы этого хотелось, он будет счастлив. Поэтому Лалита, не говоря больше ни слова, спустилась вниз вместе с Софи.
Девушкам оставалось преодолеть всего один пролет лестницы, когда неожиданно перед ними выросла фигура дворецкого.
— Госпожа, позвольте узнать, вы отправляетесь на прогулку?
— Мы отправляемся на очень короткую прогулку, — ответила Софи вместо Лалиты. — Мы вернемся домой очень скоро.
— Хорошо, госпожа, — сказал дворецкий, по-прежнему обращаясь к Лалите, — вы возьмете с собой Монарха?
Только теперь Лалита осознала, что все это время песик вертелся у ее ног. Она подняла собачку и прижала к себе. Вот еще одно существо, с которым ей тяжело расставаться. Девушка прижала собаку к груди и поцеловала ее прямо в бархатный носик. После этого она передала Монарха в руки дворецкого.
— Отнесите его Нэтти, — попросила Лалита.
Она продолжила свой путь вниз по лестнице, и еще долго жалобное повизгивание преданной собаки разрывало ей сердце.
Лакей распахнул перед хозяйкой дверцу экипажа, заботливо укрыл ей ноги пледом, и карета тронулась в путь. Вот я и уезжаю, сказала сама себе Лалита, и ей сделалось так больно, как будто в грудь ей вонзили острую спицу. Я никогда не вернусь назад! Я никогда его больше не увижу, твердила себе несчастная девушка. Она оглянулась. Залитый полуденным солнцем замок был великолепен. Некогда он был райским убежищем для нее, она жила в замке в такой же безопасности, как Дюймовочка в тюльпане. И вот теперь она покидала этот гостеприимный кров.
— Прощай, любовь моя, — чуть слышно прошептала Лалита.
И слова эти были адресованы не замку, а его владельцу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Зов любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Зов любви - Картленд Барбара



мне нравятся такие сказки только не могу понять как такой умный человек не сразу понял что его обманула молодая девица и он как юнец поверил в любовь которой не было на самом деле дальше лучше новая любовь приключения борьба за любовь и за свое будущее
Зов любви - Картленд Барбаранаталия
13.03.2012, 15.05





Романтично. Неплохо, сладковато ... приторно....5 баллов.
Зов любви - Картленд БарбараДжули
14.03.2012, 10.47





книга хорошая.как хорошо что лорд Ротвин понял что из себя представляет эта Софи.Его нынешняя жена во сто крат лучше она его любит.интересный сюжет.
Зов любви - Картленд Барбарагаяне из армении
1.08.2012, 13.09





А вот этот роман вполне себе ничего. Интересный сюжет. ГГероиню только немного жалко в том плане, что она не может ВООБЩЕ дать отпора своей мачехе и сводной сестрице. Ну если в начале книги, когда она была в полной зависимости от них, это еще можно как-то понять или объяснить, то будучи уже женой Ротвина, мне лично было странно увидеть, как Лалита, словно зомбированная, выслушивает гадости и откровенное вранье от Софи и покорно собирает вещи, что бы покинуть дом. Ну а что касается изначального увлечения Ротвина Сифи, то это просто: он красив, богат, умен и знает себе цену, поэтому, когда на горизонте появилась Софи, которая судя по описанию была очень хороша, он счел ее достойной для себя парой - тем более, она его всячески поощряла. Но все хорошо, что хорошо кончается. 9/10
Зов любви - Картленд БарбараМупсик
18.05.2014, 12.22





Несчастная героиня обретает счастье.
Зов любви - Картленд БарбараКэт
9.07.2014, 14.48





наивно, нереально, но красиво, потому хочется дочитать до счастливого конца, как во всех романчиках Картленд
Зов любви - Картленд Барбаралюбовь
29.08.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100