Читать онлайн Заговор красавиц, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заговор красавиц - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заговор красавиц - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заговор красавиц - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Заговор красавиц

Читать онлайн

Аннотация

Три красавицы, поочередно побывавшие в постели любвеобильного герцога Фабиана Савернского, собираются отомстить ему за его непостоянство и устраивают против него хитроумный заговор. Орудием мести они выбирают юную дочь графа Уэллингема - Лину, которую привозят в Париж на грандиозный бал...


Следующая страница

Глава 1

1899 год
Леди Лина Крессингтон-Коумб неторопливо шла домой через лес, напевая себе под нос какую-то песенку.
Был солнечный день, начало апреля. Почки на деревьях только-только начади раскрываться, и сквозь слой прошлогодней листвы пробивались первые подснежники.
Лина чувствовала себя совершенно счастливой. Она ненадолго забыла обо всех своих заботах, и ей не хотелось вспоминать, что в замке ее ждет уйма неотложных дел.
Она покинула дом сразу же после завтрака, надеясь немного развеяться. Отец был в дурном настроении, оттого что вчера опять напился.
С тех пор как мать Лины умерла два года назад, отец постоянно утешался выпивкой и игрой.
Лина тысячу раз говорила отцу, что пьянство губит его здоровье, а игра — их состояние. Они не настолько богаты, чтобы он мог позволить себе тратить деньги за карточным столом.
— Папа, пожалуйста, будь благоразумен! — не раз умоляла она.
Будучи в хорошем настроении, отец клялся ей не ездить больше в Лондон, потому что каждая поездка в столицу неизменно кончалась катастрофой для семейного бюджета, и не принимать в замке сэра Гектора Стендиша.
Сэра Гектора Лина просто ненавидела.
Мало того, что он дурно влиял на отца, он еще и преследовал ее домогательствами такого рода, что Лина, которая не могла рассчитывать на чью-то поддержку, начала находить подобную ситуацию угрожающей.
Сэр Гектор овдовел десять лет назад и был вполне доволен своим холостяцким положением до тех пор, пока полгода тому назад не обратил внимания на повзрослевшую Лину.
Раньше она была для него всего лишь ребенком, маленькой девочкой. Наезжая в гости к ее отцу, сэр Гектор гладил Лину по головке и время от времени привозил ей несколько персиков из своей оранжереи или коробку конфет.
Лина отлично знала, что сэр Гектор возит подарки не для того, чтобы доставить ей удовольствие, а для того, чтобы подтвердить тот факт, что он, Гектор Стендиш, принят в семье графа, хотя и обедневшего, но тем не менее принадлежащего к старинному роду.
Сэр Гектор унаследовал свой титул баронета от отца, а тот получил его за заслуги в развитии английской торговли. Поэтому вход в знатные семейства графства ему был заказан.
После смерти отца сэр Гектор решил, что, поскольку он окончил частную школу и богат, как Крез, он должен быть признан теми, кто до сих пор смотрел на него свысока.
И вот теперь он внезапно осознал, что пропуск в высшее общество находится в руках юной и, как он обнаружил, прекрасной дочери человека, которого сэр Гектор считал своим ближайшим другом.
Когда он сделал Лине предложение, та недоверчиво уставилась на него, думая, что ослышалась.
Сэру Гектору было уже под сорок, и он казался ей стариком. Он ведь почти ровесник ее отцу! Лине никогда не приходило в голову, что сэр Гектор может оказаться одним из тех поклонников, о которых когда-то говорила ее матушка.
— Еще два-три года, дорогая, и ты будешь просто очаровательна, — сказала она Лине в тот день, когда девочке исполнилось шестнадцать лет. — Дай-то бог, чтобы мы с папой могли позволить себе устроить для тебя большой бал!
Графиня вздохнула.
— Боюсь, он не будет столь великолепным, как тот бал, что мои родители устроили для меня. Но все же парадная столовая чудесно смотрится при свечах. А стоит тебе только показаться в свете, и от приглашений на балы отбою не будет, я тебя уверяю!
— Конечно-конечно, мама! — улыбнулась Лина. — Ты, главное, выздоравливай. Вот выздоровеешь, и начнем копить деньги на бал.
Но мать с каждым днем слабела и чахла. В конце того же года она скончалась. Лине казалось, что свет, озарявший прежде замок, угас и остались лишь темнота, грусть да паутина долгов.
«Лучше умереть с голоду, чем выйти за этого сэра Гектора!»— сказала себе Лина, когда он сделал ей предложение.
Она содрогнулась от отвращения и приуныла: было очевидно, что он будет настойчив и не удовлетворится ее отказом.
Теперь он каждый день являлся к ним из своего большого, чересчур пышного нового дома.
Сэр Гектор почти никогда не являлся с пустыми руками и привозил Лине подарки. Ей очень хотелось отказаться от них, но она знала, что это расстроит отца.
— Стендиш — отличный малый, и я не вижу причин отказывать ему от дома! — сказал отец, когда Лина намекнула, что не хотела бы видеть сэра Гектора столь часто.
— Папа, он мне не нравится!
— Ну а мне он полезен! — отрезал граф.
Лина со страхом посмотрела на отца.
— Что ты имеешь в виду, папа? Неужели ты берешь у него в долг? Пожалуйста, не делай этого!
— Не лезь не в свое дело! — грубо оборвал ее граф.
При этом он старался не смотреть ей в глаза. Лина окончательно убедилась, что деньги, которыми они расплачиваются с немногими оставшимися слугами и многочисленными кредиторами, отец добывает отнюдь не в банке.
Она не сказала отцу о предложении сэра Гектора и была почти уверена, что отец и не подозревает о том, что его «друг» строит по поводу Лины столь далекоидущие планы.
Лина думала, что сэр Гектор сознает разницу в их возрасте и опасается напрямик сказать графу, что хочет жениться на его дочери, ведь тот только посмеется над ним. Лине казалось, что в этом се единственное спасение.
Но в то же время Лина знала, что за последний месяц финансовое положение отца сильно ухудшилось. Он не желал говорить об этом, но каждый раз, когда Лина просила у него денег на хозяйство или на уплату долгов, он только отмахивался и говорил: «Завтра», «На той неделе», «Как-нибудь потом».
И тем не менее он каждый вечер ездил ужинать в «Башни»— имение сэра Гектора — и возвращался домой только к утру. Лина прекрасно знала, что он ездит туда играть с дружками сэра Гектора — вульгарными типами, которыми был полон его дом. Лине не нужно было прислушиваться к болтовне местных кумушек. Она и без того знала, что это те самые необузданные пьяницы, которых терпеть не могла ее мать.
А еще у сэра Гектора бывали гости из Лондона, в том числе женщины, которых ни одна знатная дама в графстве и на порог бы не пустила. Но сэр Гектор отзывался о знатных дамах с пренебрежением.
— Я знаю, что думают обо мне эти кислые и чопорные старые вороны, — сказал он однажды Лине. — Но стоит нам пожениться, и все пойдет иначе! «Башням» не хватает только знатной хозяйки. Вот вы и будете этой хозяйкой.
Несмотря на свою детскую наивность, Лина понимала, что сэр Гектор хочет жениться на ней не только ради нее самой, — хотя и это ее пугало, — но еще и потому, что она — дочь своих родителей.
Во всем графстве не было ни одного человека, кто не любил бы ее покойную матушку. А род Уэллингемов был таким древним и знатным, что дочь графа Уэллингема приняли бы все, кто не желал знать сэра Гектора Стендиша и его дружков.
Лина однажды слышала, как герцогиня Дорсет говорила ее матери:
— Нет, необходимо провести черту. Неважно, сколько он может пожертвовать на большую охоту или на благотворительность. Лично я дала мужу понять, что не собираюсь принимать у себя этого краснолицего мужлана.
Матушка кивала и соглашалась с герцогиней, хотя и не столь энергично. Она была слишком добра, чтобы указать на дверь кому бы то ни было.
И тем не менее графиня следила за тем, чтобы сэра Гектора не приглашали на званые обеды, которые устраивали Уэллингемы. Только после ее смерти сэр Гектор явился в замок, чтобы выразить графу свои соболезнования, И теперь его уже невозможно было выставить оттуда.
Накануне сэр Гектор был особенно назойлив.
— Лина, — говорил он, — я всерьез намерен жениться на вас, и чем быстрее вы дадите согласие, тем лучше!
— Простите, сэр Гектор, но мой ответ вам известен, — сказала Лина.
— Господи, барышня, подумайте хорошенько! Как вы не понимаете! Я же вас озолочу! У вас будут наряды от лучших лондонских портных! У вас будут такие бриллианты, что у всех здешних дам глаза на лоб повылезут от зависти! У вас будут лучшие лошади во всем графстве!
— Поймите, сэр Гектор, — тихо сказала Лина. — Если я решусь выйти за кого-то замуж, то не ради лошадей и бриллиантов, а по любви!
— Ба! — воскликнул сэр Гектор. — Что вы можете знать о любви? Вы еще слишком молоды! Ничего, я научу вас любить меня.
То, как он это произнес, заставило Лину содрогнуться.
Она посмотрела на это грубое лицо, багровое от беспробудного пьянства, с тяжелыми мешками под глазами. Только сейчас она заметила, что виски у него уже седые.
Ведь это же старик! При одной мысли о том, что ей придется выйти за него замуж, Лину охватило такое отвращение, что стоило немалого труда его скрыть.
— Я знаю, сэр Гектор, что намерения у вас самые лучшие, — сказала она, — но я никогда не выйду за вас замуж. Имейте в виду, это мой окончательный ответ. Пожалуйста, не возите мне больше подарков.
Сэр Гектор вышел из себя и принялся кричать, что он своего добьется и она от него не уйдет. Это было так страшно и противно, что Лина не выдержала и убежала.
Теперь она думала, не следовало ли ей вместо того, чтобы убегать и прятаться, рассказать обо всем отцу и попросить его отказать сэру Гектору от дома.


…Лес кончился. Лина вышла к замку.
Они не могли позволить себе держать садовников, кроме старого Ива, который работал на них уже сорок лет. Поэтому сады заросли и одичали.
Но в траве под деревьями по-прежнему желтели нарциссы, и на клумбах, которые уже начали зарастать сорняками, красовались разноцветные крокусы, посаженные еще матушкой.
Лина окинула взглядом замок, который стоял здесь уже несколько столетий как символ многовековой истории рода Уэллингемов.
Лина приблизилась к замку, все так же весело напевая себе под нос. И вдруг осеклась. Из окна библиотеки слышались голоса.
Она инстинктивно прижалась к стене и прислушалась. Из открытого окна слышался голос отца:
— Я и не подозревал, что вы испытываете к Лине подобные чувства!
— Так она не говорила вам, что я просил ее руки?
— Нет.
— Знаете что? По-моему, девчонка разыгрывает из себя недотрогу. Не будем говорить о моей репутации. Это все в прошлом. Я буду ей хорошим мужем. Когда она станет моей женой, я отпишу ей двадцать пять тысяч фунтов.
Лина затаила дыхание и невольно стиснула кулаки, так что ногти вонзились ей в ладони.
— Помимо этого, — продолжал сэр Гектор, — я оплачу все ваши долги и назначу вам неплохое содержание. Оно позволит вам привести в порядок эту старую развалюху.
Наступило молчание. Лина молилась, чтобы отец ответил сэру Гектору, что граф Уэллингем не продается, и вообще осадил его. Какое право он имеет говорить о замке таким пренебрежительным тоном!
Но граф ничего не сказал. Через некоторое время сэр Гектор продолжил:
— Ну же, граф! Это очень щедрое предложение. Вы это прекрасно знаете. Прошлой ночью вы проиграли две тысячи Дэвидсону и, насколько я знаю, должны не меньше тысячи Хеттону. Они потребуют платежа через месяц, если не раньше.
— Мне просто не повезло, — угрюмо ответил граф.
— Пить меньше надо, — сказал сэр Гектор. — Вы плохо играли оттого, что были пьяны. Хотя в последнее время вам и впрямь не везло. Но не унывайте!
Он расхохотался.
— Когда вы станете моим тестем, у вас сразу появятся деньги! Впрочем, вы это и так прекрасно знаете.
Скрипнуло кресло. Видимо, сэр Гектор встал.
— Мне пора, — сказал он. — Когда Лина вернется, скажите ей, что мы поженимся в начале июня. За это время она успеет подготовить приданое. Денег я дам.
— Вы так уверены в себе!
Судя по голосу графа, он наконец-то счел нужным обидеться на поведение сэра Гектора.
— Ну разумеется! — ответил сэр Гектор. — Вы не можете отказать мне, Уэллингем. У вас просто нет другого выхода. Эта сделка для вас очень выгодна, и нужно быть круглым идиотом, чтобы этого не видеть.
Последние слова прозвучали уже неразборчиво, и Лина поняла, что сэр Гектор вышел из библиотеки и направляется в холл.
Она постояла еще несколько секунд, потом пробежала вдоль стены, вошла в дом со стороны сада и поднялась по черной лестнице, которая вела прямо к ее комнате на втором этаже.
Лина всегда жила в башне. Башни замка с детства восхищали ее, и теперь, когда весь дом оказался в ее распоряжении, она осталась в своей маленькой, но уютной комнатке.
В ней было два окна. Одно выходило на сад и на лес, в котором только что гуляла Лина. Второе располагалось на фасаде замка. Из него была видна ведущая к дому аллея, обсаженная вековыми дубами.
Лина подошла к этому окну и, прячась за занавеской, осторожно выглянула, желая знать, что происходит.
У парадного подъезда сэр Гектор с некоторым трудом — он был весьма тяжел — взгромоздился на великолепную чистокровную английскую кобылу, которую держал под уздцы грум.
Сэр Гектор всегда приезжал с грумом. Лина знала, что слуга привозит Подарки для нес.
Сэр Гектор обернулся в сторону старинного готического крыльца, на ступенях которого стоял граф.
— До свидания, Уэллингем! — сказал сэр Гектор. — Не забудьте передать мои слова Лине!
Он коснулся шляпы рукоятью хлыста и ускакал. Лина заметила, что на губах у него играла торжествующая улыбка.
Глядя ему вслед, Лина почувствовала, что ненавидит этого человека всеми фибрами души.
Ее охватило волнение, с которым она не могла справиться. Лина присела на кровать и попыталась собраться с мыслями.
Самоуверенная улыбка сэра Гектора напугала ее еще больше, чем его слова.
Это была улыбка человека, который одержал победу, который добился своего, сметя все препятствия.
— Я не могу выйти за него! Не могу! — повторяла Лина.
Но тут она вспомнила, какие огромные суммы задолжал ее отец и как много обещал ему сэр Гектор в случае его согласия.
Это было последней каплей, переполнившей чашу ее горя. Лина почувствовала себя совсем несчастной.
Как мог отец опуститься до того, чтобы сделаться послушной игрушкой в руках человека, подобного сэру Гектору Стендишу!
Лина всегда знала, что ее отец человек слабый, достаточно безвольный. Он любил наслаждаться жизнью и при этом частенько забывал о принципах.
Лишь матушка Лины, которую граф Уэллингем любил всем сердцем, заставила его занять подобающее ему место среди знати графства, несмотря на то что семья была ограничена в средствах.
Лина успела убедиться, что многочисленными визитами и приглашениями их семья была обязана исключительно всеобщей любви к ее матушке.
Разумеется, после смерти матушки приглашения сделались куда реже, и потому отец легко попался на удочку сэра Гектора, столь радушно приглашавшего его в «Башни».
«Он просто пользуется папой, — с горечью думала Лина, — а теперь хочет воспользоваться и мной!»
К тому же сэр Гектор говорил о любви таким странным тоном, с таким нехорошим блеском в глазах, что Лина содрогалась при одной мысли об этом. При всей своей невинности и наивности она догадывалась, что сэр Гектор называет любовью не настоящую любовь, а нечто нечистое и мерзкое.
— Ненавижу его! Ненавижу! — воскликнула Лина.
Она встала с кровати и подошла к зеркалу.
Лина вовсе не была кокеткой, но надо было быть слепой, чтобы не заметить, как похорошела она за последний год.
На самом деле Лина была очень похожа на свою матушку, которая, едва появившись в свете, была объявлена первой красавицей. Она отвергла несколько блестящих предложений, ибо сердце ее было отдано графу Уэллингему.
Ее родители долго колебались, прежде чем дать согласие на этот брак, по той простой причине, что граф был довольно беден, тогда как два других поклонника их дочери обладали громадными состояниями.
Но в конце концов они согласились, не смея противиться счастью своей дочери. И графиня Уэллингем была счастлива до конца своих дней.
Единственное, что омрачало их счастье, — это то, что после рождения Лины ее мать больше не могла иметь детей, и потому у графа не было сына, который мог бы унаследовать его титул и замок, который сэр Гектор справедливо обозвал «старой развалюхой». И все же это был их замок, их родовое гнездо, и Лина любила его и не хотела расставаться с ним — разве что ради человека, который будет для. нее тем, чем ее отец был для ее матери.
Сейчас в больших глазах Лины стоял страх. Девушка подумала, что, если бы она увидела рядом со своим лицом отражение сэра Гектора, она бы тут же умерла.
— Мама, что мне делать? — спросила она вслух, обернувшись к портрету матери, который висел на стене.
Это был всего лишь карандашный набросок, сделанный каким-то художником-любителем, который жил по соседству. Он долго умолял графиню позировать ему, говоря, что за всю свою жизнь не встречал женщины прекраснее ее.
Графиня посмеялась — и согласилась. Должно быть, художник влюбился в нее, потому что он передал ее черты вернее, чем мог бы сделать это другой мастер, более опытный, но равнодушный.
Лина была очень похожа на свою мать. То же овальное лицо с заостренным подбородком, те же большие глаза, короткий прямой нос и мягкие белокурые волосы, которые окутывали прелестную головку неким волшебным ореолом.
Рисунок не был цветным, поэтому на нем не было видно удивительного цвета глаз, который Лина тоже унаследовала от матери. Не голубые, как это свойственно блондинкам, а зеленые с золотыми крапинками, «словно ручей на солнце», как поэтично выразился художник.
Лина с мольбой обратилась к портрету матери.
— Мама, помоги мне! — сказала она. — Ты ведь знаешь, я… я не могу выйти замуж за такого… такого, как сэр Гектор. Мама, помоги, пожалуйста! Спаси меня!
И внезапно Лина поняла, что ей делать, — так отчетливо, словно мать и впрямь ответила ей.


На следующее утро Лина уже ехала в Лондон в поезде, который проходил через ближайшую к их дому железнодорожную станцию около шести утра. Вырваться из дому оказалось так легко, что Лина все еще не могла этому поверить.
Накануне, после визита сэра Гектора, она старалась не встречаться с отцом. Она знала, что отец весь день пил. Сначала он пил, запершись у себя в кабинете, потом отправился в деревню, в трактир, где его радостно встретили местные завсегдатаи.
Граф совсем забыл, что у них вечером должны были быть гости. Они пригласили к ужину доктора с супругой и еще одних друзей — очаровательную пару, которая недавно поселилась в усадьбе на другом конце деревни.
Отставной полковник Грэхем, служивший в гренадерах, часто бывал в замке. А недавно они с женой поселились в усадьбе, которая досталась ей в наследство от отца несколько лет назад.
Лина приготовила отцу костюм. За полчаса до ужина она зашла в кабинет и увидела, что отец сидит со стаканом в руке.
— А, вот и ты, Лина! — сказал он. — Где же ты была? Мне надо поговорить с тобой.
— Некогда, папа! — ответила Лина. — У нас сегодня будут Грэхемы и Эмерсоны! Ты что, забыл?
— Я их не звал…
— Ты их звал, папа. По крайней мере Грэхемов ты приглашал. А я позвала Эмерсонов, чтобы нас было шестеро.
Она взглянула на часы и добавила:
— Скорей, папа! Через полчаса они будут здесь! Я тебе все приготовила.
— Я буду очень рад видеть полковника, — сказал граф, — но мне надо с тобой поговорить.
— Некогда, папа, — сказала Лина. — Боюсь, это придется отложить до завтра.
Она улыбнулась отцу и выскользнула из комнаты прежде, чем он успел сказать что-то еще.
Она долго возилась с ужином, помогая старой кухарке, которая давно утратила прежнюю расторопность, и подогревая несколько бутылок хорошего вина, которые у них еще остались.
Как она и думала, отец был рад и полковнику, и доктору, которые были очень приятными собеседниками. К тому времени, как они ушли, Лина с полным правом могла пожелать отцу спокойной ночи и убежать в свою комнату. И отец так и не успел сказать ей то, что собирался.
К тому же накануне он лег далеко за полночь, а сегодня столько выпил днем и за ужином, что, должно быть, уже забыл, что хотел ей сказать.
Во всяком случае, потом он сможет не кривя душой сказать сэру Гектору, что не говорил Лине о его предложении, а потому не может отвечать за ее внезапное исчезновение.
Лина с великим трудом наскребла достаточно денег на дорогу и на то, чтобы прожить в Лондоне первое время, пока не найдет себе средств к существованию.
По счастью, было начало месяца, и у Лины еще осталось немного денег из тех, которые отдал ей отец после того, как ему однажды повезло в игре.
В последний год Лина обнаружила, что единственный способ добыть денег на жизнь и на уплату долгов — это выпросить у отца денег после выигрыша, которые хоть и очень редко, но выпадали на его долю. В этот раз отец дал ей пятнадцать фунтов, и половина из них у нее еще осталась.
Еще у нее было несколько соверенов, которые Лина припрятала на черный день, а среди немногих принадлежавших ей вещей оставалось несколько матушкиных драгоценностей. Но их ей продавать не хотелось. Лина подозревала, что дадут за них немного, а расстаться с фамильными украшениями было бы ужасно жаль.
Отец так и не признался Лине, что продал кольца ее матери и маленькую нитку жемчуга, которую она носила. Он говорил, что хранит их в надежном месте.
Лина очень переживала, обнаружив, что матушкины фамильные драгоценности пошли на уплату игорных долгов. После этого она спрятала подальше свое кольцо с сапфиром, которое часто носила ее мать, и сапфировую брошь.
«Они мои? — твердила она себе. — Не отдам! Зачем папа садится играть, если знает, что ему нечем платить?»
И в то же время она боялась. Ведь карточный долг — это долг чести! Не лучше ли продать драгоценности, чем позволить, чтобы ее отца ославили?
Теперь девушка думала, что, когда она покинет родной кров, сэр Гектор станет ее искать, но отцовские долги он все же уплатит — он ведь так уверен, что женится на ней!
«Надо спрятаться так, чтобы он никогда меня не нашел!»— говорила себе Лина.
Значит, к родственникам отправиться нельзя. Ведь отец непременно даст сэру Гектору их имена и адреса!
Лина сидела в поезде, глядя в окно невидящим взором, и мучительно пыталась придумать, где ей укрыться.
Очевидно, ей придется самой зарабатывать себе на жизнь. А это будет нелегко!
Матушка настояла, чтобы Лина получила хорошее образование, хотя в деревне это было не так-то просто. И все же графине удалось добиться этого. У Лины было много хороших учителей, которые обучали ее всему, что необходимо знать воспитанной девушке из знатной семьи.
— Я не хочу, дорогая, — говаривала ей матушка, — чтобы тебя учила какая-нибудь бестолковая гувернантка, которая ничего толком не знает и от которой при этом ждут, что она знает все, а платят ей гроши.
Лина знала, что большинство девочек именно так и учат. Это сыновей-наследников надо отправлять в пансионы и университеты, да еще нанимать им наставников на время каникул…
— Мне повезло, — говорила графиня. — И потому, дорогая, я считаю, что тебе тоже должно повезти.
Матушке повезло в том, что один из ее братьев был слишком болезненным, чтобы учиться в пансионе. Поэтому учителя ходили к нему на дом. А их поместье было не так далеко от Оксфорда, где можно было найти великолепных наставников. И она училась вместе с братом.
Поэтому, когда Лине пришло время учиться, графиня потратила много усилий, наводя справки и разыскивая удалившихся от дел опытных школьных учителей. Одни из них приезжали в замок, к другим Лину возили.
Матушка особенно настаивала на том, чтобы Лина училась свободно говорить на иностранных языках.
Проще всего было с французским. Неподалеку от замка жила вдова английского дипломата, вышедшая из знатной французской семьи. Когда ее супруг скончался, она решила, что слишком стара, чтобы возвращаться на родину, и осталась в Англии.
— Мне никогда не нравилась эта холодная страна, — говорила она, — но что поделаешь! Здесь я живу, здесь и умру. Хотя по временам я ужасно скучаю!
Матушка Лины только улыбалась.
— Я полагаю, мадам, — сказала она однажды, — вы скучаете оттого, что вам нечем заняться. Быть может, вы возьметесь учить мою дочь французскому языку? Я хочу, чтобы она говорила на нем, как настоящая француженка. Мне кажется, что эти уроки доставят вам не меньшее удовольствие, чем ей.
Вдова дипломата поначалу была ошеломлена подобной просьбой, но потом нехотя согласилась попробовать.
Графиня была права. Эти занятия нравились не только Лине, но и ее учительнице. И в результате Лина научилась совершенно безупречно говорить по-французски. Еще она знала итальянский и немецкий, хотя говорила на них не так хорошо.
«Быть может, теперь французский мне пригодится», — думала Лина.
Правда, она не была уверена в этом. Единственное, что ей доступно, — это поступить в гувернантки, а те, кто хочет как следует научить своих детей французскому, несомненно, наймут в учителя француза…
«Впрочем, зачем гадать? Надо надеяться на лучшее!»— сказала себе Лина, когда поезд, шипя, остановился у платформы лондонского вокзала. Привокзальные часы пробили двенадцать.
Носильщик взял у Лины ее вещи и нашел экипаж. Лина попросила кучера отвезти ее на Маунт-стрит, в бюро по найму прислуги миссис Хант.
Лина знала, что это лучшее бюро по найму в Лондоне. В замке редко нанимали новых слуг, предпочитая обходиться старыми, проверенными людьми, которые были готовы работать за небольшую плату. Но тем не менее Лине случалось слышать, как подруги матушки рекомендовали друг другу именно эту контору.
Они вечно жаловались, как трудно в наше время удержать хорошую прислугу. А когда слуги меняются, это почти всегда к худшему.
— Я сказала миссис Хант, — говорила одна из матушкиных подруг, — что девицы, которых она мне присылает, — это настоящее оскорбление! Я пригрозила, что, если я увижу еще одно подобное создание, я буду нанимать слуг через другую контору.
— А я всегда думала, — заметила графиня, — что у миссис Хант лучшая контора по найму в Лондоне…
— О да, разумеется! — согласилась дама. — Но миссис Хант ужасно тщеславна. Лучших слуг она раздает своим лондонским клиентам с высокими титулами!
В ее голосе звучала нотка завистливой злости, которая не укрылась от внимательной Лины. Но в то же время она запомнила имя миссис Хант.
Поэтому, проснувшись рано утром, она написала себе отличную рекомендацию. Она поставила дату — незадолго до смерти своей матушки — и очень удачно воспроизвела ее подпись.
Она перечитала бумагу, где ее рекомендовали как отличную гувернантку и учительницу, и, улыбнувшись, решила, что ни один наниматель не устоит перед подобным панегириком.
Но, посмотрев на себя в зеркало, Лина усомнилась в успехе своего предприятия. Она выглядела слишком юной, чтобы работать гувернанткой. Оставалось лишь надеяться, что миссис Хант не догадается, что предполагаемой гувернантке графини Уэллингем два года назад было всего шестнадцать.


Приехав на Маунт-стрит, Лина расплатилась с кучером и попросила отнести вещи — небольшой сундучок и саквояж — в прихожую конторы.
Кучер сделал, как она просила, поблагодарил ее за чаевые и сказал:
— Удачи вам, мисс! Будь я богат, я бы вас и сам нанял!
— Спасибо, — ответила Лина и, немного ободренная этой поддержкой, вошла в контору.
Это была просторная скучная комната, где вдоль стен стояли жесткие скамьи, на которых сидели другие люди, ищущие работу. Лина с трепетом пересекла комнату и приблизилась к столу, который стоял в дальнем ее конце. За столом сидела пожилая женщина с пронзительными темными глазами, скрытыми очками в стальной оправе. Лина поняла, что женщина следила за ней с того момента, как она вошла, и не упустила того факта, что Лина принесла вещи с собой. Разумеется, теперь она решит, что Лина отчаянно нуждается в работе и возьмется за все, что ей ни предложат.
Лина инстинктивно вскинула голову. Она говорила тихо и мягко, но в голосе ее звучала властность, совсем не подобающая гувернантке, ищущей места.
Женщина за столом — Лина решила, что это и есть миссис Хант, — ничего не сказала. Она лишь сурово взглянула на Лину. Большинство просителей робели от этого стального взгляда.
— Я ищу место гувернантки, — сказала Лина. — Я слышала, что ваша контора считается лучшим бюро по найму прислуги в Лондоне.
Она достала из сумочки рекомендательное письмо, написанное утром, и положила его на стол.
— Вот рекомендация графини Уэллингем, у которой я служила много лет.
— Что-то не верится, что вы могли служить у нее много лет! — резко заметила миссис Хант. — Вы для этого слишком молоды, моя милая!
Тем не менее Лина заметила, что она очень внимательно рассмотрела письмо и не упустила из виду графской короны на печати.
— Как ваше имя?
— Кроумер… мисс Кроумер. Лина решила назваться именем одной из своих гувернанток, очень милой и доброй дамы, которая до того, как уйти на покой, преподавала в одном из лучших лондонских пансионов.
Миссис Хант прочла письмо и сказала:
— По-моему, сейчас у меня нет подходящей для вас работы. Но вы можете присесть и подождать, пока я проверю по своим книгам.
— Благодарю вас, — ответила Лина.
Она отошла и присела на жесткую скамью лицом к столу. Ей было интересно посмотреть, что будет делать миссис Хант.
Миссис Хант обернулась к своей помощнице, маленькой женщине, похожей на мышку, веки которой подергивались от нервного тика.
Миссис Хант показала ей письмо. Помощница положила перед пей большой гроссбух, и миссис Хант принялась листать его.
— Может, сюда? — спросила она.
— Нет-нет! Туда мы кого-то отправили на прошлой неделе, — ответила мышка.
— Да, я и забыла.
Она перелистнула еще четыре страницы. Лина уже начала думать, что ей придется много дней ходить сюда и ждать работу, сидя на жесткой скамейке…
В другом конце комнаты сидели две краснощекие девушки. Наверно, они недавно приехали из деревни и хотели устроиться в какой-нибудь богатый дом судомойками.
Еще там были немолодая женщина в чепце, расшитом бисером, должно быть, экономка или старшая горничная, и коренастый молодой человек — судя по гетрам и шапочке, которую он мял в руке, он искал место конюха.
Лине очень хотелось спросить их, давно ли они здесь ждут, но она понимала, что делать этого не стоит.
И тут она услышала, как миссис Хант сказала:
— А как насчет леди Берчингтон? По-моему, ей нужен кто-то в этом роде…
Это явно не предназначалось для ушей Лины.
— Нет, ей нужна не гувернантка, — ответила помощница. — Она просила камеристку. И ей нужно, чтобы она говорила по-французски. Миссис Хант фыркнула:
— Ну, это она не скоро найдет! Лина, не раздумывая, встала и подошла к столу.
— Я хорошо говорю по-французски, — сообщила она.
Миссис Хант неодобрительно уставилась на нее.
— Даме, о которой я говорила со своей помощницей, — с упреком сказала она, недовольная тем, что Лина слышала их разговор, — нужна не гувернантка, а камеристка.
— Если у вас больше ничего нет, я согласна, — сказала Лина.
Миссис Хант вскинула брови.
— Мне кажется, вы должны счесть унизительным столь зависимое положение!
— Мне нужна работа, и немедленно, — ответила Лина. — В моем положении не приходится быть чересчур разборчивой.
Она подумала, что на должности камеристки скрыться будет даже проще. Уж наверное, сэру Гектору не придет в голову мысль разыскивать ее в комнатах для прислуги!
Миссис Хант наклонилась к мышке и шепнула что-то ей на ухо. Помощница ответила тоже шепотом, и Лине показалось, что обе едва заметно пожали плечами.
— Прекрасно, — сказала миссис Хант. — Можете отправиться к миледи и сказать, что вас прислали мы. Я дам вам соответствующие бумаги. Надеюсь, леди Берчингтон останется вами довольна.
Судя по голосу миссис Хант, она на это совсем не надеялась.
«Ничего, — сказала себе Лина, — поглядим, может, что-нибудь и выйдет!»
А вслух она сказала:
— Большое спасибо! Пожалуйста, запишите меня в ваши книги на случай, если я не подойду леди Берчингтон…
Миссис Хант не удостоила ее ответом.
Она написала что-то на карточке, помощница сунула карточку в конверт и отдала его Лине вместе с рекомендацией. Лина взяла оба конверта.
— Большее спасибо. Вы очень добры.
Миссис Хант явно удивилась ее словам, но ничего не сказала. Лина направилась к выходу. Она заметила, что прочие клиенты смотрят ей вслед завистливо и даже враждебно — надо же, сразу повезло!
Подойдя к своим вещам, она легко подняла саквояж, но сундучок оказался слишком тяжелым. Она посмотрела, надеясь на помощь, на молодого человека, который собирался наняться конюхом и тоже провожал ее взглядом.
Ему понадобилось некоторое время, чтобы понять, чего она хочет. Потом он встал и подошел к ней.
— Давайте помогу, мисс, — предложил он.
— Спасибо большое! — поблагодарила Лина.
Они вышли на улицу. Через пару минут показался кеб, влекомый усталой кобылой. Лина остановила экипаж, и молодой человек водрузил сундучок па багажник рядом с кучером.
Лина поставила саквояж внутрь, хотела было дать молодому человеку на чай, но вовремя вспомнила, что теперь она и сама всего лишь служанка.
— Спасибо, — сказала она и протянула ему руку.
— Пожалуйста, пожалуйста, — ответил парень. — Рад был познакомиться. Удачи вам!
И вам того же, — ответила Лина.
Она села в кеб и назвала кучеру адрес, который дала ей миссис Хант. Пока экипаж катил по улицам Лондона, Лина думала, что с низшим классом, к которому она теперь присоединилась, она, должно быть, уживется. Осталось научиться обходиться с теми, кого она теперь должна считать господами…




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Заговор красавиц - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Заговор красавиц - Картленд Барбара



Сопливо-розово: 4/10.
Заговор красавиц - Картленд БарбараЯзвочка
28.03.2011, 23.40





Чем-то напоминает документальный фильм
Заговор красавиц - Картленд БарбараАрина
6.02.2012, 12.52





ели дочитала((((скучно, нудно, все повествование ведется только от лица ГГ что делает его еще тошнотворнее
Заговор красавиц - Картленд Барбаралена
1.06.2012, 18.21





согласна с Язвочкой - очень сопливо и очень розово...меня заинтриговала идея сюжета, но ее воплощение разочаровало
Заговор красавиц - Картленд БарбараМаруська
27.03.2013, 20.53





Мда..давно я такой бред не читала! Правильно сказали,что сопливо и не интересно,ели дочитала...благо там читать особо нечего! Никому не советую!
Заговор красавиц - Картленд БарбараДарька
4.06.2014, 11.32





Книга очень понравилась,рада ,что нарыла ее в сакровищницах Картленд.За чтением,вечер пролетел совершенно не заметно.
Заговор красавиц - Картленд БарбараОльга М
19.06.2014, 17.57





Еле дочитала!!! Как много "соплей" размазали... Ужас
Заговор красавиц - Картленд БарбараЮльчик
4.09.2014, 22.08





Дуры вы,пресыщенные дуры
Заговор красавиц - Картленд БарбараАгния
15.10.2015, 14.24





Агния не засоряй чат своей тупостью. Вот кто действительно дура так это ты.
Заговор красавиц - Картленд БарбараИнкогнито
15.10.2015, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100