Читать онлайн Укрощение леди Лоринды, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Укрощение леди Лоринды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Лоринда стояла у окна.
День выдался солнечный и ясный, и садовые цветы, коих здесь было в изобилии, пестрели яркими красками на фоне зеленой тисовой изгороди, которую уже давно никто не подстригал, и более тонких кустарников.
Девушка проснулась утром с ощущением, что вот-вот должно случиться нечто ужасное, и внезапно вспомнила, словно громом пораженная, что именно сегодня должна состояться ее свадьба.
Накануне ночью Лоринда долго не могла заснуть, все еще втайне надеясь, что каким-то чудом она будет спасена и этот день никогда не настанет. Но теперь оставалось меньше часа до того момента, когда отец должен был отвести ее в маленькую, невзрачную церковь, где ее крестили, чтобы выдать замуж за человека, которого она презирала.
Она не видела Дурстана Хейла с того самого дня, как отправилась в замок, чтобы встретиться с ним лицом к лицу, но, к великому сожалению, оказалась побежденной.
Он все это время был в отъезде — где именно, ей не было известно, — но приготовления к свадьбе шли полным ходом, и его поверенный сообщил ей во всех подробностях, как именно должна проходить церемония.
После традиционного обряда венчания в церкви, который совершит местный викарий, им предстояло отправиться в замок, где состоится свадебный прием, на нем должны присутствовать все знатные люди графства.
Лоринда понятия не имела, кто эти приглашенные гости, но не снизошла до того, чтобы обратиться за сведениями к поверенному. Однако ей почему-то казалось, что их соберется не слишком много.
После окончания свадебного приема они должны были встретиться с арендаторами и слугами, для которых готовилось особое празднество в огромном амбаре для сбора десятины, который остался в памяти Лоринды без крыши, но теперь, по-видимому, восстановлен в своем первоначальном виде.
Потом, когда сгустятся сумерки, в саду на лужайке начнутся танцы, сопровождаемые фейерверком, а артисты в костюмах будут изображать сцены из легенды о Робин Гуде, что станет, бесспорно, главным событием вечера.
Она уже готова была прямо заявить о своем недовольстве приготовлениями, не скрывая пренебрежительного к ним отношения, если бы отец не восклицал с нескрываемой радостью, что все устроено точно так, как в старые добрые времена, и что подобного рода празднества сохранились у него в памяти еще с детских лет.
Лоринда не получала никаких личных посланий от своего будущего мужа, но всякий раз, когда она думала о нем, ее неприязнь к нему все возрастала, пока наконец сама она не стала испытывать страх перед силой собственных чувств.
«Я ненавижу его! Ненавижу!» — повторяла она про себя, сознавая в то же время, что ловушка, которой она так опасалась, захлопнулась и отныне отрезаны все пути к бегству.
Она уже надела платье, в котором должна было идти к алтарю.
Рано утром, как только девушка проснулась, почтенная миссис Доджман с трудом поднялась вверх по лестнице с огромной коробкой, только что доставленной в экипаже из замка.
Лоринда догадалась, что было в коробке, еще до того, как открыла ее, и когда она подняла крышку и заглянула внутрь, то обнаружила, что не ошиблась. Дурстан Хейл прислал ей свадебное платье!
В жизни ей не доводилось видеть более прекрасного платья, и к тому же оно изумительно шло ей.
Блоснежный атлас, покрытый тончайшим газом того же цвета, своей чистотой подчеркнет прозрачность ее кожи, и ее рыжие волосы будут особенно ярко выделяться под изящной кружевной фатой, присланной вместе с платьем.
Однако она вовсе не собиралась позволять Дурстану Хейлу выбирать для нее свадебное платье или приобретать его за собственный счет. Она выберет себе наряд по собственному желанию, у него не может быть никакой власти над ней до тех пор, пока обручальное кольцо не окажется на ее пальце.
Из-за отсутствия денег она не могла обновить свой гардероб, как бы ей этого ни хотелось, однако в ее шкафу было достаточно элегантных платьев, которые она носила в Лондоне. Они неизменно вызывали всеобщее восхищение, стоило ей появиться в любом из них.
Она подвергла их придирчивому осмотру, отвергая то одно, то другое, пока наконец не выбрала, лукаво улыбнувшись про себя, не белое платье, хотя белых у нее хватало, а зеленое. Если прежние знакомые, размышляла Лоринда, вправе были ожидать от нее какой-нибудь эксцентричной выходки, то приверженных условностям жителей графства и особенно Дурстана Хейла ее появление на свадьбе в зеленом платье удивит, а возможно, даже возмутит. К платью, которое, в сущности, больше подходило для вечера, она надела широкополую шляпу, заранее отделанную зелеными перьями страуса.
В этом наряде она выглядела необыкновенно привлекательной и в то же время чувственной. Дурстан Хейл сразу же поймет, что она умышленно бросает ему вызов, подумала Лоринда, глядя в зеркало.
«Я не намерена подчиняться его прихотям! — решила она. — Уж если он задумал купить меня, я постараюсь сделать его существование настолько унылым и невыносимым, насколько это будет в моих силах».
Лоринда вздернула подбородок, глаза ее заблестели, как всегда в предчувствии схватки. Она отошла от зеркала, чтобы закончить укладывать свои вещи, и неожиданно услышала голос отца: он звал ее.
Отправляться в церковь было слишком рано, и Лоринда недоумевала, что могло ему понадобиться. Наверное, ему попались на глаза еще какие-нибудь предметы, которые он пожелал взять с собой в Ирландию.
За все десять дней, предшествовавших свадьбе, у Лоринды не выдалось ни одной свободной минуты для себя. Отец был так взволнован предстоящей поездкой в другую страну, что напоминал школьника, собиравшегося домой на каникулы. Он пил намного меньше обычного и твердо решил забрать с собой из замка все, что, как он считал, могло понадобиться ему в будущем или украсить собой новый дом, который он надеялся обрести в Ирландии.
— А если мистер Хейл станет возражать, узнав, что ты взял все эти вещи с собой? — засомневалась Лоринда. — В конце концов, раз уж он купил нас без остатка вместе со всем имуществом, они по праву принадлежат ему.
— Едва ли ему так необходимы все наши фамильные портреты, да и тебе тоже! — ответил отец. — И я настаиваю на том, чтобы хоть некоторые из моих предков оставались рядом со мной.
По-видимому, отцу это понадобилось, чтобы произвести должное впечатление. Лоринде нетрудно было об этом догадаться, так как граф уже восстановил в памяти имена многих влиятельных людей в Ирландии, с которыми успел познакомиться за долгие годы. Он же заставил Лоринду отправить некоторым из его прежних друзей письма, извещавшие о его скором прибытии.
Само собой разумеется, все вещи, которые он пожелал увезти с собой, пришлось упаковать Лоринде при помощи грумов.
Сборы оказались непомерно сложной задачей, поскольку небольшая кучка личных вещей в холле превратилась в целую груду багажа, все возраставшую с каждым днем.
— Почему бы тебе не забрать с собой весь дом и скрыться? — как-то раз съязвила Лоринда.
— Я бы так и сделал, если бы мог, — серьезно сказал граф. — Если бы мы располагали деньгами Хейла, чтобы потратить их на Прайори, как это было бы чудесно!
— Но тебе так или иначе пришлось бы жить в Корнуолле, папа, а ты сам говорил, что одна мысль об этом наводит на тебя скуку.
— Это правда, — вынужден был согласиться он. — Мне всегда говорили, что Дублин — очень веселый город, а игорные залы там почти не уступают лондонским.
Лоринда вздохнула.
Было совершенно бесполезно предостерегать отца от дальнейшего участия в азартных играх. Она понимала, что это было бы лишь пустой тратой времени, однако сердце ей подсказывало, что, хотя в данном случае ему удалось вернуть свой долг, в следующий раз он может оказаться далеко не таким удачливым.
«Какой смысл сейчас спорить об этом? — убеждала она себя. — Папа все равно будет играть независимо от последствий, что бы я там ему ни говорила».
— Лоринда! — донесся до нее громовой голос графа со стороны лестницы, и тогда она открыла дверь спальни.
— Лоринда! — крикнул он снова.
— В чем дело, папа?
— Я хочу, чтобы ты спустилась вниз.
Она повиновалась, медленно спускаясь по ступенькам и поглядывая краешком глаза на целую гору сундуков, баулов и чемоданов, загромоздивших весь холл.
Граф находился в гостиной, и не один. Рядом с ним стоял Дурстан Хейл. Он выглядел, как вынуждена была признать Лоринда, в высшей степени импозантно.
Его элегантный костюм привлек бы к себе внимание в любом обществе, но когда их глаза встретились, его проницательный взгляд показался Лоринде еще более отталкивающим и смутил ее гораздо сильнее, чем в ту памятную встречу.
— Ты должна подписать брачный контракт, — сказал ей граф. — Твой будущий муж любезно привез сюда все необходимые документы, чтобы нам не пришлось задерживаться в ризнице после завершения свадебного обряда.
Чувствуя на себе взгляд Дурстана Хейла, Лоринда подошла к письменному столу, на котором лежала целая кипа юридических документов, и будущий муж спросил у нее:
— Вы получили свадебное платье, которое я отправил вам сегодня утром?
— Да, его доставили, — кивнула Лоринда.
— Тогда почему же вы его не надели?
— Потому, что я предпочитаю венчаться в своем собственном платье.
— Уж не в том ли, что теперь на вас?
— Надеюсь, вам оно понравилось, — ответила Лоринда, заранее уверенная в обратном.
— Я человек суеверный.
— Неужели вы и впрямь можете верить, будто зеленый цвет приносит несчастье?
— На свадьбе — да! Пожалуйста, переоденьтесь.
— Я не собираюсь этого делать. Вы должны принимать меня такой, какая я есть.
— Я не считаю зеленое платье подходящим для невесты, и, конечно, ваше появление в таком виде потрясло бы всех друзей и знакомых, которые будут ждать нас в церкви.
— Зато это даст им тему для пересудов!
— Я считаю это нежелательным, когда дело касается моей жены.
Лоринда бросила на него взгляд, полный нескрываемого лукавства:
— А вы все еще хотите жениться на мне! Мое поведение постоянно вызывало в обществе пересуды.
— Я так и понял и намерен отныне раз и навсегда положить этому конец.
— Что ж, посмотрим, — загадочно промолвила Лоринда и, взяв белое гусиное перо, опустила его в чернильницу.
— Где я должна поставить свою подпись? — спросила она.
Дурстан Хейл протянул руку и положил ее на документы.
— Сначала вы переоденетесь.
Подняв на него глаза, она поняла по его резко очерченному подбородку и плотно сжатым губам, что он говорит совершенно серьезно.
— Я уже сказала вам, что намерена венчаться в зеленом.
— Женщина, с которой я вступаю в брак, должна быть одета в белое!
Они стояли лицом к лицу по разные стороны письменного стола. Резким движением Дурстан Хейл убрал документы.
— Очень жаль, милорд, — обратился он к графу, — но мне все же кажется, что нам лучше подписать документы в ризнице, после окончания брачного обряда.
Он направился к двери.
— Я буду венчаться только с женщиной, которая одета как подобает невесте, и не стану ждать в церкви больше трех минут после назначенного часа!
Он оставил Лоринду и графа в ужасной растерянности и, прежде чем кто-то из них успел что-либо сказать, удалился.
— Ради всего святого, Лоринда! — воскликнул отец. — Что ты еще затеяла? Разве у тебя не хватает ума понять, что он не тот человек, которым ты можешь вертеть, как тебе угодно?
Лоринда ничего не ответила, и он закричал:
— Сейчас же иди наверх и переоденься! Можешь не сомневаться, если мы опоздаем, он ждать не станет. Господи, Боже мой, и почему Ты только дал мне такое безмозглое создание?
В его голосе слышалась ярость — он опасался, что в конце концов ему так и не удастся уехать в Ирландию.
Она не смела лишать его этого удовольствия, не говоря уже о том, что для них совершенно немыслимо оставаться в Прайори без пенни в кармане, и покорно поднялась наверх. Ей казалось, будто каждый шаг неотвратимо приближает ее к эшафоту.
Как она могла попасть в такую незавидную историю? И почему только она не вышла замуж раньше за кого-нибудь из своих лондонских поклонников? Даже участь любовницы Ульрика казалась ей более привлекательной, чем та мучительная процедура, через которую ей предстояло пройти.
Но время шло, она стянула зеленое платье, и старая миссис Доджман, еле передвигая ноги, поднялась наверх, чтобы застегнуть на ней белый свадебный наряд и помочь закрепить на голове кружевную фату традиционным венком из флердоранжа.
Когда все было готово, Лоринда убедилась, что сейчас она более прелестна, чем когда бы то ни было. Тонкая фата, прикрывавшая лицо, придавала ей почти неземную красоту, словно она была одной из нимф, обитавших, как гласили корнуоллские предания, в реках и озерах.
Но, едва спустившись вниз и обнаружив там отца, нервно расхаживавшего из стороны в сторону с часами в руке, Лоринда почувствовала, что ее ненависть к Дурстану Хейлу вспыхнула с новой силой.
Девушка молила Бога, чтобы рано или поздно ей удалось заставить его горько пожалеть о том, что он силой принудил ее стать его женой.
«Я нужна ему лишь потому, что принадлежу к роду Камборнов, только и всего, — негодовала она. — Аристократическое имя, чтобы украсить его стол и придать ему значительность в глазах людей, на которую он не может притязать по факту рождения».
Пока они ехали в церковь в закрытом экипаже, присланном Дурстаном Хейлом из замка, ей пришло
в голову, что она, по сути, ничего не знает о своем будущем муже, кроме того, что он богат.
«Наверняка он не лишен ума, если сумел нажить состояние», — подумала Лоринда.
Но вместе с тем она представляла его столь же безжалостным и малоприятным в общении, каким он показался, когда походя купил Прайори вместе с нею самой.
«Пожалуй, он к тому же еще и не отличается честностью! — презрительно усмехнулась про себя Лоринда. — Выскочка, плебей, он понятия не имеет, что хорошо, а что дурно!»
И все-таки ей было трудно убедить себя в том, что Дурстан Хейл действительно выходец из низов. Во всем его облике чувствовалась властность, которая в ее глазах всегда была признаком знатного происхождения. По крайней мере он знал толк в этикете, вплоть до мелочей: у портала церкви ее ожидал свадебный букет под пару платью, искусно составленный из лилий и гардений. Чудесный аромат и прелесть цветов на какой-то миг успокоили бурю, неистово бушевавшую в ее груди.
Но когда она проследовала по проходу между рядами сидений под руку с отцом и увидела поджидавшего ее Дурстана Хейла, его вид не мог вызвать у нее никаких иных чувств, кроме ненависти.
Церковь была пышно украшена множеством белых цветов, и все места заняты, но лишь до тех пор, пока они не покинули ризницу. Поэтому Лоринде так и не представилась возможность взглянуть на собравшихся в надежде увидеть среди них знакомые лица.
Само собой разумеется, им пришлось задержаться в церкви дольше, чем они предполагали с самого начала, потому что брачный контракт и документы на продажу Прайори в конце концов пришлось подписать прямо в ризнице.
Лоринда также заметила, как отец сунул в карман конверт, без сомнения, содержавший в себе чек на сорок тысяч фунтов.
«Дурстан Хейл сделал все, чтобы мы его не провели». Она дала себе слово, что непременно найдет какой-нибудь способ насолить ему, хотя он уже считал, что взял над ней верх. Затем они направились в замок в открытой карете, украшенной цветами и запряженной четверкой белых лошадей.
«Все ради того, чтобы пустить пыль в глаза! — подумала Лоринда с презрением. — Вот зачем ему понадобилось устраивать это представление!»
Она старалась не смотреть на человека, сидевшего рядом с ней, и вместо этого махала рукой детям, приветствовавшим их, когда они миновали деревню, и пожилому привратнику с семьей, встретившим их поклонами и реверансами при въезде в главную аллею перед домом. Сам замок, с окнами, блестевшими в лучах солнца, производил неизгладимое впечатление.
Новобрачные вышли из экипажа, и дворецкий обратился к ним с короткой приветственной речью. Лоринда увидела, что и все остальные слуги в доме выстроились в ряд, чтобы поздороваться, прежде чем они направились в парадную столовую.
К ее удивлению, за свадебным столом собралось не менее пятидесяти человек, причем здесь присутствовали главы почти всех древних аристократических родов графства. Немало гостей были рады встрече с отцом, и ей пришло на ум, что с его стороны было глупо не обратиться к старым друзьям, когда он вернулся домой после проигрыша.
Теперь было уже слишком поздно об этом думать, однако ей казалось, что если бы отцу снова представилась возможность выбирать, он бы предпочел остаться в своем родном графстве, вместо того чтобы начинать новую жизнь в стране, о которой почти ничего не знал.
А некоторые дамы говорили ей, что хорошо знали и помнили ее покойную мать, но у Лоринды возникло ощущение, что они также слышали и о ее собственных выходках в Лондоне, и потому в их отношении к ней присутствовала легкая сдержанность.
Еда оказалась превосходной, так же как и вина, и, похоже, свадебный пир доставил всем удовольствие, однако Лоринда была не в состоянии проглотить ни кусочка.
Она все время чувствовала обручальное кольцо на среднем пальце левой руки. Дурстан Хейл надел его с такой властностью, что это само по себе могло вызвать смятение в ее душе. А не допускающий возражений тон, с каким он произнес слова брачного обета, наводил на мысль, что он бросает ей вызов, даже стоя рядом с ней перед алтарем.
Сама Лоринда твердо решила ни в коем случае не выказывать робость и не позволять своему голосу дрогнуть в решающий момент, и теперь, оказавшись в парадной столовой, она столь же твердо вознамерилась держать себя как можно непринужденнее. Никто, и прежде всего ее жених, не должен подумать, будто она встревожена или как-то подавлена обрушившимся на нее событием.
Так как у нее не было никакого желания говорить с мужем, она решила перенести свое внимание на лорда-лейтенанта
type="note" l:href="#FbAutId_20">20
графства, сидевшего по другую руку от нее.
Уже немолодой, почтенный джентльмен охотно готов был обсуждать с ней трудности рыболовства, дороговизну доставки производимых фермерами товаров на городские рынки и другие местные проблемы. Большинство из них служили предметов разговоров, которые ей доводилось слышать еще десять лет назад, когда она в последний раз жила в Корнуолле.
Казалось, трапеза тянулась бесконечно, но вот лорд-лейтенант графства предложил тост за здоровье жениха и невесты, и Дурстан Хейл встал и произнес ответное слово.
Он был краток, сдержан, остроумен и, к удивлению Лоринды, выглядел вполне уверенным в себе.
«Он так самонадеян, — ухмыльнулась она про себя, — что просто удивительно, зачем ему вообще понадобился мой титул, у него и так достаточный вес в обществе».
Наконец гости стали прощаться, и Лоринда решила, что самое время вернуться к себе в спальню.
— Пожалуйста, не переодевайтесь, — сказал Дурстан Хейл, когда она уже стояла одной ногой на нижней ступеньке лестницы, положив руку на перила.
Она взглянула на него, изумленно приподняв брови.
— Арендаторы, к которым мы вскоре присоединимся, непременно пожелают увидеть вас в наряде невесты, и мне не хотелось бы, чтобы вы их разочаровали.
— Похоже, у меня нет выбора? — спросила Лоринда.
Это были первые фразы, которыми они обменялись с момента венчания.
— Никакого. — Не дожидаясь ответа, он удалился.
Дрожа от гнева, она поднялась наверх, где ее встретила экономка, немолодая женщина с приятным лицом, проводившая ее в комнату, ранее известную Лоринде как Спальня Королевы. Название было не совсем точным. Дело в том, что в находившейся рядом Спальне Короля, которую обычно занимали владельцы замка, когда-то действительно ночевал Карл Первый во время своей борьбы со сторонниками парламента. Но местные жители, служившие в замке, решили, что раз хозяин занимает Спальню Короля, то, по логике вещей, комната его жены должна именоваться Спальней Королевы.
Итак, Лоринда оказалась в комнате многих поколений хозяек замка Пенрин. Она помнила эту комнату без мебели, с обивкой, отходившей от стен, и потолком, который грозит вот-вот обрушиться. Девушка остановилась в дверном проеме и затаила дыхание, пораженная разительными переменами. Плафоны приковывали взгляд изображениями античных богов и богинь на фоне лазурно-голубого неба. Высокие окна занавешены синими портьерами, пол устлан ковром такого же цвета. Украшенная резьбой кровать с позолоченными подпорками застелена шелком и бархатом и увенчана балдахином с перьями страуса — такая кровать, по убеждению Лоринды, и должна была находиться в парадной спальне.
Мебель вся в резьбе и позолоте, на столах и комодах огромные вазы с белыми лилиями, подобными тем, что украшали ее свадебный букет, а также гвоздиками и гардениями, наполнявшими воздух чудным ароматом.
— Надеюсь, вам понравится здесь, миледи, — почтительно промолвила экономка.
— Это просто замечательно! — восхитилась Лоринда. — Я вспоминаю, как эта комната выглядела раньше, и просто не верится, что она могла так преобразиться.
— Замок теперь не узнать, миледи; все, кто здесь останавливается, говорят, что у нашего хозяина превосходный вкус.
Она облегченно вздохнула.
— Но я рада, что все уже позади. Здесь у нас трудились рабочие со всего графства. Еще никогда подобные вещи не делались так быстро, но впрочем, если уж хозяин что-либо захочет, он своего добивается!
«Это правда», — с горечью подумала Лоринда. Она сняла венок и фату и умылась. Затем пришла горничная, чтобы причесать ее и снова закрепить на голове венок.
Лоринда решила остаться в платье, в котором венчалась. Сегодня утром она уже пыталась воспротивиться чужой воле и проиграла. У нее не было никакого желания еще раз затевать ссору с мужем по тому же поводу.
Лоринда была уже готова, когда раздался стук в дверь. Горничная открыла, и девушка увидела отца.
— Я зашел попрощаться, Лоринда. Горничная оставила их наедине.
— Твой муж оказал мне честь, он дал мне самых быстрых лошадей и сопровождающих, чтобы я мог проделать первую часть пути.
— Ты намерен отправиться в Бристоль?
— Там я смогу найти судно, которое доставит меня в Ирландию.
— Я знаю, как ты ждешь этой поездки, папа, и надеюсь, она тебя не разочарует.
— Уж по крайней мере как следует позабавлюсь, — сказал граф.
Он вдруг посерьезнел и, запинаясь, промолвил:
— Я буду… скучать по тебе, Лоринда.
— Не сомневаюсь, папа.
Он мягко положил руки ей на плечи.
— Хейл позаботится о тебе. Смею заметить, из него выйдет вполне покладистый муж, не смотри, что порой он ведет себя так, будто он сам Господь всемогущий!
Лоринда рассмеялась:
— Именно так он и думает о себе, папа! Отец улыбнулся:
— Ну что ж, думаю, ты быстро поставишь его на место. Все мужчины, которые встречались на твоем пути, в конце концов становились твоими покорными рабами, я уверен, что и Хейл не окажется исключением.
— Хотелось бы верить, — сказала Лоринда. Однако она не слишком надеялась, что ей удастся покорить Дурстана Хейла. Он казался совершенно невосприимчивым к ее чарам, и, кроме того, в нем чувствовалась непреклонность, какую она еще ни разу не замечала ни в одном мужчине.
И все же она попыталась убедить себя, что ее тревога совершенно напрасна. Еще ни один из блестящих кавалеров и светских щеголей, домогавшихся ее внимания в Лондоне, не смог подчинить ее себе. Может быть, потому, что она выказывала им равнодушие, всегда оставалась для них недосягаемой, и они рано или поздно оказывались у ее ног, признательные ей за малейшую милость и охотно исполнявшие малейшую ее прихоть.
Лоринда взглянула на отца и улыбнулась:
— Не беспокойся за меня, папа. Я прекрасно со всем справлюсь.
— Надеюсь, что так, — искренне произнес граф и добавил: — Если даже случится самое худшее, ты всегда сможешь скрыться. Я напишу тебе из Ирландии и непременно расскажу, как мне там живется. Вероятно, в конце концов мы снова будем вместе.
Лоринда знала, что отец говорит неправду, однако воздержалась от замечаний.
— Я никогда не забуду об этом, папа. — Она поцеловала отца в щеку.
На мгновение он прижал ее к своей груди, затем отстранился и окинул взглядом спальню.
— Во всяком случае, тебе не придется беспокоиться о хлебе насущном!
— Так же, как и тебе! — подхватила Лоринда. — Но будь осторожен, папа. В следующий раз, когда тобой овладеет азарт игрока, рядом может не оказаться состоятельного набоба из Индии, готового поставить на кон!
Выражение из лексикона игроков рассмешило отца. Когда он вышел из комнаты, Лоринда неожиданно почувствовала себя безмерно одинокой.
Девушка пыталась убедить себя, что все дело в огромных размерах дома, но в то же время понимала, что у нее только одна причина для тревоги: теперь она в полном смысле слова осталась наедине со своим мужем.


Веселое пиршество арендаторов в огромном амбаре достигло своего апогея, и шум там стоял просто невообразимый. Когда Лоринда с мужем прибыли к месту празднества, большие бочки с элем и корнуоллским сидром, который особенно ударял в голову, вот уже несколько часов опустошались одна за другой.
Все собравшиеся поднялись с мест, даже те, что нетвердо держались на ногах, и приветствовали новобрачных радостными возгласами, а распорядитель проводил их к двум креслам в дальнем конце помещения, напоминавшим троны.
Наиболее уважаемые фермеры обратились к ним со словами поздравления, после чего Дурстан Хейл заговорил снова.
На этот раз его ответная речь оказалась даже более забавной, так что аудитория прямо-таки покатывалась со смеху. А в заключение по случаю своего бракосочетания он пообещал им освобождение на шесть месяцев от арендной платы. Это известие было воспринято, пожалуй, с еще большим восторгом: в ответ раздались бурные аплодисменты.
Пока они обходили помещение, обмениваясь рукопожатиями с гостями, Лоринда пришла к выводу, что Дурстан Хейл не только хозяин поместья, но и главное лицо в этом маленьком мирке, а у нее самой, в сущности, ничтожная роль.
Однако женщины от души желали счастья Ло-ринде, а некоторые застенчиво протягивали ей веточки белого вереска и маленькие раковины, которые, как вспомнила она не без смущения, считались талисманами, дарующими молодоженам плодовитость.
Потом они все вместе вышли в сад полюбоваться фейерверком. Ракеты стремительно взлетали в потемневшее небо, и целый град золотистых и серебряных искр обрушивался на затененные кустарники.
К концу вечера Лоринда заметно устала, и когда наконец Дурстан Хейл сказал, что они могут вернуться в дом, она с радостью удалилась в большую гостиную, которую до сих пор еще ни разу не видела.
Комната оказалась чудесной, однако Лоринда была слишком утомлена, чтобы оценить по достоинству мебель и картины на стенах. Часы показывали половину десятого. По лондонским меркам было еще не слишком поздно, но у нее с самого полудня не выдалось ни одной свободной минуты, чтобы передохнуть.
— Не желаете чего-нибудь выпить? — предложил Дурстан Хейл.
— Нет, спасибо.
— Позвольте заметить, что вы с честью выдержали то, что должно было стать для вас суровым испытанием.
Его комплимент немало удивил Лоринду.
Весь день она была во власти неприятного ощущения, что он осуждает все, что бы она ни говорила и ни делала.
— Завтра я покажу вам свадебные подарки, — продолжал он. — Я счел излишним выставлять их в холле — они заняли бы все помещение, — и мой секретарь перенес все в одну из гостиных.
— Надо полагать, ни один не предназначен лично для меня?
Он ничего не ответил, и она спросила:
— Вы поместили объявление о нашей свадьбе в «Газетт»?
— Нет.
Лоринда удивленно вскинула брови:
— Но почему?
— Мне казалось, люди сочтут странным то обстоятельство, что вы вышли замуж, едва успев покинуть Лондон. Есть лишь одна видимая причина, чтобы поспешить со свадьбой.
— Вы имеете в виду ваше состояние?
— Вот именно!
— Разумеется, было бы затруднительно объяснять всем и каждому, что вам нужна жена с титулом и землями, непосредственно граничащими с вашими, и это настоящая причина спешки.
К ее огорчению, муж никак не отреагировал на ее колкость.
— Пожалуй, вам лучше удалиться к себе, — заметил он.
Она поднялась с места, невольно почувствовав раздражение от того, что он предложил это первым.
— Я действительно очень устала, — промолвила она, — и это неудивительно — ведь пришлось пожимать руки стольким людям.
Они вместе дошли до нижней ступеньки лестницы, где уже стоял наготове лакей.
Лоринда хотела пожелать Дурстану Хейлу спокойной ночи таким тоном, чтобы ясно дать ему понять: она не ожидает увидеть его снова до завтрашнего утра. Однако она опасалась, что это может побудить его к противодействию, которого она надеялась избежать, и потому медленно поднялась по лестнице, даже не посмотрев в его сторону.
Ее распирало любопытство, не следит ли он за ней, но она не обернулась.
Оказавшись у себя в спальне, где ее ждали горничные, она почувствовала необъяснимое сердцебиение.
Лишь когда ее наконец оставили одну, девушка призналась себе, что она просто была напутана. Сама мысль, что Дурстан Хейл может к ней прикоснуться, а тем более предъявить свои супружеские права, внушала ей ни с чем не сравнимый ужас. Он был ей настолько неприятен, что, казалось, одно его прикосновение принесет ей больше страданий, чем все муки ада, которые столь красочно живописал викарий в своих проповедях.
«Я его ненавижу!» — повторяла она про себя.
Как только горничные покинули комнату, она бросилась к двери, чтобы ее запереть, и почти тут же недоверчиво уставилась на замок.
Ключа в скважине не оказалось!
Лоринда даже предположить не могла, что в доме, где под рукой было все, в том числе и замки, украшенные рельефными изображениями и позолотой, не найдется ни одного ключа. Она открыла дверь, дабы убедиться, не оставлен ли он снаружи: быть может, комнаты запирают лишь тогда, когда их обитатели отсутствуют. Ничего!
Девушка осмотрела смежную комнату, которая вела в гостиную, но и там ключа не было, и она на миг остановилась в раздумье, чувствуя, как ею постепенно овладевает паника. Но усилием воли Лоринда подавила в себе страх, зная, что будет сопротивляться до последнего вздоха. Пусть их считают супругами по закону, никогда, будучи в здравом уме и твердой памяти, она не согласится на большее.
Она бросилась в противоположный угол комнаты и стала торопливо открывать ящики покрытого инкрустацией комода.
В одном из них среди привезенного из дома багажа, рядом с перчатками и носовыми платками, девушка нашла пистолет, который всегда носила с собой для защиты от разбойников и грабителей с большой дороги.
Пистолет лежал в особом футляре, где также хранились пули, и Лоринда зарядила его.
«Если даже мне придется стрелять, вовсе не обязательно доводить дело до смертоубийства, — размышляла она. — Я могу просто ранить его в руку, и тогда на некоторое время он перестанет докучать мне своим присутствием».
Надо заметить, что Лоринда была довольно метким стрелком. Зная, как огорчен отец, что судьба не дала ему сына, она достигла совершенства во всех видах спорта, которые предпочитала сильная половина человечества.
Как только Лоринда достаточно подросла, чтобы сесть на лошадь, она стала ездить верхом. Она могла подстрелить дичь не хуже опытного охотника и упражнялась с револьвером, пока не научилась попадать в яблочко. Еще до того как в возрасте десяти лет Лоринда покинула Корнуолл, она побеждала не только своих ровесников, но и подростков с конюшни в скачках с препятствиями. Она ездила на тех же лошадях, что и взрослые, помогала их объезжать и обладала такой великолепной посадкой и умением держаться в седле, что старый грум отца часто говорил:
— Таким вещам нельзя научить, миледи. Видно, это дано вам от рождения.
С пистолетом в руке Лоринда уселась в кресло напротив двери.
Горничные переодели ее в тонкую, отделанную кружевами ночную рубашку, которую она привезла с собой из Лондона, однако Лоринда набросила поверх нее не пеньюар под пару ей, а атласный халат на подкладке, теплый и гораздо менее откровенный.
Девушка потуже завязала пояс на талии, надеясь, что ее красота не заставит супруга потерять голову, как это часто случалось с другими мужчинами в ее присутствии.
Каждый раз, когда она оставалась наедине с мужчиной, он рано или поздно пытался привлечь ее к себе и поцеловать.
Лоринде не раз приходилось давать отпор слишком горячим поклонникам, но еще ни одному из них не удавалось удержать ее дольше чем на несколько секунд и тем более добиться от нее поцелуя.
Это вызывало у нее гнев и отвращение, и если бы кто-нибудь из них осмелился на большее, она могла пристрелить дерзкого собственными руками.
«Я сумею справиться с Дурстаном, как и с остальными», — убеждала про себя Лоринда.
И вдруг непонятно почему она вспомнила человека, удержавшего ее стальной хваткой, когда она разыскивала контрабандистов. За последние две недели на девушку обрушилось столько дел, что она уже почти забыла то неприятное происшествие — ладонь незнакомца, сжимавшую ей рот, и его руку, с легкостью оторвавшую ее от земли.
«Он напал на меня сзади, — нашла она себе оправдание. — Дурстан и я встретимся лицом к лицу».
Лоринда сидела и, не отрываясь, смотрела на дверь. Заряженный пистолет лежал рядом, так чтобы она могла дотянуться до него правой рукой.
Когда ее муж придет, она раз и навсегда покажет ему, кто здесь хозяин.
Лоринда проснулась внезапно.
Она не сразу сообразила, где находится. Чуть погодя, она обнаружила, что свечи почти догорели и сама она сидит в кресле с высокой спинкой, вся продрогшая и окоченевшая. Он так и не пришел!
Пистолет по-прежнему лежал рядом с ней.
Не в силах справиться с дрожью, она с трудом поднялась на ноги и посмотрела на часы из Дрезденского фарфора, стоявшие на каминной полке. Было три часа ночи.
Лоринда недоверчиво уставилась на стрелки. По-видимому, она проспала по меньшей мере три часа.
Теперь не оставалось никаких сомнений: муж не придет к ней сегодня ночью, и она может лечь в постель.
Лоринда сняла атласный халат, бросив встревоженный взгляд на дверь — а вдруг он вздумает появиться как раз в этот момент.
Она скользнула под одеяло и все-таки положила пистолет под подушку.
Кровать была теплой и удобной, однако вопреки ожиданиям Лоринда заснула не сразу. Ее мучил вопрос, почему муж в брачную ночь решил оставить ее одну. Казалось маловероятным, чтобы такой человек, как он, не стал настаивать на своих супружеских правах.
Затем в голову пришла неожиданная мысль: неужели причина в том, что он не находит ее привлекательной?
Лоринда отказывалась в это верить и вместе с тем вынуждена была признать, что, с тех пор как она впервые встретила Дурстана Хейла, он никогда не смотрел на нее с выражением, хотя бы отдаленно напоминавшим восхищение. Даже сегодня, несмотря на то что она надела свадебное платье, которое он сам для нее выбрал, вместе с присланной им фатой, в те короткие мгновения, когда она обращала свой взгляд на него, в его глазах было все то же насмешливое выражение, а на губах — слегка язвительная улыбка, приводившая ее в бешенство.
Неужто и в самом деле из всех мужчин, встреченных ею до сих пор, ей послан судьбой тот единственный, кого она ни в малейшей степени не привлекала как женщина?
По ее самолюбию был нанесен жестокий удар, и она, желая смягчить его, стала убеждать себя, что ошиблась. Радуясь возможности не прибегать к насилию, чтобы помешать мужу прикоснуться к ней, она в глубине души была глубоко оскорблена его безразличием.
На ее счету было столько побед, и она была так избалована лестными предложениями и комплиментами мужчин, что случившееся казалось ей из ряда вон выходящим, недоступным ее пониманию.
Ее охватило такое уныние, что она, не в состоянии справиться с ним, задала себе еще один вопрос: если он не был очарован ею, то как она могла подчинить его себе и диктовать ему свою волю?
Девушка погрузилась в сон ближе к рассвету, и когда она проснулась, то обнаружила, что этот вопрос все еще занимает ее ум.
В восемь часов утра, как она и просила, явились горничные, и она велела подать завтрак в постель: у нее не было никакого желания встретиться с мужем раньше, чем этого требовала необходимость.
Ей принесли изящно сервированный поднос, покрытый кружевной салфеткой, на нем стояли серебряные блюда с фамильным гербом, тарелки и чашки из севрского фарфора.
Лоринда невольно вспомнила завтраки в Прайо-ри, которые неуклюже ставила на стол старая миссис Доджман, а также фарфоровую посуду с отбитыми краями и потускневшее серебро — всем этим приходилось довольствоваться ей с отцом.
— Не могли бы вы выяснить, каковы планы на утро? — обратилась она к одной из горничных.
— Хозяин просил передать вам, миледи, как только вы проснетесь, что в половине одиннадцатого он собирается на прогулку верхом и просит вас его сопровождать.
— Благодарю, — громко сказала Лоринда. — Будьте так добры, приготовьте мою амазонку.
Но про себя она решила: это не что иное, как еще одно приказание мужа. Он даже не поинтересовался, хочет ли она присоединиться к нему, просто таково его желание.
«Рано или поздно мы сумеем прийти к взаимопониманию», — успокаивала она себя, хотя интуиция подсказывала ей, что сделать это будет не так-то легко.
Когда Лоринда встала с постели, чтобы принять приготовленную для нее ванну, ей вдруг пришло в голову, что, если она хочет настоять на своем и подчинить себе мужа, как многих мужчин до него, то первое, что нужно для этого сделать, — конечно, пустить в ход свои женские чары.
Это открытие ее ошеломило. Ведь ее изначальным побуждением было продолжать сопротивляться ему, противопоставлять свою волю его воле, противоречить ему при всяком удобном случае, постепенно превращая его жизнь в настоящий ад, так что в конце концов он вынужден будет сдаться.
Однако девушка все же понимала, к своему огорчению, что такими методами она никогда не добьется желаемого результата и, если дело дойдет до поединка двух воль, он победит. Нет, ей следовало действовать более тонко, проявить все свое искусство обольщения, чтобы он просто не мог противиться ее очарованию. Ей будет нелегко скрыть свою неприязнь, но она так или иначе сумеет с этим справиться. Как и во всем остальном в жизни, она будет стремиться к поставленной цели и добьется своего обычной настойчивостью.
«Я заставлю его себя полюбить, — решила про себя Лоринда, — и страдать за то, что он так относится ко мне».
Она совершенно проигнорировала то обстоятельство, что он избавил ее отца от крупных неприятностей, заплатив гораздо больше, чем полагалось, за Прайори и за сомнительную привилегию стать ее мужем.
Ее ненависть к нему была настолько сильна, что она твердо вознамерилась отомстить ему любыми возможными и невозможными средствами.
«Он обязательно влюбится в меня, — сказала она сама себе угрюмо, — и вот тогда-то я смогу вволю посмеяться над ним, как над другими своими поклонниками».
Ей было известно лучше, чем кому бы то ни было, что насмешка может стать оружием гораздо более острым, чем холодная сталь, особенно если это касается чувств мужчины.
Лоринда невольно вспомнила, как часто она осыпала насмешками Эдварда, как охлаждала его пыл презрением, и тем не менее он всегда возвращался к ней, словно преданный пес, готовый умолять о новых милостях.
Именно так она покарает Дурстана Хейла за то, что он принудил ее выйти за него замуж. Избрав способ мести, она уже не сомневалась, что возьмет над ним верх, несмотря на то что преимущество было явно не на ее стороне.
Но прежде всего ей хотелось быть уверенной в одном — что ей не придется сидеть каждую ночь с пистолетом в руке в ожидании мужа, который не питал к ней никаких чувств.
Лоринда произнесла как бы между прочим, обращаясь к горничной:
— Я вижу, что в замке нет ключа. Иногда я запираю дверь днем, если хочу, чтобы меня никто не тревожил. Не могли бы вы узнать у экономки, куда он делся?
— Да, разумеется, миледи, — ответила горничная. — Понятия не имею, почему он исчез.
Лоринде эта пропажа действительно показалась загадочной, так как у Дурстана Хейла не было никаких видимых причин забирать с собой ключ, если он даже не собирался воспользоваться преимуществом, которое давала ему незапертая дверь в ее спальню.
Одетая в зеленую амазонку из тонкой ткани, отделанную белой тесьмой, Лоринда выглядела очень привлекательной. На ней была та самая треуголка с зеленым пером, развевавшимся над ухом, которая сразу же произвела настоящий фурор в Гайд-парке. Она уложила волосы с большей тщательностью, чем обычно, а ботинки для верховой езды, под широкой юбкой были начищены так, что блестели, словно зеркала, когда она спускалась вниз по лестнице.
Со звенящими на ногах серебряными шпорами и шуршащими нижними юбками, Лоринда являла поистине совершенное сочетание женственной мягкости и мужественности. Она постаралась придать своему взгляду нежность, которой вовсе не чувствовала, а когда увидела в холле Дурстана Хейла, ее алые губы соблазнительно приоткрылись и на них появилась обманчивая улыбка.
— Я с большим удовольствием принимаю ваше предложение вместе отправиться на прогулку верхом, — вежливо произнесла она. — Вы уже выбрали направление?
— Мне казалось, что вам будет интересно взглянуть на некоторые новшества, которые мне удалось ввести у себя на фермах, теперь я собираюсь их распространить и на Прайори.
— Буду очень рада, — мягко сказала Лоринда. Если он и был удивлен переменой в ее отношении
к нему, то ничем этого не показал.
Вместе они направились к парадной двери, но как только Лоринда взглянула на лошадей, ожидавших снаружи, ей уже не пришлось изображать восторг и воодушевление — эти чувства и в самом деле были искренними.
Ей никогда прежде не приходилось видеть более великолепных образцов этой породы.
Кобыла, предназначенная ей, оказалась вороной с белой звездочкой на переносице и белой полоской на груди. Жеребец, принадлежавший Дурстану Хейлу, был того же цвета, но без каких-либо пятен на гладкой, лоснящейся шкуре.
Лоринда подошла к кобыле, погладила ее морду и заговорила с ней ласково, словно с ребенком.
— Как ее зовут? — спросила девушка.
— Айше, — ответил Дурстан Хейл. — Я дал всем своим лошадям индусские имена, и мой жеребец носит кличку Акбар.
Грум подсадил Лоринду в седло. Она почувствовала, как Айше откликнулась на ее прикосновение к поводьям, и ее охватило то же самое ощущение удовольствия и прилива сил, какое испытывает музыкант, извлекающий звуки из великолепно настроенного инструмента.
В первый раз за многие недели она забыла обо всем, кроме радости от сознания того, что она едет верхом на животном, равного которому она до сих пор не знала.
На какое-то мгновение ее ненависть к мужу отступила на второй план. Она была счастлива, и счастье это казалось частицей яркого солнечного света, заливавшего все вокруг.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара



Начало неплохое, но слащавый конец смазывает все впечатление: 5/10.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЯзвочка
6.04.2011, 9.52





как у мужчины хватило ума сделать такое с женщиной которую он любит откуда у него такая жестокость по отношению к женщине которую он любит надо было героине намного дольше мучить своего мужа в отместку но должна сказать что этот роман не очень похож на другие романы этой писательницы
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаранаталия
3.02.2012, 11.14





Наконец-то прочитала роман Картленд, где герои имеют убеждения, страсти, а не какие-то ангелы небесные или наоборот злодеи, приятно и то, что жизнь показана не только в двух цветах (чорное и белое).
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараItis
24.07.2012, 20.35





Что за бред!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЕвгения
29.08.2012, 0.31





Интересный роман, не похож на массу других, читала с удовольствием. Всем советую прочитать!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараВера
3.03.2013, 3.05





Хотите заработать на написании текстов? заходите на сайт http://msn.ru-internet.info/ и зарабатывайте.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЛилия
3.03.2013, 4.28





Так не похоже на все остальные романы. Очень понравилось
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараВалентина
5.11.2013, 16.10





Бред ужас советую не читать зря потратите время
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараTia
19.12.2013, 22.26





хороший роман.некоторым людям нужна встряска чтоб они стали хоть чуть человечние а не видели только себя любимого
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюси
16.02.2014, 18.34





Согласна с Люси. Выпороть кнутом и шпорами к голому телу - лучший путь к сердцу женщины. И главное как героиня его сразу полюбила.
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбарагость
20.03.2014, 2.35





Местами нечего ,местами лабуда.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараОльга М
24.05.2014, 12.30





роман вкусный, прочла с удовольствием
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюбовь
11.03.2015, 15.40





роман вкусный, прочла с удовольствием
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюбовь
11.03.2015, 15.40





прекрасный роман.
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаравалентина
13.03.2015, 6.59





Не тратьте свое драгоценное время на эту чушь!!!!!!!!!!!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАлександра
14.03.2015, 10.10





Мне очень понравилось!с хлыстом конечно немного черезчур, но в целом идеально! :-)
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбарасашенька с
16.03.2015, 4.31





роман очень хорош для начинающих читать ЛР
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАнна П.
16.03.2015, 17.09





героиня очень хороша, а герой - мерзавец, конец романа совершенно нелеп
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаранадежда
7.11.2015, 23.57





Главная героиня весьма смела и предприимчива, рекомендую тем, кому приелись "мягкие солнышки" и Мери Сью
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАнна
8.01.2016, 16.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100