Читать онлайн Тайна горной долины, автора - Картленд Барбара, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна горной долины - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна горной долины - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна горной долины - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Тайна горной долины

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Леона решила, что ей нужно каким-то образом пересечь границу владений лорда Стрэткарна и постараться увидеться с ним.
Дни шли, и постепенно она начала понимать, что осуществить задуманное не так уж легко, поскольку еще ни разу ей не удалось выйти из замка без сопровождения.
Герцог, который, казалось, делал все, чтобы быть ей приятным и доставлять радость, брал ее на конные прогулки, или же она отправлялась кататься с кем-либо из гостей.
Первая партия охотников отбыла, приехала новая, каждый вечер устраивались шикарные трапезы, и всегда на них приглашалось не менее десяти человек.
Леоне казалось, что каждый момент ее существования заполнен то одними делами, то другими, и с ее стороны было бы крайне неблагодарно не принимать с радостью ту доброту, которая окружала ее со всех сторон.
Из Эдинбурга привезли еще платья, с ними прибыли пелерины, отороченные мехом, для предстоящих холодов и бархатные жакеты, носить которые было еще рано, даже если кататься в экипаже.
Ей становилось все труднее находить новые слова, чтобы выразить герцогу свою благодарность, но Леона чувствовала, что он внимательно наблюдает за ее реакцией на все происходящее, на все сказанное.
И, несмотря на то, что ей было так интересно жить своей новой жизнью, она не могла не думать по сотне раз за день, что лорд Стрэткарн, должно быть, считает ее невежливой и исключительно неблагодарной.
Мысленно она прокручивала разные способы, как написать и отправить другое письмо взамен сожженного герцогом. Она, конечно же, размышляла о возможности попросить во время прогулки остановиться на почте, но понимала, что вопросы, которые ей непременно зададут, приведут ее в замешательство и ей придется признать, что она знает о судьбе своего первого письма.
Как бы ни был герцог добр и внимателен, девушка по-прежнему все так же боялась его.
Она прекрасно понимала, что, когда ему это надо, он может быть абсолютно беспощаден, и не приходилось сомневаться в том, что с кем бы он ни общался, все робели в его присутствии. Слуги бегом кидались исполнять малейшие поручения хозяина, а местные люди, которых она встречала, вроде священника, вели себя при герцоге так подобострастно и так униженно, что это приводило ее в замешательство.
Она то и дело возвращалась мыслями к семьям выселенных, но вокруг не было никого, кто мог бы сказать ей правду о том, что произошло с ними дальше.
Расспрашивать слуг герцога о действиях их повелителя не имело никакого смысла, кроме того, она была уверена, что никто больше не имеет ни малейшего представления ни о случившемся, ни о последствиях насильственного выселения, невольным свидетелем которого стала она.
Леона попыталась поискать газеты на тот случай, если вдруг в «Таймс» появятся статьи о драме в Росс-и-Кромарти.
После разоблачительных статей мистера Делани образовалось общество, целью которого являлась защита бедных, но Леона выяснила, что общество это просуществовало недолго, а из денег, собранных его членами, очень мало дошло до нуждающихся людей.
Тем не менее из газет ей удалось выяснить, что выселения проводились в Гленелге и Солласе, на территории земель лорда Макдоналда. То же самое творилось и в иных местах на севере.
Но в газетных статьях приводилось очень мало подробностей творящегося произвола, и Леона могла только усиливать в своем воображении то, что видела на земле герцога, чтобы представить всю чинимую людьми жестокость.
«Я должна поговорить об этом с лордом Стрэткарном», — повторяла она себе в сотый раз.
И вот однажды ей представилась неожиданная возможность.
Герцога пригласил на охоту сосед, живущий по другую сторону северной границы его владений.
Это означало, как узнала Леона, что ему придется выехать очень рано утром, а вернется он в замок только поздно вечером.
Это был тот самый шанс, которого она так долго ждала. Когда миссис Маккензи разбудила ее утром, девушка отодвинула занавески и выглянула из окна своей спальни, чтобы посмотреть, какая за окном погода.
Она понимала, что если на улице дождь, то охота вполне может не состояться или же герцог вдруг решит, что запланированное предприятие вредно для его здоровья.
Но за окном стоял прекрасный сентябрьский день, небо было безоблачным, а солнце обещало еще более теплую погоду днем.
Деревья и кусты вокруг замка уже облачились в осенние наряды, а вересковые поля выглядели волшебным ковром.
«Скоро наступит зима, — подумала Леона. — Тогда я буду действительно заключена в стенах этого замка без какой-либо надежды убежать!»
Но сегодня, несмотря на возможные последствия, она решила любой ценой вырваться из-под неустанной опеки герцога.
Девушка позавтракала еще прежде, чем кто-либо из гостей спустился вниз, и попросила подать ее лошадь к парадному входу.
Она знала, что ее непременно будет сопровождать конюх, но решила не сопротивляться. Если бы Леона заявила, что собирается ехать одна, это вызвало бы массу вопросов, а возможно, и протест со стороны мажордома.Надев свой новый, чрезвычайно привлекательный костюм для верховой езды, который был прислан из Эдинбурга по приказанию герцога, и довершив наряд шляпкой с вуалью, Леона довольно посмотрела на себя в зеркало, думая о том, как было бы замечательно, если бы лорд Стрэткарн увидел ее в таком одеянии.
Он запомнил ее, размышляла она, в простом, дешевом дорожном платье, которое она сшила сама и которое не обладало таким утонченным шиком и элегантностью, как наряды, созданные искусным портным в Эдинбурге.
«Если он счел меня красивой тогда, что бы он подумал обо мне сейчас?» — спросила она себя.
С самого момента пробуждения Леону не оставляло волнение.
Спускаясь по каменной лестнице, девушка чувствовала, как все в ней поет от радости. Только после того, как она в сопровождении конюха отправилась на прогулку, ей вдруг пришло в голову, что лорд Стрэткарн может быть в отъезде, и тогда, несмотря на такой удачный план, они могут и не встретиться.
Затем она вспомнила его слова, что он должен защищать свой клан и заботиться о нем. Нет, этот человек не такой, как другие лендлорды, влекомые на юг всяческими развлечениями и соблазнами.
«Все в нем привело бы маму в восторг», — сказала себе Леона, хотя секундой позже она подумала, что герцог тоже живет в своем замке среди своих людей.
«Но он о них не заботится, — подумала она сердито, — для него самое главное — деньги, а вовсе не люди!»
Она вспомнила об овцах, которых видела пасущимися в полях, огромные отары, белые на фоне вереска. Как она ненавидела все, что за этим стояло!
Затем мысли ее вернулись к лорду Стрэткарну — ей трудно было не думать о нем хоть какое-то время. Леона пришпорила лошадь и поехала быстрее.
Выехав за ворота замка, она повернула на юг и поскакала к холму, который, насколько она знала, граничил с вересковыми полями лорда Стрэткарна.
Она ехала вверх по склону холма, но теперь гораздо медленнее, потому что почва здесь была неровной, в ней встречались кроличьи норы, и лошадь могла повредить ногу.
Когда Леона приблизилась к вершине холма, конюх поравнялся с ней.
— Простите, мисс, — произнес он с резким шотландским акцентом, — но вы очень близко подъехали к границе владений лорда Стрэткарна, а нам не разрешается пересекать ее.
— Мне кажется, наверху должна быть пирамида из камней, — ответила Леона, — я хочу на нее посмотреть.
— Да, и правда есть, — сказал конюх.
Предприняв попытку сдержать ее, он потерпел неудачу, и теперь ему не оставалось ничего другого, как осадить лошадь. Леона же двинулась вперед настолько быстро, насколько это было возможно, все вверх и вверх до тех пор, пока замок не остался внизу.
Даже в лучах теплого солнца он выглядел невероятно грозным и неприступным.
Горная долина внизу казалась темной и, как подумала Леона, увидев ее в первый раз, зловещей.
— Есть в ней что-то, внушающее страх, — сказала она себе. А потом, рассмеявшись, добавила:
— Мое воображение опережает мысли.
Ощущая свободу вересковых полей, раскинувшихся перед ней, и вдыхая с ветром аромат цветущего вереска, она с трудом вспомнила страхи, навеянные в замке.
Как-то раз она проснулась среди ночи и лежала, вслушиваясь в тишину, хотя сама не представляла, что ожидала услышать. Какими зловещими в замке были тени!
Впереди Леона увидела пирамиду — огромные серые камни, сложенные друг на друга, и сердце ее запрыгало.
Она знала, что через несколько секунд окажется во владениях лорда Стрэткарна.
Девушка подъехала к пирамиде и натянула поводья, чтобы заставить лошадь остановиться.
Затем она посмотрела на юг и увидела сначала озеро, потом замок. Она так мечтала увидеть их снова с того момента, как эта красота осталась у нее за спиной.
Огни на холмах вокруг озера и его ровная серебристая гладь были сейчас еще более красивыми, чем помнилось Леоне.
Замок вдали был совсем волшебный, и девушка подумала, что, наверное, он появился здесь прямо из книги сказок, которую она читала в детстве.
Лошадь ее уже не была такой игривой после* длительного подъема в гору и покорно стояла на месте, пока Леона любовалась красотами, напоминавшими ей землю обетованную.
Она так часто думала о ней и мечтала, что даже боялась разочароваться, увидев эти места вновь. Так не хотелось, чтобы они потеряли хоть часть своего волшебства.
Но все было таким, как она помнила: сказочное озеро и волшебный замок.
Леона вдруг осознала, что конюх позади нее сильно нервничает, несомненно, опасаясь наказания за то, что позволил подопечной подъехать так близко к границе, но она не двигалась с места.
Она понимала, что с ее стороны глупо даже предполагать, что, не получая от нее никаких известий, лорд Стрэткарн вдруг появится здесь.
Однако, несмотря ни на что, она по-детски верила, что именно так и произойдет.
«Интересно, можно ли мне спуститься с холма и поискать его?» — подумала она.
Но тут же отбросила эту мысль, потому что, узнав об этом, герцог пришел бы в бешенство. Хотя, возразила она самой себе, он и так уже рассердится, когда узнает, что его гостья так близко подъезжала к границе.
«Чего мне теперь бояться?» — подумала Леона.
Она повернула лошадь и начала спускаться с холма по направлению к замку.
— Мисс! Мисс! — взволнованно кричал ей вслед конюх. — Мы нарушаем границу! Это земли лорда Стрэткарна, мы не должны пересекать границу!
— Но меня приглашали! — ответила Леона не останавливаясь.
Конюх позади нее протестовал изо всех сил. По его голосу было понятно, что он ужасно взволнован и напуган.
Девушка ехала вперед уже двадцать минут, замок постепенно приближался. Теперь она вполне могла рассмотреть орудийные башни и флаг, развевающийся над серой крышей.
Леона различала небольшие фермы, приютившиеся на холмах вокруг озера, и радостно отметила, что здесь, на полях его светлости, не было овец.
По дороге они вспугнули несколько куропаток, которые возмущенно кудахтали, поднимаясь со своих гнезд и отлетая на безопасное расстояние.
И тут Леона увидела вдалеке всадника, скачущего им навстречу. Сердце готово было вырваться у нее из груди.
Сначала она совсем не была уверена в том, что это лорд Стрэткарн» местность была холмистая и всадник то появлялся всего на несколько секунд, то снова исчезал из виду, чтобы через некоторое время появиться опять.
Очень скоро она убедилась в том, что не ошиблась. Это был лорд Стрэткарн, и он направлялся к ней!
Он ехал так же быстро, как и она, но теперь Леона ударила лошадь хлыстом и поскакала еще быстрее, спеша встретиться с человеком, без которого так скучала. Она так торопилась, что совсем перестала думать о собственной безопасности.
Конюх все еще недовольно ворчал позади, но Леона знала, что он просто боится гнева лорда Стрэткарна — ведь они нарушили границу его владений.
Но когда они приблизились друг к другу, лицо лорда сияло от нескрываемой радости.
— Я уже почти утратил надежду, — сказал он, подъезжая к ней и протягивая руку.
Леона подала ему свою руку, и он сжал ее пальцы так, что она чуть не вскрикнула от боли.
— Вы… вы меня ждали? — спросила девушка тихим, сдавленным от волнения голосом.
— Я ожидал вашего появления с того самого дня, как вы уехали, — ответил он. — А сегодня один из моих ловчих увидел вас в подзорную трубу в тот момент, как вы пересекли границу.
Именно на это и надеялась Леона, но все равно было радостно сознавать, что она не ошиблась в своих ожиданиях.
— Я… не могла приехать… раньше.
— А вам хотелось?
В его взгляде было нечто испытующее, когда он задал этот вопрос. Леона так смутилась, что не могла посмотреть ему прямо в глаза.
— Я… я писала вам, — сказала она, — но…«письмо невозможно было… отправить.
Она увидела, как напряглось его лицо. Затем он сказал:
— Но сегодня вы здесь.
— Герцог уехал на охоту в соседнее имение.
— Вы не пройдете со мной в замок?
— Сегодня мне можно не возвращаться… до полудня. Леона подумала, что совершенно бесполезно притворяться, будто ей не хотелось встретиться с ним.
Зная, что по возвращении ей придется пережить массу неприятностей, она решила насладиться своим побегом в полной мере.
— Вы знаете, что я всегда рад принять вас, — произнес лорд Стрэткарн.
В его голосе прозвучала какая-то особенная нотка, и это заставило Леону повернуть к нему голову и улыбнуться, но, встретившись с ним глазами, она уже не могла отвести взгляд.
— Давайте поспешим, — сказал он. — Нам нужно еще так много обсудить!
Она понимала, что их разговор никто не должен слышать, и поэтому они ехали молча, а конюх герцога следовал за ними. Леона могла легко предположить, что сейчас он размышляет о том, как сильно его накажут за происходящее.
Они подъехали к замку, и, еще прежде чем слуги лорда успели подбежать к Леоне, чтобы помочь ей сойти с лошади, лорд Стрэткарн уже стоял рядом, протягивая руку.
Он опустил ее на землю, и она вдруг почувствовала, как дрожь пробежала по телу, когда он прикасался к ней. Сейчас ей хотелось, чтобы он поднял ее и внес на руках в замок, как это было не так давно.
Но вместо этого они вместе поднялись по лестнице и вошли в комнату, окна которой выходили на озеро.
Леона подошла к окну.
— Оно еще красивее, чем в моих воспоминаниях.
— И вы тоже! — тихо сказал лорд Стрэткарн.
— Вам… действительно так кажется? — спросила Леона.
— Да, я так думаю, — ответил он с улыбкой.
— Я очень рада. Мне так хотелось… чтобы вы… увидели меня в новой одежде.
Лорд Стрэткарн посмотрел на ее шляпку и на модный костюм для верховой езды так, будто заметил их впервые.
— Они новые? — спросил он. — Ваше лицо так прекрасно, что совершенно невозможно заметить что-нибудь еще.
Она почувствовала дрожь в теле и повернулась к озеру.
— Итак, у вас новый наряд! — медленно проговорил лорд Стрэткарн, как будто ее слова только что дошли до его сознания. — Это подарок?
— Да… Его светлость… подарил все это мне.
Девушка уже пожалела, что затронула в разговоре эту тему, но каждый раз, надевая новое платье, она мечтала, чтобы он увидел, как она красива.
Лорд Стрэткарн отошел от нее и остановился в другом конце комнаты.
— Вы счастливы в замке Арднесс?
— Я… должна была бы. Герцог… так добр ко мне.
— Я спросил вас не об этом.
— Я знаю, — ответила Леона, — но мне не хочется быть неблагодарной и жаловаться. Его светлость дал мне так много, и у меня есть все, чего могла бы желать молодая девушка.
— Тогда что же не так?
Секунду поколебавшись, Леона справилась с волнением и сказала:
— Когда я покидала… ваш замок… я видела… как во владениях герцога… насильно выселяли людей!
Сказав это, она не смела поднять на него глаз, потому что чувствовала, что гнев, который он испытает, отразится и на ней самой.
Но его голос прозвучал на удивление бесстрастно.
— Это имеет для вас какое-то значение?
— Разве можно… остаться равнодушной… к таким ужасным, оскорбительным… совершенно бесчеловечным поступкам? Об этом трудно вспоминать… без слез, — ответила Леона.
Она говорила так взволнованно, что, казалось, стены в комнате задрожали от ее слов.
— Вы разговаривали с ним об этом?
— Я пыталась, — ответила она. — Клянусь вам, я пыталась… но его светлость не пожелал ничего слышать… и в замке нет никого, чтобы я хотя бы могла узнать… что стало с теми людьми…
Лорд Стрэткарн снова приблизился к ней.
— Мне очень жаль, что вам пришлось наблюдать такое ужасное зрелище. Но, возможно, теперь вы понимаете, почему мы больше не общаемся с герцогом.
— Вы правы! Конечно же, вы правы! — сказала Леона. — Но можно ли что-нибудь сделать?
— Ничего! — ответил он. — Я пытался помочь некоторым Макарднам, но я не могу рисковать благосостоянием своего клана из-за перенаселения земель.
— Конечно, нет… Я вас понимаю, — согласилась Леона, тяжело вздохнув. — Но эти люди! Эти бедные, несчастные люди! Я до сих пор слышу их крики… а один ребенок… он чуть не сгорел заживо… когда они подожгли ферму!
— Это невыносимо! — сказал лорд Стрэткарн, и голос его стал резким. — И это творится по всей Шотландии — жадность лендлордов и жестокость их представителей искоренили горцев, уничтожили душу нашего народа!
— Я знала, что вы именно так это чувствуете! — воскликнула Леона. — Так чувствовала моя мать! Но неужели совсем ничего нельзя сделать?
— Ничего, — ответил он. — Я испробовал уже все возможные способы. Я встречался с лендлордами, разговаривал с ними, пытался убедить. Мы проводили собрания в Эдинбурге!
Вздохнув, он продолжил:
— Уже тысячи тысяч шотландцев высланы за границу и разбросаны по всему белому свету. Только в 1831 году их было пятьдесят восемь тысяч.
В голосе его зазвучала горечь.
— Теперь уже осталось очень мало земель, не занятых под пастбища для овец.
Леона не могла говорить. Где-то в глубине души она всегда верила, что лорд Стрэткарн, как настоящий рыцарь, сможет спасти людей от выселения.
Словно прочитав ее мысли, он подошел к столику с винами, где во время ее первого визита наливал ей лимонад, и принес бокал с хересом.
— У нас очень мало времени, — сказал он, — поэтому давайте поговорим о вещах более приятных — о вас, например.
— А мне хотелось бы поговорить о вас, — возразила Леона. — Мне так интересно узнать, чем вы занимаетесь здесь, в своем поместье. Мне хочется услышать о ваших планах по поводу людей, живущих на тех маленьких фермах, что я видела вокруг озера.
— Вам это действительно интересно? — спросил лорд Стрэткарн.
— Да это на самом деле интересует меня, — ответила она. — Я хочу понимать проблемы, которые волнуют народ Шотландии. Мне не нравится изолированность, не нравится чувствовать себя чужой, несмотря на то что я живу сейчас в Шотландии.
— Значит, вот что вы чувствуете в замке Арднесс?
— Он полон людей, — ответила Леона. — Но все они гости. Они приезжают сюда за развлечениями, и их нисколько не волнуют здешние проблемы.
— А вас волнуют?
— Да… очень.
Наступила небольшая пауза. Казалось, что он смотрит на нее изучающе. Затем он произнес:
— Вы уже решили поселиться в замке Арднесс?
— Выбора у меня нет, — ответила Леона. — У меня нет денег, мне некуда больше идти, и герцогу очень хочется, чтобы я оставалась там.
Лорд Стрэткарн не ответил, и она продолжила:
— Единственное мое желание… чтобы его замок больше походил на ваш.
— А в чем же разница? — поинтересовался лорд Стрэткарн. — Естественно, если не брать в расчет архитектуру.
— Знаете, я никому еще не говорила об этом, — ответила Леона, — но разница — в атмосфере. Наверное, вы посчитаете меня… глупой… но почему-то я чувствую себя там, словно… пленница.
Лорд Стрэткарн, казалось, был озадачен. Затем он спросил довольно резко:
— Почему же вы так себя чувствуете там?
— Я все время списываю это ощущение на… свое богатое воображение, — ответила Леона. — Или, возможно, духи прошлого все еще обитают в огромных залах, длинных коридорах и, конечно же, на башне! Но несмотря на все мои старания ничего не замечать, мне все равно бывает страшно!
— Уверен, что это вам не свойственно.
— Я не помню, чтобы мне раньше было так страшно. Но это место кажется таким темным и зловещим… в нем есть что-то… ах, если бы мне знать, что именно… но от этого меня охватывает страх!
Она подумала вдруг, что ведет себя как ребенок и, решив сменить тему, быстро проговорила:
— Расскажите мне о сыне герцога.
— О Эване Ардне? — спросил лорд Стрэткарн. — А разве его нет в замке?
— Нет, мне кажется, нет, — ответила Леона. — Но все стараются не говорить о нем. Я нечаянно услышала, как сестра герцога предупреждала одну даму не упоминать его имя в присутствии его светлости.
— Полагаю, он находится в частной лечебнице либо в Эдинбурге, либо в Лондоне, — сказал лорд Стрэткарн.
— Но почему? — спросила Леона.
— Никто точно не знает, — ответил он. — Эван был очень болезненным ребенком, и я помню, что слышал, будто герцог возил его к разным специалистам в Европу в надежде найти лекарство.
— Лекарство от чего?
— Это часть тайны, — ответил лорд Стрэткарн. — Я не знаю. И уверен, что не знает никто!
Немного помолчав, он продолжил:
— Я встречал дочь герцога, Элизабет, много раз. Она была привлекательной молодой барышней и очень походила на герцогиню, но я не припомню, чтобы когда-либо видел маркиза, да и вряд ли кто из моих знакомых знаком с ним.
— Как странно! — воскликнула Леона.
— Конечно же, высказывались разные предположения относительно его болезни, — продолжал лорд Стрэткарн, — но в основном все уверены, что у него что-то с позвоночником.
Это вполне объясняет, размышляла Леона, визиты герцога к разным врачам в поисках лекарства. И очевидно, мальчик сейчас лечится на каком-нибудь из многочисленных европейских курортов.
— Какое это, должно быть, разочарование для герцога, — произнесла она вслух.
— Конечно, — согласился с ней лорд Стрэткарн. — Он всегда так сильно гордился своей семьей!
— Да и теперь тоже, — улыбнулась Леона. — Он показывал мне их генеалогическое древо. А еще рассказывал, что титул у них всегда переходил от отца к сыну, и когда он умрет, его сын станет наследником.
— Звучит так, будто Эван пошел на поправку, — заметил лорд Стрэткарн.
— Мне кажется, — произнесла Леона, — его светлость хочет, чтобы я заняла место его дочери. Леди Бауден рассказала мне, что герцог был ужасно несчастен, когда она умерла.
— Если вы пытаетесь пробудить во мне жалость к герцогу, — сказал лорд Стрэткарн, — у вас ничего не получится. Я считаю его упрямым, пустоголовым и беспощадным до жестокости! В общем, я ненавижу его так же сильно, как и он ненавидит меня!
Леона тихонько вздохнула.
— Боюсь, что он будет очень рассержен… из-за того, что я приехала сегодня сюда… повидать вас.
— Вы сказали, что письмо, написанное мне, не было отправлено. Но почему?
Леона какое-то время колебалась, но все же сказала правду.
— Герцог… уничтожил его. Я видела, как он швырнул его… в огонь, когда был уверен, что я не вижу его, а я стояла вверху на лестнице.
Лорд Стрэткарн поднялся на ноги.
— Это нестерпимо! — сказал он зло. — Но именно этого от него и можно было ожидать. Ах, если бы вы жили у кого-нибудь другого по соседству! Где угодно, только не в Арднессе!
— Но именно там… я и живу, — проговорила Леона еле слышно.
— Но сейчас же вы здесь. Пусть ненадолго. Это очень смелый поступок, и позвольте мне заверить вас в своей неисчерпаемой благодарности.
— Это мне нужно благодарить вас. Вы спасли меня после несчастного случая. Я была так счастлива в тот вечер, когда открыла для себя замок Карн.
— Я очень надеялся, что вы вспоминали об этом, если вы думали обо мне вообще, — сказал лорд Стрэткарн. — Но я так боялся…
— Боялись? — спросила Леона.
— Что вы обо мне забыли!
— Я никогда… не смогла бы!
Их глаза снова встретились, и нечто странное и волнующее соединило их. Он сделал к ней шаг, и она чувствовала, что он вот-вот скажет что-то очень важное, но тут в дверях появился дворецкий и объявил:
— Обед подан, милорд!
Лорд Стрэткарн взглянул на часы на камине.
— Обед будет немного раньше обычного, — сказал он, — не я подумал, что днем у нас найдется масса других занятий, прежде чем вам придется вернуться.
— Я с радость соглашусь на любое ваше предложение, — ответила Леона.
Они прошли в столовую, которую она так хорошо помнила и которая казалась ей гораздо красивее во всех отношениях, чем огромный зал в замке Арднесс.
Даже несмотря на то что их окружали слуги, они с лордом Стрэткарном могли спокойно беседовать, а им так много нужно было друг другу сказать.
Но впоследствии почему-то было трудно вспомнить, о чем они говорили. Она помнила только, что еда была превосходной, и все, чего они касались в разговоре, завораживало ее.
Потом она подумала, что в этом замке все было просто волшебным.
Очень приятно было после обеда встретиться с миссис Маккрей. Оказывается, все слуги хорошо помнили ее, а спальня, где она ночевала, была такой же красивой и уютной, какой она ее и запомнила.
Леона подумала, что если бы ей пришлось еще раз ночевать в «Чертополоховой комнате», она не стала бы вслушиваться в тишину, как в замке Арднесс, или лежать с открытыми глазами, пугаясь теней по причине, которую не могла объяснить даже себе.
— Вы, наверное, наслаждались зрелищем танцев в зале главы каждый вечер? — спросила она.
— Не каждый вечер, — ответил лорд Стрэткарн с улыбкой. — Они обычно собираются по субботам, а раз в месяц приводят с собой жен, детей, отцов и матерей и тогда устраивают настоящую демонстрацию своего мастерства и ловкости.
— Как бы мне хотелось посмотреть на это! — воскликнула Леона.
— Как бы мне хотелось показать вам все это! — ответил ей лорд Стрэткарн.
Они прошли в сад, и снова Леона почувствовала, что здесь гораздо теплее, чем где-либо еще, поскольку сад защищен кустами и стенами, и именно поэтому цветы здесь такие яркие и красивые даже в сентябре.
Лорд Стрэткарн сорвал для нее розу, и Леона приколола ее к брошке на шее.
Она заметила, что он выбрал белый бутон, и улыбнулась, вспомнив белые розетки якобитов. Она сказала ему об этом.
— На самом деле я выбрал ее, потому что она похожа на вас, — ответил он.
— Белая роза?
— Белая, чистая, очень красивая и все еще не распустилась!
— И вы думаете… что я… такая?
— У меня создается такое впечатление, будто вы еще не были разбужены жизнью, — ответил он. — Когда вы сталкиваетесь с реальностью, как, например, с выселением людей, вам становится больно, потому что для вас мир все еще прекрасен. А ведь именно так и должно быть!
— Мне бы хотелось… чтобы так и было.
Он не ответил, и через какое-то время она сказала:
— Вы говорили мне, что люди часто разочаровываются.
— Но не всегда, — ответил он.
Они брели по берегу озера, и Леона видела, что вода в нем прозрачна настолько, что сквозь нее видно песчаное дно. Мелкие рыбешки беспокойно сновали туда-сюда.
— В вашем озере живут нимфы? — спросила Леона. — А в холмах, конечно же, обитают гоблины?
— Разумеется! — ответил лорд Стрэткарн. — А когда я вижу с утра на глади озера легкую дымку, она всегда напоминает мне о вас.
Она повернулась, чтобы посмотреть на него, и на мгновение они оба застыли на месте. Затем он произнес — медленно, словно выдавливая из себя каждое слово:
— Мне так не хочется торопить вас, но кажется, вам уже пора возвращаться. Однако прежде чем вы отправитесь в обратный путь, я хотел бы показать вам кое-что еще.
Леоне почудилось, что солнечный свет вдруг померк.
— Мне… нельзя опаздывать, — сказала она, но в душе ей так хотелось просить его позволить ей остаться.
Ну и что, пусть герцог злится. Разве имело значение хоть что-нибудь, кроме того, что она сейчас в замке Карн с лордом Стрэткарном?
Ах, если бы ей можно было остаться здесь, как в прошлый раз!
Но она слишком стеснялась говорить вслух о своих потаенных желаниях, и поэтому покорно шла вслед за графом в замок, чтобы забрать свою шляпку, перчатки и плетку.
Лошади стояли у парадного входа, конюх смотрел угрюмо.
Лорд Стрэткарн помог Леоне усесться в седло и поправил ее пышную юбку.
У нее было чувство, что он сделал это так же, как и тогда, когда прижимал к себе, будто стараясь защитить.
Она подумала, что в нем есть нежность, которой редко наделены мужчины, а ведь при этом он был так необыкновенно мужествен!
Лорд Стрэткарн вскочил на свою лошадь, и они отправились в путь. Конюх следовал за ними на некотором расстоянии, так что он не мог подслушать их разговор.
— Неужели действительно кто-то постоянно наблюдает за вашими границами? — спросила Леона.
— Я приказал своим ловчим, чтобы один из них постоянно был на страже, — ответил лорд Стрэткарн. — Я чувствовал, что надежда уже начинает оставлять их и что они считали свое дежурство пустой тратой времени. Но теперь они будут смотреть более внимательно.
— Значит… я могу… сбежать снова… — начала Леона.
— Я буду с нетерпением ждать, — сказал лорд Стрэткарн, — но я думал…
Он замолчал.
— О чем вы думали?
— Что должен приехать в замок Арднесс и навестить вас там.
Леона не ответила и через несколько секунд он продолжил:
— Вы очень молоды, и герцог вполне может считать себя вашим опекуном. Я не хочу ни в коей мере навредить вам или запятнать вашу репутацию.
— Но как это можно сделать? — удивленно спросила Леона. Лорд Стрэткарн улыбнулся:
— Я думаю, что немало людей, включая самого герцога, посчитает нарушением условностей ваше пребывание в моем замке той ночью и то, что вы были со мной наедине сегодня днем.
— Да… конечно, — согласилась Леона подавленно. — Я совсем забыла об этом.
— Поэтому я намереваюсь явиться в замок во всем своем великолепии соответственно случаю, — сказал лорд Стрэткарн. — Я не вижу причины, по которой трудности во взаимоотношениях между мной и герцогом должны как-то отражаться на нашем знакомстве, и предлагаю начать все заново, но как принято в обществе.
Он улыбался, когда говорил все это, и Леона рассмеялась.
— Я провела с вами целый день, я была только с вами, и… Она остановилась.
— Мне бы хотелось услышать окончание фразы, — настойчиво произнес лорд Стрэткарн.
— Я собиралась сказать, что… я была так… очень, очень счастлива, — ответила Леона.
— Я тоже! — произнес он. — Более счастлив, чем можно выразить словами, и гораздо более счастлив, чем в этот момент расставания.
Леона почувствовала, как дрожь пробежала по ее телу от его слов, от выражения его лица.
Они ехали молча, а впереди уже виднелась каменная пирамида, четко прорисовывавшаяся на фоне неба.
Девушку не оставляло чувство, что за пирамидой ждет замок Арднесс, он протягивал к ней свои руки, хотел утащить ее внутрь и держать так крепко, чтобы она не смогла уже больше убежать.
Затем, когда вересковое поле пошло чуть-чуть под уклон, лорд Стрэткарн натянул поводья и остановил свою лошадь.
— Вы не будете возражать, если мы с вами прогуляемся пешком к тому месту, которое я хочу показать вам? — спросил он.
— Нет, конечно же, не буду, — ответила Леона.
Он подозвал конюха и приказал ему оставаться на месте и присматривать за лошадьми, затем помог Леоне выбраться из седла и, взяв ее за руку, как если бы она была ребенком, повел через вересковое поле.
Они обошли вокруг небольшого холмика, и Леона увидела небольшой водопад, бьющий прямо из холма и впадающий серебристым потоком в маленькую речушку, которая, извиваясь, бежала, конечно же, к морю.
— Как красиво! — воскликнула она.
— Этот водопад существует здесь уже столетия, — сказал лорд Стрэткарн, — и у него есть особый секрет, который я хочу открыть вам.
— Как интересно! — воскликнула Леона, но, глядя на водопад, она не могла представить себе, в чем мог заключаться этот секрет.
Лорд Стрэткарн пошел впереди, крепко держа ее за руку. Они подошли к самому краю воды, когда он отодвинул в сторону вереск, и она увидела, что позади, за струями падающей вниз воды, есть узкий проход.
Ширины хватало ровно настолько, чтобы Леона могла пройти в него, не намочив при этом платья.
Теперь вода падала вниз с одной стороны и очень напоминала серебряный занавес. Когда глаза Леоны привыкли к темноте, она увидела, что далеко внутрь холма уходит огромная пещера.
— Пещера! — воскликнула она и услышала, как ее собственный голос откликнулся эхом вдали.
— Именно здесь вождь Маккарнов и тридцать его людей спрятались после битвы при Каллодене, — объяснил лорд Стрэткарн. — Англичане искали их везде, даже пытались поджечь замок, но, несмотря на все старания, так никого и не нашли. Шотландцы словно сквозь землю провалились!
Леона сделала несколько шагов в пещеру.
— Как долго им пришлось оставаться здесь?
— Три месяца! Каким-то образом их матери и жены ухитрялись приносить еду, чтобы они не умерли от голода, и когда англичане ушли, они выбрались из пещеры живые и здоровые!
— Это идеальное укрытие! — воскликнула Леона. — Как мило, что вы показали мне его!
— Даже сегодня о его существовании почти никто не подозревает, — сказал лорд Стрэткарн. — Уверен, мне не придется просить вас не упоминать о нем, когда вы окажетесь за границей моих земель.
— Не сомневайтесь, я никогда не предам вашего доверия! — ответила Леона.
— Я так и думал.
Он стоял, повернувшись спиной к серебряной стене из падающей воды, Леона же стояла, глядя на воду, и мягкий, искрящийся свет падал на ее лицо.
— Теперь я буду думать о вас, не только наблюдая туман над озером, — произнес он низким голосом, — но и везде, где я увижу воду или услышу ее журчание.
Их взгляды встретились.
Леона сделала глубокий вдох. Затем, ни о чем не думая, ничего не сознавая, шагнула к нему.
Он обнял ее, она инстинктивно подняла лицо, и его губы коснулись ее рта.
Леона никогда прежде не целовалась и совсем не знала, чего ожидать.
Она ощущала не маленький огонек, что пробежал по ее жилам, не внезапное тепло, охватившее ее с ног до головы, она чувствовала, как тает в его руках, как становится частичкой его.
Его губы завладели ею, и она уже больше не принадлежала себе.
Его поцелуи были частью волшебства, которое она ощущала у озера и в самом замке, но только были гораздо более приятными. И настойчивыми.
Вода, падающая позади них, серебряный свет, мерцающий в воздухе, и загадочная, таинственная атмосфера самой пещеры — все это сливалось воедино в настойчивости его губ.
Время словно остановилось. Она стала частью истории и чуда Шотландии, а лорд Стрэткарн воплощал в себе все мужество и храбрость героев, о которых ей так часто рассказывали в детстве.
Он целовал ее так, что мир вокруг перестал существовать, остались только они вдвоем в сокрытой от людских глаз пещере, и Леона становилась частью их сердец, умов и душ.
Лорд Стрэткарн поднял голову.
— Я люблю вас, моя очаровательная леди! Я полюбил вас с того момента, как увидел!
— Я… тоже… люблю вас! — прошептала Леона. — Это произошло, когда я почувствовала себя… в ваших руках… такой защищенной… что мне захотелось… чтобы вы никогда не отпускали меня.
— Моя маленькая леди, я не должен был вас отпускать, — сказал лорд Стрэткарн. — Мне следовало оставить вас у себя. Мне нужно было удержать вас.
Его губы снова коснулись ее губ, и он поцеловал ее неистово, страстно и властно, так что она почувствовала, как маленький огонек, стремительно пробежавший по ее телу, едва он дотронулся до нее губами, превращается в огромное пламя. И это пламя охватило ее всю.
«Я принадлежу ему! Я вся его!» — торжествуя, подумала она.
Он продолжал целовать ее, и она не могла больше ни о чем думать. Она только чувствовала исступление и восторг, возносившие ее на небеса.
— Вам нужно идти, любовь моя, — сказал он с дрожью в голосе.
— Я… не могу… оставить вас! — воскликнула Леона. Сознание того, что он больше не будет целовать ее, было подобно агонии. Она желала прикосновений его губ больше, чем чего-нибудь еще в жизни.
— Нам следует быть благоразумными, — сказал лорд Стрэткарн. — Я должен заботиться о вас и следить, чтобы мы с вами не нарушали приличий.
— Вы… не забудете меня?
— Разве это возможно?
Он снова крепко прижал ее к себе и нежно поцеловал ее розовые щечки, маленький подбородок, прямой носик — и опять губы.
— Пойдемте, любовь моя, — сказал он неторопливо.
— Мне бы хотелось… остаться с вами здесь… на несколько месяцев… как ваши родственники.
— Разве я могу мечтать о чем-то другом? — спросил он, и она увидела огонь, горящий в его глазах.
Он заставил себя оторваться от нее и подвел ее к выходу из пещеры. Шагнул вперед, раздвинул вереск так, чтобы она могла легко ступить на берег речушки, не намочив платья.
Стебли вереска снова приняли свое прежнее положение, и Леона поняла, что увидеть то место, где они были, практически невозможно.
Солнечный свет казался слепящим, ей хотелось еще раз взглянуть на него, но она не смела поднять глаз.
Она мечтала о прикосновениях его рук и не решалась подать ему руку.
Они возвращались в молчании. И только когда он посадил ее в седло, она посмотрела ему в лицо сверху вниз. Леона прочла в его взгляде любовь и почувствовала будто он снова целует ее в губы.
Она знала, что он любит ее так же сильно, как и она любит его, но конюх был слишком близко. Лошади двинулись через вересковые поля к каменной пирамиде.
Леона испытывала отчаяние от того, что всего через несколько секунд им придется расстаться и ей нужно будет возвращаться в темноту и мрак замка Арднесс.
Они подъехали к пирамиде, девушка посмотрела вниз в горную долину, раскинувшуюся перед ней, и ее охватил страх.
— Это совсем ненадолго, любимая, — пообещал лорд Стрэткарн, почти неслышно, — но если вдруг я вам понадоблюсь, знайте: вам достаточно встать здесь, рядом с каменной пирамидой.
— Если я только… смогу… я… приеду.
— А я приеду к вам, как договорились.
На мгновение их взгляды встретились, и Леоне было невыносимо трудно удержаться от того, чтобы не наклониться к нему и не вытянуть губки для поцелуя.
Но он взял ее руку и, несмотря на присутствие конюха, оттянул перчатку и поцеловал запястье, на котором под тонкой, прозрачной кожей трепетали голубые жилки. Леона вздрогнула от его прикосновения, и он понял, что доставил ей наслаждение.
— Всегда помните о том, что я люблю вас, — сказал он очень нежно.
Он не мог смотреть, как она уезжает, и, развернув лошадь, поскакал к замку.
Некоторое время Леона смотрела ему вслед, а затем они начали спуск в горную долину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайна горной долины - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Тайна горной долины - Картленд Барбара



короткий рассказ но романтичный
Тайна горной долины - Картленд Барбараяна
4.02.2012, 0.48





"Очень интересный роман! Читайте, не пожалеете!"
Тайна горной долины - Картленд БарбараНИКА
4.02.2012, 21.29





Хрень собачья мыло жалею что начала читать зря потратила время Польстилась на коменты
Тайна горной долины - Картленд БарбараЛика
5.02.2012, 0.27





Какая милая сказка! Плохие - только плохие, хорошие - однозначно хорошие. Приятная романтическая чушь!
Тайна горной долины - Картленд БарбараТатьяна
23.02.2012, 9.03





начиная читать романы барбары картленд нужно быть готовым к милой сказке которая всегда заканчивается хорошо а ведь это главное ее книги для отдыха а что читать выбор каждого читателя кому что нравится люди разные а романы тем более выбирайте что кому по душе
Тайна горной долины - Картленд Барбаранаталия
16.03.2012, 8.38





Очень интересно и увлекательно. Как всегда чудесный конец.Читайте и отдыхайте.
Тайна горной долины - Картленд БарбараСофья
22.03.2012, 18.00





ідіотизм бред.
Тайна горной долины - Картленд Барбаратася
10.01.2013, 22.14





Какой то роман вышел скомканный что-ли , недописанный, неполный ...ничем не зацепил ...5 баллов
Тайна горной долины - Картленд БарбараВиктория
4.05.2013, 17.21





понравилась сказка.но читать как в прошлом обращались с людьми ужас.сейчас все таки помягче но мошенников развелось....
Тайна горной долины - Картленд Барбаравава
2.03.2014, 7.48





Начиная читать романы Барбары Картленд нужно быть готовым к серьезному искажению исторических фактов. Не вожди выселяли, а хозяева. После битвы при Каллодене в 1746г. было введено административное устройство как в Англии, земли отобраны и отданы англичанам, многие вожди сложили головы в битве, многие разделили судьбу проданных в рабство, согнанных с земель,увезенных на чужбину... Автор, как англичанка "мило опускает" эти моменты...
Тайна горной долины - Картленд БарбараKotyana
26.04.2016, 14.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100