Читать онлайн Волшебный сон, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный сон - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный сон - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный сон - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Волшебный сон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Клодия расстроилась, узнав, что после завтрака принц увозит маркиза смотреть конюшни.
Ее с ними не пригласили.
Однако появилась принцесса Луиза и сказала, что отвезет гостью в город.
Клодии очень хотелось осмотреть достопримечательности Севильи, о которых она знала из книг.
Но все же это было менее заманчиво, чем в обществе маркиза знакомиться с лошадьми принца.
Принцесса Луиза теперь считала ее своей подругой и весьма доверительно рассказывала о себе и своей семье.
— Я хочу выйти замуж, — призналась она, — и чем скорее, тем лучше. По правде говоря, я надеялась, так же как и папа, что маркиз станет моим мужем.
— Но неужели, — с горячностью вопросила Клодия, — вы готовы выйти замуж без любви, только по сговору?
Принцесса удивленно посмотрела на нее.
— Все наши браки заключаются только по сговору, но, лишь выйдя замуж, я стану наконец свободной.
Сообразив, что Клодия озадачена ее словами, она объяснила:
— Сейчас меня всегда и повсюду сопровождают камеристки или фрейлины. Они подслушивают все мои разговоры и постоянно следят за моим поведением.
Помолчав немного, она прибавила:
— Если хотите знать, я вынуждена была устроить скандал, прежде чем смогла добиться разрешения выехать с вами сегодня без своего эскорта. Но даже при этом две из них все равно следуют за нами в другой карете.
— В самом деле, это должно быть утомительно, — посочувствовала Клодия принцессе.
— Гораздо хуже, чем просто утомительно, — простонала ее новая подруга. — Я никогда не могу остаться наедине с мужчиной, не имею права даже поговорить с ним.
— Полагаю, вам иногда хотелось бы укрыться от их бдительного ока, — заметила Клодия.
— Конечно, хотелось бы, — разоткровенничалась принцесса. — А теперь я открою вам один секрет: я тайно встречаюсь с адъютантом папы. О, это так увлекательно!
— Но разве вы не опасаетесь неприятностей? — осторожно спросила Клодия.
— Папа придет в ярость, если узнает, и, конечно же, адъютанта выгонят. Но мы встречаемся в потайных местах. И когда он целует меня, я просто наверху блаженства!
Клодия не скрывала своего изумления.
— Вы позволяете адъютанту целовать вас?
Как это возможно?
— У испанцев весьма страстные натуры, — объяснила принцесса. — Я даже подумала, что англичанин и впрямь мне бы не подошел. Но папе понравилось знатное происхождение маркиза, и к тому же у него действительно замечательные лошади.
Клодия задумалась, а потом все же осмелилась сказать:
— Я почему-то была уверена, что испанский королевский двор весьма щепетилен в выборе женихов для своих дочерей. Я, скорее, могла бы допустить, что ваш отец выберет для вас принца крови.
Принцесса рассмеялась.
— Он пытался отыскать такого, но это оказалось довольно сложной задачей. Потом он обнаружил, и это крайне польстило ему, что пра-пра-прабабушка вашего мужа, фактически была люксембургской принцессой.
— И таким образом маркиз становился достойной партией для принцессы! — промолвила Клодия, словно размышляя о чем-то своем.
— Конечно! — тут же воскликнула принцесса, прибавив снисходительно:
— Надеюсь все-таки, что маркиз очень преданный и любящий и подходит вам как мужчина.
Клодия подумала, что не смогла бы ответить, какой он.
А принцесса тем временем, сев на своего конька, уже не могла уняться.
— В то время как англичане, что ни для кого не является секретом, холодные и сдержанные в чувствах, испанцы и итальянцы чрезвычайно страстные.
Клодия невольно поразилась, что принцесса, такая молоденькая, рассуждает на подобную тему.
И можно ли с сочувствием относиться к ее любовному приключению с адъютантом принца?
Ведь оно, без сомнения, могло бы стать причиной больших неприятностей, если каким-то образом все откроется.
Карета двигалась вдоль широкой улицы, мимо огромного фонтана к кафедральному собору.
От его созерцания захватывало дух.
Клодия читала, что он признан самым большим готическим собором в мире.
А теперь она могла убедиться в уникальности, своеобразии богатого художественного оформления собора и хранившихся в нем шедевров изобразительного искусства.
Внутри собор оказался столь огромным, что его невозможно было сразу охватить взглядом.
Принцесса подвела гостью к драгоценным реликвиям святого Фердинанда, затем показала великолепный мавзолей Христофора Колумба.
Клодия, к своему удивлению, располагала большим количеством сведений о великом путешественнике, нежели принцесса.
Горько разочарованный своей неудачей, когда обнаружил, что не сумел открыть путь в Азию с запада, Колумб умер в Санто-Доминго, потом был перезахоронен в Гаване.
— Его тело перевезли в Севилью, — рассказала Клодия своей спутнице, — после того, как Испания потеряла свое владычество в Новом Свете, который он, собственно говоря, и открыл для своей страны.
— А я и понятия не имела, — призналась принцесса. — Бедный Христофор Колумб! Если б он узнал об этом, то, должно быть, сильно разочаровался.
Клодия разглядывала огромный мавзолей и думала, что все мужчины по-своему в чем-то похожи на Христофора Колумба, когда стремятся отыскать в этом мире нечто особенное.
И часто подобно Колумбу оказываются в итоге побежденными.
Ей взгрустнулось, и она рада была отправиться назад во дворец, чтобы успеть к ленчу.
Ни принца, ни маркиза нигде не было видно.
После ленча на улице стало слишком жарко.
Поэтому вместо прогулки девушки расположились в тени на веранде, и принцесса Луиза без умолку говорила о себе.
Когда маркиз наконец возвратился, Клодия вздохнула с облегчением.
— Вы провели сегодня образовательную экскурсию? — с лукавой улыбкой обратился он к девушкам.
— Я возила вашу жену в собор, — тотчас ответила принцесса, — но история Христофора Колумба заставила ее приуныть. Она думает, будто все мужчины в каком-то смысле путешественники-исследователи, но большинство из них рано или поздно терпят разочарование, так же как бедный Колумб.
Маркиз удивленно поднял брови.
— Вы действительно так думаете?
— Я читала биографии многих великих людей, — пояснила Клодия, — и большинство из них никогда не достигали своей цели. Или получали свой «приз», но потом теряли его, а это еще хуже.
— Я вижу, вы циник! — заметил маркиз. — Что ж, теперь, разумеется, я приложу все усилия, чтобы не потерять ту, которую мне посчастливилось отыскать.
Клодии показалось, будто он произнес эти слова специально для принцессы, поэтому с легкостью подыграла ему.
— Надеюсь, вы никогда не потеряете меня!
Они отправились наверх переодеваться к обеду, и ей сказали, что вечером опять соберется общество.
Да и этот обед принц давал в честь маркиза.
— Если б я знал, что вы привезете с собой вашу молодую очаровательную жену, — заметил принц, — то непременно организовал бы роскошный бал с танцами. Но, раз уж так получилось, думаю, вы с удовольствием поиграете, поскольку моими гостями сегодня вечером будут в основном мужчины, предпочитающие азартные игры.
После обеда приглашенные — а их оказалось человек двадцать — перешли в гостиную.
Там установили стол для рулетки, а также карточные столы.
Клодия не пошла с ними.
Она сидела одна в другой гостиной.
Неожиданно к ней подошел принц.
— Вы не играете, маркиза? — спросил он.
Клодия покачала головой.
— Я всегда буду сильнее бояться потерять свое, а потому по большому счету не смогу обрадоваться никакому выигрышу.
Принц расхохотался.
— У вас весьма разумный взгляд на азартные игры, в которых, несомненно, фортуна всегда против увлекающегося игрока.
— Мой отец говорил то же самое, — машинально ввернула Клодия и тотчас сообразила: она имеет в виду Уолтера Уилтона.
Тут девушка испугалась, что принц начнет интересоваться ее семейством.
Поэтому спешно переменила тему разговора.
— Не могу передать вашему королевскому высочеству, в каком я восхищении от ваших замечательных картин. Я и представить себе никогда не могла, что увижу столько шедевров, собранных в одном месте!
— Моя дочь показала вам картинную галерею? — поинтересовался принц.
— Еще нет.
— Это упущение, которое должно быть исправлено немедленно, — отчеканил он. — Пойдемте со мной!
Они покинули гостиную и направились по одному из многочисленных коридоров, поражающих своими размерами.
По обе его стороны на стенах висели прекрасные полотна, чередующиеся с огромными, под потолок, зеркалами в резных рамах.
Там же на глаза попадались статуи, которые девушке хотелось бы рассмотреть внимательнее.
Но принц двигался вперед не останавливаясь, пока они не поднялись наверх по широкой лестнице, ведущей прямо в картинную галерею.
Создавалось впечатление, будто она бесконечна.
Клодия невольно подумала, что им потребуется много времени, дабы осмотреть здесь каждую картину.
Сначала принц показал ей замечательный групповой портрет «Менины», один из шедевров Веласкеса.
Клодия была очарована девчушками в платьях на огромных кринолинах и большой собакой рядом с ними.
Она восторженно отзывалась и о других картинах.
Принц был польщен ее оценкой.
Он с удивлением обнаружил, что она знает немало о жизни самих художников.
Он понял, что она не пытается изобразить восхищение, лишь бы польстить его самолюбию.
Он миновал несколько картин и остановился перед той, которую девушка никогда не видела на репродукциях.
— Перед вами «Обнаженная маха», одно из наиболее известных произведений Гойи.
Клодия знала, как это глупо с ее стороны, и все же помимо своей воли почувствовала смущение, глядя на обнаженную молодую женщину.
Маха откинулась назад на мягкие подушки, заложив руки за голову.
И вдруг, к ее изумлению, принц глухо произнес:
— Именно такой хотел бы я увидеть вас!
На мгновение Клодии показалось, будто она ослышалась.
Потом она вспыхнула и хотела уйти, но принц не пустил ее и попытался обнять.
— Вы слишком хороши, — начал объясняться он, — вы столь прекрасны, что заставляете мое сердце биться сильнее, и я хочу целовать ваши губы, они выглядят столь невинными и странно нетронутыми.
Не только его слова, но и звук его голоса, и тот огонь, что она смогла Заметить в его глазах, перепугали девушку.
Она не закричала, но стала сопротивляться.
Он же с невероятным упорством прижимал ее к себе.
Она отчаянно мотала головой из стороны в сторону, но его руки тисками сдавливали ее тело.
Она чувствовала, рано или поздно он овладеет ее губами.
Но тут, когда она уже в отчаянии поняла, насколько тщетны ее усилия в поединке с его страстью, с противоположного конца галереи раздался голос:
— А, вот вы где, Клодия! Я терялся в догадках, куда вы могли уйти.
Руки принца разжались, и Клодия высвободилась из его объятий.
Она опрометью бросилась к маркизу и, добежав до него, едва смогла остановиться.
Она чуть было не бросилась ему на шею от радости, что он спас ее, но он холодно, каким-то приказным тоном произнес:
— Принцесса ищет вас. Вы найдете ее в гостиной.
Его отрезвляющие слова заставили Клодию резко замереть с протянутыми вперед руками и устремленным на него взглядом.
Он нарочито отстранился от нее и направился к принцу.
Клодия не могла в это поверить.
И тогда он не в меру громко обратился к принцу:
— Ваше королевское высочество владеет великолепной галереей, и, думаю, я окажусь прав, если заявлю, что ваше собрание картин может быть признано одним из самых лучших в мире.
Он говорил, и голос его становился все тише по мере удаления от Клодии, и она поняла, что он притворился, будто не заметил чего-нибудь предосудительного.
Однако она все еще не могла превозмочь испуг, и сердце неистово колотилось в груди.
Она побежала вниз по лестнице и обратно по коридору.
Она чувствовала, что не сможет появиться сейчас ни перед кем из собравшихся на вечер гостей, тем более перед принцессой.
Достигнув зала, она поднялась по главной лестнице к себе в спальню.
Было еще слишком рано, и горничная не ждала ее.
Клодия села перед туалетным столиком, пытаясь успокоиться.
Сердце все еще подпрыгивало, как мячик, до самого горла.
Она никогда не испытывала подобного испуга, особенно в тот момент, когда принц прижал ее к себе, силясь поцеловать.
Дыхание понемногу выравнивалось.
Она почем зря стала ругать себя за свою глупость.
Затем посмотрела на ситуацию по-другому.
Принцессу целовал адъютант.
Почему же она должна чувствовать себя расстроенной, если ее пожелал поцеловать принц?
И все-таки она никогда не смогла бы даже вообразить, что человек, с которым она почти не разговаривала, к тому же намного старше ее, будет вести себя столь диким образом.
«Наверное, потому, что он испанец, — решила она. — Англичанин никогда не повел бы себя так постыдно».
О, как ничтожно мало знала она мужчин-англичан, ведь за свою жизнь она встречала их так редко!
Клодия вспомнила комплименты, которыми осыпали ее вчера и сегодня вечером господа, сидевшие рядом с ней во время обеда.
Тогда она не придала этому особого значения, отнесла все на счет испанского темперамента, решив, что это не больше чем проявление светских манер, предполагающих флирт с замужней женщиной.
Если б они знали, что она юная, незамужняя девушка, то, несомненно, не обратили бы на нее никакого внимания.
«Как глупо с моей стороны так испугаться, — выговаривала она себе. — Ведь принцесса Луиза давала ясно понять, что мужчины полагают, будто замужняя женщина должна быть искушенной, а значит, дни уверены, что ведут честную игру!»
И тем не менее ее не покидала убежденность в другом.
Уолтер Уилтон, который любил ее маму, никогда не стал бы вести себя так.
Клодия не могла представить себе маму, позволявшую кому-нибудь другому целовать ее или допускавшую близость с другим человеком.
«Принц не имел никакого права приглашать меня смотреть на изображение нагой женщины!»— снова возмущалась она.
Внезапно Клодия ощутила себя такой неопытной, глупой и такой уязвимой в своей наивности.
Что она знала о том мире, в котором очутилась?
Что она знала о чем-нибудь вообще?
Она жила в небольшом домике в Челси и почти все свое время проводила в школе.
Девушки, которых она знала, были столь же невинны, как и она.
Ни одна из них ни разу в своей жизни не целовалась, ведь каждую всегда опекал кто-то из взрослых.
В школу и из школы их сопровождали гувернантки, живущие в их семьях.
«Жаль, мама так мало успела рассказать мне об этом мире со всеми его сложностями, — думала она с горечью. — Возможно, теперь, когда я стала взрослой… другие мужчины захотят вести… себя так… как этот принц».
Эта мысль привела ее в содрогание.
Ей не хотелось думать, что могло бы случиться, не появись маркиз в нужный момент.
Спустя некоторое время Клодия позвонила горничным.
Пришла одна из них, чтобы помочь госпоже раздеться.
Клодия легла, не погасив свечи.
Она не сомневалась, маркиз обязательно придет, дабы рассказать ей, что произошло после ее ухода.
Она лежала, размышляя о великолепии комнаты, ставшей ее временной спальней.
Но владел всем этим неприятный старик, которому не следовало бросаться на своих гостей, какой бы важной персоной он ни был.
Прошло больше двух часов, прежде чем она услышала, как маркиз вошел в соседнюю комнату.
Сначала он разговаривал со своим камердинером.
Потом раздался звук закрывающейся двери. той, что выходила в коридор.
Минутой или двумя позже дверь между смежными комнатами открылась, и маркиз вошел в спальню.
Клодия села.
Когда он пересек комнату и приблизился, в свете свечи она смогла разглядеть его лицо.
Оно было очень сердитое.
Маркиз остановился у кровати и со злостью спросил:
— Какой бес надоумил вас остаться наедине с принцем в его картинной галерее?
— Он предложил… показать мне свою коллекцию картин, — ответила Клодия.
— И вы оказались столь легковерны, что пошли с ним без какого бы то ни было сопровождения! Как вам могла прийти в голову такая безумная затея?
— Я не ожидала… что кто-нибудь… мужчина… поведет себя подобным образом, — пролепетала Клодия.
— Само собой разумеется, всякий мужчина повел бы себя подобным образом: ведь вы поощрили его, отправившись с ним наедине! Боже правый! У вас должно было хватить здравого смысла, чтобы сообразить, — его приглашение означает желание добиться от вас физической близости!
— Но разве… разве могла я предположить… что такой почтенный пожилой человек, как принц… захочет поцеловать меня?.. — посетовала Клодия.
— Тогда вы, должно быть, слабоумны! — продолжал бушевать маркиз. — Ну какой мужчина не захотел бы поцеловать вас, если вы такая красивая! Вам следовало бы вести себя иначе, чтобы не ставить меня в столь неловкое, двусмысленное положение.
— Это не вы… а я… попала в неловкое положение! — возразила Клодия. — Он… так испугал меня!
— Ну конечно, он испугал вас, если вы и впрямь не имели понятия о его намерениях.
— Неужели… неужели вы действительно думаете, будто, если б я хотя бы подозревала, что он будет… вести себя так отвратительно… я бы пошла с ним одна? — ужаснулась Клодия. — Мы говорили о картинах, и он предложил показать мне картинную галерею, раз уж принцесса не успела этого сделать. Как могла бы я… отказаться?
Маркиз присел на край кровати.
Он долго смотрел на нее, потом совсем неожиданно улыбнулся ей.
— Это моя ошибка, Клодия, — сказал он. — Я должен был предупредить вас, но мне и в голову не приходило встретить такую невинность и неосведомленность в дочери Уолтера Уилтона.
— Я же… предупреждала вас… я буду совершать ошибки, — произнесла Клодия несчастным голосом.
— Вы не сделали ни одной до сих пор, — успокоил ее маркиз, — и я полагаю, принц поверил, будто я остался в неведении относительно инцидента между вами. Я разговаривал с ним совершенно обычным тоном, обсуждал его коллекцию картин, пока мы наконец не покинули галерею.
— Н-наверное, мне надо уехать… — уныло промямлила Клодия.
— Мы уедем послезавтра, — объяснил ей маркиз, — но до этого вы будете в полной безопасности, так как принц везет меня завтра в поместье, смотреть его скаковых лошадей. Мы пробудем там целый день, и я приму все меры, чтобы мы уехали на следующее утро.
— А… вы возьмете… меня с собой в… Англию? — жалобно спросила Клодия.
В ее голосе, так же как в ее глазах, была мольба.
Маркиз долго смотрел на девушку.
— Безусловно, я возьму вас с собой. Я не думал обсуждать ваше будущее, пока мы не доберемся до Англии, но теперь, учитывая, что вы сильно расстроены, я хотел бы, чтоб вы меня выслушали.
— Я… я слушаю вас.
— Вы столь молоды, наивны и невинны, — медленно сказал маркиз, — поэтому нечто подобное случившемуся сегодня вечером может происходить с вами снова и снова, куда бы вы ни отправились.
— О нет!.. Нет! — закричала Клодия. — Мне этого не вынести!
— Боюсь, это расплата за вашу несказанную красоту. Вы слишком прекрасны, Клодия, вы самая красивая женщина, какую я когда-либо в жизни видел.
Никогда и никто еще не говорил ей таких слов.
Клодия была в растерянности и не могла отвести от него взгляд.
— Я намерен просить вас, — продолжал он, — хоть и не собирался затрагивать эту тему до возвращения в Англию, — позволить мне защищать вас и заботиться о вас постоянно.
Клодия широко распахнула глаза.
— Вы хотите сказать… что… — она замолчала на минуту, — что… вы любите меня?
— Я полюбил вас с той минуты, как увидел в гостиничном ресторане, — признался маркиз. — А вчера вечером, когда я пришел сюда, чтобы прилечь на эту кровать, мне стоило немалых усилий сдержать свое обещание не пугать вас, и я с трудом покинул эту комнату.
Он прерывисто вздохнул.
— Я не нарушу обещания и сегодня вечером, поскольку не хочу ни обидеть, ни испугать вас. своим напором, не желаю хоть чем-то расстроить вас. Но когда мы вернемся в Англию, я должен буду защищать вас от других мужчин.
— Я… ничего не понимаю, — прошептала Клодия.
— Постараюсь все объяснить, — терпеливо сказал маркиз. — Я предоставлю вам дом в Сент-Джонском лесу или в любом ином месте, где вы только пожелаете, и стану навещать вас так часто, как только это возможно. По крайней мере два или три раза в году мы сможем уезжать за границу на моей яхте.
Он старался говорить как можно ласковее, но Клодия все еще не понимала его, и он это почувствовал.
Сжав ее руки в своих ладонях, маркиз Датфорд продолжал:
— Вы ни в чем не будете нуждаться. У вас будут лошади, драгоценности, слуги, все, чего бы вы ни пожелали, моя прелесть, но я не могу предложить вам свою руку. Попытайтесь, пожалуйста, понять: мне, как главе знатного, аристократического рода, совершенно невозможно жениться на вас.
— Вы… имеете в виду, — произнесла Клодия едва слышно, так что он с трудом различал слова, — это потому, что… я… дочь… Уолтера Уилтона?
Маркиз не ответил, и, подождав немного, она сказала:
— А когда вы говорите, будто любите меня… для вас это имеет значение?
Она почувствовала, как рука маркиза напряглась, прежде чем он ответил:
— Вы нужны мне! Только одному Богу ведомо, как вы нужны мне, но я связан кровью, традициями, памятью поколений, которые жили до меня и будут жить после меня. Я знаю, как вам трудно меня понять, но я не в силах попрать имя, которое являлось частью истории Англии на протяжении столетий.
Он очень тщательно подбирал слова.
— Останься вы жить сами по себе, одна, — произнес он уже иным тоном, — мне страшно даже подумать, что может случиться с вами.
Объявятся мужчины, дюжины мужчин, жаждущих вас, преследующих вас, досаждающих вам, причем все они станут вести себя подобно тому, как вел себя с вами принц сегодня вечером.
Клодия в ужасе что-то пробормотала, а маркиз между тем убеждал ее:
— Вы должны сделать выбор, моя любимая, оставаться вам одной и бороться в одиночку, или позволить мне оберегать и защищать вас. Я буду любить вас так, как вы этого заслуживаете.
Он умолк в ожидании ответа, но его не последовало.
Тогда он сказал, как бы подводя итог:
— Я не стану пытаться сейчас убедить вас. мне не хотелось бы вас пугать. Я оставлю вас, и вы сами примете решение, а ваш ответ я надеюсь услышать послезавтра, когда мы отправимся домой.
Маркиз встал с кровати.
Но он все еще держал ее руки в своих и в каком-то безотчетном порыве поднес их к своим губам, прикоснувшись нежно, словно к ребенку.
Потом внезапно уткнулся в ее ладони и стал целовать их неистово и страстно.
Клодия не ожидала такого поворота.
Странная дрожь пробежала по всему телу.
А когда маркиз поднял голову и взглянул на нее, ей почудился тот самый жар в его глазах, какой всего несколько часов назад она видела в испанских очах принца.
Но сейчас она ощутила, будто некая часть ее существа откликнулась на него.
Всего одно мгновение маркиз не сводил с нее глаз.
Потом, не в силах больше сдерживаться, нагнулся и поцеловал ее.
Губы его были ласковы и в то же время требовательны.
Сделав над собой усилие, маркиз оторвался от нее.
— Доброй ночи, несравненная моя! — сказал он. — Может быть, я появлюсь в твоих снах, ведь я буду мечтать только о тебе.
Он пересек комнату и направился к выходу, прежде чем Клодия успела что-либо сказать или подумать.
У двери он обернулся и молча посмотрел на нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебный сон - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Волшебный сон - Картленд Барбара



хорошая книга. не длинная и довольно красивая история любви.
Волшебный сон - Картленд Барбараназира
30.05.2013, 18.48





Книга понравилась,в противовес другим романам автора,достаточно реалистична,но последние страницы исортили общее впечатление,особенно фраза "— Когда я в первый раз увидела… как вы правите лошадьми, — призналась Клодия, — я отметила, что… вы блестяще с ними справляетесь, и тогда… вы… пленили меня."
Волшебный сон - Картленд БарбараItis
29.07.2014, 0.23





В отличие от других романов, этот лишен "пошлостей". Сам роман, по объему, не такой большой, но довольно пресно написан, по-этому, читается тяжеловато. Подойдет для молоденьких девушек, которым нравится любовь, но эротику читать еще рано.
Волшебный сон - Картленд БарбараNori
22.08.2014, 14.37





Очень понравилоь содержание романа. Впрочем ,как и некоторые другие романы rnБ. Картленд.
Волшебный сон - Картленд БарбараСофи
10.09.2014, 1.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100