Читать онлайн Желание сердца, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Желание сердца - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Желание сердца - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Желание сердца - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Желание сердца

Читать онлайн


Следующая страница

Глава 1

— Дрого! Как хорошо, что ты пришел!

Леди Бедлингтон выждала, пока дворецкий не прикрыл за собой створки дверей и, прежде чем заговорить, удостоверилась, что ее невозможно подслушать; но даже тогда голос ее прозвучал очень тихо — почти как шепот. Все же в нем безошибочно угадывалась глубокая тревога, и улыбка на губах мужчины, не сводившего с нее глаз, померкла.
Возможно, это был тот редкий случай, когда леди Бедлингтон не думала о том, как выглядит, и потому казалась особенно прекрасной. Страдание придало ее лицу почти одухотворенную красоту, а голубые глаза — часто на удивление бездумные — сейчас потемнели от серьезных переживаний.
— Что произошло?
Вопрос прозвучал быстро и взволнованно, но почему-то голос герцога Роухамптона немного успокоил ее, и Лили с легким вздохом протянула гостю руки.
— Дрого! — воскликнула она. — Я знала, что ты примчишься, как только получишь мою записку.
Он взял ее руки и поднес к губам. Она внимательно разглядывала его лицо — тонкие аристократические черты, глубоко посаженные серые глаза под прямыми суровыми бровями, решительный подбородок и плотно сжатые губы, свидетельствующие о непреклонности и даже упрямстве. Красивое лицо, сердца скольких женщин заставляло оно учащенно биться! Это лицо околдовало и пленило Лили Бедлингтон с той силой, о существовании которой она до сих пор не подозревала.
Губы его были теплы и настойчивы. Он повернул ее руки и принялся целовать мягкие ладони томительно долго и страстно. Лили Бедлингтон ощутила легкую дрожь во всем теле, на секунду прикрыла глаза. Никогда в жизни она не испытывала такого исступленного восторга, такого необузданного торжества любви, который узнала благодаря этому юноше на десять лет моложе ее.
Лили провозгласили красавицей почти с самого детства. Любой мужчина, кому доводилось оказаться на ее пути, тотчас начинал настойчиво ухаживать, сыпать комплиментами, восхищаться ею и боготворить. Ее красота никогда не знала соперничества, но теперь Лили считала, что была лишь спящей красавицей, вынужденной дожидаться поцелуя сказочного принца, чтобы обрести совершенство.
А потом ее полюбил Дрого! Она и раньше его видела, конечно, чуть ли не с самого рождения, ведь их матери были близкими подругами. Он всегда был привлекательным мальчиком, но она не думала о нем как о мужчине, пока он не возвратился после кругосветного путешествия примерно полгода тому назад. Они встретились, словно впервые. Только тогда Лили узнала, какова настоящая любовь.
Она открыла глаза и, отняв одну руку, коснулась щеки Дрого. Он все еще продолжал удерживать другую руку и теперь целовал запястье и голубые прожилки, отходившие от него, приподняв прозрачные оборки рукава, чтобы добраться до мягкого сгиба локтя. Его глаза при этом были обращены к лицу Лили, и в них читалось дерзкое приглашение, слишком хорошо ей известное.
Она резко отвернулась с тихим возгласом:
— Не смотри на меня так, Дрого! — послышался ее приказ. — Ты не понимаешь.
Стоя спиной к нему, Лили вытащила из-за пояса крошечный платочек с кружевной отделкой, который приложила к глазам.
— Дорогая, скажи мне, что все это значит? — взмолился герцог.
Солнце проникало сквозь окно, выходящее на Гайд-Парк, и освещало склоненную голову женщины, поблескивая на искусно уложенных локонах. Когда Лили распускала волосы, они почти достигали ее колен, и герцог помнил, сколько раз он погружал лицо в их шелковистое благоухание.
Никто не может быть прекрасней, думал он, любуясь Лили. Бело-розовая кожа, золотистые волосы, голубые глаза — все это было очень английское. «Английская роза» — вот как ее называли, причем так часто, что комплимент превратился в банальность. Все же это была истина, и в прелестных плавных линиях фигуры Лили тоже угадывалось что-то очень английское. У нее была осиная талия, которой она чрезмерно гордилась, а каждое ее движение, каждый жест, помимо красоты, излучали грацию и достоинство.
— Что тебя беспокоит? — нетерпеливо спросил герцог. Лили обернулась к нему.
— Джордж обо всем узнал! — прошептала она, и когда роковые слова были произнесены, ее губы задрожали, а по щекам скатились две большие слезинки.
Такое зрелище было слишком тяжелым испытанием для самообладания герцога. Он тут же оказался рядом и обнял возлюбленную. На мгновение крепко прижал ее к себе, а она в ответ прильнула к нему, найдя успокоение в его силе и горячности, что было лучше всяких слов.
— Не плачь, дорогая, я не могу этого вынести, — пробормотал он, но когда его губы попытались коснуться ее губ, Лили оттолкнула молодого человека прочь.
— Нет, нет, Дрого! Ты должен выслушать. Все очень серьезно, неужели непонятно? Джордж сильно разгневался. Он запретил нам вообще видеться.
— Но это смешно… нелепо! — воскликнул герцог.
— Да, да, знаю. Я спорила с ним… умоляла. Как могла оправдывалась, но все оказалось бесполезным. На прошлой неделе нас видели в Кью-Гарденз. Рассказали Джорджу, и он вспомнил, что когда спросил меня, где я провела день, я ответила, будто была у портнихи. Мне кажется, он давно начал следить за нами, и последний случай только подтвердил его подозрения. Дрого, что нам теперь делать?
Вместо ответа герцог обнял ее за плечи.
— Давай сбежим, — сказал он. — Уедем за границу. Джордж даст тебе развод, и мы поженимся.
— Ты с ума сошел? Разве я могу так поступить? Как бы я вынесла скандал, весь этот ужас? Быть отрезанной от друзей, не иметь права появиться при дворе? О нет, Дрого, ты сам знаешь, это невозможно.
— Но я не в силах отказаться от тебя — и никогда этого не сделаю!
Теперь в голосе герцога слышалось отчаяние, и Лили Бедлингтон, несмотря на все неприятности, испытала самодовольное удовлетворение. Да, он любил ее, любил ничуть не меньше, чем она его — если не больше — этот красивый, элегантный, притягательный молодой человек, осаждаемый со всех сторон честолюбивыми мамашами Лондона, готовыми на все ради своих дочерей. Каждая старалась поймать герцога в свои сети, но он принадлежал ей одной, его привязывало к ней чувство любви — более сильное и страстное, чем то, которое могли себе вообразить эти старые бестии даже в самых сумасбродных мечтах.
— Мы были так счастливы, — простонала Лили.
— Как я могу потерять тебя сейчас? — произнес герцог.
Красавица высвободилась из его объятий и подошла к' камину.
— Здесь мы бессильны, — в отчаянии проговорила она. — Бессильны! После разговора с Джорджем я пролежала без сна всю ночь, пытаясь найти какой-нибудь выход, но его просто не существует.
— Давай убежим!
Слова прозвучали настойчиво и резко, хотя герцог сам сознавал бесполезность таких речей. Лили было далеко до героини — ее слепили не из того теста. Она ни за что не пережила бы изгнания из общества, и он знал не хуже ее, что общество, к которому они оба принадлежали, готово простить заблудшего мужчину, но заблудшую женщину — никогда.
Даже если она станет его законной женой, герцогиней, двери домов по-прежнему будут для нее закрыты, ей повсюду придется видеть отвернувшиеся лица и выслушивать вслед издевки. Для того, кто всю жизнь принадлежал к самому избранному, элитному кругу, такое существование превратилось бы в невыносимую пытку.
Наверное, впервые герцог осознал, что любовь занимает второе место после привилегии бытьpersonagrata при королевском дворе, и такую любовь, как у них с Лили, обязательно сломит резкое холодное порицание, которым повеет от общества.
На секунду юношу переполнило чувство горечи, вызвавшее в его душе одновременно и злобу, и возмущение. Всю жизнь герцога баловали, он привык получать все, что хотел, а в этот момент ему ничего не нужно было, кроме Лили. Губы его внезапно сомкнулись в суровую, упрямую линию, в которой те, кто был с ним хорошо знаком, сразу бы увидели признак решительного упрямства.
— Я ни за что не откажусь от тебя!
Лили поднесла пальцы к вискам.
— Джордж непреклонен, — сказала она. — Сначала он говорил, что увезет меня в деревню, а потом решил, что это будет неудобно, поскольку я должна опекать племянницу. Да, мне придется понести наказание за наше счастье. Джордж позаботится об этом. — Она внезапно вскинула руки в театральном жесте, и в ее голосе прозвучало еще большее горе: — Только подумай, дуэнья в тридцать четыре!
Лили исполнилось тридцать восемь, что было хорошо известно им обоим, но спорить сейчас не хотелось.
— Впервые слышу, что у Джорджа есть племянница, — заметил герцог.
— Я знала это, но никогда не думала, что она появится здесь, — ответила Лили. — Дочь Берти. Ты помнишь Берти — младшего брата Джорджа? Скорее всего нет. Ты слишком молод. Он всегда был надоедливым, безответственным существом, хотя с бездной обаяния. К тому же отчаянный игрок, его никто не мог остановить. Джордж вновь и вновь был вынужден выплачивать за него долги, , пока, наконец, Берти не отправился в Ирландию разводить лошадей, только тогда мы с облегчением вздохнули.
Берти женился на Эдит Уидингтон-Блайд, дочери маркиза Лангхоулма. Семья девушки пришла в ярость, но она убежала с ним, и тут уж ничего не могли поделать. После их отъезда из Англии я ни разу не видела эту пару. Года два тому назад они оба погибли в дорожном происшествии. Джордж ездил на похороны. Остался ребенок, и Джордж устроил так, чтобы за девочкой присматривала кузина матери, которая давно жила в доме и была кем-то вроде экономки.
— А теперь, наверное, кузина умерла, — продолжил герцог.
Он слушал рассказ Лили только из вежливости. Для него более важным было следить за выражением ее лица, движением рук, наклоном головы. Совсем скоро все это отнимут у него, он сможет видеть Лили только издали — в оперной ложе, на ступеньках лестницы Лондондерри-Хаус, на приеме в Букингемском дворце. Она будет далекой, величественной дамой, внешне холодной и бесстрастной, как ее имя. И только ему одному будет известно, что в ней можно пробудить страсть под стать его собственной — такую же пламенную, неукротимую. Но сейчас между ними встал Джордж Бедлингтон и, по-видимому, настрой у него был весьма воинственный.
— Да, кузина умерла, — продолжала Лили. — И что ты думаешь? Выяснилось, что девчонка унаследовала состояние — огромное, умопомрачительное богатство. Никто ни о чем не догадывался, но в Америке у нее оказалась крестная мать — подруга Эдит. Когда родился ребенок, эта американка перевела на ее имя несколько акций одной нефтяной компании и совершенно позабыла об этом. В последние годы начались разработки какого-то месторождения… или как это правильно назвать… короче, юристы из Америки сообщили девушке, что теперь она богата сверх всяких ожиданий.
— Святые небеса! Какая необычайная история! — Герцог невольно заинтересовался.
— Невероятно, не правда ли? — подхватила Лили. — Конечно, Джорджу следовало бы знать это еще год тому назад, но старая кузина была больна и не побеспокоилась поставить его в известность. Все раскрылось только после ее смерти. Джордж устроил приезд племянницы в Англию, а я обязана ее опекать весь оставшийся сезон.
— Ты ведь будешь в Лондоне… Мы сможем видеться… обязательно!
Глаза герцога внезапно вспыхнули огнем, голос зазвучал проникновенно.
— Бесполезно, Дрого. С сегодняшнего дня мы не должны встречаться. Джордж велел рассказать тебе о своем решении и на этом поставить точку. Конечно, он не желает, чтобы пошли разговоры, поэтому согласен, если мы как ни в чем не бывало продолжим видеться в обществе, и даже не против приглашать тебя к нам в дом на официальные приемы; но если он узнает, что мы встречаемся еще где-нибудь, вдвоем или тайно, он отошлет меня в деревню. Этого мне не пережить! Я ненавижу деревню. Ты ведь знаешь, какую скуку она на меня навевает. Год за годом проводить в Бедлингтонском замке, где поговорить даже не с кем, кроме как с десятком отвратительных сквайров-охотников — от такого недолго сойти с ума!
— Но я не могу отпустить тебя так просто!
— Придется. Ничего не поделаешь, — ответила Лили. — Мы будем смотреть друг на друга издали, в переполненных гостиных. Ты будешь танцевать с дебютантками, а я — сидеть у стены, словно матрона! О Дрого!
Это был возглас, полный безысходного отчаяния. Лили, словно слепая, протянула вперед руки. Несколько минут они стояли, прильнув друг к другу, как двое ребятишек, потерявшихся в темноте, а затем их губы встретились, и герцог крепче сжал ее в объятиях. Его поцелуи с каждой секундой становились все более властными, требовательными, и Лили тут же вскинула ему на шею руки.
— Я люблю тебя! Господи, как я люблю тебя!
Голос герцога слегка охрип, он любовался лицом женщины. Ее губы, порозовевшие от его страстных поцелуев, были полуоткрыты, из груди вырывалось прерывистое дыхание. Она прикрыла глаза, и ее темные ресницы коснулись зардевшихся щек.
— Я не откажусь от тебя — ни за что! — воскликнул он. — Я увезу тебя с собой, немедленно.
На секунду, опустив золотую головку на его плечо, Лили позволила себе поверить, что это возможно. Она думала о его стройном красивом теле атлета, о руках, тянущихся к ней, о губах, жаждущих ее поцелуя!
Она вспоминала все их прошлые встречи: вечеринки в загородных домах, тайные свидания в Лондоне, Кью-Гарденз, Национальной галерее, Британском музее всякий раз, как Джордж был в отъезде! Дыхание ее участилось, когда она припомнила осторожное преодоление лестниц, спящую темноту дома, дикий визг скрипучей доски, испуг поющей двери! А потом — руки Дрого, обнимающие ее, и безумный, неудержимый восторг, когда она сдавалась под натиском его непреодолимой силы.
Она уедет с ним, они будут вместе навсегда! Затем Лили представила, как они беспокойно мечутся по всему миру, не зная отдыха, в поисках пристанища, избегая людей, опасаясь новых знакомств, преследуемые по пятам скандальным прошлым, и эта картина развеяла все восторженные мечты, словно ее окатили холодной водой.
Лили громко вздохнула и высвободилась из объятий герцога. Она повернулась, чтобы взглянуть на себя в зеркало в массивной золоченой раме над камином, и издала легкий крик ужаса, увидев, какой урон нанесен ее сложной прическе.
Поднеся руки к волосам, подкалывая и приглаживая локоны, она ни на секунду не забывала, что каждый ее жест подчеркивает изумительную округлость бюста, тонкость талии и прелестные плавные линии бедер.
Она любит Дрого, подумала Лили, любит всем сердцем, как никого раньше не любила, но не настолько, чтобы прятать свою красоту в тени, жить тайно, скрываясь от всех, знать, что если о ней и говорят, то не с восхищением, а затаив дыхание, и виной тому ее недостойное поведение.
Когда Лили укладывала на место последний локон, ее осенила идея, заставившая внезапно обернуться к герцогу, который стоял позади нее, мрачный и безутешный.
— Дрого, я что-то придумала!
— Что?
Вопрос был кратким, почти безучастным. Герцог понимал, что потерпел поражение и Лили для него потеряна, он не в силах ничего предпринять или сказать, чтобы вернуть ее.
— Я кое-что придумала. Это позволит нам видеться, быть вместе еще чаще, чем раньше.
— Что именно?
В голосе герцога не слышалось надежды. Теперь он знал, что Лили никогда не уедет с ним, сколько бы он ни молил; ему пришлось взглянуть правде в глаза: общество для нее важнее любви. Это был удар по его самолюбию, хотя в глубине души он и не ожидал, что она примет другое решение.
— Не могу понять, как это мне раньше не пришло в голову! — воскликнула Лили неожиданно радостно и беспечно. — Такое очевидное решение для нас обоих… Ты должен жениться на девочке!
— Жениться? На ком?
— На племяннице Джорджа, конечно. Она как раз сегодня приезжает!
— Ты сошла с ума!
— Дрого, не будь таким упрямым! Она миллионерша. Подумай об этом! Миллионы долларов, которые ты сможешь потратить на восстановление Котильона. Ты все время твердишь, что тебе не по средствам поддерживать поместье в том состоянии, в каком оно было при твоем дедушке.
Что ж, не упусти свой шанс. Если ты немедленно женишься на ней, мне не придется опекать ее, восседать среди вдов и выполнять остальные обязанности по приказанию Джорджа, столь же ужасные и противные, только из-за того, что он зол на меня.
— Безумная затея. Ты не можешь так думать всерьез! — горячо запротестовал герцог, но Лили лишь улыбнулась.
— Дрого, милый, будь разумным. Это решит все проблемы. Все равно тебе когда-то придется жениться… Только на прошлой неделе твоя мать рассказывала, что все ваши родственники ждут не дождутся этого шага от тебя. Ты должен иметь наследника, ведь в следующем году тебе исполнится двадцать девять. И в самом деле пора жениться.
— Но я не хочу вступать в брак, если не могу назвать женою тебя.
— Знаю, дорогой, и я тоже больше всего на свете хочу стать твоей женой, но Джордж здоров как бык и, вероятнее всего, протянет до восьмидесяти. Все Бедлингтоны живут подолгу. Их ничем не проймешь. Но если ты не можешь жениться на мне, почему бы не выбрать лучший из всех вариантов — племянницу Джорджа? Тогда ты будешь приходить сюда, когда захочешь, и Джордж не посмеет сказать ни слова. Да и как бы он смог? Мы будем вместе, а Джордж лишится возможности возражать, раз ты женат на его племяннице.
— Я не собираюсь жениться ни на племяннице Джорджа, ни на ком-либо другом, — решительно заявил герцог.
Лили тихо вскрикнула, упала на софу и прикрыла глаза руками.
— Значит, ты хочешь, чтобы мы расстались и больше никогда не виделись! Как ты можешь быть таким жестоким, недобрым после всего, что мы значили друг для друга! Я люблю тебя, Дрого.
— И я тебя люблю, ты знаешь. — Он навис над ней, схватив ее запястья с внезапной силой, заставившей Лили откинуться на подушки мягко и податливо. — Проклятие, ты сводишь меня с ума!
— Не сердись, дорогой. Если бы ты был разумен, мы были бы спасены! Спасены!
— Я уже сказал, что не собираюсь жениться на какой-то глупой девчонке, которую никогда не видел.
Слова были произнесены, но почему-то им не хватало убежденности. Герцог смотрел вниз на обращенное к нему лицо Лили, ее мягкие и зовущие губы, полуприкрытые глаза и знал, что если сейчас он ее поцелует, то почувствует, как в них обоих пробуждается необузданный восторг, пламенная клокочущая страсть, от которой их охватит трепет, заставив позабыть все вокруг.
— Я не пойду на это.
— Значит, ты скажешь мне «прощай»?
Он знал — выбора нет. Джордж, хотя и держался довольно любезно, не давал слабину, если дело касалось чести его семьи. Он выучился не ревновать жену, но был чрезвычайно чувствителен, когда речь заходила о его имени и положении.
Как же было глупо с их стороны хотя бы на минуту представить, что они способны сохранить в тайне свою безрассудную страсть. Оба были слишком хорошо известны и, если уж на то пошло, слишком красивы, чтобы избежать всеобщего внимания.
— Дорогой, я не могу тебя потерять, — очень тихо прошептала Лили, но герцог услышал ее.
Он колебался еще секунду. Но видеть ее губы, полураскрытые и трепещущие, было выше его сил. С возгласом, похожим на стон, он склонился и с безжалостной силой прижался к ним губами. Он почувствовал, что она сдается, и в тот же миг пламя пронзило все его тело, и он понял по тому, как вздрогнула Лили, что она ощущает то же самое.
Это были агония, экстаз, и заплатить за них ему пришлось своей свободой; но почему-то в тот момент это его не волновало…


Когда герцог ушел, Лили проскользнула наверх в свою спальню, чтобы поправить прическу, пока не вернулся Джордж с племянницей. Рассматривая себя в зеркало на туалетном столике, она с беспокойством отметила, что бессонная ночь оставила под глазами темные круги, да и бурно проведенные послеполуденные часы тоже взяли свою дань у ее красоты.
Тем не менее, подумала она с радостью, все вышло так, как она хотела, а остальное пока не имело значения. Кроме того, брак герцога с племянницей мужа будет иметь и другие преимущества, потому что позволит ей и Джорджу подойти совсем близко к тому избранному кругу элиты, первым лицом в котором, вне всякого сомнения, была Эмили Роухамптон.
У этой особенной клики существовало только одно правило, слишком хорошо известное Лили. Даже скорее, это была единственная заповедь, которой они все придерживались… «О тебе не должны говорить». Кое-кто из старомодных дам относился к компании Роухамптонов с подозрением, но Эмили считалась слишком важной и могущественной персоной, чтобы волноваться о том, какие о ней идут разговоры, а когда распространилось известие, что новый король — Эдуард VII — часто наведывается в Котильон, смолкли все голоса, кроме самых задиристых.
Конечно, могло случиться и так, что Эмили Роухамптон не позволит сыну жениться на никому не известной девушке, чье воспитание, если вообще таковое имелось, было под большим вопросом. Но деньги хозяйке Котильона понравятся, в этом Лили не сомневалась. Никто из клана Роухамптонов никогда не обладал достаточным состоянием, и хотя Дрого, безусловно, не считался бедняком, Котильон был чудовищем столь ненасытным в своих потребностях, что истощил бы любой кошелек, даже самый тугой.
Вспомнив огромное поместье, раскинувшееся на нескольких акрах, с его парками и садами, озерами и террасами, фермами и лесами, Лили поняла, что Эмили Роухамптон обрадуется богатой невестке, а деньги компенсируют множество ее недостатков.
Джордж никогда не был склонен к преувеличению, и поэтому, когда от него последовало заявление, что его племянница владеет несколькими миллионами американских долларов, можно было не сомневаться — так оно и есть. Ко всему прочему в его голосе прозвучала нотка какого-то благоговения, что не ускользнуло от внимания Лили. Она была достаточно проницательна, чтобы понять: новость о неожиданном богатстве племянницы частично отвлекла внимание Джорджа от дурного поступка жены, поэтому он с ней обошелся не так сурово, как мог бы, если бы в это время его ум не занимала еще одна забота.
Возможно, философски рассуждала Лили, все сложится к лучшему. Совершенно ясно, что Дрого все равно когда-нибудь придется жениться, хотя бы только для того, чтобы иметь наследника титула, и Лили было бы нестерпимо видеть, как он ведет к алтарю одну из тех молоденьких девчонок, которых выставляли перед ним напоказ каждый сезон. Это явилось бы большим триумфом для какой-нибудь честолюбивой мамаши, не говоря уже о том, что она сама испытала бы дикую ревность к его избраннице.
Заканчивая приводить себя в порядок, Лили не могла не испытать надежду, что племянница Джорджа окажется не слишком привлекательной. Тяжело отдавать Дрого жене, какой бы она ни была, но почти невыносимо, если она будет хорошенькой.
И все же невероятно, что кто-нибудь сможет сравниться с ней, самодовольно подумала Лили. В тридцать восемь она по-прежнему оставалась самой прекрасной женщиной во всем лондонском обществе. Более того, многие люди считали ее самой привлекательной во всей Англии, и было бесспорным, что ее фотография, выставленная в витрине, притягивала не меньше взглядов, чем портреты писаных красавиц.
Лили слегка вздохнула. Однажды, подумала она, красота уйдет, но пока было очень приятно чувствовать себя известной красавицей и сознавать, что тобою восхищаются, где бы ты ни появилась… и любят тоже. Ее руки внезапно взметнулись к сердцу, когда она подумала о Дрого — таком высоком, красивом, почти столь же прекрасном, по-своему, как и она.
Какая из них вышла бы изумительная пара! Как жаль, что они не встретились, когда ей было восемнадцать! Затем Лили вспомнила, что в то время он, восьмилетний мальчик, играл в солдатики наверху, в детской, пока она развлекалась внизу среди веселых и беспечных гостей Эмили.
Лили ощутила болезненный укол, который всегда пронзал ее, стоило подумать о своем возрасте. Тридцать восемь! Через два года ей будет сорок. «Я старею». Она передернулась, словно на нее внезапно повеяло холодом, а потом с вызовом вскинула свою золотую головку.
Молодость пока не ушла. Ей до сих пор удается сводить мужчин с ума от любви. Из-за любви к ней Дрого готов жениться на девушке, которую никогда не видел; благодаря его любви ей не придется сидеть на балах около стенки вместе с остальными матронами и вдовами. Вместо этого она сможет танцевать, кружиться в вальсе с Дрого и слушать, как он тихо нашептывает ей милые, смешные, чудесные слова.
Внизу раздался звон колокольчика, открылись двери. Должно быть, вернулся Джордж. Лили бросила последний взгляд в зеркало и вышла из комнаты. Она медленно начала спускаться по лестнице, шурша на ходу шелковыми нижними юбками.
Слуги вносили багаж. Дверь в библиотеку была открыта. Она знала, что Джордж будет ждать ее там, а вместе с ним — его племянница. Лили быстро миновала мраморный холл и вошла в библиотеку. Джордж повернулся спиной к камину, рядом с ним стояла девушка.
В первую секунду Лили разглядела только старомодное серое пальто и уродливую зеленую фетровую шляпку, отделанную потрепанным пером; когда Джордж заговорил, девушка обернулась к двери, и Лили увидела ее лицо.
Тут она рассмеялась с облегчением и в то же время немного удивленно, потому что девушка носила очки с темными стеклами и во всем ее облике не было ничего мало-мальски замечательного… а уж о красоте и речи не могло быть.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Желание сердца - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Желание сердца - Картленд Барбара



Восхитительный роман! Один из лучших! "Дезире-значит желание", "Уроки куртизанки" - это один и тот же роман, но именно "Желание сердца" обладает более живописным переводом.
Желание сердца - Картленд БарбараСтроптивая
19.07.2011, 14.31





Ну, может я чего-то не поняла, но для меня роман- НОЛЬ! Прочла тысячи книг, очень многие Картленд, но это... Очень не люблю осуждать произведения, считаю, что если я их не поняла и не приняла- это мои личные проблемы. Но тут прям какая-то ненависть к главному герою, а героиня- дурочка какая-то.
Желание сердца - Картленд БарбараАрмина
24.07.2012, 3.15





ГГ просто подлец, роман пустой, нет глубины образов. Если этот герой бросается на симпатичную мордашку, что будет когда жена постареет. А героиня при ее то деньгах могла бы найти более достойного мужа
Желание сердца - Картленд БарбараНатали
3.09.2012, 9.50





в начале роман казался скучным и очень хотелось бросить читать эту книгу, но с каждой следующей главой начел все больше заинтерисововать. совершенным его назвать нельзя, для него подходит слово-хороший
Желание сердца - Картленд БарбараDanka
14.01.2013, 13.13





Очаровательно !!! Чудесно!! Роман завораживает. захватывает. читается с интересом. Героиня молодец, добилась своего счастья!
Желание сердца - Картленд БарбараСофи
19.01.2014, 13.42





скучно, тупо
Желание сердца - Картленд Барбараla femme
19.01.2014, 16.06





Как в волшебном фонаре отражаются чувства главных героевrnЛюбовь,способная на все ради любимого человекаrnЭто гимн прекрасному сказочному союзу двух сердецrnА Барбара Картленд удивительная фея,rnкоторая дарит сказку всем Золушкам на светеrnИ даже сама принцесса Диана чмтала ее книги
Желание сердца - Картленд БарбараЛика
18.02.2014, 18.02





Интересно, но длинно и нудно
Желание сердца - Картленд БарбараЛюбовь.
1.04.2015, 16.18





Читаю любовные романы с 14 лет, сейчас мне уже больше 35. И считаю, что это самый лучший любовный роман в моей жизни!!! Начало книги может показаться скучноватым, но зато потом...Всем советую прочитать!!!
Желание сердца - Картленд БарбараЕвгения
22.12.2015, 0.19





Ойойой тупой роман! Здоровый мужик из-за старухи губит и себя и ещё одну лохушку - героиню. А она и её тупейшая служанка приняли решение все равно остаться. Никакого уважения к себе у обоих героев. Короче, какой-то тупой роман, никакой логики.
Желание сердца - Картленд БарбараАнна
2.01.2016, 16.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100