Читать онлайн Волшебный сон, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный сон - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный сон - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный сон - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Волшебный сон

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

Клодия не могла поверить своим глазам, когда увидела своего недавнего благодетеля.
Маркиз закрыл за собой дверь, прошел в дом и бросил цилиндр на стул.
Еще мгновение, и Клодия очутилась в его объятиях, так и не сообразив, она ли бросилась к нему, или это он сделал шаг ей навстречу.
Он целовал ее неистово, отчаянно, казалось, даже с какой-то ожесточенностью.
А девушка словно таяла в его объятиях, уносилась в небесные чертоги, как в тот раз, когда он впервые поцеловал ее.
Но теперь все было гораздо ярче, волнующе, наполнено страстным желанием.
Ничего подобного Клодия раньше не испытывала.
Маркиз продолжал целовать ее, пока у обоих не перехватило дыхание.
Только сейчас заметив, что они все еще стоят в холле, маркиз повлек ее через распахнутую дверь в гостиную.
Он ни на секунду не выпускал ее из своих объятий и не давал ей произнести ни слова.
Да Клодия и не пыталась вырваться или хоть что-то сказать — для нее на свете уже ничего не существовало, кроме него.
Словно яркие лучи осветили все вокруг, и она растворилась в них.
Маркиз закрыл дверь в гостиную и вновь стал осыпать ее поцелуями.
Лишь когда она что-то пробормотала, пытаясь высвободиться из его неистовых объятий, он поднял голову.
Клодия тут же уткнулась лицом в его плечо.
— Любимая моя! Милая моя девочка! — заговорил маркиз каким-то изменившимся до неузнаваемости голосом;. — С тобой все в порядке? Я думал, сойду с ума от мысли, что потерял тебя!
Клодия не знала, что ему ответить.
— Прости меня! Ты должна простить меня!
Как я мог быть таким глупым и самоуверенным, чтобы понадеяться, будто смогу без тебя жить?
Он ласково взял ее за подбородок и приблизил к себе ее лицо.
— Ты моя! — с горячностью произнес он, — И сегодня же вечером мы поженимся.
Клодия с трудом вникала в смысл его слов.
— Мы… поженимся? — переспросила она.
— Да, поженимся! И никаких возражений! — категорически отрезал маркиз и стал целовать ее так исступленно, будто сражался с теми своим» родственниками, которые решатся подвергнуть сомнению разумность подобного брака.
Клодия готова была поведать ему всю правду о себе.
Но как могла она говорить, если он не отпускал ее губы из плена?
Наконец она высвободилась.
— Пожалуйста, выслушайте же-меня1;. — воскликнула она.
— Я не могу ни говорить, ни думать ни о чем, кроме того, что я нашел вас! — прервал он ее. — Ну как можно было поступить столь жестоко, убежать подобным образом, зная, что ваш немыслимый поступок сведет меня с ума?
— Я не могла… остаться, — только и прошептала Клодия в ответ.
— Да, это моя вина, — признался маркиз, — но больше ничего подобного не повторится.
Он снова потянулся к ней, но она пыталась увернуться от его поцелуев.
— Мне надо вам кое-что… — произнесла было девушка.
Но в этот миг дверь открылась, и они машинально отодвинулись друг от друга, увидев вошедшего слугу маркиза.
— Прошу прощения, милорд, но там кто-то спрашивает здешнюю хозяйку.
Маркиз еще не успел ничего ответить, как, отодвинув стоявшего в дверях слугу, в комнату вошел довольно внушительных размеров, бородатый, почти седой мужчина в национальной юбке-шотландке, с традиционной шотландской шапкой в руке.
— Мог'ли я п'говоррыть с хоза'кой… — спросил он с сильным шотландским акцентом, но, взглянув на Клодию, неожиданно запнулся. — Мож'о со'брразить, кхто вы, м'леди, без всяких в'прросов — очен вы на матужку покхожы.
Клодия нерешительно пошла ему навстречу, но не успела и шагу сделать, как вмешался маркиз.
— Кто вы? — сурово спросил он у вошедшего. — И что вам здесь надо?
Шотландец взглянул на него так, словно только сейчас обратил внимание на его присутствие здесь.
— Ззо'ут меня, сэрр, Талбот МакНайвн. А пррыбыл я с'да по пррыказанию главы мо'го клана забррат ее сиятелство в Шотландию.
— Глава клана? — воскликнул маркиз. — И кто он?
Клодия почувствовала враждебность в его голосе.
Видимо, для него этот человек ассоциировался с бесцеремонным вторжением в их жизнь, и, что совсем уж неприятно, возможно, он каким-то непонятным способом оказывался связанным с нею.
— Грраф Стрратнайвн, — торжественно произнес Талбот МакНайвн.
— Граф Стратнайвн? — переспросил маркиз. — Я бывал в его охотничьих угодьях, когда гостил в Броурерском замке.
Шотландец довольно улыбнулся.
— У его с'иятел'ства есть нескол'ко пррекррасных охотнич'х угод и прревосходные рреки, гд водятся лососи.
— Согласен с вами, но я все же не могу понять причину вашего появления здесь.
И тут Клодия, растерянно слушавшая разговор мужчин, наконец опомнилась.
— Я как раз… собиралась… все вам… рассказать, — вмешалась она. — Я пыталась… все объяснить вам…
— Но что именно? — насторожился маркиз.
— Пожалуйста… можно я поговорю с вами… наедине? — в порыве отчаяния попросила Клодия.
Она боялась, что ее рассказ так или иначе доставит ему огорчение.
Ей невыносима была даже сама мысль говорить с маркизом при их нежданном госте.
Словно поняв ее волнение, маркиз согласился.
Он обернулся к Талботу МакНайвну и сказал:
— Вы можете расположиться здесь поудобнее, я попрошу слугу принести вам чего-нибудь освежающего. Мне сейчас необходимо поговорить с этой леди, ради встречи с которой вы, очевидно, и проделали весь ваш путь.
— Не изволте бесп'коиться, все в поррдке, я подожжду, — энергично кивнул Талбот МакНайвн.
Маркиз протянул Клодии руку и повел к выходу.
Слуга маркиза стоял у парадной двери, — Поосмотрись тут и постарайся приготовить чай или кофе или предложи что-нибудь выпить тому человеку в гостиной, — велел маркиз.
— Будет исполнено, ваше сиятельство.
Маркиз взглянул на Клодию.
— Куда мы пойдем?
Девушка молча потянула его за руку и повела? вверх по лестнице.
Ей было трудно говорить.
Она вошла вместе со своим спутником в очаровательную верхнюю гостиную, казавшуюся, однако, слишком маленькой и невзрачной после огромных салонов во дворце.
Но маркиза совершенно не интересовала обстановка комнаты, он даже не огляделся вокруг. Едва закрыв за собой дверь, он обнял Клодию и сказал:
— Ну а теперь я хотел бы знать, что все-таки происходит? Кто этот человек и что ему от вас нужно? Что у вас может быть общего с графом Стратнайвном?
Клодия тяжело вздохнула.
— У меня… Он… мой… отец…
Маркиз в изумлении поднял брови.
Отодвинувшись немного, чтобы полностью видеть ее лицо, он произнес:
— Ничего не понимаю! Что вы сказали?
— Мою маму выдали замуж за… виконта Наивна… но она…убежала… от него… когда мне был всего год, и… с тех пор… никто из семьи никогда больше… не разговаривал с ней…
— Ваша мать убежала… она убежала с Уолтером Уилтоном, — повторил за ней маркиз, как будто пытался накрепко запомнить услышанное.
Клодия кивнула.
— Я как раз… собиралась… рассказать вам обо всем… — пробормотала она. — Это как раз то, о чем я… собиралась вам рассказать…
— А кем была ваша мама до своего замужества?
— Она — дочь графа Порткейрона.
— Я знаком с нынешним графом, полагаю, он должен приходиться вам дядей. Однако же, когда мы впервые беседовали в той гостинице и потом во дворце, вы ясно дали мне понять, будто вы — дочь Уолтера Уилтона!
— Но, если б вы… узнали, кто я… на самом деле… вы… никогда не обратились бы ко мне с просьбой помочь решить вашу проблему. Да и вообще никогда бы не подумали, что я способна вам помочь. Но раз уж так случилось, что после гибели леди Бресли я осталась совсем без денег… мне казалось глупым не… принять предложение сыграть роль вашей… жены. Это… была… оплошность… мне не стоило так поступать, но… видимо… после несчастного случая… я не очень хорошо соображала в тот момент.
— А если б вы не согласились, — заметил маркиз, — как бы тогда я узнал о своей любви к вам, любви, которой ни к кому прежде не испытывал.
— Пожалуйста… пожалуйста, простите… мне мой… обман, — взмолилась Клодия. — Но… когда вы… попросили меня… согласиться жить с… вами… как… мама жила с… Уолтером Уилтоном… я поняла, что не смогу этого сделать… что это нехорошо.
— Но почему вы так решили? — ласково спросил маркиз.
Краска стыда залила все ее лицо, и она отвела взгляд.
Не дождавшись ответа, маркиз попытался сам высказать ее мысли:
— Вы решили, будто я недостаточно люблю вас и поэтому нельзя соглашаться на мое предложение?
Клодия кивнула.
— И вы были правы, — неожиданно признался он. — Ну конечно, вы были правы! Я и не понимал в тот момент, что уже люблю вас и ничто в целом мире не может иметь для меня значения, кроме необходимости не потерять вас в этой жизни.
Он улыбнулся краешком губ.
— Я определенно не захотел уподобиться Христофору Колумбу и потерять свое главное «открытие» на этом свете!
— Вот почему… вы… последовали за мной, — сообразила Клодия. — Но как же вам удалось… так быстро добраться сюда?
— Я успел сесть в ночной экспресс до Остенде, — объяснил маркиз, — и был в Тилбери уже вчера поздней ночью.
— А как же вам удалось… выяснить… где я… живу?
— Сначала я приехал в свой лондонский дом на Парк Лэйн и велел секретарю получить специальное разрешение на брак. Тут же отправил посыльного в загородное имение, чтобы попросить священника приготовить к нашему приезду все для венчания в нашей домовой церкви.
— Но… откуда вы узнали… где я могу находиться в тот момент?
Маркиз снова улыбнулся.
— У меня была целая ночь для переживаний и раздумий, пока я ехал в поезде. Я обезумел бы от горя, случись с вами что-либо ужасное или оскорби вас кто-нибудь. Поскольку я считал вас компаньонкой леди Бресли…
— ..вы отправились в ее дом на Гросвенор-сквер, да? — догадалась Клодия.
— Сразу же по окончании приготовлений к процедуре бракосочетания я отправился туда в надежде встретить там вас. Секретарь леди Бресли объяснил мне, где можно вас найти.
— Как все просто! — воскликнула Клодия. — А… я думала… мне казалось… я никогда больше не увижу вас.
Маркиз обнял ее.
— Неужели я мог бы потерять вас?
Клодия обеими руками уперлась в его грудь. не давая ему прижать ее к себе.
— Выслушайте меня… Ну, пожалуйста, выслушайте. Леди Бресли сказала мне, будто все в Шотландии пришли в ужас от маминого поступка, когда… мама убежала из дома моего отца…
Если вы женитесь на мне… то… Ведь я ее… дочь… и все они не перестанут говорить… об этом… И тогда… у вас могут возникнуть неприятности.
Маркиз рассмеялся, и это был смех очень счастливого человека.
— Любимая, дорогая моя девочка! Только ты можешь думать прежде обо мне, а не о себе.
Если шотландцам нравится судачить, пускай себе судачат! Я готов был взять тебя в жены, даже если бы ты оказалась дочерью трубочиста, и противостоять любому проявлению гнева или недовольства всего света, лишь бы не потерять тебя в этом мире.
Он едва перевел дыхание.
— Но дочь графа Стратнайвна, — продолжал он, — моя семья примет с удовольствием, а если и возникнут какие-то пересуды, то в открытую мне, разумеется, никто ничего плохого не посмеет сказать.
— Тогда… значит, я могу… стать вашей женой? — оживилась Клодия. — Вы думаете, я и правда могу?
— Не просто можете, а непременно станете ею. — Его голос звучал проникновенно. — Моя любимая, разве ты можешь снова заставить меня страдать так, как я страдал прошлые сутки? Мне некого было винить в своих страданиях, кроме себя самого!
Клодия уткнулась лицом в его плечо и шепотом призналась:
— На самом деле я убежала… из-за того… что… люблю вас… так сильно… Мне хотелось… я готова была согласиться на ваше… предложение.
— Я глубоко сожалею о своем тогдашнем предложении. — Маркиз, видимо, все еще сердился на себя. — Ты само совершенство, и только крайне беспринципный человек мог позволить себе попытаться испортить тебя.
— Я никогда… никогда не забуду, — сказала Клодия, опустив глаза, — что вы… хотели жениться на мне… даже считая меня дочерью Уолтера Уилтона.
— Теперь мне абсолютно ясно, почему ты такая, какая есть. Ты поразила меня и одновременно заинтриговала своей откровенной наивностью и невинностью, неиспорченностью мужским вниманием. А ведь ты обладаешь столь совершенной красотой, что везде, где бы ты ни появилась, мужчины стали бы падать на колени у твоих ног.
Клодия пыталась что-то возразить, но маркиз не мог остановиться.
— Видимо, мне бы следовало позволить тебе как дочери твоего настоящего отца побывать в обществе, пообщаться с людьми, повстречать других мужчин. Но мне страшно: а вдруг ты полюбишь кого-нибудь сильнее меня?
— Нет, нет… разумеется, нет! Как вы могли!..
— Должен вас заверить, — улыбнулся маркиз, — что не имею ни малейшего намерения из-за своих опасений осуществить все это на практике. Ты моя, моя целиком и полностью. Я никогда больше не потеряю тебя, дорогая моя, теперь только смерть разлучит нас!
И он вновь стал целовать ее.
В его объятиях Клодия чувствовала себя частью его самого, и ничто не могло бы разъединить их.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Клодия опомнилась.
— Мы совсем забыли о МакНайвне»— сказала она.
— И правда. Надо отослать его домой, к твоему отцу. Пускай сообщит ему, что мы приедем в Шотландию повидать его, когда закончится наш медовый месяц. Он мог бы даже прислать нам приглашение пожить у него — как раз до сезона охоты на куропаток!
Клодия рассмеялась.
— Может быть, хоть в этом я окажусь вам полезной. Ведь мне совсем нечего вам дать, вы и так владеете всем, чем хотите.
— Но ты мне дашь в этой жизни совсем иное, — с нежностью произнес маркиз, глядя ей прямо в глаза.
Потом, словно вспомнив, что надо сосредоточиться на делах, он промолвил уже совсем другим тоном:
— Следует поторопиться, нам еще много надо успеть. Предлагаю тебе, моя любимая, надеть шляпку, а я пошлю слуг забрать багаж и спустить его вниз. Насколько я понимаю, ты еще не успела его распаковать.
— Он в соседней комнате, — ответила Клодия.
Маркиз взял ее за руку, и так, рука в руке, они спустились по лестнице.
Парадная дверь оказалась открытой, и Клодия увидела, как солнечные лучи пронизывают золотистую дымку тумана.
Только тогда она поняла, что снова возвращается в свой волшебный сон.
Беспросветный мрак и страдания, преследовавшие ее с той минуты, как она оставила Севилью, теперь исчезли навсегда.
После раннего завтрака в большом доме на Парк Лэйн они отправились в загородное имение.
Маркиз сам правил четверкой гнедых, как он сказал, совсем недавним своим приобретением.
— Когда я в первый раз увидела… как вы правите лошадьми, — призналась Клодия, — я отметила, что… вы блестяще с ними справляетесь, и тогда… вы… пленили меня.
— Мне хотелось бы околдовывать и пленять тебя всеми возможными способами, — усмехнулся маркиз. — А тебе надо будет каждый раз сообщать мне, как только ты почувствуешь нечто подобное.
Клодия рассмеялась.
— Боюсь… это сделает вас еще более самонадеянным, чем… даже сейчас! — поддразнила она своего будущего мужа.
— Что греха таить, мне было далеко до самонадеянности прошлой ночью, — серьезно сказал маркиз, — когда я садился на поезд в Севилье. Я лежал без сна, с открытыми глазами, в ужасе от мысли, что вам может грозить беда, а я не в силах даже защитить вас.
— Я почувствовала себя такой… несчастной, — прошептала Клодия, — когда оказалась… здесь… этим утром в пустом доме… И мне стало страшно, ведь денег у меня осталось совсем чуть-чуть.
— И это тоже пугало меня. Как ты могла разорвать мой чек? Как, по-твоему, тебе удалось бы обойтись без этих денег?
— Мне казалось, — немного смущенно произнесла Клодия, — будто я не… сделала то, что обещала…
— Ты полностью отработала те деньги и в тысячу раз больше. Никто не сумел бы сыграть эту роль лучше тебя, хотя, конечно, теперь я знаю, что ты вовсе и не играла. Ты просто была сама собой и вела себя, как учила тебя мама.
— Так оно и есть, — согласилась Клодия. — Мама всегда настойчиво просила меня вести себя достойно.
— Не могу поверить, что ты нуждалась в особых поучениях, — сказал маркиз менторским тоном, но тут же мягко добавил:
— Мне предстоит научить тебя многим другим сторонам жизни, и самым главным предметом изучения станет искусство любви!
Клодия покраснела от смущения и прижалась щекой к его руке.
От этой нечаянной нежности в глазах маркиза вспыхнул огонь, и он, сам того не замечая, подстегнул лошадей.
Они добрались до его дома в Гертфордшире всего за два с половиной часа.
Когда экипаж свернул в огромные, украшенные золотом кованые ворота, Клодия увидела роскошное, величественное здание.
Такой красоты она и представить себе не могла.
Солнечные лучи отражались в стеклах окон.
Прилегающий к дому парк пламенел цветами и, казалось, приветствовал ее появление.
Девушка не в силах была выразить словами переполнявшие ее чувства, но маркиз, словно прочитав ее мысли, ласково промолвил:
— Отныне это твой дом, моя любимая. А поскольку я не могу позволить тебе испортиться под влиянием высшего общества, так как ты нужна мне самому, большую часть времени мы с тобой станем проводить здесь.
— Мне всегда хотелось жить за городом, — кивнула в знак согласия Клодия. — Когда нам удавалось выбраться в какое-нибудь тихое место в свободные дни, я всегда думала, как было бы здорово жить там, а не в Лондоне.
— Мы обязательно сможем в этом убедиться, — уверил ее маркиз.
Они подъехали к парадному входу.
Два лакея, облаченных в ливреи, при виде подъезжающего экипажа принялись раскатывать красный ковер.
Маркиз и Клодия поднялись по лестнице и вошли в огромный холл.
Дворецкий, отвесив почтительный поклон, приветствовал хозяина.
— Добро пожаловать домой, ваше сиятельство!
— Спасибо, Дадли. Надеюсь, все мои указания, переданные вам с посыльным сегодня утром, выполнены.
— Да, да, конечно, ваше сиятельство. И позвольте от меня лично и от всех ваших слуг пожелать вам и ее сиятельству огромного счастья.
Маркиз представил Клодию дворецкому, который провел ее наверх и, в свою очередь, познакомил с экономкой, служившей здесь в течение тридцати лет.
Вещи, отправленные из Лондона заранее, были уже распакованы.
Клодию разместили в комнате, когда-то служившей спальней матери маркиза.
— А что ваше сиятельство наденет на свадьбу? — поинтересовалась экономка.
— Я еще не решила, — честно призналась Клодия.
Стремясь как можно скорее снова увидеть своего жениха, она поспешно вымыла руки и побежала обратно вниз, оставив экономку наедине со всеми вопросами.
Чай пили в гостиной, такой восхитительной, что Клодии с трудом верилось, будто все, что ее окружает, должно вскоре стать ее домом.
После чая маркиз повел ее наверх.
— У нас будет весьма скромная и тихая свадьба, дорогая моя, но мне бы хотелось, чтоб нам она запомнилась на всю жизнь.
— Как же я смогу забыть этот день?.. Ведь я выхожу замуж за вас!
— Мою душу переполняют те же чувства.
Но в этот день тебе следует выглядеть еще прекраснее, если только это возможно, и потому в своей комнате ты найдешь сейчас свадебную фату, которую вот уже двести лет каждая будущая маркиза в нашем роду надевала на свое венчание. Там же ты обнаружишь алмазную диадему, которая была на моей маме, когда она венчалась с моим отцом.
Он уловил вопрос в глазах Клодии и понял ее без слов.
— Это произошло не по сговору родственников. Семья моей мамы проживала всего в трех милях отсюда, и не было ничего удивительного в том, что мои родители полюбили друг друга с детства, — объяснил он.
Девушка удовлетворенно рассмеялась.
— Да, тогда в этом нет ничего удивительного.
— Они жили очень счастливо, — заверил ее маркиз, — и мы тоже будем… хоть я и влюбился в тебя в той ничем не примечательной испанской гостинице, когда ты казалась игрой моего воображения, словно явившейся во сне.
Они подошли к двери ее спальни.
Маркиз поднес ее руку к своим губам и ласково попросил:
— Не томите меня ожиданием. Я очень нетерпеливый жених.
Клодия со смехом вошла в спальню и закрыла за собой дверь.
В это время экономка расправляла разложенное на кровати чудесное белое платье, купленное еще леди Бресли.
Клодия так ни разу и не надела его.
Широкая юбка из шифона, сделанная под турнюр, была обшита кружевом, а лиф платья до талии украшали блестки и жемчуг.
Леди Бресли словно предчувствовала, что ее крестная вскоре будет нуждаться в свадебном платье.
Вуаль ниспадала до самого пола.
Искрящаяся бриллиантовая диадема, при помощи которой закрепили вуаль, превратила Клодию в сказочную принцессу.
Она знала — жених будет ожидать ее в холле.
Лакей только что принес ей записку вместе с букетом, составленным из белых орхидей и ландышей.
Клодия спустилась вниз по широкой лестнице с позолоченной резной балюстрадой.
Маркиз ждал ее при полном параде.
Грудь его украшали знаки отличия, а через плечо была перекинута лента ордена Подвязки.
Им не нужны были слова, они просто смотрели друг на друга.
Она видела любовь в его глазах.
Никто в тот миг не мог быть счастливее ее.
Затем они направились к часовне.
Часовню возводили по проекту братьев Адамсов, когда те перестраивали дворец в 1750 году.
Уже в дверях часовни Клодия услышала негромкие звуки органа.
Внутри не было никого, кроме священника, одетого во все белое, и секретаря маркиза, которого пригласили как свидетеля.
Служба отличалась необычной простотой, но Клодия не сомневалась, что ее мама где-то рядом и в небе поют ангелы.
Маркиз надел ей на палец кольцо, и они опустились на колени.
Она почувствовала Божье благословение, ее переполняла благодарность Всевышнему, которую невозможно передать словами…
— Пожалуйста, — молилась она, — позволь моему мужу… всегда любить меня… Позволь… помогать ему приносить… счастье людям. И, пожалуйста, Господи, дай мне сыновей… таких же замечательных… как и он.
Молитва эта исходила из самой глубины ее души.
Орган заиграл свадебный марш, и под звуки этой мелодии маркиз вышел из часовни об руку со своей женой.
В доме их поздравили слуги»а потом они поднялись наверх переодеться.
— Я попросив накрыть нам ужин в гостиной при твоей спальне, — сказал маркиз. — Так что можешь надеть что-нибудь по-домашнему уютное, уверен, у тебя найдется нечто подобное.
В одном из ее дорожных сундуков действительно лежал очень симпатичный пеньюар, который она еще ни разу не надевала.
Он прикрывал ее прозрачную ночную рубашку, но она чувствовала некоторое смущение.
Если бы не прическа, можно было подумать, что она приготовилась ко сну.
Она вошла в будуар, где ее ожидал муж.
На нем был тот самый темный халат, в котором он заходил к ней в спальню во дворце.
Стол уже был накрыт, но слуг маркиз отпустил.
— Я буду сам ухаживать за тобой, — объявил он, — и перед каждым блюдом буду целовать тебя, моя любимая.
Клодия вскрикнула от восторга.
— Как хорошо… побыть с вами… только вдвоем.
— По странному совпадению, — заметил маркиз, — я тоже этому рад.
Он поцеловал ее, чувствуя, как ждет она его поцелуев, но все же предупредил:
— Если ты не перестанешь воспламенять мои чувства, любимая моя, нам придется лечь спать голодными. Садись за стол. День выдался нелегкий, а я должен заботиться о тебе и хочу быть уверен, что ты сама тоже бережешь себя.
Клодия рассмеялась.
— Это мне надо было проявить о вас заботу… Я всегда теперь буду… заботиться… о вас…
Клодия так и не поняла, что они ели.
Ясно было только одно — рядом с любимым каждое блюдо воспринималось ею как пища богов.
Они поздравили друг друга, подняв бокалы с шампанским.
Она не замечала ничего вокруг, кроме светящихся глаз маркиза, и знала, как счастлив он.
Когда они закончили ужин, он отвел ее в спальню.
Шторы были опущены, и только мерцание двух свечей в позолоченных светильниках над кроватью освещало комнату.
Маркиз вынул заколки из ее волос, и они рассыпались по плечам и по спине до самой талии.
— Именно такой я увидел тебя, когда вошел в твою комнату там, во дворце, в Севилье. Вряд ли можно выразить словами те мучения, которые я испытывал, не смея прикоснуться к тебе, чтобы не нарушить данное мною обещание не обижать тебя, — нежно промолвил он.
— Я тогда… еще не знала… — прошептала Клодия, — как чудесно, когда тебя целуют…
— Никогда раньше не было в моей жизни подобного поцелуя, — засмеялся маркиз.
Потом, все еще смеясь, добавил:
— Я ушел, и как же я клял себя за свое обещание, которое вынужден был выполнять. Но сейчас меня не сдерживают никакие обещания, и я могу говорить, как люблю тебя!
Их взгляды встретились, и он, подхватив:
Клодию на руки, понес к кровати.
Осторожно опустив ее на постель и поправив подушку, маркиз прилег рядом с ней.
Клодия почувствовала, как неистовое волнение охватило все ее существо.
Она поняла теперь, ей открылось то самое, таинственное, о чем она мечтала, но и поверить не могла, что ее мечты когда-нибудь сбудутся.
— Я… люблю вас… — шептала она, — я люблю тебя так… сильно… но мне не найти слов, чтобы… выразить свои чувства.
— А слова и не требуются нам, — проникновенно ответил ей маркиз.
Его губы искали ее, его рука прикасалась к ее телу, и она знала, что в этом великая правда жизни.
Клодия испытывала восторженный трепет, чего не могла раньше даже представить себе.
Восторг возносил ее к небу.
Это была любовь.
То неподдельное чувство, о котором она таив мечтала, оказалось драгоценным сокровищем «, — Это сокровище каждый ищет, надеясь однажды найти.
Она верила — они с мужем нашли для себя нечто неизменное.
На всю оставшуюся жизнь.
— Я обожаю и боготворю тебя, моя прекрасная женушка! — прошептал маркиз. — Мне кажется, будто в поисках тебя я взбирался на гималайские вершины и погружался в океанскую пучину. Ты моя! Моя! Отныне я никогда больше не потеряю тебя!
Они стали единым целым, чтобы безраздельно принадлежать друг другу.
— Люблю тебя… — пролепетала она.
— Обожаю и боготворю тебя, дорогая моя, любимая, моя идеальная маленькая женушка.
Удивительный, волшебный сон стал явью, мечта превратилась в любовь, безграничную, неувядающую.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебный сон - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Волшебный сон - Картленд Барбара



хорошая книга. не длинная и довольно красивая история любви.
Волшебный сон - Картленд Барбараназира
30.05.2013, 18.48





Книга понравилась,в противовес другим романам автора,достаточно реалистична,но последние страницы исортили общее впечатление,особенно фраза "— Когда я в первый раз увидела… как вы правите лошадьми, — призналась Клодия, — я отметила, что… вы блестяще с ними справляетесь, и тогда… вы… пленили меня."
Волшебный сон - Картленд БарбараItis
29.07.2014, 0.23





В отличие от других романов, этот лишен "пошлостей". Сам роман, по объему, не такой большой, но довольно пресно написан, по-этому, читается тяжеловато. Подойдет для молоденьких девушек, которым нравится любовь, но эротику читать еще рано.
Волшебный сон - Картленд БарбараNori
22.08.2014, 14.37





Очень понравилоь содержание романа. Впрочем ,как и некоторые другие романы rnБ. Картленд.
Волшебный сон - Картленд БарбараСофи
10.09.2014, 1.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100