Читать онлайн Вор и любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вор и любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вор и любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вор и любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Вор и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Элоэ вдруг осознала, что Дикс все еще держит ее руки. От быстро нарастающего чувства смущения она еле заметно, но вместе с тем нервно вздрогнула, и ее руки тут же были отпущены.
Он достал портсигар из кармана.
– Можно мне закурить? – спросил он.
– Конечно.
Она машинально кивнула головой, не обращая внимания на то, что портсигар у него вроде бы золотой, а зажигалка явно из дорогих.
– А вы что здесь делаете? – спросила она и почувствовала, что ей никак не удается говорить с ним безразличным или легкомысленным тоном, как того хотелось.
Он взглянул на нее. Элоэ отметила, что, прежде чем ответить, он подумал.
– Я, как вы видите, веду машину на юг, а точнее, в Бейонн.
Элоэ оглянулась назад, чтобы взглянуть на большой красный «мерседес», хромированный корпус которого поблескивал на солнце.
– Красивая машина. А они… Они… Вас наняли водить ее?
На его лице появилось странное выражение, когда он полушутя-полусерьезно произнес:
– Это вы вежливо интересуетесь, не украл ли я ее?
– Нет, нет, конечно, нет, – запротестовала Элоэ. Однако щеки ее покраснели, а в голосе просквозили фальшивые нотки, чего она не смогла скрыть.
– Я бы больше хотел услышать то, что вы думаете.
– Вы ведь не украли ее, нет? Скажите мне правду, пожалуйста, скажите мне правду. Я хочу доверять вам, – жалобно произнесла Элоэ, как будто это она должна защищаться, а не он. В ее голосе слышалось почти рыдание, и он заметно смягчился.
– Зачем вам волноваться за меня? Я того не стою. Но, чтобы успокоить вас, я еще раз заверяю, что я не украл эту машину.
– И вы устроились на работу? – настаивала на своем Элоэ.
Опять ей показалось, что он слегка заколебался, прежде чем ответить.
– Да, в каком-то роде, – наконец признался он.
– Не сочтите меня дерзкой за то, что я задаю вам все эти вопросы, но я думаю, если… Я искренне считаю, что… я чувствую своего рода ответственность за вас.
– Потому что дали мне уйти? – поинтересовался он с неожиданной улыбкой. – Но вы не представляете, что на себя берете. Любому, кто принимает на себя ответственность за меня, грозит шанс испытать разочарование, сожаление и – могу ли я быть столь самонадеянным, если добавлю – несчастье.
– Но почему? – удивилась Элоэ.
– Потому что, как вы уже знаете, я ни на что негодный. Как говорят, в семье не без урода. Я тот, кто предпочитает катиться к дьяволу своим путем.
– И все же, вам не может нравиться такая жизнь. Она не делает вас счастливым.
– Откуда вам знать?
– Потому что вы не выглядите счастливым, по крайней мере, я этого не заметила за все время, что общаюсь с вами.
– А вы, такая добродетельная, счастливы?
– Да, ужасно счастлива.
Ее мысли избегали воспоминания о тех ночах, когда она волновалась за него, когда она испытывала одновременно и гнев и разочарование из-за пропажи броши Лью.
– И все же, ваша добродетель, кажется, позволяет вам попадать в неприятные, если не несчастливые, ситуации.
Она покраснела, затем импульсивно сказала:
– Я не поблагодарила вас за то, что вы меня спасли. Я была напугана, страшно напугана.
– Если бы я не увидел вас… Забудьте об этом. Нет ничего хорошего в том, чтобы думать о таких вещах. Будьте более осторожной в следующий раз. Нельзя доверять каждому так, как вы доверились мне.
– Но это совсем другое дело, – улыбнулась Элоэ. – То, что случилось сегодня утром, было так неожиданно. Я… я никогда не думала, что… что-нибудь подобное может произойти со мной.
– Как вы причесываетесь?
– Причесываюсь? – изумленно переспросила она, глядя на него широко раскрытыми глазами.
– Вы что, никогда не смотритесь в зеркало? – пояснил он.
– Вы… вы имеете в виду то, что… мое лицо привлекает таких, как мистер Калверт? О, нет. Обычно нет. У меня никогда не было неприятностей подобного рода, за исключением… За исключением одного вечера.
Она вдруг вспомнила, как однажды ее преследовал мужчина в парке, но, чувствуя, что не сможет объяснить, что произошло тогда, умолкла, глядя на залитую солнечным светом длинную пустынную дорогу.
Дикс взглянул на свои наручные часы.
– Если мы тронемся сейчас и поедем без остановок, то будем в Туре около половины седьмого или в семь, – сказал он. – Я хочу найти вам комнату в приличном отеле, а затем собираюсь пригласить вас на ужин.
– Но… но, я думаю, что я должна поднажать.
– Чепуха! За сегодняшний день вы сделаете предостаточно, достигнув Тура. Кроме того, для меня было бы удовольствием пригласить вас на ужин.
– Я полагаю, что должна сказать вам «нет». – Элоэ отвернулась от него. – В конце концов, я не знаю вас, а вы…
– Ваша мама вам говорила, что вы не должны принимать приглашения от незнакомых мужчин, – сказал он, улыбаясь. – Но так ли уж я незнаком вам?
Элоэ вынуждена была признать, что у нее сложилось такое ощущение, будто она давно его знает. Он стал частью ее жизни. Она о нем думала беспрерывно, начиная с того самого вечера. Она же молилась за него, она была несчастной и обиженной из-за того, что он обманул ее. А сейчас он пришел ей на помощь, когда она так нуждалась в защите.
– Я веду себя глупо, – прошептала она, сдаваясь. – И я с удовольствием пойду с вами на ужин, но при условии, что заплачу за себя сама.
– Вы хотите меня оскорбить?
– Вы знаете, что я не собиралась этого делать, – покачала головой Элоэ. – Но я тоже бедна. Я знаю, что такое считать каждый пенс, отказывать себе в том, чего ты очень хочешь, чтобы позволить себе что-либо другое. Миссис Деранж выделила мне деньги на это путешествие. Я должна заплатить за свой ужин, хотя, с вашей стороны, очень любезно пригласить меня на ужин в качестве гостьи.
С минуту он молчал с таким видом, будто размышлял над тем, что она сказала, а потом рассмеялся.
– Ваша честность невероятна. А вам не кажется, что, раз вы стеснены в финансах, было бы намного лучше поужинать со мной, позволить мне заплатить за вас, а деньги, которые вы должны были бы потратить на это, положить к себе в карман?
– Нет, конечно, я такого не сделаю. Это было бы нечестно. Кроме того, мне пришлось бы врать, а вы, так же как и я, знаете, что это неправильно.
– Да, знаю. Но я удивляюсь, неужели кто-нибудь в наши дни все еще живет по таким меркам?
– Мой отец. И таких людей, как он, должно быть, миллионы, мужчин и женщин, которые пытаются поступать правильно, чего бы им это ни стоило, как бы тяжело еще ни было.
– Вы действительно думаете, что я могу стать одним из них?
– Я знаю, что вы можете. – Она взглянула в его глаза. – Я знала об этом с первого же момента, как только вас увидела. Вы не обычный тип… – она запнулась на следующем слове.
– Мошенника? – подсказал он с той легкой усмешкой, которую она так хорошо знала.
– Это ужасное слово, – продолжала Элоэ. – Но вы понимаете, что я имею в виду. Забудьте свое прошлое, забудьте все то, что вы делали и из-за чего вам сейчас должно быть стыдно. Забудьте все, что вы хотите забыть. Начните сначала, совершая только те поступки, которые будут достойны вас, которые будут правильными. Это принесет вам самоуважение, заставит вас гордиться самим собой.
– Легко говорить!
– Если это так, то, значит, я вас обманываю. Да, бывает тяжело, ужасно тяжело порой, и все-таки вы никогда не пожалеете, если последуете моему совету. Я в этом уверена!
– Вы очень убедительны. А теперь, может быть, мы поедем и поговорим об этом за ужином?
– Да, конечно, – согласилась Элоэ.
Она почувствовала себя немного виноватой, оттого что могла его утомить своими нравоучениями. Она не должна читать проповеди, не должна взывать к душе человека так назойливо.
Она часто слышала, как ее отец говорил о том, как они, мальчики и девочки, посещавшие молодежные клубы, выходили из себя при появлении людей, читавших им лекции о том, как себя вести. В то же время она чувствовала, что дорог каждый миг; она не должна упускать ни секунды, чтобы успеть помочь Диксу.
– Я поеду за вами следом, – сказал Дикс, открывая дверцу машины. – Это на тот случай, если с вами опять случится какое-нибудь приключение. На дороге достаточно указателей, так что вы не собьетесь с пути. Вы можете ехать так быстро, как только пожелаете, я не отстану от вас.
– Я прекрасно это понимаю, – улыбнулась она.
– Но никакого риска, – скомандовал он после того, как захлопнул дверь, и, обойдя вокруг машины, встал у ее окна. – Вы знаете, что машина – слишком большая вещь для такого маленького создания, как вы.
– Это самая чудесная машина на свете, на которой я когда-либо ездила, – ответила Элоэ. – Я все еще продолжаю удивляться, неужели это правда, неужели у меня появилась возможность побывать здесь, во Франции?
– Вы никогда не были во Франции? – спросил он, почти не веря.
Она отрицательно покачала головой.
– Тогда я должен вам показать здесь массу интереснейших вещей. Давайте не будем тратить время на эту скучную дорогу. Вперед, в Тур. Остановитесь только перед въездом в город, и я поведу вас дальше. Я знаю, где находится отель, в котором вы остановитесь.
Элоэ завела машину и включила радиоприемник. Пока она ехала, она вдруг поймала себя на том, что напевает веселые мелодии, лившиеся из него.
Дорога была совершенно прямая, и движение по ней было небольшое, за исключением провинциальных городков, через которые они проезжали. По обе стороны дороги, в полях, трудились фермеры, а над головой иногда пролетали самолеты, серебрясь на фоне голубого неба. Во всем остальном мир казался пустым и чистым. Только свежий ветер раздувал Элоэ волосы, да остро чувствовалось дыхание весны, которое, казалось, пропитало все вокруг своим неописуемым запахом.
Она нажала на педаль газа – и автомобиль резко начал переходить на шестьдесят, семьдесят, восемьдесят миль в час. От этого у нее появилось ощущение, будто она летит на крыльях. В боковом зеркальце она могла видеть «мерседес», шедший позади нее все время примерно на одном и том же расстоянии, что придавало ей чувство надежности и безопасности.
Они достигли Тура почти точно в половине седьмого, и, когда появились окраины города, Дикс взял лидерство на себя и повел ее за собой по широким бульварам, затем вдоль набережной Луары, пока они не оказались рядом с центром города.
Он притормозил около одного отеля, напротив которого была разбита клумба с цветами и фонтаном, искрящимся разноцветными брызгами в лучах заходящего солнца. Элоэ остановила машину у центрального входа. Носильщики поспешили взять ее чемодан и проводить в гостиничный гараж. Она въехала в узкую арку, и там ей показали дорогу в гараж, который запирался на ключ. Когда сопровождающий закрыл дверь гаража и вручил ей ключ, она обнаружила рядом с собой Дикса.
– Это слишком шикарный отель, – сказала она ему. – Я не способна предположить даже на секунду, что могу остановиться здесь.
– Это респектабельный отель, и здесь о вас позаботятся. Я переговорил с дежурным клерком в приемной, он поселит вас в номер задней части отеля, где будет спокойно и тихо. Завтра вам предстоит долгий путь.
– Я уверена, что здесь безумно дорого.
– Миссис Деранж, без сомнения, может себе это позволить. А сейчас перестаньте волноваться и идите собираться к ужину. Я зайду за вами через полчаса.
– А разве вы не здесь остановитесь?
Она не знала, почему, но ей была ненавистна мысль о том, что он может покинуть ее, хотя бы на короткое время.
– Я уже зарезервировал себе номер в другом месте. Не волнуйтесь, за вами здесь будут должным образом ухаживать.
Ей больше нечего было сказать, и она почувствовала себя почти брошенной, пока следовала за мальчиком-рассыльным вдоль коридоров к своему номеру, окна которого выходили на внутренний квадратный дворик. Ранее гостиница была постоялым двором, теперь ее мудро модернизировали, и к спальне была пристроена ванная комчата. О былых, менее роскошных временах напоминали только маленькие застекленные окошки с симпатичными ситцевыми занавесками.
Элоэ погрузилась в наполненную ванну и почувствовала, как усталость от долгого пребывания за рулем выходит из нее в теплую воду.
Она хотела бы, чтобы у нее был какой-нибудь яркий красивый наряд, но в ее распоряжении имелось только черное шелковое платье с белыми воротничком и манжетами и с черным кожаным пояском. Оно было очень скромным и очень подходило для маленькой секретарши, которой положено оставаться в тени.
Элоэ вдруг представила себя в одном из тюлевых, с блестками, платьев для коктейля, в которых Лью выходила на неофициальные ужины, или в платье из легкого шифона, которое надевалось с бархатной накидкой, отделанной лисьим мехом. Она глубоко вздохнула и рассмеялась над собственными фантазиями.
Единственная вещь, которую она могла сделать, чтобы себя украсить, так это расчесать волосы до блеска, похожего на мерцание золота, прикоснуться к губам помадой да постараться наложить на щеки пудру так мягко, чтобы она выглядела как пушок на только что сорванном персике.
Элоэ была готова в точно назначенное Диксом время. И все же она немного заколебалась перед тем, как спуститься вниз. Она неожиданно оробела при мысли об ужине с ним вдвоем. «Он бы никогда мне не поверил, – подумала она, – если бы узнал, что я впервые в жизни, а это действительно так, ужинаю наедине с мужчиной. Ничего удивительного в том, что я так волнуюсь». И полусмущенная от блеска собственных глаз, она схватила сумочку и выбежала из комнаты.
Дикс ожидал в холле отеля, при этом на него украдкой поглядывали две пожилые дамы, сидевшие в углу, и две юные француженки, которые сидели по обе стороны от тучного мужчины, по всей видимости, их отца.
Дикс сменил костюм на темно-серый, и все же, несмотря на мрачный цвет его наряда, Элоэ его облик показался каким-то разбитным, в нем было что-то довольно-таки лихое. Дикс выглядел как пират с гравюры восемнадцатого века, или, если угодно, на нем был некий налет разбойника. Его можно было отнести к разряду искателей приключений, которые колесят по белому свету не столько в поисках добычи, сколько из-за невыносимой скуки и прозы жизни.
Элоэ улыбнулась Диксу, который, не ответив на ее приветствие, взял ее под руку и повел к выходу. Красный «мерседес» стоял у подъезда. Они сели в него и все так же, без слов, тронулись с места.
В машине оказалось еще роскошнее, чем ожидала Элоэ. Она утонула в мягких комфортных сиденьях, заметив на щитке управления бледно-голубую, красиво исполненную эмаль с изображением Святого Кристофера.
– Вы не хотели бы владеть такой машиной? – спросила она, обращаясь скорее к самой себе, чем к Диксу.
– Я бы предпочел «бентли», – ответил он. – Я тут пробовал одну на днях в Лондоне и решил, что это превосходная машина.
– Я ни разу не ездила на такой.
– Я должен… – начал было он, затем вдруг осекся. Ее заинтересовало, что же такое он хотел сказать, а потом смутился. Вопросам, роившимся в ее голове, невозможно было противостоять. Как могло такое получиться, что ему представился шанс прокатиться на «бентли»? А какое отношение он имел к этой величественной машине? Действительно ли ему поручили пригнать ее в Бейонн? Она хотела бы, чтобы ее не одолевали подобные мысли. Стоит только начать копаться во всем этом, и она уже не сможет остановиться, не сможет доверять ему так, как хотела бы.
Элоэ была благодарна тому, что их поездка не заняла много времени. Они подъехали к ресторану и через несколько минут были уже внутри.
Зал был маленький, столики располагались в небольших альковах, так чтобы каждый посетитель мог чувствовать себя здесь максимально уединенно. В дальнем углу зала стоял гриль, около которого суетились два повара в белых колпаках, деловито переворачивая цыплят на вертеле.
Она оглядывалась вокруг. Почти все альковы, казалось, были заняты, в центре зала было несколько столиков, за которыми в силу вынужденной необходимости сидели посетители, подошедшие позже.
– Я уже сделал заказ, – сказал Дикс. – Я хочу, чтобы вы отведали все фирменные блюда этого ресторана, а на их готовку, как вы знаете, им потребуется определенное время.
«Все это, должно быть, будет очень дорогим», – подумала Элоэ в смятении. Она хотела сказать ему, что не очень голодна и выберет в меню что-нибудь подешевле; а теперь ей не оставили выбора, и она почувствовала себя неуютно при мысли о том, что отпущенные ей деньги иссякнут, прежде чем она доберется до Биаррица.
Ужин был роскошный. Здесь были и лангусты, приготовленные в специальном соусе, и мясо дикой утки. Дикс заказал вино, букет которого был настолько тонким и вместе с тем ароматным, что ей казалось, будто она чувствует на губах вкус самого винограда, налитого соком.
Они говорили о пустяках: о ресторане, об их поездке, об истории Тура; и все-таки на протяжении всего вечера у Элоэ оставалось ощущение, что это был один из самых волнующих вечеров в ее жизни.
– Я много читала о таких местах, как это, – сказала она. – Я почему-то думала, что никогда не попаду в подобное заведение. Да и вообще я никогда не думала, что попаду во Францию.
– Когда-нибудь вы должны побывать в Париже, – заявил он. – Это самый красивый город в мире, и в его воздухе витает что-то, что делает людей веселыми, счастливыми и беззаботными, так что неспроста его называют «Веселый Город».
– А ваш дом в Париже? – спросила Элоэ.
– Я прожил там достаточное количество времени в своей жизни, – ответил он уклончиво.
– И все же вы покинули его и переехали в Лондон. Почему?
– Между прочим, я просто останавливался в Лондоне в этот раз. У меня были причины для этого.
– А я почему-то подумала, что вы там живете. Сказать по правде, я даже не смогла точно определить, где ваша Родина? Я поняла только, что вы не англичанин.
– Я выходец с юга. Иногда я зову себя баском, однако в действительности я родился во французской семье. Мой дом находится недалеко от Пиреней.
– И вы сейчас едете домой?
– Вроде того.
Она подумала: «Это меня не касается, я не должна его допрашивать». Однако ее раздирало любопытство, и не только потому, что он был по природе скрытным, а еще и потому, что она подозревала его в причастности к чему-то такому, что не выдержало бы ни одного расследования. Машина, деньги, его портсигар, его одежда.
Как же ей соотнести все это с человеком, который был готов рисковать свободой ради каких-то там украшений или побрякушек в гостиничном номере? За всем этим что-то стояло, и рано или поздно она должна это выяснить, несмотря на страх перед тем, что она может узнать при этом.
Элоэ слегка вздохнула. Дикс взглянул на нее с опаской.
– Вам уже наскучило? – поинтересовался он.
– Нет, нет, конечно, нет. – Она улыбнулась. – Я как раз сейчас думала о том, как это все отличается от моей прежней жизни.
– Надеюсь, у вас не начинает входить в привычку ужинать с проходимцами? – спросил он провокационным голосом.
– Я не это имела в виду, – быстро ответила она. – У меня вообще нет привычки обедать с кем бы то ни было, если уж на то пошло.
– Вы что, серьезно? Думаете, я поверю, что у вас нет возлюбленного?
– Нет, конечно, нет. У меня не было возможности встречаться с мужчинами в Лондоне, а когда я жила дома, мы вели очень скромный образ жизни и виделись с ограниченным кругом людей, за исключением разве что охотничьего сезона. Тогда охотничьи домики заполнялись, и, хотя их владельцы очень мило к нам относились и часто приглашали нас на обед по воскресеньям, пока не удили рыбу или не охотились в лесу, все равно вы их больше не увидите до следующего сезона.
– Итак, вы уехали в Лондон. Чтобы найти мужа? Элоэ приняла более холодный вид. Дикс моментально наклонился к ней, извиняясь.
– Простите меня, – сказал он, касаясь ее руки. – Я не должен был этого говорить. Я просто хочу сказать, что в это трудно поверить – вы с вашей внешностью и никогда не имели мужчин, которые бы приглашали вас на обед, на ужин, на танцы и на всякие другие развлечения.
– Они не могли меня приглашать, потому что не знали меня, – ответила Элоэ. – А живя в общежитии, действительно уже никого не встретишь в свободное от работы время. Иногда я выходила в кино с одной из своих соседок, один или два раза сходила в театр в одиночестве, но обычно я просто сидела дома и читала.
– А вам не казалось, что вы что-то упускаете в своей жизни?
– Думаю, что казалось. Но я ничего не могла изменить.
– Кто не рискует, тот ничего не достигает!
– Я не знала, в чем мне рисковать, – засмеялась она.
– Значит, вы никогда не были влюблены?
– Нет.
– Предположим, вы влюбитесь в кого-нибудь, что тогда?
– Тогда, я надеюсь, смогу выйти за него замуж. Что же еще?
– Действительно, что же еще! – повторил он. – Так сказать, логическое завершение путешествия.
Она озадаченно взглянула на него, слегка нахмурившись.
– Что вы хотите этим сказать?
– Я пытаюсь вас понять. Я нахожу невероятным то, что такая привлекательная и хорошенькая девушка, как вы, могла так долго уходить от реальности.
– Все зависит от того, что вы называете реальностью, – ответила Элоэ. – Если под реальностью вы подразумеваете любовь, тогда вы правы. Если вы имеете в виду жизнь, тогда я не согласна с вами. Я не думаю, что люди, с которыми я познакомилась в Лондоне, коренным образом отличаются от тех, с которыми я была знакома в Шотландии. Они все жили в своих проблемах и заботах. Все они сражались и стремились к чему-то – не важно к деньгам ли, к положению или к чьему-либо расположению.
– А вам ничего этого не нужно?
– Вы пытаетесь навязать мне роль занудной резонерши, – заявила Элоэ. – Конечно, я всего этого хочу. Я хочу зарабатывать кучу денег, я хочу добиться такого положения, чтобы мои отец и мать могли гордиться мной, я хочу влюбиться до безумия, до сумасшествия в кого-то, кто бы влюбился в меня.
– Вы думаете, это может случиться без какого-либо усилия с вашей стороны. Просто ничего не делать, а только сидеть дома и читать книгу?
– Если этому суждено быть, то так оно и будет. Как говорила одна старая деревенская женщина, когда я была ребенком: «Суженый когда-нибудь придет. Ни один из ветров, дующих с моря, не сможет этому помешать».
– Потрясающий фатализм! – воскликнул Дикс. – Мне интересно, может быть, у нас, во Франции, дело поставлено лучше?
– Вы имеете в виду… Выходить… Брак по расчету?
– Так вы знаете и об этом? – улыбнулся Дикс.
– Да, конечно. А почему нет, миссис Деранж… Она неожиданно остановилась, вспомнив, что это был не ее секрет и она не должна излагать ее личные дела абсолютно чужому человеку.
– …Миссис Деранж говорила мне об этом, – закончила она. – Я понимаю, что во Франции даже сегодня в очень хороших, самых лучших семьях браки все еще устраиваются по расчету.
– Среди крестьян и средних слоев населения, я думаю, это как правило, – ответил Дикс. – Некоторые аристократы, из тех, что стали космополитами, избавились от подобных пережитков, но большинство все еще остается приверженным традициям прошлого.
– А что вы думаете о таких браках? – спросила Элоэ.
– Мне известны некоторые такие браки, которые были чрезвычайно удачными. Но, конечно, в этих случаях обычное явление – вступать в брак, зная, что муж и жена будут идти своим путем во всем, что касается сердечных дел.
– Вы имеете в виду, что они будут любить других, не разрывая уз брака? – поинтересовалась Элоэ.
– Да. Муж заведет любовницу, жена – любовника, и ни одна из сторон не будет возражать.
– Я думаю, что это неправильно и ужасно. А предположим… Предположим, девушка полюбит всем сердцем мужчину, который просто дает согласие на подписание брачного контракта, организованного его родителями? Что тогда?
– Это будет контрактом и для нее. Если она в него влюбится, возможно, ей повезет, если она сумеет добиться от него ответной любви.
– Это неправильно! – воскликнула Элоэ. – Совершенно, совершенно неправильно. Любовь должна быть единственной причиной брака.
Он улыбнулся на то, с каким жаром она это произнесла.
– Предположим, – сказал он, – у вас появилась возможности выйти замуж за человека, занимающего очень высокое положение в обществе, который смог бы дать вам все, чего бы вы пожелали, смог бы оказать заботу вашим родителям, который был бы добр и любил вас, но вы знали бы, что у вас никогда не появится к нему ничего, кроме, возможно, уважения и привязанности? Что бы вы тогда сказали?
– Я бы сказала «нет». Я никогда не выйду замуж до тех пор, пока не полюблю сама.
– С другой стороны, – продолжал Дикс, – предположим, вы влюбились в кого-то, кто ничего не может вам дать, не вызывает одобрения со стороны ваших родителей, не может по-настоящему вызывать у вас уважения или восхищения, но вы, тем не менее, независимо от себя влюблены в него. Что тогда?
Элоэ показалось, что ресторан вдруг затих, как будто все разом замолчали и ждут ее ответа. Вопрос, казалось, повторялся и повторялся вновь у нее в голове, как будто его там высекли огненными буквами. И шепотом она ответила:
– Я не знаю! Я не знаю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вор и любовь - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Вор и любовь - Картленд Барбара



Очень хороший роман))))
Вор и любовь - Картленд БарбараЛапочка
9.08.2013, 22.42





бред полнейший!
Вор и любовь - Картленд БарбараАлина
10.08.2013, 0.58





Согласна, роман очень интересный!)
Вор и любовь - Картленд БарбараФэйзэ
24.01.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100