Читать онлайн В горах мое сердце, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В горах мое сердце - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В горах мое сердце - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В горах мое сердце - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

В горах мое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Он замечательный! Прекрасный! Именно таким и должен быть ваш замок!
Эрайна произнесла это с таким восторгом и увлечением, что маркиз ощутил примерно те же чувства.
Он находился в приподнятом настроении с первого же момента после прибытия в Абердин, где они должны были пересесть на яхту герцога.
Совершенно неожиданно для себя он был доволен морским путешествием.
Он ожидал, что ему предстоят три дня невероятной скуки. Вместо этого он радовался разговорам с Эрайной, которые нередко превращались в настоящие лекции.
Вместе с тем он обнаружил, что она не только задает ему очень умные вопросы, но порой готова и поспорить.
Он спросил, как это ей удалось стать такой проницательной, и Эрайна ответила:
— Папа и мама обычно читали вслух по вечерам, а потом мы с мамой начинали спорить с папой о том, прав или нет писатель в своих умозаключениях. Чаще всего в споре побеждал папа, но было ужасно интересно, и бывало, что у нас завязывалась самая настоящая перепалка.
Она рассмеялась и добавила:
— С вами я бы не посмела… спорить так отчаянно. Тем не менее, маркиз решил, что ему стоит потренировать мозги, а по прибытии в Абердин вынужден был признать, что поездка придала ему энергии и развлекла, а вовсе не вызвала подавленность.
Только человек, лишенный нормального восприятия, не был бы обрадован приветствием членов клана, великолепно выглядевших в своих килтах. Эти люди сопровождали маркиза и Эрайну на яхту герцога, пришвартованную у набережной.
Волынщик сыграл «Победу Макдононам», когда они поднялись на борт; судно двинулось из гавани к открытому морю, и собравшаяся на берегу толпа громкими криками провожала их в путь.
Если Эрайна пришла в радостное волнение, впервые увидев замок, то маркиз испытал чувство гордости, незнакомое ему до сих пор.
На всем побережье Шотландии не было другого такого величественного и красивого замка, как Килдонон.
Замок был расположен высоко над заливом, до самого моря простирался огромный парк; силуэт здания четко рисовался на фоне вересковых пустошей, тянущихся до самого горизонта.
Дело было не только в том, насколько красив сам замок с его башнями и шпилями: маркиз успел позабыть, что дневной свет в этой части Шотландии совершенно необычен, как нигде в мире. Он менялся, чуть ли не каждые несколько секунд в зависимости от движения облаков и солнца, и в самом центре этой картины замок сиял, как драгоценный камень.
Яхта плавно двигалась по спокойной воде, и пассажиры глядели на собравшихся на берегу членов клана, а когда судно приблизилось к далеко выступающей в залив длинной деревянной пристани, от звуков волынок загудел воздух.
Маркиз ни за что не признался бы в этом, но в этот миг ему захотелось, чтобы на нем была шотландская одежда, от которой он с таким пренебрежением отказался, уехав с матерью на юг.
Приветствия Макдононов, уважение, с каким они встречали его, вновь вызвали у маркиза прилив гордости.
Едва он и Эрайна двинулись через парк к замку, сопровождаемые двумя волынщиками впереди них и двумя позади, маркиз понял, что не просто вернулся домой, но принят как будущий глава клана.
В парке было множество цветов, в цвету стояли деревья, и струи фонтана в центре радужно сверкали в солнечных лучах.
Большой пролет каменных ступеней вел на огороженную балюстрадой террасу, потом все подошли к парадному входу в замок — огромной деревянной двери, обитой железом и сохранившейся со времен средневековья.
Здесь их тоже ждали члены клана, которые жили непосредственно в замке или поблизости; они приветствовали маркиза на английском и на гэльском языках.
Но выразительнее слов были улыбки и глаза, говорившие, что все эти люди рады видеть маркиза.
Широкая лестница привела их на первый этаж, где, как отлично знал маркиз, находилась приемная зала главы клана, — в ней теперь ждал маркиза его отец.
Маркиз скривил губы при мысли о том, что отец с самого его приезда подчеркивает новое к нему отношение и принимает, по существу, как блудного сына из евангельской притчи.
Мажордом провозгласил зычным голосом:
— Маркиз Килдонон, ваша милость!
Приемная главы клана производила сильное впечатление: стены увешаны щитами и старинными палашами вперемежку с огромными портретами прежних вождей; Эрайна даже не сразу обратила внимание на человека, который ждал их.
Герцог восседал в дальнем от них конце комнаты на высоком кресле, которое вполне сошло бы за трон.
Она вдруг занервничала и засмущалась, пока они с маркизом шли между двух рядов застывших, в неподвижности людей в килтах.
Она успела заметить, что присутствовавшие здесь, в зале, посматривали на нее с таким же любопытством, как и те, кто встречал их на яхте и на пристани.
Маркиз знакомил ее с некоторыми представителями клана, но никому из них не называл ее имя.
Сердце у Эрайны билось неспокойно, однако утешало, что выглядит она наилучшим образом.
Это Чампкинс посоветовал надеть платье темно-синее, как море, и шляпу, поля которой были оторочены кружевом, а тулья украшена маленькими розовыми розочками.
Маркиз посмотрел на нее с одобрением, когда она вышла из каюты перед прибытием в Абердин.
Заметил он не только нарядное платье, которое шло ей, но и то, что от нормального питания в течение трех дней пути с ее лица исчезло голодное выражение, а щеки заметно округлились.
Она шла теперь рядом с ним, и ей казалось, что расстояние, которое предстоит пройти до герцогского кресла, бесконечно.
Наконец они остановились перед старым человеком; плед его был заколот брошью с огромным дымчатым топазом, а большой спорран
type="note" l:href="#FbAutId_14">14
отделан блестящим серебром.
Несколько секунд никто не говорил ни слова. Потом герцог, взглянув на сына из-под нависших бровей, произнес глубоким, властным голосом:
— Добро пожаловать домой, Алистер. Рад тебя видеть.
Он протянул руку, и маркиз сжал ее в своей. Потом, вопреки собственному решению не делать ничего подобного, мягким движением опустился на одно колено.
Он знал, что отец в качестве главы клана вправе ждать от него подобного знака уважения, и, думая об этом по пути, клялся себе, что будь он проклят, если унизит себя. Но сейчас это показалось ему вполне естественным.
Все еще не выпуская руку отца из своей, он проговорил:
— Как вы себя чувствуете, сэр? Мы с вами долго не виделись.
— Слишком долго! — коротко ответил герцог. И тотчас его зоркие, как у орла, глаза обратились на Эрайну.
Она и без слов поняла, о чем он хочет спросить, и от страха у нее перехватило дыхание.
Маркиз, возвысив голос, так что все в зале его слышали, произнес:
— А теперь, отец, позвольте мне представить вам мою жену, которая сопровождала меня в моей поездке сюда.
— Твою жену?!
Герцог, без сомнения, был крайне удивлен, но прежде чем маркиз успел что-то объяснить, спросил резким тоном:
— Ты женат? Почему мне никто не сообщил об этом?
— Мы совершили наше бракосочетание без огласки, — ответил маркиз. — Причины я объясню вам позже.
Наступило молчание, словно герцог не находил что сказать.
Но тут от боковой стены комнаты отделилась фигура женщины, до сей минуты ничем о себе не заявлявшей. Теперь он подошла совсем близко.
Высоко держа голову, остановилась она возле кресла герцога и посмотрела маркизу в лицо. Женщина была высокая и красивая, но какой-то слишком мужественной красотой; у нее были чересчур резкие черты лица, волосы, каштановые с рыжеватым отливом, небрежно убраны под клетчатый берет, сбоку на котором была приколота брошь в виде герба Макнаинов, как определил, приглядевшись маркиз.
Герцог мог бы и не произносить скороговоркой совершенно иным тоном, чем прежде:
— Леди Морэг, вы еще не встречались с моим сыном Алистером.
— Нет, но я ждала этой встречи, — ясным голосом, без малейшей запинки сказала леди Морэг.
Она протянула руку, и маркиз слегка пожал ее, проговорив не без иронии:
— Это, безусловно, новость — увидеть в стенах Килдонона члена семьи Макнаинов!
— Мой брат и я решили, что настало время покончить со старыми распрями, из-за которых наши люди веками убивали друг друга.
— Я согласен с вами, — отвечал маркиз. — Позвольте вам представить мою жену.
Кивок, которым леди Морэг удостоила Эрайну, дал ей понять, что она здесь нежеланная гостья, чуть ли не самозванка; ясно было и недоброжелательное отношение герцога к англичанке.
Он никак не мог смириться с тем, что маркиз женится на женщине, которая не принадлежит к клану Макдононов и вряд ли способна осознать Великое предназначение шотландского народа.
Однако герцог понимал, что здесь не время и не место для взаимных обвинений, поэтому он медленно и с трудом встал с кресла.
— Здесь много наших родственников, желающих поздороваться с тобой, Алистер.
Маркиз кивнул в знак согласия, и герцог сделал несколько шагов рядом с сыном; к ним друг за другом начали подходить присутствующие, чтобы познакомиться и поздравить маркиза с возвращением домой.
Кто пожимал руку, кто ограничивался почтительным поклоном, но маркиз для каждого находил доброе слово и обнаружил, что многих помнит с детских лет.
Пока все это происходило, кто-то подвинул Эрайне кресло, и она села, хотя леди Морэг от такого же предложения отказалась с пренебрежительной миной.
Она осталась стоять неподалеку от Эрайны, прямая, с мрачным лицом, всем своим видом давая понять, что не имеет желания общаться.
Как только представления были закончены, герцог, по-видимому, собрался покинуть приемный зал, а маркиз обернулся и поманил к себе Эрайну.
Она быстро вскочила с кресла и присоединилась к нему, но тут же подошла и леди Морэг.
— Ну и каково вернуться в загон после столь долгого отсутствия? — спросила она.
— Я пока предпочитаю подождать с ответом, — уклонился маркиз.
Герцог шел впереди них, и леди Морэг, словно бы не замечая присутствия Эрайны, продолжала:
— Вам, вероятно, известно, что ваш отец хотел объединить наши кланы в дружбе и гармонии.
— Я понял, что вы дали согласие выйти за моего брата.
— Бедный Айен, — чуть менее жестким голосом произнесла леди Морэг. — Но мы, то есть вы и я, должны думать не только о себе, но и о нашем народе.
— Разумеется, — согласился маркиз, — и я буду ждать случая представить мою жену Макнаинам.
Его слова как бы стерли улыбку с губ леди Морэг, она мельком взглянула на Эрайну, и выражение глаз у нее было жестокое.
Потом, когда они дошли до двери, леди Морэг вместо того, чтобы последовать за герцогом, направляющимся в гостиную, стала спускаться по лестнице, и Эрайна физически ощущала ее ненависть и злобу, как будто она выразила ее в соответствующих словах.
Эрайна импульсивно произнесла так, чтобы ее услышал только маркиз:
— Я сочувствую ей…
— Я вам признателен.
Глаза их встретились, и Эрайна поняла, что хоть леди Морэг по-своему привлекательна, ей не сравниться с красавицами, которые, как поведал ей Чампкинс, преследовали маркиза своей любовью.
Она подумала о пуховке, найденной в ящичке у зеркала, и сказала себе: «Я уверена, что он любил только женственных женщин, а леди Морэг вовсе не женственна».
У нее не было возможности обменяться с маркизом еще хоть словом до того, как они вошли в гостиную, где присоединились к ближайшим родственникам герцога.
Среди них было несколько кузенов, а также родственниц женского пола, пожилых и не слишком пожилых; все они, как узнала Эрайна, жили поблизости.
Было и несколько подростков, которые с любопытством рассматривали маркиза; юноши явно любовались его элегантной модной одеждой, а девушки, очевидно, находили его неотразимо красивым.
Разговор шел какой-то напыщенный и скованный, потом герцог произнес несколько угрожающим тоном:
— Алистер, я хочу поговорить с тобой наедине. Пройди, пожалуйста, в библиотеку.
— Хорошо, отец, — ответил маркиз, — но сначала я провожу Эрайну в спальню, чтобы она могла отдохнуть перед обедом.
— Надеюсь, тебе известно, где ты спишь, — отрывисто бросил герцог.
— Безусловно.
Когда они шли по длинному коридору, Эрайна вздохнула с облегчением.
Последний час в гостиной, когда любопытствующие родственницы засыпали ее вопросами, ответы на которые требовали немалого хитроумия, стал для Эрайны испытанием, вымотавшим всю душу.
Но вот маркиз открыл дверь, и они вошли в большую нарядную комнату. Девушку поразила огромная, украшенная резьбой кровать со столбиками для балдахина и камин, в котором при желании можно было бы жечь целые бревна.
Эрайна с интересом огляделась.
Окна выходили в парк, за которым виднелось море; по большому ковру на полу разбросаны были маленькие коврики из меха дикого кота.
Комната была строгая по стилю и создавала впечатление величавости.
Маркиз затворил дверь и сказал:
— Я должен поздравить вас. Вы блестяще прошли через это мучительное испытание.
— Вы и в самом деле так считаете? — спросила Эрайна. — Я так боялась осрамить вас.
— Вы меня спасли!
— Я отлично понимаю, что вы не захотели бы жениться… на леди Морэг, — робко заговорила Эрайна. — В то же время я вижу, что ваш отец… ненавидит меня.
— И, тем не менее, он верит, что вы моя жена, а с этим он ничего не может поделать.
— Леди Морэг очень негодовала, — продолжала Эрайна. — Не приведет ли это к тому, что вражда между кланами усилится… и вам снова придется сражаться?
В голосе у нее было столько ужаса перед подобной перспективой, что маркиз расхохотался.
— Конечно же, нет, — сказал он. — Мы теперь гораздо более цивилизованны, чем в прошлом, и я убежден, что старейшины кланов со временем научатся уважать друг друга и станут вести себя как человеческие существа, а не как варвары.
— Быть может, было бы лучше… для всех… если бы вы женились на ней.
— Япредпочел бы умереть! — отрезал маркиз. — Или — что гораздо реальнее! — голодать.
Он говорил так твердо, что Эрайна взглянула на него: он был, несомненно, искренен.
— Мы должны быть очень… очень осторожны, чтобы не попасться, — проговорила она.
— Мы и будем, — ответил маркиз. — А теперь отдохните и готовьтесь к весьма торжественному обеду. Мой отец обедает по всей форме.
С этими словами он вышел из комнаты, и в нее поспешно, словно только и ждали его ухода, вошли две служанки — помочь Эрайне раздеться.


Маркиз возвращался взамок с реки по короткой дороге через заросли вереска, который еще и не начал цвести; маркиз находился прямо-таки в триумфальном настроении — ему было, чем похвастаться.
Он поймал ни много, ни мало целых четырех лососей, начав удить с самого утра, и был в восторге оттого, что не утратил сноровки, хотя с двенадцати лет не брал удочку в руки.
Двое слуг, нагруженные лососями, удочкой и острогой, с трудом поспевали за ним — маркиз спешил поскорее рассказать Эрайне, каким ловким он оказался.
«Завтра возьму ее с собой, — решил он, — и научу удить. Уверен, что ей это занятие понравится».
Просто удивительно, как легко Эрайна освоилась с жизнью в замке, причем так, что никто не мог к ней придраться, даже сам герцог; Шотландия ей явно пришлась по сердцу не меньше, чем ему.
Вышагивая по направлению к замку, он подумал, что хочешь, не хочешь, но он вынужден признать Килдонон своим домом.
Он этого никак не ожидал, наоборот, предчувствовал, что возненавидит каждый миг своего пребывания здесь, но вышло иначе: он словно начал жизнь с того часа, как оставил ее пятнадцать лет назад.
Стоило ему услышать утром игру волынщиков, вышагивающих мимо замка, как начинало казаться, что годы, проведенные на юге, меркнут в сознании, рассеиваются, будто туман на болотах.
Он снова стал шотландцем, живущим на родной земле, и сердце его начинало биться сильнее, а кровь в жилах бежала быстрее при мысли о древних традициях этой земли.
Волынки, вересковые пустоши, туман и люди его клана — со всем этим связана целая жизнь.
«Я ехал сюда с ненавистью к Шотландии, но я ее люблю!» — признался он себе прошедшей ночью.
Спал он на узкой кровати в гардеробной, примыкающей к спальне, которую занимала теперь Эрайна, и как это ни смешно, сожалел, что не может возлежать на огромной постели с четырьмя столбиками, поколение за поколением принадлежавшей старшему из сыновей главы клана.
Но самая большая перемена произошла с его отцом.
Едва только приехав, маркиз удивился тому, каким ссохшимся и маленьким стал отец по сравнению с тем, каким он его помнил.
Потом он понял: на самом деле это он, Алистер, вырос, стал взрослым человеком и больше не боится отца, как это было в детстве.
Герцог состарился и, хотя все еще оставался требовательным и властным, но держался он спокойно и приветливо… до тех пор, пока не задевали его авторитета.
Маркиз готовил себя к борьбе с отцом, но это оказалось вовсе не нужным.
— Я сильно разочарован, Алистер, — пожаловался герцог, — что ты женился на женщине с юга, а ведь я полагал, что ты займешь место брата и женишься на Морэг Макнаин.
— Фолкнер говорил мне об этом, — ответил маркиз, — но, поскольку я уже женат, это неосуществимо.
— Разумеется, — согласился герцог, — но жаль… очень жаль!
К удивлению маркиза, на том он и остановился и, хотя все присматривался к Эрайне с осторожностью, словно она не заслуживала полного доверия, но не был с нею груб, и она занимала в доме место, принадлежавшее ей по праву.
«Все обернулось куда лучше, чем я ожидал», — говорил себе маркиз.
Выводок молодых куропаток вспорхнул у него из-под самых ног, и маркиз вспомнил, что в августе начинается охота, а егеря пророчат полные ягдташи дичи.
Уезжая из Лондона, он считал, что ему ужасно будет не хватать скачек в Аскоте, друзей из клуба «Уайтс», почти еженощных балов.
Но все это отодвинулось куда-то далеко, словно он жил на другой планете.
Поднимаясь по утрам с постели, он думал не о тех, кто остался в Лондоне, а о тех, кого увидит сейчас, и о том, как бы поскорее выбраться к реке на рыбалку.
Он также строил планы, как и что следовало бы изменить, когда он будет у власти.
Заметил он и то, что, поскольку отец стареет, подчиненные ему люди, по-прежнему верные и преданные, мало-помалу разбалтываются; чтобы держаться на должном уровне, люди эти нуждаются в твердом руководстве.
— Здесь многое нужно сделать, Чампкинс, — сказал он своему слуге, одеваясь.
— Я это заметил, м'лорд, — отвечал тот. — Но ваша светлость во всем разберется, как всегда.
Маркиз улыбнулся.
А сегодня спозаранку, собираясь на реку, сказал Чампкинсу:
— Отыщи где-то тут в замке одежду моих братьев. Я ведь такого же роста, как лорд Колин. Найди мне его вечерний костюм, а завтра я мог бы отправиться на рыбалку в килте.
Он вышел из комнаты и не заметил ухмылку Чампкинса, но, наверное, не слишком бы удивился, услыхав, как тот бормочет себе под нос:
— Никуда им не деться от собственной крови. Она призовет их, в конце концов.
Эрайна в это утро работала в саду; она заметила, как удлинились тени, — значит, маркиз вот-вот вернется с рыбной ловли и захочет, чтобы она налила ему чаю.
Она поспешила подняться по каменным ступеням, и замок казался ей сейчас таким же прекрасным, как и в тот миг, когда она впервые увидела его.
Именно таким вот красивым во всех отношениях должен быть замок, и у Эрайны не хватало слов, чтобы описать его матери.
Она вошла в большой мраморный холл, отделанный темными дубовыми панелями и украшенный знаменами, захваченными Макдононами в сражениях. Поднялась по лестнице с надеждой, что нынче к чаю соберется немного народу, и она сможет пообщаться с маркизом.
Она уже привыкла, что замок всегда открыт для родственников и друзей, что они могут явиться сюда в любое время дня и ночи, и будут приняты с отменным гостеприимством.
Она вошла в маленькую гостиную, где был накрыт чай на большом круглом столе.
В комнате никого не было, но, как и ожидала Эрайна, стол ломился от яств: булочки, ячменные и пшеничные лепешки, песочное печенье, имбирная коврижка, овсяное печенье, мед в сотах и большой круг золотистого сливочного масла с выложенным на нем гербом Макдононов.
Эрайна уже начала привыкать к тому, что гербы и эмблемы здесь везде и всюду.
Позади себя она услышала шаги и, обернувшись, увидела маркиза.
Солнце и морской ветер покрыли загаром его лицо, и она подумала, что он теперь еще красивее, чем в Лондоне.
— А я вас искал, Эрайна, — заговорил он. — Как вам это покажется? Я поймал четырех лососей, один из них весит больше тринадцати фунтов!
Он произнес эти слова с восторженностью мальчугана.
— Замечательно! — воскликнула Эрайна. — Я рада за вас. Можно мне на них взглянуть?
— Их положат на мраморную доску в кладовой внизу, — ответил он. — Я покажу их вам после чая или завтрака.
— Вы, должно быть, проголодались.
Она привычно уселась возле серебряного подноса, на котором стояли металлический чайник с кипятком, чайник для заварки и посуда из серебра с гербом Макдононов.
Маркиз принялся намазывать лепешку маслом, сопровождая это рассказом о том, как ему удалось поймать рыб, как он упустил двух, как одна из них сорвалась, промучив его целые четверть часа.
Рассказ звучал живо, был полон бурных эмоций, а Эрайна слушала и думала, насколько это не похоже на скучающую, пресыщенную тональность его лондонских речей.
Никто больше не явился к чаю, и они с маркизом долго еще разговаривали, пока он сказал:
— Мне бы надо принять ванну. Кажется, кто-то собирался приехать к обеду, только не помню, кто именно.
— Приемы здесь каждый вечер, — заметила Эрайна.
— А почему бы и нет? — сказал маркиз. — Слуг множество, а стол хорош.
— Даже слишком хорош! — воскликнула Эрайна. — Боюсь, мои новые платья перестанут сходиться на талии из-за этого хорошего стола.
— Вот это мне приятно слышать, — заявил маркиз. — Должен заметить, что вы гораздо лучше выглядите и очень похорошели.
Эрайна не ожидала комплимента, она смутилась, покраснела и даже отвернулась.
— Очень похорошели! — повторил маркиз. На этот раз Эрайна посмотрела ему прямо в глаза, и оба они почему-то долго не могли отвести взгляда.
Маркиз пошел переодеваться к обеду, Эрайна отправилась к себе и слышала, как он в соседней комнате ходит и разговаривает с Чампкинсом; ей хотелось войти к нему и побыть еще немного вместе, пока не начнут съезжаться гости к обеду.
Она позвонила горничной и быстро переоделась в очень нарядное платье с вышивкой и кружевной отделкой.
Платье было более интересным, чем те, которые она носила обычно, и Эрайна надеялась, что маркизу оно понравится.
Пока она думала о нем, в гардеробной стало тихо. Значит, маркиз либо очень долго находится в ванне, либо уже переоделся и ушел в гостиную, где они встретятся перед обедом.
Ей очень хотелось увидеть его, и она быстро пошла по коридору, но, к своему разочарованию, в гостиной никого не обнаружила.
Потом она сообразила, что до обеда еще полчаса; маркиз, возможно, спустился на нижнюю террасу.
Она отправилась туда, но ее ждало новое разочарование: на каменной террасе никого не было.
Солнце спускалось к горизонту за вересковыми пустошами, оно сияло ослепительно, а море было синее-синее.
Вновь очарованная всей этой красотой, Эрайна медленно сошла в парк по каменным ступеням.
В парке лежали длинные тени, и розы благоухали сильней и сильней, своим ароматом наполняли воздух и усыпанные цветами кусты.
Эрайна уже собиралась направиться на лужайку, но вдруг ей показалось, что в кустах кто-то негромко поскуливает.
Она прислушалась: негромкий непонятный звук повторялся снова и снова. Может, какое-нибудь животное угодило в ловушку?
Было невыносимо думать, что кто-то страдает. Эрайна раздвинула ветки, чтобы посмотреть, что там, но в эту секунду ее ударили сзади по голове чем-то твердым.
Она успела негромко вскрикнуть от боли — и наступила тьма…
Эрайна медленно приходила в сознание; голова болела, было трудно дышать.
Потом она поняла, что на лицо ей наброшено что-то плотное, и что лежит она на спине.
И вдруг девушка услышала мужской голос:
— Надеюсь, ты синяк-то ей не поставил. Ее милость велела, чтобы никаких следов на ней не было.
— Я же говорил тебе, что дал ей по затылку, — отвечал второй мужской голос. — Какой еще синяк ты увидишь под волосами?
Эрайна сильно перепугалась.
Ясность мысли понемногу возвращалась к ней. Значит, эти двое свалили ее с ног сильным ударом… Разум подсказывал, что если она сейчас пошевелится, то может получить еще один удар.
Смутно, неопределенно, в самой глубине сознания возникло воспоминание. Отец рассказывал, как после сражения раненые солдаты прикидывались мертвыми, когда мародеры обыскивали их в поисках чего-нибудь ценного.
«Если раненый пытался защитить свое имущество, его приканчивали! — говорил отец. — Однажды мне удалось выжить только благодаря тому, что я притворялся мертвым несколько часов».
Мама тогда вскрикнула от ужаса, но Эрайна, припомнив этот рассказ, продолжала лежать неподвижно.
В то же время она изо всех сил старалась сообразить, что же с ней произошло. Мужчины упомянули «ее милость», стало быть, похищение затеяла леди Морэг.
Но если ее хотели похитить, то почему обошлись с ней так жестоко?
Голова все еще болела, но Эрайна отдавала себе отчет, что могло быть и хуже.
Ей хотелось предстать перед маркизом в наиболее привлекательном виде, и она уложила волосы в сложный шиньон, а горничная закрепила его шпильками и приладила сверху маленькую кружевную розетку, подходящую к платью.
Выглядело очень мило, но теперь Эрайна поняла, что если бы масса волос не смягчила удар палкой или чем там еще, она вряд ли опомнилась бы так скоро.
— Далеко мы ее отвезем? — спросил один из мужчин.
— Подальше, — ответил второй, — но не так чтобы чересчур. Пускай думают, что она сама поплыла на веслах по морю.
— Не нравится мне такое дело, — снова заговорил первый. — Подумать только, совсем молоденькая барышня. Слаба, чтобы грести.
— Ее милость управляется с веслами будь здоров, вот она и думает, что все женщины такие.
Мужчины захохотали с явной издевкой, словно не одобряли геркулесовы подвиги своей хозяйки.
— А она хорошенькая, — отсмеявшись, заметил один.
— Саксонка!
— Все равно женщина что надо! — последовал ответ.
— Это твое мнение, Джок, ты вечно бегаешь за юбками.
Судя по разговору, эти двое относились к более высокому разряду и были лучше образованы, чем самые простые и грубые клансмены.
Эрайна была уверена, что если леди Морэг поручила кому-то похитить ее и пустить в лодке в море, то выбрала для этой цели наиболее смышленых своих слуг.
Из услышанного разговора Эрайна поняла, что с ней намерены сделать.
Два брата маркиза утонули в море во время рыбной ловли, а теперь дело будет выглядеть так, что она тоже уплыла на веслах из бухты, а после у нее не хватило сил добраться до берега.
Видимо, похитители пустят ее в лодке на волю волн, другого решения Эрайна не представляла.
Греб только один из двоих; удары весел становились все более редкими, пока не прекратились вовсе.
— Думаешь, достаточно далеко?
— Считаю, что так. Ветер помаленьку подымается, все кончится в момент.
— Да погоди ты малость. Вдруг она очухается?
— Не очухается, — заявил другой. — А ежели так, я, пожалуй, стукну ее еще разок по голове.
— Синяк оставишь!
Эрайне почудилось, что тот, который собирался еще раз ударить ее, пожал плечами.
— К тому времени, как ее тело прибьет к берегу, никто не станет синяки отыскивать!
Едва не задохнувшись от ужаса, Эрайна внезапно догадалась, что именно они собираются сделать с ней. Она почти что видела, как леди Морэг строит свой план.
Она, Эрайна, отправилась в лодке на прогулку, ведь вечер был такой тихий и приятный! Лодка перевернулась или же из днища вылетела втулка, и Эрайна утонула.
С неистовым напряжением воли соображала она, сможет ли спастись вплавь после того, как окажется в воде.
Если, бросив ее, они вдруг убедятся, что она хорошо плавает, то вернутся и снова нанесут удар по голове. Потеря сознание, она конечно, утонет.
«Что мне делать? О, папа, спаси меня, как ты спас раньше!» — молча молила она.
Она считала, что отец непременно слышит ее и подобно тому, как послал маркиза спасти мать, теперь пошлет его, чтобы спасти ее, Эрайну.
Но у нее при этом было ужасное чувство, что маркиз не узнает о ее исчезновении до той самой минуты, когда надо будет идти в столовую, и даже тогда пройдет немало времени, пока кто-то догадается, что она уплыла на лодке в море.
Рассказывая маркизу о своей жизни в деревне, она говорила, как любит ездить верхом.
Но как-то не возникло повода рассказать, что в отличие от большинства девушек своего возраста, она умеет плавать, потому что рядом с их коттеджем находилось большое озеро. Она была еще совсем маленькой, когда они с отцом стали плавать вместе в этом озере, если вода была теплой.
И теперь она надеялась, что вечернее платье не помешает ей двигать ногами, а убийцы не увидят — это было самое важное! — как легко она держится на воде.
— Давай кончать с этим! — вдруг проговорил один.
— Ладно, ладно! — раздраженно отозвался второй. — Куда спешить-то?
— Я хочу домой, — возразил сообщник. — Обедать хочу, а ведь еще идти долго.
Из его дальнейших слов Эрайна поняла, что ему не надо возвращаться по берегу к замку, но, переправившись через бухту, высадиться на выступающем в море мысу, от которого, как она знала, начинались владения Макнаинов.
— Ты сначала сними с нее одеяло, — сказал тот, что сидел на веслах.
Эрайна вытянулась и застыла в полной неподвижности.
Одеяло, которое накрывало ее с головой и затрудняло дыхание, наконец, убрали, и она оказалась на виду у мужчин, видимо, пристально в нее всматривавшихся.
— Она еще без памяти, — сказал один. — Перебирайся в другую лодку, Джок, а я выкину весла за борт и вышибу втулку.
— Она такая милашка, — заметил Джок.
— Это не наше дело. Пускай рыбы на нее любуются.
Джок подтянул к борту вторую лодку.
Он забрался в нее, а человек с веслами швырнул их в воду; Эрайна почувствовала, как одно из них стукнуло о борт.
Гребец что-то нашаривал ощупью у нее в ногах.
Наконец он вытащил втулку, и вода тотчас начала просачиваться в лодку.
Джок помог гребцу перебраться к нему.
— Теперь давай домой, — заявил тот ворчливо, — да поживей! Я жрать хочу. Кончай с этим!
У Эрайны возникло ощущение, что он еще раз поглядел на нее, и только когда звук ударов о воду четырех весел начал удаляться, а потом не стало слышно уже ничего, кроме плеска волн, решилась она открыть глаза.
Вода подымалась быстро — лодка была уже наполовину полна, но Эрайна все еще не двигалась, чувствуя, как все тело пронизывают холод и сырость.
Вода подбиралась к самому лицу, и тогда она впервые подняла голову, потом осторожно села, словно в ванне с холодной водой.
Поискала глазами уплывшую лодку, но она виднелась теперь лишь как далекая точка, и сомнительно, чтобы те двое заметили Эрайну. Потом она взглянула в сторону замка, откуда ее привезли сюда.
С упавшим сердцем убедилась, что замок гораздо дальше, чем она предполагала, и к тому же ее уносило из бухты в открытое море.
И все же она знала, что доплыть до берега можно, если действовать решительно и если она не обессилеет и не умрет от холода.
«Наверное, я умру, — подумала она, — и это просто ужасно для мамы».
И маркиза огорчит, если она утонет, ведь тогда его станут принуждать жениться во имя интересов клана, к тому же совершенно ясно, что леди Морэг хочет его как мужчину.
«Она влюблена в него, потому что он очень красив, — размышляла Эрайна. — Но какая же она отвратительно злая… задумала убить меня… Нет, маркиз будет с ней несчастен».
И тут Эрайна, каким невероятным это ни казалось ей в совершенно немыслимых обстоятельствах, призналась самой себе, что любит маркиза.
Он спас ее мать, а теперь она должна спасти его.
И не только потому, что ей непереносима была мысль о его возможной женитьбе на неподходящей для него во всех отношениях леди Морэг, но и потому, что хотела быть с ним вместе, пока она ему нужна.
«Я люблю его! Люблю… его!» — твердила она себе.
Если она сейчас погибнет, то любовь ее не достигнет цели — она не поможет маркизу, как обещала.
Она снова посмотрела на берег — он был еще дальше от нее, чем минуту назад.
Она знала, что так кажется из-за наступления сумерек: солнце село, и неосвещенный замок как бы погрузился в туман.
«Помоги мне, папа, помоги!» — молила Эрайна.
Когда вода в лодке поднялась еще выше, Эрайна бросилась в море.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - В горах мое сердце - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману В горах мое сердце - Картленд Барбара



Неплохо, необычно. Читается великолепно
В горах мое сердце - Картленд БарбараТатьяна
15.06.2012, 6.32





мне понравилось ! правда . хотелось бы продолжения. . но. . на все воля автора!!!!!
В горах мое сердце - Картленд Барбаравэл
28.07.2013, 8.39





чудесно и очень интересно!
В горах мое сердце - Картленд Барбарасофи
8.12.2013, 22.00





Как то пыталась читать эту книгу и не пошло,а сейчас все пазлы сложились как надо,РОМАН ПОШЕЛ НА УРА.
В горах мое сердце - Картленд БарбараОльга М
25.05.2014, 15.43





Не скажу, что чудесно и очень интересно, но прочесть один раз можно. Очень наивно. Есть у автора романы интереснее.
В горах мое сердце - Картленд БарбараЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
14.08.2014, 19.57





НЕПЛОХО.
В горах мое сердце - Картленд БарбараВАЛЕНТИНА
5.12.2014, 7.17





согласна с Журавлевой
В горах мое сердце - Картленд Барбараирина
8.01.2015, 7.55





Мне понравилось !
В горах мое сердце - Картленд БарбараСветлана
2.11.2015, 19.06





Очень наивно. Читаю, а вернее просматриваю, третье произведение этого автора и все пытаюсь понять где она такие странные имена для своих героинь откапывает? 3/10
В горах мое сердце - Картленд БарбараВирджиния
17.01.2016, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100