Читать онлайн В горах мое сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В горах мое сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В горах мое сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В горах мое сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

В горах мое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 7

Вода была очень холодна; Эрайна плыла бесконечно долго и почувствовала, что с трудом двигает ногами, с трудом подтягивает руки к груди.
Она погрузилась глубже в воду, которая начала заливать ей рот и нос.
— Я больше не могу! — выкрикнула она. — Я не могу… плыть дальше!
Она попыталась разглядеть, далеко ли еще до берега, но либо зрение ослабело, либо стало слишком темно. Она снова закрыла глаза с таким чувством, словно до берега оставались еще долгие мили — чересчур долгие для нее.
Но в ушах у нее ясно прозвучали слова, будто бы произнесенные голосом отца:
«Если ты погибнешь, маркиз должен будет жениться на леди Морэг и тоже погибнет!»
Постепенно эта мысль проникла в глубину ее сознания. Дело ведь не только в том, что леди Морэг непривлекательна для маркиза, дело в том, что она убийца. Убив однажды, она может убить и еще раз…
«Я должна спасти его… должна», — твердила себе Эрайна.
Снова голова ее погрузилась в воду, и вода сомкнулась над ней, не давая дышать.
К ногам, казалось, привязано по кирпичу, а руки так устали, что она не в силах была сделать взмах.
— Я люблю тебя! — кричала она маркизу. — Но больше не могу… тебе помочь!
Она решила, что тонет, но тут ее колени протащило по чему-то твердому, голова опустилась, и Эрайна, уткнувшись лицом в мокрый песок, лишилась сознания.
Очнулась она от чьего-то грубого голоса и от того, что ее куда-то тащили. Кто-то кричал, какой-то мужчина. Она не понимала слов, но мужчина все кричал и тащил ее вперед; в голове мелькнуло, может, это слуги леди Морэг снова пытаются убить ее.
Потом ее перевернули на спину, и она подумала, что умирает, что это конец.
Но ее снова понесли в непроницаемую тьму, теперь уже для того, чтобы вернуть к жизни: чья-то рука обняла ее за плечи и приподняла ей голову.
Едва почувствовав это прикосновение, она поняла, чья это рука, и сердце у нее сильно забилось.
— Эрайна! Эрайна!
Она услышала его зов, она любила его и потому прижалась лицом к его плечу. Он был здесь, он держал ее в объятиях, она в безопасности!
— Еще глоточек, м'леди, — настойчиво произнес чей-то голос.
— Нет… нет, — слабо отозвалась Эрайна. — Это ужасно!
— Оно вас согреет, м'леди. Вы застыли, как ледышка, совсем застыли, когда они принесли вас сюда.
Сейчас ей вовсе не было холодно: одна бутылка с горячей водой лежала в ногах, вторая — сбоку. Бутылки были каменные, но грели хорошо, тепло пронизывало все тело, так же, как жар от неразбавленного виски, которое кто-то вливал ей в рот. Виски обжигало горло и горячей волной заливало грудь.
Было трудно открыть глаза, но она справилась с этим и увидела перед собой резную деревянную спинку кровати и огонь, пылающий на колосниках большого камина.
Она поняла, где она, поняла, что жива, спасла маркиза и теперь уже не надо бороться.
Она очень, очень долго плыла, но сделала это.
Она снова закрыла глаза и тотчас услыхала голос экономки:
— Ее милость уснула, м'лорд, и с ней все хорошо. Господь спас ее.
— Думаю, она сама себя спасла, — негромко произнес маркиз.
Эрайна хотела сказать ему, что сделала это ради него, но сил не хватило, и она погрузилась в тепло и безопасность, в сон без сновидений.
Пробудившись, Эрайна поняла, что проспала долгое время: ночь миновала и наступил день.
Занавески были раздвинуты, и солнце светило в окна.
Эрайна шевельнулась, и тотчас возле нее появилась экономка, которая ухаживала за ней прошлым вечером.
— Вы проснулись, м'леди?
Она кивнула, еще не владея голосом.
— Чего вашей милости требуется, так это хорошенько поесть, — бодро заговорила домоправительница, — а уж отдохнули-то вы за ночь очень даже хорошо.
Эрайна снова пошевелилась, словно желая убедиться, что руки и ноги, онемевшие и какие-то чужие, все еще при ней.
Домоправительница поспешно вышла из комнаты, а Эрайна лежала и глядела на спинку кровати, на которой, само собой, разумеется, вырезан был герб Макдононов.
Она благодарила Бога, благодарила своего отца за спасение.
Потом с легкой дрожью подумала, что леди Морэг может предпринять еще одну попытку. Наверное, умнее будет уехать поскорей, чтобы не причинять беспокойства маркизу, не стать ему обузой.
Можно изображать, что они женаты, но она не останется здесь, где леди Морэг не прекратит преследовать ее, как дикого зверя, а герцог будет ненавидеть за то, что она англичанка.
« Если я уеду, то возможно… никогда больше его не увижу», — думала она.
И оттого, что она была еще очень слаба, и оттого, что любила его, слезы потекли у нее по щекам.
Позже, когда Эрайна поела, потом поспала, потом поела еще раз, она почувствовала себя настолько хорошо, что уже не хотела оставаться в постели.
Маркиз не приходил повидаться с ней, и она подозревала, что он ушел на рыбалку.
Но она хотела знать наверняка, и когда экономка пришла ее проведать, спросила:
— Где же маркиз?
— Он скоро вернется домой, м'леди. Пошел ловить рыбу с утра, пока вы еще спали, но я-то знаю, что его светлость придет повидать вас, как только явится домой.
Экономка ушла, и Эрайна поднялась с постели, чтобы причесаться перед туалетным столиком. Девушка взглянула на себя в зеркало.
Она ожидала увидеть осунувшееся и напряженное лицо: ведь вчерашнее происшествие вряд ли могло прибавить ей красоты.
Ничего подобного! Глаза ее казались большими и яркими, кожа — очень белой, волосы падали на плечи пышной волной, и она была бы неискренней, если бы отказала себе в привлекательности.
Подбодренная собственным отражением, она вернулась в постель на все еще нетвердых ногах, легла и стала ждать.
Немного погодя в дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, вошел маркиз.
При виде его глаза у Эрайны так и вспыхнули, она даже слегка задохнулась — впервые она увидела его в килте. И подумала, что со спорраном на поясе и в обычной твидовой куртке с кожаными пуговицами он все равно выглядит великолепно.
Он подошел к постели и взял ее руку в свои.
— Я мог бы и не спрашивать, чувствуете ли вы себя лучше, — произнес он своим глубоким голосом. — Ваш вид говорит сам за себя.
— Лучше… мне гораздо лучше. Совершенно ни к чему лениться и лежать в постели.
— Надо поберечь себя.
У Эрайны возникло странное ощущение, что губы их говорят одно, а глаза — совсем другое. Маркиз присел к ней на постель и спросил:
— Вы достаточно окрепли, чтобы рассказать мне, как это произошло?
Эрайна смутилась. Ей казалось неловким рассказывать, что та женщина решила убить ее, потому что хотела заполучить маркиза.
Тогда маркиз, чтобы облегчить ей задачу, заговорил сам:
— Я ни на минуту не поверил, что вы одна отправились на веслах в море.
— Их было… двое… двое мужчин, — решилась начать свой рассказ Эрайна. — Я вышла в парк. Искала… вас.
Маркиз смотрел ей в лицо и слушал молча, не перебивая.
Эрайна рассказала, что услышала в кустах, как ей почудилось, крик животного, что ее ударили по голове, она потеряла сознание и очнулась уже лежа на дне лодки.
— Сейчас у вас голова болит? — быстро спросил маркиз.
— У меня небольшой синяк, — ответила Эрайна, — потому что волосы смягчили удар. Я уложила их в пышную прическу, чтобы выглядеть элегантной для…
Она замолчала, сообразив, что едва не высказала нечто разоблачительное.
Ей нелегко было говорить вполне естественно, пока маркиз держал ее за руку.
Его прикосновение вызывало в ней странное и незнакомое до сих пор ощущение: словно бы солнечные лучи пробегали вверх по рукам и проникали в грудь.
Она понимала, что это любовь. Она всего лишь смотрит на него, а сердце бьется так неистово… Она боялась, как бы он не догадался об ее чувстве.
Трудно представить себе что-то более унизительное, чем если бы маркиз узнал, что она полюбила его, в то время как она — за спасение матери — всего лишь играет роль по его просьбе. Нет, она должна быть предельно осторожной.
Уже более поспешно она пересказала ему, о чем говорили мужчины в лодке, пока она лежала на дне.
Она пересказала то, что они болтали о «ее милости», и пальцы маркиза крепче стиснули ее руку.
Уже не запинаясь, рассказывала Эрайна, как они выбили затычку и уплыли, как лодка почти до краев наполнилась водой и начала тонуть, а сама она бросилась в воду и поплыла в сторону замка.
— Как вы могли плыть так долго? — спросил маркиз.
— Я постоянно плавала в озере вместе с папой, когда мы жили в деревне, — ответила Эрайна, — но никогда на такое большое расстояние… и в холодной воде.
— Это было очень, очень смело с вашей стороны! Я не знаю женщины такой умной и храброй, как вы.
— Я должна была… спасти вас, — вырвалось у Эрайны.
— Меня? — спросил маркиз. — Или себя?
— Дело вовсе не во мне, — ответила Эрайна. — Я понимала, что если я умру, ваш отец принудит вас… жениться на леди Морэг, а это сделает вас несчастным.
— И это огорчало вас? — ласково произнес маркиз.
Эрайна вдруг почувствовала, что больше всего на свете желает, чтобы он был счастлив. Она не в состоянии была подарить ему это, но, по крайней мере, могла помешать тому, чтобы он стал несчастным.
Девушка молчала, и спустя минуту маркиз сказал:
— Я хочу, Эрайна, чтобы вы мне ответили, почему это огорчило бы вас.
— Вы были так добры ко мне… и я считала долгом помочь вам.
— Вы уже помогли мне, а когда я поднял вас на берегу, и вы положили голову мне на плечо, я понял, что вы счастливы быть со мной.
Голос у него был низкий и глубокий, в нем звучала незнакомая до сих пор Эрайне молящая нота… Эрайна крепко сжала его руку.
— Я думала, что… умерла, но когда вы дотронулись до меня, я ожила снова.
Маркиз молчал; его молчание показалось Эрайне странным, и она взглянула на него.
Глаза их встретились, и девушка вздрогнула от необычного и неизведанного ощущения, охватившего ее с такой силой, что она почти задыхалась.
— Быть может, я ошибаюсь, — спустя несколько секунд заговорил маркиз, — но мне кажется, Эрайна, что вы любите меня.
Он смотрел ей прямо в глаза, и невозможно было не сказать ему правду.
— Да… я люблю вас, — прошептала Эрайна, — и хочу помочь вам, но я никогда не стану вам обузой, и как только вы велите мне уехать, я поступлю, как обещала, не причинив никаких хлопот.
— Этого не произойдет, по крайней мере, миллион лет, — тихо произнес маркиз, наклонился и прижал свои губы к ее губам.
На секунду она не поверила, что это произошло. Потом восторг охватил все ее существо, такой пылкий, такой всепокоряющий и сильный, как удар молнии.
Эрайне чудилось, что маркиз подарил ей солнечный свет и вознес ее высоко над зарослями вереска к самому небу.
Он обнял ее одной рукой и крепче прижал к себе, целуя, и после всего, что ей довелось перенести, она, словно попала в Божий рай, такой чудесный, что покинуть его значило бы умереть.
И она поняла: этого она хотела всегда.
То была любовь, какой ее мать любила отца, а он — ее, и ничто больше не имело значения, кроме любви, заполняющей весь мир, и небо, и море… ничего, кроме любви.
Маркиз поднял голову и сказал:
— Я люблю тебя!
— К-как вы можете? — пролепетала Эрайна. — Стольких прекрасных женщин вы могли бы любить…
— Эти «прекрасные женщины», как ты их называешь, — произнес он с улыбкой, — ушли далеко и забыты. Когда я увидел тебя на берегу и подумал, что ты мертва, я понял, что чувство мое к тебе было таким, какого я никогда не испытывал прежде.
— Вы… ты любишь меня? В самом деле, любишь?
— Мне понадобилось бы много времени, я уже говорил, что не меньше миллиона лет, чтобы рассказать тебе, как сильно я люблю тебя.
— Я не могу поверить! Ты такой замечательный, такой добрый, такой… необыкновенный. Я считала тебя ангелом Божьим, посланным спасти мою мать, а не мужчиной, который мог бы полюбить меня.
Маркиз улыбнулся.
— Но я мужчина, и я считаю тебя такой очаровательной, красивой, волнующей… Я не могу поверить своему счастью — ведь я, наконец, нашел то, что так долго искал.
Он притянул ее ближе к себе и сказал:
— Помнишь, ты рассказывала мне, что наше приключение похоже на странствия Одиссея и Ясона? Я, как и они, обрел желаемое.
— И это была любовь?
— Любовь! — твердо ответил маркиз. — Настоящая любовь, и она позволила тебе увидеть во мне рыцаря.
— Но… ты им был всегда!
— Тебе предстоит сделать меня им в будущем… вернее, сделать меня настоящим главой клана.
— Ты имеешь в виду…? — еле дыша, спросила Эрайна.
— Я имею в виду, что собираюсь остаться здесь, — маркиз не дал ей договорить. — И жить той жизнью, какая мне предназначена, руководя моим народом.
Прильнув губами к ее нежной щеке, он продолжал:
— Я думаю, ты понимаешь, что я не смогу осуществить это без твоей помощи.
— А ты уверен… вполне уверен, что хочешь меня?
— Как нельзя более уверен.
Эрайна, немного помолчав, проговорила:
— Мне нужно кое-что тебе сказать.
— Мне нужно сказать тебе очень многое, — перебил ее маркиз, — но мой отец хочет видеть тебя. Ты достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы спуститься к обеду? Ты можешь вернуться в постель сразу после этого.
— Я вполне хорошо себя чувствую, — сказала Эрайна. — И хочу быть с тобой.
Маркиз ответил поцелуем.
Она ощущала, как сильно и часто бьется его сердце — и это было самое волнующее ощущение, какое только можно себе вообразить.
Стук в дверь заставил маркиза отпрянуть от Эрайны; в комнату вошла экономка.
— Я рад, что вы пришли, миссис Макдонон, — сказал маркиз. — Ее милость собирается спуститься к обеду, но я обещаю, что мы не задержим ее надолго.
— Она не должна переутомляться, мастер
type="note" l:href="#FbAutId_15">15
Алистер.
Маркиз рассмеялся:
— Если она устанет, вы, разумеется, побраните меня, как делали, бывало, если я порву платье или утащу яблоки из вашей комнаты.
Не дожидаясь ответа экономки, он вышел через смежную дверь в гардеробную.
— Он всегда был ужасно озорным мальчишкой! — воскликнула домоправительница.
Помогая Эрайне одеться, она без передышки рассказывала ей о детских проказах маркиза, и Эрайна подумала, что хорошо бы ее сын был, как и отец, озорником, — ведь огромный замок — превосходное место для ребячьих забав.
Эрайна больше слушала миссис Макдонон, чем приглядывалась к себе во время одевания, и когда была уже полностью готова, заметила, что на ней очень красивое вечернее платье, в котором она выглядит, как невеста.
Этого платья она раньше не видела, потому что его доставили перед самым отъездом в Тилбери. А вдруг маркиз найдет, что она оделась слишком нарядно?
Но, войдя через смежную дверь в гардеробную, она по выражению его глаз и лица догадалась, что он любуется ею.
Он и сам выглядел прекрасно в вечернем костюме: на шее кружевное жабо, на красивом кафтане серебряные пуговицы, начищенные до такой степени, что сверкали, как драгоценные камни. Нет, ни один мужчина в мире не может быть так красив и неотразим!
Его спорран был так же искусно отделан, как спорран самого герцога, а дымчатый топаз на рукоятке шотландского skean dhu — короткого кинжала — блестел, как звезда.
Когда они вдвоем шли к центру замка, маркиз произнес:
— Хочу тебе сказать, как ты красива, и как я тебя люблю.
Эрайна взяла его за руку.
— Не могу найти слов, чтобы выразить, каким красавцем ты выглядишь в килте.
— Замечательно, что ты восхищаешься мною в той же мере, как я тобой, — при этих словах маркиз усмехнулся. — Иначе я бы стал тебя ревновать.
Эрайна засмеялась.
— Надеюсь, что будешь. Тогда ты поймешь мои чувства.
Их разговор прервался: к маркизу подошел слуга с несколькими письмами на серебряном подносе.
— Только что прибыла почта, милорд. Маркиз взял письма без особого внимания, но когда они вошли в еще пустую гостиную, он поспешно распечатал одно из них и начал читать.
Эрайна остановилась возле камина, размышляя о том, как красива эта комната и как она вместе с тем не похожа на гостиные на юге.
Очень высокий потолок, в окна, прорубленные в камне, вставлены ромбовидные стекла; стены увешаны портретами бывших вождей клана.
Часть мебели была французской, очевидно, сохранившейся со времен Марии Стюарт, королевы шотландской, которая ввела моду на все французское.
Маркиз поднял от письма глаза.
— У меня для тебя хорошие новости, любимая.
— Хорошие новости?
Маркиз снова взглянул на письмо, которое держал в руке.
— Когда я поручил своему секретарю отправить недостающие деньги врачу твоей мамы, я сказал ему, что хочу немедленно узнать о результатах операции, а если сведения окажутся плохими, их должны сообщить только мне.
— Но с мамой… все хорошо?
— Операция прошла с полным успехом, и твоя мама поправляется быстрее, чем мог надеяться врач.
С восклицанием радости и счастья Эрайна бросилась Алистеру на грудь.
— Это все благодаря тебе! Если бы ты не дал нам денег, мама умерла бы!
Голос ее прервался, и на глаза навернулись слезы, но то были слезы радости.
Маркиз тесно прижал ее к себе.
— Я так рад, я очень-очень рад, дорогая моя!
— Я уверена, что это папа послал нам тебя… и… и мама теперь поправится и, возможно, снова станет счастливой.
— Мы постараемся сделать ее счастливой, — пообещал маркиз.
Эрайна собиралась ему ответить, но в дверях послышались шаги, и в комнату вошел герцог.
Смущенная Эрайна отступила в сторону, но поняла, что герцог видел ее в объятиях сына.
Герцог присоединился к ним на ковре перед камином, и Эрайна сделала реверанс.
— Вам уже лучше? — обратился герцог к ней в более благожелательном тоне, чем до сих пор.
— Да, благодарю вас, ваша милость, гораздо лучше.
— Вы, оказывается, очень храбрая, — похвалил ее герцог и, не дожидаясь ответа, продолжал: — За дверью ждет человек, который обнаружил вас, когда вы доплыли до берега. Он уже стар, но зрение у него достаточно острое, и он разглядел вас, когда вы, потеряв сознание, упали на мелководье. Упали вы лицом вниз, и если бы он не спас вас, вытащив на сушу, вы могли бы захлебнуться.
Эрайна пробормотала нечто невнятное; рука маркиза коснулась ее руки.
— Я велел Малкольму Макдонону прийти сюда, чтобы вы могли поблагодарить его, — сказал герцог.
Он пошел к двери, Эрайна и маркиз последовали за ним.
На лестнице они увидели седобородого старца, одетого в цвета клана. Он стоял и нервно мял в руках свой берет.
Когда герцог приблизился к нему, старик почтительно коснулся лба рукой.
— Я пригласил маркизу повидаться с тобой, Малкольм, — медленно проговорил герцог. — И я объяснил ей, что это твои зоркие глаза, они ведь у тебя, как у следопыта, заметили ее у берега, и ты спас ей жизнь.
Старик проговорил что-то, и маркиз обратился к Эрайне:
— Он поймет по-английски, если вы станете говорить медленно, но сам он говорит только по-гэльски.
Эрайна протянула старику руку, и Малколм Макдонон сказал на гэльском языке:
— Я очень рад, что мог послужить вашей милости.
Эрайна поняла и, не задумываясь, ответила на его родном языке:
— Tapadh Leat Tha Ni Gle Thaiwgeal, — что означало: «Благодарю вас. Я очень признательна».
Только после того, как выговорила эти слова, она увидела восхищение на лице Малкольма и заметила, как удивились герцог и маркиз.
Последовало недолгое молчание, потом герцог вручил старику конверт, в котором, по предположению Эрайны, были деньги.
Малколм поблагодарил по-гэльски и стал спускаться с лестницы, а герцог очень пристально посмотрел на Эрайну.
— Вы говорите на гэльском языке? — спросил он.
— Немного.
— Кто научил вас?
Она слегка замялась, но сказала правду:
— Моя мать.
— Откуда ваша мать узнала гэльский язык?
— Она… она шотландка.
Эрайна говорила очень тихо и сильно смутилась. Маркиз, не в силах сдержать любопытство, поинтересовался:
— Почему ты мне не сказала? Она подняла на него глаза:
— Я боялась, что ты рассердишься.
— Рассержусь? Чего ради мне сердиться?
Эрайна молчала, и тогда он спросил так, словно заранее готов был к ответу:
— Кто твоя мать?
Эрайна вытянула руки, как будто хотела ухватиться за него, но тут же снова опустила их.
— Моя мама… — она на мгновение запнулась. — Мама… из Макнаинов.
Маркиз онемел, а герцог воскликнул:
— Из Макнаинов? Почему же мне не сказали? Почему вы это так тщательно скрывали?
Видимо, Эрайне легче было отвечать ему, а не маркизу:
— Мама убежала с моим отцом, а так как он был англичанин, то дедушка… он был главой клана Макнаинов… дедушка отрекся от нее.
Герцог уставился на нее так, словно ушам своим не верил, потом предложил:
— Вернемся в гостиную.
Герцог пошел впереди, Эрайна покорно последовала за ним, а маркиз взял ее за руку, и она поняла, что он не сердится, но поддерживает и любит ее.
Она высоко держала голову и в ясных, спокойных выражениях объяснила герцогу то, что он хотел знать.
— Мама очень страдала оттого, что отец отказался общаться с ней из-за ее брака с англичанином, но они с папой были очень счастливы, и больше ничто не имело для них значения.
— Так ваш дед — граф Наин? — спросил герцог.
— Да, ваша милость, но после того, как мама убежала из дома, она не пользовалась титулом.
— Граф был достойным вождем клана, — сказал герцог, — но нас он ненавидел почти так же сильно, как и англичан.
Маркиз расхохотался.
— Так относились к нам все Макнаины, насколько мне помнится, — сказал он. — А что вы собираетесь предпринять по отношению к леди Морэг?
Герцог крепко сжал губы.
— Она предстанет перед судом старейшин своего клана и будет приговорена к изгнанию.
— Вы полагаете, что этого добьетесь?
— Глава клана сделает это, когда я уведомлю его о происшедшем. Будут наказаны и те, кто действовал по указке леди Морэг.
Маркиз понял, что отец хочет еще что-то сказать, и молча ждал.
— Леди Морэг всего лишь сводная сестра нынешнего графа, — пояснил герцог, — и они никогда не питали расположения друг к другу. Как глава рода, граф стремится установить добрые отношения между нашими кланами, и эта проблема уже решена, Алистер, поскольку ты женат на женщине из Макнаинов. Я к тому же уверен, что граф примет в своем доме мать Эрайны, свою родную сестру, если она захочет вернуться.
— Вы, в самом деле, так считаете? — воскликнула Эрайна. — Мама будет просто счастлива, ведь после смерти папы она постоянно вспоминала и тосковала о своей семье.
— Мы поможем ей обрести эту семью, как только она достаточно поправится, чтобы вынести переезд, — спокойно произнес маркиз.
От радости Эрайна позабыла, что герцог еще здесь, и прижалась щекой к плечу Алистера. Со сдержанным смехом в голосе тот сказал:
— Вот видите, отец, после всех моих ошибок, после долгих лет, проведенных, как вы считали, по-пустому, я вернулся, совершив правильный поступок, и привез с собой ту жену, какую вы хотели сами выбрать для меня. Признайтесь, что уж этого вы никак не ожидали!
В словах не было необходимости… Герцог просто положил руку сыну на плечо, и жест его был весьма выразителен.
Обед был очень длинный, так как съехалось множество гостей, а волынщики, развлекавшие собравшихся музыкой, в конце трапезы исполнили две дополнительные мелодии, — как поняла Эрайна, в честь ее избавления от гибели. Тем не менее, она вовсе не устала.
Но все же ее отправили в постель немедленно после того, как обед кончился. Миссис Макдонон помогла ей раздеться и оставила у постели горящую свечу; в камине пылало большущее полено.
— Нынче с моря тянет холодный ветер, м'леди, — объявила экономка, выглянув в окно. — Будет просто чудо, если вы не схватите простуду после того, что с вами случилось.
Эрайна ничего не ответила, улеглась спиной на подушки и думала о том, как ей тепло и уютно… и кажется, что крохотные язычки пламени из камина бегают у нее внутри, согревая все тело.
Она лежала и ждала. Меньше чем через полчаса смежная дверь отворилась.
Маркиз вошел в комнату; на нем уже не было одеяния шотландских горцев, вместо него он надел длинный бархатный халат, которого Эрайна раньше не видела, и который очень ему шел.
Он подошел к постели; глаза его сияли необычным светом, который и смутил и возбудил девушку.
Она протянула к нему руки.
— Я была уверена, что ты придешь… пожелать мне доброй ночи.
Маркиз присел на кровать в той же позе, как и днем.
— Доброй ночи? — переспросил он. — Я считаю, любимая, что ты кое о чем забыла.
— О чем же я забыла? Разве что поблагодарить тебя еще и еще раз?
— Ты благодарила меня более чем достаточно.
— Тогда что же я все-таки забыла?
— Что мы с тобой женаты! Эрайна опустила глаза.
— Но ведь ты говорил, что это всего лишь… притворство.
— Я говорил это, когда вел себя как англичанин, и контракт наш был тоже английский. В Шотландии мы объявили себя мужем и женой в присутствии свидетелей, и теперь по законам этой страны мы с тобой состоим в браке.
Эрайна почувствовала, что каждое его слово возносит ее к небесам в радостном порыве.
— Сегодня я уже написал в Эдинбург с просьбой зарегистрировать наш брак, — добавил он.
— Ты уверен? Вполне уверен, что хочешь этого? — спросила Эрайна.
— Твердо уверен, — отвечал маркиз. — Это именно то, чего я хочу! Ты моя, Эрайна, моя жена отныне и навсегда, и я никогда не позволю тебе уехать!
Она подумала, что сейчас он обнимет ее, но он этого не сделал, а, помолчав минуту, сказал:
— Ты ведь понимаешь, как сильно я желаю тебя… не только телом, но разумом, сердцем и душой. Но ты перенесла чудовищное потрясение, и если хочешь, я просто пожелаю тебе спокойной ночи и уйду, а ты будешь отдыхать.
Эрайна понимала, что только идеалист и рыцарь, каким она его считала, может быть таким понимающим и самоотверженным.
У нее не было слов, чтобы сказать ему об этом, она только протянула руки и привлекла его к себе.
Много позже, когда дрова в камине превратились в золотые угли, а пламя угасло, маркиз заговорил:
— Мне хотелось бы найти слова и объяснить тебе, что для меня значит быть с тобой в моем доме, в моей стране, окруженным людьми, которые любят и уважают меня, и которым я стану служить до конца моих дней.
— Я понимаю тебя, — тихонько отозвалась Эрайна. — Чудесно думать о таких вещах.
Он теснее прижал ее к себе и подумал приэтом, что прикоснуться к ней значит для него прикоснуться к совершенству, которого он всегда искал в женщине.
— Как же мне так повезло, что я нашел тебя?
— Тебе, наверное, мои слова покажутся странными, но ведь это папа руководил мной, когда я была в таком отчаянии. Это он внушил мне мысль пойти к леди Беверли и каким-то таинственным путем устроил так, что ты подслушал мой разговор с ней.
Эрайна помолчала. Потом сказала:
— Только человек с врожденным инстинктом добра мог помочь мне так, как ты.
— Не только твой отец, но и твои молитвы, любимая, научили меня, как поступить.
Он произнес эти слова и подумал, как это необычно для него говорить вот так и верить.
Как бы то ни было, но с самого приезда сюда высокомерный цинизм, управлявший его мыслями и его разговорами с друзьями из клуба «Уайтс», а также его отношениями с женщинами, бесследно исчез.
И он подумал про себя, что в Шотландии можно быть только честным.
Эрайна предчувствовала, что красота замка и окружающей природы отвратят его разум от всего мелочного и ничтожного, но с ним произошло нечто более серьезное: он сам стал выше и значительнее, чем когда-либо в прошлом.
Только теперь он впервые начал понимать тягу отца к всемогуществу и его заботу не только о величии клана, но о величии всей Шотландии.
Он повернул голову и посмотрел на Эрайну. Подумал, как она красива при свете угасающего огня, какой у нее одухотворенный вид, и как она непохожа на любую другую женщину из тех, кого он знал до сих пор.
Ее глаза смотрели на него с обожанием, и он сказал себе, что никогда не обманет ее ожиданий, и дал обет жить в соответствии с ее идеалами.
В камине упало полено, и пламя вновь вспыхнуло на мгновение, осветив их лица; они взглянули друг на друга и инстинктивно придвинулись ближе.
— Я люблю тебя! — произнес он.
— Я не знала, что любовь может быть такой чудесной. Мы словно взлетели вместе к звездам в небеса, а там царит любовь.
Губы маркиза коснулись ее щеки, прежде чем он спросил:
— Ты почувствовала это благодаря мне?
— И это, и еще больше. Но как мне выразить в словах… восторг, который есть Бог… и в то же время это я сама?
— Моя драгоценная маленькая возлюбленная!
— Я сделала тебя… счастливым?
— Таким счастливым, что я не нахожу слов, чтобы выразить наши чувства. Это и нечто экстатическое, и вместе с тем глубоко человеческое, потому что я могу дотронуться до тебя и осознать, что ты моя не только как женщина, но и как частица моей собственной крови.
— Потому что я шотландка.
— Как и я, как наши дети и дети наших детей… Как я мог вообразить, что убегу от Шотландии и от всего, чем она является для тех, кто здесь рожден, в чьей крови живет инстинкт, подымающий человека к пониманию Бога?
— Именно так чувствую и я, — почти неслышно проговорила Эрайна.
— Мы чувствуем одно и то же, потому что мы едины, — сказал Алистер. — Мы одна суть, любимая.
Она обвила рукой его шею, чтобы еще приблизить к себе, и знала, что в них обоих горит не менее жаркое пламя, чем то, которое охватывает поленья в очаге.
Восторженный экстаз и невероятное напряжение, страдание такое же сильное, как радость.
— Я хочу тебя! — шепнул Алистер.
— Я люблю тебя! — ответила Эрайна. — О дорогой, пожалуйста, люби меня… сделай меня твоей… ведь ты сказал, что мы… одна суть.
Алистер припал губами к ее губам, и сердце его билось возле ее груди.
И он пронес ее над зарослями вереска к небу и когда сделал ее своей, они попали в собственный рай, где царила Божественная Любовь, а она и есть Вечность.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - В горах мое сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману В горах мое сердце - Картленд Барбара



Неплохо, необычно. Читается великолепно
В горах мое сердце - Картленд БарбараТатьяна
15.06.2012, 6.32





мне понравилось ! правда . хотелось бы продолжения. . но. . на все воля автора!!!!!
В горах мое сердце - Картленд Барбаравэл
28.07.2013, 8.39





чудесно и очень интересно!
В горах мое сердце - Картленд Барбарасофи
8.12.2013, 22.00





Как то пыталась читать эту книгу и не пошло,а сейчас все пазлы сложились как надо,РОМАН ПОШЕЛ НА УРА.
В горах мое сердце - Картленд БарбараОльга М
25.05.2014, 15.43





Не скажу, что чудесно и очень интересно, но прочесть один раз можно. Очень наивно. Есть у автора романы интереснее.
В горах мое сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
14.08.2014, 19.57





НЕПЛОХО.
В горах мое сердце - Картленд БарбараВАЛЕНТИНА
5.12.2014, 7.17





согласна с Журавлевой
В горах мое сердце - Картленд Барбараирина
8.01.2015, 7.55





Мне понравилось !
В горах мое сердце - Картленд БарбараСветлана
2.11.2015, 19.06





Очень наивно. Читаю, а вернее просматриваю, третье произведение этого автора и все пытаюсь понять где она такие странные имена для своих героинь откапывает? 3/10
В горах мое сердце - Картленд БарбараВирджиния
17.01.2016, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100