Читать онлайн Волшебный миг, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный миг - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный миг - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный миг - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Волшебный миг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Сэр Гай посмотрел на часы.
— Мы прибудем в Йорк через пятнадцать минут, — сказал он. Салли взяла свою сумку и перчатки.
— Тогда, я думаю, нам лучше вернуться в наш вагон, не так ли?
— Пожалуй, так будет лучше, — согласился сэр Гай и встал из-за стола, за которым они пили чай.
Салли тоже встала. Поезд шел очень быстро, а вагон-ресторан находился в самом конце состава. Когда она вышла в проход, поезд сильно качнуло, и Салли чуть не упала, если бы сэр Гай не поддержал ее крепкой рукой. Она посмотрела па него и улыбнулась.
— Спасибо.
Их взгляды встретились, но Салли быстро отвела глаза в сторону. И с этого момента она точно знала, что влюбилась. Продвигаясь вперед по переполненным проходам поезда, останавливаясь, чтобы пропустить людей, выносивших чемоданы и пакеты, стараясь удержать равновесие, она ощущала только, как быстро бьется ее сердце.
Теперь она понимала, что любит его уже очень давно. Казалось, что между тем временем, когда он в ее фантазиях был рыцарем в шлеме с плюмажем, а потом стал серьезным, неприветливым братом Тони, не было никакого перерыва. Она любила его всегда, но не понимала этого до настоящего момента в грохочущем, переполненном поезде, везущем их домой.
Салли почувствовала, как ее сердце защемило при мысли о «доме». Но именно так она стала относиться к «Убежищу» с самой первой минуты, когда его увидела, и дети сказали, что он улыбается им. Дом сэра Гая! Если бы только он мог стать и ее домом!
Она попыталась успокоиться, но ничто не могло унять чувство восторга в сердце и радости, словно пульсирующей по всем сосудам ее тела. Она любит! Любит сэра Гая, и поняла она это в тот момент, когда он протянул руку, чтобы поддержать ее. Было так много моментов, когда она могла это понять. В роскошном ночном клубе Нью-Йорка «El Morocco», например, куда сэр Гай пригласил ее на обед, но, пораженная голубыми стенами и потолком, на котором сверкало множество звезд, она слушала оркестр, а не свое собственное сердце.
У нес была возможность понять это и на верхнем этаже Эмпайя Стейт Билдинг, или когда они гуляли по Центральному парку, потому что, как он ей сказал, у любого американца этот парк вызывает сентиментальные чувства. Она могла почувствовать это на Пятой авеню, или во взлетающем самолете, когда они бросили прощальный взгляд на странные, прекрасные небоскребы, являющиеся отличительной чертой современной цивилизации.
Но ни в одном из этих мест, прекрасных, волнующих и очень интересных, ей и в голову не пришла мысль, что она влюблена. Нет, надо же было случиться, что именно в этом прозаичном, спешащем английском поезде ее привело в шок внезапное, ошеломляющее чувство.
Салли дошла до своего вагона, взяла жакет, лежавший на сиденье, который она оставила, чтобы никто не занял ее места, и села. Через мгновение следом за ней вошел сэр Гай и сел напротив. В купе находились еще два человека, оба поглощенные чтением газет. Салли посмотрела в окно, но не видела красоты проплывавших мимо пейзажей, потому что думала только о сэре Гае. Насколько она была слепа, что не поняла этого раньше. И глупа, если не могла осознать, что в течение многих дней, если не недель, ее сознание было полностью поглощено им.
— Я люблю его, — прошептала она про себя, но где-то в глубине сердца, внутренний голос напомнил ей, что он ее не любит. Тем не менее она не могла поверить, что сэр Гай совершенно равнодушен к ней. Если даже не считать этого неожиданного решения, лететь с ней в Америку, которое можно было бы отнести к благородству его характера, Салли не была бы женщиной, если бы не замечала, что было еще немало случаев, когда сэр Гай очень тепло к ней относился.
Салли догадывалась, что она интересует его, что он наблюдает за ней. Но, когда ей кажется, что они начинают сближаться, какое-то слово или движение, которые она сама себе не может объяснить, вдруг опять воздвигают между ними барьер, и он опять начинает к ней относиться с ледяным равнодушием.
— Что это? — спрашивала она себя. — Что заставляет его замыкаться в себе как раз в тот момент, когда кажется, что он полностью открыт и относится к ней по-дружески? — Салли ломала себе голову над этим, но прийти к какому-нибудь выводу не смогла. Она знала только, что любила его.
Колеса поезда стучали в унисон с ее мыслями. Я люблю его, я люблю его, я люблю его. Они повторяли это опять и опять, а она боялась посмотреть на сэра Гая, потому что он мог прочесть в ее взгляде то, что она чувствует. Как она была права, когда поняла, что никогда не любила Тони! Она, как многие другие молодые люди, приняла дружбу за любовь, увлечение за более глубокое чувство.
Вот какой была любовь — чувство, от которого перехватывало дыхание, которое заполняло каждую клеточку ее тела, пульсировало в венах при каждом ударе сердца. Чувство, от которого самые простые, обыденные слова звучали милой сердцу музыкой.
— Мы почти приехали.
Слова сэра Гая заставили Салли вздрогнуть, так как она настолько увлеклась своими мыслями, что перестала замечать происходившее вокруг.
— Да, — сказала она. — Нас кто-нибудь будет встречать?
— Мама должна прислать за нами машину, — ответил он. — Я сообщил ей время нашего прибытия.
Какой обычный разговор! Но Салли казалось, что ее слова прозвучали слишком громко, и весь мир догадался, как она любит и боготворит мужчину, сидевшего напротив. Но потом она почувствовала, как холодная рука опасения несколько отрезвила ее. Ей следует быть осторожной! Хотя Салли и любила сэра Гая, но не должна была терять голову и забывать о барьере, который все еще существовал между ними. Что это было такое, она не знала, но, возможно, любовь поможет ей разобраться.
— Пожалуйста, Господи, помоги мне понять, что стоит между нами, — прошептала Салли про себя. Пока она молилась, поезд подошел к вокзалу Йорка.
Шофер ждал их около машины, но не той, которой обычно пользовался сэр Гай. Этот лимузин был побольше, и пассажиров от шофера отделяла перегородка.
— Боюсь, сэр, что хамбер вышел из строя, — объяснил шофер. — Мне надо как следует проверить его. Думаю, с машиной все будет в порядке через день или два. Извините, что не смог приехать на ней, я знаю, что вам она нравится больше.
— Все в порядке, Гроувз. Поехали, — ответил сэр Гай и сел на заднее сиденье рядом с Салли.
Салли не могла понять, радуется она этому или сожалеет. Когда сэр Гай вел машину, она могла сидеть за его спиной, и не было необходимости разговаривать. Но сейчас в течение часа они будут вдвоем, и ее пугала перспектива быть так близко друг от друга, где ничего не могло отвлечь их внимание, и радовала одновременно.
Только теперь она начала понимать, как любовь может завладеть человеком. Никогда раньше она не могла почувствовать, что испытывали Эрик и Линн, когда у них все было хорошо и когда они ссорились. На какое-то мгновение Салли почувствовала такую зависть к ним, какой не испытывала никогда раньше. Она подумала, что в этот момент, счастливые до исступления, они летят в Калифорнию, где Линн будет выздоравливать под руководством самых лучших врачей, каких только удастся отыскать Эрику.
С того момента, как Эрик вернулся в жизнь Линн, он сметал все преграды, стоявшие на его пути, как надвигающийся шторм. Ничто и никто не мог его остановить.
— Ты моя, только моя. — Салли слышала, как он говорил Линн. — Я буду ухаживать за тобой. Я сделаю все для тебя. Ты даже не сомневайся, если ты что-то захочешь, только скажи мне, и все будет твоим.
Даже смеяться было невозможно над его горячностью, потому что он был настолько искренен и обладал почти магической способностью все преображать, за что бы ни взялся. С момента его появления вся обстановка стала романтической и волнующей — именно такой, в какой привыкла существовать Линн, которую Салли знала и любила, а не разбитая, раскаявшаяся, которую она застала после ее приезда в Нью-Йорк.
И хотя события развивались с необыкновенной быстротой, и комнаты были завалены цветами и подарками настолько, что в них уже было невозможно войти, а глаза Линн сияли, и губы улыбались, от чего она выглядела на двадцать лет моложе, Салли замечала, что ее мама выглядит старше по сравнению с прежней Линн. Она стала более нежной и серьезной, чем была раньше.
Думая об этом, Салли смогла понять эти перемены сейчас лучше, чем в Нью-Йорке. Все произошло оттого, что сама Линн полюбила, и наконец не только брала, но и отдавала.
— Может быть, я тоже повзрослею и стану более рассудительной, — подумала Салли и засмеялась над своими мыслями.
— Что-то вас рассмешило? — спросил сэр Гай, и Салли вздрогнула. Поглощенная мыслями о Линн, она почти забыла, что он находится рядом, потому что долгое время они ехали молча.
— Я думала о том, как счастливы Линн и Эрик, — ответила она, слегка повернувшись к нему.
Он кивнул, а Салли подумала, как удивительно, что все они вчетвером так хорошо поладили между собой. Линн понравился сэр Гай. Но что самое поразительное, это что Линн понравилась сэру Гаю. Салли очень испугалась, когда ее мать стала настаивать на встрече с ним, что они поссорятся между собой, потому что помнила, как он менялся в лице, стоило ей только упомянуть ее имя.
— Но я же должна поблагодарить его за то, что он привез тебя сюда, глупышка, — сказала Линн, когда Салли стала возражать, убеждая ее, что не стоит беспокоиться по такому незначительному поводу.
Потом сэр Гай вошел к ней в комнату, и они о чем-то долго беседовали наедине. О чем был разговор, и что произошло между ними, Салли не имела понятия, но после того, как он вышел, они стали друзьями, Салли была в этом уверена.
Сейчас, вспомнив красоту Линн, ставшую еще более очевидной после приезда Эрика, она подумала, что даже такой суровый человек, как сэр Гай, не может не признать ее. Шрамы заживут, но даже если они останутся на ее шее и щеке, кто будет обращать на них внимание, глядя в глаза Линн? Кого они будут интересовать, если они увидят соблазнительный изгиб ее губ? Салли вдруг позавидовала Линн. Как много ей было дано, и какой она была красавицей.
— О чем вы думаете? — спросил сэр Гай.
— Мне сказать вам правду? — спросила она.
— Я надеюсь, что вы всегда будете так делать, — ответил он.
— Хорошо, я скажу, — согласилась Салли, посмеиваясь над собой. — Мне хотелось бы быть похожей на Линн, такой же красивой.
Последовало секундное молчание, но Салли была уверена, что он расслышал ее слова, и, ожидая, что он что-нибудь скажет, она повернулась и посмотрела на него. Его взгляд был направлен на нее, а выражение его лица было таким, какого Салли никак не ожидала увидеть. Он смотрел на нее с нежностью и сожалением. Наконец он заговорил:
— Разве вы не знаете, что очень красивы? — спросил он.
Сердце Салли учащенно забилось, и, как будто испугавшись, что оно выпрыгнет, она прижала руки к груди и широко раскрыла глаза. Это было последним, что она ожидала услышать от сэра Гая.
— Вы.., вы дразните меня.
— Нет, ничего подобного, — ответил он. — Вы, глупый ребенок, Салли. Линн очень красива по-своему, а ваша красота совсем другая.
— О! — выдохнула Салли, не находя слов, а потом отвернулась к окну, испугавшись волнения, поднимавшегося в ней.
Сэр Гай вдруг вытянул ноги, насколько позволяло место в машине, и откинулся на спинку сиденья.
— Но вам, конечно, уже не раз об этом говорили.
— Мне никто не говорил, — ответила Салли.
— Неужели? Думаю, что вы просто забыли об этом, хотя обещали всегда говорить правду.
— Но я и говорю правду, — ответила Салли.
— В таком случае мне еще более приятно сообщить вам кое-что, чего вы не знали, — сказал сэр Гай. — Я считаю вас очень красивой и привлекательной.
То, как он произнес последние слова, удивило Салли. Она повернулась к нему и увидела на его лице странное выражение. Непонятно почему, в памяти почти моментально возникла та ночь в лесу. Она не вспоминала о том происшествии все эти дни в Нью-Йорке, и когда они летели через Атлантический океан. Она забыла об этом, поняв, что любит его, но сейчас его взгляд воскресил в памяти тот случай, и она опять испугалась.
Салли смотрела на него, не в силах оторвать взгляд. Ее губы дрожали, и внезапно, хотя не было сделано ни одного движения, она почувствовала, словно он опять ее поцеловал в лунном свете. Салли опустила глаза и почувствовала, как кровь прилила к ее щекам.
— Зачем притворяться, что вы так смущены? — спросил он так резко, что Салли показалось, будто ее ударили хлыстом. И прежде, чем девушка успела сказать хоть слово, она услышала, как он еле слышно пробормотал:
— ..или так невинны.
Опять Салли почувствовала такое же замешательство и напряжение, как и после той странной ночи в лесу. В чем он ее подозревал? Может быть, он опять сравнивал ее с леди Берил? Что вообще все это значило?
Пока Салли с удивлением и страхом размышляла об этом, к ее облегчению за окном стали мелькать знакомые пейзажи, и она поняла, что через несколько минут они повернут к «Убежищу».
Но теперь радость, которую она чувствовала, несколько поубавилась, потому что ей стало ясно, что сэр Гай, которого она любила в своих мыслях, отличается от сэра Гая, каким он был на самом деле. Суровая реальность, полная сомнений и остававшаяся загадкой.
Они миновали сторожку, и так как Салли любила сэра Гая, несмотря ни на что, ей невыносима была мысль, что он отдалился от нее, поэтому она повернулась к нему и, стараясь выглядеть как обычно, непринужденно, сказала:
— Как хорошо возвращаться назад. Мне так хочется поскорее увидеть Рома, и я знаю, кто ждет встречи с вами.
— Полагаю, вы имеете в виду Брэкена? — спросил сэр Гай, и она с облегчением заметила, что он тоже пытается несколько сгладить обстановку.
— Да, Брэкена, — ответила она. — И надо признать, я люблю его больше других представителей семьи Торнов, потому что с ним мы подружились раньше всех. Вы помните?
— Нет, — ответил сэр Гай, в действительности почти не слышавший ее слов, потому что нагнулся, чтобы поднять пальто, упавшее на пол.
— Он познакомился со мной первым на той маленькой станции, — сказала Салли, глядя, как появляется из-за поворота дом. — Я тогда чувствовала себя такой одинокой и думала, что со мной будет, когда я приеду в Лондон, а потом почувствовала, как кто-то дотронулся до моей ноги холодным носом. Это был Брэкен.
— О чем вы говорите?
В голосе сэра Гая послышалось раздражение, и Салли рассмеялась.
— О, извините меня, — воскликнула она. — Я забыла, что никогда вам об этом не рассказывала, потому что не могла ничего говорить о няне Берд до тех пор, пока вы не узнали все о Линн. Но мне было интересно, почему вы никогда не спрашивали меня, что я делала тем утром на Хилл Стрит. Поезд пришел раньше, чем машина, на которой вы добирались, а я поехала сначала в Ковент Гарден, где мне сказали адрес моей няни. Не смешно ли это? Миссис Берд, которая присматривает за вашей квартирой, оказалась моей старой няней. Итак, я пошла навестить ее, а когда уходила, на пороге опять столкнулась с вами и Брэкеном.
Они были уже почти около дома, но вдруг внимание Салли привлекло поведение сэра Гая. Он резко повернулся на своем сиденье, взял ее за плечи и посмотрел ей прямо в глаза.
— О чем вы говорите, Салли? — спросил он громким, почти свирепым голосом.
Она видела, как нахмурилось его лицо, а глаза потемнели.
— Я пытаюсь вам рассказать о своей няне Берд, — ответила она. — Но это долгая история, и нет никакого смысла начинать ее сейчас.
— Рассказывайте, вы должны мне все рассказать, — потребовал он. — Где вы провели ночь, ту самую ночь, перед тем, как мы встретились с вами на пороге дома в шесть часов утра?
— Но я же только что вам сказала, что ехала на том самом поезде, на котором и вы возвращались из Уэльса. Думаю, что вы не обратили на меня внимания, а Брэкен обратил. Вы поехали со своим другом на машине, а я отправилась дальше на поезде. В конце концов поезд приехал в Лондон раньше...
Она замолчала, так как подумала, что сэр Гай сейчас потеряет сознание. Его лицо стало белым, но давление на ее плечи еще усилилось, потом он еле слышно произнес голосом, который было невозможно узнать:
— О Господи!
— Что случилось?.. — начала Салли.
Но в этот момент раздался голос:
— Добрый вечер, сэр Гай. Добрый вечер, мисс Салли. Я рад вас видеть дома.
Салли повернулась и увидела Бейтсона. Пока они разговаривали, машина подъехала к дому. Едва она вышла, — как раздался лай и визг, так как из холла им навстречу бежали собаки. Брэкен прыгал около сэра Гая, а Ром уже был в объятиях Салли. Он уже вполне нормально бегал на четырех лапах и выглядел гладким и изрядно округлившимся.
— О, Ром, Ром, я так рада тебя видеть! — воскликнула она, чувствуя, как он крутится в руках и лижет ей лицо. Салли подняла голову и увидела на пороге леди Торн.
— Вот и вы, дорогая моя, — сказала она. — Пойдемте скорее в дом. Гай, дорогой мой, как я рада, что ты вернулся.
Леди Торн поцеловала их обоих и повела в холл, по дороге она сообщила мелодичным голосом:
— А у нас особенный гость. Думаю, что для вас обоих это будет сюрпризом, надеюсь, что приятным.
Салли подняла глаза, и в дверном проеме гостиной увидела Тони. Только на одно мгновение у нее перехватило дыхание, но как только он улыбнулся ей и протянул руки, она обнаружила, что бежит ему навстречу.
— Тони! Как я рада вас видеть! Когда вы приехали?
Было на удивление легко оставаться дружелюбной и естественной. Ведь она на самом деле была рада его опять видеть. Он был все такой же — добродушный, улыбающийся, простой. Его смех, казалось, эхом звучал по всему дому.
— Салли, вы последний человек, которого я ожидал здесь увидеть! Гай, а ты что-то решил поездить по увеселительным местам мира. Я думал, это моя прерогатива.
Нет, никто не мог сердиться на Тони. Они уселись со стаканами шерри, чтобы рассказать о своей поездке, о том, как было жарко в Нью-Йорке, и задать множество вопросов о Париже.
Салли не приходило в голову, что она сможет увидеть Тони еще раз и нисколько не смутиться. Но он рассказывал о своей работе в Париже, как будто это была самая обычная вещь на земле, работать там. И без всякого усилия они избегали упоминаний о Линн.
Для разговоров оказалось так много тем, что все задержались с переодеванием к обеду. И только когда Салли спешила наверх, в свою комнату, ей навстречу попалась Нэда, спускавшаяся вниз. Она почти забыла о существовании кузины сэра Гая и Тони, но сейчас, когда увидела ее, дружески протянула руку для приветствия.
— Здравствуйте, Нэда, как поживаете?
— Итак, вы вернулись!
— Да, вернулась, — ответила Салли. — Вы удивлены, что мы так быстро приехали назад?
— Я редко удивляюсь, — сказала Нэда. — Это всегда ставит человека в невыгодное положение.
Она сделала это загадочное замечание угрожающим тоном и пошла вниз. Салли не могла сдержать смеха. Бедная Нэда, думала она, идя по коридору в свою комнату. Ей очень нравится драматизировать обстановку. Если Тони останется здесь подольше, он излечит Нэду от этого недуга.
И действительно, во время обеда Тони превзошел себя, и Салли с удовольствием наблюдала, как он флиртовал с Нэдой. Та явно отвечала ему, бросая многозначительные взгляды на сэра Гая, стараясь, чтобы он заметил.
— Мне кажется, она его ревнует ко мне, — подумала Салли, а потом вздохнула, желая, чтобы у Нэды появились для этого основания.
Глядя на двух братьев, сидевших вместе, Салли думала, как она хоть на секунду, могла представить себе, что влюблена в Тони. Он был веселым, жизнерадостным и очень красивым, но в нем не было стабильности. Он так отличался от сэра Гая! По сравнению с младшим братом, тот был как скала. И впечатление о силе его характера создавала не только уверенность в его полной надежности, но и властность, исходившая от него. Ни у кого не могло возникнуть сомнений, что если в этой комнате за обедом и был человек, который всем руководил, то, несомненно, это сэр Гай.
— Мы все похожи на пигмеев по сравнению с ним, — подумала Салли и почувствовала, что от гордости за него ее любовь готова вырваться наружу.
Несколько раз она замечала, что сэр Гай бросал на нее странные взгляды, но у них не было возможности перекинуться хотя бы словом. Когда леди Торн повела всех в столовую, Нэда сказала:
— Мне надо поговорить с тобой, Гай. Здесь кое-что произошло, пока тебя не было.
— Это не может подождать до завтра? — спросил неохотно сэр Гай. Но Нэда настаивала, и он пошел за ней в библиотеку.
Так как леди Торн занялась вязанием, Тони шепнул Салли на ухо:
— Пойдем на террасу.
Она с готовностью послушалась его, и когда они вышли, Тони сказал:
— Это единственная возможность поговорить наедине. Я хотел спросить у вас, Салли, насчет Линн. Как она там?




— С ней все в порядке, ответила Салли.


— Я догадался, что вы ездили в Америку, чтобы повидаться с ней. А Гай? Для чего поехал Гай?
— Он великодушно решил, что я слишком молода и неопытна, чтобы путешествовать одной.
Тони покачал головой и рассмеялся.
— Как это похоже на Гая! Хотя он и относится неприязненно к Линн, да?
— Он ничего не знал до тех пор, пока мы не приехали на место. Я не говорила ему, кого собираюсь навестить, но он сам догадался, а после этого, я подтвердила, что он прав. Но ваша мама ничего не знает.
— Я знаю об этом, и мы не станем ее расстраивать.
— Конечно, нет, — согласилась Салли.
— Салли, пожалуйста, расскажите мне о ней!
Его голос смягчился, и Салли поняла, насколько сильно он любил Линн.
— Она вышла замуж за Эрика, и они очень, очень счастливы. У них вышла ссора, поэтому я полетела к ней в Нью-Йорк, но все уладилось, и они уехали в Калифорнию. Эрик купил там дом, и они намереваются провести там вместе долгий, спокойный медовый месяц. Думаю, это как раз то, что нужно Линн, пожить спокойной жизнью как можно дольше. Она слишком много работала в течение стольких лет и никогда нормально не отдыхала. Линн пробудет в Калифорнии четыре или пять месяцев, а уже потом они будут планировать свое будущее.
На мгновение на лицо Тони набежало облачко, но он тут же улыбнулся.
— Мне следует порадоваться за Линн, ведь правда, Салли?
— Да, Тони, — сказала Салли. — Эрик как раз такой человек, который нужен Линн. Если в самом начале я этого не понимала, то теперь у меня нет никаких сомнений. Он ухаживает за ней и немного балует. Линн нуждается в этом, вы же знаете.
Тони кивнул.
— Вы абсолютно правы, Салли! Я был не мужчиной, а тряпкой, но я очень ее любил.
— Я знаю это, Тони. Салли говорила очень мягко.
— И зная это, вы все-таки меня прощаете?
— Конечно!
— Теперь вы понимаете, что я никак не мог на вас жениться, Салли. Я так любил Линн! Когда все это произошло, то выглядело, наверное, как грубый обман, но наступит день, и вы найдете настоящего человека, которого полюбите.
— Я надеюсь на это, Тони.
Ответ Салли прозвучал как молитва. Тони внимательно на нее посмотрел.
— Маленькая, милая Салли! Вы такая славная и привлекательная девушка. Как приятно думать, что мы с вами можем остаться друзьями.
— Да, друзьями, Тони.
Она подняла на него глаза, а он поцеловал ее в щеку, и рука об руку Салли и Тони вернулись назад в гостиную. Они долго сидели в этот вечер и смеялись вместе с леди Торн и сэром Гаем, который вскоре присоединился к ним. Салли заметила, что он выглядел совершенно спокойным, и думала про себя, что же такое могло с ним случиться.
Ей казалось, что сэр Гай не отводил от нее взгляда все это время. И у нее было такое чувство, что он хочет с ней поговорить, но она по глупости делала вид, что не замечает, потому что с ними были Нэда и леди Торн. Наконец все пошли наверх, чтобы лечь спать.
Когда они пожелали друг другу спокойной ночи, леди Торн спросила:
— А где же Айвор, Нэда?
— О, у него полеты, — ответила девушка. — Я не знаю точно, когда он вернется, но попросила оставить для него еду в столовой.
— Для его здоровья очень плохо, что он не ест вовремя, — вздохнула леди Торн.
— Не стоит беспокоиться из-за Айвора, он привык питаться в самое неподходящее время.
— Очень вредно для его пищеварения, — нравоучительно заметила леди Торн. Она повернулась, чтобы поцеловать своих сыновей. — Спокойной ночи, Гай. Спокойной ночи, Тони. Как славно, что вы наконец оба дома!
— Не могу передать, какое удовольствие я получил, снова оказавшись в «Убежище»! — воскликнул Тони.
Он поцеловал свою маму в обе щеки, потом наклонился и поцеловал Салли.
— Спокойной ночи, Салли, — я думаю, что имею право на поцелуй, как бывший жених.
— Тони! Как так можно? — воскликнула шокированная леди Торн, но Салли рассмеялась.
— Он неисправим, правда, леди Торн?
— Я повторяю это уже много лет, — ответила леди Торн, — но никакого толка.
Салли миновала первый пролет лестницы и посмотрела вниз. Сэр Гай стоял, глядя на нее. Непонятно почему ей показалось, что в его взгляде был какой-то призыв.
— Спокойной ночи, сэр Гай, — сказала она.
— Спокойной ночи, Салли.
Похоже, что он хотел еще что-то добавить, но сдержал свой порыв и пошел в библиотеку. Какое-то время она колебалась. У нее появилось непреодолимое желание побежать за ним и, так же как Нэда, сказать, что ей надо поговорить. Но она знала, что, как только войдет в библиотеку, застесняется и не сможет ничего сказать, а потом только будет переживать из-за того, как отреагирует на все это сэр Гай.
Салли стала медленно подниматься по ступенькам. На площадке она поцеловала леди Торн, пожелала ей спокойной ночи и пошла в свою комнату.
Ром уже ждал ее. Она обняла его, поцеловала и положила в корзинку, где он обычно спал. Как приятно было думать, что кто-то принадлежит только ей, даже если это была маленькая черно-белая дворняжка. Салли посидела около него на полу, разговаривая с ним, почесывая за ушком, а потом наконец разделась и легла спать. Она очень устала, поэтому уснула почти моментально.
Проснулась Салли оттого, что услышала какой-то негромкий шум, и некоторое время никак не могла понять, откуда он исходит. Но вскоре она пришла в себя, села в кровати и сообразила, что это Ром просится на улицу и скребется в дверь.
— Подожди минутку, — сказала она. — Я иду.
Ром ждал ее, склонив голову набок, но все его тело было напряжено, как будто он предлагал Салли поспешить.
— Хорошо, хорошо, — сказала она ему. — Уже иду.
Она открыла дверь, и они вместе пошли по задней лестнице, которая была ближе к саду. Салли старалась вспомнить, где хранятся свечи в коридоре, но не смогла их найти, поэтому пошла к двери на ощупь. Повернув ручку, она с удивлением поняла, что дверь не заперта.
Ром, взвизгивая от удовольствия, помчался в сад. Салли постояла какое-то время на пороге, стараясь разглядеть, куда он побежал, но ночь была очень темной, и дул холодный ветер, поэтому, слегка замерзнув, она закрыла дверь. Девушка стояла, прислонившись к стене коридора в полусне, с закрытыми глазами, продолжая видеть сны.
Как долго она стояла, Салли не знала, но вдруг ей послышался какой-то шум, и она очнулась, решив, что это вернулся Ром. Но только она успела подумать, как открылась дверь, и кто-то зажег фонарик. Свет был очень слабый, но его оказалось достаточно, чтобы осветить коридор и вошедших людей. Первой шла Нэда, но потом, к удивлению Салли, вошли три незнакомых человека — двое мужчин и одна женщина — и, наконец, за ними появился Айвор. Нэда резко остановилась, увидев ее.
— Что вы тут делаете?
Ошибиться было невозможно, Нэда была не просто удивлена, она пришла в ужас.
— Я выгуливаю свою собаку, — ответила Салли.
Нэда внимательно посмотрела сначала на Салли, потом на троих незнакомцев. Мужчины были средних лет, но женщина выглядела совсем молодой и очень привлекательной. Нэда что-то сказала Айвору по-польски, и он ей ответил на том же языке, потом больше не говоря ни слова, она пошла по коридору, остальные последовали за ней. Салли смотрела им вслед. После того как они исчезли за углом коридора, Айвор вернулся и остановился возле нее. Салли испугалась его взгляда, но он почти сразу повернулся и исчез за углом.
Она подошла к двери и позвала Рома. Он уже был здесь. Салли взяла его на руки, закрыла дверь и пошла в свою комнату. Положив Рома в корзинку, она сняла халат и легла в постель, но свет выключать не стала. Ей хотелось немного подумать. Кем были эти люди? Зачем Нэда привела их в дом? Салли посмотрела на часы. Было пятнадцать минут четвертого.
Постепенно до нее стало доходить.., полеты Айвора.., удостоверение личности, оказавшееся на полу около ее двери в первую ночь, когда она приехала.., все эти тайны, связанные с самолетом.., настоятельное требование Нэды не пускать детей в подвал. Вот куда она их повела, в подвал! В последнее время много говорили о людях, нелегально проникавших в страну из-за «железного занавеса», который Россия воздвигла между Восточной и Западной Европой.
Чем занимался Айвор, стало совершенно ясно. Как никто не догадался об этом раньше? Она себя спрашивала, знает ли об их делах кто-нибудь еще? Принимает ли в этом участие сэр Гай? Но не успела Салли задать себе этот вопрос, как уже была уверена, что нет. Слишком порядочным он был человеком, и никогда бы не стал совершать поступки, которые противоречили законам страны. Теперь ей была понятна подозрительность Нэды к каждому, кто появлялся в «Убежище». Вот почему она так старалась избавиться от их присутствия, и была очень враждебно настроена к ней с самого момента ее приезда. И она, и дети были опасны для нее, для Айвора и для дела, которым они занимались. Хотя Салли понимала, что все это было достойно осуждения, но не могла не восхищаться их смелостью. Она сознавала, насколько они умно и умело действовали. Надо заметить, что и удача до сих пор была на их стороне.
Не было сомнений, что Айвор действительно получил полномочия от правительства на эксперименты. Наверное, их не так сложно было добыть. Поэтому ему разрешили работать на частном аэродроме, иметь для самолета ангар, и никто его не беспокоил и не задавал вопросов о том, чем он занимается. То, что он делал время от времени доклады властям, успокаивало их, и он мог летать тем временем столько и когда ему требовалось. Айвор мог уйти вечером, а вернуться ранним утром с пассажирами, которых, раз уж их доставили в страну, было совсем не сложно спрятать после посадки. Во-первых, их можно было потом переправить в другие части Британских островов. Во-вторых, без сомнения, у Нэды были и запасные варианты, например, доставить людей в Йорк, а оттуда поездом к их друзьям или родственникам, которые так же рисковали, как Айвор и Нэда.
Да, это было умно, очень умно! И никто ничего бы не узнал, если бы Ром не стал проситься на улицу и не разбудил ее.
Вдруг Салли напряглась, ей в голову пришла еще одна мысль. Конечно, Нэда хочет выйти замуж за сэра Гая! Так, они могли бы действовать еще увереннее. В качестве его жены, у нее было бы гораздо больше возможностей помогать своим соотечественникам. А если бы потом все раскрылось, вряд ли он мог позволить правосудию заняться своей женой. Кроме того, Салли понимала, что Нэда влюблена в сэра Гая. Разве она сама не чувствовала то же самое?
Салли прижала руки к лицу. Что ей делать со всем этим? В первый раз ей пришло в голову, что она вовлечена в это дело лично. Ей теперь известна их тайна. Нэда всегда ненавидела ее, теперь ее ненависть еще больше усилится. Более того, она была кузиной сэра Гая. Стоит ли раскрывать секрет другим людям? Представить трудно, какой будет скандал! А может быть, сэр Гай, леди Торн и Тони тоже замешаны?
Кто может поверить, что все происходило в этом спокойном, респектабельном доме, а никто ни о чем не имел понятия? Будет вестись расследование, а потом на семью ляжет позор.
Салли вздрогнула. Как ей следует поступить? Она прислушалась. Ей казалось, что Нэда должна была бы прийти к ней в комнату, чтобы поговорить, но за дверью не было слышно ни звука. Салли подумала, что вся эта компания, должно быть, спустилась в подвал и расположилась там. Может быть, они сидят и решают, что с ней делать, что ей говорить. Неужели они будут надеяться на ее милость?
Салли вдруг зевнула. Какие бы там Нэда не принимала решения, она знала одно, что очень устала и хочет спать.
Салли выключила свет и укуталась в одеяло. Как много секретов она узнала сегодня, но самым важным, который имел для нее огромное значение, был тот факт, что она любит сэра Гая.
Как сильно она его любит!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный миг - Картленд Барбара



Милый и приятный роман. Помогает отвлечься от повседневной суеты.
Волшебный миг - Картленд Барбаражаннета
11.02.2013, 15.09





Милый и приятный роман. Помогает отвлечься от повседневной суеты.
Волшебный миг - Картленд Барбаражаннета
11.02.2013, 15.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100