Читать онлайн Влюбленные в Лукке, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленные в Лукке - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленные в Лукке - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленные в Лукке - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Влюбленные в Лукке

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

Паола открыла глаза.
Она подумала, что молилась слишком долго и, должно быть, задремала, сидя на стуле.
Великан оставил на столе чернильницу, которой она пользовалась, когда писала письмо маркизу, и фонарь. Фонарь уже погас, но в комнате было не совсем темно.
И она увидела то, чего не заметила раньше, — на стене в дальнем конце комнаты был небольшой удлиненный проем.
Когда ее привезли сюда, на улице стояла темень, и ей не пришло в голову, что здесь могут быть окна, а значит, возможность выглянуть наружу через эти массивные стены, за которыми она заперта.
Теперь Паола осознала, что слабый свет, который пробивается через отверстие, — это рассвет, что солнце уже встает на востоке, а маркиз до сих пор не явился спасти ее. На миг она перестала дышать.
Он не понял ее!
Или, возможно, уже потерял к ней интерес. Даже мимолетная мысль об этом была для нее как нож в сердце.
Плотно завернувшись в одеяло, она подошла к проему.
Оказывается, поднявшись на цыпочки, можно выглянуть на улицу.
Когда-то давно проем застеклили, стекло было толстое и очень грязное.
Действительно рассветает. Звезд почти не видно, а небо стало светлее.
Паола силилась разглядеть что-нибудь снаружи, в отчаянии от того, что маркиз ее не понял.
Она не могла до конца поверить, будто Великан в самом деле отрежет ей палец, но о его угрозе ей напоминал отсутствующий поклон почти в четыре дюйма длиной.
«Теперь меня ничто не спасет», — думала она, наблюдая, как небо становится совсем светлым.
На нем уже появился золотой отблеск, а через несколько мгновений — первые робкие лучи солнца.
Ей показалось, что это последний миг в ее жизни — сейчас придет Великан и, вероятно, не палец ей отрежет, а просто убьет!
И тут она услышала его голос, сердитый и громкий. Он что-то говорил своим людям, которые провели ночь в соседней комнате. У Паолы перехватило дыхание.
Она повернулась спиной к окну и услышала, как в замке поворачивается ключ.
Когда Великан показался в дверном проеме, Паола увидела в его руке длинный острый нож, которым он отрезал ее локон. Он остановился, глядя на нее, и она ужаснулась, увидев на его лице сатанинское наслаждение.
Паола была его жертвой и не могла убежать.
Он шагнул к ней, держа нож наготове, лучи солнца поблескивали на лезвии.
Паола закричала, В тот же миг раздался оглушительный выстрел, повторившийся многократным эхом.
Великан с грохотом повалился вперед.
За ним в дверях стоял маркиз с дымящимся револьвером в руке.
Паоле показалось, что маркиз заполняет собою все пространство.
Она снова закричала, но теперь это был крик радости, идущий из глубины души.
Она сбросила с себя одеяло и в одной ночной рубашке бросилась в объятия маркиза.
— Вы пришли! Вы пришли! — восклицала она. — Вы поняли! Я так боялась! Так боялась!
— Я знаю, но я ждал, пока этот дьявол откроет дверь.
Маркиз говорил и смотрел на нее. Паола подняла к нему лицо, по ее щекам текли слезы.
«Как она прекрасна и одновременно так беззащитна!»— подумал маркиз.
Па мгновение он замер, а потом прижался губами к ее губам.
Паола чувствовала, как перед нею открываются небеса, и чудо, о котором она молилась, нисходит к ней и полностью растворяет ее в себе.
Ужас, сотрясавший ее тело, теперь исчез. Горячий как солнце поток полился от ее губ к сердцу.
Опасность миновала!
Маркиз целовал ее, и его объятия были для нее райским блаженством.
Неожиданно из соседней комнаты послышались новые выстрелы.
Маркиз поднял голову.
— Я должен забрать вас отсюда!
Паола не могла понять, о чем он говорит.
Он оставил ее около стены, пересек комнату и подобрал одеяло, оставленное ею у окна. Спрятал в карман револьвер, подошел к ней и, снова завернув в одеяло, поднял на руки..
Паола уткнулась лицом в его плечо, поэтому, когда они проходили через соседнюю комнату, не видела, что там произошло.
Маркиз быстро миновал коридор и по ступенькам спустился к выходу.
Возле сводчатой двери их поджидала карета. Вокруг стояли полицейские, но маркиз не обратил на них никакого внимания.
Он усадил Паолу в карету, а затем присоединился к ней.
Лошади сразу же пошли. Маркиз обнял девушку и прижал ее к себе.
— Все кончено! — сказал он, — Ваша смелость заслуживает восхищения.
— Я так боялась! Страшно боялась, что вы… что вы меня не поймете!
— Я понял и знаю, что вам пришлось вынести. Но когда я прошел по коридору туда, где вас упрятали, мне необходимо было подождать, пока откроется дверь.
— И вы… вы убили его! — прошептала Паола.
— Он заслуживает смерти. Он уже совершил огромное количество убийств, а его люди убили двоих полицейских.
— Теперь наконец вы в безопасности…
Маркиз отметил, что вряд ли другая женщина думала бы в этот момент больше о нем, чем о себе.
— Сначала вы спасли меня, когда пролезли через закопченный дымоход, а теперь мне посчастливилось спасти вас. Я думаю, мы оба должны благодарить Бога!
— Я молилась, молилась! — воскликнула Паола. — Но все-таки боялась, что вы… не поймете.
— Но я понял, — повторил маркиз, — ведь я прочел о том, где вас прячут, не только в вашем письме, но и в своем сердце.
Она посмотрела на него удивленно, а он сказал:
— Это нечто такое, чего никогда не случалось со мной раньше. Я слышал и чувствовал, о чем вы думаете, а теперь понял, что могу читать ваши мысли.
Паола была поражена его словами.
— Я думаю, — продолжал он, — вы уже обо всем знаете, но хочу, чтобы наступила полная ясность, чтобы не было ошибки. Я люблю вас.
Казалось, ее глаза внезапно наполнились солнечным светом. Она повернулась к нему и снова уткнулась в его плечо.
— Я прошу вас, скажите и вы мне о своих чувствах.
Паола дрожала как в лихорадке. Ничто в мире не волновало маркиза так сильно, как эта дрожь.
Он сжал руки и снова попросил:
— Скажите мне, моя дорогая, выразите словами то, что ваши глаза уже рассказали мне!
— — Да, я люблю вас, — выдохнула Паола, — и ничего не могу с этим поделать!
— Именно это я хотел услышать. Они ехали молча, сейчас им не нужны были слова. Скоро они добрались до виллы.
Когда они вкатили в ворота, маркиз сказал:
— Вам надо лечь и поспать, сколько захочется. Мы поговорим обо всем позднее…
— Я не хочу покидать вас! — произнесла Паола в порыве чувств.
— Л должен вернуться туда, — объяснил маркиз. — Полиция будет составлять рапорт, а я не желаю, чтобы ваше имя фигурировало в нем. Когда с этим покончим, я тоже посплю. А потом у нас будет достаточно времени, чтобы побеседовать и все решить, Карета остановилась в тупике перед парадной дверью.
Паола почувствовала, как его губы прижались на мгновение к ее лбу.
Маркиз вынес ее на руках из кареты и пошел наверх к ее спальне.
Было еще очень рано, но несколько слуг, очевидно, ожидали их возвращения. Не задавая никаких вопросов, Паола поняла, что графиню не беспокоили.
Маркиз положил девушку на кровать. Тут же вошли две горничные, чтобы помочь ей, а маркиз сказал на прощание:
— Спите спокойно. Больше вам нечего бояться.
И ушел.
Паола умылась, легла в постель и закрыла глаза.
Маркиз поцеловал ее и сказал, что любит!
Трудно поверить, что это не сон и ночные кошмары наконец закончились.
Он спас ее в самую последнюю минуту, а она боялась, что он забыл о ней.
— Я люблю его… Люблю его! — повторяла она снова и снова, пока ее не сморил сон.


Когда Паола проснулась, горничные принесли ей на подносе ленч.
— Я так долго спала! — молвила она.
— Вы, должно быть, очень устали, синьорина, — сказала горничная. — Господин предупредил нас, чтобы вас не будили.
— А где графиня Рауло? — с беспокойством спросила Паола. Ей хотелось знать, известно ли графине о случившемся. Вероятно, она вся изнервничалась.
Но горничные сказали, что графиня отправилась к себе на виллу и вернется позднее, в середине дня.
Паола вздохнула и приступила к трапезе.
Потом горничная принесла ей чашку кофе и сообщила:
— Господин внизу, синьорина, и он спрашивает, достаточно ли хорошо вы себя чувствуете, чтобы присоединиться к нему.
У нее екнуло сердце: именно этого она и хотела — увидеть маркиза наедине. Тем более что графиня уехала домой и не вернется до обеда.
Такая возможность могла не повториться снова.
Паола быстро выскочила из постели, и горничные помогли ей одеться. Она облачилась в одно из лучших своих платьев и озабоченно посмотрела в зеркало, когда ей укладывали волосы. К счастью, того места, где Великан отрезал локон, видно не было.
«Волосы отрастут снова», — успокаивала себя она. Сейчас ей хотелось выглядеть как никогда привлекательной.
Наконец Паола была готова и спустилась вниз.
Слуга в холле сказал ей, что маркиз не в гостиной, а в своей приемной, расположенной немного дальше по коридору.
Девушка поспешила туда, теша себя надеждой, что в таком Месте им никто не помешает.
Паола вошла, лакей закрыл за ней дверь.
Маркиз стоял напротив камина, усыпанного цветами. Их аромат наполнял всю комнату.
Маркиз и Паола несколько мгновений стояли неподвижно, глядя друг на друга.
Потом он протянул к ней руки, и Паола полетела к нему, как птица летит к своему гнезду.
Он прижался горячими губами к ее губам и поцеловал требовательно и страстно, но у Паолы было ощущение, что она для него несказанная драгоценность.
У обоих перехватило дыхание. Лишь тогда маркиз поднял голову и сказал прерывающимся голосом:
— Как вам удалось пробудить во мне такое чувство?
— Какое чувство? — не поняла девушка.
— Теперь я знаю, — объяснил он, — что никогда раньше не любил. А это любовь, моя дорогая! Любовь к ангелу, и то, что я чувствую, это не земная любовь, а божественная.
От новых его поцелуев Паола вдруг стала абсолютно невесомой, а ее душа стала частью его души. Теперь это были не два разных человека, а единое целое.
Наконец с огромным усилием оторвавшись от нее, маркиз сказал:
— Л должен поговорить с тобой, моя дорогая!
Он подвел ее к софе, стоявшей рядом с камином. Они сели, и маркиз снова обнял Паолу.
Потом он долго молча смотрел на нее и наконец произнес:
— Не перестаю удивляться, что такая прекрасная девушка может быть в то же время такой разумной и мужественной. У меня просто не хватает слов, чтобы выразить свое восхищение.
Паола покраснела.
— Вы… вы смущаете меня, — прошептала она.
— Я просто обожаю, когда ты стесняешься, этим ты сильно отличаешься от других женщин.
Он снова вознамерился поцеловать ее, но внезапно лицо его стало сосредоточенным.
— Сейчас нам нужно принять очень важное решение, — сказал он. — Я прошу тебя выйти за меня замуж.
Паола удивленно посмотрела на него.
— Вы… вы действительно хотите, чтобы я вышла за вас? Я всегда думала…
— ..что я не собираюсь жениться снова? — закончил за нее маркиз. — Но ты моя, ты мой ангел, и я не могу потерять тебя.
Он потянулся к ней, но, прежде чем прикоснуться к ее губам, прошептал:
— Мы будем очень, очень счастливы, ты можешь быть совершенно уверена в этом?
Паола не ответила — он поцеловал ее так восторженно, что она забыла обо всем на свете. Весь мир исчез, осталось только ощущение полета.
Маркиз, с мольбой глядя на нее, промолвил срывающимся голосом:
— Не искушай меня, пока мы не внесем во все это ясность, пока ты не скажешь, что выйдешь за меня.
— Но я… я не могу поверить, что… вы действительно этого хотите. Графиня Рауло говорила мне, что вы никогда не… имели отношений с женщиной, если ее кровь не была такой же голубой, как и ваша.
Маркиз засмеялся.
— Это правда, но ведь ты — ангел, и, значит, это ты должна критиковать мою кровь.
Паола, улыбнувшись, спросила:
— Но, предположим, когда вы узнаете ангела получше, то найдете его… как и многих других… других женщин, которые были в вашей жизни, просто глупым.
Она поддразнивала его и тем не менее испытывала нешуточное беспокойство. Она помнила все, что графиня рассказывала про маркиза: он бежит от одной женщины к другой, он меняет их, как меняют в вазе увядшие цветы.
— Л хорошо понимаю, о чем ты думаешь, — ответил маркиз, — и ты, конечно, права. Да, все они были похожи на увядшие цветы, но они — не ты!
— Бы читаете мои мысли! — поразилась Паола.
— Я это делаю с тех пор, как впервые увидел тебя. Такого никогда не случалось со мной, потому что, моя дорогая, ты так отличаешься от других. Не хватит и тысячи лет, чтобы рассказать тебе, какая ты особенная, как сильно я тебя люблю и как много ты для меня значишь.
Маркиз увидел любовь в ее глазах.
— Мы можем пожениться немедленно, — заявил он. — Я хочу тебя! Мы не можем тратить попусту драгоценные часы и дни, вместо того чтобы быть рядом друг с другом.
Его слова вернули Паолу на землю.
— Я люблю тебя, и хотя я знаю очень мало… о любви, мне кажется, люблю тебя именно так, как ты этого хочешь. Но я не смогу стать твоей женой еще очень долго.
Маркиз окаменел.
— Но почему?
— Я верю, ты действительно любишь меня, потому что даже не спросил меня, кто я, — продолжала Паола. — Па самом деле причина моего приезда в Лукку в том, что у меня умерла бабушка и полгода я должна пребывать в трауре.
Маркиз с удивлением смотрел на нее, а Паола рассказывала дальше:
— Я должна была впервые выйти в свет в этом сезоне. По из-за смерти бабушки это, конечно, невозможно, и я поехала в Италию.
— Благодарение Богу! — прервал ее маркиз. — Иначе я никогда не увидел бы тебя. Но если ты выйдешь замуж здесь, в Италии, тебе не нужно беспокоиться о трауре.
— Возможно, нет, но… я боюсь, что мои родители… не одобрят наш… брак, — едва смогла вымолвить Паола.
— Не одобрят? — переспросил маркиз недоумевая.
Этому человеку, занимающему столь высокое положение в обществе, никогда в голову не приходило, что какая-то женщина может отказаться от его предложения или что ее родители не одобрят этот брак.
— Я не понимаю, — сказал он помолчав, — о чем ты говоришь.
Паола покраснела и посмотрела в сторону.
— Пожалуйста, не обижайся на мои слова, но, должна сказать, когда я решила погостить у графини, она сочла… нежелательным мое знакомство с тобой. Поэтому было решено, что я стану представляться как мисс «Никто»и ты не сможешь узнать, что… что мы дальние родственники.
— Родственники? — изумился маркиз. — По каким образом?
— Бабушка моей матери была из вашей семьи, — объяснила Паола, — она вышла замуж за англичанина, герцога Ильчестера.
— Конечно, я знаю об этом, — сказал маркиз.
— Их дочь, моя бабушка, — продолжала Паола, — наполовину итальянка: именно она настояла, чтобы я выучила этот язык, еще когда была совсем маленькой.
— А кто же твой отец? — поинтересовался маркиз.
— Граф Берисфорд.
— Я знаю его по имени, — кивнул маркиз, — и, думаю, встречал его несколько раз на ипподроме.
— Папа собирался дать бал в мою честь в Лондоне и еще один в деревне, а потом согласился, чтобы я поехала в Италию, так как было весьма огорчительно отказываться от всех предложений, пока продолжается траур.
— Существует только единственное предложение, которое я не позволю тебе отклонить, — заявил маркиз, — это мое предложение руки и сердца.
Девушку охватило радостное волнение, но в глазах все еще была заметна тревога.
— Я очень боюсь, что папа будет против нашего брака и мне… мне не позволят выйти за тебя замуж.
— Могу уверить тебя только в одном: мы с тобой прошли вместе огонь и воду, вместе боролись с опасностью и злом, такой случай не часто выпадает. Неужели ты действительно думаешь, что после всего этого мы можем позволить кому бы то ни было встать между нами и нашей любовью?
От его слов Паола затрепетала.
— Я люблю тебя! Я очень люблю тебя! По чувствую, что папа и мама в лучшем случае предложат нам подождать… хотя бы год… проверить наши чувства. И они сделают все, чтобы найти другого мужчину, которого я смогла бы полюбить так же, как тебя.
Маркиз притянул ее к себе.
— Клянусь всем, что есть у меня дорогого, я не позволю этому свершиться! — воспламенился он. — Ты моя, Паола! И не только потому, что ты похожа на ангела, но и потому, что святой Франциск свел нас. Я верю, как верую в нашего Господа, что именно святой Франциск помог нам выстоять в экстремальной ситуации, которая могла бы сокрушить любого человека!
— Я тоже верю в это.
— Тогда ты должна набраться смелости и сделать то, о чем я тебя попрошу.
— О чем? — испуганно прошептала Паола.
— Ты должна довериться мне, — убеждал ее маркиз, — должна поверить, что эта любовь к тебе послана мне Богом и не имеет ничего общего с теми чувствами, которые я питал к другим женщинам.
Он нежно посмотрел на нее.
— Моя дорогая, ты такая чистая и неопытная. Но как ты можешь думать, что я позвоню кому-нибудь отобрать у меня самую прекрасную на свете жемчужину?
Паола только безнадежно произнесла:
— Так что же нам делать?
— Я хорошо знаю, что нам надо делать. Конечно, это разозлит твоих родителей, но, когда они увидят, как мы счастливы, и поймут, что мы созданы друг для друга Господом, они простят.
— Что, что они простят? — недоумевала девушка.
— Наше тайное венчание, — объяснил маркиз. — И поскольку это так важно для нас обоих, мы поженимся завтра, ранним утром, до того, как собор откроется для публики, в капелле святого Франциска.
Паола изумленно вскрикнула.
— Нас повенчает архиепископ, и я попрошу его сохранить все в полной тайне, дабы твоему отцу не пришлось стыдиться того, что его дочь вышла замуж, когда была в трауре.
Он немного помолчал, обдумывая свои слова, и продолжал:
— О нашей свадьбе никто не будет знать в течение шести месяцев. Затем английские газеты сообщат, что ты вышла замуж в Лукке, и укажут ту дату, которую мы сочтем наиболее удобной.
Он улыбнулся и добавил:
— Мы снова повторим церемонию в капелле как признательность за наше счастье, и мы будем благодарить Господа за то, что уже полгода являемся мужем и женой.
— По как… как мы сможем все это сделать? — допытывалась Паола.
— Очень просто. Мы все это время будем путешествовать. Я хочу показать тебе Грецию, пирамиды, ныряльщиков за жемчужинами в Персидском заливе и, возможно, Гималаи. Мы поедем под вымышленными именами. Я использую свой второстепенный титул, просто чтобы нам оказывали должный прием, а мы не привлекали к себе никакого внимания.
— Когда ты успел придумать все это? — удивилась Паола.
— Я чувствую, святые и ангелы помогли мне, — ответил маркиз. — Ты знаешь теперь — все, чего я хочу, это чтобы мы были вместе и ничто не мешало нашей любви, но не хочу причинять боль людям, которым ты дорога.
От этих слов у Паолы перехватило дыхание.
— А ты действительно уверен, что… никто не узнает о случившемся, пока мы не возвратимся назад?
Ей почему-то не удавалось думать ни о чем другом, кроме того, что маркиз рядом с нею и она любит его, хоть и честно пыталась разобраться в сложившейся ситуации. Ей хотелось, чтобы он целовал ее, хотелось снова пережить то божественное чувство, которое он поселил в ней и о существовании которого она до сих пор не подозревала.
— Теперь все сказано, мой дорогой ангел, и я возьму на себя все хлопоты, включая графиню Рауло. Единственное, что тебе следует сделать, это написать письмо своим родителям.
Он нежно поцеловал ее.
— Объясни им, как сильно мы любим друг друга, что, несмотря на обстоятельства, мы не могли ждать ни минуты, дабы соединиться друг с другом как муж и жена. И я, конечно, тоже напишу им.
— Ты уверен? Ты уверен, что мы поступаем правильно? — спросила Паола.
— Я уверен в этом и знаю, мы не имеем права позволить кому-либо помешать нашему счастью, позволить сплетням циничного света разрушить нашу любовь, которую мы чудом нашли и не должны потерять.
Он снова привлек ее к себе.
— Просто доверься мне. Я все устрою. Моя дорогая, чудный маленький ангел, я желаю только одного: чтобы ты была моею и наши дети родились в безопасности и уже полученной нами уверенности, что нас защищают и заботятся о нас святые.
— Да, они действительно уже покровительствуют нам, — промолвила Паола.
— И так будет всегда, — пообещал маркиз. — Не год или два, даже не всю жизнь. Так будет вечно.
И он снова поцеловал ее.


Графиня возвратилась как раз к чаю, и было заметно, что она крайне огорчена. Ее не только ужасало происшедшее. Паола не сомневалась, графиня обвиняет во всем маркиза.
— Я ездила домой, — холодно заявила графиня. — Мне удалось повидать начальника полиции и взять с него слово, что он будет охранять мою виллу тщательнейшим образом с этого самого момента.
Все промолчали, и графиня продолжала:
— Насколько я поняла, человек, похитивший Паолу прошлой ночью, теперь мертв?
— Да, это так, — ответил маркиз, — поэтому мы можем больше не беспокоиться о нем. Но, если вам все еще страшно, вы совершенно правы, решив охранять виллу и таким образом обезопасить себя.
— Конечно, я боюсь! — огрызнулась графиня. — Представить только, что в наши дни в Лукке может произойти что-нибудь подобное!
Паола была совершенно уверена, вину за случившееся графиня возлагает на маркиза, хотя она и не сказала этого прямо. Если б он не вносил беспокойства, размеренная, мирная жизнь оставалась бы такой же привычной, как это было в прошлом.
Паола хотела сказать что-то б его защиту, но, подумав, решила промолчать.
— Моя карета ждет, Паола, — повернулась к ней графиня, — и я настаиваю на немедленном отъезде; дома ты сможешь отдохнуть.
Паола в отчаянии посмотрела на маркиза. Но в его глазах она не заметила никакого волнения, только просьбу довериться ему.
— Л хотела бы поблагодарить горничную, которая мне прислуживала, — сказала Паола скромно, — но у меня нет с собой денег. Не будете ли вы так любезны, графиня, одолжить мне немного.
— О, конечно. — Графиня достала из своей сумочки две золотые монеты и подала их Паоле.
Девушка поднялась наверх. Ее вещи были уложены, но горничная все еще оставалась в спальне.
Паола поблагодарила ее и отдала деньги. Та в ответ сделала реверанс.
Паола надела шляпку и взяла свою сумочку, в, которой не было денег. Выйдя из спальни, она увидела маркиза.
Он взял Паолу за руку и увлек в пустую комнату с другой стороны коридора.
— Послушай, моя дорогая, — сказал он, — возвращайся к графине и ничего никому не говори. Я напишу тебе обо всем, что следует делать; тебе нужно будет всего лишь в точности выполнить мои указания.
— Мам не удастся сделать то, что ты предложил, — возразила Паола. — Я люблю тебя, но… все будут взбешены, когда узнают, что мы тайно обвенчались. Я боюсь даже представить, что графиня скажет моей маме!
— В конце концов, нас здесь не будет, и мы не услышим этого, — успокоил ее маркиз, — но когда мы станем мужем и женой, никто больше не сможет разлучить нас.
Паола колебалась.
Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
— Послушай, моя прелесть, скажи, что ты меня любишь и ничто другое в мире не имеет для нас значения.
Паола не в силах была сопротивляться ему.
— Да, я люблю тебя, люблю, — шептала она.
— И только это имеет значение, — повторил маркиз. — Все, что тебе надо сделать, моя дорогая, это отдохнуть, думать о нашей любви и верить, ничто и никто не сможет встать между нами.
Он прижал ее к себе и страстно поцеловал.
Они оба понимали, что их могут застать здесь, и он подтолкнул ее к двери.
— Спускайся, а я присоединюсь к вам в нужный момент, — сказал он. — Мы допустим непоправимую ошибку, если вызовем у графини подозрение.
Паола, перенесенная в другие миры его удивительными поцелуями, не могла думать ни о чем другом, кроме огромного счастья, объявшего ее. Но все же беспрекословно подчинилась. Она поспешила вниз по ступенькам и нашла графиню в гостиной одну.
— Я готова, — сказала Паола входя.
— Что ж, прекрасно, — ответила графиня, — но наш хозяин, кажется, куда-то исчез.
Паола посмотрела вокруг, как будто надеялась обнаружить маркиза в комнате. Пока она оглядывалась, он возник в двери гостиной.
— — Мне очень жаль, что вы покидаете меня, — молвил он, подходя к Паоле, — но я хорошо понимаю, почему графиня после событий прошлой ночи решила держать вас при себе.
— Я обещала ее матери следить, чтобы Паола не попала в неприятности, — заявила графиня, глядя на маркиза.
— Надеюсь, вы не станете волновать ее рассказами о случившемся, — настаивал он. — В конце концов, такое случается один раз в миллион лет.
— Для меня даже это слишком часто, — бросила графиня. — Пойдем, Паола, чем раньше мы попадем домой, тем лучше.
Она выплыла из гостиной, а Паола посмотрела на маркиза. Его глаза сразу смягчились, как будто отдыхали на ее озабоченном лице.
Когда она последовала за графиней, он присоединился к ней.
Па мгновение их руки соприкоснулись, и Паола почувствовала, как он затрепетал от ее близости.
Наперекор всему она душой и телом принадлежит маркизу, говорил ей внутренний голос, их любовь преодолеет все трудности, которые ждут их впереди!
Карета графини ждала у парадной двери. Слуга помог Паоле забраться внутрь, и она помахала маркизу рукой на прощание.
Он стоял на пороге, и ей показалось, он глядит так, будто не только прекрасная вилла, но и весь мир принадлежит ему.
Как только карета покатила по дороге, Паола стала терзаться одной мыслью: сейчас, когда она уехала, он возможно, забудет ее!
Но она вспомнила, как он просил доверять ему, и поняла, что так и должна сделать. Они не могут позволить кому бы то ни было убить возникшую между ними любовь.
Карета выехала за ворота виллы Лукка, и графиня посетовала:
— Даже не знаю, что скажет твоя мама, когда узнает, что ты связалась с единственным мужчиной во всей Лукке, которого она не одобряет.
— Я думаю, мама и папа поймут, это не вина маркиза.
— А чья же? — строго спросила графиня. — Кто еще мог притащить за собой с Востока убийц, чтобы они похитили тебя, а он ничего не смог с ними сделать?
Она помолчала и добавила презрительно:
— Ты больше никогда не попадешь на его виллу!
— Он пригласил нас просто потому, что посчитал, у него мы будем в безопасности, — возразила Паола.
— В безопасности? — пронзительно рассмеялась графиня. — Это когда тебя похищают среди ночи и привозят в Сторожевую башню? Начальник полиции сам сказал мне, что это вопиющий случай, совершенно оскорбительный для всего города.
— Я думаю, маркизу хотелось бы, чтобы как можно меньше людей знали об этом, — робко сказала Паола.
— В полиции мне сказали то же самое, — подтвердила графиня. — Но я не могу поверить, что такое экстраординарное событие можно будет удержать в секрете.
— Я уверена, маркиз не это имел в виду, — произнесла она тихо, — а то, что вы не желаете, чтобы кто-то узнал о моей причастности к этому.
Графиня погрузилась в раздумье, и Паола поняла, последние ее слова оказались козырной картой.
До ее виллы оставалось совсем немного.
Когда они прибыли на место, графиня предложила Паоле пойти в спальню и прилечь.
— Тебе необходимо побыть в постели, — сказала она. — Не имеет значения, спустишься ли ты к ужину, и, должна сказать, ты выглядишь очень бледной — у тебя под глазами круги.
Паола надеялась, что маркиз ничего не заметил и не думал, будто она выглядит плохо, но, войдя в спальню, тут же бросилась к зеркалу.
Действительно, лицо ее казалось очень бледным, но теней под глазами она не обнаружила. Сами же глаза сияли, стоило ей только подумать о маркизе.
Тем не менее она вполне готова была прилечь или даже забраться в постель, чтобы подумать. Ей хотелось более детально разобраться в операции маркиза.
Сейчас, когда она снова перебирала в памяти все, что он говорил, это казалось ей совершенно невыполнимым.
Как она может выйти замуж в Лукке и не дать знать своим родителям? Что бы ни говорил маркиз, она была уверена — это ненормально.
В конце концов она сказала себе:
«Маркиз совершенно прав. Если мы будем ждать шесть месяцев и все это время каждый будет говорить мне, что он распутный человек, повеса и в конце концов бросит меня, как бросил многих других женщин, то откуда у нас возьмется шанс стать по-настоящему счастливыми?»
Еще до знакомства с ним она услышала, как все обсуждают любой его поступок! Всем просто нравится пересказывать его любовные истории, но никто никогда не задумывался о его собственной точке зрения.
«Он действительно любит меня», — уговаривала себя Паола.
Она вспоминала, как он твердил ей, что она совсем не такая, как прочие знакомые ему женщины.
Но как можно быть уверенной в том, что думает другой?
«Я знаю, — размышляла Паола, — я никогда не буду чувствовать ничего подобного к другому мужчине. Я никого не буду любить так же сильно, как его. Да и вообще, другого такого удивительного человека невозможно будет найти. И не только потому, что он красив, но и потому, что у него такая сильная натура».
Он был столь невозмутимым в безнадежной ситуации, в которой они очутились, что даже она последовала его примеру.
Кроме того, он говорил ей правду — он действительно молился. Она никак не могла представить себе, чтобы какой-нибудь англичанин говорил с ней подобным образом. И она не смогла бы говорить ни с одним англичанином так, как с маркизом.
«Он искренне верует в Господа, — оправдывала его она, — и это важно, важнее чем что-либо другое».
Шло время, и Паола чувствовала себя все более одинокой.
На его вилле она знала, маркиз рядом, и каждая мелочь там была частью его самого.
Но вдруг в ее душе возник слабый голосок сомнения. Что-то нашептывало ей, будто он бросил ее и, возможно, уже думает о ком-то другом. Может быть, он решил возвратиться во Флоренцию, чтобы не приводить в исполнение эти безумные планы, которые он предложил ей?
«Но я люблю его, я люблю его», — шептала она снова и снова.
В этот миг она услышала стук в дверь. Горничная внесла пышную корзину белых цветов.
Корзина была украшена белой атласной лентой.
— С благодарностью от синьора маркиза ди Лукка, — сказала горничная и поставила корзину возле кровати.
Паола подождала, когда останется одна.
Она чувствовала, Витторио подсказывает ей, что делать, и поискала между цветами — там, как она и надеялась, была спрятана записка.
В сильном волнении Паола извлекла ее, нетерпеливо открыла и прочла:
Люблю тебя! Люблю тебя, моя прекрасная будущая жена. Верь мне и ничего не бойся. С нами Святой Франциск и ангелы Господни, и мы не можем ошибаться.
Обожающий тебя Витторио.
Эти слова пробудили в ней такое блаженство, что из глаз невольно потекли слезы.
Она поцеловала письмо, ощущая, что и он поцеловал его, прежде чем отправить.
Немного позднее она уснула и спала, пока ей не принесли ужин.
Потом к ней в комнату пришла графиня.
— Мне сказали, что ты поспала, Паола, — сказала она. — Это самое лучшее, что могло с тобой произойти.
— Мне жаль, что вам пришлось ужинать в одиночестве, — вежливо извинилась Паола, но графиня не слушала ее, а внимательно смотрела на корзину с цветами.
— Во всяком случае, у него хорошие манеры, — произнесла она. — И конечно, ты заслужила цветы после всех ужасов, через которые тебе пришлось пройти.
— Я бы хотела забыть об этом! — воскликнула Паола. — Пожалуйста, не упоминайте о случившемся, когда будете писать маме. Это лишь растревожит ее, — Вообще-то, если б я следовала взятым на себя обязательствам, рассказать ей все было бы моим долгом, — ответила графиня. — Но я не хочу волновать ее, пока ты со мной, поэтому никто из нас ничего не скажет.
Именно этого и хотела Паола.
— Здесь с вами я теперь в полной безопасности, — сказала она.
— Я действительно надеюсь на это, — промолвила графиня с легким сомнением в голосе.
Паоле показалось, что графине хочется сказать еще что-то, но та, очевидно, передумала. Однако, прежде чем уйти, бросила многозначительный взгляд на корзину.
Паола догадывалась о чувствах графини — в конце концов, ее просили, чтобы ее подопечная, пока она будет гостить в Лукке, не знакомилась и даже просто не встречалась с единственным человеком — маркизом.
Кто мог представить, кто мог подумать хотя бы на мгновение, что произойдет такое? И все потому, что Хьюго попросил ее тайно привезти в Лукку бриллиантовый перстень.
Теперь, оглядываясь назад, Паола представляла все это настолько абсурдным, что даже рассмеялась. Затем она свернулась калачиком, положив письмо маркиза под подушку так, чтобы касаться его.


Паола проснулась на следующее утро намного позднее того часа, когда обычно просыпалась.
Завтрак ей принесли в постель.
— Вы балуете меня, — сказала она, когда графиня пришла поздороваться с ней.
— Люди часто страдают от шока, когда оказываются в такой ситуации, как твоя, — заметила графиня. — У меня есть несколько неотложных дел, я должна сделать их утром, поэтому предлагаю тебе оставаться в постели до ленча.
Паола последовала ее совету.
Когда позднее она спустилась в гостиную, то, к своему облегчению, обнаружила, что у графини завтракает ее подруга, которая помогает с организацией благотворительного концерта для сбора средств на благоустройство собора. У дам было много тем для беседы, и Паола могла помолчать, не привлекая к себе внимания, что вполне соответствовало ее желанию.
После еды графиня предложила Паоле взять книгу и пойти почитать в сад.
— Или лучше просто подремать, пока так жарко, — добавила она.
Паоле не хотелось идти, но она все-таки направилась в сад.
У графини было свидание еще с кем-то, кто помогал ей с концертом.
Паола совсем недолго пробыла одна, когда слуга доложил:
— Маркиз ди Лукка.
Девушка отложила книгу и, когда подошел он, еще прекраснее, чем всегда, она почувствовала, что сердце ее готово выпрыгнуть из груди.
Она была счастлива просто смотреть на него.
Маркиз сел рядом с ней и поднес ее руку к губам. Он поцеловал каждый пальчик, долго держал ее руку и страстно целовал ладонь.
Паола чувствовала, как все кружится вокруг нее, и могла лишь смотреть на него широко открытыми глазами.
— Как ты, моя дорогая? — спросил маркиз. — Хотя ты была и не слишком далеко, я так скучал без тебя, а утром с ужасом понял, что тебя нет на моей вилле!
— И я скучала без тебя, — промолвила Паола. — Спасибо тебе за прекрасные цветы и письмо.
— Я надеялся увидеть тебя наедине и рассказать, что собираюсь делать.
Паола замерла, но тут же почувствовала, как все ее естество устремилось ему навстречу. Она готова выполнить все, что он захочет, все, о чем попросит.
— Л не намерен доверяться слугам, — сказал ом, — посвящать их во что бы то ни было и таким образом позволить графине остановить тебя. Поэтому я принес тебе нечто совсем новое — будильник.
— Я слышала о них, но никогда не видела, — заинтересовалась Паола.
Маркиз вынул будильник из кармана. Он был не слишком велик, но, когда маркиз нажал маленькую кнопочку сзади, будильник зазвенел как колокольчик.
— Это великолепно! — изумилась Паола.
— Я установил его на половину седьмого завтрашнего утра, — объяснил маркиз. — Он разбудит тебя, когда ты будешь одна, и, надеюсь, ты сможешь одеться самостоятельно?
— Конечно, смогу, — рассмеялась Па-опа. — Не думаешь же ты, что в школе у меня были служанки!
— Я хочу, чтобы ты надела белое и выскользнула из дома через боковой выход. Ты знаешь, где он?
— Конечно. Меня никто не увидит, если я выйду там.
— Именно то, чего я хочу, — кивнул маркиз. — Я буду ждать тебя в закрытой карете. Я возьму с собой фату для тебя — ты наденешь ее и венок из цветов, который мы уложим сверху.
Он улыбнулся.
— А в руках у тебя будет букет, моя дорогая, чтобы ты чувствовала себя настоящей невестой.
— Так мы действительно поженимся? — едва слышно спросила Паола.
— Конечно, — заверил он ее, — только так я никогда не потеряю тебя снова, а ты не потеряешь меня.
— Я так боюсь потерять тебя, — прошептала Паола.
— Я знаю, — ответил он. — Многие могли бы сказать, что буду тебе плохим мужем, что искалечу твою любовь, изменю тебе с первой попавшейся женщиной.
Паола молчала. Он тоже помолчал, а потом произнес:
— Клянусь тебе своей бессмертной душой и всем, что есть у меня святого, я буду любить тебя, заботиться о тебе и чтить тебя как свою жену столько, сколько мы будем живы.
Паола хорошо понимала: если кто-нибудь узнает, что они собираются сделать, ее попытаются остановить. Она так молода, а все вокруг будут уверены, что маркиз станет для нее ужасным мужем.
Но и тело, и душа говорили ей, что это не так. Когда его сердце говорило с ее сердцем, она знала, что он любит ее.
— Тебе надо только присоединиться ко мне завтра утром, — продолжал маркиз, — во всем остальном положись на меня. Я уже обдумал, как пройдет наш медовый месяц, моя прекрасная, и он будет незабываемым.
— Я просто хочу быть с тобой, — молвила Паола, не в сипах сдерживать себя.
— И я этого хочу.
Какое-то время он размышлял и наконец промолвил:
— Я хочу, чтобы ты сейчас запомнила то, о чем мы будем помнить всю жизнь. — — Что же это?
— Мы будем помнить, как были правы, убежав от всего, что могло разрушить наше счастье.
Он склонился к ней и ласково поцеловал.
Этот поцелуй Паола восприняла как божественный дар: теперь она знала, что не горячие губы рождают его слова, они идут от сердца, из глубины души.
С трудом оторвавшись от нее, маркиз поднялся.
— Ты… ты не оставишь меня? — взмолилась Паола.
— Мне нужно идти, моя дорогая, я должен много всего сделать. Но я буду думать о тебе, а если и ты будешь думать обо мне, мы будем все время рядом, как в ту минуту, когда впервые увидели друг друга.
Паола улыбнулась.
— Мне вдруг подумалось, это просто поразительно, что мы были спокойны и уверены в благополучном окончании всех этих ужасных событий, которые произошли с нами. И именно ты поселил во мне эти чувства.
— В тебе я нашел женщину своей мечты. Ее я всегда искал, хотя и сам не понимал этого. В тебе я нашел настоящую любовь, которая, я думал, существует только на небесах.
Паола взяла его за руку.
— Ты не забудешь меня? Маркиз улыбнулся.
— Ты заполнила все мои мысли, весь мир, и начиная с завтрашнего дня мы уже никогда не будем расставаться.
Он снова припал губами к ее руке и быстро ушел.
Оставшись одна, Паола почувствовала себя настолько счастливой, что теперь у нее исчезли последние сомнения, и она с нетерпением стала ждать завтрашнего утра.


Паола проснулась прежде, чем зазвонил маленький будильник.
Она выпрыгнула из кровати, умылась холодной водой и стала быстро одеваться.
Все было подготовлено еще с вечера.
Паола разложила необыкновенно красивое белое платье и только тогда вдруг задумалась, что будет с другими ее вещами?
Маркиз ничего не говорил об этом. Как же она поедет с ним в свадебное путешествие с единственным платьем?
Наконец она успокоила себя тем, что маркиз наверняка ничего не забыл. Он, должно быть, возьмет и для нее какие-нибудь вещи или просто купит их по приезде на место.
А нынешним утром только одно могло иметь значение — она выходит за него замуж! После этого все в ее жизни окончательно изменится.
Она отодвинула занавески — на дворе начинался прекрасный день. Солнце уже поднялось. Птицы щебетали в ветвях деревьев, пчелы тихо жужжали в цветах, благоухающих под окном.
Ей не сразу удалось застегнуть платье сзади, но в конце концов она с этим справилась.
Прихватив с собой носовой платок, она очень осторожно открыла дверь спальни.
В доме не наблюдалось никакого движения. Все слуги были довольно пожилые. Они не видели никакого смысла подниматься рано, если на то не было какой-нибудь особой причины.
Паола на цыпочках спустилась по лестнице и вышла через дверь, ведущую в сад и запертую изнутри на засов.
Бесшумно отодвинула засов, опасаясь кого-нибудь разбудить.
Наконец она очутилась в саду и быстро направилась, прячась за кустами и деревьями, к боковым воротам виллы.
Когда показалась калитка, Паола увидела закрытую карету, ожидавшую на улице.
Волна радости окатила ее — ведь это маркиз приехал за ней!
Он вышел и помог ей сесть в карету. Они молча смотрели друг на друга.
Паола забыла, что он будет во фраке, как полагалось на континенте, и подумала, что фрак идет ему больше, чем другое платье.
Когда карета тронулась, маркиз обнял ее.
Она могла думать только о том, что он рядом, и о любви, до краев наполнявшей сердце.
— Ты пришла, моя драгоценная, — наконец произнес маркиз. — Я так боялся, что в последний момент у тебя не хватит решимости сделать это!
— Л пришла, потому что… потому что я нужна тебе, — выдохнула Паола.
— Конечно, нужна, — подтвердил он, — и всегда будешь нужна мне!
Па этот раз он не поцеловал ее, а взял с противоположного сиденья изящную фату и накинул ей на голову. Затем возложил сверху венок из белых роз, выполненный умело и со вкусом.
Отвечая на вопрос, который она еще не успела задать, он сказал:
— Пусть белые, еще не распустившиеся бутоны роз скажут тебе, моя дорогая, что ты для меня значишь.
— Я хорошо выгляжу в этом? — спросила Паола.
— Ты выглядишь так прекрасно, что я боюсь до тебя дотронуться, — проронил маркиз. — Ты, должно быть, спустилась с небес!
Он коснулся губами ее руки, которую держал в своей, и дальше они ехали молча.
До собора было совсем недалеко.
Карета остановилась у боковой двери, и церковный служитель распахнул ее перед ними.
Они вошли, и Паола снова, как в ту минуту, когда попала в собор впервые, ощутила волнующую атмосферу святости, знакомый запах ладана, смешанный с ароматом цветов.
Они подошли к капелле святого Франциска — алтарь был украшен белыми розами.
Архиепископ, облаченный в белое, уже ждал их.
Все свечи были зажжены.
Кроме архиепископа, тут находились два служителя, оба взрослые, а не мальчики.
Паола много раз присутствовала на церемонии венчания, но сейчас ей казалось, что никогда еще подобная церемония не проходила с такой искренностью.
Она чувствовала, как Господь благословляет ее и маркиза, и они склонили колени перед архиепископом. Благословив их, он повернулся к алтарю, преклонил колени и помолился.
Затем маркиз взял Паолу за руку и помог ей подняться.
Они вышли из капеллы и покинули собор через ту же боковую дверь. Карета ожидала их и, как только они устроились в ней, тотчас унеслась прочь.
Когда они добрались до виллы маркиза, солнце сверкало в окнах и фонтанах, бьющих в саду.
Они были так глубоко взволнованы происшедшим, что все еще молчали — с той самой поры, как покинули собор.
У главного входа их встретил дворецкий.
— Позвольте мне, — с поклоном сказал он, — высокочтимый господин, поздравить вас и вашу уважаемую жену и пожелать вам всяческого счастья в будущем.
— Вы, Антонио, единственный человек, который знает, что мы поженились, и должны держать это в секрете весьма длительное время. Мы уедем тотчас, как только переоденемся.
— Все подготовлено, — ответил дворецкий.
— Держа Паолу за руку, маркиз повел ее по лестнице.
Лишь когда они поднялись наверх, она спросила:
— А куда мы направляемся?
— В свадебное путешествие, — ответил он. — Сейчас мы должны переодеться. Вещи, которые я купил для тебя, уже ждут.
Паола посмотрела на него с удивлением.
— Я так и подумала, что ты об этом позаботишься.
— Л думаю только о тебе, и ничто другое не может быть более важным для меня.
Маркиз провел ее в роскошную спальню. Паола подумала, что здесь, вероятно, жила прежняя маркиза ди Лукка. Все было украшено белыми розами.
На застеленной резной кровати покоились прелестное дорожное платье и накидка. Здесь же лежала и очаровательная шляпка, в тон голубому платью.
Паола сняла подвенечный наряд и надела вещи, купленные для нее маркизом. Она ничуть не удивилась, когда платье прекрасно подошло ей, и отдала должное уму и предусмотрительности маркиза. Он не только помнил о том, что ей понадобится, но и сумел быстро все подготовить.
Когда она в последний раз прикоснулась к шляпке, поправляя ее, он вошел в спальню.
— Ты готова?
Маркиз тоже переоделся в удобный дорожный костюм, и теперь ей показалось, что в нем он выглядит еще лучше, чем во фраке, в котором венчался.
Он протянул к ней руки.
Паола подбежала к нему, и они бок о бок спустились вниз.
Их поджидал комфортабельный открытый фаэтон, запряженный четверкой белых лошадей. Когда они тронулись в путь, Паола решилась спросить, куда они направляются.
— Я бы сказал — в Рай, — ответил маркиз. — Какое счастье, моя дорогая, моя любимая, моя прекрасная маленькая жена, что наконец мне не нужно бояться, теперь уже ничто не сможет помешать нам стать мужем и женой.
— Это так чудесно, я… я просто не могу поверить, что это все правда! — призналась Паола.
— Я тоже, — улыбнулся маркиз. — Когда мы прибудем на место, я скажу все, о чем давно мечтаю сказать тебе и для чего у нас будет достаточно времени.
Паола счастливо засмеялась.
— Это правда! Так много всего произошло за несколько дней, что и вздохнуть было некогда!
Она сделала глубокий вдох.
— Прежде всего ты должен рассказать мне, как ты поступил с папой, мамой и графиней Рауло.
— Я написал твоим родителям и подробно объяснил, почему мы убежали и что наша женитьба не вызовет скандала, во всяком случае, пока все будет держаться в секрете.
— Надеюсь, папа согласится с этим, — тихо сказала Паола.
— Я уверен, если они разумные люди, то смогут понять нас и не станут возражать до окончания траура.
Паола с облегчением вздохнула.
— Я также написал твоим родителям, — продолжал маркиз, — что графиня Рауло согласится ради своей чести ничего не говорить в Лукке. Я написал и ей и вложил для нее копию письма твоим родителям. Я совершенно уверен, это убедит ее ничего не говорить даже самым близким своим друзьям.
Паола молитвенно сложила руки.
— Это великолепно! Просто чудесно! — повторяла она. — Только ты мог забыть обо всем, жениться на мне втайне от всех и продолжать скрывать все это!
— Постучи по дереву! — бросил маркиз. — Я уверен, что мы в безопасности, всего лишь два человека знают о нас — это архиепископ и мой дворецкий; он при мне с тех пор, как я был маленьким мальчиком, и скорее умрет, чем позволит кому бы то ни было навредить мне.
Его слова окончательно успокоили Паолу, и она почувствовала, как последние сомнения и страхи покинули ее.
— Теперь, — объявил маркиз, — я скажу тебе, куда мы едем. В Баньи-Де-Лукка у меня есть маленький замок. Думаю, тебе он понравится. В раннем детстве я думал, что это волшебный замок.
Они проехали еще немного, и он добавил:
— Я хочу, чтобы ты знала, я никогда там не был ни с одной женщиной. Я вообще не бывал там уже несколько лет. Представляю, как все обрадуются, когда мы приедем!
Они добрались до места к ленчу.
Паола была потрясена: ей никогда не приходилось видеть ничего прекраснее Баньи-Де-Лукка.
Река Лима медленно пересекала маленькую деревушку. Над ней возвышались холмы и горы; к тому же, как сказал ей маркиз, со средних веков люди использовали целебные свойства этих мест — подтверждение этому можно найти в сохранившихся документах, датированных одиннадцатым веком.
Увидев замок, Паола тоже заметила, что он действительно сказочный. В его облике она обнаружила нечто особенное, неповторимое, что, впрочем, отличало все, принадлежащее маркизу. И депо было не в серых камнях, из которых сложили замок, и не в дивном саде, окружавшем его.
Здесь все, даже сам воздух, было пронизано любовью, и казалось, что замок просто создан для любви.
Слуги, встречавшие их, состояли при семье маркиза с тех пор, как он появился на свет.
Их лица светились счастьем, оттого что маркиз с женой собирались провести здесь медовый месяц.
Весь дом был усыпан бутонами белых роз.
Великолепное зрелище!
Паола совсем не удивилась, когда, поднявшись в огромную спальню, увидела в платяном шкафу одежду, предназначенную для нее.
Белые розы благоухали и здесь — возле кровати и на туалетном столике.
Паола умылась с дороги и спустилась к ленчу.
Столовая как будто хранила дух средневековья. Паоле показалось, что маркиз, восседавший на резном стуле с высокой спинкой, вполне соответствует этой атмосфере и выглядит как король.
Однако все это благолепие и отменные кушанья воспринимались ею несколько отстраненно: Паола не могла думать ни о чем, кроме того факта, что теперь она — жена маркиза. Ее увез самый известный мужчина, о нем судачила вся Италия, и это было не фантазией, а истинной правдой!
— Мне кажется, я сплю, — сказала Паола.
— Мне тоже, — ответил маркиз. — Я никогда в жизни не был столь счастлив и абсолютно уверен, что поступаю правильно.
— О, прошу тебя… думай так всегда и… никогда не сомневайся, — взмолилась девушка.
— Ты думаешь, такое может случиться?
Маркиз протянул ей руку и помог встать из-за стопа.
Паола решила, что он собирается показать ей замок.
Однако они поднялись в комнату, где она оставила свой плащ и шляпку.
— Мы встали очень рано, — сказал маркиз, — поэтому сейчас по обычаю нашей страны устроим сиесту.
Паола смотрела не него широко раскрытыми глазами.
— Моя дорогая, любимая, пойми, я не могу больше ждать, я хочу немедленно сказать тебе о своей любви и научить тебя любви.
Он бережно помог ей снять платье.
Потом поднял на руки и положил ее на огромную золоченую кровать под свисающим балдахином.
Солнечный свет вливался через окно, в саду радостно щебетали птицы.
Девушке показалось, что все это происходит во сне.
Маркиз лег рядом и обнял ее. Она потянулась к нему за поцелуем, а он посмотрел ей в глаза и сказал:
— Благодарение Богу, я нашел тебя; видно. Господь с начала времен задумал соединить нас — пусть даже таким странным и необычным способом.
— И никто не сможет разлучить нас? — спросила Паола.
Она думала не о своих родителях, а о человеке, который пытался убить маркиза из-за бриллиантового перстня.
— Именно это я и хотел сказать тебе. — Маркиз понял, о чем она думает.
— Других не будет? — допытывалась девушка.
Он покачал головой.
— Вчера я отправил Хьюго Форду обещанные деньги, а перстень отослал его преосвященству папе Римскому. Я предложил ему либо хранить его в сокровищнице Ватикана, либо продать и раздать деньги нуждающимся во славу святого Франциска Ассизского.
Паола, ликуя, воскликнула:
— О, как я рада! Теперь он больше не будет угрожать нам!
— Я не намерен даже думать о нем, — сказал маркиз. — Он сыграл свою роль, соединив нас, и теперь все злое, жестокое и дьявольское должно быть как можно дальше от тебя. На это я потрачу всю свою жизнь.
Он сжал ее в объятиях.
— Как ты прекрасна, как чиста и непорочна! Я вспомнил прекрасные строки, написанные Байроном и Шелли об этом чудесном уголке. Он и меня вдохновил на лирику.
Паола с удивлением посмотрела на него, а он продекламировал:
Я в поисках любви прошел такие дали!
Легко срывал цветы…
Увы — они сникали.
«Доколь мне быть в плену обманной красоты? — Я горько вопрошал, кляня скитанья эти. — Ужели нет любви на белом свете?!»И вот сошел с небес прекрасный ангел — ты!
О счастье! Я прочел в твоих глазах ответ —
Божественной любви неугасимый свет.
— Дорогой, ты написал это для меня? — изумилась Паола. — Какие прекрасные стихи!
— Конечно, не лорд Байрон, — признался маркиз, — но они родились в моем сердце и посвящены тебе.
Он обнял ее и коснулся губами ее губ.
— Научи меня… — прошептала Паола, — научи меня любить тебя так, чтобы ты никогда не разочаровался во мне!
Его глаза излучали нежность.
— Хорошо, моя прекрасная, я научу тебя настоящей любви, которая дана нам Господом, — ведь мы не можем жить друг без друга.
Она прижалась к нему всем телом, и он стал целовать ее все более настойчиво и страстно.
Ее охватило такое блаженство; о существовании которого она до сих пор не знала.
Она чувствовала, как воспламеняется ее душа.
Этот огонь чудесным образом зажегся от пожара, пылавшего в душе маркиза.
Они погрузились в удивительный, прекрасный мир любви. Она была сродни небесному свету.
Божественному свету и любви Всевышнего.
Эта любовь дана им навеки!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Влюбленные в Лукке - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Влюбленные в Лукке - Картленд Барбара



мне понравился.rnхотя маловероятно,что такой ловелас всерьез увлекся паолой.но приключения интересные
Влюбленные в Лукке - Картленд Барбараксения
23.08.2013, 14.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100