Читать онлайн Венок любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Венок любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Венок любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Венок любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Венок любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Диона проснулась с ощущением невыразимого счастья.
Несколько минут она лежала, устремив в никуда мечтательный взор, и думала о том, что больше не будет испытывать чувства страха и одиночества, которые постоянно преследовали ее до того, как она повстречалась с маркизом.
Наконец, девушка заметила, что Сириус искательно заглядывает ей в глаза, упершись лапами в кровать, и поняла, что это он ее разбудил.
– Наверное, хочешь погулять? – ласково спросила Диона.
Она дернула шнурок колокольчика, и на пороге тотчас же появилась горничная.
– Не попросите ли вы кого-нибудь вывести Сириуса в сад? – обратилась к ней Диона. – И пусть присмотрят за ним!
– Слушаюсь, мисс.
Сириус, догадавшись, что сейчас его выведут гулять, радостно запрыгал у двери.
– Который час? – спросила Диона у горничной.
– Почти одиннадцать, мисс.
Диона вскрикнула от удивления.
– Неужели уже так поздно? А я все еще в постели!
– Его светлость приказали, чтобы вас ни в коем случае не будили, мисс.
Диона села в постели.
– Его светлость внизу?
– Нет, мисс. Он ушел по делам. Просил передать, что к ленчу вернется. А миссис Лэмборн не стала ждать, когда вы проснетесь, и отправилась в город за покупками.
Не дожидаясь команды, Сириус уже был в конце коридора, и горничная поспешила за ним.
Диона подошла к окну и отдернула штору.
Выглянув в сад, она снова мысленно пережила события минувшей ночи: как слуги под руководством сэра Хереворда пытались похитить ее, и, если бы не маркиз и Сириус, она сейчас, вероятно, была бы уже женой Саймона.
От этой мысли Диона вздрогнула, но тут же напомнила себе, что, к счастью, весь этот кошмар позади и теперь она в безопасности.
У девушки не было никаких сомнений в том, что, после того как маркиз прострелил руку сэру Хереворду, тот больше не осмелится ее тревожить, а значит, нет никакого резона думать о нем или ненавистном ей Саймоне. Кошмарная жизнь в Грантли-холле, где Диона была так несчастна, осталась позади.
Нынче утром все виделось девушке в розовом свете. Ей казалось, что она снова чудесным образом очутилась в отчем доме, когда солнце светило так ярко, а птицы пели так дивно, что Диона чувствовала себя не в реальном мире, а в некоем маленьком раю, созданном специально для нее одной.
Она облачилась в одно из лучших своих платьев, надеясь, что оно понравится маркизу.
Затем, боясь пропустить момент его приезда и лишиться даже минуты пребывания в его обществе, Диона быстро сбежала по ступенькам и вместе с Сириусом, который к тому времени уже вернулся с прогулки, вошла в библиотеку.
Это помещение сильно отличалось от просторной и внушительной библиотеки в Ирчестер-парке. Книг здесь было гораздо меньше. Но Диона знала, что это любимая комната маркиза.
Одной из причин этой любви, вероятно, было то, что стены библиотеки украшали великолепные картины с изображением лошадей.
Вот и сейчас Диона остановилась, любуясь этими картинами и вспоминая чудесное время, проведенное ею в Ирчестер-парке, когда они вдвоем с маркизом ездили верхом.
В этот момент дверь распахнулась, и Диона обернулась с радостным ожиданием увидеть маркиза, но вместо него в библиотеку вошла дама, прекраснее которой Диона в жизни не видела.
Она была одета чрезвычайно элегантно. Изысканное платье посетительницы, вероятно, стоило безумно дорого, а высокую шляпу украшали небольшие страусовые перья необычно синего цвета.
В ушах и на шее дамы сверкали бриллианты. Весь ее облик был настолько великолепен, что Диона в изумлении застыла, не сводя глаз с посетительницы, и лишь через несколько минут, вспомнив о приличиях, присела в реверансе.
Только несколько мгновений спустя девушка заметила, что дама разглядывает ее с откровенной неприязнью.
– Значит, это правда! – отрывисто бросила она. – Мне сказали, что в доме маркиза остановилась некая молодая женщина, но я этому не поверила!
Дама произнесла эти слова таким холодным и нелюбезным тоном, что Диона сочла нужным объясниться.
– Да, я действительно остановилась здесь, с компаньонкой. Это кузина его светлости миссис Лэмборн.
Давая эти пояснения, Диона поймала себя на мысли, что с какой стати она должна оправдываться перед этой дамой, кто бы она ни была?
Девушка предполагала, что ее слова несколько успокоят посетительницу и она перестанет взирать на нее с таким гневом. Однако они произвели прямо противоположный эффект.
– Кто вы такая и откуда сюда явились? – продолжала свой допрос дама еще более резким тоном.
Диона, сбитая с толку всем происходящим, была не в силах противостоять этому решительному натиску и робко ответила:
– Меня зовут Диона Грантли. Я приехала в Лондон вместе с его светлостью два дня назад.
– То есть навязались ему, как я полагаю, – желчно заметила дама. – Позвольте сообщить, что ваше присутствие здесь уже вызвало массу пересудов, и это может весьма негативно сказаться на репутации его светлости. Ваша компаньонка тут ни при чем. Его светлость молод и занимает, как вам известно, весьма видное положение в обществе, чтобы молодая особа могла безнаказанно жить в его доме. Так что чем скорее вы уедете отсюда, тем лучше!
– У-уеду? – запинаясь, переспросила Диона.
– Да, уедете!
– Но… но я вас не понимаю…
– Ну что же, видимо, мне придется выразиться яснее. Разрешите представиться, мое имя леди Сибилла Молден. Маркиз Ирчестер, которому вы так бесцеремонно навязали свое общество, и я собираемся пожениться!
– Пожениться?
Дионе показалось, что в комнате внезапно стало темно, а потолок вот-вот обрушится ей на голову.
– Да, пожениться, – хладнокровно подтвердила леди Сибилла, – и я не намерена спокойно наблюдать за тем, как мой будущий муж выставляет себя на посмешище! Вам не приходило в голову, что подобное поведение может повредить маркизу в глазах высшего света?
– Я… я как-то не задумывалась над этим…
– А вот теперь пора задуматься, – жестко бросила леди Сибилла. – И чем скорее вы уедете из его дома и возвратитесь туда, откуда явились, тем будет лучше и для него, и для меня!
И она бросила гневный взгляд на Диону, которая в этот момент была особенно хороша – солнечные лучи играли на ее золотистых волосах, а огромные глаза, хотя и охваченные тревогой, смотрели невинным, ясным взором.
Привлекательность воображаемой соперницы заставила леди Сибиллу окончательно выйти из себя. Она нетерпеливо притопнула ногой и закричала:
– Вы что, не слышали, что я сказала? Убирайтесь отсюда! Его светлость принадлежит мне!
Она выкрикнула эти слова с такой яростью, что Диона, не помня себя от страха и не сказав ни слова, опрометью выбежала из библиотеки, взлетела по лестнице и пришла в себя, только когда очутилась в своей спальне.
Теперь ей стало понятно, почему прошлой ночью маркиз не предложил ей выйти за него замуж.
Как она была глупа! Она-то вообразила, что теперь, когда маркиз поцеловал ее, она принадлежит ему навсегда и ничто на свете не сможет их разлучить!
Диона стояла у окна и в отчаянии размышляла, куда она могла бы уехать. Раз маркиз больше не сможет служить ей защитой, она снова должна прятаться…
Как обиженный ребенок спешит выплакать свои обиды матери, так и Диона решила, что самым подходящим для нее пристанищем будет родной дом.
Правда, ей тут же пришло в голову, что сэр Хереворд наверняка отыщет ее там, но девушка резонно решила, что дядя в процессе поисков наведался в Грантли-мэнор и не захочет вновь возвращаться в то же место.
«Поеду туда! – решила Диона. – В конце концов больше мне деваться все равно некуда…»
Она подошла к гардеробу, чтобы начать укладываться, и заметила на стуле большую круглую коробку. Открыв ее, она увидела в ней шляпы, которые миссис Лэмборн накануне купила для Дионы на Бонд-стрит.
Девушка вынула их из картонки, достала с вешалки, не выбирая, несколько платьев, хватая первые, которые подвернулись ей под руку, и сложила туда, где только что были шляпы.
Туда же отправились ночная рубашка и щетка для волос.
Теперь коробка была полна. Диона закрыла крышку и завязала ленты, прикрепленные к краям картонки.
Теперь она весила гораздо больше, чем когда в ней находились только шляпы.
Отыскала она и материнскую шаль, в которую девушка завернула свои вещи, убегая из Грантли-холла.
Диона надела простую шляпку и огляделась – не забыла ли она чего-нибудь. И только доставая из ящика комода перчатки и атласную сумочку, в которой девушка хранила свой носовой платок, она вдруг поняла, что для путешествия, которое она собирается совершить, ей понадобятся деньги.
Диона пришла в отчаяние. Возможно, она сумеет как-нибудь обойтись без них? Но разум возобладал над эмоциями, и девушка вспомнила, где сможет достать денег.
Прижимая к себе шляпную картонку, Диона в сопровождении верного Сириуса спустилась вниз. К ней тут же подскочил лакей и попытался взять ношу, но Диона жестом остановила его и попросила:
– Не могли бы вы достать мне карету? Я должна встретиться с миссис Лэмборн в магазине.
– Я могу послать за лошадьми на конюшню, – с готовностью отозвался лакей.
– Пожалуй, в этом нет необходимости, – возразила Диона. – У миссис Лэмборн наверняка есть карета, а мне понадобится всего несколько минут, чтобы добраться до магазина.
– И то верно, мисс, – согласился лакей.
Он открыл парадную дверь и отправился на Парк-лейн в поисках кареты, а Диона, приказав Сириусу сидеть на месте, тем временем, воспользовавшись моментом, тихонько проскользнула в кабинет мистера Суэйтлинга.
Открыв дверь, она, как и ожидала, увидела его сидящим за письменным столом. Мистер Суэйтлинг, услышав звук шагов, поднял голову и улыбнулся.
– Доброе утро, мисс Грантли! – ласково приветствовал он девушку. – Могу я что-нибудь сделать для вас?
– Я бы хотела получить немного денег, – собравшись с духом, попросила Диона. – Можно?
– Ну разумеется! – с готовностью отозвался секретарь. – А какую именно сумму вам желательно иметь?
– Мне предстоят сегодня большие траты, – окрыленная успехом, продолжала Диона. – Я бы хотела взять… двадцать фунтов.
Перед тем как произнести эту огромную, на взгляд девушки, цифру, она запнулась. А вдруг мистер Суэйтлинг сочтет сумму непомерно большой и откажет? Однако этого не случилось. Наоборот, секретарь вежливо сказал:
– Пожалуйста. На мой взгляд, вам удобнее взять пятнадцать фунтов банкнотами, а остальное – золотыми соверенами.
– Отличная мысль! – обрадовалась Диона, открывая атласную сумочку, висевшую у нее на запястье.
Мистер Суэйтлинг опустил туда деньги и напоследок шутливо промолвил:
– Берегитесь карманников, мисс Грантли!
– Непременно, – отозвалась Диона. – Благодарю вас от всей души!
– Надеюсь, вы найдете в магазинах все, что ищете.
И, проводив Диону до двери, мистер Суэйтлинг снова сел за стол и углубился в занятия.
Девушка вернулась в холл, где ее уже ждал лакей, который сообщил, что нашел карету, и помог отнести туда картонку Дионы.
– Мне нужен магазин мадам Бертен на Бонд-стрит, – пропуская Сириуса и усаживаясь сама, объяснила Диона.
Лакей отдал необходимые распоряжения кэбмену, и карета тронулась в путь.
Поскольку день был солнечным и жарким, верх кареты был поднят. Не успели они проехать и нескольких метров по Парк-лейн, как Диона обратилась к кэбмену:
– Я передумала.
Кэбмен слегка повернул голову к девушке, давая понять, что слушает, и Диона продолжала:
– Не могли бы вы отвезти меня в «Белый медведь» на Пиккадили?
Тот кивнул, и карета продолжала свой путь. «Как хорошо, что я знаю, где можно нанять дилижанс!» – подумала Диона.
Узнала она об этом совершенно случайно. Когда Родерик вместе с Сэмом прибыли в Ирчестер-хауз – это произошло минут двадцать спустя после приезда маркиза, – Диона слышала, как молодой человек пожаловался:
– Ну конечно, вы нас обогнали! У вас ведь такие прекрасные лошади… А Сэм еле плелся. Лучше бы я нанял дилижанс в «Белом медведе» на Пиккадили!
– Ты оскорбляешь мои конюшни! – иронично заметил маркиз.
Родерик рассмеялся.
– Мне просто досадно, что вы ездите лучше всех. Ну почему вам всегда так везет?
– Лучше всех? – переспросил маркиз. – Ты мне льстишь, дорогой племянник, и я начинаю думать, что это неспроста. Наверняка тебе от меня что-то нужно!
Тут уж рассмеялись оба, и Диона подумала про себя, какое это удовольствие слушать, как беззлобно пикируются остроумные люди.
Название «Белый медведь» показалось ей несколько странным и, очевидно, именно поэтому засело у нее в памяти.
В этот момент карета свернула на Пиккадили. «А я здорово придумала, что не сказала никому, куда в действительности направляюсь, – похвалила себя Диона. – Теперь не только дядя, но и маркиз не сможет меня отыскать! А ведь, пожалуй, его светлость счел бы это своим долгом, хотя и неприятным… Нет, лучше не надо!»
Девушка твердо знала одно – теперь, когда леди Сибилла открыла ей глаза на то, как на самом деле обстоят дела, принимать услуги маркиза, как раньше, она бы не смогла.
«Конечно, он должен жениться на этой красивой леди, – рассуждала Диона, хотя эта мысль причиняла ей острую боль. – А я была просто дурочкой, если вообразила хоть на минуту, будто что-нибудь для него значу…»
Она заплатила кэбмену и наняла дилижанс, запряженный парой лошадей. Это обошлось Дионе довольно дорого, но в данный момент ее это не волновало.
Через десять минут они с Сириусом уже катили по оживленным лондонским улицам, которые, как только дилижанс выехал из Сити, уступили место более широким и тихим улицам предместья.
Итак, Диона направлялась домой, потому что это было единственное место на земле, где, она уверена, ей будут рады.
Но сердце девушки оставалось с маркизом, который, увы, собирался жениться на леди Сибилле…


Не успел маркиз войти в Уайтс-клаб, как к нему бросился Родерик.
Молодой человек был весьма взволнован. Отведя маркиза в сторону, он заговорил возбужденным шепотом, с трудом скрывая свою радость:
– Как вам это удалось? Какой же вы все-таки умный, дядя Ленокс!
Маркиз самодовольно улыбнулся.
– Из твоих слов я заключаю, что сэр Мортимер отказался от пари.
– Он только что сообщил нам, что ввиду не зависящих от него обстоятельств состязание девушек не состоится.
– Отлично! – воскликнул маркиз.
– Но как вы этого добились? Как вы вынудили его отказаться? – не унимался Родерик.
– Я не хотел бы вдаваться в детали, – возразил маркиз.
– Но я умру от любопытства, если вы мне не расскажете! – взмолился Родерик.
Поскольку маркиз явно не хотел такой жестокой судьбы для своего юного племянника, он решил открыть карты.
– Ты должен благодарить одного моего друга, – начал он, – которому удалось узнать, кого решил выставить на состязание сэр Мортимер.
– Французскую куртизанку?
– Вот именно!
– А вы каким-то образом убедили ее не приезжать в Англию, – высказал предположение Родерик, который постепенно начинал догадываться, в чем дело.
– Точнее, не я, а мой друг, – объяснил маркиз. – Он сумел убедить эту девушку, что в Париже ей будет гораздо веселее, чем в Лондоне, особенно если он сам составит ей компанию.
Родерик чуть не подпрыгнул от восторга.
– Дядя Ленокс, вы просто гений! Я по гроб жизни буду вам благодарен за то, что вы спасли меня от позора, да и не только меня, но и моих друзей. Им так и не удалось найти подходящую девушку – то есть чтобы она была красива и умна одновременно – ни в деревне, ни в Лондоне!
– В следующий раз берегитесь сэра Мортимера, – торжественно произнес маркиз, – а еще больше – его пари.
– Мы так и сделаем, – пообещал Родерик, – не сомневайтесь. Как говорится, пуганая ворона куста боится!
Заметив ироничный взгляд маркиза, молодой человек смущенно добавил:
– Я получил урок на всю жизнь…
– Ну, я рад был тебе помочь, – улыбнулся маркиз и отошел, чтобы поговорить со своим знакомым, который уже давно пытался привлечь его внимание.
В Уайтс-клаб маркиз пробыл недолго и поспешил домой, в Ирчестер-хауз. Ему не терпелось поговорить с Дионой, мысли о которой не оставляли его весь день.
Он намеревался продолжить разговор еще утром, как только проснулся, но поскольку девушка, измученная событиями прошедшей ночи, еще спала, маркиз счел за благо не будить ее.
Сейчас же, после целого дня разлуки, его нетерпение достигло предела. Ему казалось, что Диона посылает ему сигналы, как вчера ночью, когда ее похитили слуги сэра Хереворда.
Безотчетная тревога заставила маркиза гнать лошадей во всю прыть.
Подъехав к дому и увидев на пороге мистера Суэйтлинга, маркиз понял, что предчувствие не обмануло его – произошло новое несчастье.
Спрыгнув с фаэтона и пройдя вслед за секретарем в холл, маркиз вопросительно посмотрел на него. Мистер Суэйтлинг откашлялся и, понизив голос, произнес:
– Может быть, пройдем в мой кабинет, милорд? Мне нужно кое-что вам сообщить.
– Да, конечно, – тут же согласился маркиз.
Мужчины молча двинулись вперед. Как только дверь за ними закрылась, маркиз нетерпеливо спросил:
– В чем дело?
– Я счел своим долгом предупредить вас, милорд, что леди Сибилла Молден вот уже час находится в вашем доме. Она в библиотеке.
Глаза маркиза потемнели, а мистер Суэйтлинг продолжал:
– Она, как только приехала, прошла прямо туда, хотя лакей пытался провести ее в гостиную. Мисс Грантли тоже была в библиотеке, милорд.
Маркиз напряженно слушал, ничего не говоря. Сделав многозначительную паузу, мистер Суэйтлинг сказал:
– Возможно, мои опасения напрасны, милорд, но приблизительно через двадцать минут после приезда леди Сибиллы ко мне в кабинет вошла мисс Грантли и сказала, что едет в город за покупками.
Секретарь снова умолк, искоса взглянул на хозяина, словно опасаясь, не обеспокоил ли он его понапрасну, а затем продолжил свой рассказ:
– Мисс Грантли попросила у меня двадцать фунтов, как она сказала, на покупки, – что вовсе не показалось мне странным. Но вскоре возвратилась миссис Лэмборн и сообщила, что она не встретилась с мисс Грантли.
– А на чем она уехала? – отрывисто спросил маркиз.
– В наемной карете, милорд.
– В наемной карете? Но ведь в конюшне полно лошадей!
– Лакей предложил ей поехать в вашем экипаже, но мисс Грантли отказалась, сказав, что вскоре увидится с миссис Лэмборн, а та наверняка поехала в карете. Но они не встретились, милорд, и это беспокоит меня больше всего!
Глубокая складка пролегла между бровями маркиза. Он задал следующий вопрос:
– Были ли у мисс Дионы какие-нибудь вещи?
– Большая шляпная картонка, милорд, – ответил мистер Суэйтлинг. – Лакей сказал, что довольно тяжелая, как ни странно. Да, и еще, конечно, сумочка.
Маркиз снова погрузился в молчание. Было ясно, что он обдумывает то, что только что услышал от секретаря.
В этот момент в дверь постучали.
Мистер Суэйтлинг открыл. На пороге стояла горничная, которая прислуживала Дионе.
– Извините, мистер Суэйтлинг, – начала девушка, – но мне сказали, что его светлость у вас. Вот я и решила отнести это прямо ему!
– Что вы имеете в виду? – удивился секретарь.
– Записку, которую я нашла на туалетном столике в спальне мисс Грантли. Я и не знала, что она снова поднималась туда… А записку я обнаружила только что.
– Спасибо, – поблагодарил горничную мистер Суэйтлинг и взял у нее бумагу.
Закрыв за девушкой дверь, секретарь передал записку маркизу.
Теперь у мистера Суэйтлинга уже не оставалось никаких сомнений в том, что мисс Грантли вовсе не поехала за покупками, как она пыталась его уверить.
Маркиз развернул записку и прочел следующее:


«Благодарю Вас за то, что спасли меня от дяди Хереворда. Вы были очень добры ко мне, и я от всего сердца желаю Вам счастья. Поскольку мое дальнейшее пребывание в Ирчестер-хаузе может повредить Вам в глазах света, Сириус и я покидаем Ваш гостеприимный кров и едем туда, где никто нас не найдет.
Обо мне не беспокойтесь. Все будет хорошо!
Еще раз от всего сердца благодарю Вас.
Диона».


Маркиз дважды прочел это незатейливое послание, а затем, обернувшись к мистеру Суэйтлингу, вдруг спросил, причем голос его непривычно дрогнул:
– Если бы вы остались один на свете, Суэйтлинг, и были вынуждены скрываться, имея всего двадцать фунтов в кармане, куда бы вы поехали?
Секретарь некоторое время пребывал в раздумье, а затем неторопливо начал:
– Не представляю, что намерена делать мисс Грантли. У нее нет своего дома и…
Возглас маркиза прервал рассуждения мистера Суэйтлинга:
– Помнится, позавчера мисс Диона просила вас выслать деньги старым слугам ее отца, которые пребывают в страшной нужде. У вас остался адрес?
Порывшись в груде бумаг у себя на столе, мистер Суэйтлинг извлек на свет нужную и протянул ее маркизу. Тот буквально выхватил ее из рук секретаря и направился к двери.
– Куда вы, милорд? – только и успел крикнуть ему вдогонку мистер Суэйтлинг.
– В конюшню, – отрывисто бросил через плечо маркиз.
– Вы не забыли, что в библиотеке вас ожидает леди Сибилла?
– Пусть подождет! – хладнокровно ответил маркиз и скрылся.


В Грантли-мэнор, дом, где она когда-то жила с родителями, Диона прибыла лишь поздно вечером.
Путешествие оказалось длиннее, чем рассчитывала девушка, но не могла же она отказать Сириусу в удовольствии размяться на каждой остановке, пока возница дилижанса менял лошадей, а владельцы придорожных гостиниц предлагали Дионе что-нибудь поесть и выпить.
Впрочем, голода девушка не чувствовала. Боль расставания с маркизом тяжелым грузом лежала у нее на сердце и становилась все сильнее и сильнее по мере того, как Диона удалялась от Лондона.
Перед ее глазами стояло его прекрасное лицо, а на губах горели поцелуи, которые он дарил ей прошлой ночью.
Тогда Дионе казалось, что они возносятся к звездам, становясь частью небесного мира, а не простыми смертными.
«Никогда больше я не буду так счастлива», – с грустью повторяла про себя Диона.
Будущее пугало девушку. Она понимала, что теперь опять будет вынуждена скрываться, если не хочет, чтобы дядя Хереворд нашел ее и выдал замуж за Саймона.
И все же, когда Диона переступила порог родного дома, в котором прожила всю свою короткую жизнь, ей показалось, что она очутилась в объятиях отца и матери, любивших дочь всем сердцем. Их дух незримо присутствовал в этих стенах, и Диона верила, что родители сумеют защитить ее от любых невзгод.
Старые мистер и миссис Бриггс были несказанно рады увидеть свою любимицу.
Они еще не получили письма от мистера Суэйтлинга, а потому не знали, что их пенсион увеличен. Эту счастливую весть сообщила старикам Диона. Сидя на кухне и отдыхая после трудного путешествия, девушка поведала преданным слугам, что с ней приключилось за то время, что она отсутствовала в Грантли-мэноре.
Диона знала мистера и миссис Бриггс с рождения, а потому воспринимала их как членов семьи.
Когда они услышали, как сэр Хереворд пытался выдать ее замуж за Саймона, добрые старики были буквально шокированы, как, по мнению Дионы, была бы шокирована ее мать, узнай она об этом постыдном замысле.
– Я как увидела этого молодого человека, так сразу поняла, что у него не все дома, – призналась миссис Бриггс. – Он точь-в-точь как бедный дурачок Джейк из нашей деревни, над которым вечно все смеялись и называли не иначе как полоумным. Да разве мыслимое это дело – выходить замуж за такого!
– Теперь вы понимаете, почему я вынуждена прятаться, – сказала Диона.
Оказалось, что она была права, предполагая, что дядя приедет в Грантли-мэнор, надеясь найти там племянницу.
Правда, в дом он не вошел, а послал вместо себя слугу, который, невзирая на протесты мистера и миссис Бриггс и их заверения, что они не видели Диону, буквально обшарил весь особняк.
– Вот до чего мы дожили на старости лет, мисс Диона, – с обидой пожаловался ей Бриггс. – Нашему слову уже не верят…
– Не думаю, чтобы дядя Хереворд еще раз приехал сюда искать меня, – рассудила Диона. – А если даже он попробует это сделать, я могу спрятаться в роще или на чердаке, пока он не уедет.
– Да мы ни за что на свете не позволим ему увезти вас, милочка! – горячо воскликнула миссис Бриггс. – Даже и не думайте. А теперь ступайте-ка наверх да переоденьтесь, а я пока приготовлю вам хороший обед. Нет ничего лучше, чем подкрепиться после долгой дороги!
Диона так и сделала. Поднявшись наверх, она направилась не в свою бывшую спальню, а в комнату матери.
Это была очень уютная комната, так как, несмотря на ограниченность семьи в средствах, миссис Грантли сумела обставить ее с большим вкусом.
Открыв ставни, Диона убедилась, что Бриггсы содержат дом в идеальном порядке.
Нигде не было ни пятнышка. Белый муслиновый полог над кроватью, в которой спали ее родители, был выстиран и сверкал чистотой так же, как и муслиновая салфетка, лежавшая на туалетном столике.
Как только Диона открыла окна, до нее донесся аромат роз, которые по желанию ее отца увивали стену дома.
В этот момент девушка сильнее, чем прежде, ощутила, что родители незримо присутствуют здесь и охраняют ее.
Но гораздо важнее было то, что атмосфера любви, которой Дионе так недоставало в Грантли-холле, снова окутала ее нежным покрывалом.
На некоторое время даже горечь расставания с маркизом отошла на второй план.
Однако горькие думы вскоре нахлынули на Диону с новой силой. Теперь уже ничто не могло отвлечь ее, как во время путешествия, когда девушка невольно забывалась, оглядывая деревни и города, леса и поля, мимо которых проезжал дилижанс. Казалось, все ее существо громко протестует против безжалостной судьбы, отнявшей у нее любимого человека.
«Он женится на другой. И, значит, больше не принадлежит тебе!» – пыталась убедить себя Диона и все же не могла забыть жарких объятий и страстных поцелуев, которые маркиз дарил ей прошлой ночью.
Она снова чувствовала на губах сладость его губ, а в ушах ее продолжал звучать его глубокий, проникновенный голос, от которого у Дионы замирало сердце, а душа устремлялась к небесам. Она не могла забыть слова маркиза: «Боже, как я люблю вас!»
– И я его люблю! – вслух сказала Диона, как будто разговаривала с матерью. – Он для меня – весь мир… небеса и море, луна и звезды – все слилось для меня в этом человеке! Никогда, о, никогда я не полюблю никого другого…
Девушка тихонько всхлипнула и добавила:
– Вот так же и ты, мама, любила отца. Теперь я понимаю, что такое настоящая любовь! Но что же мне делать? Ведь я разлучена с любимым… Я совсем одна на свете!..
В этот момент Диона почувствовала, как холодный нос Сириуса ткнулся ей в руку. Значит, пес чувствует, что его юная хозяйка несчастна.
Обвив руками шею Сириуса, Диона прерывающимся шепотом произнесла:
– Остались мы с тобой вдвоем, только ты и я. Теперь ты, мой верный Сириус, должен заботиться обо мне… Ведь больше некому!
Девушка не выходила из комнаты матери до тех пор, пока солнце не начало клониться к закату. Наступил вечер.
Диона решила переодеться, а пока развесила в гардеробе все наряды, привезенные ею из Лондона, как будто показывая матери свои обновки.
Платье, в котором Диона приехала в Грантли-мэнор, совсем запылилось, и она отложила его в сторону, намереваясь попросить миссис Бриггс привести его в порядок.
Для обеда Диона выбрала одно из тех платьев, что миссис Лэмборн купила для нее на Бонд-стрит.
Оно было гораздо наряднее всех прежних одеяний девушки, и, взглянув на себя в зеркало, Диона поняла, что миссис Лэмборн специально выбрала для нее это платье: оно наверняка должно было понравиться маркизу.
Но теперь он уже никогда не увидит ее в этом наряде, а значит, его можно преспокойно выбросить на помойку.
Мысли девушки снова обратились к маркизу, и она решила сойти вниз и поговорить с миссис Бриггс, надеясь, что таким образом сумеет отвлечься и не думать о том, кто был теперь потерян для нее навсегда.
Когда Диона начала спускаться, а Сириус, бежавший впереди нее, уже достиг холла, девушка услышала, как к дому подъехала карета.
Дверь по-прежнему оставалась открытой, должно быть, Бриггс так и не запер ее, после того как впустил Диону.
На мгновение Диону пронзила страшная мысль, а что если дядя Хереворд каким-то образом узнал, что она сбежала из Лондона, и снова явился сюда за нею?
Но даже если это не сэр Хереворд, а кто-то из местных жителей, ни к чему, чтобы ее здесь увидели, иначе скоро всем станет известно, что она вернулась в Грантли-мэнор.
Дионе не оставалось ничего другого, как попробовать быстрее спрятаться, и она открыла первую попавшуюся дверь.
Комната, куда вошла девушка, оказалась кабинетом ее покойного отца. Он очень любил это помещение, стены которого, как и стены кабинета маркиза, были увешаны великолепными гравюрами с изображением лошадей, а на полках во множестве стояли книги, посвященные главным образом коневодству.
Поскольку шторы были спущены, кабинет был погружен в полумрак. Диона бросилась в угол, где стояло большое кресло. За ним она и надеялась спрятаться.
Девушка полагала, что даже если кто-нибудь заглянет в комнату, то ее не обнаружит. Притянув к себе Сириуса, она зажала ему пасть, давая понять, что нельзя шуметь.
От кабинета до входной двери было не очень далеко, и вскоре Диона услышала, как кто-то вошел в холл.
Шаги были явно мужские, и девушка вздрогнула от недоброго предчувствия.
Неужели это дядя? Но как ему удалось узнать, что она здесь? А впрочем, тут же напомнила себе Диона, он же сумел найти ее в Ирчестер-парке.
Она была уверена, что перевозчик Тед никогда бы не нарушил данного ей слова, а вот жители деревни могли невольно выдать ее.
Должно быть, до них дошли слухи о полученном Дионой наследстве – сэр Хереворд и Саймон вряд ли делали из этого тайну, – и эти простые люди решили помочь отыскать девушку.
Наверняка кто-нибудь видел, как она садилась к Теду в повозку.
При обычных обстоятельствах фермеры вряд ли стали бы сообщать сэру Хереворду об этом факте, но, узнав о наследстве, они тут же поспешили в Грантли-холл.
А как только сэр Хереворд узнал, что его племянницу видели в повозке Теда, ему уже не составило большого труда догадаться, куда она поехала.
Да, очевидно, все так и случилось, рассуждала Диона. Оставалось только надеяться, что нежданный посетитель, кто бы он ни был, не обнаружит девушку в ее убежище.
И вдруг она с испугом вспомнила, что сразу по приезде сняла шляпку – изысканную вещицу, отделанную венком из белых цветов, – и опрометчиво оставила ее на стуле в холле.
Страх буквально сковал Диону, и она, должно быть, неосторожно сжала шею Сириуса. Почувствовав неудобство, пес дернулся и негромко тявкнул.
Диона погрозила ему пальцем, призывая к молчанию, и в это время дверь кабинета открылась.
Скорчившись за креслом, девушка затаила дыхание.
И вдруг Сириус, издав радостный лай, вырвался из ее рук и кинулся на вошедшего, возбужденно прыгая от счастья.
– Диона!
Без сомнения, это был голос маркиза. Встав из-за кресла, Диона увидела и его самого – темный силуэт на фоне света, лившегося из-за двери.
Не помня себя от радости – она ведь уже не надеялась когда-либо увидеть маркиза, – девушка бросилась к нему.
Приняв ее в свои объятия, маркиз крепко прижал ее к сердцу, а затем наклонился и начал целовать так же, как прошлой ночью.
Это был поцелуй настойчивый и страстный, и Дионе в этот момент показалось, что никаких препятствий не существует. На свете важно только одно – она всем сердцем принадлежит маркизу.
Прошло довольно продолжительное время, прежде чем влюбленные нашли в себе силы оторваться друг от друга. Не выпуская Диону, маркиз спросил странно изменившимся голосом:
– Как вы могли сбежать, да еще так неожиданно? После всего, что я сказал вам той ночью…
Диона с трудом возвратилась с небес, куда увлек ее поцелуй маркиза, на грешную землю, и она, запинаясь, ответила:
– Но… но я могла бы повредить вам… если бы по-прежнему оставалась у вас в доме…
– Кто сказал вам эту чепуху? – резко осведомился маркиз.
– Леди Сибилла… И еще она сказала, что вы… собираетесь жениться на ней…
Вместо ответа маркиз увлек Диону в холл.
Последние лучи угасавшего солнца проникали в окно, и в этом свете лицо девушки казалось божественным. Оно раскраснелось от страстных поцелуев, но в глазах застыла тревога – ее сомнения еще не рассеялись.
Нежные губы Дионы были словно два лепестка розы, а бледное золото волос обрамляло милое личико светящимся ореолом.
Маркиз долго стоял и смотрел на девушку, словно видел ее впервые, и вдруг решительно сказал:
– Надевайте шляпу. Я жду вас в карете.
Диона стояла как завороженная и, похоже, даже не слышала, что он к ней обратился. Маркизу пришлось самому взять со стула шляпку и протянуть девушке.
Она по-прежнему не двигалась с места. Тогда маркиз ласковым движением надел шляпу на Диону и завязал ленты под подбородком.
Глаза девушки излучали такую любовь, что маркиз, не в силах устоять, снова поцеловал ее, а затем решительно взял за руку и вывел на улицу.
Его фаэтон был весь в пыли, а вот лошади, как ни странно, выглядели относительно свежими. На облучке сидел кучер, который обычно сопровождал маркиза в поездках и с которым Диона была уже знакома. Увидев девушку, он улыбнулся и приложил руку к шляпе.
Маркиз легко подхватил Диону на руки и усадил в фаэтон.
Взяв у кучера вожжи, он стегнул лошадей, и экипаж тронулся в путь.
Только когда фаэтон выехал через ворота на пыльную дорогу и повернул в сторону деревни, Диона, наконец, обрела дар речи.
– Куда вы меня везете? – слабым голосом поинтересовалась она.
– В церковь! – не моргнув глазом ответил маркиз.
Диона удивленно взглянула на него. Ей показалось, что она ослышалась.
– В церковь?
– Мы немедленно поженимся! Священник уже там и ждет нас.
Диона окаменела.
Лишь при виде маленькой церкви, сложенной из серого камня, где она каждое воскресенье молилась, когда жила в отчем доме, и где на кладбище покоились ее родители, девушка пришла в себя и робко спросила:
– Но… но как же… как вы можете жениться на мне?..
– Это совсем нетрудно, – с улыбкой ответил маркиз. – Мне следовало бы давно это сделать! Я не могу рисковать снова потерять вас!
Он остановил лошадей у церкви и, спрыгнув с фаэтона, помог Дионе сойти на землю. Все еще колеблясь, она снова спросила:
– Правильно ли вы поступаете, женясь на мне?
– У меня нет никаких сомнений на этот счет, – заверил ее маркиз. – Кроме того, мне кажется, что мы оба этого хотим.
При этом он взглянул в лицо Дионе. Их взгляды встретились, и девушка поняла, что важны не те слова, что были сейчас произнесены, а неведомая внутренняя связь, уже давно соединившая их с маркизом в одно целое.
Он с галантностью подал девушке руку и повел в церковь.
Уже на пороге Диона услышала мягкие торжественные звуки органа, а войдя в храм, увидела, что у алтаря их ждет викарий.
Это был уже не тот старичок, который когда-то учил маленькую Диону древним языкам и к которому ее покойные родители относились как к доброму другу, – его место занял человек более молодой.
Маркиз подвел свою невесту к алтарю, и через несколько секунд церемония началась.
* * *
Возвращаясь в Грантли-мэнор, Диона все еще не могла поверить, что только что вышла замуж.
В то же время, вспоминая, как четко отвечал на вопросы священника маркиз и как она сама давала требуемые ответы – правда, в отличие от своего жениха, робко и чуть испуганно, – девушка понимала, что ее сокровенные мечты только что стали явью.
Музыка, наполнявшая церковь, казалось, исходила не от органа, а из их сердец.
Диона чувствовала себя так, словно Господь Бог благословляет с небес их союз с маркизом, а ее покойные родители, любуясь дочерью, как будто говорят: «Именно этого мы и желали для тебя, наше возлюбленное чадо!»
– Я замужем! – все еще не веря этому, прошептала Диона и добавила еле слышно:
– И люблю своего мужа больше всех на свете…
Ей казалось, что ни у одной девушки в мире не было такой восхитительной свадьбы, пронизанной всепоглощающей любовью – не только той, что она сама испытывала к маркизу или он к ней, но и нежной любовью отца и матери.
Ну и, конечно, привязанностью Сириуса. Как же она могла забыть о своем верном бессловесном друге!
Он всю дорогу сопровождал фаэтон, а Диона даже не заметила этого, и лишь когда она и маркиз встали перед алтарем, девушка увидела, что Сириус стоит рядом с ней, словно выдает ее замуж – миссия, которая была бы возложена на отца Дионы, если бы он был жив.
Пес простоял, не шевелясь и не издавая ни единого звука в течение всей церемонии, и Диона вдруг почувствовала, что без этого преданного создания она бы ни за что не сумела пройти все те испытания, что выпали ей на долю.
Когда экипаж прибыл в Грантли-мэнор и маркиз снова помог Дионе сойти на землю, Сириус побежал впереди, словно указывая молодоженам путь в дом.
Маркиз и Диона пересекли холл. Открыв дверь гостиной, он ввел юную жену внутрь.
За то время, что молодые были в церкви, миссис Бриггс открыла окна, и теперь гостиная благоухала ароматом цветов, доносившимся из сада.
Закрыв двери, маркиз, не торопясь, ибо причин для спешки больше не было, развязал ленты на шляпке Дионы.
Она подняла на него глаза. Все произошло так быстро, что она не могла собраться с мыслями. Чувства переполняли ее. Маркиз обнял жену и привлек к себе.
Он не сразу поцеловал ее, как будто торжественность церковной церемонии, в которой они недавно участвовали, все еще довлела над ним.
Но вот наконец маркиз нежно и бережно коснулся губами сначала лба, затем глаз, а потом и губ Дионы.
В этом поцелуе не было страсти, а лишь безмолвный обет верности, от святости которого девушка чуть не заплакала.
Она прижалась к мужу и тут же почувствовала, как его поцелуй становится настойчивее и вместе с тем соблазнительнее. Казалось, своими поцелуями маркиз хочет обольстить Диону. У нее закружилась голова от счастья и восторга.
Наконец, маркиз оторвался от губ жены и поднял голову.
– Ты теперь моя, Диона, и ничто не сможет нас разлучить!
– Я люблю тебя… Люблю!
Эти слова она мысленно повторяла весь день, и теперь, при виде маркиза, они вырвались наружу. Больше всего на свете Дионе хотелось, чтобы маркиз понял, как сильно она его любит.
– Я люблю тебя! – снова повторила она. – Но мне кажется, что ты… не должен был на мне жениться…
– Но ведь женился, – возразил маркиз, – потому что я люблю тебя так, как никого никогда не любил. А еще потому, моя драгоценная, что между нами уже давно существует некая таинственная связь, и я уверен, что ты тоже ее чувствуешь.
Он снова поцеловал Диону и добавил:
– Мы не можем жить друг без друга!
– Как чудесно, что ты мне это говоришь! – не помня себя от счастья, выдохнула Диона. – Я уже давно чувствую то же самое, но мне казалось, что… только я…
Маркиз улыбнулся.
– Меня охватило то же чувство с первой минуты, как я тебя увидел, но я пытался бороться. Я напоминал себе, что не намерен ни на ком жениться.
– А как же леди Сибилла? Она сказала, что…
– Забудь о ней! – прервал жену маркиз. – В нашей с тобой жизни она ничего не значит. Наверное, с моей стороны было ошибкой привезти тебя в Лондон, но я сделал это для твоего же блага.
– Для моего блага?..
– Ну да. Ты так молода, так мало видела свет, что я счел себя обязанным дать тебе шанс познакомиться с другими мужчинами, может быть, ты встретила бы того, кто пришелся бы тебе по вкусу больше, чем я.
Диона даже вскрикнула, так поразила ее эта мысль.
– Да как тебе могло прийти в голову такое? Разве я могла полюбить кого-нибудь, кроме тебя?.. Нет, это невозможно!
– Да, я совершил ошибку и жестоко за нее поплатился, – признался маркиз. – Прошлой ночью, когда тебя похитили, я пережил, вероятно, самые страшные минуты в своей жизни… Нет, пожалуй, еще хуже я почувствовал себя сегодня, когда узнал, что из-за той чепухи, что наговорила тебе леди Сибилла, ты покинула мой дом!
– Но разве ты не предлагал ей выйти за тебя замуж?
– Я не просил об этом ни одну женщину, кроме тебя!
Диона рассмеялась.
– А ты и меня не просил! Вот почему, когда леди Сибилла сказала, что ты обещал жениться на ней, я подумала, что ты по-прежнему намерен… ну, снять для меня маленький домик, где я могла бы проводить с тобой время… но не в качестве жены…
Маркиз снова привлек ее к себе.
– Забудь об этом, родная! Я был глуп… Старался изо всех сил сохранить свою свободу и независимость, но в конце концов понял, что проиграл битву!
Поскольку Диона по-прежнему не сводила глаз с мужа, он поспешил добавить:
– Я полюбил тебя всем сердцем с первого взгляда, но, подобно большинству мужчин, боялся связать свою судьбу с женщиной, которая через несколько дней начала бы наводить на меня скуку.
Диона замерла.
– А вдруг я… все-таки буду наводить на тебя скуку?
– Теперь я знаю, что это невозможно, – возразил маркиз. – С тех пор как мы с тобой познакомились, у меня не было ни одной скучной минуты! Напротив – события развивались стремительно, как в театральной пьесе, и я думаю, что заслужил отдых, вернее, медовый месяц!
– Неужели у нас будет… медовый месяц?
– Завтра же мы отправляемся в Дувр! Там стоит моя яхта.
Глаза Дионы округлились.
– И куда мы поплывем?
– Куда ты пожелаешь, – весело ответил маркиз. – Мир велик, и в нем существует масса интересных мест, которые я хотел бы показать тебе и где мы сможем насладиться нашей любовью, прежде чем вернемся домой, к своей повседневной жизни.
– Это звучит восхитительно! Мне просто не верится, – восторженно произнесла Диона. – А ты уверен, что… тебе не будет скучно со мной?
– Неужели ты этого боишься?
– Честно говоря, да…
– Значит, ты забыла, что мы с тобой думаем и чувствуем одинаково, что нас связывают незримые нити? Это ведь они привели меня к тебе, когда тебя похитил сэр Хереворд.
– Да, конечно. Разве можно забыть эту ужасную ночь?
– И сегодня произошло то же самое, – продолжал маркиз. – Не знаю, ощущала ли ты эту связь, но с самой первой минуты, как только ты покинула Лондон, мне казалось, что между нами протянулась невидимая нить, которая в конце концов и помогла мне отыскать тебя.
Диона доверчиво склонила голову на плечо мужа.
– Я испугалась, что ты женишься на леди Сибилле, – чуть слышно прошептала она. – От этой мысли мне стало так грустно, что захотелось умереть…
– Мы больше никогда не расстанемся, моя дорогая!
Губы маркиза приникли к устам Дионы. Поцелуй длился так долго, что вскоре девушке показалось, что гостиная исчезла, остался лишь нежный аромат роз и волшебная музыка, которая звучала в ее сердце.
– Я люблю тебя! Я тебя люблю!.. – вновь и вновь повторяла Диона.
Она сама не знала, произнесла ли эти слова вслух или ее тайные мысли каким-то мистическим образом достигли ушей маркиза. Во всяком случае, он ее понял…


Много часов спустя, когда комнату освещало лишь мерцание далеких звезд да ровное сияние только что взошедшей луны, струившееся через окно, Диона прижалась к мужу и шепотом спросила:
– Ты спишь?
– Я слишком счастлив, чтобы спать, – улыбаясь, ответил он.
– Ты действительно чувствуешь себя счастливым? Не ощущаешь скуки… разочарования… пресыщенности?
Маркиз рассмеялся.
– Сомневаюсь, чтобы меня когда-нибудь в будущем посетили эти чувства. А как насчет тебя, дорогая? Я не испугал тебя? Не сделал больно?
Диона вздохнула.
– Я даже не представляла, что любовь может быть такой… чудесной!
Она поцеловала мужа и продолжала:
– Я так счастлива, что мы сейчас с тобой здесь, в этом доме… который, я знаю, наполнен нежной любовью. Ведь в этой самой комнате спали мои отец и мать, а они любили друг друга, как никто на свете!
– Не считая нас, – поправил жену маркиз. – Я убежден, моя красавица, что ни один мужчина не был так счастлив, как я. Обещаю любить тебя вечно и защищать от любого зла – физического и душевного!
Диона удовлетворенно пробормотала что-то и еще ближе придвинулась к нему.
– Я так люблю тебя, – сказала она, – что не в силах выразить это словами! Могу лишь еще раз повторить: я люблю тебя!
– А мне и не нужно других слов, – заверил ее маркиз. – И вообще, родная, к чему слова, если я и так чувствую твою любовь? Каждый раз, прикасаясь к тебе, я ощущаю, как твое тело отвечает на мое прикосновение, каждый раз, заглядывая в твои глаза, я читаю в них все твои чувства. Более того, я знаю, что они предназначены только мне!
– Ты как будто читаешь мои мысли! – восхитилась Диона. – Как это тебе удается?
– Я стараюсь, – серьезно ответил маркиз. – Когда я думаю о том, дорогая, как любили друг друга твои отец и мать и как они одаривали своей любовью всех окружающих, я чувствую, что мы с тобой просто обязаны следовать их примеру!
Диона вздохнула, и этот вздох, казалось, шел из самой глубины души.
– Я ни минуты не сомневалась в том, что папа и мама охраняют меня с небес! – сказала она. – Это они подсказали мне прийти к тебе в Ирчестер-парк, и хотя в первые минуты я чувствовала себя неуверенно, все же поняла, что ты – именно тот человек, с которым я хотела бы навеки связать свою жизнь!
Она задумалась о чем-то, а потом робко спросила:
– А ты уверен, что твоя женитьба не повредит тебе в глазах света? Ведь ты мог бы взять в жены… какую-нибудь более подходящую женщину…
Маркиз, понимая, что Диона имеет в виду леди Сибиллу, счел нужным объяснить:
– Известно ли тебе, моя дорогая, что не ты одна выбрала бегство как способ спасения в этой истории? Причина, по которой я очутился в Ирчестер-парке, – та же самая. Я сбежал из Лондона, пытаясь спастись от женщины, решившей во что бы то ни стало поймать меня в свои сети.
Казалось, воспоминания об этом обстоятельстве на мгновение омрачили сердце маркиза, но уже в следующую минуту он продолжал ровным тоном:
– Но я считаю, что сама судьба привела меня в нужное место в нужный момент – как раз тогда, когда ты решила обратиться ко мне за помощью!
– Ну конечно, судьба! – горячо согласилась Диона. – А вернее, Сириус. Не опрокинь он стакан с бренди сэра Хереворда и не разбуди тебя в ту ночь, когда дядя пытался выдать меня замуж за Саймона, неизвестно, где бы была я сейчас!
Маркиз обнял жену, словно оберегая от этих напастей, которые, к счастью, уже миновали, а она взволнованно продолжала:
– Все эти события кажутся такими невероятными, будто я прочла о них в романе, а не пережила сама!
– А что, это идея! Почему бы тебе не написать книгу? – со смехом подхватил маркиз. – Когда-нибудь, через много лет, мы прочтем ее нашим детям…
Он не мог видеть, как покраснела Диона при этих словах, но догадался, что его юная жена смутилась.
Спрятав лицо у мужа на груди, она еле слышно прошептала:
– Как ты думаешь… ты действительно сможешь подарить мне ребенка?..
Маркиз улыбнулся и ответил:
– Просто уверен! Особенно если ты сама этого хочешь.
– До сегодняшней ночи я не имела понятия о том, как… получаются дети, – с трудом преодолевая смущение, пролепетала Диона. – Это оказалось так чудесно, что я… хотела бы иметь не одного ребенка, а нескольких… Ты и дальше будешь любить меня?
– На этот вопрос ответить чрезвычайно легко, – с улыбкой отозвался маркиз. – Я буду любить тебя до тех пор, пока звезды не упадут на землю, а луна не перестанет по ночам сиять с небес!
Произнося эти восторженные слова, маркиз провел губами и руками по нежной коже Дионы.
И снова, уже в который раз, она почувствовала, как волна наслаждения разливается по телу.
Казалось, жар, зажженный в теле Дионы поцелуями маркиза, вот-вот сожжет ее, и она с радостью уступила любовному экстазу, который рождали в ней его ласки.
Сила страсти поднимала Диону все выше и выше, и в тот момент, когда их тела слились в одно целое, она поняла, что мечтала об этом всю жизнь…


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Венок любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Венок любви - Картленд Барбара



Никакой. Безвкусный, бесцветный, безстрасный и наивный в конец! 4/10
Венок любви - Картленд БарбараТимуровна
21.06.2012, 23.36





читать можно.но в целом однообразно.
Венок любви - Картленд Барбаранонна
12.12.2013, 19.31





Прекрасная история,где добро побеждает зло,а главные герои,преодолев все возможные препятствия,обретают друг друга.Happy end.
Венок любви - Картленд БарбараОльга М
14.06.2014, 15.37





Более наивной и глупой героини я не встречала. Рассказ для 12ти летних девочек. Скучно,однообразно.
Венок любви - Картленд БарбараНаталья
8.11.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100