Читать онлайн Вор и любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вор и любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вор и любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вор и любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Вор и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Переезд из Лондона до аэродрома Лидд был волнующим, но без каких-либо происшествий. Поначалу Элоэ не верилось, что это именно она сидит за рулем такой великолепной машины, стремительно и плавно летящей вперед от одного только легкого прикосновения ее ноги, такой маневренной и не идущей ни в какое сравнение со старым побитым «остином», который ей довелось водить в прошлом.
Ей предстояло пересечь Ла-Манш не раньше одиннадцати тридцати. Однако она выехала с большим запасом во времени, помня о том, что ей надо вести машину медленно, чтобы к ней привыкнуть, а также на случай, если она собьется с пути и ей придется искать дорогу.
Элоэ никогда раньше не бывала к югу от Лондона. Накануне ночью она легла спать в слезах, но утром, когда она проснулась, солнце ярко светило в окно, и она поняла, что сейчас не время пребывать в депрессии, когда ей так много предстоит сделать. Прошлой ночью она сказала себе, что ненавидит людей и ее вера в человечество потеряна. Однако утром она поймала себя на том, что улыбается горничной, которая пришла за ней, и официанту, принесшему ей завтрак, и портье, которые провожали ее с отеческими наставлениями быть осторожной; и ее сердце опять потеплело по отношению к роду людскому.
Только глубоко внутри в какой-то момент она почувствовала уколы горечи, которую прежде она не испытывала: ведь ее предали. «Смешно, – говорила она себе, – обращать внимание на то, что какой-то незнакомец меня обманул». И все же она ему поверила, она молилась за него, поэтому рана в ее душе не заживала и ей требовалось огромное усилие, чтобы не думать об этом.
Она прибыла в Лидд намного раньше, выпила чашку кофе и стала наблюдать за прибывающими самолетами. В этом было что-то завораживающее – смотреть, как из больших серебристых самолетов, похожих на воздушные города, появляются автомобили, которые тут же перегружались, чтобы опять взмыть в бледно-голубое небо, легко и грациозно. Время пролетело так незаметно, что Элоэ даже удивилась, когда увидела «кадиллак», загружаемый на самолет, и услышала свое имя с требованием подойти к службе паспортного контроля. А затем, всего несколько минут спустя, как ей показалось, она была уже в воздухе, в первый раз в своей жизни, пролетая над распростершейся внизу игрушечной Англией, с ее полями и садами, моментально промелькнувшими, а самолет уже летел над открытым морем.
Миссис Деранж и Лью были такими опытными путешественницами, что Элоэ не осмелилась им признаться не только в том, что она никогда в жизни не летала, но и что она вообще никогда не выезжала за пределы Англии. Она не обманывала их сознательно, они же не спрашивали ее об этом. Однако сейчас она впервые почувствовала испуг, ее тревожило, что она может не проявить той должной сноровки и расторопности, которые от нее ожидались.
Но вот уже показалась длинная песчаная полоса побережья Франции, вдоль которой плескалось море. Самолет начал кругами снижаться. Перед Элоэ промелькнули красные крыши домов, река с переброшенным через нее широким мостом. Послышался глухой удар, и самолет начал подруливать к длинным белым зданиям.
Итак, она была во Франции! Процедура прохождения французской таможни и прочие формальности в аэропорту заняли всего лишь несколько минут, и вот она уже опять за рулем своего автомобиля выезжает через ворота аэропорта на широкую, пролегающую через лес дорогу до Ле-Тука.
– Я должна помнить, что надо ехать по правой стороне! Я должна помнить, что надо ехать по правой стороне! – твердила сама себе Элоэ.
Она с ужасом думала о том, как бы не забыться, как бы не разбить вдребезги этот великолепный автомобиль.
Привычка к левостороннему движению сейчас ей даже помогала вести машину, хотя в Англии это казалось ей утомительным. Вскоре, забыв все свои страхи, она буквально поедала милю за милей, несясь вдоль длинной ровной дороги, на которой, казалось, единственными путниками были те, кто ехал в крестьянских повозках да в небольших случайных «ситроенах».
Она сделала остановку в два часа и съела сандвичи, которые прихватила с собой из Лондона. Элоэ очень торопилась и не хотела терять ни минуты даже на то, чтобы остановиться и перекусить, хотя ее очень привлекали симпатичные маленькие кафе и бистро, мелькавшие на ее пути; она даже жалела о своей спешке.
Казалось, никого не было быстрее ее, когда она вновь тронулась в путь. Только однажды, когда Элоэ приближалась к Руану, неожиданно сзади раздался резкий громкий гудок автомобиля, и огромный красный «мерседес» пролетел мимо нее в тот момент, когда она перестраивалась вправо.
Ее взгляд всего лишь на какую-то долю секунды задержался на водителе. Он неудержимо напомнил ей Дикса. «Сама мысль о такой вероятности просто смешна, – сказала она себе. – Неужели каждый темноволосый иностранец будет напоминать мне о человеке, который обманул меня, о воре, которого, если бы я выполнила свой долг, должна была немедленно сдать в полицию?»
Она вновь начала корить себя за кражу сапфировой броши Лью. Не то чтобы потеря была слишком велика. Драгоценности Лью были застрахованы, единственное, что Элоэ никак не могла выбросить из головы, это то, что она явилась соучастницей преступления. Если бы она позвала на помощь сразу же, как только увидела мужчину, стоящего около туалетного столика, его бы тут же заставили вывернуть все карманы.
Может быть, и другие постояльцы отеля пострадали, может быть, он действительно ее ловко провел, сыграв на ее чувствах, вызвав в ней симпатию? Она занималась самобичеванием по поводу собственной мягкотелости.
– Я молода, неопытна и чрезвычайно глупа, – твердила она себе. Первые два определения были, по сути дела, правдой, но никогда еще до настоящего момента ей не приходило в голову, насколько она была неопытной в общении с подобным миром.
Она считала, что разбирается в человеческой натуре, потому что видела нищету, потому что вместе с отцом работала в шахтерских поселках. Она знала, что это значит, когда люди могут возвыситься над такими часто встречающимися в жизни вещами, как отсутствие денег, пьянство, болезнь и даже некоторые пороки. Однако ничто не подготовило ее к бессердечию и жестокости социальной жизни, к равнодушию людей, имеющих море денег, которые им потворствовали и защищали от всяких столкновений с элементарными трудностями жизни.
Нет, она до нелепого была несведуща в подобных проявлениях поверхностного существования. Она не понимала, как могла Лью серьезно рассматривать возможность замужества только лишь из-за того, что оно принесет ей титул; она не понимала, как мог человек искренне и честно смотреть ей в глаза и красть, уговаривая ее при этом поверить ему.
Наступил вечер, когда Элоэ почувствовала, что она голодна. Пустой желудок давал о себе знать, намекая ей почти с болью на то, что пора бы остановиться и хорошо поесть. Она ехала уже почти восемь часов без перерыва и по карте определила, что приближается к небольшому городку Аленкон. В путеводителе указывалось, что там есть ресторан под названием «Ле Пети Ватель». Элоэ надеялась, что он не очень дорогой; она была наслышана, что еда во Франции недешева, и хотя миссис Деранж дала ей деньги на расходы, она не сомневалась в том, что ей предстоит отчитаться о каждом потраченном пенни.
Элоэ въехала в Аленкон и без особого труда нашла ресторан. Он располагался на маленькой узкой улице с подъездной площадкой, на которой можно было оставить машину. Там уже было припарковано несколько машин, и, когда Элоэ открыла дверь и вступила в небольшое полуподвальное помещение ресторана, она увидела, что он переполнен.
Это был веселый, типично французский ресторанчик с красными в клетку скатертями и соответствующими занавесками. В дальнем конце зала суетился шеф-повар в высоком белом колпаке, который то появлялся, то исчезал с изогнутым ножом в руке. Симпатичная официантка приветствовала Элоэ улыбкой.
– Одно место, мадемуазель? – спросила она.
– Да, пожалуйста.
Официантка беспомощно оглянулась и заговорила с другой девушкой, которая только что спустилась вниз по лестнице в нижний зал. Та покачала головой и развела руками. Было совершенно ясно, что верхний зал тоже переполнен. Официантка оглянулась. За столиком у окна сидел одинокий мужчина. Она кивнула Элоэ и пошла через зал.
– Вы не будете возражать, месье? – спросила она, отодвигая стул для Элоэ.
– Да… Да, конечно, – заверил он.
– О, вы англичанин, – воскликнула Элоэ. – Вы не возражаете, если я сяду за ваш столик? Тут абсолютно все занято.
– Нет, конечно, нет.
Она села. Мужчина напротив слегка потеснился. Он был одет довольно ярко, и Элоэ показалось, что он не так уж и молод. У него были каштановые, гладко зачесанные волосы, маленькие аккуратные усики и почти заискивающая улыбка поверх очень белых зубов.
– Вы здесь остановились? – поинтересовался он.
– Нет, я еду в Биарриц, – ответила она.
– На машине?
– Да.
– Но наверняка вы останетесь здесь на ночь?
– Я еще не решила. Я хотела бы продвигаться вперед как можно быстрее, но мне не очень-то хочется ехать в темноте, ведь я не знаю дороги.
– Тогда примите мой совет и оставайтесь на ночь в этом городе. Здесь есть небольшая, довольно милая гостиница «Гранд Серф». Я там сам остановился и могу вам показать, где она находится.
– Очень любезно с вашей стороны, – сказала Элоэ с сомнением. – Я думала, что, может быть, смогу проехать еще час или около этого.
Мужчина напротив взглянул на часы.
– Сейчас восемь часов, – сказал он. – Вы, скорее всего, не успеете закончить свой ужин раньше девяти.
Здесь вкусно готовят, но, как вы знаете, во Франции всегда приходится долго ждать.
– Наверное, мне разумнее всего было бы остаться, – согласилась Элоэ.
– Именно так.
Мужчина придвинул свой стул поближе к столу и произнес:
– Позвольте представиться, меня зовут Бэйзил Калверт.
– А меня – Элоэ Деранж.
– Что же, мисс Деранж… Я полагаю, что вы мисс, – сказал он, взглянув на ее руки, на которых не было колец. – Я думаю, что мне повезло в том, что мы встретились. Я как раз думал о том, как бы мне хотелось поговорить с кем-то, и вдруг появляетесь вы, все равно что подарок судьбы, так сказать.
– Так вы не говорите по-французски? – удивилась Элоэ.
– О, я прекрасно говорю по-французски. Кстати сказать, я являюсь представителем компании винных изделий. Вы, возможно, слышали о ней, «Хардакр энд Ват-форд» на улице Сейнт Джейм.
– Нет, боюсь, что нет.
– О, это довольно известная компания. Я выезжаю в командировки два-три раза в год, и, я вас уверяю, я знаю свое дело. Но мне не всегда выпадает шанс пообщаться с людьми в этих поездках. Сплошной бизнес! Очень часто чувствуешь себя совершенно одиноким.
– Я вам вполне верю, – улыбнулась Элоэ. – Однако это, должно быть, интересная работа.
– Это просто работа, вот и все.
Мистер Калверт производил на Элоэ впечатление скучного человека, у которого полностью отсутствовало какое-либо воображение, и она пожалела о том, что не может посидеть за ужином в одиночестве и просто понаблюдать за другими людьми в ресторане. Не было никакого сомнения в том, что ее компаньон очень любил поговорить.
– Я очень миролюбивый парень, – продолжал он. – Вы можете удивиться, почему я до сих пор не женат. Наверное, потому, что я до сих пор не встретил подходящую девушку, но это я не к тому, что я не встречался со многими девушками, если уж на то пошло.
В нашем местном теннисном клубе меня называют донжуаном и дразнят по поводу моих подружек. Но я всегда отвечаю им: «Да, я такой». Я имею в виду, что если у вас есть чувство юмора, вы не должны обижаться, когда вас дразнят. Вы не согласны со мной?
– Да, да, конечно.
Она поняла, что Бейзил Калверт не очень-то и ждал от нее красноречия. А поскольку она соглашалась с тем, что он говорил, и периодически улыбалась его довольно нудным шуткам, то он был просто счастлив и продолжал свой монолог.
Он был почти прав, когда говорил о том, сколько времени потребуется на ужин. На самом деле было без четверти десять, когда Элоэ и он расплатились по своим счетам.
– Обслуживание входит в стоимость, – заявил он авторитетно. – Вам не нужно оставлять чаевые. Не забывайте, находясь во Франции, следить за этим и, если вы примите мой совет, проверяйте счета. Необходимо всегда быть начеку, когда имеешь дело с иностранцами.
– Да, да, наверное, вы правы, – согласилась Элоэ, думая о том, какой же нудный этот человек. – Не могли бы вы подсказать мне название отеля, о котором вы упоминали? – спросила она.
– Я покажу вам дорогу, – ответил мистер Калверт. – Вы ведь не будете возражать против того, чтобы меня подбросить?
– Нет, конечно, нет.
Они сели в машину и поехали вниз по узкой улочке по направлению к красивой старой площади. «Гранд Серф» оказался небольшим, чрезвычайно чистым отелем, в котором царил дух стабильного комфорта без малейшего намека не претенциозность.
– Я привел к вам еще одного клиента, – весело обратился мистер Калверт к мужчине, сидевшему за приемным столом. – Это моя соотечественница, следующая в Биарриц. У нее великолепный американский автомобиль, который мы только что припарковали в гараж. Я надеюсь, его никто не украдет до утра.
– С машиной все будет в порядке, месье, – последовал довольно агрессивный ответ.
Элоэ почувствовала неловкость из-за того, что люди могут подумать, будто бы она сомневается в их честности. К ней подошел мальчик-посыльный, чтобы взять чемодан, и она протянула руку мистеру Калверту.
– Спасибо вам огромное за то, что вы меня сюда привели. До свидания! Желаю вам приятного путешествия, – сказала она.
Он задержал ее руку в своей.
– Я как раз собирался с вами об этом поговорить. Вы завтра будете проезжать через Тур, а это как раз то место, куда я следую. Я собирался ехать туда на автобусе, но я буду вам премного благодарен, если вы меня туда подбросите. Вы, без сомнения, выезжаете туда раньше и поедете намного быстрее. С вашей стороны это было бы настоящей любезностью.
Элоэ колебалась. У нее не было никакого желания обременять себя таким занудой, но что еще она могла сделать в такой ситуации?
– Да, конечно, – согласилась она. – Но я хочу выехать завтра рано утром. Скажем, в девять часов утра?
– Это меня устраивает, – сердечно ответил мистер Калверт. – Что ж, спокойной ночи, желаю приятных сновидений.
Он воодушевленно пожал ей руку, и Элоэ улизнула наверх по лестнице в свою комнату.
«Какая досада, – подумала она, когда осталась одна. – Завтра моя поездка будет полностью испорчена из-за того, что мне придется выслушивать мистера Калверта. Он такой самодовольный и явно не может говорить ни о чем другом, кроме как о себе самом. Его даже не особенно интересует торговля вином или виноградники, которые он посещает. Я не сомневаюсь, что он мог бы знать много интересного обо всем этом, если бы хотел».
Элоэ задалась вопросом, смогла бы она набраться мужества и сказать, что ее наниматель не желает, чтобы она подсаживала в машину кого-то еще. Затем, однако, она как-то себя успокоила тем, что это был бы недобрый поступок. В конце концов, он был таким же путешественником, как и она, и ее отец выразил бы неодобрение, если бы она отказала кому-нибудь в доброй услуге только из-за того, что она считает его занудой.
И в то же время она знала, что завтра ей предстоит утомительное испытание и больше ничего. Уже засыпая, Элоэ подумала, а сможет ли она когда-нибудь вообще путешествовать с кем-то, кого бы она любила, с кем находиться рядом доставляло бы ей удовольствие?
Утром она проснулась и столкнулась с первыми трудностями, не в пример предыдущему дню, который прошел гладко. В четверть десятого при попытке вывести машину из гаража, она обнаружила, что что-то случилось со стартером.
И, конечно же, именно мистер Калверт нашел и привел кого-то из местного гаража. Механик в голубом комбинезоне и берете, небрежно сдвинутом на один глаз, покопался в капоте и заявил, что машину нужно отбуксировать в их гараж, чтобы там произвести необходимый ремонт.
– Пожалуйста, не ждите меня, – сказала Элоэ мистеру Калверту. – Вы успеете на автобус.
– Нет, теперь вы не можете от меня ожидать такого неблагородного поступка. Я не брошу даму в беде, – ответил он. – Я помогу вам проследить за всем этим, и, пожалуйста, не беспокойтесь. Ремонт сам по себе будет несложным; проблема заключается в этих парнях, которые так много болтают, что вы не можете добиться от них выполнения какой бы то ни было работы.
– Но я знаю, что вы хотите попасть в Тур как можно быстрее, – взмолилась Элоэ. – Я вам обещаю, что со мной будет все в порядке.
– Я так не думаю.
У Элоэ упало сердце при мысли, что ей предстоит его выслушивать еще дольше, чем она рассчитывала.
После доставки машины в гараж выяснилось, что механики знают свое дело, и надежды Элоэ возросли, когда они установили причину поломки и сообщили, что у них есть необходимая деталь для замены. Однако они не очень-то торопились.
В гараж то и дело заглядывали какие-то люди, чтобы поздороваться или поговорить о машинах, которые они вывозят или ввозят в гараж, и, естественно, все без исключения останавливались в восхищении перед «кадиллаком» и вступали в разговор с механиками, которые его ремонтировали.
Элоэ казалось, что все это занимает безмерное количество времени, в то время как мистер Калверт явно наслаждался каждой минутой происходящего. В конечном итоге, доведенная до изнеможения, Элоэ выскользнула из толпы мужчин, собравшихся вокруг «кадиллака», и перешла на другую сторону дороги по направлению к красивой средневековой церкви, которую она заприметила до этого.
Она открыла дверь и вошла внутрь. Мгновенно все ее раздражение исчезло. В темноте прохладного, наполненного запахом фимиама, нефа церкви царил покой. Стекло в окнах было красивым и отбрасывало рубиновые и сапфировые блики на каменном полу. Перед многими статуями в молельнях мерцали зажженные свечи, и Элоэ долгое время стояла, испытывая такое чувство, как будто она очутилась в совершенно ином мире. В атмосфере католической церкви всегда присутствовало что-то, что ее глубоко затрагивало. Она однажды поделилась этим с отцом, и он ответил:
– Бог вездесущ. Только мы это особенно ощущаем, когда двое или трое объединяются в своих молитвах во имя Его на века.
«Должно быть, вера делает атмосферу такой насыщенной, – подумала Элоэ, – вера тех, кто молился о своем со всей силой души и сердца».
Она поднялась в неф и вошла в небольшую красивую капеллу для женщин, которая была украшена цветами и горевшими свечами. Элоэ опустилась на колени и помолилась за отца и мать, за себя, а потом, так как она не могла сдержать этого, и за того человека, который оказался вором.
– Помоги ему, Господи.
Она мало что могла произнести. Она потерпела неудачу, однако она каким-то образом чувствовала, что у Дикса еще будет шанс в жизни.
Элоэ поднялась на ноги, ощущая новый прилив сил, такой, что она была готова встретиться лицом к лицу с кем угодно – даже с мистером Калвертом. Она опустила несколько франков в ящик для пожертвований в дальнем углу церкви и вышла на солнечный свет.
– Еще десять минут, мадемуазель, – заверил ее хозяин гаража.
Но, конечно же, прошло еще не менее часа, прежде чем работа была завершена. В машину были залиты бензин, масло и вода, счет оплачен, и чаевые розданы.
– Уже почти двенадцать, – сказала Элоэ с легким вздохом. – У нас это заняло все утро, и время почти подошло к обеду.
– Я об этом подумал, – сказал мистер Калверт, усаживаясь рядом с ней. – Поэтому я сбегал в отель и попросил их завернуть нам несколько сандвичей и бутылку вина. Я подумал, мы можем остановиться на пикник по дороге. Что вы скажете на это?
– Думаю, это превосходная идея. Очень любезно с вашей стороны позаботиться об этом.
– Мы тем самым сэкономим время, не правда ли? Теперь мы попадем в Тур не раньше шести.
– Какая досада…
– Ну, если вы останетесь там на ночь, вы сможете доехать до Биарицца завтра, при условии, что будете жать на акселератор. Это будет долгий день, но вы сможете приехать туда как раз к ужину. На такой машине, как эта, расстояние – ничто.
– Возможно, я смогу где-нибудь переночевать дальше от Тура.
– Я не совсем себе представляю, где, – сказал мистер Калверт. – Кстати, я собирался пригласить вас на ужин сегодня вечером.
– Очень любезно с вашей стороны, но, думаю, я должна торопиться.
В этот момент она твердо решила, что ничто не заставит ее останавливаться в Туре, если это будет означать ужин с мистером Калвертом.
– Не спешите с ответом. У вас еще целый день впереди, чтобы подумать. Но мне кажется, что мы с вами споемся, по-настоящему хорошо поужинаем – вы можете доверять Бейзилу, который знает хорошие места, – а затем мы можем пойти в ночной клуб. Что вы на это скажете? Я знаю одно место, которое действительно откроет вам глаза; это кабаре – довольно-таки жаркое местечко, но я всегда говорю: «Будучи в Риме, делай то, что делают римляне».
– Вы очень любезны, – сказала Элоэ твердо. – Но я уверена, что смогу продвинуться дальше Тура, – конечно, если мы поторопимся.
Мистер Калверт, казалось, не обратил никакого внимания на ее отказ. У нее появилось неприятное чувство, что он был почти убежден, что она будет с ним ужинать.
– Знаете, ваша беда в том, что вы слишком серьезны. В вашем возрасте надо больше развлекаться. В конце концов, молодыми мы бываем всего один раз.
– Вы забываете, что в данный момент я выполняю работу, – сказала Элоэ, почувствовав, что от нее ждут каких-то комментариев.
– Ну, это такая работа, от которой и я бы не отказался. Такая машина, как эта, целиком в моем распоряжении, да еще возможности подвести хорошенькую девушку типа вас. А теперь согласитесь со мной, что вам слегка повезло, когда мы встретились.
Элоэ почувствовала себя очень смущенной.
Было совершенно очевидно, что мистер Калверт пытается с ней заигрывать, и теперь она сожалела, что ей не хватило мужества отказать ему сразу же. Она удивлялась сама себе: почему она не встала раньше и не ускользнула задолго до девяти утра? Но даже если она и попыталась бы это сделать, он все равно бы ее поймал из-за поломки стартера.
Нисколько не догадываясь о том, что ей неприятен этот разговор, мистер Калверт начал оглядывать вокруг себя.
– Теперь нам надо найти приятное, уютное, уединенное место для ленча, – сказал он.
– Я не хочу съезжать с основной дороги, машина вновь может сломаться.
– Ну, мы можем пешком дойти до одного из этих лесочков, – предложил мистер Калверт.
– На все это потребуется время. Кроме того, я не хотела бы спускать глаз с машины. Никто не знает, что может случиться, если кто-нибудь будет проходить мимо. А вдруг он угонит ее или украдет багаж?
– Машину можно запереть, – настаивал мистер Калверт.
– Я чувствую, что не должна спускать глаз с нее.
– О, впереди нас как раз появилось одно местечко. Вы можете лишь чуть-чуть съехать с дороги, там симпатичные тенистые деревья.
Элоэ притормозила. Она увидела, что между деревьями шла естественная просека. Не было никаких видимых причин возражать против остановки именно здесь, и она развернула машину в сторону просеки, остановившись всего лишь в нескольких метрах от дороги.
Мистер Калверт вышел из машины и протянул руки вперед.
– Запах сосен – все равно что нектар для меня, – сказал он, вдыхая воздух. – Он заставляет почувствовать себя сильным и мужественным. А что вы чувствуете?
– Я хочу быстро съесть свой ленч, – сказала Элоэ, не ответив на его вопрос. – Я чувствую себя такой виноватой перед вами за то, что вас задержала, и хочу доставить вас в Тур как можно быстрее.
Она достала с заднего сиденья большой бумажный пакет с ленчем и села на траву рядом с машиной лицом к дороге. Мистер Калверт, казалось, хотел запротестовать, но затем тяжело опустился рядом с ней.
– Теперь вы можете не волноваться за меня, – сказал он. – Могу я вам кое в чем признаться?
– Я уже догадываюсь, – резко ответила Элоэ. – Вы вовсе не торопитесь попасть в Тур.
– В первый раз вы попали в точку, – засмеялся мистер Калвер. – У меня не запланировано никаких встреч до завтрашнего утра. Я могу располагать временем по своему усмотрению. Честно говоря, я собирался ехать дневным автобусом.
– Тогда вы не должны были лгать, – сурово заметила Элоэ.
– В любви и на войне все прощается, – ответил мистер Калверт благодушно.
Элоэ напряглась. Она стала вынимать еду из пакета и поставила перед ним бутылку с вином, чтобы он открыл ее. Ленч состоял из свежих хрустящих булочек, густо намазанных маслом, с кусочками ветчины между ними. В пакет было положено каждому по яблоку и по банану и два бокала для вина.
Это был пикник, которым Элоэ наслаждалась бы беспредельно, будь она одна или с кем-то, кто был бы ей приятен. Но сейчас, несмотря на решимость оставаться спокойной и не обращать внимания на фамильярности мистера Калверта, она почувствовала, как у нее слегка забилось сердце, а во рту пересохло, потому что она боялась того, что он может сказать в следующий момент.
– Я собираюсь всем этим наслаждаться, – сказал он, глядя на еду и вытаскивая пробку из бутылки. – Подождите, сейчас вы попробуете это вино. Оно-то уж настоящее, могу вам доложить. Оно приятно будет щекотать вам горло, как бархат. Вы можете доверять Бейзилу, когда речь идет о выборе хорошего вина, вот увидите, что я окажусь прав.
Он протянул Элоэ бокал вина, и она немного отпила из него. Вино было довольно сладким и тяжеловатым, но в то же время чрезвычайно восхитительным на вкус.
– Оно вам понравится и согреет ваше сердце, а может быть, сделает вас чуть-чуть более любезной по отношению к вашему покорному слуге. Подождите и увидите сами.
Пока он говорил, он протянул свою руку к Элоэ и накрыл ею ее ладонь. Дернувшись, Элоэ сбросила ее, как будто ее ужалила оса.
– Давайте закончим наш ленч, – резко сказала она. – Если вы не торопитесь в Тур, то я тороплюсь.
Мистер Калверт наполнил ее бокал до краев.
– Выпейте. – Он приблизил к ней свой бокал. – За вас! И за пару самых хорошеньких глаз из всех, что я видел за последнее время.
Элоэ не ответила.
– Давайте, сделайте же один хороший глоток, – увещевал мистер Калверт. – В бутылке еще много вина.
– Вы забываете, что я за рулем, – ответила Элоэ. – И, как я уже вам сказала, я тороплюсь.
Мистер Калверт опустошил свой бокал и повернулся к ней.
– Послушайте, – сказал он. – Вы молоды и, сдается мне, немного напуганы. Не надо. Я обещаю вам, что Бейзил Калверт и мухи не обидит. Спросите любого, кто меня знает. Я не говорю о том, что я не способен оценить хорошенькую девушку и немного с ней поразвлечься, если это совпадает с моим настроением. Но я не собираюсь вас обижать – вы можете в этом быть уверены. Что плохого в том, если мы с вами немного развлечемся? Я мужчина, а вы весьма привлекательная девушка. Никто же из нас не будет возражать против одного-двух поцелуев?
– Я думаю, нам пора ехать, – быстро произнесла Элоэ. Она попыталась встать, однако мистер Калверт протянул руку и схватил ее за запястье.
– Ну-ну, зачем такая спешка?
– Пожалуйста, пустите меня.
Элоэ попыталась выдернуть свою руку, но его ладонь крепко обвила ее запястье так, что она могла с таким же успехом попытаться освободиться от хватки удава.
– Мне нравятся девушки с норовом, – сказал он. – Я не возражаю против таких, даже если их трудно заполучить. Проблемы всегда с теми, от кого бывает трудно избавиться.
Он неожиданно резко дернул Элоэ на себя, и та, стоя на одном колене, была застигнута врасплох. Она потеряла равновесие, и его руки обхватили ее, притягивая к себе вниз на траву.
Она яростно стала отбиваться. Ей казалось, что все приложенные ею усилия были абсолютно бесполезны. Его руки обвили ее тело, и она почувствовала, как его рот ищет ее губы. Элоэ отчаянно сопротивлялась, при этом в ее сознании неотступно билась мысль о том, что, пока она борется с ним, подгоняемая собственным ужасом, он все это время смеется над ее попытками, уверенный в своем успехе, полный тупого самодовольства оттого, что в конечном итоге она ему уступит.
– Пустите меня! Пустите меня!
Она извивалась, продолжая сопротивляться, а его рот к тому времени еще больше приблизился к ее лицу.
– Ты меня сводишь с ума, – проговорил он. Теперь в его голосе послышалась нотка возбуждения, что испугало ее еще больше.
– Сводишь с ума, ты слышишь меня? Ну ладно, хватит же, ты, маленькая дикая кошка.
Ей удалось освободить одну руку, и она ударила его по лицу, оцарапав ему щеку ногтем. Он слегка ослабил свою хватку, и она, вскочив на ноги, побежала от него что есть мочи. Мистер Калверт оказался проворнее, чем она ожидала; подпрыгнув, он схватил ее, прежде чем она успела пробежать несколько метров.
Теперь они боролись на самом краю дороги, и Элоэ чувствовала, что он побеждает. Ее сердце гулко билось, она слышала собственное прерывистое дыхание, а он все сильнее и сильнее прижимал ее к себе. Она в отчаянии пыталась его оттолкнуть от себя. И когда, потеряв всякую надежду, она попыталась закричать, попыталась увернуться от его приближающихся губ, готовых вцепиться в ее рот, она вдруг услышала чей-то голос.
– Что здесь происходит?
От неожиданности и резкого тона, которым был задан этот вопрос, Калверт Бейзил ослабил свои объятия, и Элоэ, не без усилия, отшатнулась от него, а затем взглянула наверх широко раскрытыми глазами на мужчину, стоящего на дороге. Она не верила своим глазам.
В нескольких метрах от них вниз по дороге – должно быть, они не заметили, как он проехал, пока сражались, – стоял большой красный «мерседес», а человеком, пришедшим ей на помощь, оказался тот, кого меньше всего она ожидала увидеть в качестве своего спасителя. Он стоял с непокрытой головой в лучах солнечного света, с жестким выражением на губах.
Элоэ судорожно глотнула воздух и сдавленным шепотом, потому что голос ей отказывал, произнесла его имя.
– Дикс! Дикс!
Она не осознавала, как добралась до него. Ноги ее подкашивались, однако каким-то образом она оказалась рядом с ним, опираясь на его руку.
– Кто этот человек?
Она никогда не думала, что можно так радоваться тому, что тебе кто-то повстречался.
– Это… Человек, которого я… подвозила, – заикаясь, выдавила она из себя. – Помогите мне… Уехать отсюда. Я должна добраться… Добраться до… Тура.
Он посмотрел на нее сверху вниз, все еще прильнувшую к нему. Почти инстинктивно она выпрямилась.
– Вы в состоянии вести машину?
– Да… Конечно.
Она полностью овладела собой, страх исчез. Рукой Элоэ пригладила растрепавшиеся волосы, заправила за пояс юбки выбившуюся блузку.
– Тогда садитесь в свою машину. Поезжайте прямо по дороге примерно три или четыре мили, а затем остановитесь. Я вас догоню.
Она беспрекословно подчинилась, преисполненная благодарности за то, что он взял все в свои руки. Она хотела только одного – уехать отсюда и даже не взглянула на то место, где стоял мистер Калверт, глазея на них, широко раскрыв рот от изумления.
Элоэ подбежала к «кадиллаку», забралась в него и завела мотор. Когда она трогалась с места, она услышала пронзительный голос мистера Калверта, как будто бы он оправдывался. Она видела, как Дикс подошел к нему, видела, как сжался его кулак, а затем «кадиллак» вырулил на основную дорогу и понесся вперед со скоростью семьдесят миль в час.
Она проехала около пяти миль, прежде чем вспомнила, что должна остановиться, чтобы Дикс смог ее догнать. И только в этот момент она вспомнила, что, несмотря на то, что он спас ее от ужаса и несчастья, он оставался вором. Он обманул и предал ее.
Что же ей делать? Остановиться? Или уехать прочь от него, отказавшись с ним разговаривать?
Она чувствовала, что это именно то, что она должна сделать; и все же она знала, что не сможет так поступить, потому что он спас ее, потому что он появился как раз в самый нужный момент. Она не была трусихой, но все-таки она боялась встречи с ним, боялась того, что она может ему сказать.
Какой смысл в том, что она станет обвинять и бранить его? Это было так же безнадежно и бесполезно, как бороться против мужской силы в лице Бейзила Калверта. Она почувствовала себя полностью неспособной разобраться во всех этих вещах и все-таки подкатила «кадиллак» к остановке на вершине холма, с которого открывался вид на залитую солнцем долину.
Мир был так прекрасен. Она почувствовала, как ее сердце почти открылось навстречу красоте и чуду этого мира. Однако люди так его портят. Почему человек не может быть таким же прекрасным, как мир, в котором он живет? Пока она задавала себе этот вопрос, она услышала, как сзади нее остановилась машина.
Только теперь она вспомнила о своей внешности и, достав из сумки косметичку, припудрила нос. Она расчесывала волосы перед зеркалом заднего обзора, когда Дикс открыл дверь машины и сел в нее.
Элоэ не взглянула на него. Она отложила расческу и сказала холодным, тихим голосом:
– Спасибо, что пришли мне на помощь.
– Было очень кстати, не так ли? – спросил он. – Я думал, что проехал мимо вас вчера, но потом решил, что ошибся. Когда я остановился, чтобы заправиться, в Аленконе, я вышел из машины размять ноги, пока мне наполняли бак. Служащие гаража спорили о преимуществах «кадиллаков». Я услышал, как они упоминали о том, что они чинили в то утро, и я спросил, кому он принадлежал. Они описали вас, и я понял, что не ошибся. Мне сказали, что вы поехали в Тур, поэтому я подумал, что мог проехать мимо вас. «Мерседес» – очень быстрая машина!
Она знала, что его глаза сверкали. И все-таки она на него не смотрела.
– Вы были очень добры, что остановились, – сказала она.
– Как вы могли быть такой маленькой дурочкой, чтобы подсадить к себе подобного типа?
Она была так удивлена его словами, что повернулась и посмотрела прямо на него. Его взгляд был суровым, но в уголках рта играла улыбка. Она была уже готова пуститься в объяснения, но потом вспомнила.
– Как оказалось, я не так уж хорошо разбираюсь в людях, – сказала она, и от него не ускользнула горечь в ее голосе.
– Что такое? Вы что, жалеете о том, что дали мне еще один шанс?
– Еще один шанс! Вы смеялись надо мной, – сказала она обвиняюще. – Я дала вам шанс, я поверила в вас, а вы все это время меня обманывали. О, должно быть, для вас все выглядело очень забавно и являлось частью вашего обычного арсенала средств, которым пользуются представители определенной профессии, чтобы убедить такую легковерную дуру, как я, в том, что вы действительно собираетесь встать на путь исправления, а на самом деле, она все это время лежала у вас в кармане.
– О чем вы говорите? – удивился он.
– Я вас обвиняю в том, что вы вор, – горячо произнесла Элоэ. – О, вы не взяли миниатюру, которую я обнаружила у вас в руках, но вы к тому моменту уже взяли брошь!
Дикс сжал ее плечи с такой силой, что она почувствовала, как его пальцы впиваются в нее.
– О чем вы говорите? Какая брошь?
– Сапфировая брошь Лью Деранж, которая лежала в ящике, – ответила Элоэ. – В тот вечер она лежала там. Лью помнит, как она ее туда положила. Когда несколько дней спустя она стала ее искать, оказалось, что броши там нет.
– Итак, я взял ее, не так ли?
– Конечно, вы, зачем лгать?
Она хотела отвернуться от него, но он ее не отпускал.
– Зачем вы мне лжете? – повторила она. – Я поверила в вас. Я молилась за вас, как и обещала.
Он отпустил ее плечи и взял обе ее руки в свои. В его движениях появилась неожиданная мягкость, что удивило ее.
– Послушайте, Элоэ, – сказал он, и голос его был уже спокойным, не резким и требовательным, а мягким и нежным. – Слушайте меня внимательно! Если брошь пропала, то не по моей вине. Я ничего не украл – вы слышите меня? – в тот вечер, когда вы меня там застали.
Она подняла на него свои глаза.
– Вы уверены?
– Абсолютно уверен. Могу поклясться.
Она пытливо вгляделась в его лицо: его глаза казались совершенно искренними, уголки губ не кривились в легкой усмешке, выражение лица было серьезным.
– Но она исчезла, – сказала Элоэ.
– Как я уже сказал, если ее и украли, то это сделал не я. Клянусь вам, на чем угодно. Что для вас является святым? На вашей собственной голове, если хотите, клянусь, что, когда я покинул комнату в тот вечер, когда вы позволили мне уйти, я ничего с собой не унес, кроме памяти о человеке, который был добрым, благородным и милосердным.
Она опустила глаза под его взглядом, а ее пальцы задрожали у него в руках.
– Я верила в вас, – произнесла она тихим голосом. – До тех пор… пока брошь не исчезла, после чего я возненавидела вас.
– А теперь? – спросил он.
Она вновь подняла на него глаза.
– Я хочу верить вам… Хочу, но это трудно.
– Я ничего не могу вам предложить, кроме моего слова.
Она опять изучающе посмотрела ему в лицо, в ее глазах застыл вопрос, губы слегка дрожали.
– Вы не можете вот так смотреть и лгать одновременно? – сказала она. – Или можете?
– Вы мне поверите, если я скажу, что я не мог лгать вам? Кому-нибудь еще, но не вам.
– Это правда?
– Чистая правда. Скажите, что вы верите мне, скажите, что вы будете доверять мне, как вы доверяли мне прежде.
Казалось, его глаза смотрели в самую глубь ее сердца.
Она пыталась противостоять ему, пыталась думать логически и ясно, но знала, что это невозможно. Она ощущала только теплоту его сильных рук, его близость и его глаза.
Остальной мир исчез.
– Я верю… вам, – прошептала, однако, она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вор и любовь - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Вор и любовь - Картленд Барбара



Очень хороший роман))))
Вор и любовь - Картленд БарбараЛапочка
9.08.2013, 22.42





бред полнейший!
Вор и любовь - Картленд БарбараАлина
10.08.2013, 0.58





Согласна, роман очень интересный!)
Вор и любовь - Картленд БарбараФэйзэ
24.01.2016, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100