Читать онлайн Зловещая тайна, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зловещая тайна - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.91 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зловещая тайна - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зловещая тайна - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Зловещая тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



Кэролайн открыла глаза и потянулась.
— Господи, до чего же неудобная постель, — сказала она Марии, отдергивающей занавески.
— Это не единственное, что в этом доме неудобно, — отозвалась Мария. — Ох, миледи, не думала я, что когда-нибудь увижу подобную прислугу. Подумать только, старшая горничная даже имела нахальство сказать мне, что не стоит беспокоиться и нести вам утром чашку шоколада. «Мисс Фрай всего лишь компаньонка, — говорит мне она, — и не заслуживает дополнительных услуг». Ничего себе дополнительная услуга! Я ей чуть оплеуху не закатила. Но они все слушаются миссис Миллер.
Кэролайн села в постели.
— Ради бога, Мария, не выставляй напоказ свою привязанность ко мне, а то они догадаются, что я не та, за кого себя выдаю.
— Если бы у них были все дома, они бы и так догадались, — возразила Мария. — Нельзя себе представить, чтобы кто-то меньше походил на бедную компаньонку, чем ваша светлость.
— Ну, значит, они действительно такие, — ответила Кэролайн, — потому что все меня приняли в атом качестве, включая леди Брекон и… его светлость.
На последних двух словах ее голос чуть дрогнул. Ее немного задело, что лорд Брекон ни на минуту не усомнился в ее словах. Это было вполне понятным, когда он впервые увидел ее, запыленную и растерзанную после блужданий по лесу, но сейчас, хотя это и было опасно, Кэролайн было бы приятно, если бы у него вызвало подозрение или удивление то, что такая девушка, как она, может искать место.
Интересно, что бы подумали ее отец и мать, если бы узнали, что их единственная дочь, которую они считали равной любой знатной леди в стране, не только заняла столь низкое место, но и была безоговорочно принята на него.
— Приготовь мне одно из самых красивых платьев, Мария, — скомандовала Кэролайн, неожиданно взбунтовавшись.
Однако Мария была более осторожной и выбрала не один из самых сложных нарядов Кэролайн, а простое муслиновое платье, украшенное только лентами.
— Завтрак внизу, миледи, — сказала она. — Но мне кажется, вы будете одна, потому что миссис Миллер сказала, чтобы ей подали еду в спальню, а его светлость уже уехал верхом.
— Да, кстати, Мария, я вспомнила… — заметила Кэролайн, вставая с постели. На минуту она остановилась у окна: греческая богиня в прозрачной ночной рубашке, сквозь которую просвечивал силуэт ее тела.
— Вспомнили что, миледи? — спросила Мария, когда Кэролайн оборвала фразу на полуслове, и молча застыла, глядя в парк, как будто старалась отыскать там всадника.
— Да, о чем я говорила? — вздрогнув, отозвалась Кэролайн. — Ах да, конечно, я хочу, чтобы ты разузнала, кто будет среди гостей, прибывающих сегодня. Наверное, у домоправительницы будет список, чтобы приготовить спальни. Постарайся его увидеть, Мария, и запомнить. Вдруг среди гостей окажется кто-нибудь, кто меня узнает!
— Ох, миледи, какая ужасная опасность! Я об этом не подумала! — воскликнула Мария, встревожившись.
— Зачем пугаться, пока мы не знаем, есть ли для этого основания? — беззаботно заметила Кэролайн и начала одеваться.
Она обнаружила, что ее утренние обязанности не слишком обременительны. Леди Брекон просыпалась поздно, и до одиннадцати часов Доркас делала все необходимое для нее. Затем мисс Фрай должна была прочитать ее светлости «Морнинг пост» и потом написать пару писем, после чего ей было сказано, что она свободна до того часа, когда вдовствующая леди проснется после дневного отдыха.
Радуясь свободе, Кэролайн поспешила к дому священника, где увиделась с Хэрриет и осведомилась, не было ли писем. Пришло одно письмо от миссис Эджмонт, и Кэролайн отправила ответ, в котором написала, что в Какхерсте ей очень хорошо и удобно и что она намеревается погостить в доме викария еще по крайней мере несколько дней. Закончив дела, Кэролайн медленно пошла к замку. Хотя само здание было мрачным, его окружали прекрасные сады и парк, и подъездной путь к замку был обсажен дубами. Там, где кончалась дубовая аллея, за узорными чугунными воротами начинался регулярный парк, и, идя по нему, Кэролайн вскоре оказалась на широкой травянистой дорожке, в конце которой, у пруда с водяными лилиями, стоял маленький греческий храм. Она шла к нему, напевая какую-то песенку, потому что в теплых лучах солнца чувствовала себя беззаботной и счастливой. Дойдя до храма, она увидела, что он зарос жимолостью и вьющимися розами. К нему вели три ступеньки из серого камня. Она нарвала жимолости, уткнулась носом в сладкоароматные цветы и присела на ступеньке. Сняв шляпку, она спиной оперлась о прохладный мрамор округлой колонны.
В этом уголке парка царили тишина и покой. Ласточки бросались вниз к воде пруда, из кустов важно вышел павлин, расправил свой хвост и тщеславно засеменил через лужайку. Музыкой звучали голоса птиц, и им вторило мягкое ритмичное жужжание пчел, сновавших среди цветов.
Кэролайн то ли дремала, то ли мечтала, как вдруг неожиданно кто-то совсем рядом сказал:
— Вы очень серьезны, мисс Фрай.
Она подняла глаза и увидела лорда Брекона. Он сдернул с головы шляпу. Кэролайн заметила, что на нем начищенные сапоги для верховой езды, а в руке — хлыст.
— Ох, милорд, как же вы меня испугали! — воскликнула девушка.
— Прошу прощения, если я прервал ваши раздумья.
Я объезжал имение и решил, что пора мне проведать сад. И хорошо, что я это сделал: мне кажется, что парк очень запущен, мои садовники, как видно, совсем разленились за последние месяцы.
— Пока вы искали вокруг недостатки, я, наоборот, восхищалась садами вашей светлости, — сказала Кэролайн.
— Правда? — спросил лорд Брекон. — А можно мне присесть рядом с вами и узнать, что вы о них скажете?
— Конечно, — отозвалась Кэролайн, протянув руку и гостеприимно указывая ему на ступеньки. И тут же поймала себя на мысли: не следовало ли ей в роли компаньонки встать при появлении лорда Брекона и сделать ему реверанс! Однако было уже слишком поздно, и для того, чтобы хоть как-то исправить положение, она приветливо улыбнулась ему, пока он усаживался на ступеньку рядом с нею.
Лорд Брекон снял шляпу, бросил ее на траву и, прислонившись к колонне напротив, полуобернулся, чтобы видеть ее. В его внимательном взгляде было что-то заставившее ее смутиться, и через мгновение Кэролайн отвернулась к пруду с водяными лилиями. Ей казалось, что в наступившем между ними молчании было что-то опасное, но она не находила слов, чтобы прервать его.
— Вы странная девушка, Кэролайн, — наконец сказал лорд Брекон.
— Странная? — переспросила Кэролайн, чуть подняв брови.
— Очень странная, — повторил лорд Брекон. — Я знаю много женщин, но ни одна из них не может с вами сравниться.
— Мне радоваться или извиняться? — с легкой иронией произнесла Кэролайн.
Лорд Брекон закинул голову и рассмеялся.
— О боги, до чего же вы быстро все схватываете!
Я помню, как был изумлен в первые минуты нашего знакомства, когда оказалось, что вы понимаете ситуацию намного лучше, чем я.
— Вам угодно льстить мне, милорд. — В голосе Кэролайн слышалось смущение.
— Вам именно такая лесть по вкусу? — спросил лорд Брекон. — Или мне следует сказать вам, что вы дивно хороши — ибо это правда?
Кэролайн почувствовала, как румянец заливает ее щеки.
— Вы очень добры, милорд.
— К сожалению, так много людей уже говорили вам об этом.
— К сожалению? — переспросила Кэролайн.
— К моему сожалению! Мне хотелось бы быть первым.
Кэролайн не отрывала взгляд от букетика жимолости, который лежал у нее на коленях. Она подняла цветы, перебирая их пальцами, словно это занятие было сейчас самым важным.
— Как очаровательна! — вздохнул лорд Брекон.
— Жимолость? — спросила Кэролайн.
— Конечно, — ответил он серьезно.
Она подняла на него глаза и засмеялась.
— Вы заставляете меня краснеть, милорд.
— Это восхитительно! Вы знаете, какими длинными кажутся ваши ресницы, когда вы опускаете глаза?
— Надеюсь, вы не ждете от меня ответа на этот вопрос, милорд?
— В этом случае не ответите ли вы на другой?
— Если смогу, — отозвалась Кэролайн. Она заметила, что его голос звучит как-то по-другому.
— Я хочу, чтобы вы сказали мне, — мягко попросил лорд Брекон, — почему вы приехали сюда, в мой дом.
— Но я уже сделала это! — отозвалась Кэролайн. — От мисс Холл, которая раньше была компаньонкой миледи, вашей матери, я узнала, что это место освободилось. Мисс Холл восторженно отзывалась о доброте вашей матери, и я могла не опасаться, что снова встречусь с ненадежной и жестокой благородной дамой.
— Да-да, я это знаю, — нетерпеливо сказал лорд Брекон, — но разве это была единственная причина вашего приезда в замок Брекон?
— Была и другая причина, милорд, — подтвердила Кэролайн. — И о ней я уже говорила. Я хотела вас предостеречь.
— Да, и вы это сделали, — согласился лорд Брекон. — Я думал об этом полночи. С вашей стороны очень отважно, мисс Фрай, стараться помочь незнакомцу, которому вы однажды случайно оказали услугу.
— Я была рада быть вам полезной, милорд, — сказала Кэролайн.
Слова обоих звучали довольно сухо, но так много скрывалось за ними! Кэролайн почти физически ощущала настойчивость лорда Брекона, пытавшегося добиться от нее какого-то признания — хотя она и не могла понять какого. Она знала лишь, что между ними что-то происходит, настолько сильное, что слова имели мало значения: их взгляды встречались и дыхание ускорялось, и каждый чувствовал, что внутри его полыхает огонь, и по напряженности в воздухе знал, что подобный огонь горит и в другом. Внезапно Кэролайн испугалась. Она почувствовала смущение и страх — и в то же время какое-то странное ликование. Быстро поднявшись, она поспешила выйти из прохладной тени храма на залитую золотым солнцем траву.
— Мне кажется, милорд, — сказала она чуть слышно, — что уже почти тот час, когда просыпается ваши матушка, и я могу ей понадобиться. Мне нужно возвращаться домой.
Лорд Брекон не двинулся. Он посмотрел на Кэролайн и сказал очень тихо:
— Так вы хотите от меня убежать?
Кэролайн вздернула вверх подбородок, как будто ее оскорбили.
— Я никогда не бегу, милорд, но иногда благоразумие требует не подвергать себя опасности.
— Так вы считаете, что я опасен?
— Я этого не сказала, милорд.
Теперь Кэролайн уже готова была рассмеяться. Она стояла перед ним невообразимо очаровательная; солнечные лучи превратили ее кудри в золотой ореол, а ветер заставил мягкую материю платья обрисовать чудесные контуры ее груди и бедер.
Лорд Брекон вскочил.
— Да, вы правы. Это не я опасен, а вы.
Он подошел так близко, что почти касался ее. Они стояли так несколько секунд, его глаза пристально всматривались в ее лицо. Когда лорд Брекон заговорил, голос его слегка дрожал:
— Кто вы? Откуда вы появились? Почему вы здесь?
В его вопросе было что-то яростное, и все же Кэролайн чувствовала, что ей нет нужды отвечать. Не ее родословную жаждет услышать он из ее уст, а другие слова, гораздо более личные, слова, которые прозвучали бы так ясно, словно ее губы призваны были нарушить молчание, разделившее их.
Мгновение Кэролайн не могла ни двинуться, ни заговорить. Казалось, лорд Брекон притягивает ее к себе той силой, что сильнее объятий: она готова уже была вскрикнуть, нарушив очарование момента, как их прервал голос:
— И что так занимает вас двоих, молодые люди?
Он и она мгновенно обернулись, изумленные больше обычного, поскольку только мгновение назад жили в собственном мире, где не было места посторонним.
Перед ними стояла леди Августа. Ее красный парик прикрывала большая шляпа, увешанная перьями, ее клешневидная, усеянная кольцами рука лежала на трости. Она казалась фантастическим существом, а белая краска и яркие пятна румян на ее лице в ярком дневном свете выглядели комично.
— Добрый день, миледи, — сказала Кэролайн. Приседая в реверансе, она вдруг почувствовала непонятную вину.
— Вы удивлены» увидев здесь меня? — осведомилась леди Августа. — И не очень-то обрадованы, а? Ну, что же тут удивительного! Молодость стремится к молодости, так устроен свет.
— Я встретил мисс Фрай, когда она любовалась садами, — объяснил лорд Брекон довольно сухо.
— И остановились, чтобы полюбоваться ею, а? — засмеялась леди Августа. — И совершенно правильно, мой мальчик, когда я была молода и весела, я искала того же. Говорят, что сейчас девушки стали чопорными, — но я этому не верю. Женщины меняют платья в соответствии с модой, но их чувства и их тела под всеми этими рюшечками и оборочками остаются прежними, уверяю вас.
Кэролайн показалось, что старая леди смотрит на племянника враждебно, а в каркающем голосе старухи было что-то коварное и мерзкое. Внезапно она почувствовала себя словно запятнанной.
— Если ваша светлость меня извинит, — сказала она негромко, — я вернусь в дом. Леди Брекон, возможно, нужны мои услуги.
— Я вас, конечно, извиню, — ответила леди Августа, — и его светлость тоже, хотя уверена, что ему не хочется вас отпускать. Послушайте моего совета, мисс Фрай, избегайте тех домов, где вашим нанимателем будет холостяк. Они опасны для таких хорошеньких девушек, как вы, и хотя любят они с большим шиком, это редко бывает всерьез.
— Тетя Августа! — сердито запротестовал лорд Брекон, а Кэролайн, покраснев от унижения, повернулась и быстро побежала к дому.
Лорд Брекон проводил ее взглядом, потом сжал губы, и глаза его потемнели от гнева. Он нагнулся за своей шляпой и хлыстом, а леди Августа протянула к нему руку:
— Подайте мне руку, Вэйн, и нечего испепелять меня гневным взором. Я больше не боюсь страстей. С моей стороны разумно предупредить девчушку. Она прехорошенькая, не буду отрицать, и, если я хоть немного разбираюсь в представительницах моего пола, ее сердечко начинает колотиться всякий раз, когда она видит ваше интересное лицо. Но что в том толку? Она всего-навсего компаньонка, Вэйн, и вам следует помнить о своем положении в обществе.
— Вряд ли я его когда-нибудь забуду, тетя Августа, — с горечью сказал лорд Брекон.
— Нет, конечно, но женщины принимают такие вещи близко к сердцу. Будьте разумным, мой мальчик, чтобы потом не раскаиваться.
Некоторое время лорд Брекон молчал. Рука об руку они очень медленно шли по ровной травянистой дорожке. Перед ними высился замок: казалось, его огромные каменные башни каким-то образом поглощают солнечный свет и остаются мрачными и темными даже в такой яркий день.
Лорд Брекон взглянул на замок, и его лицо стало непроницаемым. Только когда они подошли к двери, ведущей в замок со стороны сада, он снова заговорил:
— Как вы сказали, моя дорогая тетя, — заметил он негромко, — я буду… разумным.
В убежище своей спальни Кэролайн молча стояла у зеркала, глядя на свое отражение. Ее щеки горели, губы чуть надулись, и в глазах вспыхивал протест каждый раз, когда она вспоминала о намеках леди Августы.
Но ее сердце продолжало взволнованно биться, исполненное чувств, которые пробудил в ней лорд Брекон. Никогда еще она не чувствовала ничего подобного.
Медленно она поднесла руки к пылающим щекам.
Потом внезапно опустилась на табуретку перед туалетным столиком и закрыла лицо руками. Что с ней происходит? Никогда еще она не испытывала подобного: она возбуждена, разгорячена, взволнована, и чувства сменяются одно за другим в бесконечном калейдоскопе эмоций. Все ее существо стремится к какой-то цели, неясной, неосознанной, которую она не решилась бы назвать.
Она долго сидела, закрыв лицо, забыв обо всем, кроме серо-стальных глаз, глядевших в ее глаза, твердо очерченных губ, произносивших необычайно важные слова, и лица, которое, казалось, навсегда запечатлелось в ее памяти.
Размышления Кэролайн прервала Мария, которая вошла в комнату с кружевами и носовыми платками, которые уносила погладить.
— Ох, прошу меня извинить, миледи! — воскликнула она. — Я не думала, что вы здесь.
— Я только что вернулась из дома священника, — сказала Кэролайн, чуть отступая от истины. — Я заходила узнать, нет ли мне писем. Было письмо от миссис Эджмонт: она говорит, что у нее нет новостей и в Мэндрейке все в порядке.
Мария вздохнула:
— Кажется, со времени нашего отъезда прошел целый век. Когда мы сможем вернуться?
— Не знаю, Мария, и ничего не могу сказать. Мы еще не сделали того, ради чего приехали сюда.
— Спасти его светлость? — спросила Мария. — Иногда мне начинает казаться, миледи, что вы ошиблись.
— Ты ничего не слышала о Джервисе Уорлингеме?
— Ничего полезного, ваша светлость. Но могу сказать, что днем за едой я сидела рядом с другой горничной. Она глупая девушка, но служит в доме последние пять лет. «Мистер Уорлингем приятный? — спрашиваю я ее. — Я слышала, он красивый джентльмен». Она захихикала: «В замке одна так думает», — говорит она. «Кто бы это мог быть?» — спрашиваю ее, но она не стала отвечать. Только хихикает и говорит, что она слишком дорожит местом, чтобы рассказывать такие вещи. И потом добавила: «Ты и сама узнаешь, когда он сюда приедет». — «И когда же это будет?» — это я ее спросила, а она только плечами пожимает. «Может, сегодня, может, завтра, а может, послезавтра, — говорит она. — Мистер Джервис приезжает и уезжает, когда ему вздумается, да и почему бы нет, если все это когда-нибудь будет его?» — «В этом уверенности нет, — говорю я, — ведь его светлость недурен собою. Если у него будет сын — почему бы ему не иметь их и полдюжины, — то где же окажется твой распрекрасный мистер Джервис?» Но она только хихикает, и от нее ничего больше не добьешься.
Кэролайн поднялась и медленно прошла по комнате.
— Не странно ли, Мария, что она так считает? — Неожиданно она остановилась: ей вспомнились слова миссис Миллер, сказанные прошлой ночью: «Когда я здесь буду хозяйкой…»
Да, постепенно складывалась полная картина. Мистер Джервис и миссис Миллер… Не было сомнений, что лорд Брекон в опасности, в смертельной опасности, и по крайней мере она знала, откуда она исходит.
Пока Кэролайн размышляла, Мария выскользнула из комнаты, чтобы принести платье, которое она оставила в комнате горничных. Через мгновение она вернулась и бесшумно проскользнула в комнату, плотно закрыв за собой дверь.
— Скорее, миледи, — сказала она, доставая что-то из кармана фартука.
— Что это? — спросила Кэролайн.
— На столе лежал список гостей, — сказала Мария, — и никого в комнате не было. Быстро взгляните на него, миледи, а потом мне надо его вернуть. Если узнают, что я его взяла, меня запросто уволят.
Кэролайн взяла у Марии список. Он был написан неаккуратным, причудливым почерком, который, как почувствовала Кэролайн, должен был принадлежать миссис Миллер. Напротив имен гостей значилось, какие комнаты для них отведены. Большинство гостей составляли джентльмены, как заметила Кэролайн. Когда она прочла все имена, ее беспокойство улеглось.
Нет, ни с одним из них она, скорее всего, не встречалась во время своего сезона в Лондоне. У большинства из них были странные имена, и у нее создалось впечатление, что они не принадлежали к высшему свету.
Только одно имя было ей немного знакомо — имя достопочтенного Томаса Стрэттона. Но она была почти уверена, что не встречалась с ним.
— Я прочла его, — сказала она наконец и отдала список взволнованной Марии. — Мы в безопасности. В нем нет никого из наших знакомых.
Мария даже не задержалась, чтобы поболтать. Кэролайн прислушалась, как удаляются ее торопливые шаги, а потом, взглянув на часы, увидела, что уже почти половина четвертого. Она пригладила волосы и пошла в комнату вдовствующей леди. Леди Брекон встретила Кэролайн улыбкой и, протянув томик поэзии, попросила почитать вслух. Кэролайн открыла книжечку, и остаток дня прошел приятно. Они разговаривали за чашкой чая, когда раздался стук в дверь и Доркас объявила, что пришел лорд Брекон.
— Попроси его войти, — сказала леди Брекон, а поднявшейся было Кэролайн добавила:
— Пожалуйста, останьтесь, милочка. Вэйн обычно заходит ко мне в этот час, но вам нет необходимости уходить, если у него нет ко мне каких-то особых дел.
— Благодарю вас, мэм, — ответила Кэролайн.
Когда вошел лорд Брекон, она не подняла головы, но почувствовала на себе его взгляд, и, несмотря на все ее старания, краска залила ее щеки.
— Вэйн, милый, как ты хорошо выглядишь, — сказала леди Брекон, когда ее сын подошел к кровати и поцеловал ее.
— Я ездил верхом, — отозвался он. — Сегодня на улице чудесно. Пожалуйста, позволь мне распорядиться, чтобы тебя вынесли в сад.
Леди Брекон покачала головой:
— Мне здесь достаточно хорошо, мой мальчик. Если я позволю себе выйти из комнаты, я окажусь втянутой в бесконечные трудности твоего хозяйства, а мне этого совершенно не хочется.
— Я знаю и не буду тебя донимать. Я не опоздал для чашки чаю, мисс Фрай?
— Конечно, нет, милорд, — тихим голосом ответила Кэролайн, чувствуя, что не может поднять на него глаз.
Руки ее дрожали, расставляя на столике серебряные чайные принадлежности.
— Мисс Фрай читала мне, — сказала леди Брекон. — У нее чудесный голос, и мы обе признаем, что восхищаемся стихами этого ужасно неприличного лорда Байрона.
Лорд Брекон засмеялся:
— О, Джордж неплохо пишет, — если бы он только этим ограничился! Я видел его, когда был в Италии.
— И какой он? — спросила леди Брекон.
— Очень недурен собой. Говорят, женщины без ума от его изможденной бледности. Но кто знает, что нравится женщинам? Что вы скажете на это, мисс Фрай?
Кэролайн поняла, что он нарочно провоцирует ее, но не могла найти подходящего ответа.
Она пробормотала что-то невнятное и встала, чтобы отнести вдовствующей леди тарелку с сандвичами.
— Спасибо, милочка, я больше не хочу, — сказала леди Брекон. — Мисс Фрай прекрасно за мной ухаживает, Вэйн. Я так рада, что милая Фанни Холл рекомендовала ей приехать к нам.
— Да, нам повезло, — с улыбкой откликнулся лорд Брекон, — хотя, боюсь, Эстер Миллер с нами не согласна.
Леди Брекон вздохнула:
— Не говори мне об этом, Вэйн, милый. Я не хочу ничего слышать. Но я подозреваю, что мы сильно ошиблись, предоставив миссис Миллер такую власть в твое отсутствие.
— Ну, мы всегда можем вежливо попросить, чтобы она подыскала себе другое место, — сказал лорд Брекон.
Говоря это, он смотрел на Кэролайн, и слова его звучали рассеянно и небрежно.
— Из-за этого могут быть неприятности, Вэйн, так как твоя тетя очень настаивала, чтобы мы ее взяли. Нет, боюсь, единственное, что можно сделать, — это предложить ей уйти, когда ты женишься.
Леди Брекон говорила легко, но ее слова оказали на сына странное воздействие. Руки лорда Брекона сомкнулись на ручках кресла с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Мгновение он сидел, глядя в пространство перед собой, и лицо его было так напряжено, что Кэролайн почувствовала, что какие-то слова готовы сорваться с его уст; но шли секунды, а он молчал.
Вдовствующая леди, неспешно пившая чай, ничего не заметила. Только Кэролайн ждала, затаив дыхание, пока леди Брекон с легкой улыбкой не протянула ей свою чашку.
— Спасибо, милочка. Поставьте ее, пожалуйста.
Кэролайн приняла чашку, а когда она снова повернулась к лорду Брекону, он уже сидел совершенно спокойно. Ей показалось, что его лицо все еще хранит некоторое напряжение, но в ее сторону он не смотрел.
Через мгновение он поднялся, двигаясь чуть скованно, потратив на это движение все свои силы.
— Мне надо идти, мама, — сказал он, — скоро начнут приезжать мои гости.
— Тебе это будет приятно, дорогой, — отозвалась леди Брекон. — Приди пожелать мне спокойной ночи, если сможешь, но, если тебя задержат, я не обижусь.
Лорд Брекон пошел к двери. Когда он уже почти достиг ее, леди Брекон окликнула его:
— Ты хочешь, чтобы мисс Фрай присоединилась к вам за обедом, Вэйн? Или ты пригласил много женщин?
— Нет, конечно, мы будем рады видеть мисс Фрай, — ответил лорд Брекон.
Кэролайн показалось, что голос его звучит намеренно безразлично. Слова были столь холодны, что ей показалось — она получила пощечину. Он вышел, закрыв за собой дверь.
Ей страшно хотелось узнать, что случилось. Почему простое упоминание о женитьбе так взволновало и расстроило его? Не в этом ли заключался секрет, который, она чувствовала, он хранил? Может быть, он уже женат и где-то прячет жену? Что еще так могло растревожить его чувства? Нет, Кэролайн не понимала его, но времени на размышления у нее не было, пора было вернуться к своим обязанностям перед леди Брекон, которая ей что-то говорила.
— Я была так рада, что мой сын вернулся. Кажется, я рассказывала вам, мисс Фрай, что он почти два года провел за границей. Мне его ужасно не хватало, но вскоре после того дня, когда ему исполнилось двадцать пять, он, похоже, заболел — или по крайней мере был не совсем здоров. Никто не знал, что с ним, а он, конечно, отказался обратиться к врачу. Вы знаете, как мужчины стеснительны, когда дело доходит до болезней, но в конце концов я уговорила его поехать за границу.
Молодым людям полезно увидеть мир.
— Что же произошло после того, как лорду Брекону исполнилось двадцать пять? Что могло его так расстроить? — спросила Кэролайн.
— Не думаю, чтобы его расстроило что-то определенное, — рассеянно ответила леди Брекон. — Он просто казался утомленным, печальным и нездоровым, что так не похоже на Вэйна: он всегда был веселым и счастливым. Он был очаровательным младенцем и чудесным мальчиком. — Она взглянула на Кэролайн и улыбнулась. — Вам, наверное, забавно слушать восторженную мать, но он — все, что у меня есть. Он мой главный, да и вообще единственный интерес в жизни.
— Понимаю, мэм, — мягко сказала Кэролайн.
— Какая вы чуткая, мисс Фрай! — Леди Брекон снова улыбнулась. — Когда-нибудь, когда у вас будет сын, вы испытаете те же чувства. Как и я, вы будете готовы пожертвовать всем, лишь бы ваш сын был счастлив.
Минуту царило молчание, а потом, когда Кэролайн не отозвалась, леди Брекон сказала почти с тревогой:
— Как вы считаете, Вэйн счастлив, не правда ли? Он владелец этого чудесного замка, огромных имений и большого состояния…
— Его светлость должен быть счастлив, — слегка уклончиво сказала Кэролайн. — Как вы заметили, мэм, он владеет многим.
— Да, многим, — повторила вдовствующая леди, почему-то вздыхая. — Очень многим!
В комнату вошла Доркас, чтобы забрать поднос с чайными принадлежностями. Она пристально посмотрела в сторону кровати, и у Кэролайн создалось впечатление, что Доркас почувствовала, что леди Брекон говорила о личном.
— Вы устали, миледи, — сказала Доркас. — По-моему, мисс Фрай следует уйти, чтобы вы вздремнули перед обедом. Это пойдет вам на пользу.
— Хорошо, Доркас, — согласилась леди Брекон и улыбнулась Кэролайн. — Зайдите ко мне, милочка, прежде чем спуститесь к обеду, и наденьте красивое платье. Молодость проходит так быстро — не тратьте ее впустую!
— Я постараюсь, мэм, — ответила Кэролайн. — И чтобы доставить вам удовольствие, я надену одно из моих лучших платьев!
В своей комнате она по крайней мере могла спокойно все обдумать, но, сколько она ни гадала, ей так и не удалось найти объяснений странному поведению лорда Брекона за чаем. Кэролайн перебрала с десяток различных вариантов, отбрасывая их один за другим. Она решительно отказывалась допустить даже мысль о том, что в юности лорд Брекон заключил тайный и неудачный брак и теперь не может избежать последствий своей ошибки. Но все же она опять и опять возвращалась к этой мысли, а брови хмурились от одолевавших ее дум и сомнений.
Она хотела было надеть одно из самых нарядных бальных платьев, но Мария запротестовала, заявив, что это вызовет подозрения если не у прислуги, то у гостей. Чтобы доставить ей удовольствие, Кэролайн в конце концов выбрала более простое платье из вышитого тюля с букетиком роз на корсаже и расшитым шарфом.
Платье было красивое и очень шло ей. Сознавая, что она прекрасно выглядит, Кэролайн вошла в гостиную, где гости уже начали собираться в ожидании обеда. Несмотря на то что Кэролайн внимательно просмотрела список гостей, она все же немного волновалась, с тревогой оглядывая гостей лорда Брекона. Она вздохнула с облегчением, лишь когда убедилась, что не только не знакома ни с кем из них, но мало вероятности, что кто-то из прибывших был вхож в то общество, которое предпочитала ее крестная.
Джентльмены по большей части были старше, чем лорд Брекон, и по их грубоватому обличью и манерам было ясно, что они не принадлежат к высшему свету.
Из разговоров было ясно, что их ничего не интересует, кроме азартных игр. Они говорили о кулачных и петушиных боях или о скачках, как будто для них это было делом повседневным. Кэролайн не удивилась, увидев, что в комнате для карт зажжены свечи и приготовлены столы в ожидании вечерних игр.
Женщины были не слишком интересными: несколько склонных пофлиртовать вдовушек и несколько дам с мужьями. Еще одна гостья, миссис Клэренс Пигот-Роу, оказалась женщиной средних лет почти мужской внешности, но острого ума и, как позже узнала Кэролайн, пользовалась славой лучшей охотницы в трех графствах.
За обедом было поглощено невероятное количество еды и напитков, но Кэролайн ела мало. Ее довольно сильно позабавил джентльмен, сидевший слева от нее.
Это был достопочтенный Томас Стрэттон, чье имя показалось ей смутно знакомым.
Мистер Стрэттон был одет по последнему слову моды. Плечи его были подбиты до невероятных размеров, а воротнички настолько высокие, что он с трудом мог повернуть голову. Картину дополняли полосатый жилет и фрак из тончайшего сукна удивительно ярко-синего цвета, украшенный пуговицами с рубинами и бриллиантами. Он говорил со скучающей растяжкой настоящего денди, но Кэролайн заметила в его глазах насмешливую искру и догадалась, что все это лишь поза и достопочтенный джентльмен отнюдь не тот скучающий денди, каким хотел казаться.
Лениво рассмотрев Кэролайн в лорнет, мистер Стрэттон не предпринял попыток завязать с ней разговор, пока на него не оказали воздействия превосходные вина хозяина дома. Тогда он разговорился, и история его жизни оказалась довольно необычной.
— Я — шестой сын обедневшего пэра, — рассказал он девушке» — и я уже смирился было с тем» что мне придется стать священником или уехать в колонии, как вдруг скончался мой дядя, дьявольски вздорный тип, который перессорился со всеми моими братьями. Он оставил мне свое состояние. Теперь я имею счастье быть богачом и несчастье не знать, куда себя деть. Меня растили скромным человеком, без претензий, благодарным жизни за маленькие радости. А радости были уж очень маленькие. Теперь я настолько богат, что могу позволить себе любую причуду, но, к сожалению, мои причуды от долгого невнимания несколько подзатупились. Теперь, когда я могу принимать приглашения и сам их рассылать, меня перестали радовать поездки в гости. Когда что-то недостижимое становится достижимым, наступает странная реакция. Сказать по правде, мне надоела светская жизнь, хотя я еще и не начал ею наслаждаться. Черт побери, это ужасное положение, и хотя я прошу совета у всех знакомых, мне еще никто не сказал, как излечиться от этого недуга.
Кэролайн засмеялась:
— А вы уже пробовали лондонские развлечения, сэр?
— Конечно! Я провел там почти год, но чуть не умер от скуки. Когда я был беден, мне надо было казаться приятным собеседником, чтобы расплатиться за угощение, но среди богатых никто не пытается быть интересным. Они просто богаты — и дьявольски скучны!
— Ох, сэр, клянусь, вы слишком критичны!
— Возьмем, к примеру, молодых девиц из общества, — продолжил мистер Стрэттон, поднимая вновь наполненную рюмку и все больше увлекаясь темой. — Говорю вам честно, они бросают на вас то томные, то страстные взоры, пока вам не захочется взвыть от усталости!
Конечно, чтобы не отстать от моды, я объявил себя рабом самой модной красавицы и поклялся, что, если она за меня не выйдет, я буду в полном отчаянии. Нет сомнения, она действительно несказанно хороша, но что такое одна среди столь многих?
— И кто же эта редкостная леди? — спросила Кэролайн, и лорд Брекон, который, к общему изумлению, прислушивался к их разговору, хотя сидел за три человека от них, наклонился вперед и тоже спросил:
— Да, Томас, кто же та, которая наконец завоевала твое ледяное сердце? Клянусь, я был уверен, что ты никогда не станешь жертвой прекрасного пола!
— Нельзя упоминать имена других женщин одновременно с несравненной, — ответил мистер Стрэттон. — Я скажу вам ее имя и одновременно подниму тост за нее. За прекраснейшую из всех — леди Кэролайн Фэй!
Он поднял свой бокал, и Кэролайн, не спускавшая с» него глаз, почувствовала, что бледнеет.
— Леди Кэролайн Фэй, — медленно проговорил лорд Брекон. — Кажется, я о ней слышал.
— Черт побери, конечно, ты о ней слышал! — проговорил мистер Стрэттон. — Сомнение, которое я слышу в твоем тоне, Брекон, говорит лишь о том, какой ты неотесанный селянин. Ведь о ее светлости говорит весь Лондон!
— Что верно, то верно, — заметила миссис Пигот-Роу, которая сидела по правую руку от лорда Брекона, — и по очень разным поводам.
— Что вы хотите сказать, мадам, — высокомерно осведомился мистер Стрэттон.
— Ох, Томми, мой милый, я не буду портить твой роман, — последовал ответ, — как и Вэйн, я очень рада слышать, что ты наконец Отдал кому-то свое сердце.
Клянусь, я уж решила, что ты родился без этого важного органа. Но о твоей леди Кэролайн и одном джентльмене ходят гадкие слухи. Конечно же, этот джентльмен — наш давнишний враг Монтегю Риверсби!
— Бог мой! Этот проклятый пижон! — воскликнул мистер Стрэттон, стукнув кулаком по столу. — Вот уж кто вульгарен! Если он посмеет упомянуть в моем присутствии имя леди Кэролайн, я в нем проделаю дыру, к дьяволу!
— Ну, не будь дураком, Томас, — сказал лорд Брекон. — Ты же знаешь, что даже не умеешь стрелять!
— Леди Кэролайн и Монтегю Риверсби! — сдавленным голосом проговорил мистер Стрэттон. — Это ложь, что бы о них ни говорили!
— Ну, ну, Томми, — успокаивающе заметила миссис Пигот-Роу, — ни к чему раскисать. Эти девицы из общества все одинаковы, и твоя горячность ничего тут не изменит.
— Я скоро отправлю Риверсби на тот свет, если он не поостережется! — продолжал бормотать мистер Стрэттон.
Внимание лорда Брекона отвлекла леди, сидящая по левую руку от него, и Кэролайн, довольная тем, что он не участвует больше в этом разговоре, тихо спросила мистера Стрэттона голосом, который дрожал от удивления и испуга:
— А кто она такая, эта леди Кэролайн?
Мистер Стрэттон сделал порядочный глоток, и, когда он поставил рюмку на стол, Кэролайн увидела, что он уже заметно захмелел. Однако взгляд его, когда он посмотрел на нее, оказался неожиданно честным и наивным.
— Скажу вам чистую правду, — тихо прошептал он, — потому что вы мне нравитесь, и потому, что вы — клянусь богами — самая красивая девушка из всех, что мне в последнее время встречались. Черт побери, я выложу все как есть!.. Я ее никогда не видел.
Кэролайн засмеялась.
— Тогда почему вы делаете вид, что так сильно ею восхищаетесь?
— Потому что приятели все время подсмеиваются надо мной, укоряя тем, что я не увиваюсь за какой-нибудь кривляющейся девицей. Какого дьявола! Я их ничуть не интересовал, пока был беден, и пусть я буду проклят, если позволю хоть одной из них залезть мне в карман теперь, когда я богат!
Кэролайн расхохоталась, но готова была понять мистера Стрэттона. Она знала, какими настойчивыми бывают мамаши, заметив выгодного жениха, и как они умеют оттеснить и запрезиратьдо смерти человека, который с финансовой точки зрения нежелателен, каким бы приятным он ни был во всех других отношениях.
Однако то, что произошло за обедом, слишком ее встревожило и выбило из колеи, чтобы думать только о неприятностях мистера Стрэттона. Она пережила ужасный момент, когда услышала тост в свою честь и на секунду решила, что ее обман вот-вот будет раскрыт.
Когда леди ушли в гостиную, она какое-то время побыла в их обществе, а потом пошла наверх, проверить, не нужна ли она вдовствующей леди. Леди Брекон уже устроилась на ночь, но так как ей часто не спалось, у ее кровати лежала стопка книг.
— Если вам не спится, мадам, может быть, я почитаю вам? — предложила Кэролайн.
— Нет, спасибо, милочка, — ответила леди Брекон. — Я сама почитаю немного, потом подремлю, а потом опять почитаю. Доркас заходит несколько раз за ночь, чтобы принести новые свечи. Как и я, она плохо спит, и ей не в тягость эти заботы. Ложитесь и спите крепко — когда вы молоды, сон необходим.
— И я не могу ничего для вас сделать? — настаивала Кэролайн.
— Конечно, можете! — воскликнула леди Брекон. — Я только что сообразила. Доркас сказала, что домоправительница не пришла за кормом для птиц, который мы приготовили для попугайчиков из библиотеки моего сына. Боюсь, это значит, что она их сегодня не кормила. На редкость невнимательная особа, и завтра я должна буду просить миссис Миллер поговорить с ней.
Если вы будете так добры, мисс Фрай, отнесите пакет и насыпьте птицам немного семян, я буду вам очень благодарна. Мне так не хочется, чтобы бедненькие пташки остались голодными!
— И мне, мэм, — сказала Кэролайн. — Где корм?
— Он на консольном столике у окна, — ответила леди Брекон. — Наполните им фарфоровое блюдечко и заодно проверьте, есть ли у них вода. Там в клетке две парочки: это мои лучшие, самые красивые птицы. Я хотела сделать сыну хоть какой-то подарок, когда он вернулся, но у меня нет ничего, что бы я ценила так же высоко.
— Я уверена, что он это понял, — мягко сказала Кэролайн. — Пожалуйста, не волнуйтесь, мэм. Я прослежу, чтобы птицы не были голодными.
Она взяла пакетик семян и спустилась вниз. Двери гостиной были открыты, и из нее и из комнаты для карт были слышны смех и говор женских и мужских голосов. Джентльмены уже покинули столовую и присоединились к дамам.
Библиотека не примыкала к главному холлу, к ней вел коридор, и она находилась чуть в стороне от главных зал нижнего этажа. Кэролайн знала от Марии, что это — святая святых лорда Брекона и посторонних туда не допускают, поэтому она не колеблясь открыла дверь и, как и ожидала, нашла комнату пустой. В огромном камине горел огонь, и были зажжены свечи на каминной полке, но этого света для всей комнаты явно не хватало. В дальних углах было темно и сумрачно, и Кэролайн с некоторой опаской пошла к клетке, стоявшей у зашторенного окна.
Птицы уже спали на своих жердочках. Она увидела, что у них совершенно не осталось семян и было уже очень мало воды. При ее приближении они слегка защебетали, но не испугались. Она смотрела на их красивые голубые перышки и думала, не чувствуют ли они себя здесь одинокими и заброшенными после тепла и яркого света спальни леди Брекон.
— Бедные малютки, — сказала она им вслух, — вы в ссылке, да?
Она наполнила кормом фарфоровую чашечку и положила пакетик на стол так, чтобы утром его не смогли не заметить, и решила, что нальет им воды и в будущем будет следить, чтобы о них не забывали. Кэролайн погладила птичек кончиком пальца, как вдруг услышала, что дверь открывается.
Сразу после этого последовал резкий хлопок закрывшейся двери, и, медленно обернувшись, она увидела, что лорд Брекон идет к камину. Голова его была опущена, и ей показалось, что он чем-то подавлен и печален. Подойдя к огню, он долго стоял, глядя в него.
Свет свечей золотил его волосы.
Минуту Кэролайн смотрела на него. Его лицо было скрыто от нее, но она знала, что взгляд его неподвижен и мысли заняты той глубокой тайной, в тени которой он жил. Внезапно она почувствовала жгучее желание подойти к нему, обхватить его руками, притянуть к себе на грудь его голову и утешить.
Он был несчастлив. Кэролайн была совершенно уверена — как будто он сам ей об этом сказал, — что его таинственный секрет лежит на нем тяжелым грузом, разрушает его молодость, уничтожает то, что должно было быть счастливым даром. Сердце ее сжалось, она всей душой тянулась к нему, как будто он был ее сыном, маленьким мальчиком, с которым что-то стряслось.
Наверное, она издала какой-то звук, а может быть, некое шестое чувство подсказало лорду Брекону, что он не один, потому что он резко обернулся. Мгновение он изумленно глядел на Кэролайн, а потом, когда она медленно пошла к нему навстречу, не отводя глаз от его взгляда, полная сочувствия и тревоги, он быстро шагнул ей навстречу.
— Кэролайн! — сказал он, и его голос дрогнул. — Кэролайн, я думал о тебе!
Казалось, эти слова разрушили последний барьер, разделявший их. Кэролайн забыла обо всем, кроме того, что он был здесь, рядом, смотрел на нее. И она была так же нужна ему, как и он ей. Не было времени думать, не было времени вспоминать о чем-нибудь, кроме этой глубокой всепоглощающей страсти друг к другу.
Им было не до слов, не до объяснений. Бурю их чувств можно было выразить только одним способом.
Кэролайн не успела понять, как это произошло, но руки лорда Брекона уже крепко обхватили ее. Она почувствовала, как он страстно прижал ее к себе, как ее охватывает внезапное сладостное пламя восторга и радости. Губы их встретились, и они слились в объятии, забыв весь мир.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Зловещая тайна - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Зловещая тайна - Картленд Барбара



Этот же роман идет под названием "ДУЭЛЬ СЕРДЕЦ ". Несмотря на наличие ляпов роман неплохой, без соплей и чрезмерного обожествления любви, присущих автору. Хотя интрига несколько надуманна: 6/10.
Зловещая тайна - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.20





отличный роман
Зловещая тайна - Картленд Барбарамарина
6.01.2013, 13.41





ОТЛИЧНЫЙ СЮЖЕТ ПРЕКРАСНО НАПИСАН УВЛЕКАЕТ ОТ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ И ДО ПОСЛЕДНЕЙ ОЧЕНЬ РЕКОМЕНДУЮ ПРОЧИТАТЬ.
Зловещая тайна - Картленд БарбараИРИНА
6.01.2013, 21.05





роман хороший 10 балов.
Зловещая тайна - Картленд Барбаратату
22.06.2015, 15.01





хорошо! Столько всего накручено, что до самого конца трудно было отыскать истину.
Зловещая тайна - Картленд БарбараЛюбовь
5.08.2015, 21.42





мне очень понравился роман!!! 10 баллов
Зловещая тайна - Картленд Барбараанастасия
17.08.2015, 22.45





Приятный роман. Прикольная героиня. Правда, все ждала первую брачную ночь. 8/10
Зловещая тайна - Картленд БарбараВикки
20.08.2015, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100