Читать онлайн Заговор красавиц, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заговор красавиц - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заговор красавиц - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заговор красавиц - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Заговор красавиц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лина ехала в поезде, идущем в Париж, и все не могла поверить, что это происходит не во сне, а наяву.
Она то и дело спрашивала себя, неужели все, что произошло с ней за эти пять дней, было на самом деле.
Но тут же успокаивала себя, что теперь бояться глупо. С теми деньгами, что Лина увезла из дома, да еще с сотней фунтов, которые она благоразумно положила в банк, она могла считать себя независимой.
Если ей придется плохо или от нее потребуют чего-то, что ее матушка сочла бы предосудительным, она всегда сможет вернуться в Лондон и вернуть леди Берчингтон и ее подругам половину тех денег, что ей заплатили. А потом она найдет себе другую работу и отдаст остальные деньги.
За то время, что Лина прожила на Белгрейв-сквер, она успела обнаружить, что леди Берчингтон — женщина очень решительная. А ее пылкий темперамент помогал ей неизменно добиваться того, чего она хочет.
Слуги ее побаивались. Лина тоже, хоть она и убеждала себя, что ей-то бояться нечего.
Но все происходящее было столь интригующим и неожиданным, что Лине казалось, будто она и впрямь играет роль, но не на сцене, а в каком-то сне, который не имеет ничего общего с реальностью.
Лина никак не могла поверить, что у нее могут быть роскошные наряды. Леди Берчингтон дала ей сразу три платья из своего гардероба. Лина сказала:
— Какая прелесть! Не беспокойтесь, я буду очень аккуратно обращаться с ними, и они вернутся к вам в целости и сохранности.
— Они ваши! — резко ответила Китти. — Они мне больше не понадобятся, могу вас заверить!
Лина поняла, что дело тут не столько в щедрости, сколько в том, что леди Берчингтон испытывает отвращение при мысли о том, что кто-то мог подумать, будто она станет носить одежду, которую надевал кто-то другой. Что касается Лины, то ей в ее положении не полагалось быть столь щепетильной.
Лина улыбнулась, но тут же подумала, что ей не стоит задирать нос. Леди Берчингтон подарила ей платья, которые не только стоят уйму денег, но и очень идут ей, Лине, превращая ее в изысканную светскую красавицу.
Так что Лина и в самом деле должна быть ей благодарна.
Примеряя платья и разглядывая свое отражение в огромном зеркале, Лина видела, что совершенно преобразилась.
Она и не мечтала, что когда-нибудь у нее будут шелковые нижние юбки, шелковые чулки и роскошные наряды, в которых она чувствовала себя совершенно другим человеком.
Как глупы те, кто считает, будто одежда не имеет значения!
Лина прекрасно сознавала, что если раньше она была всего лишь хорошенькой, но невзрачно одетой барышней, то теперь, в платье леди Берчингтон, она была похожа не столько на самую себя, сколько на сказочную принцессу.
Она все еще не вполне понимала, чего от нее ждут и зачем ее вырядили для участия в этом непонятном представлении, задуманном тремя благородными дамами, которые ехали в Париж на бал.
Они все время перешучивались и обменивались репликами, которых Лина не понимала. Все же она чувствовала, что они плетут какую-то интригу. И это тревожило Лину.
Но в то же время она думала, что было бы верхом глупости отказаться от дара, предложенного ей судьбой. Поездка в Париж!
«Мне так хочется показать тебе Париж, дорогая! — частенько говорила ей матушка. — Мы с твоим отцом провели там свой медовый месяц. Этот город не только романтичен, но и прекрасен. А для меня это город Любви…»
Матушка произносила это с таким мечтательным видом, что Лина от всего сердца желала, чтобы когда-нибудь и с ней произошло что-нибудь такое, о чем она могла бы вспоминать с такой же теплой, задумчивой улыбкой.
Даже на карте слово «Париж» казалось ей окутанным каким-то волшебным ореолом.
А что может быть замечательнее, чем попасть во Францию и проверить, в самом ли деле она так хорошо говорит по-французски или ей это только кажется?
«Слава богу!»— говорила Лина по вечерам, укладываясь спать в маленькой, но уютной комнатке, которую выделила ей леди Берчингтон в своем доме на Белгрейв-сквер.
Не говоря уже о неслыханной роскоши, комфорте и изысканном питании, здесь Лина была в безопасности. Она прекрасно знала, что сэру Гектору никогда не удастся войти в этот мирок, в котором, подобно звездам, сияли леди Берчингтон и ее подруги.
«Благодарю Тебя, Господи!»— повторяла она в своих молитвах и понимала, что ей невероятно повезло.


— Мы будем с самого начала вести себя так, как будто вы знатная дама, — сказала леди Берчингтон в первый вечер тоном классной наставницы. — Я пошлю кого-нибудь за вашими вещами, хотя, должно быть, там нет ничего, что могло бы вам понадобиться. Вы будете жить здесь под именем моей подруги леди Литтлтон.
Китти и ее подруги обсудили этот вопрос — Лина в обсуждении участия не принимала — и решили, что ей следует назваться именно так.
Сперва они листали справочник знатных семейств Англии. Но наконец Дэйзи сказала:
— Я уверена, что мы зря тратим время. Фабиан все равно доверяет своему чутью больше, чем любому справочнику, так что вряд ли он станет наводить справки о подлинности титула Лины.
Поэтому дамы оставили Лине имя, данное ей при крещении. Китти, хотя и скрепя сердце, вынуждена была согласиться, что оно довольно милое.
— А как же Бейтсон? — спросила Эви.
— О, на этот счет не беспокойтесь! — ответила Китти. — Бейтсон — это воплощенная сдержанность. Если я скажу ему, что имя Лины миссис Литтлтон, он тотчас забудет, что она явилась сюда совсем под другим именем.
— Да, Литтлтон звучит довольно приятно, — согласилась Дэйзи. — А где же ее муж?
— Удит рыбу в Шотландии, — ответила Китти. — И не интересуется ничем, кроме своего улова. Мужчины все одинаковы!
— Да, и еще он должен быть намного старше Лины, — добавила Эви, — и совсем не интересоваться ею. Вот тут-то и появится Фабиан в роли странствующего рыцаря.
— О да, в этой роли он великолепен! — саркастически заметила Дэйзи.
К тому же это несколько меняло первоначальный замысел. Дамы снова рассмеялись. Лина слушала их разговор, но ничего не понимала.
Интересно, кто такой этот Фабиан? Впрочем, в следующие несколько дней Лине некогда было размышлять. Голова у нее была слишком занята нарядами и инструкциями, выданными ей Китти.
Инструкции касались того, как Лина должна держаться, и сведений о людях, с которыми ей предстояло встретиться, так что в конце концов голова у Лины пошла кругом, и она временами чувствовала себя, как Алиса в Стране чудес на чаепитии у Шляпы.
Примерять платья и часами стоять неподвижно, пока их подгоняют по твоей фигуре, было ужасно утомительно.
Поэтому ей не казалось ни странным, ни обидным, что Китти Берчингтон оставляла ее дома, отправляясь с визитами к знакомым, и отсылала ее спать после ужина, а сама уезжала на приемы, куда Лину, разумеется, не приглашали.
«Зато я побываю на балу в Париже!»— говорила себе Лина. Да, это, несомненно, будет самым восхитительным событием в ее жизни!
Платье, которое дала ей маркиза, было таким красивым, что Лине не верилось, что она появится в нем на званом балу. Теперь-то она знала, как должна была чувствовать себя Золушка, когда на ней по мановению палочки ее крестной-феи возникло бальное платье.
Китти отвезла Лину к Люсиль. Она объяснила модистке, что эта дама только на днях прибыла в Лондон и должна ехать с ними в Париж, поэтому маркиза решила отдать Лине свое незаконченное платье.
Белое с серебром платье, расшитое мелкими алмазами, было таким великолепным, что, увидев его, Лина окончательно уверилась, что ей все это снится.
— Как вы решились отдать мне такое дивное платье? — спросила она у маркизы. Та только загадочно улыбнулась и сказала:
— Я готова многим пожертвовать ради благородной цели.
Лина понятия не имела, о какой «благородной цели» идет речь, но предположила, что это, должно быть, как-то связано с человеком по имени Фабиан, о котором беспрестанно говорили леди Берчингтон и ее подруги.
Только накануне отъезда во Францию Лина поняла, что Фабиан — это тот самый человек, кто дает бал, на который отправлялись все три прекрасные подруги.
Только тогда Лина задумалась над тем, почему эти дамы так много говорят о нем и почему в этих разговорах всегда чувствуется какой-то неясный ей подтекст.
Единственное, о чем она смогла догадаться, — это то, что леди Берчингтон по несколько часов в день возится с ней, одевает, наставляет и воспитывает ее именно ради этого Фабиана.
Липа заметила также, что леди Берчингтон немало изумлена умением Лины вести себя за столом, ее хорошими манерами и тем, что она вполне свободно, не смущаясь, беседовала с лордом Берчингтоном, когда он бывал дома. Лину это немало позабавило.
Она не знала, что муж Китти однажды сказал ей:
— Какая приятная дама эта твоя новая подруга! Воспитанная, умная, образованная. Как жаль, что не все твои подруги таковы!
— Я рада, что она тебе нравится, Джордж, — сдержанно ответила Китти.
— И к тому же она благоразумна, — продолжал лорд Берчингтон. — Таких женщин в наше время мало! Интересно, каков ее муж?
— О, я с ним так давно не виделась! — ответила Китти. — Могу только сказать, что он намного старше ее.
— Что ж, присматривай за ней, когда будете в Париже, — посоветовал лорд Берчингтон. — Этим французикам доверять не стоит, а твоя подруга слишком привлекательна.
— Постараюсь, Джордж, — пообещала Китти с улыбкой.
Несомненно, Джордж побеседовал с Линой, и она пробудила в нем инстинкт защитника. Китти подумала, что с Фабианом скорее всего должно случиться то же самое.
При мысли о герцоге Савернском у Китти сжались кулачки — так ей хотелось наказать Фабиана за то, что он бросил ее.
Правда, в глубине души она знала, что месть эта будет обоюдоострой. Если Фабиан действительно влюбится в Лину, Китти будет страдать от ревности. Несмотря на все муки, которые причинил ей Фабиан, Китти продолжала думать, что быть любимой Фабианом, пусть даже и недолгий срок, все же лучше, чем не встречаться с ним вовсе.
Нет! — говорила она себе. Она ненавидит его. О, как она его ненавидит! Она никогда не простит Фабиану, что он пресытился ею и отверг ее, как и многих других женщин, которые познали его короткую, пылкую, пламенную любовь и испытали неизбежное разочарование.
«Поделом ему будет, когда все раскроется!»— думала Китти.
То-то она порадуется, когда все узнают, что Лина — дочка простого фермера и что ее подсунули ему, чтобы выставить его на посмешище! А Фабиан скорее согласился бы умереть, чем выглядеть смешным в глазах общества.
Была ночь. Рядом похрапывал спящий Джордж, а Китти лежала и думала о Фабиане. Она вспоминала, что его любовь охватила ее словно стихийное бедствие. До сих пор ни одному мужчине не удавалось пробудить в ней подобных чувств. И не удастся…
Но теперь с этим покончено. Фабиан исчез из ее жизни. Но воспоминания остались… Так что отомстить ему будет очень приятно!


Дэйзи и Эви были изумлены тем, как легко и свободно играла Лина назначенную ей роль.
— Каким бы проницательным ни мнил себя Фабиан, она его обманет, я уверена, — говорила Эви.
— Я согласна, — отвечала Дэйзи. — К тому же нам поможет то, что Фабиан француз. Вряд ли он обратит внимание на мелкие ошибки, которые заметит англичанин.
— На это полагаться не стоит! — предупредила их Китти. — Фабиан много лет учился в английском пансионе, а потом в Оксфорде. Он часто бывает в Англии, и многие его любовницы были англичанками, как и мы.
— Да, это верно, — согласилась Эви. — Так что важно, чтобы девушка не совершала очевидных ошибок, которые может заметить Фабиан.
Китти подумала, что Лина совершает на удивление мало ошибок. К тому же девушка оказалось достаточно умна, чтобы спрашивать о том, чего не знает.
Лине не объяснили, зачем ее везут в Париж и заставляют изображать замужнюю даму, но она интуитивно догадалась, что три грации, как она называла про себя Китти, Дэйзи и Эви, хотят как-то наказать герцога. Но что он такого сделал и почему эти дамы хотят наказать его, Лина понять не могла.
Она знала только, что дамы считали необходимым, чтобы она, Лина, убедительно сыграла свою роль и чтобы герцог поверил, что она в самом деле леди Литтлтон и всю свою замужнюю жизнь провела в провинции, на севере Англии.
— Это объяснит, почему вы немного отстали от светской жизни и не знаете в лицо известных людей, — сказала Китти.
Она помолчала, потом добавила:
— Вы живете в Йоркшире, в поместье своего мужа. Он пользуется уважением и любовью в округе…
— И я богата? — спросила Лина.
— Вы достаточно богаты, чтобы позволить себе такие туалеты, как те, что вы будете носить, — ответила Китти. — Отец ваш тоже знатного рода. Ах да, как же ваша девичья фамилия?
Она не стала ждать ответа Лины.
— Ну, скажем, Коумб подойдет. Я была знакома с семейством Коумб, которые жили в Йоркшире. Предположим, что это соседи вашего мужа…
Лина чуть было не сказала, что не стоит называть ее настоящую фамилию. Но вовремя спохватилась. На самом деле, Коумб — фамилия довольно распространенная, и Лина знала, что у них есть множество родственников, которые рассеяны по всем Британским островам.
Однако ей показалось странным это совпадение. Надо же, чтобы леди Берчингтон, сочиняющей вымышленную историю, пришла на ум ее настоящая фамилия!
Потом Лина подумала, что это и в самом деле забавно. Жаль, что нельзя ни с кем этим поделиться! «Ничего, когда-нибудь потом из этого выйдет очень интересная история», — подумала Лина, а вслух сказала:
— Да, по-моему, Коумб — приятная фамилия.
— Смотрите не забудьте ее, — сказала Китти. — Впрочем, старайтесь не распространяться о себе. Разве что кто-нибудь спросит… А то и ошибиться недолго. К тому же люди все равно предпочитают говорить в основном о себе.
Лина улыбнулась. Что верно, то верно!
Все друзья ее отца, приезжая в замок, говорили о себе и только о себе: о дичи, которую они подстрелили, о рыбе, которую они наловили, о скачках, которые они выиграли…
Она обнаружила, что и лорд Берчингтон с удовольствием рассказывает ей о своих делах и увлечениях.


Накануне отъезда в Париж Китти Берчингтон устроила у себя небольшой званый ужин.
Китти пригласила маркизу и графиню. Их мужья были заняты, поэтому Китти позвала вместо них двух хорошо знакомых мужчин из числа дальних родственников, чтобы услышать их мнение о Лине.
Лина появилась на ужине в платье, которое раньше принадлежало Эви. Волосы ее были уложены в сложную прическу, которая делала ее более взрослой и элегантной.
Успех Лины был бесспорен. Она была достаточно умна, чтобы понять, что слишком много говорить не следует, потому что появится риск выдать себя. Поэтому она предпочитала больше слушать своих собеседников. Слушала она их столь же внимательно, как своего отца. Матушка много лет назад объяснила ей, что мужчины ждут от девушки именно этого.
— Нужно иметь свое собственное мнение, дорогая, — говорила матушка, — но, ради бога, не старайся навязывать его другим. Слишком многие женщины забывают, что их призвание в жизни — внимательно слушать. Женщине куда легче повлиять на мужчину, слушая его, чем наставляя его.
— Но как же она может повлиять на мужчину, если не скажет, что ему следует делать? — удивилась Лина. Матушка рассмеялась:
— Когда мужчина любит женщину и восхищается ею, это пробуждает все лучшее, что в нем есть. А ведь ни от кого нельзя требовать большего, не так ли?
Лина обдумала слова матушки и поняла, что она хотела сказать.
— Я предвижу, дорогая, что в будущем ты сможешь легко влиять на мужчин, просто оставаясь самой собой, — продолжала матушка. — И не забывай, что вести мужчину за собой всегда легче, чем тащить.
Лина много думала об этом после смерти матери и признала, что матушка была права.
Поэтому она внимательно слушала все, что говорили джентльмены, сидевшие рядом с ней за столом. Потом в парадной гостиной они вполголоса беседовали с леди Берчингтон, и, хотя этот разговор не предназначался для ушей Лины, она догадывалась, что они хвалят ее.
— Самая привлекательная и умная молодая дама, какую я встречал за последние несколько лет! — говорил один из джентльменов. — А каков ее муж?
— Стар и довольно скучен, — не моргнув глазом отвечала Китти.
Она увидела, как загорелись глаза ее гостя, и не удивилась, когда он сказал:
— Надеюсь, Китти, когда вы вернетесь из Парижа, вы снова пригласите меня к себе на ужин. А может быть, вы позволите пригласить вас с леди Литтлтон в театр?
Джентльмен, сидевший слева от Лины, был куда энергичнее.
— Великие боги, Китти! — восклицал он. — Где вы ее достали? Это же настоящее чудо! Вы не поверите, но я чувствую, что готов влюбиться в нее!
— А почему бы и нет, д'Арси? — улыбнулась Китти. — Вы ведь всю жизнь только и делаете, что влюбляетесь.
— Знаю, знаю! — сказал д'Арси. — Но я чувствую, что на этот раз это совсем другое! Впрочем, я слишком стар, чтобы страдать от любви к женщине, которая слишком молода для меня.
— Ну, тогда оставьте ее в покое, — посоветовала Китти, прекрасно зная, что он и не подумает последовать ее совету.


— Вы имели большой успех. Ужин окончился, гости разъехались, и Китти с Линой отправились наверх, тогда как лорд Берчингтон остался внизу выпить рюмочку на сон грядущий.
— Спасибо, — ответила Лина. — Все были так добры ко мне… Просто не знаю, как вас благодарить.
— О, благодарить еще рано, — ответила Китти. — Настоящие испытания начнутся завтра.
— Да, я знаю, — сказала Лина. — Сегодня вечером я от души помолюсь, чтобы не подвести вас.
— Хорошая мысль, — легкомысленно ответила Китти. — Помощь нам, несомненно, понадобится — неважно, свыше или из преисподней.
Гости, присутствовавшие за ужином, несомненно, разразились бы хохотом, услышав подобное замечание. Но Лину оно смутило.
Придя в свою комнату, она уселась на кровать и вновь, в который раз, задумалась над тем, для чего нужен этот маскарад. Чего добиваются леди Берчингтон и се подруги?
«Лучше бы они сказали мне правду!»— подумала Лина.
Она разделась с помощью одной из горничных и улеглась в постель. «Какая же я все-таки неблагодарная!»— подумала Лина.
Когда она уезжала из дому, ей и в голову не приходило, что с ней может случиться что-нибудь подобное!
Она спит в удобной постели, у нее несколько сундуков с такими роскошными платьями, какие ей и во сне не снились, она питается изысканными блюдами и вращается в высшем обществе. А ведь могло случиться так, что ей пришлось бы присматривать за какими-нибудь избалованными, упрямыми детишками да еще объяснять их матушке, почему детки ведут себя не так хорошо, как хотелось бы.
«Мне удивительно, невероятно повезло!»— сказала себе Лина и вознесла благодарственную молитву, что она делала каждый вечер с того дня, как поселилась на Белгрейв-сквер.
И все же ее томила неясная тревога. И Лина знала источник своего беспокойства. То был Фабиан, герцог Савернский.
Постепенно Лина поняла, что весь этот маскарад предназначался именно для герцога, который давал тот самый бал.


Три грации постоянно говорили о нем, и из отдельных фраз Лина смогла догадаться, что они рассчитывали на то, что герцог Савернский заинтересуется Линой, хотя она никак не могла понять, почему это должно произойти.
«Ведь во Франции сотни женщин. Почему же именно я?»— гадала она.
Один раз, примеряя платья, которые отдала ей Китти, Лина вдруг с ужасом подумала, что, возможно, этот Фабиан, чье имя то и дело повторялось в беседах трех граций, — какой-нибудь ужасный, отвратительный тип вроде сэра Гектора.
Лина не знала, отчего это пришло ей на ум, но мысль, что, возможно, ее везут во Францию затем, чтобы Фабиан увлекся ею так же, как сэр Гектор, была невыносима.
Да, но если это так, зачем тогда она должна делать вид, что она замужняя женщина?
Лина долго размышляла над этим. Она полночи пролежала без сна и наконец на следующий день набралась храбрости и спросила у Китти:
Скажите, а тот джентльмен по имени Фабиан, о котором вы часто упоминаете в своих разговорах, и герцог Савернский, на бал к которому мы поедем, — это один и тот же человек?
— Да, разумеется! — резко ответила Китти. — Я думала, вы уже сами догадались!
— А он… он старый?
— Старый? — воскликнула Китти. — Нет, конечно! С чего это пришло вам в голову?
— Но я думала, что если он герцог… — пробормотала Лина.
— Фабиан получил титул в наследство, когда ему было двадцать лет, — объяснила Китти. — Это было лет четырнадцать тому назад.
Лина незаметно вздохнула с облегчением. Но ее все же разбирало любопытство.
— Наверное, герцог женат и его супруга будет хозяйкой бала… — предположила она.
Китти фыркнула.
— Я вижу, у вас богатое воображение, — сказала она. — Нет, герцог Савернский не женат. Хотя немало женщин по обе стороны Ла-Манша пытались увлечь его к алтарю.
Китти помолчала, потом добавила с таким видом, словно ей не хотелось больше говорить на эту тему:
— Герцог дает бал в честь помолвки своей младшей сестры. Впрочем, герцог не нуждается в предлогах для того, чтобы делать приятное своим друзьям.
Получив эти сведения, Лина окончательно перестала что-либо понимать.
Если герцог дает бал, сравнительно молод, знатен, богат, почему он должен заметить ее, Лину, среди своих многочисленных друзей, которые съедутся к нему со всей Франции и Англии?
И тем не менее Лина знала, что ее нарядили и снабдили новым именем, титулом и обручальным кольцом именно затем, чтобы она разыграла какую-то шараду, предназначенную для глаз герцога.
«О, когда дело доходит до женщин, у Фабиана глаз орлиный!»— восклицала Китти.
«Фабиан говорит, что голос составляет немалую часть женского обаяния», — добавляла Дэйзи.
«Фабиан говорит, что по-настоящему прекрасная женщина скользит над полом, как эльф, а не топает, как солдат по мостовой», — вспоминала Эви.
Каждый раз, когда они обменивались подобными замечаниями, скорее предназначенными для ушей Лины, ей все больше становилось не по себе.
Если это спектакль для одного зрителя, что будет, если Фабиан его не оценит? Что, если он попросту не обратит на нее внимания?
«Боюсь, тогда меня с позором отправят обратно домой», — печально подумала Лина.
Но потом она вспомнила о ста фунтах, которые она положила в банк на Пиккадилли под своим собственным именем и которые все равно принадлежат ей, независимо от того, как обернется дело в Парижа.
А пока что ей все же очень хотелось понять, чего именно от нее ждут.
Очевидно, леди Берчингтон и ее подруги ожидают, что герцог увлечется ею. Но тогда зачем делать вид, будто она замужем? Сколько ни билась, Лина не могла отыскать ответа на этот вопрос.
Лина знала, что труднее всего будет говорить о своем несуществующем муже, который отправился в Шотландию удить рыбу вместо того, чтобы сопровождать ее в Париж.
Не понимаю!«— говорила она себе.
Она хотела знать, но почему-то не могла облечь это в слова и потому не могла задать вопрос напрямую.
Честно говоря, Лина просто побаивалась этих дам. В особенности леди Берчингтон. Лина слышала, как она разговаривает с новой камеристкой, которую ей прислали из бюро миссис Хант.
— Раз со мной едете вы, — говорила, она Лине, — мне не обязательно иметь, камеристку, которая говорит, по-французски. К тому же я начинаю понимать, что добыть такую камеристку почти невозможно. Удивительно, как необразованны наши низшие классы!
— Можете быть уверены, что я буду делать для вас все, что смогу, — сказала Лина.
— Ну разумеется! — сказала Китти. — Если понадобится что-нибудь купить, я пошлю вас в лавку вместе с горничной.
— С удовольствием, миледи.
Миссис Хант прислала леди Берчингтон камеристку, которая служила в нескольких знатных семействах и оставила прежнюю работу только потому, что ее хозяйка скончалась.
Это была нервная, на вид слабая здоровьем женщина. Лина пожалела ее, как только увидела.
— Если у вас будет слишком много работы, я вам помогу, — предложила она, когда камеристка явилась к ней с каким-то поручением от Китти.
Камеристка ошеломленно уставилась на Лину.
— Вы… вы так добры, миледи…
— Я знаю, как трудно собираться в дорогу, — сказала Лина. — Если будет очень трудно, вы мне скажите, и я сделаю, что смогу.
Она улыбнулась и добавила:
— Я неплохо шью, и мне нередко приходилось помогать в шитье моих собственных платьев.
Она чуть было не сказала это в настоящем времени, но вовремя спохватилась.
» Надо быть осторожнее, — подумала она. — Если я выдам себя, леди Берчингтон мне никогда этого не простит».
Когда Лина услышала, как леди Берчингтон разговаривает со своей камеристкой, которую звали Смит, она поняла, что ей и в самом деле крупно повезло. Со слугами Китти не церемонилась.
Впрочем, Смит действительно частенько заслуживала выговора. Она была ужасно нерасторопна и нередко забывала, что ей приказывали.
Но Лина по мере сил помогала ей, и к тому времени, когда они отправились в Париж, Смит была предана ей душой и телом.


Путешествие проходило весьма занятно. Разумеется, для леди Берчингтон и ее подруг в этом не было ничего удивительного, но Лина упивалась новыми впечатлениями.
Когда они высадились в Кале и сели в поезд, каждому из них был предоставлен отдельный вагон. Лина узнала, что это сделано по распоряжению герцога. Три камеристки и лакей лорда Берчингтона тоже ехали в отдельном вагоне. А господа предпочитали проводить время в уютной гостиной, где им прислуживали официанты. Кроме того, в каждом вагоне была спальня, где можно было прилечь вздремнуть.
Лине все время хотелось повторять:
«Какая роскошь!»
Но она благоразумно держала язык за зубами. Ведь ее спутники принимали это как нечто само собой разумеющееся.
Лина была немало удивлена, обнаружив, что лорд Берчингтон — единственный мужчина в их компании. Из общей беседы она узнала, что маркиз Хоулм и граф Пендок не стали сопровождать своих супруг в Париж, находя это чрезвычайно скучным.
И отчего-то оба они недолюбливали герцога Савернского — Лина только никак не могла понять за что.
В поезде разговор шел о людях, которых Лина не знала, и три грации, злорадно посмеиваясь, рассказывали друг другу двусмысленные анекдоты, касающиеся их знакомых.
Лине было неприятно слушать их разговоры, и это несколько отравляло ей замечательное путешествие. Поэтому она держалась немного в стороне и просиживала у окна, любуясь проносящимися мимо пейзажами.
Северная Франция оказалась в точности такой, какой Лина себе ее представляла: бесконечные плоские равнины без единой зеленой изгороди, которые так привычны глазу англичанина.
Вдоль дорог тянулись ряды кипарисов. Разноцветные поля были похожи на затейливое лоскутное одеяло, и Лина не уставала любоваться ими.
Когда стемнело, за окном ничего не стало видно, но зато в стекле появилось отражение Лины. Лина смотрела и не узнавала себя. На ней было прекрасное дорожное платье, принадлежавшее раньше графине Пендок. А шляпка, украшенная страусовыми перьями, казалась Лине верхом элегантности. Она и не думала, что когда-нибудь сможет надеть что-нибудь подобное!
Одежда должна была подчеркивать ее статус замужней женщины.
Прошло пять дней, а Лина все еще не привыкла носить обручальное кольцо. Каждый раз, как она снимала перчатки, кольцо бросалось ей в глаза, словно красный сигнал маяка на море.
«Что-то будет в Париже?»— думала она. А поезд все мчался сквозь тьму к столице Франции.
На небе загорались первые звезды, и кипарисы казались ей теперь темными перстами, угрожающе устремленными вверх.
Лина вздрогнула от страха. Она сама не знала, чего боится — то ли того, что ждет ее в Париже, то ли того, что леди Берчингтон останется ею недовольна…
Но потом она снова сказала себе, что нельзя же было упускать случай побывать в Париже! Такая удача выпадает раз в жизни. А самой бы ей никогда не накопить денег на поездку за границу.
Она вспоминала чудеса, о которых рассказывала ей матушка: Версаль, Эйфелева башня, набережная Сены, картины Лувра, Триумфальная арка, Вандомская колонна…
«И я все это увижу!»— думала Лина, трепеща от возбуждения.
Она вечно будет признательна леди Берчингтон за то, что та предоставила ей возможность совершить это путешествие.
Но тут ей угрожающей тенью явилось воспоминание о герцоге.
«Зачем мне обманывать его?»— в который раз спросила себя Лина.
Она уже поняла, что леди Берчингтон и ее подруги задумали разыграть его. Но зачем?


Прошлой ночью она почти не спала. Отчасти это было вызвано радостным возбуждением из-за того, что она едет во Францию. Но в то же время Лина томилась непонятным страхом. А что, если герцог, едва увидев ее, тотчас догадается, что она не та, за кого себя выдает?
Леди Берчингтон научила Лину, что ей следует говорить.
— Если герцог примется расспрашивать вас о доме и о муже, постарайтесь перевести разговор на другое. Попросите его рассказать о себе. Польстите ему, скажите, что вы наслышаны о его тонком вкусе, о коллекции редких картин, которыми он владеет..
— Да, вы уже рассказывали мне о его домах и поместьях, — сказала Лина.
— Попросите его рассказать вам о своих картинах, — посоветовала Китти.
— А вы не могли бы назвать какие-нибудь шедевры, которыми он владеет? Китти покачала головой.
— Я не разбираюсь в живописи, — сказала она. — Все, что я знаю, — это то, что коллекция Фабиана уникальна. Просто попросите его рассказать вам о ней.
Лина хотела спросить, не найдет ли герцог это скучным, но не решилась, боясь вызвать раздражение у леди Берчингтон.
Ехать в Париж, чтобы разговаривать со светским человеком о его картинах и владениях, о которых она, Лина, не имеет ни малейшего представления?
«Быть может, у него есть другие интересы?»— подумала Лина и рискнула спросить:
— А лошадей герцог держит?
— Еще бы! — воскликнула Китти. — В прошлом году он выиграл «Гран-при»! Лина знала, что это название знаменитых скачек. Если бы герцог был англичанином, ей легко было бы найти его имя в «Спортивной газете», которую ее отец получал каждую неделю.
Но, увы, о французских любителях скачек Лина ничего не знала. Не знала она и названий газет, в которых можно было бы почерпнуть необходимые сведения.
— А не могли бы вы немного рассказать мне о герцоге? — робко спросила она в последний вечер, когда они с Китти поднимались наверх перед ужином.
— Что вы хотите знать? — немного резко спросила Китти.
— Это ведь он дает тот бал, где мы будем в субботу. И, если я не ошибаюсь, я должна разыграть свою роль в первую очередь для него. Поэтому мне кажется, что мне стоит узнать о нем побольше…
— Не стоит, — ответила Китти. — Вот приедете во Францию и сами все узнаете. А теперь ступайте переодеваться, а не то опоздаете к ужину.
Сказав это, Китти ушла в свою комнату и отчего-то хлопнула дверью.
Лина поняла; что сказала что-то не то, но что именно? Почему хозяйка так рассердилась?
«Надо попробовать разузнать все самой», — подумала она.


А тем временем совсем стемнело. И вскоре поезд прибыл на Северный вокзал Парижа.
Лина уже знала, что герцог приготовил своим английским друзьям жилище, где они должны были расположиться во время пребывания в Париже. Лина ожидала, что их отвезут в какой-нибудь роскошный отель.
Но оказалось, что она и лорд Берчингтон с супругой должны были жить в доме одной из кузин герцога на Елисейских Полях, а маркиза с графиней поселятся у тетушки герцога, в большом особняке на окраине Булонского леса.
— Как жаль, Китти, что мы не можем поселиться вместе! — говорила маркиза. — К тому же ужасно обидно жить в таком захолустье. Как я вам завидую! Вы будете жить у графини де ла Тур.
— Я немного побаиваюсь, что Ивонна скажет о Лине, — заметила Китти.
Дэйзи на секунду вскинула брови. Потом рассмеялась.
— А, понимаю! Выдумаете, она испугается соперницы?
— Разумеется, — сказала Китти. — Она ведь ревновала Фабиана ко мне. Теперь она знает, что я вышла из игры, но у меня нехорошее предчувствие, что когда она увидит Лину…
— Вы хотите сказать, что Ивонна надеется выйти за Фабиана замуж? — спросила Эви.
— Да, конечно! — ответила Китти. — Она уже давно влюблена в него, и я уверена, что в конце концов он поддастся уговорам родни и женится на ней, потому что «они очень подходят друг другу». К тому же ее земли граничат с землями Фабиана!
— Ох уж эти мне французы! — фыркнула Дэйзи.
— Да нет, — сказала Эви, — это везде так. Моя свекровь много лет пыталась женить Артура на жуткой старой карге только потому, что она была их соседкой в Шропшире!
— Так что Ивоина не обрадуется, когда увидит Лину, — заключила Китти.
— А по-моему, с ее стороны очень глупо гоняться за Фабианом. Это лишь отпугнет его.
Лина слышала этот разговор, доносившийся до нее из противоположного конца вагона, но старалась не слушать. Однако позднее, пытаясь разгадать головоломку из обрывочных сведений, полученных из разговоров трех граций, она задумалась над этим.
За те пять дней, что Лина прожила на Белгрейв-сквер, она научилась прислушиваться к тому, что говорят рядом с ней, не переставая в то же время размышлять о более интересных вещах.
В кабинете лорда Берчингтона было множество интересных книг, которые Лине очень хотелось прочитать. В гостиной и в холле висели чудесные картины — Лина узнала, что лорд получил их в наследство. Она часами могла любоваться ими.
Но Китти даже понятия не имела о том, какие сокровища хранятся в ее доме.
Сама Лина была очень хорошо образованна и быстро пришла к выводу, который она сочла весьма важным. Три красавицы, которые затеяли этот странный спектакль, не интересовались ничем, кроме самих себя.
Матушка Лины всегда говорила, что девушки из знатных семей обычно получают самое скромное образование и появляются в свете полными невеждами.
— Но что самое удивительное, дорогая, — говорила матушка, — вскоре они становятся утонченными, изысканными дамами, которые украшают собой лучшие салоны Лондона и которыми восхищаются все мужчины.
Матушка вздохнула:
— Я всегда думала, как это несправедливо, что мужчина получает самое лучшее образование в школе и в университете, а женщина должна быть всего лишь хорошей женой и матерью, и ничем более!
— А мне всегда казалось, что папа очень ценит то, что ты так много знаешь и так начитанна… — заметила Лина.
Графиня рассмеялась.
— Если ты думаешь, что твой папа женился на мне потому, что ценит мои ум, то ты очень ошибаешься, дорогая, — сказала она. — Однако наша совместная жизнь всегда была куда интереснее и содержательнее оттого, что нам было о чем поговорить.
Да, ее родители были очень счастливы вместе. Лина понимала, какой потерей была для ее отца смерть матери.
Поначалу Лина только догадывалась, а со временем окончательно убедилась, что ее отец не из тех людей, которые умеют располагать к себе своих соседей, и что обилием друзей их семья была обязана не ему, а матушке.
А когда после ее смерти отец сделался заядлым картежником и сошелся с сэром Гектором, друзья семьи пожали плечами и попросту перестали приглашать его в гости. Если его и вспоминали, то только затем, чтобы выразить сожаление, что граф Уэллингем «пустился во все тяжкие».
«Какие же это друзья! — часто думала Лина. — Настоящие друзья не оставят тебя в трудную минуту!» Но что она могла сделать? А вместе с отцом в одиночестве оказалась и сама Лина.
А теперь она в Париже и скоро отправится на бал! Правда, она появится там под чужим именем и в какой-то странной роли. Но все же Лина была уверена, что матушка была бы довольна тем, что ей представился случай повидать большой свет.
«Ах, если бы мама могла тоже попасть сюда! — думала Лина, глядя в темноту. — Как бы это было чудесно!»
Матушка показала бы ей все парижские достопримечательности. И она, несомненно, знала историю всех знатных семейств, которые будут на балу, — и тех, что пережили великую революцию, и тех, что возникли во времена Наполеона и, при всей своей значительности, все еще не были признаны ancien regime .
«Уж, наверно, в том доме, где мы будем жить, найдутся книги, в которых можно будет прочесть что-нибудь о тех людях, с кем мне придется встретиться», — утешила себя Лина.
Эта мысль так взбудоражила ее, что она перестала прислушиваться к болтовне дам. Воображение унесло ее далеко в прошлое. Лина осознала, что это путешествие не только доставит ей удовольствие, но позволит узнать много нового. Да, она запомнит его на всю жизнь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Заговор красавиц - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Заговор красавиц - Картленд Барбара



Сопливо-розово: 4/10.
Заговор красавиц - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.40





Чем-то напоминает документальный фильм
Заговор красавиц - Картленд БарбараАрина
6.02.2012, 12.52





ели дочитала((((скучно, нудно, все повествование ведется только от лица ГГ что делает его еще тошнотворнее
Заговор красавиц - Картленд Барбаралена
1.06.2012, 18.21





согласна с Язвочкой - очень сопливо и очень розово...меня заинтриговала идея сюжета, но ее воплощение разочаровало
Заговор красавиц - Картленд БарбараМаруська
27.03.2013, 20.53





Мда..давно я такой бред не читала! Правильно сказали,что сопливо и не интересно,ели дочитала...благо там читать особо нечего! Никому не советую!
Заговор красавиц - Картленд БарбараДарька
4.06.2014, 11.32





Книга очень понравилась,рада ,что нарыла ее в сакровищницах Картленд.За чтением,вечер пролетел совершенно не заметно.
Заговор красавиц - Картленд БарбараОльга М
19.06.2014, 17.57





Еле дочитала!!! Как много "соплей" размазали... Ужас
Заговор красавиц - Картленд БарбараЮльчик
4.09.2014, 22.08





Дуры вы,пресыщенные дуры
Заговор красавиц - Картленд БарбараАгния
15.10.2015, 14.24





Агния не засоряй чат своей тупостью. Вот кто действительно дура так это ты.
Заговор красавиц - Картленд БарбараИнкогнито
15.10.2015, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100