Читать онлайн Театр любви, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Театр любви - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Театр любви - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Театр любви - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Театр любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Герцог теперь не сомневался, что в постели с Фионой в эту минуту находится его кузен Джослин Мур.
Джослин как раз принадлежал к числу тех его родственников, к которым он не испытывал большой привязанности.
Ему было известно, что Джослин, пользуясь своим положением его предполагаемого наследника, пытался занимать деньги у ростовщиков.
Но поскольку они знали, что лишь маловероятный случай мог сделать его третьим герцогом Мурминстерским, то без всякой пощады отказывали ему.
Эта история, каким-то образом превратившаяся в сплетню, дошла и до ушей герцога.
Он понял, Джослин Мур снова глубоко увяз в долгах.
Вновь ему придется самым решительным образом напомнить кузену, чтобы тот не бесчестил семью и наследника герцогства.
Джослин, по-видимому, еще не отошел от предыдущей нотации.
И сейчас герцог думал, что кузен наверняка в отместку ему соблазнил Фиону.
Джослин, так же как и Эрик Фэвершем, не мог пропустить ни одного хорошенького личика.
Его романы сменялись с такой калейдоскопической быстротой, что давно уже перестали шокировать родственников.
Высокий, красивый, как все Муры, он обладал тем особым мужским обаянием и необъяснимой притягательностью, которые чертовски раздражают мужчин и с легкостью обезоруживают женщин.
Первым побуждением герцога было войти в комнату и выяснить отношения с ними.
Но затем он счел подобную акцию слишком унизительной для себя.
Более того, он не имел права упрекать в чем-либо Фиону, поскольку не делал ей предложения.
Он уже думал об этом, но произнести слова, которые она жаждала услышать от него, никак не решался — что-то мешало ему.
Казалось, она любит его пылко и искренне, и он не представлял себе, что она может быть ему неверна.
По крайней мере до тех пор;, пока они оставались любовниками.
Теперь же он мрачно подумал, что Джослин был, вероятно, не единственным, занимавшим его место в его отсутствие.
Он стоял, не зная, что предпринять, пока вновь не услышал голос кузена.
— Ты прелестна, Фиона, — льстиво произнес он, — и ты, несомненно, будешь самой прекрасной герцогиней Мурминстерской среди тех, чьи портреты висели когда-либо в картинной галерее!
— Это — моя цель, — ответила Фиона. — Но ты отлично знаешь, как сложно вынудить Шелдона сказать о замужестве.
— Черт побери! — выругался Джослин. — Он в конце концов должен спасти честь женщины, после того как о тебе заговорил весь Лондон.
— Может быть, ты убедишь его в этом? — насмешливо заметила Фиона.
— Ты знаешь, как дьявольски трудно говорить с ним! — воскликнул кузен. — А кроме того, я буду вынужден пресмыкаться перед ним, чтобы он оплатил мои долги!
— О, Джослин, неужели дела опять так плохи?
— Хуже! — отрезал ее гость. — Но Шелдону придется раскошелиться. Иначе случится превеликий скандал, а этого он не захочет!
— Ты знаешь, дорогой, что я помогла бы тебе, если б могла, и когда стану женой Шелдона, я уж постараюсь сделать его более щедрым, чем теперь.
Герцог сжал кулаки.
Сколько же денег он отдал своему кузену!
И все это было выброшено на артисток, проституток, на разгульных друзей.
И после всего обвинять его в скупости!
А между тем ему приходилось уже экономить на нуждах поместья!
Потому что огромные суммы, растрачиваемые Джослином, могли бы использоваться для обеспечения большего числа служащих заработком и пенсиями.
И тут он услышал Фиону.
— Не будем говорить о такой скучной материи, как деньги, когда мы так близки друг другу!
— Ты права, — согласился Джослин, — никто не может сравниться с тобой, такой нежной, восхитительной, возбуждающей до сумасшествия!
Наступила тишина, и герцог понял, Джослин целует ее.
Медленно, осторожно, чтобы не произвести ни малейшего звука, он спустился по лестнице и вышел в холл.
Надел пальто, взял шляпу и перчатки и вышел в ночь.
По дороге домой он был объят ужасным гневом; казалось, будто все его тело пожирает безжалостный огонь.
Будучи честным с самим собой, он сознавал, причиной этого гнева является не только неверность Фионы.
Самым непростительным было то, что из всех мужчин она выбрала именно Джослина.
Ведь он говорил ей, — конечно же, говорил, — как отвратительно ведет себя кузен.
Она же сочувствовала Джослину, понимала его, становилась подобной ему.
Однако, поступая так, она, видимо, представляла себе выход из проблемы, перед которой стоял герцог.
Если б он женился и у него появился наследник, кузен не смог бы долее шантажировать его, как делал это теперь.
Ведь, заставляя оплачивать его долги, Джослин буквально спекулировал на общественном положении герцога.
Но, как сказал однажды кузен, он не смог бы допустить банкротства наследника герцога, если б он появился.
Шелдон Мур прошел через парадную дверь.
Оказавшись в своем доме, он уже знал определенно, что никогда не женится на Фионе Ночной лакей в холле, явно удивленный столь быстрым возвращением герцога, принял от него пальто.
Герцог поднялся в спальню.
Позвонил в колокольчик, камердинер Дженкинз помог ему раздеться, и он, не произнеся ни слова, лег в постель.
Он лежал в темноте с открытыми глазами.
Он чувствовал себя так, будто потолок обрушился на его голову, когда он меньше всего этого ожидал.
Он был сражен не столько изменой Фионы, сколько проявлением глупости, вовсе не свойственной ему.
В конце концов, пытался успокоить он себя, она имела полное право сделать это.
Они не были связаны ничем.
И в то же время он почему-то верил ее постоянным признаниям в любви к нему.
Она убеждала его вновь и вновь, что он единственный мужчина в ее жизни.
Она тысячи раз повторяла, что никогда не испытывала такого любовного экстаза, какой он дарил ей.
И он верил ей; а как же иначе — ведь он хотел верить этому.
Да и многие другие женщины говорили ему то же самое.
Теперь он понял, каким глупцом был, принимая эти слова за чистую монету.
Муж Фионы слыл волокитой и распутником, таким же, как и Джослин.
Можно ли было поверить, что она осталась несведущим ребенком, которым притворялась?
Герцог мог гордиться своим умом.
Он был незаменимым помощником королевы не только благодаря своему титулу и своей привлекательности.
Многие знали, что королеву Викторию очаровывают красивые мужчины.
И она, конечно, испытывает к нему слабость.
Но она всегда ценила и его ум.
Она часто превозносила его способность в случае необходимости так умело повлиять на иностранного дипломата, что тот соглашался на ее условия.
Когда лорд Биконсфилд был премьер-министром, он говорил то же самое.
— Я всегда могу положиться на вас, ваша светлость, — разоткровенничался он однажды, — зная, что вы добиваетесь того, что нужно вам, а значит, добьетесь того, что нужно мне, — и я очень благодарен вам за это.
Шелдон Мур также доверял своей интуиции, когда шла речь о поиске истины.
Он умел распознавать фальшь и ложь.
И все же Фионе удалось обмануть его.
Он казался себе глупым, неотесанным мужиком.
Что ж, теперь необходимо что-то делать с этим.
Прежде всего не следует подавать виду Фионе или Джослину, что он пробрался в дом и подслушивал у двери ее спальни.
Это было бы в духе лакейской прихожей.
Это выглядело бы ничтожно, а он предстал бы еще большим глупцом, нежели казался самому себе.
Несколько ночных часов ушло на то, чтобы окончательно выработать будущую линию поведения.
Самое главное — не дать заподозрить ни Фионе, ни Джослину, что их связь была обнаружена.
Затем необходимо постепенно, без резких движений вытеснить Фиону из своей жизни.
Ему хватит ума сделать это в достаточной мере тонко.
У нее не будет причин сетовать на его жестокость, а значит, и повода развязать язык охочей до сплетен знати, проживающей рядом с ними в районе Мэйфэйр.
Он пока не решил, каким образом сделает это.
Однако намерение его было неколебимым.
По крайней мере он знал, что не в состоянии будет видеть ее следующим вечером, как они договаривались.
Если они будут ужинать вместе, она наверняка захочет вознаградить его за те ночи, которые он провел без нее.
Ему пришлось бы оказаться в той же кровати, которую сейчас занимает Джослин.
Сама мысль об этом вызывала у него отвращение.
Этого следует избежать любой ценой.
Наконец, прежде чем погрузиться в сон, он вспомнил, что поручил Дженкинзу разбудить его в семь часов.


Когда утром в спальню вошел камердинер, герцог сразу же велел ему сообщить мистеру Уотсону, секретарю, что он отправляется в поместье.
— В Мур-парк, ваша светлость? — изумился Дженкинз.
— Упакуйте все, что мне понадобится, — распорядился герцог. — Мы отъезжаем в десять часов.
К тому времени как он оделся и сошел вниз, мистер Уотсон уже ожидал его.
— Доброе утро, ваша светлость! — сказал он. — Мне передали, что вы намерены выехать в деревню.
— Да, я так решил» — ответил герцог, устремляясь к комнате для завтраков.
— Я уже послал моего помощника в Мур-парк, предупредить о прибытии вашей светлости, — доложил мистер Уотсон. — Но я не имею представления, кого вы, ваша светлость, желаете пригласить туда.
— Я еду один, — заявил герцог.
Ему показалось, что мистер Уотсон с трудом скрывает изумление, и он прибавил, как будто вспомнив что-то:
— Я хочу взглянуть на мой театр. Вы, конечно, в курсе, что мы не определились еще с первыми исполнителями на открытии театра, когда прибудут их королевские высочества.
— Позвольте уведомить вас, ваша светлость, что я составил список самых выдающихся певцов, которых можно было бы пригласить, а кроме того, есть еще чародей-фокусник в одном из музыкальных залов, говорят, он совершает настоящие чудеса.
Герцог промолчал.
Он уже сидел за столом.
Дворецкий с двумя лакеями предлагали ему блюда, которые держали подогретыми в буфете.
Мистер Уотсон направился к двери, не желая мешать господину.
— Я встречусь с вами в кабинете, когда позавтракаю, — молвил герцог. — Между прочим, Уотсон, я хочу, чтобы вы поехали со мной в Мур-парк.
Мистер Уотсон не поверил своим ушам: герцог почти никогда не предлагал сопровождать его в деревню, когда развлекал там гостей.
В таких случаях он обычно не нуждался в своем секретаре.
Он всегда говорил, что хочет скрыться в деревне от множества официальных обязанностей, заполняющих его жизнь в Лондоне.
Различные дела требовали его присутствия в Букингемском дворце и Виндзорском замке .
Обращался к нему с официальными поручениями принц Уэльский, который иногда нуждался и в дружеской помощи герцога.
Премьер-министр тоже часто требовал его присутствия.
Он был нужен министрам для посещения бесчисленных конференций и торжеств.
Особенно тех, в которых был заинтересован государственный секретарь по международным делам.
За последние несколько лет герцог провел много времени за пределами Англии.
Он побывал не только в странах Европы, включая Россию, но также в Америке и Африке.
Он представлял огромную ценность для тех министров, которым приходилось полагаться на доклады за неимением возможности увидеть ситуацию воочию.
Герцог прошел в кабинет, где его ожидал мистер Уотсон с пачками писем.
В одной были приглашения явно личного характера, другая имела отношение к дипломатическим делам.
Он подозревал, что вслед за этими двумя появится еще и третья — с письмами, содержащими политические вопросы.
Он сел за стол и, взмахнув рукой в сторону всех пачек, сказал:
— Вы можете взять это с собой. Есть здесь что-нибудь срочное, требующее ответа до моего отъезда?
— Есть письмо от его королевского высочества принца Уэльского, — ответил мистер Уотсон. — Он приглашает вашу светлость на ужин в Мальборо-Хаус завтра вечером и хотел бы поговорить с вами наедине, если возможно, завтра утром.
— Можете послать записку принцу, как и всем прочим, в которой объясните, что я отправился в деревню по неотложным делам, касающимся моего поместья.
Подумав немного, он прибавил:
— Я, конечно, свяжусь с его королевским высочеством по возвращении в Лондон.
Мистер Уотсон записал то, что сказал герцог.
Затем, стараясь осмыслить услышанное, помолчал несколько секунд и осторожно заметил:
— Я полагал, вы, ваша светлость, собирались ужинать с леди Фэвершем сегодня вечером.
— Ах да, конечно! — молвил герцог, как будто только сейчас вспомнил об этом. — Пошлите ее милости такую же записку о моем отъезде, что и прочим, и отправьте все эти уведомления сегодня вечером, когда я должен был бы возвратиться из Голландии.
— Хорошо, ваша светлость.
Мистер Уотсон торопливо вышел из комнаты.
Герцог сидел в кресле с чуть заметной ироничной усмешкой на губах.
Разумеется, Фиона будет поражена, а возможно, и слегка возмущена.
Он не только уезжал в деревню, не повидав прежде ее.
Более чувствительным для нее явится то» что он не написал ей лично.
Он думал об этом первом ударе в противостоянии, которое неизбежно развернется между ними.
Он был уверен: она как тигрица станет сражаться за него.
Она постепенно впадет в неистовство, когда поймет, что он избегает ее.
Шелдон Мур небезосновательно предполагал, что с ее стороны будут и слезы, и обвинения.
Такое уже случалось по завершении нескольких его affaires de coeur.
Но в тех случаях никогда не стоял вопрос о женитьбе.
Положение же с Фионой было несколько иным.
Он предполагал также, что она проинформирует Джослина, и тот приедет к нему завтра же.
Он слишком хорошо уяснил тактику своего кузена.
Как Джослин сказал вчера Фионе, он будет со скорбным видом, бьющим на жалость, просить у него денег.
Если ему отказать, он станет привычно его шантажировать, намекая на возможный ущерб для фамильной чести.
Он не преминет подчеркнуть, как сильно будут расстроены их родственники, если о его отчаянном безденежье узнают газеты.
И он будет прав.
Герцог знал, газетчики без всякого зазрения совести начнут предаваться сравнениям и приводить читателей в ужас от контраста между жалким состоянием предполагаемого наследника и богатством одного из самых состоятельных людей в стране.
С исказившимся от гнева лицом Шелдон Мур так сильно ударил кулаком по столу, что загрохотали подпрыгнувшие чернильницы.
— Проклятие! — воскликнул он. — Придется платить, и он знает это!
Герцог пытался урезонить себя, рассуждая, что, раз уж ничего с этим не поделать, глупо расстраиваться из-за поведения Джослина.
И все же, когда он выходил из кабинета, меж его бровей вновь появилась характерная складка.
Уже не оставалось времени «заказать присоединение его личного вагона к поезду, в котором ему предстояло ехать.
Однако до станции его сопровождал курьер, который организовал предоставление герцогу запасного вагона и проследил, чтобы его заперли, когда важный пассажир вошел в него.
Мистер Уотсон расположился в соседнем вагоне, вещи поместили в багажное отделение.
Чемоданов взяли немного.
В домах, где герцог бывал наиболее часто, имелась запасная одежда для него, предусмотренная на все случаи жизни.
Кроме Мур-парка, он владел имениями в графствах Ньюмаркет и Лестершир.
Поэтому обычно не было необходимости везти много вещей с Гросвенор-сквер в Мурпарк.
Самым важным грузом в этот раз являлись письма, которые ехали рядом с мистером Уотсоном в курьерском кейсе для официальных бумаг.
Секретарь потребовал все дневные газеты и положил их в вагон герцога.
Путешествие было непродолжительным, поскольку Мур-парк находился недалеко от Лондона, в самой живописной части графства Оксфордшир.
До поместья можно было доехать в экипаже менее чем за три часа.
Зимой, однако, герцог предпочитал более быстрый и комфортабельный переезд на поезде.
По требованию пассажиров поезд останавливался на его частной остановке.
Оттуда до его дома оставалось всего две мили.
На станции его встречали трое служащих.
Он сошел на платформу, покрытую специально для него красным ковром.
В стороне стоял фаэтон , которым он любил управлять сам.
Здесь же ожидал экипаж из поместья, готовый довезти любого от станции до Мур-парка.
Герцог приветствовал всех собравшихся, обнаружив некоторую скованность, что заставило их заподозрить нечто неладное.
Затем вскочил в фаэтон, подобрал поводья и отъехал.
Его кучер расположился на заднем сиденье.
Никто не сидел рядом, не отвлекал от мрачных мыслей.
Шелдон Мур уверенно правил лошадьми, мчавшимися по узким, извилистым дорожкам.
При этом он думал, что впервые за много лет едет домой без сопровождения гостей, обычно прибывавших, дабы развлекать его.
Сейчас ему хотелось побыть одному.
Хотелось суровой простоты, доставлявшей ему радость, как радовали морозный воздух, касавшийся щек, и серое небо над головой.
Он не мог бы в эти минуты тешиться солнечным светом или смехом и болтовней флиртующих женщин.
У него было одно желание — остаться наедине с собой, спокойно зализать раны, прежде чем он сможет вновь встать в ряды борцов.
Мур-парк выглядел великолепно.
В любое время года, в любую погоду огромный, величественный дом оставался все тем же.
От размаха его центральной части с гигантскими крыльями, простирающимися по обе стороны, захватывало дух.
Он был для герцога олицетворением стабильности и непрерывности бытия, основой существования самого Шелдона Мура.
Экипаж катился по длинной подъездной дороге.
И все это время, пока не приблизился к дому, герцог спрашивал себя: как мог он думать, что Фиона Фэвершем способна занять место его матери, став герцогиней Мурминстерской?
И дело было не только в том, что она изменила ему.
Он понимал теперь, как бы ни была прекрасна эта женщина, она не обладала ни характером, ни индивидуальностью для такой роли.
» Если б я женился на ней и убедился впоследствии в ее вероломстве, это унизило бы не только меня, но запятнало всю нашу родословную «, — думал герцог.
Он миновал мост через озеро, такой же старинный, как и сам дом, и подкатил к парадному подъезду.
Красный ковер уже расстелили.
На месте были и лакеи, готовые открыть дверцу фаэтона, чтобы он соскочил на ковер.
На верхней ступеньке, у входа, стоял дворецкий.
Все так привычно и знакомо!
Но герцога не покидало ощущение, что он видит это впервые.
Только теперь он осознал, как много все это значит для него.
Он вошел в дом и, желая отвлечься от мрачных раздумий, сразу направился к восстановленному театру.
Как он и предвидел, архитектор и оформитель ждали его.
Они провели его через дверь, соединявшую театр с домом.
Герцог сразу же заметил чертежи, выполненные архитекторами братьями Эдэм; среди них он обнаружил письмо с подробными инструкциями.
Оно было написано для архитекторов его предком, седьмым графом Муром.
Это его внук, девятый граф, участвовал в кампании под командованием Веллингтона , и воевал столь доблестно, что был удостоен титула маркиза.
Первым же герцогом рода Муров стал отец нынешнего владельца Мур-парка.
Титул герцога был пожалован отцу Шелдона Мура королевой Викторией.
Инструкции, которые сейчас держал в руках Шелдон Мур, были составлены седьмым графом Муром для братьев Эдэм после того, как он возвратился из России.
Он ездил туда по приглашению царя.
Он поделился с архитекторами, строившими дворец и театр, впечатлением, которое произвел на него царский театр в Зимнем дворце в Петербурге.
Это было нечто фантастическое.
Не меньше поразил его частный театр князя Извольцева.
Графу удалось заполучить эскизы интерьеров этого небольшого, но изящного театра.
Братья Эдэм удачно использовали многие элементы русской оформительской школы при воссоздании театра в Мур-парке.
Герцог видел, как идут здесь работы, за месяц до отъезда в Голландию.
Уже тогда у него не оставалось сомнений, что архитектор и оформитель восстановят театр в его былом очаровании и блеске.
Однако он немного опасался, что в своих мечтах рисовал его недостижимо прекрасным.
Итак, герцог остановился в дверях театра и оказался на одном уровне с ложами, возвышающимися над полом.
Подобная перспектива стала возможной благодаря тому, что дворец был возведен на чуть более высоком фундаменте, нежели театр.
Герцог стоял на верхней ступеньке изящной лестницы, спускающейся вниз, к партеру.
Театр был небольшой — на сотню зрителей.
Своей миниатюрностью он напоминал кукольный домик, в котором, однако, была воспроизведена обстановка большого дома.
Благолепием и комфортностью он мог поспорить с королевским театром.
Партер ослеплял белыми с позолотой резными креслами.
Сиденья в амфитеатре были обтянуты малиновым бархатом.
Такие же кресла стояли в двух ложах, одна из них предназначалась для королевских гостей.
Задник сцены не уступал зрительному залу.
Занавес из темно-красного бархата, пламеневший в огнях рампы, был поднят.
Тут имелась даже небольшая оркестровая яма, а с потолка свешивалась огромная хрустальная люстра.
Архитектор и оформитель с замиранием сердца наблюдали за выражением лица Шелдона Мура.
Он смотрел на все это великолепие в благоговейном молчании.
Наконец он произнес с чувством:
— Я от души поздравляю вас обоих! Это именно то, чего я желал, и намного прекраснее, чем я мог ожидать.
Они были так взволнованы, что просто лишились дара речи, но их глаза говорили о том, как польщены и вознаграждены они такой оценкой их труда.
Герцог покинул театр и прошел в дом к позднему ленчу.
Впервые с той минуты, когда он стоял прошлым вечером у двери в спальню Фионы, он смог в конце концов переключить свои мысли на что-либо иное.
Теперь он должен действовать быстро.
Во-первых, решить, какая primadonna выступит на его сцене в тот вечер, когда в зале будет принц Уэльский.
Во-вторых, кто будет участвовать в скетче , который он написал лишь наполовину и в который включил роль для Фионы.
Он не догадывался о ее вокальных способностях, пока она сама не предложила спеть для него.
Наверняка ее голос не представляет ничего исключительного.
Однако глупо отрицать, что с ее красотой ей нетрудно было бы покорить публику.
Хотя среди этой аудитории обнаружится и критически настроенная часть.
На каждое Рождество в Мур-парке собирались его родственники, включая бабушку.
Они приезжали без какого-либо приглашения, просто следуя давней традиции.
И эту традицию они не намерены были нарушать.
Прежде он хотел сочинить песенку для Фионы, которая должна была появиться в роли спустившегося с небес ангела.
Теперь же он понимал: дать Фионе роль ангела означало бы совершить преступление против Бога. , Внезапно у него возникла новая идея, а в голове настойчиво зазвучала мелодия, повторявшаяся вновь и вновь.
Эта мелодия будет преследовать его, пока он не сыграет ее на пианино и не запишет на нотной бумаге.
Он надеялся, что Фиона не останется у него на Рождество.
А если останется, ей придется сидеть в партере и смотреть, как кто-то другой исполняет ее роль.
— Ты не забудешь о песенке, которую я должна исполнить в твоем новом театре? — спросила она за день до того, как он отправился в Голландию. — Мне нужно время, чтобы поупражняться, ведь я знаю, дорогой Шелдон, ты мечтаешь о совершенстве.
— Как во всем, что ты делаешь, — ответил он машинально, просто потому, что она ждала такого ответа.
Теперь же он яростно убеждал себя, что в Фионе нет ничего совершенного.
» Я найду кого-нибудь для этой роли, — думал он, — и это будет несложно «.
После ленча он приказал привести ему лошадь из конюшни.
Главный конюх подвел лошадь к парадному входу и предупредил, что скоро пойдет снег.
— Сомневаюсь! — бросил в ответ герцог.
— Мы ожидаем белого Рождества, — объяснил конюх. — Прошлый год, если вы, ваша светлость, помните, снега не было до самого Дня Подарков!
Герцог не понимал, что это доказывает.
Ведь служащие в Мур-парке, так же как его племянницы и племянники, всегда желали, чтобы на Рождество все было засыпано снегом.
Они огорчались, если снега не было.
Герцог, пытаясь отделаться от навязчивых мыслей, направился верхом прямо через поля.
Он ехал к северу.
Здесь уже начинались леса, в которых он давно не был.
Он должен когда-нибудь заняться ими, а также поговорить с лесничими и егерями.
Сейчас же ему необходимо остаться одному, освободиться от всего, что так беспокоит и мешает и от чего он никак не может отвязаться.
И в первую очередь — от своих собственных чувств.


Он ехал и ехал вперед, никуда не сворачивая, пока не ощутил сильный холод и не понял, что скоро стемнеет.
Вдруг он увидел перед собой маленькую деревню, которую не посещал уже несколько лет.
Он вспомнил ее название — Малый Бедлингтон.
Деревня состояла из нескольких крытых соломой домов, старинной черно-белой гостиницы и церкви в норманнском стиле .
Некоторые из этих древних церквей еще сохранились в графстве.
Герцог нахмурился, подумав, что большинство храмов в его поместье нуждаются в серьезном ремонте.
Он проехал по деревне, с пристрастием осмотрел все вокруг.
Дома были в хорошем состоянии.
Изгороди и ворота тоже содержались неплохо.
Дети, которых он видел, выглядели розовощекими и здоровыми.
Он собирался уже повернуть обратно и поспешить домой, когда неожиданно услышал музыку, доносившуюся из церкви.
Поначалу он удивился, что кто-то играет на органе в будний день.
Он подъехал поближе и тотчас забыл обо всем, пораженный виртуозным исполнением.
Он привык к тому, что некоторые органисты играют довольно тяжеловесно.
Но мелодия, звучавшая сейчас, казалась волшебной и пробуждала череду приятных воспоминаний.
Это был рождественский гимн» Раздалась в ясной полночи».
Будучи сам музыкантом, герцог мог оценить воздушное, проникновенное исполнение органистом гимна, его понимание прекрасной музыки Ричарда Сторза Уиллиса.
Он подъехал к церковной двери и сидел на лошади, внимая мелодии.
Он выучил этот гимн в далеком детстве и пел его своей матери.
Его слов? удивительно совпадали с темой его рождественского скетча, который он начал писать для постановки в театре.
Органист прекратил играть, но дивная мелодия продолжала звучать в ушах.
Герцогу было любопытно, кто ее исполняет.
Он хотел как музыкант музыканта поздравить неизвестного органиста с успехом.
Он сошел с лошади.
Привязал поводья к старому столбику крылечка и вошел в церковь.
Как он и ожидал, церковь внутри оказалась маленькой.
Неф был сооружен явно в норманнском стиле, с круглыми арками и бочкообразным сводом.
Его внимание привлек очень искусно выполненный цветной витраж в окне над алтарем.
Затем он переключился на маленьких детей, сидевших в резных креслах в алтарной части.
Пока он смотрел на них, из-за органа вышла молодая женщина и остановилась в центре прохода.
Теперь он мог хорошенько ее разглядеть.
Она оказалась хрупкой и юной.
На ее почти детском лице выделялись большие голубые глаза.
Из-под маленькой шляпки были видны ее светлые волосы.
Он замер, пораженный: именно таким ему всегда представлялся ангел.
Стоя спиной к алтарю, она сказала детям:
— Теперь, когда вы прослушали мелодию этого прекрасного гимна, попробуйте спеть его.
Сначала я исполню его для вас, а потом мы споем вместе.
Дети смущенно переговаривались.
Подняв голову, девушка начала петь нежным, чистым, словно хрустальным голосом.
Слушая ее, герцог подумал, что такой голос может исходить только от ангела.
В нем было нечто неземное, возвышенное.
Голос этот, казалось, не был связан с грешным миром.
Он мог нисходить лишь с Небес, где не было ни ужаса, ни страха, ничего, что могло бы оскорбить человека.
Он сам затруднился бы объяснить, почему у него родилось подобное представление.
И тем не менее, пока девушка пела, мысль об ангельском, неземном происхождении ее голоса и ее самой не выходила у него из головы.
Словно кто-то постоянно твердил ему об этом.
Она закончила первый куплет гимна.
Герцог продолжал слушать очень внимательно.
Он заметил, что и ребятишки все как один обратились в слух.
Она как будто зачаровывала их своим голосом, звучавшим в полной тишине.
Спев до конца, она улыбнулась, и герцогу почудилось, будто из-за туч проглянуло солнце.
— А теперь мы повторим все под музыку, — молвила девушка.
Она прошла вновь к органу, и дети без какой-либо команды встали на ноги.
Играя с тем же проникновением и изысканностью, — а именно это и привлекло герцога к церкви, — она вернулась к первому куплету гимна.
Но теперь ее голос вел за собой поющих детей, как Звезда Вифлеемская вела пастухов и волхвов к родившемуся Христу.
Они пели так, как могут петь только дети, — с той непосредственностью, которая не может не тронуть сердца слушающих.
Герцог понял теперь всю исключительность и необычность ее голоса.
Он был настолько чист и искренен, что для его описания подходило лишь одно слово — «ангельский».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Театр любви - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Театр любви - Картленд Барбара



еще один интересный легкий роман этой писательницы отдыхайте девочки читайте и отвлекайтесь от суеты от проблем такие сказки дают возможность нам забыться на какое-то время отдохнуть душой
Театр любви - Картленд Барбаранаталия
27.07.2012, 17.50





Симпатичный роман. 7/10.
Театр любви - Картленд БарбараМупсик
7.05.2014, 23.42





Роман Барбары можно узнать из тысячи, потому что он сильно отличается от остальных прежде всего отношениями гг. Эти отношения не похожи на остальные, особенной глубинной, незамысловатостью, откровенностью и искренностью. Здесь нет таких постепенных отношений—сначала страсть потом любовь. Гг сразу распознают глубокое чувство, поэтому романы получаются маленькими, легкими, без напряжения. И это один из таких романов который доставил мне удовольствие. 10 из 10
Театр любви - Картленд БарбараПросто Человек:)
24.09.2014, 21.06





Наивно, сказочно... но светло и искренне..Читаеш и отдыхаеш душой от суетного мира..10!!
Театр любви - Картленд БарбараЕЛЕНА
24.09.2014, 23.42





Ах!
Театр любви - Картленд БарбараЛюбовь
12.03.2015, 8.33





очень мило
Театр любви - Картленд БарбараКира Корор
12.03.2015, 20.53





Очень ннеплохой роман. Все коротко и лаконично. Полюбили друг друга и збежали.
Театр любви - Картленд БарбараЮлия Голец
5.12.2015, 9.53





Очень ннеплохой роман. Все коротко и лаконично. Полюбили друг друга и збежали.
Театр любви - Картленд БарбараЮлия Голец
5.12.2015, 9.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100