Читать онлайн Тайная власть, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайная власть - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайная власть - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайная власть - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Тайная власть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Алана купала Билли в плоской жестяной ванне, которую наполнила принесенной из кухни горячей водой и придвинула поближе к огню. Время было позднее, но она не успела управиться раньше, потому что осталась с детьми одна.
Викарий и миссис Бредон вместе со старшим сыном Лайонелом отправились погостить к матери викария, которая жила на другом конце графства.
– Надеюсь, ты со всем справишься, – сказала миссис Бредон ей на прощание. – Я попросила миссис Хикс переночевать вместе с тобой.
– Я справлюсь и без нее, – поспешно заверила ее Алана.
– Ты не можешь оставаться в доме одна. Это неприлично, – укоризненно произнесла миссис Бредон.
Алана подумала про себя, что ей будет гораздо проще без миссис Хикс, от которой было больше хлопот, чем пользы. Однако она понимала, что вся деревня будет судачить о том, как ее, незамужнюю девушку, оставили на ночь одну, без компаньонки, и поэтому только улыбнулась:
– Не беспокойтесь. С детьми ничего не случится. Отдохните от них немного.
– Эта поездка будет хоть каким-то разнообразием, – с готовностью согласилась миссис Бредон. – Правда, семейные встречи нередко бывают утомительными.
Алана ничего не ответила, ведь у нее самой не было близких родственников. Почувствовав свою бестактность, миссис Бредон поспешно поцеловала детей, наказала им вести себя хорошо и на сем удалилась. День был холодным и ветреным. После прогулки они все вместе жарили каштаны в камине и пили чай с горячими бутербродами. К вечеру дети были более тихими и сонными, чем обычно. Исключение составлял Билли, который поспал после обеда и теперь пребывал в бодром состоянии духа. Поэтому первыми Алана приготовила ко сну троих старших.
Двое из них уже достигли того возраста, когда дети с удовольствием читают и самостоятельно играют с игрушками, и, умывшись по ее настоянию, они охотно пошли к себе в комнату, которую делили с Лайонелом.
На попечении девушки осталась одна Элоиза, которая сейчас, в голубом шерстяном халате, сидела за столом, уписывая молоко с хлебом, густо посыпанным желтоватым сахаром.
Билли долго бегал голышом по комнате, пока ей не удалось поймать его и затащить в ванну. Он плескался, как маленький дельфиненок, и Алана отметила про себя, что была права, надев фланелевый фартук. Платье у нее было простенькое, сшитое ею самой из приятной зеленой шерсти, но оно выгодно подчеркивало белизну ее кожи и усиливало загадочный блеск глаз.
Алана как раз закатала рукава и пыталась намылить Билли, который отчаянно сопротивлялся, когда дверь в детскую отворилась. Девушка не обернулась, решив, что это пришла миссис Хикс – рассказать об очередном постигшем ее несчастье. На эту тему она могла говорить часами, не требуя от слушателей ответа.
– Плеск! Плеск! – радостно вскрикнул Билли и немедленно воплотил слова в действие.
– Хватит плескаться, – твердо сказала Алана и, взяв большую губку, принялась смывать с него мыло. Малыш поднял ручки, чтобы удержать воду в ладошках, и весело засмеялся.
Алана тоже не могла удержаться от смеха. Но тут она услышала за спиной голос Элоизы: "Что ты здесь делаешь?" – и обернулась.
Возле дверей стоял князь, необычайно элегантный и из-за низкого потолка казавшийся еще выше и значительнее, чем она его помнила. Алана замерла, не в силах произнести ни слова, не в силах поверить, что это происходит наяву.
Все это время она пыталась забыть князя, но думала о нем так много, что постепенно он стал частью ее жизни, не в виде реального человека, но некоего образа. Каждый вечер, оставаясь одна, она вспоминала его поцелуи, и ее снова охватывало чувство душевной близости с ним. Иногда днем его присутствие казалось ей настолько реальным, что она едва удерживалась, чтобы не обратиться к нему с вопросом. Невероятно, необъяснимо, но сейчас он был здесь!
С тех пор как Алана уехала из замка, а с этого момента прошло уже более трех недель, она ждала известий о Шарлотте и Шейне и, не желая даже себе признаваться в этом, о князе. Только вчера, когда она почти отчаялась, пришло наконец письмо от виконта. Увидев на конверте парижский штемпель, она поняла, почему письмо так запоздало и почему не вызвало никаких пересудов в деревне. Опустив обращение, виконт писал:
"Я знаю, что Вы с нетерпением ждете от меня известий, но у меня не было возможности написать раньше. Да и рассказывать особенно нечего. Моя тетка, как мы все и предполагали, пришла в ярость, когда узнала, что Вы, Шарлотта и Шейн без ее ведома покинули Чарл.
Я объяснил ей, как мы и договаривались, что Шейн получил телеграмму, которая предписывала Вам с ним немедленно возвращаться в Ирландию, и что Шарлотта решила поехать с вами. Кажется, тетка заподозрила о действительной причине отъезда Шарлотты, но предпочла держать свои мысли при себе.
Было заметно, что она всячески пытается успокоить князя и сохранить с ним прежние отношения.
Я делал вид, что не придаю большого значения вашему отъезду, и в целом, думаю, я ее убедил. Как бы то ни было, чтобы не участвовать в скандале, который поднимут мои родители, когда узнают правду, я решил переместиться в Париж, где и живу сейчас у своих друзей. Как видите, мне немного удалось сообщить Вам. Вы и без меня легко можете представить себе, что творилось в замке после вашего отъезда.
Я обязательно увижусь с Вами, как только вернусь в Англию. О сплетнях не беспокойтесь, я позабочусь о том, чтобы о нашей встрече никто не узнал.
Мне о многом надо поговорить с Вами. Мне никогда не забыть, как прекрасно Вы справились с такой трудной ролью, и это еще одна тема для разговора. Берегите себя. Р".
Алана несколько раз перечитала письмо, но оно только разочаровало ее, потому что не содержало никаких известий о Шарлотте.
По приезде Алана боялась, что вот-вот разразится скандал, но, как ни странно, в деревне до сих пор ничего не знали о Шарлотте и Шейне. Это можно было объяснить лишь тем, что горничная леди Одель, по-видимому, еще не встречалась с родителями; а граф с графиней уехали на север, погостить у друзей в Нортумберленде, и до их возвращения оставалось еще два дня.
Сейчас, увидев князя в доме викария, Алана испугалась, что произошло какое-то несчастье. Вдруг князь приехал, чтобы сообщить ей, что Шарлотта попала в беду? При этой мысли она застыла на коленях у жестяной ванны, уже не думая о том, как и почему ему удалось разыскать ее.
– Что… случилось? Почему вы… здесь? – сдавленным голосом, чуть слышно произнесла она, не отрывая от него взгляда казавшихся огромными на внезапно побледневшем лице глаз.
– Я нашел вас, и, значит, все хорошо, – произнес князь, пройдя в комнату.
– Нашли… меня? – растерянно повторила Алана и, словно ребенок мог приглушить нахлынувшие на нее чувства, вытащила Билли из ванной и, завернув в большое белое турецкое полотенце, которое грелось возле камина, уселась с ним на руках в низенькое кресло. Билли шумно возмущался тем, что его вытащили из воды. К тому времени, как ей наконец удалось утихомирить его, князь уже сидел в кресле напротив. Он молча наблюдал за тем, как она возится с малышом. Алана смутилась, вспомнив, как изменился ее внешний вид с момента их последней встречи.
– Я доела, – объявила Элоиза из-за стола.
– Не забудь поблагодарить Господа, – автоматически заметила Алана.
Элоиза, очень хорошенькая девчушка со светлыми волосами, прелестно сочетавшимися с ее белой кожей, сложила маленькие ручонки и закрыла глаза.
– Спасибо – Господи – за – прекрасный – ужин – можно – мне – выйти – из-за – стола, – выпалила она на одном дыхании и, не дожидаясь разрешения, сползла со стула и подошла к князю. – Ты больше моего папы, – доверительно произнесла она.
– А ты меньше Аланы, – ответил князь.
Волна возбуждения пробежала по телу Аланы, когда она услышала в его устах свое имя. Но она тут же одернула себя. Конечно, он назвал ее по имени лишь потому, что она уже не была для него "леди" или даже "мисс", а просто служанкой, которой можно отдавать приказания.
– Ты пришел к Алане? – с любопытством спросила Элоиза.
– Да, к Алане, – ответил князь. – Я очень долго искал ее.
– Она от тебя пряталась?
– Да, пряталась, но я очень умный и сумел разыскать ее.
– Она была здесь, с нами.
– Теперь я это знаю, – согласился князь.
– Иди спать, Элоиза. Я приду через минуту и послушаю твои молитвы перед сном, – строго произнесла Алана, которую смущал их разговор.
Элоиза смотрела на князя.
– Ты можешь поцеловать меня перед сном, – разрешила она.
Алана не могла удержаться от улыбки. Неужели все женщины, независимо от их возраста, находят его привлекательным? Внезапно ее болью пронзила мысль о том, как много женщин было в его жизни. Она сама – лишь одна из них и, возможно, еще более глупая, чем все остальные.
– Ты будешь очень хорошенькой, когда вырастешь, – сказал князь, сажая Элоизу к себе на колени, – Тогда тебе не надо будет предлагать поцелуев. Это молодые люди будут добиваться их.
Элоиза не слушала. Она играла с пуговицей на его пиджаке.
– Не поощряйте ее, – Алана старалась, чтобы голос у нее звучал, как обычно. – Боюсь, она уже неисправимая кокетка!
– Разве это плохо? – возразил князь. – Естественная потребность женщины – привлекать к себе мужчин.
– Вы делаете обобщения исключительно на основе собственного опыта, – резко заметила Алана.
– Мне надо было предполагать, что подобное утверждение вызовет у вас возражения, – засмеялся князь. – Уложите детей, и мы с вами поговорим.
Алана хотела было ответить, что им не о чем разговаривать, но решила, что это прозвучит глупо.
Она надела на Билли ночную рубашку и, взяв его на руки, сказала Элоизе:
– Пойдем!
– Спокойной ночи. – Элоиза протянула ручонки и обвила шею князя.
– Хочешь, я отнесу тебя в кровать? – предложил он, поцеловав ее.
– Хочу. Ты такой большой. У тебя на руках я буду высоко над землей.
К этому времени Алана уже подошла к двери в комнату, в которой спала вместе с Билли. Она сообщалась с крохотной, величиной со шкаф, комнаткой, которая целиком была предоставлена в распоряжение Элоизы как единственной девочки в семье.
Когда они вместе входили в спальню, Алана на мгновение вообразила себе, что они – муж и жена, укладывающие своих детей спать. Впрочем, тут же одернула она себя, князь вряд ли способен играть роль любящего отца.
"Наверное, он наслаждается новыми ощущениями", – почти сердито отметила она про себя, наблюдая, как князь несет девочку в комнату. Руки Элоизы все еще обвивали его шею, а светлые волосы касались его подбородка. Внезапно у Аланы заныло сердце: так чужд был образ жизни князя этим незамысловатым радостям.
Алана положила Билли в кроватку, потеплее укутала его и поцеловала в щеку. Глаза малыша уже начали закрываться, когда она приподняла край кроватки и задернула шторы, чтобы в комнату не проникал вечерний свет, быстро сменяющийся тьмой. Не успела она подойти к двери в комнату Элоизы, как из нее вышел князь.
– Я уже прослушал ее молитву, – сказал он, – так что вам нет нужды беспокоиться.
– Какое уж тут беспокойство, – ответила Алана и, открыв дверь, заглянула в комнату. Девочка лежала, заботливо укрытая одеялом.
Когда Алана снова закрыла дверь, то встретилась глазами с князем, который с улыбкой наблюдал за ней. Его, очевидно, забавляла ее попытка отыскать недостатки в его действиях.
Девушка задула свечи, и они вернулись в детскую, освещенную керосиновой лампой, которая стояла на столе в центре комнаты. Сейчас, когда они остались одни, она с новой силой подумала о том, как не похожа на ту Алану, которую знал князь. Он целовал девушку в черном бальном платье, украшенном белыми орхидеями, с венком в волосах. Сейчас на ней было простое домашнее платье с закатанными рукавами и фланелевый фартук, непременный атрибут каждой няни. Волосы у нее растрепались от возни с детьми. "Что же, – подумала Алана, – пусть он увидит меня такой, какова я на самом деле", – и, гордо подняв голову, она вызывающе посмотрела ему в глаза.
Князь встал спиной к камину, на медной решетке которого сушились детские носки, которые она постирала до его прихода. У его ног стояла детская ванна и лежала пара полотенец. Алане хотелось поднять их, но она сдержала себя: чем скорее князь скажет, зачем пожаловал, и уйдет, тем будет лучше.
Когда она увидела его в этой комнате, сердце у нее зашлось от неудержимой радости, но сейчас она пребывала в отчаянии: ей так хотелось, чтобы в его памяти остался образ девушки, которую он целовал в музыкальной комнате замка Чарл!
Князь молчал, и она первой начала разговор:
– Почему… что заставило вас… приехать сюда?
– Мне надо было поговорить с вами.
– Как… каким образом вам удалось разыскать меня? – взволнованно спросила она, не давая ему договорить. – Кто вам сказал… где я?
– Шарлотта.
– Шарлотта? – Алана посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами. – Я вам не верю!
– Но это правда. Она не хотела этого делать, и мне пришлось прибегнуть к шантажу.
– Шантажу? – в ужасе повторила Алана, но князь улыбнулся.
– Присядьте, и я расскажу вам. Уверен, вы умираете от любопытства.
Ей действительно было интересно, но, даже если бы это было не так, в словах его прозвучал приказ, которому она вынуждена была повиноваться. Машинально развязав тесемки фартука, Алана повесила его на стул. Потом расправила рукава и застегнула манжеты. Князь молча наблюдал за ней. Сознавая это, она нервно пригладила волосы и опустилась на стул, стоявший напротив того кресла, в котором он сидел раньше.
– Вы… встречались с Шарлоттой?
Князь остался стоять и, чтобы посмотреть на него, ей пришлось повернуть к нему голову.
–Да.
– Она… вышла замуж?
В данную минуту этот вопрос был для нее самым насущным, и, словно понимая ее беспокойство, князь ободряюще улыбнулся ей.
– Да. Я никогда не знал, что люди могут быть так счастливы вместе.
– Как… вам удалось найти их?
– Если я чего-нибудь хочу, то неизменно добиваюсь этого, – ответил князь, – Я знал, что Шарлотта убежала с Шейном, чтобы выйти за него замуж.
– Откуда… как вы узнали? – задохнулась от изумления Алана.
– Кому знать, как не вам, что у меня есть инстинкт, который никогда еще не подводил меня.
– Значит… вы… догадались, что они любят друг друга!
– В ту же минуту, как увидел их вместе.
– Тогда почему?.. – Алана остановилась, осознав, что вопрос слишком бесцеремонен и предполагает некую близость отношений. Но князь и без того знал, о чем она хочет узнать.
– Как раз это я и собирался объяснить вам, – ответил он. – Но, честно говоря, я думал найти вас в Деррифидде вместе с Шарлоттой и вашим предполагаемым кузеном.
– Как же Шарлотта… объяснила мое отсутствие? – Алана затаила дыхание.
– Сначала она пыталась убедить меня, что вы уехали к себе, в другую часть Ирландии. Но инстинкт, которым мы с вами в равной степени обладаем, подсказал мне, что это неправда.
– Вы… вы говорили… что шантажом заставили ее сказать вам правду.
– Скорее не шантажом, а подкупом. Так будет точнее, – ответил князь.
– Подкупом? – недоверчиво повторила Алана. – Должно быть, вы угрожали ей!
– Нет, я не прибегал к таким неприятным действиям. Да в них и не было нужды. Просто, когда потрясение, вызванное моим появлением, чуть ослабло, я намекнул, что хочу помочь Шейну.
– Вы… вы действительно собираетесь поддержать его… в делах? – взглянула на него Алана.
– Я уже купил у него несколько лошадей.
– Как вы хорошо поступили! – воскликнула Алана. – Если Шейн будет в состоянии содержать Шарлотту, я уверена, ее отец простит ее, и все уладится.
– Я тоже так думаю, – согласился князь. – Между прочим, в качестве условия сделки я поставил открытие вашего местонахождения.
В голове у Аланы пронеслась мысль, что Шарлотта в своем роде предала ее и могла бы хотя бы предупредить. И снова князь непостижимым образом прочитал ее мысли.
– Вы лучше поймете ситуацию, если узнаете, зачем я хотел встретиться с вами.
При этих словах он уселся в кресло напротив. Алана подумала, что даже в таком непривычном для него месте, как неприбранная детская, он чувствовал себя легко и непринужденно.
– Вы не должны были… приходить сюда, – автоматически, все еще немного смущаясь, произнесла она.
– Почему?
– Пастор и миссис Бредон… уехали, я одна. В деревне пойдут разговоры.
– Вас это так волнует?
– Разумеется! Мне же здесь жить.
Алана подумала, какие пойдут сплетни, стоит только кому-нибудь узнать о том, что к ней приходил сам князь Иван Катиновский из замка Чарл. Чем она сможет объяснить его посещение? Она почти ощущала, как эта новость, подобно огню, распространяется от коттеджа к коттеджу, от фермы к ферме.
– Пожалуйста… скажите побыстрей все, что вы хотели, и… уходите, – тихо произнесла она.
– Если я уйду, так и не объяснив вам причину своего посещения, – ответил князь, – разве вы не будете гадать о ней всю оставшуюся жизнь?
– Да… буду, – нехотя призналась Алана. – Но вы не представляете себе, что значит жить в маленькой деревушке.
– Ну, вы-то ведете себя не так, как деревенская жительница, – заметил князь. – Да и выглядели вы совсем по-другому, когда я в последний раз видел вас.
– Я… играла роль, – вызывающе произнесла Алана. – На мне было платье Шарлотты и цветы вашей светлости. Сейчас… вы видите меня такой, какая я есть на самом деле.
– Вы меня удивляете, – сказал князь, – Мне казалось, вы первая должны были бы уверять меня в том, что люди узнаются по уму, а не по одежде. Только ваш ум сделал возможным наши беседы в замке, ваш ум и тот инстинкт, которым обладаем мы оба.
Он говорил так мягко, что Алана, почувствовав, как отозвалось на его слова ее сердце, торопливо спросила:
– Расскажите, зачем вы хотели видеть меня.
– Это долгая история, – ответил князь. – Простите, если я начну с тысяча восемьсот тридцать пятого года. – Алана недоуменно посмотрела на него, и он пояснил: – В этом году мой отец поссорился с царем Николаем и уехал из России.
– Я слышала, он ненавидел царя, – тихо сказала Алана.
– Неудивительно! Николай был тираном, таким жестоким, что ужасы его царствования надолго остались в памяти его современников.
– Но вашему отцу удалось убежать.
– Да, он убежал, но всю оставшуюся жизнь проклинал Россию и все то, что с ней было связано, – ответил князь. – Он приехал в Англию со всем своим состоянием и бесчисленными сокровищами, доставшимися ему по наследству. – Он немного помолчал и продолжил: – Иконы, которые я вам показывал, перешли ко мне от отца. Они лежали не распакованными с тех пор, когда отец уехал из России и пока я не купил Чарл.
– И вы раньше никогда не видели их! – воскликнула Алана.
– Нет, пока не устроил специально для них эту комнату, – покачал головой князь. – Вы были одной из немногих, кто побывал в ней. – Алана смотрела на него широко открытыми глазами, но он спокойно продолжал: – Возможно, вы знаете, что мой отец женился на дочери герцога Ворминстерского и воспитывал меня в чисто английском духе. Я учился в английской школе, потом в английском университете. Я даже три года служил в английской армии и ушел в отставку только тогда, когда умер отец. После его смерти я понял, что теперь сам себе хозяин и не обязан подчиняться тем правилам, которые он предписал мне. – Князь остановился и добавил звенящим голосом: – Но мне самому казалось, что я ненавижу и презираю все русское! Некоторое время в комнате стояла тишина.
– Пусть так, но… вы же наполовину русский, – наконец произнесла Алана.
– Думаете, я не сознаю этого? – почти грубо ответил князь. – Я всегда боролся с теми чувствами, которые не сочетались с английской стороной моего характера. И больше всего я боролся с тем, что вы называете "инстинктом" – с предчувствиями, внутренним знанием, которые недоступны для понимания англичанина. – Он глубоко вздохнул. – Я рассказываю вам все это, чтобы вы поняли, какую я совершил ужасную ошибку, когда, вопреки воле отца, женился не на англичанке, а на венгерке.
– Но вы… любили ее? – Алана чувствовала, что вопрос нескромен, но не могла удержаться, чтобы не задать его.
– Да, любил, – признался князь. – По крайней мере, тогда мне так казалось. Она была очень красива, своевольна, заядлая лошадница. У нас было много общего. – Его глаза блеснули в свете керосиновой лампы, когда он продолжил: – Через несколько недель после свадьбы я понял, что совершил ошибку, но было уже слишком поздно. Потом, как вы знаете, она упала с лошади. Это произошло целиком по ее вине.
– Какая… трагедия! – сочувственно произнесла Алана.
– Для меня это не было трагедией, – сказал князь. – Я стал свободным. Я колесил по свету, делал все, что мне ни заблагорассудится. Как вы, должно быть, слышали, у меня было множество любовных романов. – И, скривив губы в усмешке, он добавил: – Как много лжи кроется в этом слове – "любовь"! В его голосе прозвучала горечь. Алана подумала о прекрасных женщинах, которые бросались к его ногам. Пусть даже все они были так же пусты, как леди Одель, тем не менее они отдавали ему свое сердце.
– Да, в моей жизни было множество женщин, – проговорил князь, – но я решил, что женюсь на англичанке, такой же консервативной и лишенной воображения, какой была моя мать. Тогда мои дети будут русскими только на четверть и доля русской крови будет убывать с каждым поколением.
Он говорил так яростно, что Алана стиснула руки, но промолчала.
– А потом, потом вы сами знаете, что случилось, – уже совсем другим голосом проговорил князь. – Вы приехали в замок с той девушкой, которую леди Одель выбрала мне в невесты, и разбудили во мне все те чувства, которые я отрицал в себе, которые пытался перечеркнуть с тех пор, как был еще ребенком.
– Это вышло… непреднамеренно.
– Знаю, – ответил князь. – Но как только мы взглянули друг другу в глаза, между нами возникло что-то, чего я ни с кем до вас не испытывал, да и вы, как мне кажется, тоже.
Алана шевельнула губами, желая ответить, но сдержала себя, чтобы не прерывать хода его мыслей.
– Мне трудно объяснить, почему я повел вас в ту комнату, – продолжал князь. – Наверное, мне хотелось убедиться, что я не ошибся в своем ощущении, что это не просто моя фантазия.
– Любая на моем месте… была бы тронута… красотой икон, – нерешительно проговорила Алана.
– Вы сами знаете, что это не так, – резко возразил князь. – Обычные люди испытали бы совсем другие чувства, нежели вы или я. Они пришли бы в восторг от красоты икон, по достоинству отнеслись бы к их ценности, но разве они почувствовали бы исходящую от них силу, то, что через них говорит Бог, как вы сами выразились? – Алана опустила глаза на свои сжатые руки, и князь продолжил: – Когда я вышел из комнаты, то почувствовал такой страх, какой никогда до этого не испытывал.
– Страх?
– Разумеется! Я испугался того, что все русское во мне вдруг выплыло на поверхность. Оно выплеснулось из меня подобно лаве, вырвавшейся из вулкана, который я считал потухшим, но который пришел в движение от одного вашего прикосновения.
– Это… не может быть правдой.
– Я говорю абсолютно честно, – сказал князь. – Я ненавижу вас за то, что вы так растревожили меня.
– Вы… весь следующий день… избегали меня.
– Еще бы! Я был не в состоянии говорить с вами, но неужели вы предполагаете, что я хоть на минуту, хоть на секунду мог забыть о вас? Вы, как иконы, непостижимым образом притягивали меня к себе, и спасения не было.
Алана подумала, что сама испытывала подобное чувство по отношению к князю. Ее мысли были полны им, словно он обладал тайной властью над нею.
– Я убедил себя, что смогу освободиться от вас, если буду придерживаться первоначального плана, который придумала леди Одель, и женюсь на ее племяннице. Я рассудил, что, если она станет моей женой, вы вернетесь к себе в Ирландию и я никогда больше вас не увижу. – Он коротко рассмеялся. – Я явно недооценил силу русской стороны моего характера. Вулкан неистовствовал, языки пламени поднимались все выше и выше, и когда, играя на скрипке, вы в музыке рассказали мне обо всем, что думаете и чувствуете, я уже ничего не мог поделать и… сдался. – Князь произнес последние слова таким нежным тоном, что у Аланы сердце перевернулось в груди. – Тогда я понял, – продолжал он, – что от любви нельзя отмахнуться и бороться с ней бесполезно. Я нашел любовь в тот момент, когда меньше всего ожидал этого. Долгие годы я считал, что мне недоступно настоящее счастье.
– Почему… вы… так думали?
– Потому, – спокойно ответил князь, – что та любовь, которой я жаждал, доступна только русскому человеку. – Он сделал беспомощный жест рукой. – Как мне объяснить вам? Для русских любовь – словно часть души. В других странах это всего лишь сердечная склонность, но в России любовь – часть веры в Бога. Для русского это чувство так сливается с его верой, с самой сущностью его жизни, что не может отойти на второй план. – Князь говорил очень искренне и убедительно. Не отрывая взгляда от ее лица, он добавил: – Теперь вы понимаете, что я пришел просить вас стать моей женой.
Сначала Алане показалось, что она неправильно расслышала его, но, встретившись с ним взглядом, поняла, что слух не обманул ее. Это было самое прекрасное, невероятное, необъяснимое событие в ее жизни! Князь Иван Катиновский просил ее стать его женой. Не сознавая, что делает, она поднялась со стула и, ухватившись за высокие бортики манежа, словно ей надо было опереться на что-то, произнесла:
– Вы… вы сознаете… то, что вы говорите?
– Разумеется! – ответил князь. – Я чуть не сошел с ума, разыскивая вас повсюду! Когда Шарлотта призналась, что вы не кузина Шейна и взялись сыграть эту роль только для того, чтобы отвлечь от нее внимание, а потом исчезли неизвестно куда, я думал, я помешаюсь!
– Вам сказали, что… вам меня не найти? – спросила Алана.
– Да, и что даже если я найду вас, я пожалею об этом.
– Так оно и будет… – Алана глубоко вздохнула. – Вы оказали мне большую честь, ваша светлость, что потратили столько времени на мои поиски и… предложили мне стать вашей женой, но… я должна… ответить вам: нет.
– Нет? – Восклицание прозвучало резко, как пистолетный выстрел.
– Нет, – повторила Алана дрожащим голосом. – А сейчас, ваша светлость, пожалуйста, уходите! Нам больше нечего сказать друг другу. Надеюсь, вы встретите женщину, которую… захотите назвать своей женой и с которой вы… будете счастливы.
Князь не двинулся с места. Он смотрел на ее лицо, повернутое к огню.
– Неужели вы думаете, что я соглашусь с вашим решением и приму ваш отказ?
– Но… вам… придется. – Алана почувствовала, что дрожит.
– Почему?
– Потому что я не могу выйти за вас замуж. Я вообще никогда не выйду замуж.
– Зачем говорить так? – спросил князь, – Что за нелепое утверждение!
– Но это правда… Мне не хочется говорить на эту тему.
– Вы действительно думаете, что я подчинюсь вашему решению, не потребовав от вас объяснений? И постарайтесь, чтобы они убедили меня.
Алана повернула к нему голову. Выражение ее глаз было одновременно трагичным и бесконечно трогательным.
– Вы что-то скрываете. Мне всегда казалось, что в вас есть что-то загадочное. Когда Шарлотта открыла мне, кто вы есть на самом деле, я подумал, что в этом разгадка. Но я ошибался, у вас есть своя тайна.
– Пожалуйста, я прошу вас… – взмолилась Алана. – Не испытывайте на мне свой инстинкт. Уходите, оставьте меня одну… нам больше не о чем говорить.
– То, о чем вы просите, невозможно!
– Пожалуйста… умоляю вас!
– Я обязан отказать вам в этой просьбе, – ответил князь, – не только ради меня, но и ради вас самой. Вы не хуже меня знаете, что мы созданы друг для друга. Я сумею сделать вас счастливой, Алана. – И, очаровательно улыбнувшись, он добавил: – Сейчас во мне говорит русский, но я убежден, что мы будем бесконечно счастливы вместе, что, на удивление всему свету, наш брак окажется идеальным.
– Но… но я не могу… выйти за вас замуж.
В ее голосе послышалось рыдание, которое не ускользнуло от внимания князя.
– Но почему, любимая? – спросил он. – Ты знаешь, что я люблю тебя, и я знаю, что ты тоже меня любишь. Я узнал это из твоей музыки. Когда я поцеловал тебя, ты отдала мне свое сердце.
– Но я… я все равно… не могу, – прошептала Алана.
– Расскажи мне, почему! – настаивал князь. – Я должен знать это. Неужели ты хочешь, чтобы я ушел от тебя без всякого объяснения и провел остаток жизни, мучаясь, сомневаясь и недоумевая? Драгоценная моя, будь благоразумна. Ты уже заставила меня страдать так, как не доводилось большинству мужчин.
– Хорошо… хорошо, я… расскажу. – Алана вздохнула, еле сдерживая слезы, – Тогда вы поймете, что… я… не могу выйти за вас. Более того, вы сами… не захотите жениться на мне.
Князь только нежно улыбнулся в ответ, и она поняла, что он не верит ей.
– По-видимому, – продолжала она, – вам недостаточно того, что я нянчу детей пастора, что я сирота, у меня нет ни денег, ни знатного происхождения, что я совсем неподходящая пара для князя Ивана Катиновского.
– Вы забываете, – ответил он, – что я видел вас в роли светской дамы. Вы играли блестяще и не допустили ни малейшего промаха. Так притвориться нельзя. Вы были совершенно естественны. – Он смолк. Потом, прежде чем Алана сумела возразить ему, добавил: – Не важно, где вы родились и воспитывались, кто были ваши родители и какую работу вы выполняете, чтобы прокормить себя. Главное – то чувство, которое мы испытываем друг к другу. Вы моя, Алана, вы извека предназначены мне! Это бесспорно и не связано с тем, станете или нет вы моей женой.
Алана затрепетала, так страстна была его речь. Через некоторое время он уже спокойно произнес:
– Я не буду приближаться к тебе, как бы мне этого ни хотелось. Это было бы нечестно, ведь я знаю, стоит мне поцеловать тебя, и никакие слова не понадобятся. Мы растворимся друг в друге, как это случилось в замке, и больше не будет сомнений, кем мы являемся друг для друга. – И он добавил глухим голосом: – Господи, мне так хочется поцеловать тебя. Я едва сдерживаю себя, поэтому поспеши, любимая, поскорее скажи мне все, что ты хотела, и я обниму тебя.
Алана вытянула руки, как бы пытаясь удержать его на расстоянии. Закрыв глаза, потому что не, могла дольше вынести ту любовь, которая светилась в его взгляде, она едва слышно проговорила:
– Думаю, Шарлотта сказала вам, что моего отца звали Ирвинг Викхэм, он был учителем музыки. Моя мать… она была… урожденная княжна Наташа Катиновская!
– Моя родственница? – после длительного молчания спросил князь.
– Двоюродная сестра вашего отца.
– Должно быть, она вышла замуж за твоего отца много лет спустя после того, как мой уехал из России.
– Да, много позже.
– Расскажи мне, как это произошло.
Алана глубоко вздохнула.
– Мой дед, к большому неудовольствию всей семьи Викхэм, был очень музыкален. Не проявив ни малейшего интереса к управлению имением своего отца, он вступил в большой оркестр на севере и постепенно завоевал известность в качестве дирижера. Он выступал под псевдонимом Аксела Алстона. – Алана на секунду остановилась, словно предполагая, что князь должен помнить это имя, но тот промолчал, и она продолжила: – Как-то мой дед гастролировал с оркестром по всей Европе. Закончиться гастроли должны были в Санкт-Петербурге.
– В каком году это было? – перебил князь.
– В тысяча восемьсот пятьдесят восьмом, три года спустя после смерти Николая I. Тогда страной правил уже Александр II.
– Это совсем другой царь!
– Да, – согласилась Алана, – но моей матери это не помогло.
– Почему нет?
– В Варшаве мой дед заболел. Мой отец, который был первой скрипкой в оркестре, занял его место, чтобы не подводить товарищей. В таком составе они и прибыли в Санкт-Петербург.
– Там-то он и познакомился с вашей матерью?
– Она была очень молода и ослепительно хороша собой. Как отец впоследствии признавался мне, красивее женщины он не встречал. Она попросила его давать ей уроки музыки. В то время среди русской аристократии было модно нанимать известных музыкантов, правда, в основном французов.
– Итак, они полюбили друг друга, как мы с тобой, – нежно произнес князь.
– Да, полюбили, – согласилась Алана. – Они знали, что родители моей матери никогда не согласятся на этот брак и потому… бежали.
– Смелый поступок!
– Они обвенчались в маленькой, убогой церквушке возле границы и уехали в Польшу, надеясь, что будут жить спокойно и счастливо.
Голос Аланы дрогнул, и князь спросил:
– Что-то им помешало?
– По-видимому, моя мать не знала того, что после отъезда вашего отца царь Николай наложил строгий запрет на то, чтобы кто-нибудь из семьи Катиновских покидал Россию. Ослушавшимся грозило преследование со стороны тайной полиции, которая должна была возвратить их в страну или даже, в случае сопротивления, убить.
– Я не знал этого, – резко выпрямился князь. – Почему же тогда мой отец остался в живых?
– Возможно, он был слишком знаменит и богат, у него было много влиятельных друзей по всей Европе, – ответила Алана. – Но мои родители были совсем в другом положении. Один преданный друг моей матери сообщил им, что их разыскивает полиция, и им пришлось скрываться.
Глаза князя ясно выражали, как хорошо он понимает, что она имеет в виду.
– Мой отец уже не мог играть в оркестре, потому что там он был слишком на виду, – продолжала Алана. – Несколько лет они прожили в Голландии, но там стало трудно зарабатывать себе на жизнь, и они переехали в Париж. Только тогда, когда выяснилось, что Александр II совсем не такой тиран и деспот, как Николай I, они осмелились приехать в Англию. Но жить в поместье деда и общаться с остальными Викхэмами они не могли: слишком велик был риск.
– И поэтому они осели в Бриллинге! – закончил князь.
– Да, они приехали сюда. Мой отец давал уроки музыки. Они были очень бедны, но тем не менее счастливы. Потом моя мать умерла.
– Все мы когда-нибудь последуем ее примеру, – тихо произнес князь.
– Есть еще… один… факт, о котором я не упомянула. – Алана отвернулась, словно не в силах смотреть на него.
– Какой же?
– По повелению Николая I брак признали недействительным! Священник, который совершал церемонии, был приговорен к смертной казни. – Она замолчала и изменившимся голосом произнесла: – Я… поэтому я считаюсь незаконнорожденной!
Наступила тишина. Алана отвернулась от уютно горящего огня в камине и, перейдя комнату, встала у окна. Она откинула шторы. Уже стемнело, почему я… не могу выйти замуж… ни за кого… У меня нет имени.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайная власть - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Тайная власть - Картленд Барбара



Замечательная сказка с хорошим концом. Все легко и просто: надо поверить в себя и доверится своим инстинктам. Так главные герои нашли свое счастье.
Тайная власть - Картленд БарбараЮлия
22.04.2012, 0.14





Все прекрасно, но где 5 глава?????
Тайная власть - Картленд БарбараЮля
23.05.2012, 12.17





как хорошо читается сказка для взрослых.спасибо отдохнула от суеты
Тайная власть - Картленд Барбаравава
28.02.2014, 14.49





библиотека мир женщин где 5 глава ее что потеряли или не написали?
Тайная власть - Картленд Барбараяна
1.03.2014, 10.54





библиотека мир женщин где 5 глава ее что потеряли или не написали?
Тайная власть - Картленд Барбараяна
1.03.2014, 10.54





хорошо!
Тайная власть - Картленд БарбараЛюбовь.
29.04.2015, 19.46





Это просто кошмар! Нет развития действа, кульминации! Какой -то бред ! Встретились, поговорили, потом признались друг другу в любви и конец книги . Абсолютно бесполезное чтиво . Не рекомендую.
Тайная власть - Картленд БарбараНаташа
29.04.2015, 22.37





Это просто кошмар! Нет развития действа, кульминации! Какой -то бред ! Встретились, поговорили, потом признались друг другу в любви и конец книги . Абсолютно бесполезное чтиво . Не рекомендую.
Тайная власть - Картленд БарбараНаташа
29.04.2015, 22.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100