Читать онлайн Танец души, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец души - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец души - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец души - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Танец души

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Врач, владелец гостиницы, взбешенный случаем смерти в отеле, любопытствующие femmes de chamber
type="note" l:href="#FbAutId_9">9
, камердинеры, жадно высматривающие, нельзя ли прихватить что-нибудь из одежды покойного, отправка телеграмм родственникам… — все смешалось в ее голове.
Фиона позднее пыталась припомнить, в какой последовательности все это происходило, но цепь событий ускользала от нее.
Все, что запомнилось, — это Эндрю, дорогой Эндрю, который любил ее и умер, умер в чужом отеле.
Он умер с улыбкой на лице, и Фиона насколько могла порадовалась, что их последний вечер оказался таким хорошим.
«Весь последний месяц его жизни был счастливым, — думала она. — Мне жалеть не о чем».
Доктор, француз, оказался очень добрым и понимающим. Именно он взял на себя большую часть хлопот.
— Нам надо выяснить, желает ли семья, чтобы его отправили домой, — сказал он. — Не беспокойтесь, мадам, я сам все устрою.
Фиона по его настоянию проглотила полученное от него снотворное, легла и заснула.
Проснулась она через три-четыре часа, когда день уже клонился к вечеру. В дверь постучали, мальчик-рассыльный доставил записку от доктора с уведомлением, что от миссис Акфилд получена телеграмма, где сообщается о ее незамедлительном прибытии в Монте-Карло.
Фиона встала с постели с одурманенной от снотворного головой, отыскала сумочку, открыла ее, чтобы дать мальчику франк.
И тут ее поразила внезапная мысль, поразила до такой степени, что девушка замерла, а мальчик, решив, что она забыла о нем, громко кашлянул.
Она поспешно сунула ему два франка, он быстро ответил: «Мерси, мадам» — и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
Оставшись одна, Фиона опять заглянула в сумочку и медленно вытащила лежащие там банкноты. Пятьсот франков и немного мелочи — вот и все ее деньги.
Она вошла в гостиную, открыла блокнот и увидела завещание, которое Эндрю составлял вчера вечером.
Прочитав, Фиона ощутила горячую волну благодарности за все, что он собирался для нее сделать.
Он завещал ей восемь тысяч фунтов в год, до конца жизни, причем деньги передавались под опеку, чтобы не растрачивать капитал.
«Милый Эндрю!» — подумала она.
И в то же время с мучительной ясностью поняла, что этих денег ей никогда не увидеть.
Фиона была не глупа. Она понимала, что нечего надеяться на доброту миссис Акфилд. Эндрю никогда и ни в чем не винил и не упрекал жену, но Фионе были слишком хорошо знакомы женщины подобного типа.
Фиона представила себе, что подумает миссис Акфилд о девушке, жившей с ее мужем на курорте.
Она родилась и выросла в Ланкашире и, естественно, имела представления о жизни, свойственные всем северянам.
И никакие доводы не убедят ее в том, что девушка, позволившая Эндрю Акфилду себя содержать, чем-нибудь отличается от проститутки.
Хозяин отеля посматривал на Фиону без особого расположения.
У него тоже была своя теория насчет женщин, живущих на попечении богатых мужчин. Порой их вполне можно было использовать в своих целях, ведь они способствовали гостиничному бизнесу. Но при малейшем намеке на скандал в отеле они становятся опасными.
Он намекнул, что Фионе лучше уехать до приезда миссис Акфилд, а доктор сказал то же самое напрямую.
Он спросил у Фионы, известно ли супруге покойного что-либо о ней, и когда та отрицательно покачала головой, заявил:
— Ma chere Madame, мой совет таков — пусть она никогда не узнает об этом.
Фиона прекрасно понимала, что врач прав. Зачем доставлять миссис Акфилд лишние переживания?
Проблема состояла в том, где взять денег на жизнь.
У нее не было никаких соображений на этот счет. Позже пришла мысль о драгоценностях, которые ей подарил Эндрю.
Фиона решила вернуться в Англию — Джим здесь, с женой, стало быть, там с ними встретиться ей не доведется.
Он не станет ее разыскивать. Он женился на Энн, а Фиона осталась эпизодом в его жизни, о котором можно забыть.
Она ушла из отеля в тот же день. Перед уходом разорвала составленное Эндрю завещание, которое без его заверенной подписи было совершенно никчемно.
Она огляделась, не осталось ли следов ее пребывания, даже забрала из гостиной женские газеты.
Отвезла свой багаж на вокзал и пошла в город.
Спускались сумерки, в пышно цветущих садах, взбиравшихся на холм напротив Зимнего казино, уже начинали сиять крошечные огоньки, похожие на маленькие волшебные шарики в чаще яркой зелени.
Фиона медленно шла вверх к ярким витринам ювелирных магазинов, в которых был выставлен товар, так сильно подсвеченный лампами, что камни сверкали и переливались, точно живые.
Немного нервничая, Фиона вошла в магазин неподалеку от казино и предложила продавцу, стоящему за стойкой, брошь.
Всего две недели назад Эндрю заплатил за нее десять тысяч франков, а сейчас ей предложили только две с половиной.
Фиона пыталась протестовать, однако хозяин заявил, что он должен иметь прибыль и что курортный сезон скоро закончится.
Испытывая отвращение к этой сделке, Фиона согласилась, и он протянул ей через стойку банкноты.
Она решила пока оставить браслет до Лондона, где ювелиры более честные и скорее всего дадут ей большую цену.
В пути она экономила, ехала третьим классом. Сидя в поезде, она наблюдала, как скрылся из вида Карниз, море осталось позади, и Фиона поняла, что ее каникулы на Ривьере закончились.
Она плохо перенесла переправу через Ла-Манш и прибыла в Дувр больной и разбитой. Моросил дождь, и это ее немного утешило. Она опять была дома — дома, в Англии, где вечно стоит плохая погода и где ее наверняка ждут тяжелые времена.
В вагоне третьего класса, набитом людьми, прокуренном, душном, ей с трудом верилось, что всего несколько дней назад она сидела в «испано-сюизе», и влюбленный в нее мужчина осыпал ее деньгами.
Фиона закрыла глаза и попыталась все вспомнить.
Но вспомнила она только Эндрю, каким она видела его, войдя в то утро, — неподвижно лежавшим в постели.
На вокзале Виктории Фиона уже по-настоящему ощутила, что вернулась домой. Шум, крики мальчишек-газетчиков, сумерки, грязные тротуары — она снова дома.
Пришлось поразмыслить о ночлеге. Квартира ее сдана, друзей, к которым можно было бы обратиться, у нее не было.
Фиона направилась в маленькую гостиницу неподалеку от вокзала Виктории, тесную, шумную, не очень опрятную, но зато знакомую.
Здесь была Англия, а значит — поиски работы для того, чтобы прокормить себя.
Хозяйка гостиницы предложила ей довольно скудный ужин, но он оказался не слишком аппетитным, и половина его осталась нетронутой.
Она чувствовала себя в высшей степени одиноко и ломала голову, с кем бы поговорить.
И вдруг рассмеялась, вспомнив о Дональде. Надо ему позвонить.
Старомодный телефонный аппарат висел на стене узкого коридора, ведущего в бар, и из-за гомона посетителей трудно было услышать что-либо в трубке.
Фиона позвонила в офис газеты Дональда и попросила позвать его к телефону.
После долгого-долгого ожидания ее спросили, личный это звонок или она звонит по делу.
Фионе был знаком этот старый трюк, и она заявила, что у нее есть новости для газеты, но никому другому она их не расскажет. И она услышала голос Дональда.
— Дональд, — сказала она, — это Фиона.
— Фиона! — Она уловила волнение в голосе. — Фиона, это ты? Что с тобой произошло? Где ты была?
— Ой, Дональд, — прокричала она, — у меня было столько приключений! Мне очень хочется тебя видеть.
— Можем встретиться завтра, — сказал он. — Где тебя найти?
Фиона дала адрес гостиницы, и он пообещал прийти на следующий день около часа.
— Сейчас, к сожалению, разговаривать не могу, — добавил Дональд, — я же на работе.
— Конечно, — сказала Фиона, — я понимаю. Доброй ночи, дорогой Дональд. Мне много надо тебе рассказать.
«Хорошо, один друг у меня есть», — подумала она.
Чувствуя себя немножко лучше, она поднялась в маленькую спальню и, несмотря на то, что постель оказалась очень жесткой, провалилась в глубокий сон.
На следующее утро Фиона была готова встретить Дональда за полчаса до его появления. Было что-то волнующее в ожидании этой встречи.
Увидев из окна, как он идет к гостинице, она отметила, что Дональд выглядит обтрепанным и пришибленным.
Глаза ее привыкли к богато одетым мужчинам и женщинам. Она часто думала о Дональде, но теперь, когда он подошел, поняла, что почти совсем не помнит его.
Фиона радостно окликнула его, протянула руку, он схватил ее обеими руками, как будто решил никогда больше не выпускать.
После обоюдных приветствий и объяснений они отправились поискать спокойное местечко, где можно было бы позавтракать.
За завтраком Фиона попробовала немножко рассказать Дональду о том, что с ней случилось, но слова застревали у нее в горле.
Она и прежде не рассказывала Дональду о Джиме и чувствовала, что не сможет рассказать ему всю правду и об Эндрю.
В результате историю свою Фиона скомкала и рассказала о том, о сем, но не о главном.
— Ты великолепно выглядишь, Фиона, — заметил Дональд.
Фиона бросила взгляд в висевшее напротив зеркало, и поняла, что и в самом деле выглядит совсем по-другому, чем та девушка, которую он видел в последний раз.
Маленькая шляпка, надвинутая на одну сторону, представляла собой последний крик французской моды; платье, очень простое на первый взгляд, было верхом искусства дома моды «Шанель» и стоило больше, чем зарабатывал Дональд за три месяца.
— Не будем говорить обо мне, — попросила Фиона, испытывая некоторое смущение при мысли о своем экстравагантном наряде. — Расскажи о себе. Что ты делал это время, Дональд?
Тут Дональд сильно покраснел и отвел глаза.
— Фиона, я потерял твои деньги! — выпалил он. Фиона на миг онемела.
Она всегда думала, что Дональд рано или поздно вернет ей эти деньги, а это значит, что в трудную минуту они спасут ее от нищеты.
— Дональд, это не имеет значения, — быстро заверила она. — У меня куча денег. Я все равно собиралась тебе их подарить.
— Ты что, в самом деле, Фиона? — Лицо Дональда опять просветлело. — Честно, правда? У тебя действительно куча денег?
— Полным-полно, — соврала Фиона. — Разве не видишь, какой богатой я выгляжу?
— Но… — усомнился Дональд, и она поняла, что он думает о ее отеле.
— Я ужасно устала вчера вечером, — объяснила Фиона, не дав ему времени договорить, — и пошла в первый отель, куда таксист привез меня.
Ложь была неубедительной, но сработала.
— О Фиона, какое облегчение! — воскликнул Дональд. — Я жил, как в аду, все ломал голову, как быть с этими деньгами…
— Расскажи мне, что случилось, — тихонько попросила Фиона.
— Брат мой в конце концов попался, — сообщил Дональд. — Все оказалось гораздо хуже, чем я думал… Он получил четыре года тюрьмы. Это едва не убило нашу мать.
— Бедный Дональд! — вымолвила Фиона, касаясь его руки. — Мне очень жаль. Но прошу тебя, не беспокойся о деньгах.
— Фиона… — пробормотал Дональд.
— Больше даже не думай об этом, — продолжала она.
— Ты ангел, — заключил Дональд и стиснул ей пальцы. — Мне сейчас очень трудно. Прошлую ночь я не спал ни секунды, все думал, что тебе сказать. Все пытался что-то придумать, как расплатиться, если ты позвонила, чтобы забрать свои деньги.
— До чего глупо! — рассмеялась Фиона. — Как будто нельзя было мне во всем признаться! Какие у тебя еще трудности?
— Ну, мама была очень больна, — пояснил он, — мне пришлось перевезти ее в Лондон. Теперь она живет со мной, и ей нужен уход, предписанный доктором. Моего жалованья не хватает.
Он улыбнулся.
— Да ведь так всегда было, правда? — засмеялась в ответ Фиона. — Я же помню прежние времена…
Все еще изображая богатую леди, она настояла на том, что сама заплатит за завтрак. Еще до их встречи, утром, она обменяла оставшиеся франки на фунты и с легкой грустью от невеселых предчувствий проводила взглядом уплывающую банкноту.
«О Боже! — думала она. — Похоже, мне вечно суждено жить либо без единого пенни, либо купаться в роскоши! Хорошо бы для разнообразия иметь однажды серединный вариант!»
Потом пожурила себя за жалобы.
«Середина — всегда скучно, а мою жизнь скучной не назовешь, что бы там ни было!»
Охваченная каким-то порывом, Фиона вытащила из сумочки фунт и решительно всучила уходившему Дональду.
— Это для твоей матери, — сказала она, — ты не имеешь права ей ни в чем отказывать. Обязательно купи что-нибудь, чего ей по-настоящему хочется, какую-нибудь хорошую вещь, которой она никогда бы не купила сама.
Пока он бормотал слова благодарности, она весело помахала ему рукой и ушла.
«Я чересчур упивалась роскошью, — думала девушка про себя. — Экстравагантные вещи стали для меня привычны».
И, философствуя таким образом, Фиона вошла в ломбард, снимая с руки бриллиантовый браслет.
Ростовщик разочаровал ее.
Она надеялась на хорошую сделку с бриллиантовым браслетом, поскольку ювелир в Монте-Карло запросил с Эндрю за него астрономическую цену.
Ростовщик предложил восемьдесят пять фунтов при немедленной продаже браслета или сорок пять за заклад.
Фиона принялась спорить, и он разъяснил ей, что камни мелкие и не самого высшего качества, что в оправе содержится очень мало подлинной платины, что вещица стоит гораздо меньше, чем он предлагает.
Через двадцать минут Фиона поверила, что сей джентльмен оказывает ей неоценимую услугу тем, что вообще соглашается купить ее драгоценность.
В конце концов пришлось согласиться на предложенные восемьдесят пять фунтов.
Она не пошла в Челси поинтересоваться, свободна ли прежняя квартира.
Решила, что разумнее всего снять комнуту поближе к тому району Лондона, где собирается искать работу.
Поэтому она перебралась с багажом в небольшой тихий отель рядом с Оксфорд-стрит — малопривлекательный, облюбованный преимущественно коммерсантами, но расположенный в центре.
Первым делом Фиона отправилась в школу танцев, где проработала до наступления лета, но встретили ее довольно холодно, так как она уехала без предупреждения.
Ей сообщили, что вакансий нет, и дали понять, что даже если бы место было свободно, у нее не было бы шансов его получить.
Она посетила несколько заведений, предлагавших дневные или вечерние уроки, но деловой сезон еще не начался. К тому же везде без рекомендаций ее бы не взяли, сколь бы привлекательно она ни выглядела.
Фиона провела два дня, кочуя из одного места в другое, пытаясь использовать любую информацию о свободном месте работы.
Она расспрашивала каждого встречного, не известно ли им что-нибудь — торговцев, девушек, уже отыскавших работу, и тех, кто вроде нее занимался поисками работы.
Она начинала осознавать, что стоящая перед ней задача не так проста, как ей казалось, и постепенно принялась урезать ежедневные расходы, сводить траты на еду к минимуму, не говоря уже о чаевых.
На третий день поисков Фиона, уже близкая к унынию, спускаясь вниз по Оксфорд-стрит, увидела знакомую фигуру.
Ее обладатель был одет с некоторым излишеством, в котелке, игриво нахлобученном набекрень на черные волосы… и Фиона узнала развязную походку и самодовольную физиономию Пола.
— Фиона! — воскликнул он, поравнявшись. — Ты великолепна, клянусь Богом! Что ты тут делаешь?
Он быстрым взглядом окинул ее, оценив каждую деталь одежды Фионы — красивое черное платье, дорогую меховую накидку, шикарную шляпку. Взгляд его не пропустил также тончайших чулок, хороших туфель и красивых перчаток.
Любезно улыбаясь, он уговорил ее пойти с ним позавтракать и рассказать новости.
Не особенно сопротивляясь, но уклончиво отвечая на его вопросы, Фиона позволила отвести себя в близлежащее тихое кафе.
Тщательно выбирая блюда из обширного меню, она не могла не смеяться в душе над Полом, который так интересовался ее шикарной одеждой.
Пол вызывал у нее симпатию, но не внушал доверия, поскольку оценивал каждого с точки зрения пользы для себя.
Он проявил необычайное любопытство и не мог дождаться ответов Фионы на жадные расспросы о том, где она была все это время.
Пол искренне радовался ее успехам, и именно эта его черта была приятна Фионе, несмотря на все его недостатки.
— Рассказывай все, — твердил он, — какая же ты красотка… Откуда ты? Расскажи поподробнее. Что ты делала все лето? И что собираешься делать теперь?
Фиона преподнесла ему вполне достоверную историю. Она полностью опустила Джима, однако упомянула Эндрю, который сильно скрасил ей жизнь и очень много для нее сделал.
Рассказала она и о его смерти, и Пол мгновенно преисполнился сочувствия.
— А сейчас… что ты сейчас намерена делать? — спрашивал он, и Фиона за кофе решила сказать правду.
— Понимаешь, Пол, мне надо найти работу. Я приехала в Лондон почти без денег. Есть несколько фунтов, на которые можно прожить некоторое время, пока не устроюсь. Но я должна работать, и чем раньше, тем лучше.
Ты не можешь помочь мне, Пол? Чем ты сам занимаешься? Все еще у Пальони?
— Ну до чего же удачная встреча! — воскликнул Пол и взволнованно придвинул свое красивое лицо совсем близко к Фионе. — Вот случай… нет, сама судьба толкнула меня сегодня утром пойти по Оксфорд-стрит!
Слушай, Фиона. Я только что согласился занять должность учителя танцев в новом клубе, который открывается тут неподалеку. Это будет ночной клуб Мейфэра. Туда наверняка будет ходить все высшее общество.
Это, конечно, не ресторан. Обедов не подают, только ужин, а открывается заведение после одиннадцати. Я думаю, что закрываться оно будет около часа-двух ночи.
Поздновато, конечно, но клуб этот очень шикарный, и там будут появляться самые богатые люди.
Кроме тех, кого мы с тобой привыкли видеть, будут ходить американцы и всякие другие туристы. А чаевые не только разрешены, но и обязательны.
Ты сможешь спокойно зарабатывать чистыми десять фунтов в неделю, вдобавок процент с напитков, которые ты лично продашь.
Днем придется давать уроки танцев, и лично я надеюсь как следует этим заняться.
Пол слегка подмигнул, а Фиона подумала, что какая-то часть его уроков настоящая, а какая-то — всего лишь предлог.
Новость, однако, ее немало взволновала, и она была признательна Полу за предложение места не только хозяйки дансинга в этом заведении, но и за предложение стать его постоянной партнершей.
Они вдвоем будут начинать вечер, исполнять несколько показательных танцев, так как никаких прочих эстрадных представлений не предусмотрено.
— Ничего в этом сложного нет, — уверял он. — Станцуем вместе танго и вальс. Люди в такое время ночи непривередливы, а начальству приятно думать, что у них время от времени бесплатно действует кабаре.
Фиона согласилась, и они отметили это бокалом портвейна.
Следующие три-четыре дня перед открытием клуба она провела в поисках небольшой комнаты для себя как можно ближе к месту работы.
Если нельзя будет уйти из клуба до трех-четырех часов ночи, она сможет добраться до дома только на такси.
Если же можно дойти до дома пешком или хотя бы доехать за минимальную плату, это удобно и экономно.
Осмотрев несколько комнат, она наконец согласилась на блочный многоквартирный дом, который порекомендовал Пол.
— Там не слишком респектабельно, — сказал он, — но почему это должно тебя беспокоить? Удобства есть, нет шумных соседей. Это важно, так как тебе придется спать добрую половину дня.
Увидев маленькую квартиру, Фиона решила, что она полностью отвечает ее требованиям.
В одном конце маленькой комнаты была отгорожена спальня-гостиная, в другом находилась крошечная кухня.
Зато были водопровод, электричество, телефон, а ванная располагалась всего этажом ниже.
Квартира находилась высоко, окна выходили на пыльную, грязную, но совершенно пустынную площадь. В доме действовал лифт, а хозяин заверил, что горячая вода подается без перебоев.
Стоило все двадцать пять шиллингов в неделю, но Фиона решила, что это дешево, раз дом стоит так близко к клубу. Кроме того, в любой момент, когда у нее появятся лишние деньги, от этой квартирки можно будет отказаться.
Клуб «Новый Бродвей» открывался с необычайной пышностью в среду вечером.
На украшение подвального помещения, в котором не было ни окон, ни вентиляции, было потрачено не так уж много.
Стены выкрасили ярко-зеленой краской, однообразие стен нарушали лишь несколько зеркал.
Фиона впервые пришла туда днем, когда лампы горели в полный накал, а через люк в углу зала просачивалось некое подобие дневного света.
Это зрелище ужаснуло ее — горой взваленные друг на друга стулья производили унылое, мрачное впечатление; голые, без скатертей, столы, заляпанные винными пятнами, выглядели совсем грустно, расставив тоненькие ножки на почти совсем лысом ковре, прикрывавшем пол вокруг танцевальной площадки.
— По-моему, это не совсем подходящее место для богатых людей, — сказала она Полу, но тот рассмеялся и заявил:
— Ты права, довольно несимпатично смотрится сейчас. Надо подождать, все оформят в этом подвале!
Управляющему клубом приглянулась Фиона, и ее внешность, и манеры, о чем он сказал Полу еще при первом же знакомстве. Окинув ее быстрым оценивающим взглядом, он протянул руку.
— Замечательно! Она нам очень подходит, как раз то, что надо, а, Пол?
И они понимающе переглянулись.
Первое впечатление Фионы от клуба мгновенно улетучилось, когда она вошла туда вечером в час открытия.
Фиона, разумеется, пришла рано, немного взволнованная, она беспокоилась, будет ли заведение иметь тот успех, на который надеялись Пол и управляющий.
Она прошла через вход, предназначенный для посетителей, мимо здоровенного швейцара и маленького человечка, сидящего за столиком, на котором лежал список членов клуба.
Пробежав вверх по лестнице, Фиона вошла в танцевальный зал и, оглядевшись, поняла, что Пол был совершенно прав.
В свете искусно притушенных ламп помещение стало смахивать на пещеру, сумрачную, прохладную и манящую. На каждом столике соблазнительно подмигивали небольшие оранжевые огоньки.
Стеклянный танцевальный круг подсвечивался снизу яркими разноцветными огнями, которые можно было менять в зависимости от мелодии.
При такой подсветке грязь и потертость на коврах и диванах оказались абсолютно незаметными.
Столы, накрытые яркими оранжевыми скатертями, со сверкающей стеклянной посудой и ярко-зелеными салфетками выглядели чрезвычайно живописно.
Управляющий мельтешил то тут, то там, отдавая последние распоряжения целой армии официантов, которые то забегали, то выбегали из служебного помещения.
Фиона увидела, что из погреба уже подняты бесчисленные бутылки и расставлены рядами прямо за служебной дверью в ожидании заказов посетителей.
Она поинтересовалась у Пола насчет продления официального срока торговли спиртным, и тот ответил, что по закону им разрешается торговать дольше лишь один раз в неделю, но он надеется делать это чаще, иначе их доля в процентах окажется слишком маленькой.
— Пока нас не отправят за это в тюрьму, я не возражаю, — сказала Фиона.
Ей было известно, что подобные заведения находятся в состоянии постоянной войны с полицией, пытаясь продавать спиртные напитки гораздо дольше положенного времени.
— Тебе ничто не грозит, Фиона, — заверил Пол. — Занимайся своими танцами, и никто тебе слова не скажет.
К двенадцати часам заведение было полным-полно, а посетители продолжали прибывать до трех. В четыре утра народ еще не разошелся.
Музыканты не прекращали играть, и публика без конца возвращалась на разноцветный стеклянный пол.
Фиона никогда раньше не видела, чтобы люди столько пили. Управляющий постоянно бегал вниз в погреб, чтобы проследить за доставкой очередной партии бутылок.
После трех часов ночи шампанское перелили в кувшины и стали подавать на стол в чашках.
Фиона подозревала, что делается это не столько для того, чтобы обмануть полицию, чего никогда бы не удалось, соверши та налет на клуб, сколько ради того, чтобы надуть посетителей, которые, заплатив за марочное вино, получали самое что ни на есть дешевое, ординарное.
Впрочем, подавляющее большинство клиентов к этому часу дошли до такой кондиции, что не отличили бы один сорт от другого. Сидели с побагровевшими физиономиями, охваченные любовным томлением, либо покачивались в тесно заполненном танцевальном кругу.
Наконец только в четверть пятого предельно усталая девушка вернулась в свою квартиру. Молочник уже разносил молочные продукты.
Ноги болели, глаза закрывались от усталости, когда Фиона притащилась домой, а ведь клуб еще не закрылся.
Управляющий, Пол и официанты хлопотали перед закрытием клуба и присматривали за тем, как уходили оркестранты и бармены.
«Ну и ночка! — сказала себе Фиона. — Наверное, мне придется перестраивать весь день…»
Она так устала, что, когда легла в постель, еще какое-то время не могла заснуть. В голове звучали мелодии, которые она слышала последние шесть часов.
«Ну и жизнь!» — снова подумала она.
Постепенно мягкая постель и тишина ее убаюкали.
Во сне она видела Джима.
Еще два месяца проработала Фиона хозяйкой дансинга в клубе «Новый Бродвей».
Поначалу клубу сопутствовал ошеломительный успех во многом благодаря светской прессе, которая изо дня в день провозглашала его «самым красочным и роскошным в Мейфэре».
Ближе к Рождеству ситуация, кажется, начала изменяться.
До сих пор заведение считалось роскошным и фешенебельным, временами довольно шумным и пьяным. Фиона обнаружила, что Пол не преувеличивал, обещая ей заработок в десять фунтов в неделю.
Частенько чаевых выходило даже больше, и она,к своей радости, не испытывала особенных затруднении с мужчинами, которые к ней пытались приставать.
Кое с кем она подружилась и даже привыкла получать частые приглашения на завтрак.
И все-таки оказалось, что, несмотря на сравнительно высокие заработки, расходы Фионы тоже возросли.
Огромные счета за одежду. Платья долго не выдерживали толчею танцевального круга, их частенько портили бесцеремонные руки пылких партнеров.
Основным принципом клуба считалось веселье, и оркестр всю ночь играл для посетителей, вовлекая их во все более буйные пляски. И это, конечно, губительно действовало на ее вечерние наряды.
Фиона заметила, что, хоть цены на новые платья огромны, чистка и стирка стоят еще больше, даже с учетом скидки, которой она пользовалась как постоянная клиентка. Ежедневные траты также составляли весьма значительную сумму.
Управляющий просил ее не надевать часто черное платье, так как считал, что черный цвет очень мрачный и угнетающий.
Он предпочитал белые или яркие цвета, которые хорошо сочетались с убранством зала и привлекали внимание к самой Фионе.
Ближе к Рождеству она пришла к выводу, что некоторые новые члены клуба переходят в разряд постоянных посетителей.
Среди них был смуглый мужчина, всегда превосходно одетый, но в нем было что-то необычное и неприятное. Возможно, это впечатление было вызвано его легким косоглазием.
Он всегда находился в компании других мужчин, никогда не общался с женщинами и не проявлял к ним никакого интереса.
Пил он умеренно, а иногда заказывал лишь бутылку минеральной воды, но управляющий и Пол относились к нему с большим почтением.
Похоже, его особенно интересовал Пол, и они часто сидели вдвоем и вели продолжительные беседы, предмет коих для всех оставался загадкой.
Иногда Пол оставлял кое-кого из клиентов для беседы с этим мужчиной, которого звали Хаймер — доктор Хаймер.
Каждый вечер он приходил в клуб около половины двенадцатого и просиживал почти до трех часов ночи. Он изучающе наблюдал за посетителями, танцующими и сидящими за столиками.
Еще при открытии клуба «Новый Бродвей» было объявлено, что посетители должны приходить только в вечерней одежде. Теперь же пара-тройка клиентов позволяла себе приходить в обычной одежде, и мало-помалу шикарная атмосфера первого месяца сменилась довольно заурядной обстановкой третьесортного ночного клуба.
Было все так же весело, но публика стала другая, хотя денег у них было не меньше.
Эти перемены происходили так медленно, что Фиона их поначалу не замечала, и вдруг однажды вечером она огляделась вокруг и увидела в одном углу доктора Хаймера, а в другом двух женщин на привычных местах, и поняла, что все изменилось.
Шикарной публики осталось совсем мало, на многих посетителях не было вечерних костюмов, многие завсегдатаи явно перекочевали из других полутемных ночных клубов.
«Интересно, в чем дело?» — подумала она и решила спросить Пола.
Фиона почти не видела Пола в последние дни. Он похудел, но был так же оживлен, а одеваться стал даже лучше, чем прежде. Сомнений не было, что Пол может привлечь женщин любого возраста.
В тот вечер Фиона сидела за своим столиком, надеясь, что Пол подойдет и ей выпадет случай поговорить с ним.
Заметив его танцующим с крупной полной женщиной, которая ему явно наскучила, она подумала, что, увидев ее в одиночестве, Пол воспользуется возможностью улизнуть от своей партнерши.
И она не ошиблась — через несколько секунд Пол подсел к ней, утирая платком лоб.
— Ф-ф-фу! — выдохнул он. — Жарко, да еще пришлось таскать по залу эту жуткую старую бочку.
Фиона рассмеялась.
— Сразу видно, ты не получил большого удовольствия от танца.
— Правда? — воскликнул он озабоченно. — Мне следует быть повнимательнее. Демонстрировать скуку — большая ошибка. Это оттолкнет от меня людей.
Фиона улыбнулась, увидев его серьезное лицо.
— Ничего страшного, — утешила она, — число клиентов у тебя вроде бы не уменьшается.
— Неужели я и в самом деле выглядел недовольным? — вновь повторил Пол и поднялся.
— Не уходи, — поспешно сказала Фиона. — Я хочу с тобой поговорить.
— Подожди минутку, — попросил он. — Я сейчас. Не закажешь ли для меня бренди с содовой?
Фиона кивнула, подозвала официанта, а Пол исчез в коридорчике, ведущем к мужским раздевалкам.
Вернулся он через пять минут в гораздо лучшем расположении духа.
«Он в самом деле необычайно красив, — заметила про себя Фиона, — глаза темные, блестящие, черты лица тонкие, и при этом у него крупная фигура, высокий рост и изящные манеры».
Пол вскоре пришел в очень хорошее настроение, наслаждался выпивкой и настаивал на танце с Фионой.
Танцуя, они прошли мимо доктора Хаймера, и Пол приветственно помахал ему рукой.
Доктор Хаймер весьма недвусмысленно дал ему понять, что хочет с ним поговорить. Пол, кивнув головой в знак согласия, повел Фиону назад к столику.
— Терпеть не могу этого типа, — объявила Фиона, когда они остановились. — Почему ты с ним так подружился, Пол?
Но Пол не ответил. Он как-то странно взглянул на нее, передернул плечами и двинулся через толпу к столику доктора Хаймера.
Клуб проработал почти четыре месяца, и к ним до сих пор ни разу не нагрянула полиция, невзирая на явное нарушение правил торговли спиртным.
Что тому было причиной — взятки или простое везение, Фиона судить не могла, хотя кое о чем начала догадываться, почему не трогают заведение, предназначенное для забав высшего общества.
Примерно в этот же период на работу в клуб взяли нового служителя при туалетных, и Фиона почувствовала к нему совершенно необъяснимую неприязнь.
Она, разумеется, не слишком часто с ним сталкивалась, но он взял себе за правило торчать в дверях мужской раздевалки и следить за людьми, проходившими вверх и вниз по лестнице.
— Просто не выношу этого новенького, — сказала она Полу примерно через неделю.
— Ничего в нем такого нет, — чуть ли не враждебно возразил Пол.
— О, я уверена, что ничего нет, — отвечала Фиона, — и мне просто кажется. Но в то же время ничего не могу с собой поделать — он мне очень неприятен.
— Ну, по-моему, это глупо, — сухо отрезал Пол и встал, удивив ее неожиданной резкостью.
«Почему он так разозлился из-за моего неприязненного отношения к одному из работников клуба?» — задумалась Фиона.
Но поскольку ответить на этот вопрос было некому, она переключилась на свою работу и пошла танцевать со старичком, которому уже давно следовало бы думать о душе.
Три дня спустя Фиона пришла в клуб подавленная и хмурая.
В последнее время она почему-то с большим трудом заставляла себя веселиться, и ей все тяжелее было заражать весельем гостей.
Голова в тот вечер буквально раскалывалась, и Фиона едва доплелась от квартиры до клуба.
Внизу все шло, как обычно. Официанты накрывали столы, оркестранты только что прибыли и настраивали инструменты, повторяя одну и ту же ноту, от которой можно было сойти с ума.
Фиона пришла пораньше и высматривала Пола.
Спросила одного из официантов, тот ответил, что как будто бы видел его входившим пару минут назад в кабинет управляющего, и Фиона решила его найти.
Она прошла через служебный вход, повернула налево и направилась к маленькой каморке, которая была одновременно и кабинетом управляющего, и хранилищем для сейфа.
Подойдя к дверям, она услышала голоса, и ее поразила фраза:
— Я тебе говорю, осторожней, — донесся голос управляющего. — Ты же рискуешь, Пол, да и мы с тобой вместе можем попасть в тюрьму.
— А я вам говорю, мне это необходимо! — услышала она голос Пола. — И не только мне, другим несчастным — тоже.
Фиона инстинктивно отпрянула, не желая и дальше подслушивать, поколебалась немного и кинулась назад в танцевальный зал.
Ей совсем не хотелось, чтобы Пол или управляющий узнали, что она слышала их разговор. Она пыталась понять то, что услышала.
На какой такой риск идет Пол и почему они все могут оказаться в тюрьме? Может быть, речь идет о спиртном, предположила она, но тогда почему Пол заявил, что ему это необходимо.
Что ему нужно? Он без всякого труда может получить любую выпивку, какую душа пожелает.
И, разумеется, ничем не рискует, ибо всегда может зайти в кабинет к управляющему и там выпить так, что никто не увидит.
Фиона встревоженно размышляла об услышанном, а Пол с управляющим так и не появлялись. Между тем в одиночку и парами начали прибывать гости. Сегодня, ей казалось, в клубе сгущались темные тучи.
Так бывало и в другие дни. Иногда заведение просто бурлило безудержным весельем, а иногда оно погружалось в глубокое уныние, которое не могли развеять ни усилия оркестра, ни бесчисленные бутылки шампанского.
Нынешний вечер был из числа тех, которые Фиона считала мрачными.
Впрочем, к двенадцати ночи тягостная атмосфера в клубе рассеялась.
Только что прибыл доктор Хаймер, он вошел, как всегда, медленно и величественно в сопровождении молчаливого мужчины неприметной наружности.
Как только доктор сел на свое обычное место, к нему поспешил Пол, и Фиона увидела, что они ведут оживленную беседу, причем говорит в основном Пол, а доктор Хаймер сидит, неподвижно глядя в пространство перед собой.
Фиона около часа была занята танцами, а вернувшись к столику, нашла Пола в приподнятом настроении.
Она собиралась ему сказать по поводу унылого вечера, но, увидев его таким радостным, решила промолчать.
К их столику подошла незнакомая женщина, наклонилась и зашептала что-то Полу на ухо, но оркестр в этот момент играл очень тихо, и Фионе удалось уловить слова.
— Есть надежда? — спрашивала женщина.
— Как обычно, — отвечал Пол.
С улыбкой облегчения женщина быстро вышла из зала.
Фиона хотела спросить, что ей было нужно, но что-то в выражении лица Пола остановило ее. В конце концов это не ее дело.
— Пошли танцевать, — сказал Пол.
Через секунду они ритмично покачивались на площадке. Фиона танцевала с Полом с большим удовольствием.
Он был великолепным танцором, и она, двигаясь в танце, закрыла глаза, наслаждаясь его свободными движениями профессионала.
Вдруг что-то случилось, они остановились.
Оркестр внезапно прекратил играть. Фиона подняла глаза и увидела, что зал заполняет множество полисменов, некоторые были в обычной одежде, другие в форме.
Пол исчез. Рядом вскрикнула какая-то женщина, а мужской голос проговорил:
— Вот чертово невезение — налет! Именно тогда, когда я впервые пришел!
Полиция, к удивлению Фионы, похоже, не обращала внимания на напитки, расставленные на столах.
Они быстро оглядели зал, двое приблизились к доктору Хаймеру, тот поднялся со стула и вышел из зала в сопровождении полицейских.
Фиона смотрела на все это с изумлением и вдруг услышала чей-то голос:
— Будьте добры, мисс, мы хотели бы с вами поговорить, — и она увидела перед собой констебля.
— Со мной? — растерянно переспросила девушка, и последовала за ним в вестибюль.
У присутствующих, мимо которых проходила Фиона, спрашивали фамилии и адреса, и ей показалось, что обращаются с ними несколько пренебрежительно.
У нее зародилась мысль, что полиция ищет совсем не спиртное, а нечто другое, и, выйдя из зала, она ни-
сколько не удивилась при виде служителя из туалетных, которого охраняли двое полицейских. В вестибюле их ждал инспектор.
— Где Пол Раттейн? — спросил он полицейских, сопровождавших Фиону.
— Его там нет, — последовал ответ, и инспектор повернулся к ней.
— Вы знаете, где он?
— Нет, — сказала Фиона.
— Он был здесь нынче вечером?
— Да, — подтвердила она.
Едва не сказала, что он танцевал с ней, когда они приехали, но что-то остановило ее.
Если Полу грозит опасность, не стоит наводить на его след полицию.
Около управляющего и доктора Хаймера стояли полисмены.
По приказанию инспектора их повели наверх. Фиону инспектор пригласил в небольшую комнату рядом с вестибюлем.
С ними прошли еще двое мужчин, явно детективы.
— В чем дело? Что случилось? — спрашивала Фиона.
— Я хочу, чтобы вы ответили на несколько вопросов, — объявил инспектор и приготовился записывать.
Полиция разыскивала Пола, но по их словам, его в здании не было, и Фиона пыталась понять, каким образом ему удалось скрыться.
Фиону спросили, известен ли ей адрес Пола, и она его назвала.
На многие вопросы, касающиеся его знакомств и привычек, она не смогла ответить, и девушку стали расспрашивать о ее собственном участии в деятельности клуба.
Она рассказала о своем расписании и обязанностях хозяйки танцевального зала, а они слушали и кивали, словно именно этих ответов и ожидали.
— Ей ничего не известно, — подытожил в конце концов один из детективов.
— О чем? — спросила она. — Зачем вам нужен Пол, и что вообще происходит?
— Знаете ли вы, — серьезно поинтересовался инспектор, — что через этот клуб шли поставки наркотиков?
— Наркотиков? — изумленно повторила Фиона.
И тут поняла, что терзавшие ее на протяжении нескольких последних недель подозрения были небезосновательными.
Так вот чем рисковал Пол, вот почему ей так не нравились доктор Хаймер и новый служитель из туалетных!
Похоже, что изумление девушки убедило полицию в том, что она говорит правду, и ей разрешили уйти домой.
— Вы не должны покидать Лондон, а завтра в десять тридцать утра должны явиться в полицейский участок, — приказным тоном сказал инспектор.
Фиона бежала по пустым улицам домой, взволнованная и испуганная.
«Как можно было пойти на это и вляпаться в подобное дело, — недоумевала она. — Неудивительно, что публика в клубе стала другой!»
Слава Богу, она ничего не знала, и полиция ей поверила. И вдруг ее осенило — за ней непременно следят.
Она оглянулась через плечо, заметила неподалеку человека. У нее возникло неприятное чувство, она была уверена, что это не просто прохожий.
Подходя к своему дому, Фиона увидела, что мужчина остановился на другой стороне улицы и закурил сигарету.
Напрасно она решила, что они ей поверили, сердце ее тревожно екнуло. А потом она подумала: чего ей бояться? Бояться нечего — она действительно ни в чем не виновата.
И тут она все поняла — они охотятся за Полом!
Она испуганно поднималась по лестнице, в доме было тихо.
Казалось, все замерло той ночью, и ни под одной дверью, мимо которых она проходила, не было света.
Добравшись до собственной квартиры, она тихонько отворила дверь, и сердце ее упало, когда Фиона увидела свет.
Она инстинктивно почувствовала, что там кто-то есть.
От страха она не решалась закрыть за собой дверь.
— Кто здесь? — выдавила она наконец едва ли не шепотом.
Прошла в комнату, но тревожное ощущение, что она не одна, по-прежнему не отступало.
— Кто здесь? — повторила она. — Я одна, со мной никого нет.
Дверь, ведущая в кухню, легонько дрогнула, Фиона схватилась за сердце, стараясь сдержать крик. Дверь медленно отворилась, и она увидела Пола.
— Пол! — шепнула Фиона, а он подал знак закрыть дверь.
Она так и сделала, задвинула небольшую задвижку и сказала:
— Тебя ищет полиция…
— Знаю, — тоже шепотом сказал он. — Кого взяли?
Пол вошел в комнату, и Фиона включила электрический камин. Рассказала, кого увела полиция, потом бросила на него взгляд.
Он выглядел очень осунувшимся, совершенно утратив привычный лоск. Волосы растрепались, на щеке была длинная, красная от крови царапина, одежда была в грязи.
— Как ты выбрался? — спросила Фиона.
— Вылез через кухонное окно, — объяснил он, — пробрался по водосточной трубе в соседний двор, перелез через стену и убежал. Я знал, что полиция будет караулить все выходы в клубе и поджидать меня дома.
Надо было куда-то идти, а к тебе ближе всего. Прости, Фиона… не хотелось тебя впутывать в неприятности, но мне надо спрятаться. Я должен исчезнуть из страны. Иначе получу долгий срок.
— О, Пол, зачем ты это сделал? — простонала Фиона.
— Это свинья Хаймер, — буркнул Пол. — Это он начал. Дал попробовать чертово зелье, а теперь я не могу жить без него. Получил от него, слава Богу, немножко на нынешний вечер, иначе я совсем бы пропал.
Через неделю у меня были бы деньги, чтобы смыться, уехать на время за границу. А теперь надо бежать с пустыми руками, спасая свою шкуру. У тебя сколько-нибудь найдется?
У Фионы дрогнуло сердце.
— Немного могу одолжить, — пробормотала она.
— Во-первых, — продолжал Пол, — скажи, как мне отсюда выбраться.
Фиона задумалась.
— За парадным следит детектив, — сказала она.
— Я так и думал. Где черный ход?
— В подвале.
— А пожарный?
— С другой стороны дома… я знаю, мне специально показывали, когда я сюда переезжала. Туда можно попасть из любого окна, но придется прыгать с высоты почти в тридцать футов.
— Справлюсь, — сказал Пол. — И куда я попаду?
— По-моему, во двор со стороны кухонь, — торопилась она, — а он ведет к маленьким гаражам позади. Оттуда, наверное, ты сможешь уйти, если там никого не поставили.
— Другого выхода нет, черт возьми, придется попробовать, — заключил Пол. — Так как насчет денег?
Фиона открыла сундук и нашла маленькую коробочку из-под драгоценностей, которая лежала на самом дне. Сейчас она пожалела, что не стала хранить деньги в банке.
В коробочке было больше девяноста фунтов, и, приготовившись одолжить Полу двадцать, она думала, как бы отвлечь его внимание от суммы, которую она с таким трудом накопила.
Положила шкатулочку на колени, села так, чтобы прикрыть содержимое.
— Сколько тебе надо? — спросила она.
— А сколько у тебя есть? — спросил он в свою очередь.
— Я могу предложить тебе двадцать пять фунтов, Пол, — тихо вымолвила она.
— Сколько у тебя есть? — повторил он почти грубо, а когда она повернула в замке ключик и подняла крышку, он накрыл рукой пачку банкнот.
— Боже, да ты миллионерша! — быстро бросил Пол, и принялся пересчитывать деньги. — Девяносто три фунта! Что ж, на дорогу хватит.
— Нет, Пол! — воскликнула Фиона. — Я не могу отдать тебе все! У меня ничего больше нет, теперь я сама остаюсь без единого пенни!
Пол минуту поколебался, потом выбрал банкноту в пять фунтов и протянул Фионе.
— Извини, детка, — проговорил он, — больше дать не могу. Мне надо выбраться из страны, и один Господь знает, когда у меня теперь будет возможность заработать.
— Нет, Пол! — запротестовала Фиона и смолкла под его взглядом.
— Не стоит поднимать шум, — предупредил он. — Ты же знаешь, я намерен их взять, так что лучше их тихо отдай. Когда-нибудь, если у меня появится возможность, я верну тебе долг. Так что не устраивай сцену… Я должен спасать свою шкуру.
Она понимала — Пол страшно испуган и лишь благодаря наркотику сохраняет рассудок и дееспособность.
Он был очень бледен, с расширенными зрачками, но полон решимости преодолеть на пути любое препятствие.
Фиона в растерянности пожала плечами.
Ничего нельзя было сделать, как только помочь ему бежать. Все равно придется расстаться с деньгами — со скандалом или без, результат будет один и тот же.
— Ну ладно, — подытожил Пол. — Теперь мне лучше убраться. Если ты меня выдашь, Фиона, я тебя найду и объявлю своей соучастницей.
— Не выдам, — спокойно пообещала Фиона. Но Пол совсем обезумел.
— Так-то лучше, — бросил он. — Пошли. Фиона погасила свет, и они вышли в тихий коридор, спустились на три этажа вниз, осторожно подняли оконную раму.
Как и говорила Фиона, пожарная лестница шла по боковой стене дома вниз, во двор. В дальней стороне двора стояли гаражи, но они не могли разглядеть, есть там кто-нибудь или нет.
Фионе казалось, что громкий стук ее сердца может разбудить соседей. Пол тихонько протиснулся в окно.
Не сказав ей ни слова, Пол стал спускаться по металлическим перекладинам.
Фиона закрыла окно, прижалась лицом к стеклу, наблюдая за ним.
Пол добрался до конца железной лестницы, она увидела, как на секунду он повис, держась за нижнюю ступеньку.
Спрыгнул, и у нее мелькнула мысль, что было бы, если бы он сломал ногу. Ей пришлось бы объяснять, как он уходил от нее и какую роль она сыграла в его побеге. Но с ним было все в порядке.
Она видела, как он, пригнувшись, тихонько прошмыгнул через маленький двор, которым пользовались только для того, чтобы попасть на склад с углем.
Она была почти уверена, что ворота, ведущие в гаражи, заперты, но на них был засов изнутри. Видно было, как Пол отодвинул засов и осторожно приоткрыл ворота.
Выглянул в узкую щель, удостоверился, что никого нет, и открыл ворота пошире.
Затем он закрыл за собой ворота и исчез.
Фиона закрыла ставни и пошла наверх. Только очутившись в спальне, она почувствовала, что вся дрожит от холода и испуга.
Она скорчилась перед электрическим камином, протянув к теплу руки, на глаза ей попалась шкатулочка.
Пять фунтов… завтра вновь надо искать работу! Клуб, наверное, закроют. Она закрыла лицо руками и заплакала.
На следующее утро в полицейском участке ее подвергли суровому допросу.
Ей казалось, что ее продержали много часов, расспрашивая и переспрашивая, но в конце концов Фионе разрешили уйти.
Она догадывалась, что какое-то время останется у них под наблюдением.
Уходя из участка, Фиона раздумывала, где бы ей отыскать другую работу. Она очень устала, ведь в прошлую ночь она почти не спала, переживая все то, что случилось.
Почувствовав слабость в ногах, она поплелась домой, чтобы побыстрее лечь в постель.
В кабине лифта, которая медленно ползла вверх, ее вдруг охватил страх.
Что теперь будет, когда она снова одна и опять без гроша?
Нельзя допустить, чтобы Дональд узнал о ее полном безденежье и понял, что она так нуждается в деньгах, которые он ей должен.
В течение последних нескольких месяцев она собиралась позвонить ему, но дни все шли и шли. Она всегда была либо слишком уставшей, либо слишком занятой. А сейчас, вновь оставшись без денег и без работы,
Фиона все же не хотела, чтобы Дональд узнал о ее тяжелом положении.
Впрочем, на пять фунтов она какое-то время продержится.
Фиона предупредила свою хозяйку, что освободит комнату в конце недели, если не найдет работу, позволяющую оплатить это жилье.
«Раньше мне всегда везло, — подумала она, — может быть, и сейчас повезет».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Танец души - Картленд Барбара

Разделы:
Примечание автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Танец души - Картленд Барбара



Какой сложный и невыносимый период в жизни прожила женщина. Поэтому хороший конец очень радует.Однако читать этот роман тяжело.
Танец души - Картленд БарбараСофи
30.11.2013, 20.58





Да,тяжелая книга!
Танец души - Картленд БарбараОлеся
15.01.2014, 21.13





да-а-а-а романчик слов нет. надо просто прочесть
Танец души - Картленд Барбаралюбовь
12.03.2015, 15.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100