Читать онлайн Венок любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Венок любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Венок любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Венок любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Венок любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Тед удивленно уставился на Диону и после минутного колебания сказал:
– По-моему, вы не правы, мисс Диона. Я слышал, что его светлость дома, и предлагаю вам поехать вместе со мной на ферму.
Диона покачала головой.
– Нет, Тед, я хочу первым делом пойти в замок. Мне почему-то кажется, что это будет самое правильное решение…
Девушка не могла объяснить, почему, но интуиция подсказывала ей, что только в замке и больше нигде она сможет получить требуемую помощь. Значит, туда ей и следует направиться, если она хочет спасти Сириуса.
Лошадка Теда неспешно двинулась дальше, а Диона сказала:
– Обещайте мне, Тед, что вы никому не скажете, где я. Вы же знаете – если дядя Хереворд узнает об этом, он заставит меня вернуться и убьет Сириуса!
– Ну конечно, мисс Диона, вы можете полностью доверять мне! – с готовностью откликнулся Тед.
Наступило долгое молчание. Казалось, возница что-то напряженно обдумывает. Наконец, он решительно произнес:
– Если вы, не дай Бог, попадете в беду и вам понадобится моя помощь, попросите фермера Берроуза – того, что живет на хозяйской ферме, – послать за мной. Он знает, где меня найти, и я сразу же приеду.
– Спасибо, Тед. Вы были очень, очень добры.
Тед натянул поводья, и повозка остановилась в начале узкой тропинки, которая, как догадалась Диона, вела на хозяйскую ферму.
Она спустилась с повозки в сопровождении Сириуса, а Тед подал ей узелок.
– Будьте осторожны, мисс Диона, – напутствовал ее возница, – и помните, как только я вам понадоблюсь, я тут же приеду, только позовите!
– Я так и сделаю, – пообещала девушка. – Еще раз благодарю вас, Тед!
Она направилась к дому, чувствуя, что добрый старик с тревогой наблюдает за ней.
Дойдя до моста из серого камня, перекинутого через широкий ручей, который впадал в озеро, Диона остановилась.
Ей пришло в голову, что будет по меньшей мере странно, если она явится к маркизу с узелком из шелковой шали.
По ту сторону моста девушка заметила густые кусты.
Она спрятала в них свой узелок, надеясь, что вряд ли кто-нибудь найдет его и украдет ее вещи до того, как она сможет вернуться за ними.
Затем Диона решительно зашагала вперед, а Сириус бежал рядом с хозяйкой. Девушка чувствовала, что вся дрожит от волнения.
Да, она была взволнована, но понимала, что другого выхода нет. Если она не решится обратиться к маркизу за помощью, ей придется вернуться к дяде и снова умолять его не трогать Сириуса.
Поскольку Диона заранее знала, что это бессмысленно, она твердо сказала себе, что готова на что угодно – даже пойти на поденную работу, – лишь бы не расставаться с любимой собакой.
«Я все объясню маркизу, – рассудила Диона. – Скажу, что согласна на любую работу, но предпочла бы, если это возможно, работать на псарне».
Собрав все свое мужество, девушка поднялась на крыльцо.
Стучать в дверь ей не пришлось, поскольку лакей, стоявший у входа, явно слышал ее шаги или, может быть, наблюдал в окно, как она шла к замку через лужайку. Как бы то ни было, как только Диона поднялась на верхнюю ступеньку, дверь мгновенно распахнулась.
– Я хотела бы видеть маркиза Ирчестера! – произнесла девушка тоном, которым, как она надеялась, сказала бы это ее мать.
Лакей ничего не ответил, а обратил безмолвный взор на дворецкого, стоявшего в глубине холла.
Величественный седовласый старик, выступивший навстречу Дионе, по ее мнению, более походил на епископа, чем на слугу.
– Вы желаете видеть его светлость, мисс? – осведомился дворецкий хорошо поставленным голосом.
– Да, мне необходимо срочно повидаться с ним.
Между ними последовало небольшое препирательство. Диона решительно отказывалась назвать свое имя, а дворецкий столь же решительно утверждал, что не будет беспокоить его светлость без достаточных к тому оснований.
Однако девушка не сдавалась, она чувствовала, что должна непременно повидаться с человеком, который один в целом свете мог бы помочь ей.
Наконец дворецкий, сраженный ее настойчивостью, оставил Диону в холле, а сам направился в хозяйские покои. Все три лакея, находившиеся неподалеку, с любопытством и восхищением поглядывали на незнакомую девушку и ее красавца-пса.
– Что за прелесть ваша собачка, мисс, – вежливо произнес один из них.
Диона понимала, что если бы лакеи приняли ее за настоящую леди – а так и произошло бы, вздумай она явиться в замок в сопровождении матери или пожилой компаньонки, – они ни за что не рискнули бы обратиться к ней вот так запросто.
– Его зовут Сириус, – сказала Диона. – Он попал ко мне еще щенком.
– Ох и смышленые они, эти собаки! – высказал свое мнение лакей. – Особенно на охоте…
– Да, я знаю, – улыбнулась Диона.
Заслышав шаги возвращающегося дворецкого, лакей мгновенно погрузился в молчание и вытянулся в струнку у дверей.
Диона с тревогой ждала, что скажет ей дворецкий.
– Пожалуйте сюда, мисс, – произнес он, и она поняла, что выиграла. Однако, тут же напомнила она себе, следуя за слугой по широкому коридору, не нужно забывать, что это только первый раунд.
Путь предстоял неблизкий, поскольку все апартаменты замка отличались большими размерами, и, ступая за дворецким, Диона горячо молилась, обращаясь к своему покойному отцу.
«Прошу тебя, папа, помоги мне! Ты сам никогда бы не поступил так жестоко и никому не позволил бы этого сделать… Ты никому бы не разрешил убить Сириуса, я знаю! Я должна его спасти во что бы то ни стало… Без него я просто умру!..»
Дионе показалось, что дворецкий распахнул двери с таким видом, как будто все еще сомневался, правильно ли он поступает, позволяя этой никому не известной девчонке проникнуть к его хозяину.
Наконец она услышала, как он торжественно возвестил:
– К вам молодая женщина, милорд!
Диона внезапно почувствовала, что у нее подгибаются колени. С трудом заставив себя сделать несколько шагов, она наконец очутилась в библиотеке.
В первый момент ее поразило обилие находившихся там книг. Сотни, даже тысячи томов самых разных размеров стояли в шкафах, поднимавшихся от пола до потолка.
И только потом девушка заметила, что, кроме книг, в библиотеке находились двое мужчин.
Один из них – тот, что помоложе, – стоял у окна и смотрел на Диону, как ей показалось, с довольно странным выражением лица.
Второй… Без сомнения, это был самый красивый мужчина из всех, кого довелось встречать Дионе за свою короткую жизнь.
Он был не только красив, но и весьма представителен, словом, выглядел так, как, по ее мнению, и должен был выглядеть маркиз Ирчестер.
Он сидел в непринужденной позе, откинувшись на высокую спинку кресла и скрестив ноги, и напоминал Дионе короля на троне. Ей даже вдруг захотелось опуститься перед ним на колени, как и подобает королевским подданным при виде своего монарха.
Однако этого она, разумеется, не сделала, а лишь присела в грациозном реверансе. Поскольку ни один из джентльменов не произнес ни слова, Диона медленно подошла к ним.
Она сама не осознавала, насколько была восхитительна в этот момент в своем лучшем летнем платье из узорчатого муслина, отделанном синими лентами.
Тулью ее шляпки из итальянской соломки обвивал прелестный венок диких цветов, а поскольку перчатки были слишком дороги и Диона не могла себе их позволить, на ней были митенки, не скрывавшие длинных тонких пальцев девушки.
Вместе с Сириусом она подошла к маркизу и, остановившись в нескольких футах от него, снова присела в изящном реверансе.
– Вы хотели меня видеть? – осведомился маркиз.
– Да, милорд.
– Вы сказали моему дворецкому, что дело очень срочное.
– Это действительно так, милорд.
– Я заинтригован. Как вас зовут?
Поколебавшись, девушка тихо промолвила:
– Меня зовут… Диона.
Маркиз удивленно поднял брови и спросил:
– Диона… а дальше?
– Видите ли, милорд, у меня есть причины не называть вам своего полного имени…
– Тогда расскажите, что привело вас сюда.
Диона не знала, с чего начать, и наконец, собравшись с духом, быстро проговорила:
– Не могли бы вы, ваша светлость, нанять меня… на работу на вашу псарню?
Произнеся эту фразу, Диона увидела, как удивленно вытянулось лицо маркиза. Тем временем другой джентльмен, который до сих пор неподвижно стоял у окна, подошел поближе и стал, не отрывая взгляда, рассматривать девушку, чем изрядно смутил ее.
– Вы сказали, что хотели бы работать на псарне? – переспросил маркиз.
– Да, милорд. Я понимаю, что это звучит странно… Но поверьте, я умею обращаться с собаками… да и с лошадьми тоже, кстати… А кроме того, мне очень нужна работа!
– Но ведь… – начал было маркиз.
Однако его перебил Родерик, воскликнув:
– А почему бы вам не пойти работать на ферму?
Диона взглянула на молодого человека и, подумав, ответила:
– Я готова к любой работе… если понадобится… Но только почему мне нельзя работать на псарне? Я могла бы делать то, что мужчинам трудно, потому что они… мужчины…
Диона произнесла это робко и запинаясь. Маркиз спросил:
– Что именно вы имеете в виду?
– Ну, женщина, к примеру, лучше может ухаживать за щенятами. Бывает, что у суки слишком много щенков, и тогда людям приходится помогать ей… А если надо было натереть больную лошадь мазью, у меня это получалось гораздо ловчее, чем у моего отца или его конюхов!
Как только эти слова слетели у Дионы с языка, она поняла, что, желая выставить себя в как можно более выгодном свете, невольно допустила ошибку.
И ошибка эта не ускользнула от внимания маркиза, который тут же поинтересовался:
– Так ваш отец держал лошадей?
– Да, милорд…
– И он больше не хочет, чтобы вы помогали ему в его собственных конюшнях?
– Мой отец умер, милорд…
Маркиз заметил, как дрогнул голос девушки, когда она произнесла эти слова. Диона до сих пор оплакивала отца и не могла говорить о нем равнодушно.
– И, как я полагаю, не оставил вам денег, – заключил маркиз.
Он сказал это сухим бесстрастным тоном, и Дионе ничего не оставалось делать, как забыть об эмоциях и перейти к делу.
– Это действительно так, милорд. Теперь мне придется самой зарабатывать себе на жизнь, и я предпочла бы начать как можно скорее!
Если бы девушка не была так напугана, она обратила бы внимание на то, как молниеносно отреагировал маркиз на ее сообщение.
– Значит, если я не найму вас, вам некуда деваться?
– К сожалению, да… – еле слышно пролепетала Диона.
В ту же секунду библиотеку потряс торжествующий возглас Родерика:
– Вот вам и чудо, дядя Ленокс! – воскликнул молодой человек. – Ура, я выиграл пари! Да вы только посмотрите на нее! Именно такую девушку я и искал…
Маркиз досадливо повел плечами, словно давая понять, что не одобряет такой поспешности племянника, но Родерик, не обращая внимания на дядю, подступил к Дионе и попросил:
– Не могли бы вы снять шляпку?
Девушка крайне удивилась.
– Я сейчас объясню, зачем это нужно, – поспешно произнес молодой человек, – а пока прошу вас, выполните мою просьбу!
Просьба и впрямь была довольно странной, но Диона решила, что в ней нет ничего дурного. Почему бы не сделать то, о чем просит ее этот молодой человек?
Ей пришло в голову, что вряд ли псарнице пристало носить ту одежду, которая сейчас была на ней, и Диона пожалела, что не захватила с собой более подходящего наряда.
Вместо этого девушка в последний момент положила в узелок костюм для верховой езды, хотя весил он изрядно и утяжелил собой ее сверток.
Она уже взялась за ленты, чтобы развязать их и снять шляпку, как вдруг маркиз спросил:
– Очевидно, вы неспроста взяли с собой собаку. Вы хотите, чтобы я ее купил?
– О нет, милорд, что вы! Как вы могли подумать… Да я и за миллион фунтов не расстанусь с Сириусом!.. Именно из-за него я и ищу работу. Вот почему я хотела бы работать на псарне, чтобы он всегда был со мной!
Маркиз щелкнул пальцами, и, к удивлению Дионы, Сириус, который всегда настороженно относился к незнакомцам, послушно подошел к нему.
– Отличный образчик далматинской породы, – тоном знатока изрек маркиз. – Я вполне вас понимаю, как можно расстаться с таким чудом!
– Он попал ко мне еще маленьким щенком, – объяснила Диона. – Я его так люблю! У меня нет никого в целом свете, кроме этого пса…
Она говорила с такой страстью, что маркиз удивленно вскинул брови.
Затем Диона сняла шляпку. При этом ее блестящие золотистые волосы рассыпались по плечам. Глядя на это зрелище, Родерик в восторге воскликнул:
– Она красавица! Как раз то, что я искал…
Диона с опаской посмотрела на молодого человека. Она нашла его несколько странноватым, а его речи – несуразными.
Однако теперь и маркиз, увидев Диону во всей красе, начал приходить к выводу, что, пожалуй, у Родерика есть все основания прийти в восторг.
Маркиз, слывший знатоком женщин, вынужден был признать, что его неожиданная посетительница и впрямь чудо как хороша.
Она была очень молода и совершенно не походила на розовощеких английских красавиц, которых, как догадывался маркиз, имел в виду его племянник, говоря о воображаемой поденщице, якобы способной помочь ему выиграть спор.
Главную прелесть точеному лицу Дионы придавали глаза – огромные и мерцающие, а волосы своим блестящим золотистым цветом напоминали небо на рассвете.
По мнению маркиза, эта девушка обладала классической красотой греческой богини.
Маленький прямой нос Дионы, ее изящно очерченные губы и длинная шея напомнили маркизу статуи древних мастеров, которые он много лет назад видел в Греции.
Позднее ему довелось видеть такие же в парижском музее, но они казались вырванными из привычного окружения и пересаженными на чужую почву.
Одна черта в облике Дионы поразила маркиза с первой минуты, как девушка переступила порог его библиотеки, – в ее огромных прекрасных глазах цвета утреннего тумана застыло выражение страха, которое ему ни разу не доводилось видеть ни у одной хорошенькой женщины.
Она стояла и молча ждала его решения, похожая на некую невинную девушку, напрасно обвиненную в бесстыдстве и взывающую к милосердию судей своим трогательным обликом.
Размышления маркиза прервал Родерик, с энтузиазмом воскликнув:
– Я нашел ее! Наконец-то мне удастся проучить сэра Мортимера и отобрать у него тысячу гиней!
– По-моему, ты слишком торопишься, Родерик, – охладил пыл племянника маркиз. – Первым делом надо уговорить Диону – будем называть ее так, – чтобы она согласилась помочь тебе в этом нелегком деле.
По ироничному тону, которым маркиз произнес эти слова, Диона мгновенно догадалась, что он не одобряет затеи молодого человека, и торопливо проговорила:
– Прошу вас, милорд! Все, что мне нужно, – это найти работу… Я хотела бы работать у вас на псарне!..
– Я подумаю над вашей просьбой, хотя, надо признаться, нахожу ее весьма необычной, – ответил маркиз. – Но вначале я предлагаю вам выслушать моего племянника. Позвольте вас познакомить – мистер Родерик Нейрн – мисс Диона!
Диона догадалась, что маркиз подшучивает над ней, и смутилась, однако присела в легком реверансе перед Родериком, который в свою очередь отвесил ей шутливый поклон.
Сириус подошел к хозяйке, и она погладила его по голове, словно прикосновение к любимому псу могло придать ей храбрости. В эту минуту Дионе хотелось только одного, как можно скорее сбежать отсюда и обратиться за помощью к кому-нибудь другому.
Однако ситуация складывалась так, что ей совершенно некуда было идти, а значит, ее собственная судьба и судьба Сириуса зависели только от ее храбрости.
Почувствовав прикосновение хозяйки, умный пес поднял голову и лизнул ей руку.
Диона подняла робкий взгляд на маркиза. В этот момент у нее возникло странное ощущение – будто этот человек каким-то сверхъестественным чутьем понимает, о чем она думает и что ее тревожит.
Очевидно, маркиз и в самом деле испытывал что-то в этом роде, потому что тон его изменился. Взглянув на Диону, он сказал:
– Может быть, вы присядете и послушаете моего племянника? Он объяснит вам, в чем дело. Поверьте, в его намерениях нет ничего дурного!
– Простите, если я и в самом деле показался вам грубым, – быстро произнес Родерик. – Просто буквально за минуту до того, как вы вошли в библиотеку, дядя пытался уверить меня, что я хочу достичь невозможного и помочь мне может только чудо…
Он смущенно улыбнулся и добавил:
– И тут появились вы, и я понял, что это и впрямь чудо!
Диона чувствовала, что от волнения у нее подкашиваются ноги. Подойдя к креслу, где сидел маркиз, она опустилась на соседнее. Оно тоже было с высокой спинкой и плетеным сиденьем.
Как только девушка грациозно опустилась в кресло, преданный Сириус мгновенно растянулся рядом на полу.
Держа шляпку на коленях, Диона подняла вопросительный взгляд на Родерика Нейрна, недоумевая, о чем собирается попросить ее этот молодой человек.
Вообще все в этой комнате с первой минуты, как девушка переступила ее порог, было весьма интригующим. Она, надо признаться, ожидала, что маркиз тут же подвергнет ее перекрестному допросу. Наверняка его крайне удивило, что она не захотела назвать свою фамилию.
Конечно, можно было придумать себе имя, но Диона ненавидела ложь. В ее представлении присвоить чужое имя было равносильно преступлению.
И все же у девушки были все основания скрывать свою настоящую фамилию. Она боялась, как бы дядя Хереворд не обнаружил, где она скрывается.
Родерик присел на ручку кресла и начал:
– Я полагаю, вам известно, мисс Диона, что лондонские джентльмены обожают заключать пари, особенно те, кто принадлежит к Уайтс-клаб.
– Да, конечно, – поспешно ответила Диона. – Мой отец…
Она уже готова была сказать, что ее отец состоял тоже членом этого клуба.
Нередко он заставлял их с матерью от души смеяться над тем, какие порой забавные пари заключают члены Уайтс-клаб. Наиболее скандальные были даже занесены в так называемую «Книгу споров».
Но заметив, что маркиз внимательно смотрит на нее, ожидая продолжения, девушка вовремя осеклась. Она понимала, что ей надо вести себя крайне осторожно, если она не хочет, чтобы ее инкогнито было раскрыто.
– Итак, мои друзья и я заключили пари с одним из членов клуба, – продолжал Родерик. – Суть его в том, что мы обязуемся найти девушку-англичанку – предпочтительно пейзанку, – которая превзойдет своей красотой и манерами некую иностранку, выставляемую этим человеком в качестве непревзойденного во всех отношениях образца.
Диона была озадачена.
– По-моему, – робко начала она, – это состязание было бы честным только в том случае, если бы девушки принадлежали к одному классу. Ведь, что ни говорите, а деревенские девушки, как правило, не слишком хорошо образованны!
Маркиз скривил губы в насмешливой улыбке. Его глаза лукаво сверкнули. Он ждал, что ответит на это племянник.
Он заметил, что, объясняя Дионе суть дела, Родерик тщательно выбирал слова и намеренно скрыл от девушки то обстоятельство, что «конкурсантки» на самом деле будут, мягко выражаясь, девицами легкого поведения, которые обычно более смышлены, чем любая деревенская простушка.
То, что Диона, сама того не подозревая, сразу отметила слабое место этого плана, позабавило маркиза, и он с нескрываемым интересом ожидал, как Родерик сможет выкрутиться из этого затруднительного, но любопытного положения.
Поколебавшись, молодой человек произнес:
– Ей вовсе не обязательно быть деревенской простушкой. Я выразился, вероятно, весьма прямолинейно. Однако девушка, на которую ставит наш противник, сэр Мортимер, по его словам, не только красива и умна, но может своими манерами сойти за леди.
Диона с минуту размышляла над тем, что услышала, а затем уверенно произнесла:
– Ни одна из известных мне работниц не способна победить в этом состязании!
– Именно поэтому я и решил обратиться к вам, – нетерпеливо перебил ее Родерик. – Вы ведь сказали, что могли бы работать на ферме, хотя я уверен, что дядя Ленокс с гораздо большим удовольствием взял бы вас ухаживать за собаками.
Он сделал паузу и с волнением воскликнул:
– Умоляю вас, помогите мне выиграть это пари! Состязание состоится через неделю…
– Что именно я должна делать? – спросила Диона.
Ее голос слегка дрогнул, уж очень необычная складывалась ситуация, и естественно, что девушка оробела.
Она интуитивно чувствовала – а внутреннее чутье редко подводило Диону, – что ее втягивают в какое-то весьма сомнительное дело, которое вряд ли одобрила бы ее мать, а уж отец бы просто запретил.
Он часто рассказывал дочери о светских щеголях-денди, окружавших принца-регента и проводивших время в основном за выпивкой и игрой в карты в клубе на Сент-Джеймс-стрит.
Диона помнила, что когда отец выбирался в Лондон, то непременно заглядывал в Уайтс-клаб, чтобы повидаться со своими старыми друзьями, и обязательно рассказывал дочери о новых членах клуба, часто очень забавных, даже эксцентричных джентльменах.
Гарри Грантли относился к денди свысока, презрительно именуя их «рабами своих тряпок». Даже Красавчик Браммел, по его мнению, придавал слишком большое значение своим нарядам.
– Просто в голове не укладывается, как можно вертеться перед зеркалом по два-три часа в день, выбирая, что надеть! – удивлялся отец Дионы. – Это такая бесполезная трата драгоценного времени… Да так можно всю жизнь растратить!
– А я слышала, папа, – сказала однажды Диона, это было вскоре после того, как Красавчик Браммел с позором покинул Англию, – что мистер Браммел – весьма умный человек.
– Он действительно неглуп, – согласился отец. – Благодаря своим способностям он стал законодателем моды и добился высокого общественного положения. Но, как видно, ему не хватило силы воли, чтобы удержаться от игры в карты, и он растратил до последнего пенни все, что имел. Ну разве это разумный поступок?
– Я абсолютно с тобой согласна, – вмешалась миссис Грантли. – И вообще, дорогой, ты не можешь отрицать, что эти клубы представляют собой огромный соблазн для молодых людей. Им часто хочется казаться старше и значительнее, чем они есть на самом деле, и пьют они в основном затем, чтобы набраться храбрости, и при этом спускают все деньги, которыми их снабдили родители!
Гарри Грантли рассмеялся.
– Ты дала весьма точное определение, дорогая, но мужчины есть мужчины. Они должны рано или поздно встать на ноги!
– Боюсь, что многие молодые люди становятся не на собственные ноги, а наступают на чужие, – со вздохом заметила миссис Грантли.
Неудивительно, что, вспоминая сейчас эти беседы с отцом и то, что он рассказывал ей о клубах вообще, Диона изрядно нервничала.
– Все, что от вас требуется, – продолжал тем временем настырный Родерик, – это позволить мне отвезти вас в Лондон и проводить не в клуб – туда женщинам вход воспрещен, – а в тот дом, где вы встретитесь с остальными претендентками. Уверяю вас, иностранка сэра Мортимера наверняка окажется и вполовину не такой хорошенькой, как вы!
– А как же судьи оценят… скажем, ум и способности тех, кто будет с ней состязаться? – задала следующий вопрос Диона.
И снова Родерику пришлось поломать голову над ответом, а маркиз тем временем наслаждался в душе тем, что происходило в комнате, однако стараясь не выдать своих чувств.
Вопрос был вполне резонный. Маркиз догадывался, что пройдоха сэр Мортимер вряд ли сам хорошо продумал эту сторону состязания.
– Ну, я думаю, – с расстановкой произнес Родерик после довольно продолжительной паузы, – что с девушками надо побеседовать, возможно, даже за обедом, а потом устроить танцы. Тогда судьи увидят, насколько хорошо каждая девушка умеет себя держать за столом и во время танцев.
Диона вздохнула.
Ее мать наверняка бы не одобрила уже саму идею участия в подобном состязании.
А уж узнай она о том, что ее дочь будет присутствовать на обеде в компании незнакомых мужчин и каких-то сомнительных особ, да еще явится без всякого сопровождения в дом, с хозяйкой которого она даже незнакома… Нет, такую экстравагантную выходку миссис Грантли ни в коем случае бы не позволила!
– Я… я не могу этого сделать, – торопливо проговорила Диона.
– Но почему? – удивленно спросил Родерик.
Только сейчас ему пришло в голову, что он опустил некое весьма существенное обстоятельство, и поспешно добавил:
– Да, забыл сказать, разумеется, вам заплачу.
Он запнулся, видимо, обдумывая сумму, и наконец решительно произнес:
– Я дам вам двадцать фунтов и подарю платье, такое потрясающее, что в нем вы наверняка сразите всех наповал!
Услышав эти слова, Диона резко выпрямилась.
– Нет! – негодующе воскликнула она. – Об этом не может быть и речи… Я не позволю мужчине дарить мне платье! И вообще я не желаю участвовать в этом… странном соревновании…
Только сейчас девушке пришло в голову, что затея слишком рискованная: ведь если она отправится в Лондон и встретится с членами Уайтс-клаб – а именно об этом просил ее мистер Нейрн, – она может столкнуться со знакомыми своего отца. Неизвестно, кто именно заключил пари с Родериком и его друзьями, вполне возможно, среди них есть те, кто знал Гарри Грантли.
Правда, это было маловероятно, насколько помнила Диона, светские знакомые ее отца, приезжая в деревню полюбоваться скачками, в большинстве своем были людьми не слишком молодыми, которые вряд ли станут дурачиться, заключая подобные глупые пари.
И все же нельзя было полностью исключить такую возможность. «Представляю, что подумали бы эти люди, – промелькнула у Дионы мысль, – если бы увидели меня в облике простолюдинки!»
Не успела она договорить, как Родерик прервал ее.
– Не говорите так! – взмолился он, глядя на Диону. – Вы просто обязаны мне помочь!
Однако поняв по выражению лица девушки, что уломать ее будет непросто, молодой человек обратился за поддержкой к маркизу.
– Умоляю вас, дядя Ленокс, – чуть не плача, проговорил он, – помогите мне убедить мисс Диону, что сам Бог послал мне ее! Она как нельзя лучше подходит для этой роли… О таком чуде я даже мечтать не мог!
– Я полагаю, – неспешно начал маркиз, – что не только Диона, но и любая порядочная девушка, которая провела всю жизнь в деревне, сочла бы подобное предложение несколько шокирующим и вряд ли бы на него согласилась.
– Шокирующим? – в изумлении переспросил Родерик.
Только сейчас до него дошло, что маркиз неспроста сделал акцент на слове «порядочная». Намек был весьма прозрачен.
Вскочив с места – а молодой человек так и сидел до сих пор на ручке кресла, – он склонился над Дионой и с мольбой в голосе проговорил:
– Послушайте, мисс Диона, мне и в самом деле отчаянно нужна ваша помощь. Не отказывайтесь, не обдумав хорошенько моего предложения! Это было бы крайне жестоко с вашей стороны…
Диона молчала, и после некоторой паузы молодой человек возобновил свою атаку:
– Вы сказали, что вам нужны деньги. Я заплачу вам пятьдесят фунтов, если вы согласитесь!
– Это слишком большая сумма! – запротестовала Диона. – Я… я не могу поехать в Лондон…
– Это вовсе не так страшно, как вы думаете, – убежденно произнес Родерик. – Обещаю, что я присмотрю за вами!
В тот момент, когда Диона говорила, что не может поехать в Лондон, маркиз внимательно посмотрел на нее. Он сразу догадался, что девушка имела в виду нечто совершенно отличное от того, что подумал его племянник.
Маркиз получал всегда большое удовольствие, когда ему удавалось разгадать какую-нибудь загадку или тайну, которые в первый момент ставили его в тупик.
Так было и в тот момент, когда он вернулся в Англию после войны. Узнав, в каком плачевном состоянии находятся его поместья, маркиз поклялся, что докопается до истины.
Он потратил массу времени и сил, чтобы понять, куда уплывают деньги и почему его слуги словно нарочно не выполняют того, что от них требуется. Причины крылись гораздо глубже, чем казалось на первый взгляд.
Вот и теперь маркиз понял, что его чрезвычайно интересует тайна Дионы.
Дело было не в исключительной красоте девушки. Очевидно, что она благородного происхождения, и желание стать работницей совершенно не вяжется с ее обликом и манерами. За этим явно крылась какая-то тайна!
Опасаясь, что настойчивые призывы Родерика в конце концов могут привести к прямо противоположному результату, маркиз счел нужным вмешаться.
– Мне пришла в голову одна идея, – сказал он. – Предлагаю вам обоим выслушать меня!
Диона с готовностью обернулась к маркизу. Родерик тоже взглянул на дядю. По выражению его лица чувствовалось, что он уже не ждет ничего хорошего.
– Я полагаю, хотя, возможно, и ошибаюсь, – с расстановкой начал маркиз, – что Диона проделала долгий путь и наверняка устала. Она уже сообщила нам, что ей больше некуда идти, поэтому я предлагаю ей свое гостеприимство. Возможно, после обеда или завтра утром наша очаровательная гостья снова подумает над твоим предложением, Родерик!
Диона уже собиралась прервать его светлость, чтобы еще раз повторить, что считает для себя неприемлемым сделать то, о чем просит ее мистер Нейрн, но маркиз не дал девушке вставить слово и настойчиво продолжал:
– Я намерен также обсудить со своим главным псарем возможность принять на работу женщину. Насколько я знаю, в моей псарне уже служат четыре человека, но это все мужчины, разумеется!
Очевидно, он сказал именно то, что ожидала услышать Диона, потому что она тут же издала восхищенный возглас, а ее глаза, в которых временами вспыхивал испуг, зажглись надеждой.
– Неужели ваша светлость… действительно это сделает? – прерывающимся голосом спросила девушка.
– Непременно, если вы согласитесь быть сегодня моей гостьей.
– А Сириус? – быстро спросила Диона.
– Мое приглашение, разумеется, распространяется и на него.
– Тогда я от всей души благодарю вас, ваша светлость, и с радостью принимаю ваше предложение!
Проговорив эти слова, Диона встала, как бы давая понять, что разговор окончен.
Пристально посмотрев на девушку, маркиз спросил:
– Я полагаю, у вас есть багаж?
По его ироничному тону чувствовалось, что сам он считает это крайне маловероятным.
Диона, вспыхнув от смущения, ответила:
– Я пустилась в путь налегке, милорд, и поэтому взяла с собой лишь небольшой узелок. Так, кое-какие мелочи.
– И где же он сейчас? – насмешливо поинтересовался маркиз.
– Я… я спрятала его в кустах… рядом с мостом… – еле слышно пролепетала Диона.
Только сейчас она поняла, что поступила довольно глупо.
Однако, похоже, маркиза это ничуть не смутило. Обернувшись к племяннику, он попросил:
– Позвони слуге, Родерик!
И, обращаясь к Дионе, добавил:
– Я надеюсь, что в качестве гостьи Ирчестер-парка вы доставите удовольствие моему племяннику и мне и не откажетесь пообедать с нами?
Маркиз явно полагал, что Диона откликнется на его просьбу с той же готовностью, с которой она согласилась остаться, но, к его изумлению, девушка вдруг, запинаясь, спросила:
– Вы считаете, что это будет… прилично?
– Прилично? – переспросил маркиз. – Что вы имеете в виду?
– Мне кажется, что псарницы… не должны обедать вместе со своими господами…
Маркиз улыбнулся.
– Ну, вы же не совсем обычная псарница, Диона! А кроме того, позвольте напомнить, что я еще не принял вас на службу. Так что, мне кажется, в этом не будет ничего дурного, если вы примете мое приглашение!
Диона некоторое время размышляла над словами маркиза, а потом серьезно сказала:
– Благодарю вас, милорд. Быть вашей гостьей – большая честь для меня.
– Я придерживаюсь лондонского распорядка, – продолжал маркиз, – и обедаю в восемь часов. Предлагаю встретиться в голубой гостиной за четверть часа до обеда, а до тех пор вы можете отдохнуть. Вам покажут, куда идти.
– Благодарю вас, милорд.
В это время дверь открылась, и на пороге появился Доусон.
– Вы звонили, милорд?
– Да, Доусон. Мисс Диона остается. Поместите ее в дельфинную комнату. Свои вещи она оставила в кустах возле моста.
Выражение лица Доусона нисколько не изменилось. Бесстрастно глядя на хозяина, он сказал:
– Я прикажу доставить их сюда, милорд.
– И попросите миссис Фильдинг поухаживать за мисс Дионой, – продолжал маркиз. – Она будет обедать со мной и мистером Родериком.
Доусон величественно наклонил голову, давая понять, что понял полученные инструкции. Диона присела в изящном реверансе.
– Благодарю вас, милорд, – с чувством произнесла она. – Благодарю от всей души!
Ее голос звучал искренне, а из глаз, к удовольствию маркиза, исчез страх.
Глядя вслед Дионе, удалявшейся из библиотеки вслед за Доусоном, маркиз поймал себя на том, что его чрезвычайно занимает тайна этой девушки. Почему она скрывает свое имя? От кого прячется? Зачем ищет работу? Неужели у нее нет родных, которые могли бы дать ей средства к существованию? Все эти загадки занимали воображение маркиза, и он уже не ощущал той скуки, которая снедала его утром.
Не успела за Дионой закрыться дверь, как Родерик вскочил с кресла, подбросил в воздух диванную подушку и воскликнул, не помня себя от радости:
– Я выиграл! Выиграл! Никто, – я повторяю, никто! – не сможет предъявить судьям такую хорошенькую девушку!
Затем, поймав подушку и кинув ее на прежнее место, молодой человек добавил:
– Спасибо, дядя Ленокс! Я всегда знал, что вы замечательный человек, а теперь готов тысячу раз выпить за ваше здоровье и везде буду утверждать, что на свете нет человека, равного вам по уму!
– Весьма польщен, – сухо отозвался маркиз.
– В какой-то момент, надо признаться, мне показалось, что она вот-вот улизнет, – пустился в откровенность Родерик, – но вы вовремя подсказали мне, что она – девушка порядочная. Сам я в жизни бы до этого не додумался!
– Разумеется, порядочная! – прервал маркиз излияния племянника. – Более того, я полагаю, что она даже не слыхала о существовании так называемых «веселых девиц», а даже если слыхала, то понятия не имеет, чем конкретно они занимаются.
Родерик, не веря своим ушам, уставился на дядю.
– Вы, наверное, шутите?
– Отнюдь. Тебе давно пора научиться, мой милый, распознавать людей не по внешности, а по сути!
– Но ведь она явилась сюда совершенно одна, потребовала встречи с вами и настаивала, чтобы вы наняли ее на свою псарню. Что же я, скажите на милость, должен был подумать после всего этого?
Маркиз пристально посмотрел на племянника и с расстановкой ответил:
– Полагаю, что ты сам должен ответить на этот вопрос. А пока я хотел бы предупредить тебя, Родерик, эта девушка наверняка сбежала от родных и ищет убежища. Если ты снова напугаешь ее, как давеча, когда начал разглагольствовать об этом сомнительном пари, она снова сбежит!
– Я не могу этого допустить! – сорвалось с уст молодого человека.
– Тогда следи за тем, что говоришь, а еще больше – за тем, что делаешь.
Родерик раздумывал с минуту над словами дяди, а потом заметил:
– Если она, как вы полагаете, и вправду порядочная девушка, то ей наверняка не понравится перспектива встречи с протеже сэра Мортимера. Ведь что бы он о ней ни говорил, она всего-навсего то, что французы называют «куртизанка»!
Не дожидаясь ответной реплики маркиза, молодой человек продолжал, словно рассуждая с самим собой:
– Хотя сам я не бывал в Париже, но много слышал о таких женщинах. Они стоят на ступеньку выше, чем обычные «веселые девицы», и только и ждут, чтобы нашелся какой-нибудь богатый мужчина, который осыплет их орхидеями и бриллиантами.
Спохватившись, он обернулся к маркизу:
– Впрочем, зачем я все это вам рассказываю? Вы ведь бывали в Париже и сами все знаете…
Маркиз, который выслушал племянника с лукавой усмешкой, сказал:
– Позволь тебе напомнить, что женщин, аналогичных французским куртизанкам, в Англии не существует. На это и рассчитывал Уотсон, когда вызывал на спор вас, неопытных и довольно глупых мальчишек. Вы сами не понимали, в какое дело ввязывались!
– Проклятие! – воскликнул Родерик. – Но ведь это форменное надувательство!
– Да, шутка не слишком хорошего вкуса, – вынужден был согласиться маркиз.
Родерик опустился на стул и раздраженно произнес:
– То есть вы хотите сказать, что ни у одного из нас нет ни единого шанса победить Уотсона?
– Напротив, я полагаю, что у вас есть все шансы, – невозмутимо возразил маркиз. – Собственно говоря, если Уотсон заранее не подкупит судей – а уж об этом я позабочусь! – Диона даст сто очков вперед любой французской куртизанке!
Раздражение Родерика как рукой сняло. Обернувшись, он с надеждой посмотрел на маркиза.
– Неужели правда, дядя Ленокс?
– Я редко говорю то, в чем сомневаюсь, – высокомерно изрек маркиз.
– Тогда я непременно должен уговорить ее, – воскликнул Родерик. – А еще лучше, если это сделаете вы, дядя!
– Ну уж уволь! Я не имею к этому делу никакого отношения, – запротестовал маркиз.
– Но вы просто обязаны мне помочь! Ведь не секрет, что ни одна из женщин не откажется выполнить любую вашу просьбу, даже бросится со скалы, если вы ее об этом попросите!
Услышав эти взволнованные слова, маркиз рассмеялся:
– Неужели у меня такая репутация?
– Ну разумеется! Знаете, что давеча сказал о вас Эдвард? «Непобедим на войне, непобедим и в постели»!
Взглянув на маркиза, Родерик заметил, как тот недовольно нахмурил брови, и поспешил загладить свою нетактичность:
– Я только передаю слова Эдварда, так что не сердитесь на меня, дядя Ленокс! Вы ведь понимаете, что мы непременно должны проучить этого задаваку сэра Мортимера, иначе он будет трубить о своей победе на весь Уайтс-клаб. Да что там, на весь Сент-Джеймский дворец!
– Этого нельзя допустить ни в коем случае! – согласился маркиз. – В то же время не следует полностью посвящать Диону в наши планы. Я не сомневаюсь, что она победит, но что если она откажется, даже не вступив в состязание?
И, не дожидаясь ответа племянника, маркиз покинул библиотеку.
Направляясь по коридору в холл, он слегка раздвинул губы в улыбке, которая обычно бывала не частой гостьей на его устах. По этому признаку каждый, кто хорошо знал маркиза, мог догадаться, что он весьма доволен собой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Венок любви - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Венок любви - Картленд Барбара



Никакой. Безвкусный, бесцветный, безстрасный и наивный в конец! 4/10
Венок любви - Картленд БарбараТимуровна
21.06.2012, 23.36





читать можно.но в целом однообразно.
Венок любви - Картленд Барбаранонна
12.12.2013, 19.31





Прекрасная история,где добро побеждает зло,а главные герои,преодолев все возможные препятствия,обретают друг друга.Happy end.
Венок любви - Картленд БарбараОльга М
14.06.2014, 15.37





Более наивной и глупой героини я не встречала. Рассказ для 12ти летних девочек. Скучно,однообразно.
Венок любви - Картленд БарбараНаталья
8.11.2015, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100