Читать онлайн Укрощение леди Лоринды, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Укрощение леди Лоринды

Читать онлайн

Аннотация

Леди Лоринда Камборн была проказницей, кокеткой, королевой лондонского высшего света. Самые блестящие мужчины падали к ее ногам, потворствовали любым прихотям, молили о ее руке и сердце — и удалялись, отвергнутые. Но однажды из-за границы прибыл поистине некто -таинственный и весьма привлекательный незнакомец, которого трудно было уничтожить язвительной насмешкой или презрительным взглядом и который твердо решил преуспеть в нелегком деле укрощения леди Лоринды…


Следующая страница

Глава 1

1794 год
Человек в зеленой маске стоял неподвижно, созерцая буйство красок, блеск и шум бала.
В приглашениях, разосланных накануне, содержалось уведомление, что гости могут приходить в любых нарядах по собственному вкусу, а потому среди танцующих нетрудно было заметить нескольких дам в костюме Клеопатры и множество Паяцев, однако преобладали головные уборы и пышные брыжи елизаветинской эпохи.
При свете хрустальных люстр кружились в танце пары под музыку оркестра в галерее Менестрелей, и человек в зеленой маске сказал с удивлением стоявшему рядом другу:
— Я думал, вы привезете меня на бал, где будет весь бомонд.
— Как раз на нем вы и присутствуете.
— Разве эти дамы не прелестные жрицы Киприды?
— Разумеется, нет! Перед вами сливки общества, благородные леди, украшение самых знатных семейств страны.
— Ну кто бы мог подумать!
Человек в зеленой маске смотрел не на соблазнительные алые губки, не на глаза, блестевшие в разрезах бархатных полумасок, не на белоснежные шеи, окольцованные всевозможными драгоценностями, а на розовые кончики грудей, изящные изгибы бедер и очертания стройных ног, слишком откровенные под полупрозрачной тканью платьев.
— Неужели я на самом деле в Англии?! — неожиданно воскликнул он.
Его друг рассмеялся:
— Вы слишком долго пробыли за границей. За это время многое переменилось, и, как вы сами скоро убедитесь, далеко не всегда к лучшему.
— Когда я покинул страну, — продолжал удивляться человек в зеленой маске, — женщины были нежны и кротки, следовали правилам приличия и не перечили мужьям.
— Эти взгляды безнадежно устарели. Сегодня женщины отнюдь не прежние слабые создания — они посещают скачки и бега, участвуют в охоте, играют в крикет и, как, например, принцессы королевской крови, даже в футбол!
— Боже праведный!
— Они считают себя во всем равными мужчинам и стараются это подчеркнуть.
— Я уже заметил, что пудреные парики исчезли.
— И у женщин, и у мужчин, слава Богу! Разумеется, нам остается только благодарить принца Уэльского
type="note" l:href="#FbAutId_1">1
за то, что тот ввел в моду стиль au naturel
type="note" l:href="#FbAutId_2">2
.
— Для нас это, безусловно, большое облегчение, — заметил человек в зеленой маске, — но что касается женщин, то тут совсем другое дело.
— Новый порядок вещей, — засмеялся его друг, — заставляет их носить прическу «a la victim»
type="note" l:href="#FbAutId_3">3
, что, конечно, объясняется революционным поветрием, долетевшим из Франции. — Подумав, что это сообщение может быть не вполне понятно собеседнику, он добавил: — Высокие, сложные сооружения на голове ушли в прошлое вместе со старым режимом. Теперь в моде легкие, небрежно уложенные локоны, как бы слегка тронутые ветерком, а завершающим штрихом служит тонкая полоска темно-красного бархата вокруг шеи.
— Если учесть, сколько народу во времена террора прошло через гильотину, я бы назвал это весьма дурным вкусом! — резюмировал человек в зеленой маске.
— Дорогой мой друг, многое из того, что мы делаем, грешит дурным вкусом, но тем не менее мы продолжаем это делать. — Он лукаво глянул на своего спутника. — Многие дамы в Карлтон-Хаусе
type="note" l:href="#FbAutId_4">4
носят такое декольте, что грудь почти полностью обнажена или же прикрыта столь прозрачной материей, что домысливать уже нечего.
Человек в зеленой маске не произнес в ответ ни слова, продолжая наблюдать с небольшого возвышения за танцующими парами, и ему невольно бросилось в глаза, что ритм танца стал более стремительным, а движения танцующих — вульгарными.
— Вы, конечно, можете подумать, что я отстал от моды… — начал было он, но внезапно умолк.
Июньский вечер был такой душный, что высокие французские окна, выходившие в сад, пришлось открыть настежь. Совершенно неожиданно, ко всеобщему удивлению, через окно в бальную залу въехала женщина верхом на вороном коне.
Казалось, на ней отсутствовали какие-либо одежды, лишь длинные золотисто-рыжие волосы, спускавшиеся ниже талии, укрывали ее тело. Открытыми оставались только обнаженные руки и ноги.
При ближайшем рассмотрении можно было заметить, что мексиканское седло под ней, украшенное серебряным орнаментом, приподнято спереди и сзади.
Однако она ехала верхом по-мужски, что уже само по себе выглядело чрезвычайно смело. Кроме того, на ней не было маски — видимо, она считала это для себя недостойной уловкой. Ее огромные зеленые глаза в пол-лица сияли от удовольствия.
Человек в зеленой маске наконец снова обрел дар речи:
— Боже правый! Кто она?
— Это леди Лоринда Камборн, — ответил его друг, — самая отъявленная проказница из всех, кого я знаю.
— Неужели она действительно из уважаемой семьи?
— Ее отец носит титул графа Камборна и Кардиса.
— Будь у него хоть капля здравого смысла, он бы задал своей дочери хорошую трепку и немедленно забрал ее домой.
— Едва ли он вообще ее увидит, поскольку никогда не отрывает глаз от карточного стола.
— Так, значит, он игрок?
— Да, и притом неисправимый!
— И сколько лет этой девушке?
— Кажется, леди Лоринде уже исполнилось двадцать. По крайней мере, насколько мне известно, в Сент-Джеймсе
type="note" l:href="#FbAutId_5">5
тосты в ее честь поднимаются вот уже в течение двух лет.
— Неужели ею на самом деле восторгаются?
— По-моему, вы слишком строги! Возможно, ее поведение предосудительно, и я не отрицаю, что ее выходки становятся предметом пересудов, но она сногсшибательно красива и успела разбить немало сердец.
Человек в зеленой маске ничего не ответил. Он не сводил глаз с леди Лоринды, когда она верхом на великолепном вороном жеребце объезжала кругом бальную залу.
Танцующие остановились, приветствуя ее появление аплодисментами. Мужчины бурно выражали одобрение, что-то выкрикивали и бросали ей цветы.
— В клубе Уайта
type="note" l:href="#FbAutId_6">6
было заключено пари, что она не осмелится появиться на публике нагой, — сообщил человеку в зеленой маске его собеседник. — Что ж, она выиграла пари, и кому-то придется распроститься с кругленькой суммой. И нечто подобное происходит всякий раз после ее очередной скандальной выходки.
Сделав два полных круга, леди Лоринда ответила поклоном на бурные приветствия толпы и, выскочив через окно, исчезла в саду так же неожиданно, как и появилась.
— Означает ли это, что больше мы ее не увидим? — осведомился человек в зеленой маске.
— О Господи, конечно, нет! Ее светлость непременно вернется снова, в каком-нибудь причудливом наряде — в зависимости от ее фантазии в данный момент, и готов поручиться, что она даже не попытается скрыть свое лицо! Скорее всего она покинет бал одна из последних.
— Неужели ей доставляет удовольствие выставлять себя напоказ? — В голосе вопрошающего чувствовалось презрение.
— Похоже, что да. Так она и проводит свою жизнь — празднества каждый вечер, сумасбродные вояжи в Воксхолл
type="note" l:href="#FbAutId_7">7
или менее изысканные места ночных развлечений. И везде, где бы она ни появлялась, остаются разбитые сердца. — Немного помолчав, он добавил: — О леди Лоринде ходит множество слухов, самый последний — будто маркиз Куинсбери…
— Боже правый, неужели этот старый распутник все еще не угомонился? — воскликнул человек в зеленой маске.
— Этот волокита до самой смерти не угомонится! Итак, он вообразил себя Парисом, который должен решить, кому достанется золотое яблоко с надписью «прекраснейшей».
— Если мне не изменяет память, в мифе оспаривали друг у друга это звание три богини.
— Да, вы правы.
— И все они были обнажены?
— Вот именно!
— Не хотите ли вы сказать, что одну из них представляла леди Лоринда?
— По крайней мере так мне говорили.
— Неужели мужчины и впрямь способны влюбиться в женщину такого сорта?
— В том-то и дело, что да! И справедливости ради я не могу умолчать о том, что леди Лоринда обладает удивительной отвагой и сильным характером, чего, как это ни прискорбно, зачастую не хватает ее сверстницам. Ни один мужчина не может пройти мимо нее равнодушно.
— Или не выделить ее среди прочих! — сухо произнес человек в зеленой маске.
— Пожалуй, я познакомлю вас с ней, — улыбнулся его друг. — Ее светлости только на пользу встреча с человеком, который не сражен с первого взгляда ее красотой и не жаждет попасть под ее изящный каблучок.
Немного помолчав, он добавил:
— Ну а пока я вижу, что прибыл принц Уэльский, пойдемте, я представлю вас. Без сомнения, он будет рад услышать из первых рук известия с другой части света.
По окончании трапезы человек в зеленой маске покинул парадную столовую, где имел честь сидеть за королевским столом, и вышел в сад, так как в помещении стало очень жарко и душно.
«Бал в Хэмпстеде, — подумал про себя человек в зеленой маске, — мало чем отличается от любого деревенского праздника».
От ночного ветерка тихонько шелестела листва огромных деревьев, клумбы источали сладостный аромат левкоев, и звезды ярко сияли на темном бархате неба.
Он глубоко вдохнул дивный воздух. Как разительно отличается он от удушающего зноя Индии! Неожиданно ночную тишину прорезал мужской голос:
— Ради всего святого, Лоринда, выслушайте меня. Я люблю вас! Выходите за меня замуж, иначе, клянусь, я покончу с собой!
Человек в зеленой маске вздрогнул. В голосе незнакомца слышалось неприкрытое страдание.
— Умоляю вас, станьте моей женой, сделайте меня счастливейшим из смертных!
— В который раз, Эдвард, я отвечаю вам «нет» — в десятый или одиннадцатый?
Человек в зеленой маске понял, что этих двоих отделяет от него только высокая живая изгородь.
В темноте он не мог ничего рассмотреть, однако ясно представил себе, как они сидят рядом на скамье, повернувшись спинами к изгороди, всего лишь в нескольких футах от него.
— Я уже просил вас об этом раньше и прошу снова — выходите за меня замуж!
— А я снова, как и всегда, отвечаю вам отказом. В самом деле, Эдвард, вы начинаете казаться мне ужасно докучным! Я хотела бы вернуться в залу.
— Не уходите, Лоринда. Пожалуйста, останьтесь со мной. Я не буду вам надоедать. Я сделаю все что вам угодно — все! — лишь бы только вы стали ко мне хоть немного благосклоннее.
— С какой стати? Если бы мне понадобилась комнатная собачка, я бы купила ее себе.
Голос девушки звенел презрением. Затем до человека в зеленой маске донеслись ее слова:
— Если вы только посмеете прикоснуться ко мне, клянусь, я больше никогда не стану с вами разговаривать!
— Лоринда! Лоринда! — раздался отчаянный крик.
Потом он услышал стук каблучков, удалявшихся по украшенной флагами аллее, и сдавленный стон мужчины, оставшегося на скамье… Человек в зеленой маске сделал из этого вывод, что разговор окончен, и вернулся в бальную залу.
Отыскать в толпе леди Лоринду было нетрудно: как только человек в зеленой маске проник в залу через французское окно, он услышал ее голос, веселый и беззаботный, как будто ничего не произошло.
Она была одета с поразительной смелостью: расшитый позументами мундир кавалериста облегал ее гибкий стан; длинные атласные панталоны с подвязками поверх шелковых чулок слишком откровенно подчеркивали стройность ног. Рыжевато-золотистые волосы были завиты и уложены наподобие парика под шляпой с пером. Она надела маску, которая, однако, не могла скрыть ее маленький прямой нос, превосходно очерченные губы и гордо вздернутый подбородок.
В руке она держала бокал, и человек в зеленой маске увидел, что она и обступившие ее гости пьют за здоровье хозяина дома, смуглого мрачного человека средних лет.
Он поблагодарил всех, кто поднял за него тост, но взгляд его был прикован к леди Лоринде, и когда гости осушили бокалы, он приблизился к ней.
— Позвольте проводить вас в сад. Я должен с вами поговорить.
Они стояли недалеко от человека в зеленой маске, так что он мог слышать их разговор.
— Я как раз вернулась из сада, — сказала леди Лоринда, надув губки. — Если вы собираетесь снова навязывать мне свои ухаживания, Ульрик, то считаю своим долгом предупредить вас: я совсем не в настроении.
— Почему вы решили, что мои намерения именно таковы?
— Потому, что мужчины никогда не говорят ни о чем, кроме любви, — парировала Лоринда. — Неужели у них нет других тем для разговора?
— Только не в вашем обществе!
— Эти вечные объяснения в любви уже наскучили! Меня этот предмет нисколько не занимает; если вы действительно хотите доставить мне удовольствие, лучше побеседуем о чем-нибудь другом.
— Вы все еще притворяетесь бессердечной?
— Я не притворяюсь! Просто мне несказанно повезло. Давайте пройдем в столовую; я, кажется, проголодалась.
Они удалились, а человек в зеленой маске остался на месте и смотрел им вслед.
— Я же говорил вам, что она прекрасна, но совершенно непредсказуема, — раздался рядом голос его друга.
— Неужели все так и падают к ее ногам и безропотно потворствуют любым ее прихотям? — недоумевал человек в зеленой маске.
— Никто не осмелится противоречить леди Лоринде.
— А если бы кто-нибудь все-таки осмелился?
— Она бы перестала числить его среди своих знакомых. Я слышал от многих: лучше быть отлученным от церкви, чем впасть в немилость леди Лоринды!
Человек в зеленой маске усмехнулся:
— У меня создается впечатление, что, пока я был за границей, вы все тут начисто утратили чувство собственного достоинства — или, вернее, чувство юмора.
Гораздо позднее, когда гости стали расходиться и звезды на небе постепенно гасли в первых робких проблесках рассвета, оба друга покинули гостеприимный дом.
Они ехали в фаэтоне, увлекаемом парой великолепных лошадей, в сопровождении только одного грума.
— Вам понравился бал? — спросил человек, правивший лошадьми.
Его друг, теперь уже снявший маску, рассмеялся:
— Для меня сегодняшний вечер, безусловно, стал откровением! Я ожидал найти перемены, но не до такой же степени.
— Вы имеете в виду мужчин или женщин?
— Коль уж речь зашла об этом, меня особенно удивил принц. Он заметно располнел, да и его слишком развязные спутники произвели на меня не очень приятное впечатление.
— Как и на всех остальных, — поддержал его человек, правивший лошадьми. — Ну а что вы скажете о женщинах? Вы, похоже, глубоко потрясены…
Его собеседник снова рассмеялся:
— Уверяю вас, меня уже ничто не может потрясти. Но, должен сказать, я прихожу в ужас при мысли о том, что этим безответственным, вульгарным созданиям суждено дать жизнь следующему поколению наших граждан.
— У вас есть какие-нибудь предложения на этот счет?
— А что вы посоветуете мне сделать?
— Попытайтесь перевоспитать леди Лоринду! Чем не достойная задача для любого мужчины!
— Пожалуй, это возможно.
— Разве кому-нибудь удавалось укротить дикую кошку? Я готов держать пари на любую сумму, какую пожелаете, что это абсолютно безнадежное дело.
Обладатель зеленой маски, немного подумав, медленно произнес:
— Предлагаю тысячу гиней!
— Вы это серьезно?
В голосе друга проскользнуло недоверие. Затем он расхохотался.
— Я принимаю пари! Я готов рискнуть суммой в десять раз большей, лишь бы увидеть собственными глазами этот подвиг, достойный самого Геракла.
Они проехали еще полмили, и он внезапно воскликнул:
— Кстати, о дикой кошке в облике женщины! Вот и она сама, как раз впереди нас!
Он указал на черный дорожный экипаж, поднимавшийся вверх по холму в сторону таверны «Испанский дворик», где панели на дверях были украшены родовыми гербами Камборнов.
Сам экипаж не очень бросался в глаза, чего нельзя было сказать о кучерах в ливреях и лакеях на запятках кареты.
Вопреки принятым у английской аристократии цветам, таким как синий, зеленый или бордовый, слуги леди Лоринды были одеты в белое с серебряной отделкой.
Обладатель зеленой маски с изумлением смотрел вслед экипажу, который уже добрался до вершины холма, миновал узкий проезд между постоялым двором и заставой и остановился.
— Что случилось? — спохватился его спутник, правивший лошадьми, и тут же из его груди вырвалось восклицание: — Боже правый, разбойники! Они схватили ее светлость!
Он подхлестнул лошадей, но внезапно грянул выстрел, и разбойник, стоявший у открытой дверцы кареты, как подкошенный рухнул лицом вниз. Его напарнику удалось скрыться.
Прежде чем друзья поравнялись с каретой, леди Лоринда окликнула лакея, застывшего с поднятыми вверх руками; тот поспешил занять свое место, и карета тронулась.
Фаэтон остановился рядом с распростертым на земле телом. Разбойник лежал в придорожной канаве, широко раскинув руки и все еще сжимая пистолет.
Он был в маске и являл собой весьма отталкивающее зрелище. Не было никаких сомнений в том, что могла означать темно-красная струйка крови, стекавшая по его груди.
— Он, безусловно, мертв, милорд, — объявил грум, соскочив с запяток фаэтона и едва взглянув на тело.
Возница подстегнул лошадей.
— В любом случае нас это не касается, — отозвался он, и фаэтон двинулся вперед.
На некоторое время воцарилось молчание, потом обладатель зеленой маски сказал:
— С этой девушкой кто-то был. Это он застрелил нападавшего или, быть может, она сама это сделала?
— Ну разумеется, сама! — ответил его спутник. — Причем подобное случается с ней не впервой! — И, развеселившись, продолжал: — Вот вам наглядный пример, как нынешние молодые женщины могут сами позаботиться о себе. Я уже достаточно наслышан о том, как леди Лоринда справляется с разбойниками и грабителями с большой дороги. Теперь же я имел возможность видеть это собственными глазами!
Он рассмеялся.
— По-видимому, как только разбойник открыл дверцу кареты, леди Лоринда убила его с одного выстрела. Ее слугам даже не приходится рисковать собой, защищая ее.
— Должен признаться, я поражен! — заметил его спутник. — В мое время дамы в подобных случаях тут же ударялись в слезы и уповали лишь на то, что сильная мужская рука вызволит их из беды.
— Если вы предпочитаете именно такой тип женщин, которые при всяком удобном случае льнут к мужчинам, то они еше не перевелись. А поскольку вы богаты, то они будут льнуть к вам еще сильнее!
Ответа не последовало, и фаэтон направился дальше через Хэмпстед-Хис.


Леди Лоринда между тем полулежала в своей карете, закрыв глаза и откинувшись на подушки. Впрочем, предосторожности ради она не забыла перезарядить пистолет, покоившийся у нее на коленях, прежде чем позволить себе расслабиться.
Хэмпстед-Хис был печально знаменит орудовавшими там разбойничьими шайками, к которым она питала не меньшее отвращение, чем к поклонникам, осаждавшим ее своими мольбами и жалобами, хотя она прибегала к самым суровым мерам, чтобы отвадить их.
Лорд Эдвард Хинтон был лишь одним из многочисленных претендентов на ее руку, не желающих смириться с отказом. Вспомнив, как он докучал ей весь минувший вечер, она твердо решила впредь отказываться от приглашений на модные вечера, если Эдвард тоже там будет. Что бы она ему ни говорила, как бы холодно себя с ним ни вела, он не прекращал своих уговоров выйти за него замуж и превратился, как она выражалась, в «досадную помеху».
Лорд Вроксфорд, был не менее настойчив, но он по крайней мере, при всей бесчестности его домогательств, хотя бы не предлагал ей брак по той простой причине, что уже был женат. А посему, по мнению Лоринды, с ним было гораздо проще иметь дело. К тому же ее забавляли его остроумие и цинизм.
Девушка могла уничтожить Ульрика одной презрительной насмешкой, и оба они понимали, что скорее она достанет с неба луну, чем поддастся на его уговоры. Тем не менее Ульрик упорно не желал оставлять свои ухаживания. Однако с Эдвардом все обстояло иначе. Он так часто грозился покончить с собой, если Лоринда не станет его женой, что успел смертельно ей наскучить: едва он раскрывал рот, как она уже знала, что за этим последует.
Все же Эдвард, бесспорно, мог бы стать для нее вполне подходящим мужем, тем более что, если у его старшего брата по-прежнему будут рождаться только дочери и наследник мужского пола так и не появится, со временем к нему перейдет герцогский титул.
«Если рассуждать здраво, мне бы следовало принять его предложение, — иногда думала Лоринда. — Но только смогу ли я вытерпеть его вечное нытье до конца своих дней?»
Примерно те же самые чувства вызывали у нее и многие другие поклонники, а большинство из них были не только людьми состоятельными, но и занимали видное положение в обществе.
Правда, Лоринда понимала, насколько шаткой была ее власть над переменчивой, жадно ищущей новых удовольствий толпой, способной с одинаковым воодушевлением как возвысить, так и затравить любого, повинуясь минутной прихоти.
«Что, собственно, нужно мне самой?» — спрашивала себя Лоринда.
Экипаж между тем спустился с Хэмпстедского холма и теперь был вне опасности.
Она вдруг представила бесконечную череду балов и приемов и неизменный круг своих беспутных знакомых, с которыми кочевала из Лондона в Брайтон, на скачки в Ньюмаркет, на воды в Бат и обратно в Лондон, чтобы вновь исступленно бросаться в омут светских увеселений.
Но действительно ли она больше ничего не желала и ни к чему не стремилась в жизни? Она прекрасно понимала, что уже завтра все почтенные матроны, не одобрявшие ее поведения, будут на все лады, как попугаи, обсуждать ее появление на балу в облике леди Годивы
type="note" l:href="#FbAutId_8">8
. Лорд Бэрримор, член палаты пэров, снискавший репутацию отпетого развратника, заключил пари с друзьями, что у нее не хватит на это смелости, а Лоринде, отличавшейся импульсивным характером, больше ничего и не требовалось, чтобы решиться на самую дерзкую выходку.
— Я вольна поступать как мне угодно, — произнесла она вслух.
Лоринда невольно рассмеялась при одной мысли, что слухи о ее поведении, переданные со всеми подробностями, дойдут до короля и королевы в Виндзорском замке. Без сомнения, они припишут эту скандальную историю пагубному и разлагающему влиянию, которое оказывал на высшее общество пример принца Уэльского.
— Старые ханжи! — воскликнула в сердцах Лоринда.
С явным облегчением она заметила, что поездка подошла к концу и карета остановилась у парадной двери дома Камборнов на Ганновер-сквер.
Это был довольно большой, но неудобный и неприглядный особняк, построенный седьмым графом Камборном, который приходился Лоринде дедом. Она сделала все возможное, чтобы придать дому больше блеска, и когда лакей в белой с серебром ливрее, сшитой по ее вкусу, открыл дверь, она отметила, что у дома теперь гораздо менее мрачный вид, чем в годы ее детства.
— Его светлость дома, Томас? — спросила она.
— Да, миледи. Его светлость вернулся полчаса назад. Он в библиотеке.
— Благодарю вас, Томас.
Лоринда бросила плащ на стул. Словно не замечая, что лакей смотрит на ее мужскую одежду округлившимися от ужаса глазами, она направилась по мраморным плитам к библиотеке.
Ее отец сидел за столом в центре комнаты и заряжал дуэльный пистолет.
При появлении дочери граф Камборн изумленно поднял глаза. Он был все еще красивый мужчина с сединой в волосах и нездоровым цветом лица, так как почти все время проводил за карточным столом, а игорные залы, как известно, славились своей духотой.
Он поспешно опустил пистолет и воскликнул:
— Я не ожидал тебя так рано, Лоринда!
— В чем дело, папа? Только не говори мне, что ты собираешься драться на дуэли.
Отец ничего не ответил, и, подойдя к столу, она посмотрела ему в глаза.
— Лучше расскажи обо всем, папа.
Сначала ей показалось, что граф собирается ответить отказом. Но потом он откинулся на спинку кресла и с вызовом в голосе сказал:
— Я хотел застрелиться!
— Папа, ты, верно, шутишь!
— Я проиграл все наше состояние. Какое-то мгновение Лоринда не могла пошевелиться. Затем она опустилась в кресло напротив.
— Расскажи, что, собственно, случилось.
— Я играл в карты с Чарлзом Фоксом
type="note" l:href="#FbAutId_9">9
, — ответил граф.
Лоринда сжала губы. Она прекрасно знала, что отец не мог бы выбрать себе более опасного противника, чем Чарлз Фокс. Этот выдающийся политический деятель из партии вигов был весьма неопрятным, малопривлекательным на вид человеком, с выступавшим брюшком, двойным подбородком и черными кустистыми бровями, но в то же время он отличался поразительным красноречием и редким обаянием. Поскольку король его не жаловал, он со своей стороны сумел заручиться дружбой принца Уэльского, причем отношение принца к нему порой граничило с идолопоклонством. Будучи сыном довольно богатого человека, Чарлз Фокс еще в Итоне
type="note" l:href="#FbAutId_10">10
проявлял неуемную страсть к карточной игре, и когда ему было всего шестнадцать, они с братом умудрились проиграть тридцать две тысячи фунтов за один вечер!
Какая ирония судьбы, подумала Лоринда. Это один из тех крайне редких случаев, когда Чарлзу Фоксу везло в карточной игре, и потерпевшим оказался именно ее отец. Последующие слова графа только подтвердили ее худшие опасения.
— Я весь вечер выигрывал, Лоринда, — сказал он устало, — и уже выиграл довольно крупную сумму, когда неожиданно удача улыбнулась Фоксу. Я решил, что это долго не продлится, но когда я поднялся из-за стола, мне уже больше нечего было поставить на кон.
Лоринда была ошеломлена, но спросила с нарочитым спокойствием:
— И сколько всего ты проиграл?
— Сто тысяч фунтов!
Для многих игроков, проводивших вечера в клубе Уайта, такая сумма отнюдь не показалась бы астрономической, но Лоринда понимала не хуже отца, что для них это означает полное разорение. Они имели дом в Лондоне и родовое поместье в Корнуолле, но ежегодный доход был сравнительно невелик, и если они и привыкли жить на широкую ногу и тратить деньги без счета, то лишь потому, что всегда надеялись: что-нибудь обязательно подвернется. Это означало, что в тех случаях, когда графу везло за карточным столом, Лоринда забирала у него выигранные деньги, пока он их снова не проиграл. Но никогда еще сумма проигрыша даже отдаленно не приближалась к сотне тысяч фунтов.
— Мне остается только одно — покончить с собой, — хрипло произнес граф. — Едва ли Фокс станет требовать долг, если самого меня уже не будет на этом свете.
— Ты знаешь так же хорошо, как и я, папа, что речь идет о долге чести и так или иначе я обязана буду с ним расплатиться, — заявила Лоринда.
— Ты на самом деле так считаешь?
— Разумеется, — подтвердила она, — и должна сказать, что если ты всерьез собирался бросить меня на произвол судьбы, то я считаю такую уловку по меньшей мере недостойной тебя!
В эти слова она вложила все свое презрение. Затем молча встала, подошла к окну и отдернула тяжелые бархатные портьеры.
Сумрак ночи рассеялся, и первые рассветные лучи золотили остроконечные крыши домов.
— Я подумал, — неуверенно пробормотал граф за ее спиной, — что, если меня не будет в живых, Фокс спишет долг, и это был бы самый легкий выход.
— Для тебя, но не для меня, — тихо сказала Лоринда. — К тому же при всех своих недостатках Камборны никогда не были трусами!
— Черт побери, я не позволю собственной дочери называть меня трусом! — резко бросил граф.
— Не могу представить себе более малодушного поступка, — упрекнула его она.
Граф раздраженно отбросил пистолет.
— Раз уж ты так к этому относишься, то тебе стоило бы попытаться найти какое-то решение.
— Разве оно не очевидно? — Она отвернулась от окна и подошла к столу.
— Я не нахожу ничего очевидного.
— Хорошо, тогда я скажу тебе. Нам придется продать этот дом вместе со всей обстановкой. За него можно выручить довольно крупную сумму, и потом мы вместе уедем в Корнуолл.
— В Корнуолл?
— Почему бы нет? Разве что нам удастся продать Прайори, если, конечно, кто-нибудь пожелает его купить.
Граф с такой силой ударил по столу кулаком, что чернильница подпрыгнула.
— Я не продам поместье, в котором мои предки жили со времен норманнского завоевания! — закричал он. — Хотя оно и не считается майоратом
type="note" l:href="#FbAutId_11">11
, еще ни один из Камборнов не опускался так низко, чтобы продавать родовой замок.
Лоринда пожала плечами.
— Но у тебя нет другого выхода, — настаивала она. — Я не уверена, что нам удастся получить за этот дом вместе со всем его содержимым, включая мамины драгоценности, хотя бы пятьдесят тысяч фунтов!
Граф закрыл руками лицо.
— О Боже! — воскликнул он. — И почему только я, черт возьми, совершил такую ужасную глупость?
— Сожаления тут не помогут, — холодно сказала Лоринда. — Нам нужно трезво оценить ситуацию, папа, из чего я делаю вывод, что мне, как всегда, придется самой обо всем позаботиться. Ты должен будешь попросить Чарлза Фокса об отсрочке. Безусловно, тебе не удастся выплатить ему сотню тысяч фунтов в течение двух недель, как этого требуют правила.
— Значит, мне придется ползти к нему на коленях, не говоря уже о других унижениях, которые я вынужден буду терпеть? — сердито вопрошал граф.
— Это твой прямой долг, — отрезала Лоринда. Он увидел, с каким выражением дочь смотрит на него, и закричал с возмущением:
— Боже всемогущий! Ты могла бы проявить хоть немного сочувствия! Неужели у тебя нет ни капли сострадания ко мне или к любому другому, будь он на моем месте?
— Если хочешь знать правду, — ответила Лоринда, — то я тебя презираю. — Она умолкла, но так как отец не произнес ни слова, добавила: — Я презираю тебя, равно как и всех мужчин. Все вы одинаковы — становитесь мягче воска, когда дело касается ваших капризов. Однако вы почему-то считаете, что женщины должны оплакивать совершенные вами проступки и причитать из-за вашей собственной глупости. Так вот, я заявляю тебе со всей определенностью, что от меня ты не дождешься ни того, ни другого.
Она подняла со стола пистолет и отрывисто сказала:
— На всякий случай я возьму его с собой, так как не могу на тебя положиться. Завтра я приступлю к продаже единственного дома, который я когда-либо знала, а там будет видно, удастся ли мне получить приличную сумму за сокровища, собранные нашими предками, и драгоценности, которые когда-то доставляли маме столько удовольствия.
Она направилась к двери, но обернулась и бросила взгляд на отца. Ее рыжеватые волосы блестели при свете свечей.
— Если все это слишком тебя расстраивает, — произнесла она осуждающе, — я советую тебе не откладывая отправиться в Корнуолл и привести хоть в какое-то подобие порядка то, что там еще осталось.
На следующее утро Лоринда пробудилась от крепкого сна и, когда в комнату зашла горничная, чтобы отдернуть портьеры, тут же вспомнила, какую нелегкую задачу ей предстоит решить.
Будь на ее месте другая молодая девушка, она бы поддалась панике перед лицом ожидавших ее неимоверных трудностей. Но Лоринда ясно отдавала себе отчет, с чем ей придется столкнуться, особенно если принять во внимание абсолютную неспособность отца что-либо предпринять в сложившейся ситуации.
Когда Лоринде было двенадцать лет, она потеряла мать. Девушка всегда вспоминала о матери с нежностью, но у нее было мало общего с этой мягкой, кроткой женщиной, которая считала отца своей дочери необыкновенным человеком и готова была мириться с его разгульным образом жизни, даже и не пытаясь как-то на него повлиять.
Лоринда унаследовала многие черты своих предков из рода Камборнов, которые не раз во времена великих сражений находились в рядах корнуоллских повстанцев против бесчисленных врагов.
Корнуолл был последним районом на юге Англии, попавшим под власть саксонских завоевателей, и первые Камборны выступали против короля Эгберта
type="note" l:href="#FbAutId_12">12
, отказавшись признать его верховную власть. Девяносто лет спустя они же помогли Ательстану
type="note" l:href="#FbAutId_13">13
оттеснить валлийцев к западу от Экзетера, таким образом сделав реку Тамар границей графства. В течение многих веков Камборны отличались независимым характером, принимали участие в войне Алой и Белой розы
type="note" l:href="#FbAutId_14">14
на стороне Ланкастеров и занимали достойное место в армии под командованием сэра Бевила Гренвилля, когда он нанес поражение сторонникам парламента при Брэдоке
type="note" l:href="#FbAutId_15">15
.
Казалось, в жилах Лоринды пылал тот неукротимый огонь, которого недоставало ее отцу. Она не признавала чьего-либо превосходства и с самого детства яростно противилась любым попыткам навязать ей чужую волю.
— Когда тебе что-нибудь говорят, ты начинаешь упираться и изворачиваться, словно корнуоллские ополченцы в битве при Азенкуре
type="note" l:href="#FbAutId_16">16
, — говорила ей няня, когда Лоринда была совсем крошкой.
И она по-прежнему готова была упираться и изворачиваться, лишь бы не принимать того, что в данный момент казалось неизбежным и с чем, по-видимому, уже смирился ее отец.
Лоринда молча позволила горничной переодеть себя и соорудить из волос некое подобие развевающихся на ветру локонов. Эта модная прическа словно была создана для того, чтобы ее личико стало еще более прелестным. Лоринда отнюдь не была миниатюрной женщиной, скорее наоборот — выше среднего роста. Однако она была так стройна и грациозна, что у мужчин инстинктивно возникало желание защитить ее. Но очень скоро они могли воочию убедиться, что за внешней красотой и женственностью скрываются непреклонная воля и дьявольская гордость.
Никто бы не стал отрицать, что Лоринда по-настоящему прекрасна, однако, любуясь своим отражением в зеркале, она невольно задавалась вопросом, принесла ли ей красота хотя бы немного счастья.
Конечно, она могла бы обратиться за советом к любой из хозяек светских салонов, так часто сопровождавших ее по просьбе отца, как только Лоринда стала появляться в высшем обществе. Но она не сомневалась, что ответ их был бы одним и тем же: «Тебе надо выйти замуж за богатого человека!»
Эти слова как бы подсказывали, что ей, пожалуй, стоит принять предложение Эдварда Хинтона, или Энтони Долиша, или Кристофера Конуэя, или любого другого молодого аристократа из числа ее поклонников, положивших свои сердца к ее ногам.
Без сомнения, подумала она, заканчивая туалет, любой из них сразу же примчится к ним в дом, получив записку с просьбой навестить ее. Однако чувство собственного достоинства, унаследованное от предков, страдало от одной только мысли, что ей придется выйти замуж, руководствуясь соображениями выгоды.
Она спустилась вниз, гордо вскинув голову, и продолжала строить в уме планы дальнейших действий. В этот момент она больше напоминала полководца, готовящегося к сражению, нежели женщину, которая, как было принято считать, не способна на какие-либо тактические уловки.
Войдя в библиотеку, она обнаружила, что отец провел ночь не у себя в спальне. Он спал, откинувшись на высокую спинку кресла, стоявшего у камина, а пустой графин говорил сам за себя. Она резко тряхнула его за плечо:
— Вставай, папа!
Еще вчера вечером, когда Лоринда беседовала с ним, было очевидно, что он выпил больше обычного, однако после ее ухода он принялся поглощать вино в таком количестве, что глаза его налились кровью и он весь пропах спиртным.
— Вставай, папа! — повторила она, и только тогда граф приоткрыл глаза.
— А, это ты, Лоринда! Что тебе нужно?
— Мне нужно, чтобы ты умылся и сменил костюм, — ответила она. — Уже утро, и завтрак на столе, если ты хочешь есть.
Граф вздрогнул.
— Дай мне чего-нибудь выпить!
Лоринда не стала с ним спорить. Она подошла к подносу, стоявшему на столике в углу библиотеки, и, налив рюмку крепкого бренди, с отвращением протянула ее отцу.
Тот залпом осушил ее.
— Который теперь час?
— Девять утра. Ты сейчас поедешь в Корнуолл или останешься здесь со мной? Предупреждаю, что во втором случае тебе придется мириться с неудобствами. Я собираюсь сразу же после завтрака рассчитать прислугу.
Рюмка бренди вернула ему силы, и он поднялся на ноги. Очевидно, слуга уже заходил, чтобы раздвинуть портьеры, и теперь яркие лучи солнца беспрепятственно проникали в комнату. Одно из окон выходило на внутренний дворик. Клумбы пестрели распустившимися бутонами, и Лоринда вдруг вспомнила, во сколько им обошлись эти клумбы; за цветами до сей поры ухаживал садовник, приходивший четыре раза в неделю.
— Я кое о чем не стал говорить тебе вчера вечером, — не сразу отозвался граф.
— И о чем же?
— Ты не дала мне сделать то, что сделал бы на моем месте любой, кто дорожит своей честью, так что, пожалуй, тебе стоит узнать всю правду.
— Какую правду? — резко спросила Лоринда.
— Я был уличен в плутовстве под конец игры!
— В плутовстве?! — Это был скорее крик души, нежели восклицание.
— Я был пьян и в полном отчаянии — неудивительно, что мне не удалось изловчиться и, не теряя ни секунды, довести дело до конца.
— Кому об этом известно?
— Фоксу и еще трем членам клуба Уайта, они в тот момент находились за столом. Это мои друзья, и я думаю, они будут молчать о случившемся, но я еще не скоро осмелюсь появиться в клубе снова.
Такого удара Лоринда никак не ожидала. Она хорошо понимала, что человек, уличенный в плутовстве, становился отверженным, парией среди людей своего круга. Но так как ее отец пользовался всеобщим уважением, оставалась надежда — всего-навсего хоть какая-то надежда, — что свидетели сочтут инцидент просто недоразумением, вызванным лишней порцией горячительных напитков, и не станут предавать это огласке. Но отец, конечно, правильно заметил, что не осмелится снова вернуться в клуб Уайта.
На какой-то миг Лоринда почти готова была пожалеть о том, что помешала отцу осуществить свое намерение. По сути, это действительно могло быть единственным достойным выходом для человека, уличенного в столь предосудительном поступке. Но вскоре она осознала, что самоубийство было бы с его стороны еще большей трусостью.
— Тебе ничего другого не остается, папа, — спокойно произнесла Лоринда, — как только немедленно ехать в Корнуолл. Ты волен взять с собой одного грума, которого захочешь оставить при себе, и пару лучших лошадей. Все остальное будет продано. — И добавила равнодушно: — Я прикажу перенести твои личные вещи вниз и уложить в дорожную карету.
— А как же быть с моим фаэтоном?
— Его придется оставить здесь. Это новейший из наших экипажей, поэтому за него можно будет выручить больше денег. После завтрака я поговорю с прислугой. Так что если я тебе понадоблюсь, ищи меня в столовой.
Она была уже у выхода из библиотеки, когда отец произнес чуть слышно:
— Мне очень жаль, Лоринда.
Она вышла из комнаты, даже не обернувшись.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбара



Начало неплохое, но слащавый конец смазывает все впечатление: 5/10.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЯзвочка
6.04.2011, 9.52





как у мужчины хватило ума сделать такое с женщиной которую он любит откуда у него такая жестокость по отношению к женщине которую он любит надо было героине намного дольше мучить своего мужа в отместку но должна сказать что этот роман не очень похож на другие романы этой писательницы
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаранаталия
3.02.2012, 11.14





Наконец-то прочитала роман Картленд, где герои имеют убеждения, страсти, а не какие-то ангелы небесные или наоборот злодеи, приятно и то, что жизнь показана не только в двух цветах (чорное и белое).
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараItis
24.07.2012, 20.35





Что за бред!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЕвгения
29.08.2012, 0.31





Интересный роман, не похож на массу других, читала с удовольствием. Всем советую прочитать!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараВера
3.03.2013, 3.05





Хотите заработать на написании текстов? заходите на сайт http://msn.ru-internet.info/ и зарабатывайте.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараЛилия
3.03.2013, 4.28





Так не похоже на все остальные романы. Очень понравилось
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараВалентина
5.11.2013, 16.10





Бред ужас советую не читать зря потратите время
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараTia
19.12.2013, 22.26





хороший роман.некоторым людям нужна встряска чтоб они стали хоть чуть человечние а не видели только себя любимого
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюси
16.02.2014, 18.34





Согласна с Люси. Выпороть кнутом и шпорами к голому телу - лучший путь к сердцу женщины. И главное как героиня его сразу полюбила.
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбарагость
20.03.2014, 2.35





Местами нечего ,местами лабуда.
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараОльга М
24.05.2014, 12.30





роман вкусный, прочла с удовольствием
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюбовь
11.03.2015, 15.40





роман вкусный, прочла с удовольствием
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаралюбовь
11.03.2015, 15.40





прекрасный роман.
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаравалентина
13.03.2015, 6.59





Не тратьте свое драгоценное время на эту чушь!!!!!!!!!!!
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАлександра
14.03.2015, 10.10





Мне очень понравилось!с хлыстом конечно немного черезчур, но в целом идеально! :-)
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбарасашенька с
16.03.2015, 4.31





роман очень хорош для начинающих читать ЛР
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАнна П.
16.03.2015, 17.09





героиня очень хороша, а герой - мерзавец, конец романа совершенно нелеп
Укрощение леди Лоринды - Картленд Барбаранадежда
7.11.2015, 23.57





Главная героиня весьма смела и предприимчива, рекомендую тем, кому приелись "мягкие солнышки" и Мери Сью
Укрощение леди Лоринды - Картленд БарбараАнна
8.01.2016, 16.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100