Читать онлайн Вор и любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вор и любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вор и любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вор и любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Вор и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Элоэ находилась около «Шато Пужи» и наблюдала за лучами солнца, искрившимися в крепостном рву.
Цветы в искусно разбитых садах слегка покачивались от дуновения легкого ветерка, а мраморные статуи стояли на страже зеленых газонов. Цветущие каштановые деревья и пышные ряды кустарников, усыпанных цветами, выглядели как в сказке.
«Само здание скорее было похоже на дворец, чем на жилой дом», – подумала Элоэ и задалась вопросом, а что будет, если она выскользнет из машины и пойдет прогуляться по садам. Ей очень хотелось взглянуть на конюшни, которые она приметила недалеко от оранжереи, построенной в шестнадцатом веке.
«Шато» был одним из самых красивых зданий, которые она когда-либо видела. Длинная лестница вела к главному входу, над которым висел огромный родовой герб, вырезанный из камня и провозглашавший о том, что род де Ранж-Пужи королевского происхождения.
Когда они прибыли, лакеи в бархатных ливреях, богато отделанных позолоченной тесьмой, заспешили вниз по ступенькам, и даже миссис Деранж, казалось, испытывала легкий благоговейный трепет, пока они с Лью проходили через парадный вход, оставив Элоэ позади себя.
На какое-то мгновение Элоэ даже смогла понять честолюбивые мечты миссис Деранж, в которых она видела Лью владелицей замка в таком сказочном месте. При всех ее деньгах в Америке не найти ничего подобного.
«И все же, – размышляла Элоэ, – даже если в венах Лью течет кровь де Ранжев, сможет ли она чувствовать себя здесь как дома?» Задаваясь этим вопросом, она уже знала ответ. Все зависело от герцога. На самом деле никакие владения не играют решающую роль. Счастье исходит от людей, и какой бы роскошной и прекрасной ни была окружающая обстановка вокруг Лью, она будет счастлива здесь только, если ей понравится ее будущий муж.
При этом мысли Элоэ неизбежно вернулись к Диксу. Ее интересовало, находился ли он все еще в Байонне. Где он остановился? Что он сейчас делает? Думает ли он вообще о ней? Может быть, они никогда больше не встретятся.
Она стала гадать, в какого рода месте он мог родиться. Наверное, на одной из бедных ферм, которые они миновали по пути в «Шато». Скорее всего, в одном из полуразвалившихся деревенских домов, достаточно живописных, с развешенными на балконах стираным бельем, но, без сомнения, слишком грязных и убогих для того, чтобы там жить.
Ей вдруг захотелось познакомиться с семьей Дикса. Она была уверена, что это явилось бы ключом к пониманию поведения Дикса.
Как часто она слышала от отца, что за каждым юным правонарушителем стоит виновный и пренебрегающий своими обязанностями родитель. Были ли родители Дикса действительно в ответе за то, какую жизнь он вел теперь? Почему-то она пришла к убеждению, что ответ нужно искать здесь.
– Элоэ!
Она услышала свое имя и быстро повернула голову. Лью стояла наверху ступенек перед главным входом. Элоэ открыла дверцу машины и вышла.
– Что такое? – спросила она, взбегая по лестнице.
– Герцогиня говорит, что ты должна войти. Она спросила нас, как мы добрались сюда, и, когда мама рассказала ей про тебя, она сказала, что хочет тебя видеть.
– О! – Элоэ глубоко вздохнула. – Я только возьму мою сумочку.
Она побежала назад к машине, и только когда она открыла дверцу, она увидела, что Лью последовала за ней.
– Элоэ, это замечательно! – говорила Лью мягким голосом. – Я никогда не видела таких сказочных домов. И герцогиня такая милая. Я в восторге, действительно в восторге. Мама была права! Теперь никаких вопросов не может быть о ком-то другом, после того как я увидела это место.
Элоэ не ответила ничего, чтобы не омрачать ее настроения. Вместо этого она улыбнулась и, повесив на плечо сумочку, спросила:
– Ты вполне уверена, что герцогиня хочет меня видеть?
– Да, конечно. У нее исключительные манеры. Она как будто из фильма. Трудно поверить, что она настоящая. А когда она услышала, что тебя тоже зовут Деранж, она сказала, что, естественно, она не может позволить, чтобы кто-то из членов семьи находился за пределами дома. То, как она произнесла слово «семья», привело меня в трепет.
Элоэ захотелось рассмеяться, но она чувствовала, что Лью может обидеться. К этому моменту они вошли в дом, и ее внимание было отвлечено красотой и грандиозностью холла.
Она никогда не думала, что такое огромное количество изысканных украшений может представлять совершенный вкус. Расписанные живописью потолки, двери и стенные панели были весьма живописны и выдержаны в мягких голубых, зеленых, желтых и красных тонах.
На стенах широкой лестницы висели гобелены, а сама лестница с золотыми перилами и хрустальными поручнями взмывала высоко под купол потолка.
– Герцогиня в «Гранд-салоне», – сказала Лью голосом, полным благоговения.
Элоэ не удивилась благоговению Лью, когда увидела комнату. В ней царила симфония золотого и розового цвета, стены были увешаны (о чем она узнала позже) абессинскими гобеленами, за исключением тех мест, где на декоративных стенных панелях висели картины Тициана, Рафаэля и Ватто. Мебель шестнадцатого века была покрыта коврами ручной работы.
Сидевшая на софе женщина была необычайной красоты. Ее кожа казалась алебастровой, а абсолютно белые волосы были убраны в высокую прическу. Она была одета в черное, на шее у нее было изысканное ожерелье из нескольких нитей жемчуга, а рука сверкнула бриллиантами, когда она ее протянула Элоэ.
– А вот и другая родственная линия, – сказала она по-французски.
– Элоэ принадлежит к британской ветви, – пояснила миссис Деранж. – Мой муж пытался выяснить, что с ними случилось, но он умер прежде, чем добрался в Англию и закончил свои исследования.
– Очень рада с вами познакомиться, дорогая, – обратилась герцогиня к Элоэ.
– Вы были очень любезны, пригласив меня, мадам, – ответила Элоэ.
– У вас хороший французский, – улыбнулась герцогиня. – Вы были во Франции прежде?
– Нет, к сожалению.
– Тогда в вас говорят ваши предки, и это помогает вам говорить в совершенстве.
Элоэ зарделась от удовольствия. Герцогиня поднялась.
– Прошу к столу, – произнесла она.
Обед был подан в огромном обеденном зале, так же по своему красивом, как и «Гранд-салон». За каждым стулом стоял лакей, и Элоэ с трудом сдерживала себя, чтобы не глазеть на золотые украшения, покрывавшие дамасский стол.
Миссис Деранж, тем не менее, казалась ничуть не смущенной окружающей обстановкой. Она без конца болтала на безумно плохом французском, и, по мнению Элоэ, обескураживающе навязчиво о том, как богата Лью и как огромны их владения в Америке.
– Боюсь, что я так и не пересеку Атлантический океан, – сказала герцогиня. – Я, конечно, была в Англии много раз. Но сейчас годы мои прибавляются, и я с удовольствием остаюсь дома, чтобы следить за этим имением моего сына и исполнять обязанности хозяйки до тех пор, пока он не приведет в дом невесту.
Она говорила совершенно естественно и в этот момент не смотрела на Лью; однако Элоэ, взглянув через стол, почувствовала, что можно было совершенно не сомневаться в том, что герцогиня уже приняла Лью в качестве будущей жены своего сына.
После обеда герцогиня предложила им осмотреть дом.
– Это один из немногих замков во Франции, в которых все еще живут их владельцы, – сказала она. – Надеюсь, я не доживу до тех дней, когда моему сыну придется удалиться в один из его маленьких домов, а все это станет национальным музеем.
Пока она это говорила, ее рука покоилась на лакированной китайской горке; и то, как ее пальцы коснулись дерева, заставило Элоэ подумать: «Она любит это место. Вот почему она хочет, чтобы ее сын женился. Она хочет иметь наследника и продолжить род». Тонкие пальцы задрожали, и Элоэ подумала: «Она боится, но его?»
Она резко подняла голову и увидела, что глаза герцогини устремлены на Лью.
«Почему она испугана?» – опять задала сама себе вопрос Элоэ, но ответ не смогла найти.
Они обошли дом, найдя, что все комнаты в нем сказочно красивы и, если это возможно было, одна другой краше. Величественные королевские спальни с огромными кроватями под балдахинами, а также оружейная, в которой хранились старинное оружие и доспехи, были просто захватывающими.
Такими же были и бальный зал с рядами сверкающих люстр, и музыкальная комната со спинетом, который, похоже, был самой древней вещью в замке. Сокровища были везде. Картины, гобелены, мебель, миниатюры, изделия из слоновой кости и фарфора – каждая вещь по-своему представляла образец для коллекции; некоторые из них были настолько уникальны, что понятие об их ценности исчезало за гранью воображения.
Элоэ видела, что Лью и ее мать были потрясены и впечатлены всем, что увидели, однако они не выразили настоящую оценку ни одному из редких предметов.
Пока Элоэ осматривала дом, в ней с нарастающей силой поднималась благодарность к отцу за те часы, что он провел с ней, заставляя изучать каталоги всех величайших музеев мира и показывая книги по старинной мебели, принадлежавшие к его драгоценностям.
– Сам я никогда не буду иметь такие красивые вещи, – говорил он. – Но таким образом я могу восхищаться тем, что есть у других.
Элоэ с матерью частенько посмеивались, с оттенком нежности, над отцом из-за его привязанности к старине.
Теперь Элоэ поняла, что его любовь к красивым вещам родилась вместе с ним. Он никогда не был в «Шато Пужи», но сокровища, хранившиеся здесь, были частью его наследства. Наследства, которое ему досталось от предков, вынужденных по приказу короля покинуть Францию и отправиться в огромную, дикую страну, под названием Канада.
– О, как бы я хотела, чтобы мой отец это увидел! – неожиданно сказала Элоэ.
Она стояла перед прекрасной картиной Ватто, которая висела в одной из небольших приемных.
– Когда-нибудь мы должны его пригласить сюда, – сердечно сказала герцогиня.
– Боюсь, что это будет невозможно, мадам, – ответила Элоэ. – Но вы так добры, что подумали об этом.
– Тогда вы должны рассказать ему о «Шато». Я вижу, что вы любите прекрасное.
– Я воспитывалась в любви к этому, но до настоящего момента я даже не представляла себе, какая это огромная разница, смотреть на предмет красивой мебели или на прекрасную картину в ее подлинном изображении.
Герцогиня улыбнулась ей.
– Теперь вы понимаете, почему я хочу, чтобы в доме оставалось все, как есть. Иногда у моего сына возникает желание перевезти что-нибудь в наш дом в Париже или на нашу виллу в Монте-Карло. Но я всегда говорю: – «Нет! Купи новую вещь, если это необходимо, но то, что принадлежит «Шато», должно оставаться здесь».
– Я уверена, все эти вещи выглядели бы одинокими и заброшенными в любом другом месте, – мягко сказала Элоэ.
Герцогиня вновь ей улыбнулась так, как будто между ними был какой-то секрет, который другим не дано было понять.
– Я думаю, что показала вам практически все, – наконец сказала герцогиня. – Вы должны меня простить за то, что я не проведу вас снаружи дома. В последнее время я не совсем хорошо себя чувствую. У меня немного побаливает сердце, и слишком большая физическая нагрузка вредит моему здоровью. Я хотела бы, чтобы вы осмотрели оранжерею, травяной сад и лабиринт, но вы сможете их увидеть, когда приедете к нам погостить.
Глаза миссис Деранж сверкнули, и она быстро спросила:
– Когда вы нас ожидаете, герцогиня?
– Я думаю, что мой сын вернется завтра или послезавтра, – сказала она своим мягким голосом. – Я жду от него вестей. Как только он вернется, я скажу ему, что вы в Биаррице, и я уверена, что он захочет увидеть вас в качестве своих гостей.
– Для нас это было бы большим удовольствием, не правда ли, Лью?
– Да, я бы с преогромным желанием осталась здесь погостить, – ответила Лью. – И познакомилась бы с герцогом.
Произнося это, она смотрела прямо в лицо герцогине, и Элоэ поняла, что она говорила ей без слов о своем согласии на свадьбу, даже не взирая на всего лишь заочное знакомство с женихом.
Миссис Деранж собиралась еще что-то сказать, как вдруг вошел дворецкий и наклонился, чтобы что-то шепнуть герцогине на ухо.
– Моя горничная послала за мной, чтобы напомнить, что пришло время моего отдыха. Надеюсь, вы не сочтете меня невежливой или негостеприимной, но мой доктор был очень настойчив в том, чтобы я следовала предписанному им режиму. Пожалуйста, оставайтесь столько, сколько вам понравится, если вы хотите осмотреть здесь что-нибудь еще, но я, боюсь, должна удалиться.
– Нет, мы сейчас поедем, – сказала миссис Деранж. – Спасибо большое, герцогиня, за то, что вы приняли нас. Мы будем с нетерпением ждать нашего визита к вам.
– И я тоже буду его с нетерпением ждать, – ответила герцогиня.
Она пожала руки миссис Деранж, Лью и затем повернулась к Элоэ.
– Надеюсь, вы тоже приедете. Здесь есть еще много других сокровищ, которые, я уверена, вы оцените по достоинству и сможете описать их своему отцу.
– Благодарю вас, мадам. Вы очень любезны, – ответила Элоэ.
Герцогиня коснулась ее плеча.
– Есть одно очевидное сходство с некоторыми из картин в галерее. У меня не было времени проводить вас туда сегодня, но, когда вы увидите фамильные портреты, вы поймете, что я имею в виду.
Она еще раз улыбнулась Элоэ; затем они произнесли последние слова прощания, и, как показалось Элоэ, они и опомниться не успели, как уже ехали вниз по подъездной аллее.
– Да! – воскликнула миссис Деранж наконец. – Я ожидала увидеть нечто большое и значительное, но не такое великолепие.
– Это просто шикарно, мама! Действительно шикарно! – горячо поддержала Лью. – В то же время я всегда буду бояться, что я что-нибудь разобью.
– Тебе нечего этого бояться, – утешительно сказала миссис Деранж. – Если есть что-нибудь положительное в тебе, так это то, что ты не неуклюжая. Я всегда тебя предупреждала, когда ты была маленькой девочкой, чтобы ты не затевала шумную возню, как другие дети, и не крушила все кругом. Нет, Лью! У тебя отличная основа, дорогая.
– Я хотела, чтобы она показала нам фотографию «дука», – сказала Лью с надутыми губами.
– Я уверена, что они не станут держать что-то такое ординарное, как фотография, – ответила миссис Деранж. – портрет, скорее всего, но я не увидела ни одного современного портрета.
– Может быть, у них есть картинная галерея, которую мы не видели, – предположила Элоэ и подумала: «А не сознательно ли герцогиня нас туда не провела?»
– Да, конечно, картинная галерея! Вот где они могут быть, – согласилась миссис Деранж. – Ты обратила внимание на драгоценные камни на табакерках? Наверняка каждый из них стоит несколько тысяч долларов. Подумать только, они должны страшно бояться всяких грабителей.
– Но у них столько слуг, – возразила Лью. – Это все равно, что ступить в средние века. Ой, мама! Какие вечеринки я буду там закатывать.
Элоэ ничего не сказала.
Ей вдруг неожиданно представилось, как молодые веселые друзья Лью танцуют джиттербаг с резкими прыжками и движениями под быструю джазовую музыку в «Гранд-салоне». Ей стало не по себе от этой мысли.
Дом был так прекрасен. В нем царила такая атмосфера мира и покоя, что сама мысль о том, что ее будут нарушать резкие звуки современной музыки или громкие пронзительные голоса будут раздаваться в этих прекрасных стенах, была кощунственной.
– Я никак не могу прийти в себя, правда, не могу! – твердила миссис Деранж. – У нас на родине никто не поверит, то такие места все еще существуют. Оно… Оно… Средневековое, вот что.
Элоэ не могла сдержать улыбки.
Миссис Деранж была очень презрительной в отношении некоторых вещей в Лондоне. Многое, по ее мнению, в отеле и в домах ее друзей не шло ни в какое сравнение с комфортом и удобствами, которыми они пользовались в Нью-Йорке.
Впервые за это время она прониклась благоговейным трепетом, и Элоэ не могла сдержать чувство удовлетворения от того, что «Шато-Пужи» превзошел все ожидания миссис Деранж.
Они прибыли в Биарриц ко времени чаепития, однако для Элоэ это, безусловно, не означало, что ей будет позволено выпить чашечку чая. Для миссис Деранж и Лью этот британский обычай пить чай в половине пятого не существовал. В Америке они могли спокойно ничего не есть в промежутке между обедом и коктейлем, и им не приходило в голову, что Элоэ может страдать, когда наступало время чаепития, по глотку настоящего английского чая, такого, какой всегда ждал ее дома именно в это время.
– У нас сейчас будет, по крайней мере, два часа работы, – заявила миссис Деранж, когда они прибыли в отель; и Элоэ проследовала за ней наверх, чтобы начать стенографировать ее длинные тягучие письма друзьям, адвокату и председателям комитетов, в которых она состояла.
Когда Элоэ начала их печатать, она в сотый раз подивилась тому, как американцы могут так долго расписывать то, что представители других наций обычно излагают в нескольких словах.
Письма сегодняшнего дня были длиннее, чем обычно. Миссис Деранж не могла устоять, чтобы не описать «Шато-Пужи» в каждом своем письме.
– Фамильный дом моего мужа, – называла она его. Когда с письмами было покончено, Элоэ послали вниз узнать, можно ли где-нибудь купить почтовые открытки с изображением «Шато-Пужи».
– Я постараюсь узнать, что смогу, мадемуазель, – сказал ей портье в холле. – Думаю, что несколько открыток с «Шато» можно достать.
– Тогда, пожалуйста, достаньте столько, сколько вы сможете. Миссис Деранж, я думаю, захочет получить, по крайней мере, по три дюжины каждого вида.
Портье стал более внимательным. Было очевидно, что его комиссионные от такого огромного количества почтовых открыток будут весьма приличными.
Элоэ поднялась наверх написать письмо отцу, в котором она дала подробное описание «Шато Пужи». Когда она закончила, наступило время ужина, который ей принесли в комнату как обычно.
Поев, она выглянула в окно. Было еще светло, несмотря на то, что солнце начало уже садиться.
Миссис Деранж и Лью, скорее всего, уже ушли на ужин с друзьями в другой отель. Элоэ взяла короткое пальто и накинула его поверх платья. Она решила прогуляться вдоль пляжа.
Она зашла в гостиную, положила на письменный стол письма, которые она печатала, и спустилась вниз.
Пляж был практически пустынным. Всего несколько рыболовов удили рыбу, да одна-две собаки резвились на песке.
Элоэ отправилась по направлению к скалам, и когда стало невозможно идти по берегу моря, она взобралась на узкую, петляющую тропинку, которая привела ее к маяку на краю соснового леса, простирающегося между Биаррицем и Бейонном.
Она, должно быть, шла уже с полчаса, в чем она убедилась, почувствовав усталость. Было еще светло, но солнце уже опустилось в яркую полосу золотого с малиновым сиянием. Она была в сосновом лесу, спускавшемся прямо к берегу моря.
Элоэ села на землю, прислонившись к золотисто-коричневому стволу дерева, пахнущего смолой, и стала смотреть на изумрудно-сапфировые волны, набегавшие из-за горизонта. Как отличались краски этого моря от моря, которое она так хорошо знала в Тордейле.
И все же она неожиданно почувствовала тоску по дому; ей вдруг страшно захотелось открыть тяжелую дубовую дверь домика сельского священника, пробежать через темный тесный холл и попасть в тепло уютной и светлой гостиной.
Ее отец и мать сидели бы, читая, по обе стороны камина. А она бы рассказала им о «Шато-Пужи» и о герцогине. Было досадно, что придется ждать ответа отца и не иметь возможности увидеть выражение его лица, пока он читает о том, как прекрасен замок.
Изборожденный морщинами и худой от чрезмерной работы и недостатка здоровья, он был все еще красивым мужчиной, и ей стало интересно, найдет ли она его черты на портретах в картинной галерее.
«Мы принадлежим этому замку», – подумала она, как бы обращаясь к отцу. Затем она слегка засмеялась, осознав, насколько она смехотворна в своих мыслях. Не было сомнения, чему она принадлежала – маленькому, отмеченному нищетой домику сельского священника с грубыми досками на полу и со стенами, давно нуждавшимися в краске.
Как долго она просидела, вспоминая о доме, Элоэ не знала. Она неожиданно заметила, что солнце исчезло и стало темнеть. Она взглянула вверх, на небо. Появились первые вечерние звезды, и выглянула бледная луна, которая скоро зальет окружающий мир своим серебристым светом.
Элоэ совсем не боялась темноты. Она была привычна к ходьбе по болотам и к возвращению домой по звездам, когда местность была ей незнакома. Было совсем не холодно, и с моря дул ласковый ветерок.
«Не буду еще пока возвращаться», – подумала она.
И только теперь она заметила мелькающий свет на некотором расстоянии от себя. Кто-то пробирался сквозь деревья с фонарем. Это выглядело довольно романтично, почти как жук-светлячок, летящий в вечерней тьме.
Затем вспыхнул еще один фонарь. Послышались слабые звуки, но она не могла разобрать в точности, что это было. Она какое-то время наблюдала, затем в любопытстве поднялась на ноги. «Может быть, какая-нибудь компания решила устроить ночные купания», – подумала она, однако не было слышно пронзительного смеха, который обычно сопровождает подобные эскапады.
Она медленно стала пробираться между деревьями. Сосновые иглы, усыпавшие песок, заглушали ее легкие шаги. Огни оказались дальше, чем она предположила сначала, поэтому ей понадобилось какое-то время, чтобы к ним приблизиться.
Земля стала постепенно уходить под откос к берегу моря, поэтому, по мере того как она приближалась, огни полностью исчезли. Остались только слабые звуки, на которые она могла продвигаться дальше.
Она обратила внимание, что море в этом месте ушло как бы внутрь, образовав небольшую естественную бухту. Утесы уже не были такими высокими – они вообще почти полностью исчезли, и земля здесь резко шла под откос к морю.
Неожиданно она замерла, изумленная тем, что она увидела внизу перед собой. Почти что невидимые, за исключением одного человека, стоящего над ними, несколько мужчин с фонарями в руках усердно трудились над каким-то предметом, большим и темным, находящимся на самом краю воды.
Подойдя поближе, она догадалась, что это машина. Произошла авария или машина по ошибке заехала в темноте в воду?
Ей стало видно, что мужчины не пытались вытащить машину из моря. Всего в нескольких метрах от них в бухте стояла рыболовная лодка. У берега ее удерживал пандус, и машину явно толкали на этот пандус с тем, чтобы потом погрузить на лодку.
Мужчины молча выполняли свою работу. Четверо из них работали, а двое, стоя, наблюдали.
Элоэ завороженно следила за ними. Она сделала еще один шаг поближе, но в этот момент нога ее поскользнулась и из-под нее полетел вниз ком земли. Это произвело небольшой шум, но люди внизу услышали его. В лицо ей тут же был направлен фонарь. Она услышала восклицания, скрипучий голос произнес проклятье.
Двое мужчин побежали к ней наверх, там где она стояла. У нее не было времени подумать, не было времени убежать, даже если бы она и захотела. Ее грубо схватили за руки и потащили к берегу.
– Стойте! Что вы делаете? Куда вы меня ведете? Испуганная, она говорила по-английски. Неожиданно взявшие ее в плен остановились, подтолкнув ее к небольшому привалу, за которым друг против друга стояли двое мужчин.
– Женщина, – сказал один из захватчиков и сплюнул при этих словах.
Тут они все разом заговорили. Элоэ могла разобрать лишь немногое из сказанного.
– Что она здесь делает?..
– Спроси ее, кто ее послал?..
– Кто она?..
– Что нам теперь делать?..
– Тихо! – скомандовал кто-то, и ей опять направили фонарь в лицо. Она не могла ничего видеть, так как была ослеплена светом, но в то же время ей стало неожиданно страшно.
Что с ней произошло? В какую историю она попала? Она боялась. Она чувствовала опасность, чувствовала ее, даже не взирая на то, как грубо ей схватили руки и как протащили по мягкой земле.
Кто-то однажды ей говорил, что на войне он мог чувствовать запах опасности. Сейчас она чувствовала опасность вокруг себя, опасность, смысл которой она не понимала, но эффект от этого был такой, что она почувствовала, как у нее размякли коленки.
Затем из темноты раздался голос.
– Отпустите ее!
На какой-то миг голос этот ничего ей не подсказал, затем вдруг чья-то рука обняла ее за плечи – рука, успокаивающая и защищающая; рука, притянувшая ее поближе.
– Все в порядке, – сказал кто-то по-французски. – Я знаю эту девушку. Она моя подруга.
Это был Дикс!
Она повернулась к нему, почти рыдая от облегчения; помимо сознания ее руки потянулись сами собой, чтобы обхватить его. Только сейчас она поняла, насколько перепугалась, и как все еще она была напугана. Но он был здесь. Ничто не может случиться, пока он здесь.
– Что она здесь делает? – В этом вопросе звучало подозрение.
Она почувствовала, как Дикс слегка пожал плечами.
– Полагаю, она пришла, чтобы встретиться со мной.
– Мы можем быть в этом уверены? Ее могли подослать. Откуда нам знать, что это правда?
Человек, задававший эти вопросы, был тот, что сплюнул. Элоэ не могла его видеть, так как ей все еще слепил глаза фонарь, но она чувствовала его враждебность.
– Мы можем спросить ее об одной вещи, – сказал Дикс.
Она почувствовала, что он улыбается, когда повернул к ней свою голову.
– Ты же пришла сюда, чтобы увидеться со мной, не так ли, Элоэ?
Она почувствовала, как его пальцы слегка сдавили ей плечо.
– Да.
– Я сказал тебе подождать меня у маяка. Ты помнишь? Опять его пальцы сдавили ей плечо.
– Откуда нам знать, что она говорит правду?
– Она похожа на лгунью? – удивился Дикс. – Кроме того, почему вы считаете, что хорошенькая девушка не может меня ждать? Я еще не лишен привлекательности.
При этих словах раздались хрюкающие смешки, а тот человек, который больше всех упорствовал, сказал:
– Мы ее свяжем. Мы не можем рисковать, позволив ей уйти прежде, чем мы отчалим.
– О, связывай ее, если тебе это доставит удовольствие. Я уверен, у нее не будет ни малейших возражений.
– А ты уверен, что это твоя девушка? – спросил мужчина противным голосом. – Если бы я подумал, что ты играешь с нами в грязные игры, я бы перерезал ей глотку немедленно.
– Тебе бы пришлось перерезать прежде мою, – тихо сказал Дикс. – А что касается того, что она не моя девушка, то я могу вас заверить, что она моя девушка и мы очень друг друга любим, не так ли, дорогая?
Послушная нажиму его пальцев, Элоэ пробормотала:
– Да, конечно.
– Но вы не можете это доказать, – прозвучал противный голос из темноты.
– Да, я не могу это доказать, – ответил Дикс. – За исключением, пожалуй, вот этого.
Прежде чем Элоэ сообразила, что он собирается сделать, он взял ее рукой за подбородок и повернул ее лицо к своему. Затем он наклонил голову, и прежде чем она смогла вдохнуть поглубже, поцеловал ее в губы. Какое-то время он удерживал ее. Она была слишком потрясена, чтобы сопротивляться, слишком потрясена даже, чтобы двигаться. Она почувствовала, как губы ее задрожали под его губами, затем вдруг он ее отпустил.
– Ну ладно, – сказал кто-то. – У нас нет времени на подобного рода…
Он употребил грязное французское слово, от которого Дикс почти инстинктивно напрягся, а затем Элоэ почувствовала, как грубые пальцы заводят ей руки за спину.
Ей связали запястья шнурком, который впился в ее кожу.
– А теперь ноги, – сказал кто-то.
– Я сам свяжу ее, – медленно сказал Дикс. Он наклонился и взял Элоэ на руки.
Дикс отнес ее на небольшое расстояние и усадил на песок. Кто-то подал ему веревку, и она почувствовала, как его руки мягко обматывают ею ее лодыжки.
– Все в порядке, – постарался сказать он очень ласково. – Не бойся.
Было невозможно ему ответить, так как человек, связавший ей руки, находился все еще поблизости. Остальные вернулись к машине. Фонарь осветил ее ноги, когда Дикс поднялся.
– Ей лучше не пытаться уйти, иначе ты заплатишь за это, – сказал мужчина.
– Не думаю, что тебе нужно волноваться, – сказал Дикс. – Она и не собирается убегать. Подозреваю, что с таким уродливым лицом ты ничего не смыслишь в женщинах.
– Я не собираюсь иметь дело с…
Мужчина снова употребил грязное выражение и опять сплюнул; и, прежде чем Дикс мог ответить, он повернулся и пошел к машине.
– Ты бы лучше пошел и помог нам ее вытащить, – сказал он. – У нас не так много времени перед тем, как наступит прилив.
Теперь, когда свет не был направлен ей в лицо, Элоэ могла видеть все более отчетливо. Мужчины все еще работали на лодке, которая перекатывалась сейчас на волнах.
Ее связанные руки болели, и на какой-то момент она почувствовала, что почти теряет сознание, когда Дикс ушел, оставив лежать ее одну на песке.
Что все это значит? Все совершилось так быстро, все это было так страшно, она ощущала себя так, как будто с того момента, как поскользнулась ее нога, она не сделала ни единого вдоха.
Мужчины были опасными. Это единственное, что было совершенно ясно ей. Она поняла это еще до того, как Дикс спас ее, и она поняла также, что он опасался за нее, даже когда, защищая, обнял ее.
Да, он тоже боялся. Она поняла это; поняла это по прикосновению его губ. Ей захотелось дотронуться пальцами до своего рта, чтобы убедиться, что у нее все те же, прежние, губы. Но она не могла двигаться. Он поцеловал ее, поцеловал, потому что это спасло ее, чего еще она не могла полностью понять.
Мужчины все еще возились вокруг машины, которая теперь стояла на палубе рыболовной лодки. Они посветили себе фонарями, проверяя, надежно ли привязаны веревки. Один фонарь поднялся кверху.
Элоэ увидела отраженный в нем цвет машины. Она была красной!
Она почувствовала, как у нее вздрогнуло сердце. Теперь она знала, что за машину они грузили.
Она вспомнила, что рассказывал ей портье, когда миссис Деранж захотела, чтобы Лью повела «кадиллак» в Сан-Себастьян. Это было разгадкой всему, разгадкой тому, что он делал в красном «мерседесе».
Они переправляли машину в Испанию. Вот каким путем испанцы получали дорогостоящие машины, о которых говорил портье. Вот каким образом они избегали налогов, которые им пришлось бы уплатить на границе. Элоэ теперь точно знала, что происходит.
Она увидела, как лодка со своим тяжелым грузом тронулась. Контрабандисты возвращались к берегу, хлюпая по воде.
Да, они были контрабандистами – и Дикс был одним из них!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вор и любовь - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Вор и любовь - Картленд Барбара



Очень хороший роман))))
Вор и любовь - Картленд БарбараЛапочка
9.08.2013, 22.42





бред полнейший!
Вор и любовь - Картленд БарбараАлина
10.08.2013, 0.58





Согласна, роман очень интересный!)
Вор и любовь - Картленд БарбараФэйзэ
24.01.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100