Читать онлайн Укрощение леди Лоринды, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Укрощение леди Лоринды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Проснувшись, Лоринда долго лежала неподвижно, вспоминая, что случилось минувшим вечером.
Когда ее отнесли наверх, сознание частично вернулось к ней. Она знала, кто держал ее на руках, и, как ни странно, вместо отвращения от объятий мужа испытывала чувство покоя и защищенности.
Она еще не вполне ясно сознавала, что происходит, и тем не менее, когда он положил ее на кровать, первым побуждением было схватить его за рукав и умолять не покидать ее.
Но тут Лоринда вспомнила, сколько страданий ей пришлось претерпеть из-за мужа, и не стала открывать глаза.
Он яростно потянул за шнур звонка, и, как только появилась горничная, до нее донесся его голос:
— Позаботьтесь о вашей госпоже — она очень устала.
Он вышел из комнаты, и Лоринда прислушивалась к звуку его шагов, удалявшихся вниз по лестнице.
Ей казалось, что она вот-вот закричит. Лоринда пыталась убедить себя, что всему виной слабость, вызванная обмороком, и все ее дневные испытания.
Пока она восстанавливала в памяти происшедшее, в спальню вошла горничная и раздвинула портьеры.
— Ночь была ужасная, миледи, — заметила она, увидев, что Лоринда не спит. — Вы, наверное, слышали, какой поднялся шторм! Много деревьев в парке повалило ветром, и ходят слухи, что несколько судов пропали в море.
Лоринда села на кровати, несмотря на боль в спине. За окном можно было разглядеть серое, покрытое тучами небо и ветви деревьев, все еще гнувшиеся под порывами ветра.
— Я должна предупредить вас, миледи, — продолжала горничная, — хозяин отправился в деревню, чтобы осмотреть повреждения, и не вернется раньше ленча.
Со вздохом облегчения Лоринда снова откинулась на подушки.
Это означало, что она может отдохнуть. Несмотря на то что, переутомившись, она крепко проспала всю ночь, девушка по-прежнему ощущала крайнюю усталость.
Выпив одну-единственную чашку кофе, она снова погрузилась в сон и заставила себя подняться с постели лишь перед самым ленчем.
Через несколько минут после того как она спустилась вниз, возвратился Дурстан. Он вошел в гостиную, и ожидавшая его Лоринда бросила на мужа встревоженный взгляд. В первый раз они были наедине с тех пор, как он стегал ее хлыстом.
Она чувствовала себя слишком слабой, чтобы затевать очередную ссору, и, когда он шел к ней через всю комнату, глаза на ее личике казались огромными.
— Ущерб от урагана не столь велик, как я опасался, но все же достаточно ощутим, — сообщил он. — На одной ферме ветром снесло два амбара, а солома с крыш разлетелась в разные стороны.
Он подошел к подносу, чтобы налить себе немного шерри.
— Могу ли я предложить вам рюмку мадеры? — вежливо спросил он.
— Нет, благодарю вас, — ответила Лоринда.
— Самые большие бедствия причинил шторм на море, — продолжал он. — Во многих местах на берегу наблюдаются опасные обвалы, и контрабандистам придется найти другую гавань для разгрузки своих товаров.
Лоринда внезапно остановилась.
— Контрабандистам? — повторила она. Дурстан Хейл взглянул на нее с улыбкой на губах:
— Теперь уже ни одна лодка не сможет проникнуть в бухту Кеверн.
Она подняла на него глаза и вдруг словно застыла на месте как громом пораженная.
— Так это были вы! — воскликнула она. — Вы… там, в лесу!
— Мне было любопытно, когда вы об этом догадаетесь.
— Но почему? Почему вы тогда вмешались? Какое это имело отношение… к вам?
Дурстан подошел к ней и остановился на коврике у камина.
— Я понял, что вы собирались сделать, — сказал он спустя мгновение.
— Это вас совсем не касалось… ведь вы тогда даже не были со мной знакомы.
Какое-то время Дурстан молчал.
— Я знаю некоторых контрабандистов. По сути, они работают на усадьбу. Они храбрые парни, и у меня нет никакого желания вмешиваться в то, что стало традиционным развлечением для жителей Корнуолла, однако они грубы и порой жестоки.
— Они не причинили бы мне вреда, — гордо заявила Лоринда.
— Вы не можете быть в этом уверены. — Он говорил, растягивая слова, и не сводил глаз с ее лица.
— Я хотела только вложить свои деньги в их предприятие… и больше ничего.
Дурстан улыбнулся:
— Вы, наверное, редко смотрите на себя в зеркало. Девушка изумленно подняла на него глаза, но, прежде чем она успела что-либо ответить, дворецкий объявил, что ленч подан.
Лоринде было трудно поверить в то, что муж действительно в первый раз с момента их встречи удостоил ее комплиментом. Они слегка перекусили, беседуя во время еды преимущественно о буре и о разрушительных последствиях шторма для прибрежных скал.
Лоринда вспомнила, что гранитные в своей основе утесы корнуоллского побережья были покрыты сланцем, разлагавшимся на открытом воздухе. Этим обстоятельством объяснялся странный и непривычный облик древних скал, подобных которым не было во всей Британии, но вместе с тем оно же часто приводило к обвалам, чрезвычайно опасным для любого, кто рискнул бы подойти слишком близко к краю обрыва.
— Слава Богу, шторм уже прекратился! — произнес Дурстан, заканчивая трапезу. — Но море очень неспокойно, и, судя по обломкам, вынесенным на берег волнами, прошлой ночью разбилось немало судов.
— Надеюсь, ваши люди уже обыскивают берег, чтобы найти спасшихся после крушения? — спросила Лоринда.
— Они приступят к этому сразу же, как только море уляжется.
Они поднялись из-за стола, и Дурстан направился туда, где рядом с парадной дверью его ждал конь.
Брут последовал за ним, однако Цезарь остался с Лориндой. Пес с самого утра царапал дверь спальни, пока она его не впустила, и лег рядом с ней на кровать. Теперь она наклонилась, чтобы потрепать его по голове, и, когда он поднял на нее глаза, пообещала:
— Я возьму тебя с собой на прогулку.
При этих словах пес навострил уши, и Лоринда поспешила наверх, чтобы надеть короткий жакет поверх летнего платья и шляпу с лентами, которые завязывались под подбородком.
Ветер понемногу стихал, и буря перестала неистовствовать. Лоринда с Цезарем направились по тропе через сад, и она увидела, что штормом сдуло цветы с кустарников, а на лужайках, которые уже принялись расчищать садовники, валялись сломанные ветви деревьев.
Лоринда брела через заросли кустарников к лесу, пока не услышала шум волн, и сообразила, что от того места, куда она вышла, совсем недалеко до моря.
Вскарабкавшись на небольшой склон, она впервые увидела его. В лучах солнца море казалось то изумрудным, то лазурным, с белыми гребнями на волнах, поднимавшихся и опускавшихся до самого горизонта. Ветер раздувал юбку девушки, пытался сорвать с головы шляпу, и пришлось придерживать ее рукой. В то же время было довольно тепло, и свежий, бодрящий морской воздух пришелся ей по душе.
У нее все еще не выходило из ума неожиданное открытие: оказывается, именно Дурстан остановил ее в лесу тогда на рассвете, помешав связаться с контрабандистами. Она сожалела, что не спросила его, как сам он там оказался, а также каким образом ему удалось узнать ее, несмотря на то что на ней был костюм подростка, и почему, едва взглянув на нее, он не дал ей возможности поговорить с контрабандистами.
Последний вопрос был самым существенным. Неужели, невзирая на равнодушие и презрение, которые она всегда замечала на его лице, он в глубине души хотя бы немного восхищался ею?
Лоринде с трудом в это верилось. Ни один мужчина, находивший ее привлекательной, не стал бы вести себя так, как это делал ее муж, и тем не менее он наконец удостоил ее комплиментом, хотя и несколько странным.
«Он так непредсказуем… что порой его бывает трудно понять», — вздохнула она.
Лоринда шла вперед, пока не поняла, что вплотную приблизилась к краю утеса и дальше заходить не следует.
Дурстан прав — эти скалы представляют собой угрозу, особенно после шторма. Девушка вспомнила, что, когда она еще была ребенком, ей запрещали подходить слишком близко к отвесным скалам из гранита, расположенным рядом с Прайори.
Однако море само по себе очаровывало. Она любовалась им, думая о том, что ни один живописец на свете не мог бы передать на холсте всю красоту этих волн.
Внезапно ее слуха достиг пронзительный лай, и она осмотрелась по сторонам в поисках Цезаря. Лай раздался снова, и Лоринда в ужасе поняла, что он доносится со стороны утесов.
Она сделала еще несколько шагов вперед и тут же догадалась, что произошло.
Цезарь, кружа вокруг нее и тыча носом в землю, по неосторожности подошел слишком близко к краю утеса. Пласт земли подался под его тяжестью, и Цезарь скатился на уступ несколькими футами ниже.
Опустившись на колени, Лоринда подползла по неровной земле к тому месту, откуда можно было отчетливо разглядеть его.
Там, где находился пес, ему ничто не угрожало, но дальше за уступом, куда он свалился, шел крутой обрыв почти до самого моря.
Осторожно, дюйм за дюймом, она продвигалась вперед, пока не смогла дотянуться рукой до края утеса, но Цезарь оказался ниже ростом, чем она предполагала, и потому девушке не удалось дотронуться до него.
— Сидеть! — скомандовала она. Пес послушно сел, глядя на нее доверчивыми глазами, между тем как она лихорадочно обдумывала, как спасти его.
Девушка не могла ни спуститься вниз, туда, где сидел пес, ни ухватиться за его ошейник и вытянуть его наружу, как поступил бы на ее месте мужчина. Лоринда быстро пришла к решению. — Сидеть, Цезарь! — снова приказала она. — Вот хороший пес! Стеречь!
Она знала, что Цезарь понял ее, — не раз слышала, как Дурстан отдавал ему те же самые команды, и он оставался на месте, сидя неподвижно до тех пор, пока не получал другой приказ.
Мысленно молясь про себя, чтобы он сделал все так, как ему сказали, Лоринда осторожно отползла от края обрыва и, когда ей показалось, что почва под ней достаточно тверда, поднялась на ноги.
Чтобы найти помощника, ей потребуется время, а Цезарь мог устать следовать приказам, когда ее самой не будет рядом.
По-видимому, до замка отсюда довольно далеко, однако она бросилась бежать обратно той же тропинкой, по которой они пришли. Едва она достигла леса, как заметила внизу фигуру всадника, показавшуюся ей знакомой.
Лоринда закричала, но ветер уносил ее голос, и она была уверена, что ее не могли расслышать. Затем она сняла шляпу и отчаянно замахала ею, одновременно наблюдая за всадником внизу, ехавшим на огромном вороном коне, в котором она узнала Акбара.
Она звала его и размахивала руками, не зная, сколько прошло времени, прежде чем ей удалось привлечь к себе внимание. Она заметила, что Дурстан повернул голову, и с облегчением увидела, что он галопом поскакал в ее сторону.
Прежде чем он успел спросить, в чем дело, Лоринда произнесла быстро и запинаясь:
— Цезарь! Он упал… с края утеса, и я не могу… добраться до него. Умоляю вас, Дурстан… скорее, идите и спасите его!
— Разумеется!
Сказав это, он наклонился к ней, она протянула руки, и он усадил ее на седло перед собой.
Дурстан крепко прижал ее к себе левой рукой, правой направляя Акбара.
— Каким путем вы пришли сюда? — спросил он. Она указала ему на тропинку — чуть пошире, чем те, по которым гнали овец, — и Дурстан направился в ту сторону.
— Не знаю, как это случилось, — вконец расстроилась Лоринда. — Я стояла, любовалась волнами, а Цезарь, наверное, бегал вокруг, повсюду совал свой нос и подбежал слишком близко к краю…
Она была так встревожена и так взволнована, что едва ли обращала внимание на то, что муж крепко прижимает ее к себе, и, так как она сняла шляпу, ее мягкие локоны беспорядочно развевались на ветру, обрамляя бледные щеки.
— Я приказала ему сторожить, — продолжала Лоринда с беспокойством. — Я уверена, он будет в безопасности, если не сдвинется с места. Вы думаете, он меня послушается?
— Обязательно! — ответил Дурстан мягко. Они уже добрались до верхней части склона, и он резко остановил Акбара.
— Он там… вон за тем утесом! — Лоринда указала рукой.
Дурстан быстро спешился и опустил ее на землю. Затем привязал Акбара к пню, оставшемуся от погибшего во время прошлого урагана дерева.
— Оставайтесь здесь! — велел он Лоринде и, положив шляпу на землю, направился к краю утеса. Приблизившись к нему, как это сделала раньше Лоринда, он опустился сначала на колени, а потом лег ничком на влажную землю.
Она услышала, как он заговорил с Цезарем, и испытала радость от того, что пес не двинулся с места.
Положив руку на шею Акбара, она наблюдала за тем, как Дурстан продвинулся еще дальше вперед и медленно, но очень ловко перебрался через край утеса.
— Осторожнее! Осторожнее! — закричала она изо всех сил. Однако он не обратил внимания и исчез, так что виднелась только его макушка.
Лоринда боялась дышать в ожидании, и мгновение спустя увидела Цезаря, подброшенного невидимой рукой вверх и перебравшегося через край утеса.
— Цезарь! — воскликнула она.
Пес бросился к ней. Лоринда обняла его и прижала к себе, не в силах выразить словами свое ликование. Но потом она снова обратила встревоженный взгляд на утесы, ожидая появления Дурстана.
Она увидела его голову и руки, ухватившиеся за край утеса. И тут до нее донесся его крик, за ним последовал другой звук, ясный и зловещий, — грохот падающих камней, перекрывавший плеск волн.
Лоринда замерла, не в силах пошевелиться. Затем, с отчаянно бьющимся сердцем и пересохшими губами, она принялась ползти к тому самому месту, где он выручил из беды Цезаря.
— Стеречь! — бросила она через плечо псу. Голос будто застревал комком у нее в горле.
Пес подчинился ей, и Лоринда приблизилась к краю утеса. Едва посмотрев вниз, она невольно вскрикнула.
Было нетрудно понять, что произошло. Уступ, на котором сидел Цезарь и где, судя по всему, стоял Дурстан, спасая его, не выдержал тяжести и рухнул.
Далеко внизу, у подножия утесов, почти у самой линии воды, она могла видеть его распростертое на камнях тело.
Он упал на спину, и вызванный его падением обвал камней наполовину скрыл его тело. Лоринда в ужасе смотрела вниз. Ей казалось, будто ход времени остановился. Но, опомнившись, девушка поняла — она обязана спасти его!
Лоринда отползла прочь от края утеса и бросилась к Акбару. Отвязав его уздечку от пня, она без труда вскочила в седло, благодарная судьбе за то, что широкая юбка позволяла ей ехать верхом по-мужски. Сопровождаемая Цезарем, она что есть силы поскакала по тропинке через лес обратно к замку.
Дорога заняла не слишком много времени, однако Лоринде казалось, что прошли долгие часы, прежде чем она добралась до конюшни и сообщила груму о случившемся, приказав немедленно послать кого-нибудь за поверенным в делах. Последний тут же бросился навстречу ей из замка.
— Это правда, миледи, что мистер Хейл упал с утесов? — спросил он.
— Он пытался спасти Цезаря, — коротко ответила Лоринда. — Сейчас он лежит без сознания у самого подножия утесов. Как вы полагаете, можно добраться до него на лодке?
— Это совершенно исключено, по крайней мере до тех пор, пока море не успокоится, — ответил поверенный. — Любая лодка в такую погоду разобьется о скалы в считанные секунды.
— Тогда попробуем пустить в ход веревки, — сказала Лоринда. — Я уже послала за ними грумов.
Как можно было судить по лицу поверенного, он считал, что это может оказаться еще более трудным делом, однако она только произнесла отрывисто:
— Мне нужны одеяла, подушка, фляга с бренди — и как можно скорее!
— Да, конечно, миледи.
Агент поспешил исполнить ее распоряжения, грумы уже седлали лошадей и выводили их из стойл. Цезаря препроводили в замок.
Наконец Лоринда, все еще верхом на Акбаре, направилась обратно к утесам в сопровождении шестерых всадников и указывала путь. Один из них вез с собой одеяла.
Она остановилась на том же месте, что и прежде, но на этот раз двое грумов остались с лошадьми, а Лоринда показала поверенному и остальным, как приблизиться к утесу.
Осмотревшись, они обнаружили, что Дурстан лежит там же, где Лоринда видела его в последний раз.
Волны яростно бились о камни; действительно, поверенный прав, утверждая, что в такую погоду ни одна лодка не сможет до него добраться.
— Закрепите веревки немного левее, — распорядилась она. — Утес с той стороны кажется более прочным.
— Я сомневаюсь в этом, миледи, — возразил поверенный. — После такого шторма сланец рушится от одного касания, и, как вы сами понимаете, подходить к краю утеса опасно.
— Я объясню, что от вас требуется, — настаивала Лоринда.
Она шла впереди, остальные следовали за ней, готовые, как ей казалось, оспаривать все, что бы она ни предложила.
Остановившись, она сказала твердо:
— Я хочу, чтобы вы обвязали меня веревками и держали их как можно крепче, стоя здесь. А я тем временем начну спускаться вниз по утесу. Пока вы не услышите мой зов, ни в коем случае не выпускайте веревки из рук.
— Это невозможно, миледи! — воскликнул поверенный. — Я не могу вам этого позволить. Пусть лучше пойдет кто-нибудь из нас.
— Я легче всех, — убеждала Лоринда, — и я намерена во что бы то ни стало добраться до мистера Хейла. Прошу вас, делайте все в точности так, как я сказала.
Она обернулась к грумам и приказала им закрепить прочным узлом веревку у нее на талии.
— Когда я окажусь внизу, — продолжала она, — вы должны будете сбросить мне одеяла как можно ближе к тому месту, где лежит ваш хозяин. Не подходите слишком близко к краю утеса, иначе камни могут обрушиться. Флягу с бренди я возьму с собой.
Лоринда положила флягу в карман жакета и начала потихоньку пробираться к краю утеса.
— Я не могу вам этого позволить, миледи! — вскричал поверенный. — Это безрассудство! Вы можете пострадать, и весьма серьезно!
— Я лазила по этим скалам, еще когда была ребенком, — успокоила его Лоринда, — и потому мне нечего опасаться. Только сделайте все так, как я вам сказала.
Она подползла к краю утеса, потом очень осторожно, держась за веревки, перебралась через него.
Сначала ей было трудно найти точку опоры. Но она начала спускаться вниз, зная, что веревки не дадут ей упасть. В то же время ей приходилось соблюдать крайнюю осторожность, чтобы не вызвать еще один обвал.
Лоринда медленно продолжала спуск. Иногда ее нога оступалась на мокром, рыхлом сланце, иногда у нее возникало ощущение, будто она повисла между небом и землей, и любая поверхность, которой касались ее пальцы, казалась скользкой. Наконец ее нога ступила на твердый камень у подножия скал, и Лоринда освободилась от веревок.
Она окликнула людей наверху и, подняв глаза, увидела поверенного, наблюдавшего за ней с утеса в некотором отдалении. У него хватило благоразумия не стоять прямо над ее головой. Девушка помахала ему рукой, и он ответил ей тем же жестом.
После этого она начала осторожно пробираться через скользкие, влажные от волн камни к тому месту, где лежал Дурстан.
Это оказалось не таким простым делом, как ей представлялось, поскольку путь преграждали глубокие щели. В один особенно тревожный момент Ло-ринде показалось, что ее вот-вот унесет волнами в море. Брызги, попадавшие на лицо, порой почти ослепляли ее, и приходилось вытирать глаза, чтобы продолжать путь, но вот наконец Лоринда оказалась рядом с Дурстаном.
Он все еще лежал неподвижно, и девушка в ужасе спрашивала себя, жив ли он.
На его лбу зияла кровоточащая рана — вне всяких сомнений, при падении он ударился о крупный валун. Лоринда принялась разгребать камни, засыпавшие тело Дурстана, она опасалась, что он мог получить множественные переломы, и подумала, что, быть может, по крайней мере лодыжки остались целы благодаря высоким сапогам для верховой езды.
Он не промок, но из-за морской пены его одежда с каждой минутой становилась все более влажной.
Сверху послышался крик, и Лоринда, подняв глаза, увидела, что связка одеял упала на камни лишь в шести с небольшим футах от нее.
Она развязала шнурок, накрыла Дурстана двумя одеялами и очень осторожно подложила ему под голову подушку.
Он по-прежнему не приходил в себя. Сначала Лоринда хотела влить ему немного бренди между губами, но потом решила не делать этого.
Она уже полностью освободила его тело от камней и стала нащупывать рукой под ним, не попал ли он случайно на какой-нибудь валун, причинявший ему лишние неудобства.
В данной ситуации она ничего больше не могла сделать. Солнце уже клонилось к закату, а это означало, что им придется провести ночь здесь. Даже если бы море улеглось в течение нескольких часов, подойти на лодке к подножию утесов было невозможно: множество наполовину погруженных в воду камней нельзя было обойти иначе как при дневном свете.
Лоринда не сомневалась, что поверенный сделает все от него зависящее, чтобы к утру обеспечить помощь.
А пока ей необходимо было не только сохранить Дурстану жизнь, но и самой не простудиться. Она мягко прикоснулась сначала к его рукам, потом к лицу.
Сейчас, с закрытыми глазами, он казался ей моложе и куда менее грозным, чем в их прежние встречи. Она даже испытывала к нему чувство, близкое к состраданию, так как перед ней был уже не прежний Дурстан, властный, высокомерный, внушавший ей страх своей непредсказуемостью, а просто страдающий человек.
Мысль, что она виновата в случившемся, причиняла ей почти физическую боль. Да, она виновата, что пошла гулять к скалам вместе с Цезарем. Обладай она хотя бы малейшей долей здравого смысла, то могла бы предвидеть опасность и держала пса на поводке.
«Все мое поведение с самой свадьбы было одной сплошной ошибкой», — всхлипнула Лоринда.
Она вспомнила свой вчерашний поступок, вспомнила, как жестоко обошлась с Айше. Ее охватила дрожь — нет, не от холода, а от мучивших ее угрызений совести. Как она могла настолько потерять самообладание, чтобы поддаться приливу злобы?
«Никогда больше я не стану… даже просто носить шпоры, — поклялась она себе, — никогда в жизни!»
Чувствуя себя глубоко несчастной, Лоринда инстинктивно придвинулась поближе к Дурстану.
Она терзалась вопросом, насколько серьезно он ранен, вспомнив с ужасом, что восемь лет назад двое деревенских мальчиков, искавших птичьи гнезда, упали со скал и разбились насмерть.
«Они были еще совсем юные, — успокаивала она себя, — а Дурстан — взрослый, крепкий мужчина».
И все же ее терзал страх.
Постепенно становилось все темнее, и Лоринда сочла наиболее разумным держаться как можно ближе к Дурстану, чтобы их тела по крайней мере согревали друг друга. Самый простой способ состоял в том, чтобы положить руку ему под затылок и прижать его к себе.
Она накрыла его двумя одеялами и теперь накинула сверху еще третье, прикрыв им свою голову, так что на открытом воздухе оставались только их лица.
Она все сильнее прижимала его к себе, и когда на землю спустился мрак, она уже не могла видеть его, только ощущала тяжесть его головы, покоившейся у нее на груди.
— Все… будет в порядке, — прошептала она, словно говорила с ребенком. — Все… заживет… все пройдет без следа.
Лоринда слышала свой тихий голос сквозь шум волн, и, так как в сгустившемся мраке это почему-то приносило ей успокоение, она продолжала:
— Ты так силен… сильнее других мужчин… и ты победишь боль.
Уже совсем стемнело, звезд на небе не было видно, и девушку внезапно охватил страх — страх не перед ночью, а от того, что Дурстан мог умереть в ее объятиях.
Он все еще лежал неподвижно, и она прижала руку к его холодной щеке, а потом засунула ее под сюртук и, расстегнув рубашку, лихорадочно нащупала сердце. Оно ровно билось, и Лоринда облегченно всхлипнула. Она не видела ничего странного или неприличного в прикосновении к обнаженному телу мужчины и оставила руку на его груди, ощущая ладонью гладкую и теплую кожу.
— Все будет хорошо, — прошептала она. — Ты жив! Ты… будешь жить!
Лоринда приблизила к нему свое лицо и почувствовала холод его щеки своей, мягкой и нежной.
— Ты должен выжить! — твердила она. — Должен! Я… хочу этого!
Девушка внезапно замерла, пораженная собственными словами. Она вдруг осознала, что сказанное ею — правда. Она хотела, чтобы он выжил! Она хотела быть рядом с ним и больше не испытывала к нему ненависти!
Ее рука, лежавшая у него под головой, затекла, однако она не пошевелилась.
Так тянулся час за часом, и ночь близилась к концу. Лоринда за все это время не сомкнула глаз. Ей казалось, что, лишь бодрствуя, она могла защитить и оградить от беды человека, которого держала в объятиях.
Его близость порождала в ней странное чувство, до сих пор ей не знакомое. Первый раз в жизни тесное соседство мужчины не вызывало в ней отвращения.
«Он нуждается во мне, — размышляла Лоринда, — ни одно существо на свете не может дать ему в этот момент то, что даю ему я».
Только однажды девушка почти погрузилась в сон, но тут же очнулась и снова принялась лихорадочно нащупывать его сердце. Ей казалось, что она предаст его, если перестанет отдавать ему жизненную силу, которая словно переливалась из ее тела в его.
Перед самым рассветом Лоринда молилась про себя:
«Господи, помоги ему! Пусть не будет тяжелых последствий… ни от его падения, ни от холода, ни от морской влаги, которой пропиталась его одежда. Позаботься о нем, защити, как это пытаюсь сделать я!»
Эта мольба шла из самых сокровенных глубин ее сердца.
Она смутно припоминала, как будто кто-то говорил, пытаясь успокоить ее, что морская влага менее опасна для здоровья, чем дождь. Кроме того, ей удалось сохранить его в тепле — она была уверена в этом!
Небо посветлело, и Лоринда обратила внимание на то, что в течение ночи шум волн, разбивавшихся об утесы, стих, превратившись в тихий шелест.
А когда бледные проблески рассвета рассеяли мрак, в их свете Лоринда заметила, что море почти успокоилось.
Исчезли белые гребни волн и огромные тучи брызг, поднимавшихся, как только очередной вал накатывался на прибрежные камни.
Теперь сюда доносился лишь едва слышный плеск прилива, значит, очень скоро к ним должна подоспеть помощь. Рука девушки все еще лежала на груди Дурстана, и она невольно подумала, что, хотя он никогда не узнает, как прошла эта ночь, сама она никогда не сможет об этом забыть.
— Я сумела уберечь тебя, — сказала она мягко, обращаясь к нему так, словно он был ее сыном, а не мужем.
Дурстан нуждался в ней, лежа в ее объятиях, беззащитный, как младенец, и она не подвела его. Лоринда невольно заглянула в будущее: что она будет чувствовать, держа на руках собственного ребенка?
«Когда у меня появится малыш, — подумалось ей, — он никогда не будет ощущать себя лишним в доме».
Сама же она всегда чувствовала себя нежеланной. Ей до сих пор больно вспоминать, как отец был раздосадован, что родилась девочка, а не мальчик, и не только не выказывал никакой родительской привязанности, но, напротив, часто даже не скрывал своей антипатии к дочери. Да и мать Лоринды тоже не нуждалась в ее любви. Всецело поглощенная заботами о муже, она всегда ясно давала понять Лоринде, что той следовало бы родиться мальчиком, сыном, которого им так и не суждено было иметь.
«Рядом со мной еще не было никого, кому я могла бы подарить свою любовь», — размышляла Лоринда.
Ей вдруг пришло в голову, что именно это обстоятельство побуждало ее стремиться к самоутверждению любыми средствами, дабы показать всему миру свою независимость.
«У меня есть я сама, и больше мне ничего не требуется!»
Как часто она повторяла вслух эти слова! Однако они оказались самообманом. В действительности ей не терпелось отдать свою любовь человеку, который бы в ней нуждался. Не плотскую страсть — она внушала ей отвращение и страх, — но глубокую, преданную любовь, которую женщина могла отдать своему ребенку или мужчине, нуждавшемуся не только в физической, но и в духовной близости с ней.
«Да, именно к этому я всегда стремилась», — решила Лоринда.
С первыми лучами солнца наконец появилась лодка, направлявшаяся в их сторону. Когда она приблизилась, девушка разглядела в ней шестерых мужчин на веслах. Теперь они смогут вернуться домой!
Пока гребцы старались подвести лодку к берегу так, чтобы она оказалась как раз напротив них, Лоринда осторожно встала и начала потихоньку вынимать свою онемевшую руку из-под головы Дурстана.
И в это самое мгновение она вдруг осознала, что желала бы остаться навсегда рядом с ним, потому что любила его!
Следующие несколько дней, как впоследствии вспоминала Лоринда, были наполнены мучительной тревогой.
Из Фалмута вызвали доктора, который, по заверению поверенного, был самым опытным специалистом, какого только можно было найти в пределах сотни миль. Однако Лоринде показались неубедительными его объяснения относительно последствий падения для человека с комплекцией Дурстана.
— Вероятно, у него сломаны два или три ребра — тут я ничего не берусь утверждать с уверенностью, — заявил доктор. — Во всяком случае, на теле не осталось живого места от ушибов, и он серьезно растянул связки на левом запястье.
— Он так и не пришел в себя, — сказала Лоринда на третий день.
Доктор в ответ только пожал плечами:
— Сотрясение мозга — странное явление, миледи, а ваш муж отличается высоким ростом. Если он упал на голову, то не исключены осложнения.
— Какого рода осложнения? — не отступала Лоринда.
Ответ доктора был весьма неопределенным. Он что-то сказал насчет кровоизлияния в мозг, установить которое, по его словам, весьма трудно, и затем поведал Лоринде длинную историю пациента, который после несчастного случая три недели пролежал без сознания и на время лишился зрения.
Эти сведения едва ли можно было назвать утешительными, и в конце концов Лоринда пришла к выводу, что он крайне мало знает обо всем, что не имеет отношения к открытым ранам.
Когда врач покинул замок, Лоринда поднялась в спальню Дурстана и в отчаянии смотрела на него, все еще лежавшего молча и без движения.
Камердинер, маленький, жилистый человечек по имени Гриббон, был настоящим оплотом силы духа, оказывал неоценимую поддержку и помощь.
— С хозяином все будет в порядке, миледи, — сказал он. — Я выхаживал его во время малярии, тифа и разных тропических лихорадок, а им в Индии несть числа, — и едва оправившись, он снова вставал с постели бодрый и веселый как ни в чем не бывало!
— Он такой бледный, — пробормотала Лоринда, — и к тому же он сильно похудел.
— После того как он подхватил в Индии какую-то болячку, на него страшно было смотреть — кожа да кости, — подбадривал ее Гриббон, — однако очень скоро он все наверстал, если можно так выразиться! Не волнуйтесь, миледи, мы сумеем поставить его на ноги.
Лоринда знала, что, если бы даже они захотели нанять сиделку, в здешних краях найти подходящую кандидатуру было невозможно. Ни один уважающий себя человек не взял бы в свой дом спившуюся деревенскую повивальную бабку.
Следовательно, решила Лоринда, ухаживать за мужем придется самой. Однако у Гриббона были свои убеждения на этот счет, и в конечном итоге ей пришлось уступить ему большую часть того, что он считал своим неотъемлемым правом.
Гриббон умывал Дурстана и сидел с ним по утрам, пока Лоринда спала после ночи, проведенной у постели мужа. Она возвращалась к «своим обязанностям», как называл это камердинер, к чаепитию, после прогулки в саду вместе с Цезарем и Брутом.
— Мы не можем позволить вам так изнурять себя, миледи, — часто говорил Гриббон с мягкой настойчивостью няни, пытающейся совладать с упрямым ребенком.
Именно ему пришла в голову мысль, что, хотя к Дурстану еще не вернулось сознание, музыка могла коснуться его слуха.
— Почему бы вам не сыграть для него, миледи?
— Вы имеете в виду на фортепиано?
— Хозяин всегда любил музыку.
— Я даже представления об этом не имела, — пробормотала Лоринда.
— В Индии у него была одна знакомая дама, которую ему нравилось слушать. Она была очень искусной музыкантшей. Кто знает, быть может, мелодия тронет его душу, хотя он и кажется сейчас таким далеким от нас и не может слышать наши голоса.
Лоринда приказала установить фортепиано в будуаре, расположенном как раз между Спальнями Короля и Королевы. Эта комната как бы предназначалась для женщины: мягкие тона портьер, прекрасная мебель, по стилю и тону напоминавшая ту, что украшала ее собственную комнату.
Фортепиано стояло в углу, и Лоринда оставила дверь в комнату мужа открытой, чтобы, играя, можно было видеть его.
Вряд ли, подумала девушка, ее способности превзойдут искусство той дамы, которую Дурстан когда-то слушал в Индии, и ее охватило острое чувство ревности при мысли, кем могла быть та дама. Вряд ли она принадлежала к числу темноглазых гурий, которые скрашивали его одиночество.
«Я так мало знаю о нем», — вздохнула Лоринда. Ей было известно в основном лишь то, что он с неодобрением относился к ней самой и ко всем ее поступкам.
Однако он сам захотел жениться на ней, и теперь, когда в ее душе пробудилась любовь к нему, девушка готова была молить Бога, чтобы Дурстаном владело не одно только желание получить в свое распоряжение Прайори или взять себе жену из высшего аристократического круга.
Глядя на него, лежавшего неподвижно на постели, Лоринда не могла поверить, что он не столь же благородного происхождения, как и она. В его облике не было ничего от плебея или простолюдина.
Примерно через неделю после несчастного случая Лоринда вернулась в замок со своей обычной прогулки вместе с обоими псами.
— Сегодня чудесная погода, —обратилась она к дворецкому, едва войдя в зал.
— Тут один джентльмен прибыл из Лондона, чтобы встретиться с хозяином, миледи. Узнав о болезни хозяина, он сказал, что был бы очень признателен, если бы смог побеседовать с вами.
— Джентльмен из Лондона? — переспросила изумленная Лоринда.
— Полагаю, у него есть какое-то дело к хозяину, миледи.
— Почему бы в таком случае ему не встретиться с мистером Эшвином? — Лоринда решила, что поверенный в делах или секретарь Дурстана смогут разобраться с любым вопросом куда лучше, чем она.
— Нет, миледи, он настаивал на том, чтобы увидеться либо с хозяином, либо с вами.
— Хорошо, я приму его.
Ей не терпелось подняться поскорее наверх, увидеть, как чувствует себя оставленный ею пациент, но надо было идти к посетителю.
Дворецкий проводил ее в библиотеку, и Лоринда застала там пожилого, седовласого мужчину. Он тотчас встал при ее появлении.
— Добрый день, — вежливо поздоровалась Лоринда.
— Если не ошибаюсь, вы — леди Лоринда Хейл?
— Совершенно верно!
— Я прибыл из юридической конторы «Хикман, Линкс и Хикман», — пояснил гость. — Кстати, мое имя — мистер Эбенезер Хикман. Мы — адвокаты лорда Пенрина.
Лоринда была изумлена.
— Лорда Пенрина? — переспросила она.
Мистер Хикман улыбнулся:
— Я полагаю, что он все еще зовет себя Дурстаном Хейлом, как в то время, когда он только покинул Англию, но в действительности он лорд Пенрин и является им вот уже в течение шести лет!
Лоринда затаила дыхание.
— Вы хотите сказать, что мой муж — лорд Пенрин? Из той самой семьи, которой принадлежал этот замок?
— Он унаследовал титул после смерти отца, миледи, но в то время он жил в Индии и, насколько я понял, предпочел не использовать его после своего возвращения.
— Но почему? — спросила Лоринда. Мистер Хикман ответил ей улыбкой.
— По моему убеждению, будет лучше, если его светлость сам расскажет вам обо всем подробнее, но мне известно, что у него вышла ссора с отцом из-за решения покинуть Англию и искать счастья где-нибудь в другом месте. — Он немного помолчал. — Старый джентльмен тогда сильно рассердился и, кажется, обвинил сына в том, что он собирается использовать родовое имя в коммерческих целях. — На лице мистера Хикмана снова появилась улыбка. — Зная вашего мужа, миледи, вы можете быть уверены: ничто на свете не могло уязвить его сильнее.
Он взял имя Дурстана Хейла и сделал себе состояние без помощи родового титула.
Лоринда лишилась дара речи. Сколько раз она подсмеивалась презрительно над Дурстаном, так как считала, будто он женился на ней лишь потому, что хотел породниться со знатью.
Камборны были древним корнуоллским родом, однако далеко не таким древним и знатным, невзирая на более высокий титул, чем Пенрины. Пенрины — часть истории графства, и их славные деяния остались в веках.
Лоринда с трудом произнесла:
— Зачем вам нужно было видеть меня, мистер Хикман?
Адвокат вынул из черного портфеля, который держал в руках, какие-то бумаги.
— Я тут составил некоторые документы согласно распоряжениям его светлости, — сказал он, — которые требуют ваших подписей.
— И что это за документы? — спросила Лоринда. Мистер Хикман удивился.
— Они состоят, миледи, из дарственной на сто тысяч фунтов, которые его светлость передает в ваше распоряжение без каких-либо предварительных условий, а также бумаг о передаче в ваше пожизненное пользование особняка в Лондоне.
Слова адвоката были как удары острого ножа, поражавшие ее в самое сердце.
Дурстан решил сделать ее независимой! По сути, он готовился к тому, чтобы отделаться от нее!
Комната закружилась у нее перед глазами, и ей пришлось положить руку на стол, чтобы удержаться на ногах.
— Мне не нужны… ни деньги, ни… дом. Адвокат взглянул на бумаги.
— Я знал, что вы так это воспримете, миледи, потому что вы замужем совсем недавно. Вам кажется, будто ничто не встанет между вами, что вы будете жить счастливо, словно в сказке, которая никогда не кончится. — Он остановился и добавил: — Но на основании своего жизненного опыта, накопленного за долгие годы, миледи, я всегда склонялся к мнению, что женщине лучше быть независимой. Что бы ни случилось в будущем, с какими бы трудностями вам ни пришлось столкнуться, вы будете сами себе госпожа и у вас всегда будет крыша над головой.
Лоринда понимала, что он вовсе не хотел задеть ее. В его тоне присутствовала та добродушная нотка, с которой пожилой человек мог беседовать с юной темпераментной девушкой, даже не подозревающей о трудностях и бедах семейной жизни.
Вероятно, мистеру Хикману был известен характер ее мужа, не только сложный, но и непредсказуемый.
Бесспорно, Дурстан не переставал изумлять ее еще с момента их первой встречи, но то, что произошло сегодня, явилось для нее, пожалуй, самой большой неожиданностью. Дурстан, по сути, собирался предоставить ей свободу, отпустить после того, как предпринял столько усилий, чтобы добиться ее руки.
Да, она бы сочла подобный жест щедрым подарком еще неделю назад. Тогда она без колебаний приняла бы деньги и дом и вернулась в Лондон, позабыв о ненависти, которую испытывала, живя в замке. Но теперь все обстояло иначе! Она не могла покинуть его, да и не собиралась этого делать! Девушка быстро приняла решение.
— Благодарю вас, мистер Хикман, за то, что вы приехали, — сказала она. — Мне жаль, что миссия, ради которой вам пришлось преодолеть немалое расстояние, оказалась напрасной — мой муж серьезно пострадал в результате несчастного случая. Пока он не поправится и мы вместе с ним не обсудим этот вопрос, я не могу подписывать никакие бумаги.
— Дворецкий известил меня, что его светлость в слишком тяжелом состоянии, чтобы встретиться со мной, — подтвердил мистер Хикман, — и, конечно, в данных обстоятельствах мне ничего не остается, как только ждать, пока его светлость не выздоровеет.
— Еще раз примите мою благодарность за приезд, — произнесла Лоринда. — Надеюсь, вы отобедаете, прежде чем уехать, а при желании можете остаться на ночь.
Выслушав слова признательности, Лоринда стремительно вышла из комнаты и поспешила наверх в Спальню Короля.
Она испугалась, что дверь окажется запертой для нее и ей больше никогда не удастся увидеть Дурстана Хейла.
Но едва она вошла туда, как Гриббон, сидевший на стуле у кровати, тут же вскочил на ноги.
— Он пришел в себя, миледи!
— Когда?
— Полчаса назад!
— К нему вернулось сознание?
— Да, миледи. Правда, он, похоже, был в легком замешательстве, но говорил вполне отчетливо.
— И что же он сказал?
— Он только спросил: «Черт побери, Гриббон, что со мной случилось?» Я дал ему немного выпить, и он снова погрузился в сон.
— Это означает, что его мозг не поврежден, — сказала Лоринда чуть слышно.
Она опустилась на колени рядом с кроватью, сердце ее пело от радости.
— Благодарю тебя, Боже… благодарю тебя! — прошептала она.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара



Начало неплохое, но слащавый конец смазывает все впечатление: 5/10.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЯзвочка
6.04.2011, 9.52





как у мужчины хватило ума сделать такое с женщиной которую он любит откуда у него такая жестокость по отношению к женщине которую он любит надо было героине намного дольше мучить своего мужа в отместку но должна сказать что этот роман не очень похож на другие романы этой писательницы
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаранаталия
3.02.2012, 11.14





Наконец-то прочитала роман Картленд, где герои имеют убеждения, страсти, а не какие-то ангелы небесные или наоборот злодеи, приятно и то, что жизнь показана не только в двух цветах (чорное и белое).
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараItis
24.07.2012, 20.35





Что за бред!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЕвгения
29.08.2012, 0.31





Интересный роман, не похож на массу других, читала с удовольствием. Всем советую прочитать!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараВера
3.03.2013, 3.05





Хотите заработать на написании текстов? заходите на сайт http://msn.ru-internet.info/ и зарабатывайте.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЛилия
3.03.2013, 4.28





Так не похоже на все остальные романы. Очень понравилось
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараВалентина
5.11.2013, 16.10





Бред ужас советую не читать зря потратите время
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараTia
19.12.2013, 22.26





хороший роман.некоторым людям нужна встряска чтоб они стали хоть чуть человечние а не видели только себя любимого
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюси
16.02.2014, 18.34





Согласна с Люси. Выпороть кнутом и шпорами к голому телу - лучший путь к сердцу женщины. И главное как героиня его сразу полюбила.
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбарагость
20.03.2014, 2.35





Местами нечего ,местами лабуда.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараОльга М
24.05.2014, 12.30





роман вкусный, прочла с удовольствием
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюбовь
11.03.2015, 15.40





роман вкусный, прочла с удовольствием
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюбовь
11.03.2015, 15.40





прекрасный роман.
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаравалентина
13.03.2015, 6.59





Не тратьте свое драгоценное время на эту чушь!!!!!!!!!!!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАлександра
14.03.2015, 10.10





Мне очень понравилось!с хлыстом конечно немного черезчур, но в целом идеально! :-)
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбарасашенька с
16.03.2015, 4.31





роман очень хорош для начинающих читать ЛР
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАнна П.
16.03.2015, 17.09





героиня очень хороша, а герой - мерзавец, конец романа совершенно нелеп
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаранадежда
7.11.2015, 23.57





Главная героиня весьма смела и предприимчива, рекомендую тем, кому приелись "мягкие солнышки" и Мери Сью
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАнна
8.01.2016, 16.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100