Читать онлайн Тайная власть, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайная власть - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайная власть - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайная власть - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Тайная власть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Удалось! – воскликнула Шарлотта, когда частный поезд отошел от платформы Бриллинг, самой близкой к Сторинггону железнодорожной станции.
– Пока все идет хорошо, – осторожно ответил брат. Он не сводил глаз с сидевшей напротив него Аланы. Она казалась ему еще красивее, чем он себе представлял. Впрочем, это было неудивительно, ведь теперь вместо самодельного платья и дешевенькой шляпки с лентами на ней был один из дорожных костюмов его сестры.
Как и предсказывала Шарлотта, Ричард оказался хорошим организатором и продумал все до мельчайших деталей.
– Нельзя допустить ни малейшего промаха, – снова и снова повторял он сестре и Шейну.
Шарлотта охотно соглашалась с ним, чувствуя, что все ее будущее зависит от осуществления этого плана, который с каждым днем казался ей все более фантастичным. Однако сейчас, когда на Алане был голубой дорожный костюм, шляпка с перьями того же оттенка и отороченная мехом накидка, никому бы и в голову не пришло, что она не та, за кого себя выдает. В свою очередь, Алане, когда она осталась одна после ухода Шарлотты, показалось, что вся эта затея лишь привиделась ей во сне. Разве сможет она, такая неискушенная в жизни, долгие годы проведшая в маленьком деревенском коттедже, сыграть роль дебютантки из знатных слоев общества, причем сыграть так искусно, чтобы убедить не только князя, но и леди Одель?
Она напомнила Шарлотте, что слышала о ее тетке, но никогда бы не осмелилась повторить, какие именно слухи ходили об этой записной красавице в деревне, где все знали ее еще ребенком. Разумеется, деревенские жители проявляли живой интерес ко всем Сторам. Ведь, живя на графской земле и арендуя графские коттеджи, они чувствовали себя почти членами графской семьи и считали, что вправе одобрять или не одобрять их поступки по своему выбору.
Рождение леди Одель, ее крестины, девичество и венчание с богатым владельцем скаковых лошадей сэром Эдвардом Эшфордом – все вызывало живейшие воспоминания тех, кто присутствовал при этих событиях, и толки среди тех, кто в то время был еще слишком мал. Но вне зависимости от возраста все деревенские жители были хорошо осведомлены о том, что леди Одель входила в круг изысканных и довольно беспутных друзей принца Уэльского. Они узнавали о новых поклонниках леди Одель даже раньше, чем она сама успевала зачислить их в таковые. Впрочем, здесь не было ничего удивительного, потому что в деревне жили родители горничной леди Одель, и многие слуги сэра Эдварда проходили обучение в Сторингтон-парке.
О том, что в сети леди Одель попал князь Иван Катиновский, говорили вот уже несколько месяцев. Алана старалась не принимать участия в сплетнях, зная, как был бы недоволен этим ее отец, но не могла выглядеть надменной и безучастной в тесных деревенских магазинах, где она покупала продукты для викария, на ферме, где она брала яйца, или если кто-нибудь заглядывал в дом к викарию поболтать.
Алана не удивилась, когда Шарлотта сообщила ей, что их доставят в Чарл на личном поезде князя.
– Тетя Одель написала Ричарду, что это вызвано не только соображениями удобства, но в противном случае мне пришлось бы подыскивать себе компаньонку для того, чтобы она сопровождала меня по пути через Лондон. – Алана изумленно раскрыла глаза, и Шарлотта добавила: – Конечно, все это глупости. Я и Ричарда спрашивала, зачем мне компаньонка, если я еду с ним. Он говорит, что все это выдумки тети Одель. Она просто перестраховывается, чтобы на приеме не было никого, кто мог бы отвлечь от меня внимание князя. Алана, милая, постарайтесь возбудить его интерес! – воскликнула она после минутной паузы. – Неужели после всех наших хлопот мне придется… выйти за него?
– Вы заставляете меня нервничать, – упрекнула ее Алана. – Как может такой человек, как князь, заинтересоваться мною?
– Почему нет? – возразила Шарлотта. – Вы в сто раз красивее и умнее меня, от вашего отца вы унаследовали обаяние, какое я не приобрету и за тысячу лет!
– Вы говорите так, будто папино обаяние – это нечто вроде магнита, которым можно притянуть к себе князя, – засмеялась Алана.
– Так оно и есть, – возразила Шарлотта. – И только поверив в это, вы сможете освободить меня от него.
Когда Шарлотта ушла, Алана долго стояла у окна и смотрела в небо. Она просила у него совета, как не раз уже бывало прежде. В тот вечер ей показалось, что отец одобрил бы ее поступок, придя в ужас от предполагаемого замужества Шарлотты. Ведь слухи, которые ходили в деревне о князе, его экстравагантных поступках, любовных приключениях и чуть ли не королевском образе жизни, были один другого скандальнее. Сейчас план виконта казался ей крайне нелепым. От нее требовали совершить чудо. Тем не менее из любви к Шарлотте и по некоторой другой тайной причине она согласилась участвовать в этой затее и сейчас молила Бога, чтобы не только князь, но и леди Одель поддалась на обман.
– Допустим, мне удастся отвлечь от вас внимание князя, – сказала Алана во время второго визита Шарлотты к викарию. – Но что будет со мной, когда он узнает правду? – При этих словах глаза у нее потемнели и расширились, но она не упомянула о том, что уже несколько ночей подряд лежит без сна, не в силах отогнать от себя эту мысль.
– Ричард все предусмотрел, – радостно ответила Шарлотта. – Он прекрасно понимает, что если обман раскроется, то папа надавит на викария, и тот вас уволит. Поэтому после приема вы должны исчезнуть.
– Исчезнуть? – тихо переспросила Алана.
– Мы, конечно, про себя посмеемся над князем, но не расскажем ему, что вы не знатная дама и не кузина Шейна. Мы просто сообщим ему, что вы уехали, а куда, неизвестно.
– А вдруг… вдруг он будет искать меня? – спросила Алана.
– Я сама задавала этот вопрос Ричарду, – откликнулась Шарлотта. – Но он ответил, что для князя это не проблема. Не успеет он потерять одну женщину, как найдется сотня других, которые с готовностью займут ее место.
– Да… разумеется, – поспешно согласилась Алана, подумав, что была слишком самонадеянной, предполагая, что внимание князя к ней продлится дольше чем несколько дней.
В то же время разум подсказывал ей, что, если она исчезнет, князь снова обратится к Шарлотте. Разумеется, мог быть и такой вариант, что он найдет Шарлотту непривлекательной и неинтересной для себя, но в этом случае и вся их затея была не нужной. Ситуация была довольно сложной, и вариантов ее развития было множество. Им оставалось только дожидаться прибытия в Чарл и встречи с самим князем.
– Предоставьте все Ричарду, – не раз повторяла ей Шарлотта. – А если все пойдет кувырком, у нас с Шейном всегда остается возможность бежать. – Вздохнув, она добавляла: – Если бы только у нас было немного денег! У Шейна ничего нет. Жизнь в Ирландии очень дешева, но нужно платить за крышу над головой и за еду.
С каждым днем ситуация казалась Алане все более и более сложной, но она любила Шарлотту и покорно соглашалась на все ее предложения. Оставалось только надеяться, что каким-то немыслимым образом все обернется к лучшему. Виконт придумал предлог для ее отъезда.
– Никому не говорите, что вы едете вместе со мной в замок, – передавала Шарлотта наставления Ричарда. – Иначе это обязательно достигнет маминых ушей, и она очень удивится, что вы включены в список гостей Чарла.
– Да, разумеется, – согласилась Алана.
– Ричард решил, что вы скажете викарию, будто объявился один из ваших родственников. Якобы он будет проезжать мимо Бриллинга и предлагает вам присоединиться к нему и несколько дней погостить у него в Лондоне. Вы можете сказать миссис Бредон, что вам этого ужасно не хочется, но приходится соглашаться.
– Уверена, она не будет против, – ответила Алана. – Она очень добрая и чуткая женщина.
– Так я и думала. Конечно, викарий слишком занят, чтобы отвозить вас в Бриллинг, поэтому вы объясните, что упомянули в разговоре со мной эту поездку, и я предложила подбросить вас до города.
– Надеюсь, это не вызовет подозрений у миссис Бредон.
– Не вызовет, уверяю вас, – сказала Шарлотта. Ведь в противном случае вам надо было бы надеяться на дилижанс.
– А он ходит очень нерегулярно, так что вполне понятно, почему я приняла ваше предложение, – согласилась Алана.
– Боюсь, все в деревне скоро узнают, что мы с Ричардом поедем в Чарл, – заметила Шарлотта.
– Они уже знают. Ваш лакей узнал об этом, как только вы получили письмо от тети, и не замедлил сообщить все своим родителям.
– Новости распространяются с пугающей меня скоростью!
– Это верно, – поддержала ее Алана. – Именно поэтому, как мне кажется, не следует делать тайны из того, что вы соглашаетесь подбросить меня в Бриллинг. Если вы подберете меня по дороге, кто-нибудь обязательно нас увидит.
– Ричард всегда говорит, что если лгать, то правдоподобно.
– Викарий не одобрил бы подобного рассуждения, – улыбнулась Алана. – Тем не менее я уверена, что милорд прав.
– Значит, вам надо всем рассказывать, как вам повезло, что вы поедете в Бриллинг вместе с нами и вам не придется ждать дилижанса.
Когда Шарлотта зашла в дом к викарию за два дня до предполагаемого отъезда, миссис Бредон, только что спустившаяся из детской, была в холле.
– Слышала, вы собираетесь в Чарл, леди Шарлотта, – сказала она, перейдя к этой теме гораздо быстрее, чем предполагала девушка.
– Да, я очень волнуюсь, – ответила она. – Чарл, наверное, необыкновенный замок. Моя тетя описывала его в самых восторженных выражениях.
– Один из красивейших замков Англии, как я слышала, – заметила леди Бредон.
– Смогу сообщить вам, правда ли это, только когда вернусь обратно. Я слышала, Алана собирается в город.
– Да, повидать своих родственников.
– Не представляю, как вы справитесь без нее.
– Уж постараюсь, – ответила миссис Бредон. – Надеюсь, она не задержится надолго.
– Я говорила ей, что могу подбросить ее до Бриллинга. Тогда викарию не придется беспокоиться об этом. Мы как раз проезжаем мимо ваших дверей по пути на станцию.
– Как это любезно с вашей стороны, леди Шарлотта! Еще сегодня утром викарий говорил мне, что не представляет, как сможет выкроить время для такого далекого путешествия. Вы же знаете, у него много других дел.
– Нас это не затруднит, – ответила Шарлотта, – но Алана должна быть готова к десяти часам. Спасибо вам за вашу заботу, леди Шарлотта.
– Я буду рада помочь, но, пожалуйста, не говорите ничего маме. Она не любит, когда я делаю что-то по собственной инициативе. Она может подумать, что я вмешиваюсь не в свое дело.
Жена викария недолюбливала графиню. Из слов Шарлотты она поняла, почему девушка так долго после смерти мистера Викхэма не приходила к Алане. В деревне все считали такое поведение бессердечным. Ведь столько лет мистер Викхэм три раза в неделю ходил в замок давать леди Шарлотте уроки музыки! Сейчас миссис Бредон почувствовала, что леди Шарлотта, которую она всегда считала милой молодой девушкой, пытается загладить свое прежнее невнимание к Алане.
– Я все понимаю, леди Шарлотта, – мягко сказала она, – и никому ничего не скажу. В Бриллинге и без того хватает сплетен.
Через два дня у ворот викария остановился экипаж, который и отвез четверых молодых людей на станцию. Сразу же по приезде Шарлотта с Аланой устремились в дамскую комнату. По плану Ричарда в их распоряжении было не больше десяти минут, в течение которых Алана Викхэм в дешевом дорожном костюме и старомодной шляпке исчезла. Вместо нее появилась элегантная леди Алана О'Дерри, одетая по последней моде и выглядевшая не менее изящно, чем ее подруга, леди Шарлотта Стор.
К этому времени Ричард, который, казалось, позаботился обо всем, уже отпустил лакея, не позволив ему дожидаться отправления поезда.
– Вы можете идти, Джеймс, – сказал виконт. – Мы едем в частном поезде. Его могут задержать, а, как вам хорошо известно, его светлость не любит, чтобы лошади простаивали.
– Вы справитесь без меня, милорд? – спросил Джеймс.
– Носильщика вы нам нашли, так что все в порядке, – ответил виконт. – До свидания, Джеймс.
– До свидания, милорд. Надеюсь, путешествие будет удачным.
Как только Шарлотта с Аланой появились из дамской комнаты, виконт поспешно провел их на боковую платформу, где их ожидал поезд князя. Шейн был уже там, наблюдая за погрузкой бесчисленных сундуков Шарлотты.
– Я взяла с собой почти весь свой гардероб, так чтобы у вас был выбор, – пояснила она Алане. – К счастью, в прошлое лето, когда я впервые должна была показаться в обществе, мне накупили множество туалетов, но мама совсем забыла о них и после тетиного письма заказала мне новые.
Переодеваясь, Алане удалось лишь мельком взглянуть на себя в маленькое зеркало, тем не менее она ощущала в себе явную перемену. Сейчас, сидя в поезде, она думала, что все происходящее лишь снится ей, что не успеет пройти и нескольких минут, как ее разбудит плач одного из детей Бредонов.
Она много раз видела виконта, правда издалека, когда он проезжал через деревню или скакал на лошади в парке, но никогда не разговаривала с ним. Сейчас, сидя напротив него, она думала, как он красив и хорошо одет и что именно такого брата и должна была иметь Шарлотта.
– Мы очень благодарны вам, – тихо произнес виконт.
– Я боюсь подвести вас, – ответила Алана. Бросив взгляд на Шарлотту и Шейна, которые сидели в другом конце вагона и явно были поглощены друг другом, виконт предостерегающе сказал:
– Не забывайтесь! Вы не хуже меня знаете, что у слуг есть уши.
– Я буду очень, очень осторожна, – пообещала Шарлотта.
– Присматривайте, пожалуйста, за Шарлоттой, – обратился виконт к Алане. – Если тетя заподозрит, что Шарлотта влюблена в моего друга Шейна, она расскажет обо всем родителям, и он никогда больше не сможет появиться у нас в замке.
– Все так запуталось, но я действительно очень хочу, чтобы леди Шарлотта была счастлива, – вздохнула Алана.
– Я тоже, – сказал виконт, – поэтому мы с вами должны позаботиться об этом. – Чуть понизив голос, он пояснил: – Я совершенно уверен, что, если ее принудят к этому браку, она будет бесконечно несчастна.
– Я тоже так считаю, – согласилась Алана. – я именно поэтому я здесь. Но, прошу вас, милорд, подсказывайте мне, как надо себя вести. Я боюсь ошибиться.
– Я помогу вам, насколько это будет возможно, – л ответил виконт, – но женская интуиция лучше меня подскажет вам, как вести себя с князем, – Секунду помолчав, он добавил: – Впрочем, если он не увлечется вами, а этого быть не может, то он просто слепец!
– Благодарю вас, милорд, – рассмеялась Алана. – Ваши слова придают мне уверенности.
– Думаю, вам надо звать меня по имени, – проговорил виконт после минутного раздумья. – Я тоже буду звать вас Аланой. Я много раз гостил у Шейна и, раз вы его кузина, должен хорошо вас знать. И запомните, Шарлотта подружилась с вами, когда три года назад мы с ней вместе были в Ирландии.
– Хорошо, – согласилась Алана, – но мне это кажется несколько… фамильярным.
– Мы знаем друг друга с тех пор, как были детьми, – твердо ответил Ричард. – Тебе тоже стоит это запомнить, Шарлотта.
– А я действительно знаю Алану с детства, – откликнулась Шарлотта. – Так что для меня это совсем нетрудно.
После этого они уже не могли говорить откровенно, поскольку вошел слуга, который сначала предложил им кофе, а потом принес обильный и изысканный обед.
Алана наслаждалась каждым мгновением этого путешествия. Однако, когда оно подошло к концу и они прибыли на станцию рядом с Чарлом, девушка похолодела от страха, не в силах больше ни говорить, ни смеяться. Еще больше напугал ее тот прием, который им оказали на станции – красный ковер, встречающий их мистер Бросвик, карета, гораздо более роскошная и внушительная, чем у графа Сторинггонского. А когда перед ними показался замок, Алане захотелось выпрыгнуть из кареты и убежать. Никогда раньше не видела она более огромного и великолепного здания. Трудно было не согласиться со статьей из "Иллюстрейтед Лондон ньюс", которую она когда-то читала: "Подходящее обиталище для человека, в чьих жилах течет кровь русских царей и стиль жизни которого более подобает восточному монарху, чем английскому сквайру ".
Пока карета катилась по длинной липовой аллее к воротам замка, обе девушки напряженно молчали.
– Удачи вам! – шепнул виконт Алане, когда подбежавший лакей открыл дверцу.
Шейн посмотрел в глаза Шарлотте и сжал ее руку.
Выходя из кареты, все четверо чувствовали, что первое действие пьесы началось. Окажется ли она комедией, как хотелось им верить, или трагедией – должно было показать будущее.
Виконт в подробностях проинструктировал их заранее, что говорить и как вести себя. Поэтому, когда их провели в великолепный салон, где возле камина сидели князь Иван и леди Одель, Шарлотта выступила вперед.
– А вот и мы! – воскликнула она и нежно поцеловала тетю, – Путешествие было просто великолепным! Надеюсь, вы не возражаете, что мы привезли с собой кузину Шейна! – Шарлотта уже приметила, как леди Одель вопросительно поглядывает на Алану. – Мы не получили письма, и ее приезд явился для нас полной неожиданностью. Вдобавок ко всему ее багаж затерялся где-то в Ирландском море!
– В Чарле всегда найдется комната для ваших подруг, леди Шарлотта! – не давая леди Одель ответить, проговорил князь. – А теперь позвольте приветствовать вас у себя в замке. Я очень рад, что у вас нашлось время приехать сюда. – Голос у князя был глубоким и проникновенным, что слегка ослабило напряжение Аланы, да и Шарлотты тоже.
– Мы благодарим вашу светлость за это приглашение, – ответила Шарлотта. – Мне давно уже хотелось увидеть Чарл. Он оказался даже больше и внушительнее, чем я могла вообразить себе по рассказам.
– Рад, что он понравился вам, – улыбнулся ей князь и протянул руку виконту: – Как поживаете? – Потом он пожал руку Шейну, который представил ему Алану:
– Моя кузина, леди Алана О'Дерри, ваша светлость. Она приехала почти перед самым нашим отъездом, и мы не могли оставить ее одну. Я очень надеюсь, что вы поймете меня.
– Конечно, конечно, – согласился князь и поднес руку Аланы к губам.
Девушка посмотрела на него своими большими темными глазами. Он был именно таким, каким она его себе представляла, – необычайно красивым и совсем непохожим на остальных мужчин. Дело было даже не в чертах лица. Во всем его облике присутствовало что-то такое, что неумолимо притягивало к себе.
Князь пристально смотрел на нее. Должно быть, он смотрел так на всех женщин: словно пытаясь проникнуть к ним в душу. Интересно, что ожидал он найти там, и часто ли его постигало разочарование.
– Я тоже рада приветствовать вас в замке, на этом маленьком приеме, который я организовала для своей племянницы, – обратилась к Алане леди Одель, поцеловав Ричарда. Но слова ее прозвучали не очень искренне, а глаза смотрели недобро.
Когда все переместились поближе к камину, леди Одель быстро, будто произнося заранее подготовленную речь, проговорила:
– Мы с его светлостью придумали для тебя много развлечений, Шарлотта. Кроме нас, в замке никого нет, но каждый день мы будем устраивать званые обеды и ужины, танцевать под аккомпанемент оркестра, который мы выписали из Лондона, а чтобы Ричард с Шейном не скучали, в их распоряжении будут отличные скаковые лошади.
– Как замечательно! – воскликнула Шарлотта.
– Надеюсь, ты будешь довольна. Я от имени его светлости прочесала все графство в поисках молодых людей твоего возраста, чтобы присутствие старух вроде меня не могло испортить твой праздник.
Как и ожидала леди Одель, Шарлотта бурно запротестовала:
– Но вас, тетя, не назовешь старухой! Ричард говорит, ваши портреты расходятся гораздо лучше, чем фотографии других красавиц, включая миссис Лэнгтри.
– Неужели? – удивилась леди Одель. – Откуда это тебе известно?
– Я спрашивал в трех магазинах, – ответил Ричард, – и везде мне говорили, что распродали все ваши портреты сразу же, как выставили их на витрину.
– Конечно, мне это очень лестно, – улыбнулась леди Одель. – А теперь, Шарлотта, я покажу тебе и твоей подруге леди Алане ваши комнаты. Вам надо немного отдохнуть перед ужином, ведь вы, должно быть, будете танцевать до утра.
– Сегодня у нас будет бал? – воскликнула Шарлотта.
– Конечно, – ответила ее тетя. – К ужину приглашено пятьдесят человек, а оркестр из Лондона прибыл еще днем.
– О, как это замечательно! – воскликнула Шарлотта, всплеснув руками. Она смотрела на Шейна, возбужденная возможностью потанцевать с ним.
– Надеюсь, вы тоже любите танцевать, – обратился князь к Алане.
– Очень люблю, – ответила она. – Правда, у нас в Ирландии мало возможности разучить что-нибудь новое, и я боюсь разочаровать своих партнеров.
– Уверен, этого не случится.
– Пойдемте, леди Алана, – резко сказала леди Одель, заметив, что князь разговаривает с посторонней, вместо того чтобы обращать все внимание на Шарлотту. – Надо приготовить вам спальню и найти какую-нибудь одежду, раз вы остались без багажа.
– Она может пользоваться моей, тетя Одель, – вмешалась Шарлотта. – У нас одинаковая комплекция, только Алана немного потоньше.
Ничего не ответив, леди Одель направилась к двери.
– Не беспокойтесь о модных па, – сказал князь, продолжая свой разговор с Аланой. – Я уверен, найдется много желающих поучить вас.
– Надеюсь, ваша светлость не ошибается. Казалось, князь хотел еще что-то добавить, но Алана, заметив, что Шарлотта и леди Одель уже ждут ее возле двери, поспешила присоединиться к ним.
Немного позже, оставшись наедине с племянницей и больше не церемонясь, леди Одель сказала;
– Послушай, Шарлотта, мне не очень нравится то, что ты привезла с собой еще одну девушку.
– Но какое это имеет значение, тетя? – возразила Шарлотта. – Замок может вместить целую армию!
– Дело не в этом. Я хочу, чтобы все внимание князя сосредоточилось на тебе, а твое – на нем, – пояснила леди Одель.
– Но разве это возможно, если вы рядом, тетя? – спросила Шарлотта намеренно простодушным тоном. – Вы такая красивая, что, уверена, он не обратит внимания ни на кого, кроме вас.
– Я ясно написала твоей матери, – ответила леди Одель, – что князь хочет завести семью. Я знаю, мое дорогое дитя, ты будешь ему идеальной женой. – Немного помолчав, она добавила: – Если на то пошло, мало найдется мужей, которые хотят, чтобы их жены были слишком красивыми и привлекали к себе внимание других мужчин. – Шарлотта не ответила, и леди Одель продолжила: – Я хочу, дорогая, чтобы ты дала понять князю, что считаешь его красивым и обаятельным. Впрочем, ведь так оно и есть на самом деле! Внимательно выслушивай все, что он будет рассказывать тебе, и не жалей слов, чтобы подчеркнуть свое восхищение Чарлом. Многие девушки ведут себя слишком сдержанно, а это большая ошибка.
– Я постараюсь вести себя так, как вы говорите, – кротко ответила Шарлотта, следуя указаниям Ричарда.
– Уверена, что, вернувшись домой, ты сможешь порадовать своих родителей замечательным известием, – улыбнулась леди Одель. – Ты будешь такой хорошенькой невестой, моя дорогая! – И при этих словах леди Одель вышла из комнаты.
Как была бы она удивлена, узнай, что не прошло и нескольких минут, как ее послушная маленькая племянница уже рассказывала обо всем Алане.
– Тетя Одель в ярости оттого, что мы привезли вас с собой, – говорила она, сидя в комнате Аланы. – Так я и думала!
– Она очень красива, – с искренним восхищением ответила Алана. – Неудивительно, что князь влюблен в нее.
– Пусть он будет влюблен хоть в Венеру Милосскую, только бы не в меня! – решительно проговорила Шарлотта. Алана не ответила ей, и Шарлотта уже совсем другим тоном добавила: – Я боюсь, Алана. Тетя Одель уже обо всем договорилась с князем. Она сказала мне, что по приезде домой у меня будет, чем порадовать родителей.
– Я тоже боюсь, – призналась Алана. – Наверное, я зря приехала. Как вы могли подумать, что он увлечется мною, если леди Одель так красива?
– Ричард считает, что вы красивее ее.
– Это потому, что она его тетя. Обычно на родственников смотрят совсем другими глазами, чем на посторонних людей.
– Ах, Алана, если вам этого не удастся, то мне придется выйти за него замуж! Вы просто должны сделать так, чтобы он заинтересовался вами! – заломила руки Шарлотта.
– Я сделаю все возможное, ведь я обещала вам, – ответила Алана, – но он не обычный англичанин. Он совсем не похож на других мужчин, и это меня пугает.
Как упростилась бы ее задача, если бы князь был таким, как виконт! По тому, как смотрел на нее Ричард, как он разговаривал с ней, Алана уже почувствовала, что нравится ему. Но князь не был англичанином. Алана ощущала в нем, несмотря на внешнюю мягкость и любезность, что-то жесткое, даже циничное. Может быть, то было пресыщенностью человека, уже вкусившего все радости жизни.
Когда, после долгих обсуждений с Шарлоттой, Алана выбрала наконец из дюжины платьев то, которое наденет вечером, и осталась одна, мысли ее снова обратились к князю. Он был таким, каким она ожидала увидеть его, и, однако, в нем было нечто большее. Он был гораздо более живым и энергичным, чем ей представлялось. Кроме того, она чувствовала, что он очень умен. Считалось, что она приехала из Ирландии и потому ее незнание светских обычаев было вполне простительным, но князь, судя по всему, был чутким человеком и мог заметить обман.
"Надо быть очень осторожной в своих словах и поступках", – внушала она себе. Однако когда с помощью опытной горничной Алана оделась к ужину, то, взглянув на себя в зеркало, подумала, что в таком наряде даже родной отец узнал бы ее с трудом. Выбранное ею платье, в отличие от других нарядов Шарлотты, украшенных бесчисленными рюшами, лентами и кружевами, как того требовала последняя мода, было очень простым по фасону. Спереди оно спадало свободными складками, подобно греческой тунике, но сзади благодаря турнюру колоколом расходилось вниз. Плотно облегающий лиф подчеркивал округлость груди, а талия, затянутая корсажем, казалась почти немыслимо тонкой. Глубокий вырез, прикрытый на плечах тюлем, открывал взору белоснежную кожу.
Алана с огорчением подумала, что слишком бледна от страха и в белом платье напоминает привидение, но в этот момент раздался стук в дверь. Ответившая на него горничная вернулась с подносом, на котором лежали орхидеи всех мыслимых форм и оттенков и бутоньерки из гвоздик и гардений, предназначавшиеся, по всей видимости, Ричарду с Шейном.
– Ах, как много цветов! – поразилась Алана. – Я думала, в замке всего шесть человек.
– Садовник позаботился, чтобы у вас было, из чего выбрать, миледи, – улыбнулась горничная. – Он не знал, какое вы наденете платье, и потому сорвал побольше цветов, надеясь, что один из них вам подойдет.
– Нужно быть очень привередливой, чтобы не удовлетвориться подобным великолепием! – рассмеялась Алана.
Подумав немного, она взяла два цветка. В отличие от привычных белых, сиреневых или розовых, эти орхидеи были кроваво-красными. Горничная, явно удивленная ее выбором, но слишком хорошо вышколенная, чтобы высказать свое недоумение вслух, молча отнесла поднос с оставшимися цветами лакею, который ждал возле двери.
– Я кое-что придумала, – обратиласьг Алана к горничной. – Вы не могли бы пойти к леди Шарлотте и попросить у нее от моего имени ленту такого же цвета, как эти орхидеи. В крайнем случае подойдет белая или лиловая.
Горничная снова удивилась, но покорно пошла через коридор в комнату Шарлотты. Она вернулась с двумя лентами.
– Сначала ее светлость подумала, что у нее есть только белая, миледи, – объяснила она, – но потом вспомнила, что одно из ее платьев украшено искусственными фиалками. Я отпорола одну из лент, к которым они были пришиты.
Алана взяла лиловую ленту и умело прикрепила к ней орхидею.
– Вы не могли бы завязать ее у меня на шее? – обратилась она к горничной.
Шея у нее была длинной. Отец не раз замечал ей:
"Ты у меня как лебедушка, милая. Я всегда говорил твоей матери, что у красивой женщины изящными и длинными должны быть три вещи – шея, ноги и пальцы".
Алана показала горничной, как закрепить вторую орхидею у себя в волосах и, с удовлетворением отметила про себя, что цветы не только оживили ее туалет, но и придали ему чуть восточный колорит.
Шарлотта, когда Алана заглянула к ней перед тем, как спускаться к ужину, была одета в платье, украшенное многочисленными оборками из тюля и розовыми бутонами. Оно очень подходило к ее чисто английскому, бело-розовому типу красоты, светлым волосам и голубым глазам.
– Вы сказочно хороши! – воскликнула Алана.
– А вы просто великолепны! – ответила Шарлотта, окинув взглядом подругу. – Как вы не похожи на других девушек! В Лондоне вы произвели бы сенсацию.
– Но мы же в Чарле, – возразила Алана.
В присутствии горничной им нельзя было говорить более откровенно, но, спускаясь вместе вниз по лестнице, обе они с замиранием сердца думали о том, как оценит их внешность князь.
Их провели в салон, еще более грандиозный, чем тот, в котором их принимали днем. Гости уже начали съезжаться. Здесь было много молодых здоровых девушек немного провинциального вида и юношей, которые, должно быть, лучше смотрелись в седле, чем в бальной зале.
Гостей встречал сам князь, но как только в салоне появилась Шарлотта, леди Одель, стремясь подчеркнуть, кто является хозяйкой вечера, воскликнула:
– Милое мое дитя! Я уже начала волноваться! Это же твой вечер, и ты сама должна встречать гостей.
Словно не заметив Аланы, она повела Шарлотту по кругу, представляя уже прибывшим и останавливаясь лишь для того, чтобы приветствовать новую партию гостей.
Алана отошла в глубину комнаты. Лакей в роскошной ливрее, украшенной золотыми галунами, и в напудренном парике предложил ей бокал шампанского. Неожиданно рядом с ней оказался князь.
– Я удивлен вашим выбором моих орхидей, леди Алана, – сказал он.
– Эти показались мне самыми красивыми, ваша светлость.
– До вас ни одна женщина не останавливала на них свой выбор, – объяснил князь. – Я очень польщен, потому что сам привез их с востока.
– Да, они сразу показались мне немного восточными, именно поэтому я их выбрала, – ответила Алана.
– Вы интересуетесь востоком?
– К сожалению, у меня нет возможности поехать туда, но мне кажется, восток многому может научить нас, стоит только внимательно вглядеться в него.
– И чему же именно научить? – удивился князь.
– Мне трудно выразить это словами, ваша светлость. – Алана сделала жест рукой. – Может быть, тайне бытия, скрытым знаниям, которые недоступны обыкновенным смертным. То, что некоторые из нас лишь смутно чувствуют, на востоке знают!
Князь не спускал с нее взгляда. Казалось, он был не столько удивлен, сколько заинтересован ее словами. Но не успел он ответить, как резкий голос леди Одель позвал его:
– Ваша светлость!
Он оглянулся и увидел, что в комнату вошли еще четверо гостей. За ужином Алана обнаружила, что если Шарлотта сидела по правую руку от князя, а леди Одель играла роль хозяйки на противоположном конце длинного стола, ее саму, несмотря на ее предполагаемый ранг, посадили подальше от его светлости. Наверное, будь она действительно кузиной Шейна, то чувствовала бы себя оскорбленной. Но она была Аланой Викхэм и только улыбнулась, решив, что леди Одель считает ее соперницей, а это само по себе было довольно лестно.
Стол был украшен золотыми канделябрами. Первое блюдо подали на золотых тарелках, о чем раньше Алана только читала в книгах. Во все время ужина из галереи для музыкантов, скрытой от гостей старинным расписным занавесом, доносилась тихая музыка. Алане хотелось вслушаться в нее, но рядом сидели юноши спортивного вида, которые громко заговаривали с ней и еще громче смеялись. Усилием воли она заставляла себя вникать в смысл их слов.
По временам она не могла удержаться, чтобы не бросить взгляда на князя, который сидел в кресле с высокой спинкой с таким видом, словно это был трон. Было ли ему весело? Шарлотта даже не пыталась развлечь его, подчеркнуто обращаясь только к мужчине, который сидел справа от нее.
Один или два раза Алана встретилась глазами с виконтом. Он сидел на другом конце стола и, казалось, был доволен тем, как разворачиваются события, чего она не могла сказать о себе. Судя по всему, леди Одель уже насторожилась и готова была сражаться, как львица, если кто-нибудь встанет на пути осуществления ее планов.
После ужина, в салоне, куда, оставив мужчин в столовой, удалились дамы, леди Одель обратилась к Алане с неприкрытой резкостью:
– Если вы, как уверяла меня Шарлотта, впервые выезжаете в свет, вам надо бы понимать, что эти орхидеи неуместны. Особенно та, что у вас на шее.
– Прошу простить меня, – смиренно ответила Алана, – но они были так красивы, что я не смогла устоять перед ними.
– В следующий раз вам стоит остановить свой выбор на белых, – решительно проговорила леди Одель и с достоинством удалилась, не оставив у Аланы никаких сомнений, что ее вид вызывает у нее неприязнь. Тем не менее этот эпизод не помешал девушке почувствовать волнение, когда из столовой появились мужчины, и все прошли не в бальную залу, слишком огромную для такого количества гостей, а в прелестный, освещенный огромным канделябром чуть ли не на сотню свечей, салон, который специально для танцев освободили от мебели. Струнный оркестр заиграл вальс, и Алане страстно захотелось танцевать.
– Смогу ли я когда-нибудь выразить вам свою благодарность за этот незабываемый день? – сказала она, танцуя с виконтом.
– Вы еще прекраснее, чем я мог предполагать, – произнес виконт, и она почувствовала, что он говорит искренне.
– Леди Одель уже попеняла мне за то, что я выбрала орхидеи такого цвета.
– Наверное, она видела, что перед ужином князь разговаривал с вами, – предположил виконт. – Что он вам говорил?
Алана различила в его голосе нотку ревности.
– Мы говорили об орхидеях. Он, по всей видимости, очень интересуется ими, – откровенно ответила она.
– Он всем интересуется, ведь он может позволить себе это.
Потом Алана танцевала с Шейном, потом еще с двумя мужчинами. Все это время князь не отходил от Шарлотты, но когда снова заиграла музыка, Алана услышала рядом с собой его голос:
– Вы не откажете мне в удовольствии потанцевать с вами, леди Алана?
– Благодарю вас, – живо обернулась она к нему. – В этой прелестной комнате мне кажется, что у меня выросли крылья.
– Счастлив слышать это, если только они не унесут вас прочь отсюда, – ответил он. Алана рассмеялась.
– Чему вы смеетесь? – спросил князь.
– Так выражаются в пьесах или романах. Ваши слова только усиливают то чувство, которое не покидает меня с первой минуты приезда сюда – что все это лишь снится мне.
– Уверяю вас, все это происходит на самом деле.
– Только для вас.
– Почему вы так говорите?
– Вы же понимаете, что вы сами – часть этой сказки из "Тысячи и одной ночи"? – Алана посмотрела на князя, весело блеснув глазами. – Когда я впервые услышала о вас, то подумала, что вы – лишь плод чьей-то богатой фантазии.
– Люди, которые достаточно хорошо меня знают, могут подтвердить вам, что я действительно существую, более того, что я похож на остальных людей, – улыбнулся князь.
– Все мы питаем иллюзии по поводу самих себя, – поддразнила его Алана. – Мы можем говорить о ваших личных качествах хоть всю ночь, ваша светлость, но боюсь, не придем к единому мнению.
– Что вы обо мне слышали? И от кого? – заинтересовался князь.
– Даже в наших краях, в глухой Ирландии, лягушки переквакиваются о вас, а птицы спешат через море с известиями о ваших новых подвигах.
– Вы меня удивляете, – заметил князь.
– О, это еще одна иллюзия. Трудно поверить, что вы не догадываетесь о всеобщем интересе, стоит лишь вам появиться где-либо. Почему не признаться себе в этом и… не получать от этого удовольствие?
– И как вы относитесь к тому, что услышали? – засмеявшись, спросил князь. – Или лучше, что вы думаете обо мне теперь, после того как познакомились со мной?
– Какого ответа вы от меня ждете? – ответила Алана. – Что я ошеломлена, подавлена могуществом и богатством вашей светлости?
– Вы смеетесь надо мной. Я к этому не привык.
– Конечно, не привыкли, – согласилась Алана. – Все с почтением преклоняют перед вами колени, но задумывались ли вы когда-нибудь, что служит причиной их восхищения – вы сами или ваше положение в обществе?
– Вы очень дерзки, – резко сказал князь и закружил ее в вальсе с такой скоростью, что у нее перехватило дыхание.
– Простите меня если я невежливо вела себя с вами, – сказала Алана после того, как он снова замедлил темп.
– Не то чтобы невежливо, – ответил князь, – просто я не привык к подобной откровенности. – По тому, как изогнулись ее губы, он понял, о чем она думает, и сердито добавил: – Не верю, что все мои знакомые всего лишь льстят мне.
– Простите меня, если я разрушила ваши иллюзии, – ответила Алана. – Я не привыкла к такому изысканному обществу и не умею вести себя в нем.
– Мне казалось, девушки вашего возраста должны быть кроткими, милыми и смотреть на жизнь через розовые очки, – сказал князь.
– Разумеется, так оно и есть, – ответила Алана, – но иногда увиденное так слепит глаза, что нам приходится снимать их.
– Меня не покидает неприятное чувство, что вы все еще смеетесь надо мной, леди Алана.
– Еще раз прошу простить меня. Мне очень хотелось, чтобы вам понравилось танцевать со мной. Боюсь, что теперь вы больше не пригласите меня, – вздохнула Алана.
– Я определенно приглашу вас снова, потому что мне хочется продолжить наш разговор, – твердо ответил князь. – Но не скрою, я немного озадачен. Вы совсем другая, чем я мог предположить.
– Сегодня здесь собралось множество девушек, чье поведение оправдывает ожидания вашей светлости.
– Вы и без моих возражений прекрасно знаете, что я нахожу их скучными, – ответил князь.
– Значит, не жалуйтесь, если я вас шокирую.
– Вы не шокируете меня, а возбуждаете мое любопытство. Сколько вам лет?
– Мы с Шарлоттой одного возраста.
– Трудно поверить в это!
– Хорошо, я древняя старуха! Я открыла секрет вечной молодости, который безуспешно ищут с незапамятных времен.
– Вы рассуждаете так зрело, будто прожили уже лет сто.
– Так мало? Значит, мне понадобится еще миллион жизней, чтобы общаться на равных с вашей светлостью.
– Вы говорите о перерождении? – сузил глаза князь.
– Мне показалось, что именно это вы сами имеете в виду, правда, в несколько оскорбительном смысле.
Князь взглянул на нее так, что ей показалось, они с ним – два дуэлянта, которые меряют друг друга взглядом перед тем, как вытащить шпаги.
– Помилуйте, ваша светлость, – раздался в этот момент голос леди Одель, которая явно находилась в состоянии крайнего раздражения, – мне кажется, что, если вы хотите поговорить с леди Аланой, необязательно стоять в самом центре бальной залы. Милая маленькая Шарлотта очень хочет потанцевать с вами, в чем она только что мне призналась.
Князь повернулся к Алане, но тут же, словно угадав его намерения, рядом с ней возник виконт.
– Вы обещали мне следующий танец, Алана.
– Да, конечно, – ответила девушка и улыбнулась князю: – Благодарю вас, ваша светлость, за самый восхитительный танец в моей жизни.
Алане показалось, что леди Одель чуть не фыркнула от возмущения, но Ричард уже подхватил ее и умчал прочь.
– Что случилось? Я понял, что что-то неладно, – сказал виконт, когда они очутились на другом конце залы.
– Я вела себя в соответствии с вашими указаниями, – ответила Алана. – Кажется, князь удивлен, что кто-то осмелился разговаривать с ним в таком духе.
– И о чем вы говорили? – с любопытством спросил Ричард.
– О нем самом и о перерождении.
– Бог мой! И я бы удивился на его месте!
Алана вздохнула. Все, о чем она говорила князю, было привычно для нее, ведь в прошлом она не раз обсуждала эту тему с отцом. Они часто спорили о теории перерождений, о тайных знаниях, которыми по поверью обладали жрецы странных полузабытых религий, о том, что мистер Викхэм называл "эзотерическим языком мудрецов".
Она читала все книги по востоку, какие только могла достать. Интерес ее был не случаен, но она никого не собиралась посвящать в его причину.
Вполне понятно, что князь был удивлен такой осведомленностью восемнадцатилетней девушки, воспитывавшейся в глуши Ирландии.
Весь вечер леди Одель зорко следила за тем, чтобы князь больше не танцевал с Аланой. Когда уже перевалило за полночь, Алана заметила, что Шарлотта с Шейном исчезли из комнаты, и беспокойно огляделась, ища глазами виконта. Неожиданно рядом с ней возник князь.
– Вы выглядите озабоченной. Что вас встревожило? – спросил он.
– Разве можно тревожиться о чем-то на таком великолепном празднике? Не могу передать вашей светлости, какое он доставил мне удовольствие.
– Звучит очень правдоподобно, но только что, когда вы оглядывались по сторонам, вы явно были чем-то встревожены, – возразил он. Алана не ответа, и он добавил: – У вас необыкновенные глаза. Ни у одной женщины я не встречал таких глаз. Они очень выразительные и в то же время это совсем не так.
– Вы противоречите сами себе, – легко отозвалась Алана.
– Могу я назвать их загадочными? Они живо отражают все, что лежит на поверхности, и в то же время не выдают ваших тайн. Я никак не могу разгадать вас.
– А вы бы хотели? – спросила она. – Ваш интерес льстит мне, ваша светлость.
– Мне хочется отшлепать вас за такие слова, – ответил он. – Мы вели серьезный разговор, который заинтересовал меня. Теперь вы искусственно стараетесь свести его к светской болтовне.
– Но, задумывая этот вечер, вы вряд ли хотели, чтобы ваши гости были серьезны, – ответила Алана, – поэтому я, как хамелеон, пытаюсь приспособиться к обстановке.
– Тогда позвольте мне показать вам другую обстановку, – сказал князь. – Мне хочется видеть вашу реакцию.
Он взял ее за обнаженную руку и повел за собой. Алану охватило странное, до сих пор незнакомое ей чувство, которое она не могла, да и не хотела объяснить себе. Единственное, чего она желала сейчас, – это идти рядом с ним. Не было нужды противиться этому желанию, ведь оно полностью согласовывалось с планом Ричарда.
Князь провел Алану по широкому коридору к двери, которая находилась почти в самом его конце. Когда он открыл ее, они очутились в комнате, в которой не было газового освещения в отличие от остальной части замка. Здесь в золотых, украшенных тонкой резьбой подсвечниках, достойных какого-нибудь величественного собора, горело множество длинных свечей. Они бросали отблеск на обтянутые золотой парчой стены и развешанные от пола до потолка иконы.
С первого взгляда Алана поняла, что иконы были старинными. Одни казались грубыми и поблекшими, другие были вставлены в оправы из драгоценных камней, сверкавших в свете свечей. Некоторые были написаны на эмали, нанесенной на чистое золото, и если не были самыми яркими изо всей коллекции, то, наверное, самыми ценными.
Алана стояла, оглядываясь по сторонам. У нее возникло такое чувство, будто иконы разговаривают с ней. Казалось, от них исходило какое-то излучение, накопившееся в них за века. Должно быть, те, кто молился перед ними, вдохнули в них часть своей веры, и сейчас иконы стали проводниками божественной силы, обращенной к страждущим.
Ощущая на себе эту силу, Алана забыла обо всем, даже о князе, который стоял рядом с ней. Ей казалось, что она на крыльях веры уносится к самому Богу. Наконец-то она почувствовала то, чего тщетно искала в молитвах, – на нее вдруг снизошло божеское благословение. Ей захотелось упасть на колени, но тут до нее донесся голос князя, который мягко произнес:
– Расскажите мне, что вы чувствуете.
Она с усилием оторвала взгляд от икон и посмотрела на него. В свете свечей он казался еще выше и значительней.
– Вы сами знаете, словами это не выразить. Но вы… вы чувствуете так же, как я. Поэтому-то вы и привели меня сюда, – нехотя, словно подчиняясь его силе, ответила Алана.
– Я хочу, чтобы вы рассказали мне.
Алана снова обратилась к иконам и едва слышно произнесла:
– Как описать красоту? Как описать то, что заставляет трепетать душу? – Она остановилась, потом медленно проговорила: – Здесь… говорит Бог, и вы… тоже слышите Его. – Повернувшись к князю, она спросила: – Как могло случиться, что вы… чувствуете то же, что и я?
– На этот вопрос не существует ответа.
Алана снова посмотрела на иконы.
– Этого я… всегда искала и теперь… когда я нашла… я знаю, что границ… нет, одна бесконечность…
Молча взяв ее за руку, князь вывел ее из комнаты и бесшумно закрыл за собой дверь.
– Не могу постичь, почему в этой комнате мы испытываем одинаковые чувства, но сегодня мне не хочется говорить об этом, – произнес он, когда они снова оказались в коридоре. Почти бегом он устремился назад, в бальную залу, и скоро до них донеслись шум голосов и бравурные звуки польки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайная власть - Картленд Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Тайная власть - Картленд Барбара



Замечательная сказка с хорошим концом. Все легко и просто: надо поверить в себя и доверится своим инстинктам. Так главные герои нашли свое счастье.
Тайная власть - Картленд БарбараЮлия
22.04.2012, 0.14





Все прекрасно, но где 5 глава?????
Тайная власть - Картленд БарбараЮля
23.05.2012, 12.17





как хорошо читается сказка для взрослых.спасибо отдохнула от суеты
Тайная власть - Картленд Барбаравава
28.02.2014, 14.49





библиотека мир женщин где 5 глава ее что потеряли или не написали?
Тайная власть - Картленд Барбараяна
1.03.2014, 10.54





библиотека мир женщин где 5 глава ее что потеряли или не написали?
Тайная власть - Картленд Барбараяна
1.03.2014, 10.54





хорошо!
Тайная власть - Картленд БарбараЛюбовь.
29.04.2015, 19.46





Это просто кошмар! Нет развития действа, кульминации! Какой -то бред ! Встретились, поговорили, потом признались друг другу в любви и конец книги . Абсолютно бесполезное чтиво . Не рекомендую.
Тайная власть - Картленд БарбараНаташа
29.04.2015, 22.37





Это просто кошмар! Нет развития действа, кульминации! Какой -то бред ! Встретились, поговорили, потом признались друг другу в любви и конец книги . Абсолютно бесполезное чтиво . Не рекомендую.
Тайная власть - Картленд БарбараНаташа
29.04.2015, 22.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100