Читать онлайн Там, где правит любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Там, где правит любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Там, где правит любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Там, где правит любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Там, где правит любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



Расставшись с Полиной в саду, Максимус вернулся во дворец и велел оседлать лошадь.
Одного из адъютантов он попросил сообщить императору, что отправляется на конную прогулку и, возможно, не успеет вернуться к обеду, поэтому заранее просит прощения и надеется, что его императорское величество великодушно извинит его за отсутствие.
Жеребец оказался весьма дикого нрава, и принц, вскочив в седло, попытался забыть о той сумятице, которая царила в его сердце, и целиком отдался попыткам укротить строптивое животное.
В конце концов ему это удалось, хотя лошадь была вся в мыле, а сам Максимус с трудом переводил дыхание.
Но стоило принцу пустить коня шагом, тяжелые мысли вернулись снова.
Он не мог себе представить, что когда-нибудь влюбится так стремительно и безвозвратно, как влюбляются единственный раз в жизни.
Большинство женщин в его жизни были подобны княгине Наталии. Они пробуждали пылкую страсть, но в глубине души он всегда знал, как далека она от той любви, которую Максимус стремился обрести.
Чувствительный, идеально настроенный принц смутно представлял себе свой идеал — женщину, которой он готов был без остатка отдать свое сердце.
Долгие годы Максимус искал этот идеал, но со временем сам стал относиться к своим поискам с холодной усмешкой.
Впервые увидев Полину, он почувствовал, будто вся она озарена нездешним светом.
Внезапно принц понял, что его идеал — перед ним.
Сейчас он скакал, не разбирая дороги, не замечая ни цветущих деревьев, ни буйной травы, ни пестревших в ней полевых цветов.
Пред его мысленным взором стояло лицо Полины, которое он целовал, наслаждаясь мягкостью ее губ, которые дарили ему неведомый ранее восторг.
Все, что давали ему другие женщины, все чувства, что они пробуждали в нем, — все было лишь тенью истинной любви.
И вот, сознавая, что их любовь была послана самим Господом, принц не должен был вычеркнуть девушку из своей жизни, забыть о ее существовании.
Если бы Полина не была столь прекрасна в своей невинности, принц, возможно, попытался бы соблазнить ее.
Но поступить сейчас подобным образом означало бы для него пойти против всего, что было у него святого.
— Я люблю ее! — поведал он небу над своей головой. — И я должен найти в себе силы молиться о том, чтобы она была счастлива без меня.
Однако про себя Максимус знал, что никогда он уже не сможет встретить подобное счастье.
Пока лицо Полины будет стоять у него перед глазами, пока он будет вспоминать прикосновение ее губ и тепло ее тела, он не возжелает ни одну другую женщину.
Когда принц вернулся во дворец, уже темнело.
Ему казалось, что за эти несколько часов он постарел на много лет.
Он не нашел выхода.
Судьба лишь на мгновение раскрыла перед ним райские врата и тут же захлопнула их, лишив его всякой надежды снова узреть небеса.
Принц передал поводья груму и вошел во дворец.
Навстречу ему выступил один из слуг:
— Ваше высочество! Его императорское величество желает побеседовать с вами!
— Сейчас? — удивился принц.
— Сразу же по возвращении вашего высочества!
Принц бросил взгляд на стоявшие в зале высокие малахитовые часы. Их циферблат был выложен из драгоценных камней.
Обед, должно быть, уже закончился, дамы ушли отдыхать, а мужчины были предоставлены сами себе.
— Где его величество?
— У себя, ваше высочество.
Слуга сделал жест, приглашающий следовать за ним.
Вздохнув, принц двинулся следом, думая, что меньше всего ему хотелось сейчас видеть всесильного тирана.
Перед подобной аудиенцией надо было бы привести себя в порядок, но Максимус понимал, что пожелание царя увидеть его сразу по возвращении равносильно приказу, нарушить который он не осмеливался.
Позвякивая шпорами, принц шел бесконечными коридорами, пока наконец не достиг открытых дверей императорского кабинета.
— Его высочество принц Максимус Альтаусский, ваше императорское величество!
Царь, сидевший за столом перед стопкой бумаг, взглянул на него с улыбкой:
— А-а, ты вернулся, Максимус! Что за нужда так долго упражняться в верховой езде?
— На Кавказе я привык постоянно быть в седле, сир, — ответил принц. — Мне не стоит терять форму перед скорым возвращением.
Он подумал, что сейчас наиболее удачный момент сообщить императору о своем желании вернуться в полк сразу же после свадьбы сестры.
Но прежде чем он собрался с мыслями, царь опередил его:
— Присядь, Максимус. Мне надо поговорить с тобой.
Принц подчинился, выбрав неудобное жесткое кресло.
С минуту царь продолжал изучать бумаги, которые лежали перед ним, потом сказал:
— Это донесение в самых ярких тонах описывает храбрость и доблесть, проявленные тобой в боях, которые, надеюсь, приблизили скорый разгром Шамиля.
В знак признательности принц наклонил голову. Царь, не дожидаясь его ответа, продолжил:
— В будущем тебя, несомненно, ждут и иные награды, помимо ордена Святого Георгия, к которому тебя недавно представили. Но у меня уже сейчас есть собственная награда для тебя.
— Вы так любезны, сир, — пробормотал принц.
Все эти награды вдруг потеряли для него всякий интерес.
Он чувствовал себя опустошенным и безразличным ко всему, кроме Полины. Тоска по ней заглушала все остальные чувства. Он был в состоянии лишь скорбеть об утраченной любви.
— Мое предложение, — услышал он голос царя, — обрадует не только тебя, Максимус, но и твоего уважаемого отца!
Царь выдержал театральную паузу и закончил:
— Я решил ввести тебя в свою семью и для этого выдаю за тебя свою племянницу, великую княжну Екатерину!
Если бы царь выстрелил в него из пистолета или бросил бомбу к его ногам, принц не был бы так потрясен.
Какое-то мгновение Максимус не мог до конца понять, что означали слова царя.
Заметив его изумленный взгляд, император усмехнулся:
— Ты ведь не ожидал этого? Но ты все больше нравишься мне. Хотел бы я, чтобы все мои родственники обладали твоей находчивостью и храбростью.
Принц в волнении не мог произнести ни слова. Царь продолжил:
— Екатерина будет тебе доброй женой, а мы с царицей будем иметь счастье чаще лицезреть тебя. Обсудим твою свадьбу сразу же после венчания твоей сестры. Думаю, с ней тоже не стоит тянуть.
Царь поднялся, давая понять, что аудиенция окончена.
Медленно, как во сне, принц встал с кресла.
— Я не знаю, что и сказать, сир, — проговорил он.
Но царь уже не слушал Максимуса. Он позвонил в золотой колокольчик.
Дверь тотчас же открылась.
— Позовите графа Бенкендорфа, — приказал император.
Откланявшись, принц вышел из комнаты, столкнувшись в дверях с всесильным начальником Третьего отделения.
Словно оглушенный, Максимус брел по переходам дворца.
Пока камердинер помогал ему снять сапоги и раздеться перед тем, как принять ванну, принц думал, что на этот раз попался в ловушку, из которой нет выхода.
Как офицер армии Российской империи, он был обязан подчиняться приказам царя, несмотря на иностранное подданство.
Постепенно оцепенение, которое сковало его мысли, начало проходить.
Принц не имел ни малейшего желания жениться на великой княжне.
Не собирался он и оставаться навсегда при дворе деспотичного монарха.
На Кавказе он научился, подобно самому Шамилю, выходить живым и невредимым из самых безвыходных ситуаций.
— Я не допущу этого, — вслух сказал принц.
Потерять не только возлюбленную, но и свою свободу, — это было слишком.
В спальне его ожидал вечерний костюм, который камердинер заботливо приготовил, ожидая, что принц присоединится к обществу, которое расположилось внизу.
Принц, не взглянув на наряд, надел вычищенный мундир и усмехнулся, услышав, как позванивают на нем награды.
— Все остальное упаковано, ваше высочество, — сказал камердинер, глядя, как принц застегивает пуговицы мундира.
— Все? — удивился принц.
— Кроме парадного мундира, в котором ваше высочество будет завтра на свадьбе.
— Уберите и его. Возможно, я смогу отбыть в Санкт-Петербург уже сегодня вечером.
— Будет сделано, ваше высочество! Секунду Максимус колебался, но потом сказал:
— Подождите здесь. У меня будут еще кое-какие распоряжения.
С этими словами принц вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.


Полина смотрела на принца, не веря своим глазам.
— Что ты… здесь делаешь?.. Что тебе… нужно?..
Радость, которая вспыхнула в ее глазах при появлении принца, внезапно сменилась страхом.
Принц поставил на место потайную панель в стене, осторожно приблизился к девушке и, глядя ей в глаза, сказал:
— Прости меня, родная, что испугал тебя, но я должен задать тебе вопрос, важнее которого для меня нет ничего в мире.
— Именно сейчас?.. — нерешительно спросила Полина.
Она машинально обернулась и посмотрела через плечо, как будто боялась, что за ее спиной мог прятаться кто-то, кто подслушивал их разговор.
Она была заметно смущена тем, что принц сумел проникнуть к ней через потайной вход.
— У нас мало времени. Надеюсь, что хотя бы минуту мы сможем поговорить с глазу на глаз.
Принц говорил по-английски.
Прежде чем Полина успела ответить, он подошел к ней поближе.
Понимая, что внезапное появление принца вызвано чем-то необычным, девушка в смятении ждала объяснений.
В то же время она не могла скрыть свой восторг от того, что ее возлюбленный был рядом.
Принц перевел дыхание и тихим глубоким голосом произнес:
— Согласна ли ты стать моей женой, Полина?
Она смотрела на принца, словно не понимая, что он хочет сказать.
— Ст-тать твоей… женой? — заикаясь от волнения, повторила она. Принц взял ее руки в свои.
От его прикосновения Полина задрожала, все еще не в сипах понять, что происходит.
— Я люблю тебя, — сказал Максимус. — И надеюсь, что ты тоже любишь меня. Но я должен спросить, готова ли ты во имя нашей любви отправиться в изгнание, рискуя при этом многим, быть может, даже… жизнью?
Полина сжала его пальцы.
— Я… не понимаю…
— И не стоит понимать, но я все же попытаюсь объяснить тебе, мое сокровище. Я не стал бы просить тебя, если бы не был уверен в том, что смогу дать тебе счастье, несмотря ни на что.
Максимус ждал ответа, не спуская глаз с лица Полины.
— Я люблю тебя… — сказала девушка, — и я… готова сделать все, о чем бы ты ни попросил!.. Но… как же мы можем стать… мужем и женой?
— Тебе было предначертано судьбой стать моей супругой, — ответил принц. — Мы были созданы друг для друга, моя родная, мы принадлежим друг другу, по чтобы так было всегда, нам придется рискнуть, хотя это может испугать тебя.
— Я готова на любой риск, чтобы… стать твоей женой! — не задумываясь, произнесла Полина.
Глаза принца засияли, словно в них отразились звезды, и он склонился перед ней.
Его губы сначала робко коснулись пальцев Полины, но уже в следующее мгновение принц страстно и настойчиво целовал ее ладони.
— Я боготворю тебя, — тихо сказал он. Затем, пытаясь успокоиться, принц отпустил ее руки и сказал:
— Только что царь сообщил мне, что собирается женить меня на своей племяннице, великой княжне Екатерине.
Полина с трудом сдержала крик. Некоторое время она не в силах была выговорить ни слова. Прежде чем она обрела дар речи, принц проговорил:
— Я знаю, как знал и прежде, что ни одна женщина не сможет занять в моем сердце твое место, но мне придется сражаться за свою любовь и, может быть, даже умереть за нее…
— К-как ты можешь рисковать собою из-за меня? — прошептала Полина.
— Я рискнул бы и тысячью жизней, если б имел их, — ответил принц. — Я был ничтожным трусом, когда собирался бежать от того единственно значительного и прекрасного, за что стоит сражаться и умереть.
— Нет-нет!.. — воскликнула Полина.
— Я говорю о тебе, дорогая, — продолжал Максимус. — Я был глупцом, думая, что смогу жить без тебя.
— Но как… как мы можем быть вместе?
— Об этом я и хотел поговорить с тобой. Мы убежим сегодня. Сейчас. Немедленно — Это… возможно?
— Я все устрою, — сказал принц. — И если ты согласна следовать за мной, клянусь, я выиграю эту единственно стоящую из всех битв, в которых я сражался. Ты будешь моей женой!
Не в силах совладать с собой, Полина шагнула к нему, протягивая руки.
Ей казалось, что они уже навсегда покинули эти места, так подействовала на нее уверенность, которая звучала в голосе принца.
Она чувствовала, что и он жаждет сжать ее в своих объятиях, как будто бы они уже безраздельно принадлежат друг другу.
Словно читая ее мысли, принц обнял ее и прижал девушку к себе. Шепотом он сказал:
— Мы отправимся в повозке в Санкт-Петербург. Затем сядем в поезд, который повезет нас через Россию и Польшу в Альтаусс.
— А нас… не остановят? — спросила Полина.
— Мы скроем свой отъезд.
— Но когда они узнают…
— Они, несомненно, попытаются! Не было нужды пояснять, что «они» означало «царь», который не потерпел бы, чтобы его планы кто-то расстроил.
Полина вдруг поняла, что отъезд принца не только демонстрирует отказ жениться на племяннице императора, но и может быть расценен как дезертирство.
— Ты… не можешь? Ты не должен так поступать!.. — воскликнула она. — Если его императорское величество обвинит тебя в дезертирстве, тебя могут… расстрелять!
— Я прекрасно знаю это. И именно поэтому, дорогая, мы должны действовать очень умно.
— Я не могу позволить тебе… так рисковать из-за меня, — запротестовала Полина.
— Я люблю тебя, и это превыше всего!
— Но… — совсем тихо продолжала Полина, — из-за того, что я не королевского рода, в Альтауссе наш брак… тоже не будет признан!
Принц крепче прижал ее к себе.
— Я думал об этом. Ты могла бы догадаться: мы должны обвенчаться просто как обычные мужчина и женщина, не указывая моего происхождения.
— Но в этом случае… это будет… морганатический брак!..
— Да. И единственный человек, который имеет право признать морганатический брак незаконным, — это мой отец. Если он сделает это, я лишусь прав на престол.
На какое-то мгновение Полина замерла, надеясь, что не правильно поняла слова Максимуса. Потом издала тихий стон, который, казалось, исходил из самой глубины ее существа.
— Нет-нет!.. Я не могу требовать от тебя такой жертвы! Это было бы не правильно! Ты… так много значишь для народа своей страны!..
— Ты значишь не меньше для меня. Если Альтаусс откажется признать меня своим правителем, я буду обыкновенным гражданином и буду доволен своей судьбой, пока ты будешь со мной.
— Неужели ты… в самом деле можешь пойти на такие жертвы… ради меня? — в волнении воскликнула Полина.
— Какая же это жертва. Мы будем вместе, и что бы ни случилось, клянусь, я не стану жалеть ни о чем.
— Но… так ли ты уверен в этом?.. Обняв Полину за плечи, Максимус подвел ее к окну. солнце село, только на самом краю неба осталась узкая красная поноска. На потемневшем небе мерцали звезды.
Глядя на них, принц сказал:
— Я говорил, что ты подобна звезде и недосягаема, словно звезда. Теперь, когда ты рядом, может ли человек, которому в руки упала звезда, о чем-нибудь сожалеть?
— Ты говоришь такие… прекрасные слова, — прошептала Полина. — Но что, если… когда мы уже будем женаты, я… надоем тебе? Вдруг ты затоскуешь по той… славе, что окружала тебя во время службы в русской армии… по всей этой роскоши… богатству… пышности жизни, какую ты вел в России!..
Прежде чем ответить, принц нежно приподнял подбородок Полины.
— Наша жизнь будет полноценна и разнообразна, мое сокровище. Ни мои ордена, ни близость к императорскому двору, клянусь, не стоят твоей любви!
— Ты так уверен в этом?..
— Я уверен! Я знаю это всем своим разумом и чувствую всей душой!
Он помолчал и добавил:
— Наша любовь превыше всякой славы, какую только может снискать человек. Наша любовь — это дар Божий, этим нельзя пренебрегать!
Его голос звучал так взволнованно, что слезы выступили на глазах Полины.
— То, что ты говоришь… это так… прекрасно! Но как я могу допустить, чтобы ты так безжалостно… ломал свою жизнь только… ради меня!
Принц улыбнулся.
— Ты не можешь допустить или не допустить перемен в моей жизни. Если ты любишь меня, это я сам должен действовать. Единственное, что меня пугает, это то, что во имя нашего будущего я вынужден подвергать риску твое доброе имя и, может быть, саму твою жизнь.
— Меня это… не пугает, — ответила Полина.
И тогда принц поцеловал ее, и их губы слились в страстном поцелуе.
Но принц остановился раньше, чем Полина успела испытать тот экстатический восторг, в который ее погружали ласки Максимуса.
— Если ты согласна ехать со мной, нам надо спешить.
— А если нас… поймают?
— Предоставь это мне. Одевайся. Я вижу, твои вещи собраны. Надо послать за ними.
Полина поняла, что принц собирается уходить, и крепко ухватилась за него обеими руками:
— ТЫ уверен?.. Ты правда уверен в том, что собрался сделать? Не забывай, что ты — принц, а я…
— А ты не забывай, что я люблю тебя и ты говорила, что тоже любишь меня.
Мгновение он смотрел на нее, затем, опустившись на одно колено, взял девушку за руку.
— Клянусь, — торжественно произнес Максимус, — что если ты последуешь за мной, если станешь моей женой, я буду любить тебя и служить тебе не только в этой жизни, но и в самой вечности?
И будто бы скрепляя свою клятву печатью, принц поцеловал руку Полины, по щекам которой бежали слезы. В этом мире не существовало слов, способных выразить ее любовь.


Позже Полина с трудом вспоминала, как, замирая, они крались по коридорам дворца к боковым воротам.
Она надела элегантное платье, предназначенное для завтрашней поездки в Санкт-Петербург, и уже завязывала ленты шляпки, когда осторожно постучали в дверь. Полина открыла, и в комнату вошел слуга принца.
Не говоря ни слова, камердинер подошел к ее вещам, поверх которых она положила свою ночную рубашку и халат, аккуратно упаковал их и так же молча вынес саквояж из комнаты.
Полина немного подождала и вдруг, повинуясь внезапному порыву, села за стол и написала несколько строк для Маргариты.


Я уехала в Санкт-Петербург. Желаю вам счастья и благословляю в день вашей свадьбы, надеюсь, что вы обретете истинную любовь. Я люблю вас, Маргарита, как любила и буду любить всегда!
Полина.


Едва она кончила писать, принц вошел через потайной ход, и Полина протянула ему письмо.
Принц пробежал его глазами, кивнул и сказал:
— Хорошо. Примерно это я и хотел предложить тебе написать. Я оставил почти такую же записку царю. Мы даже мыслим похоже.
Полина запечатала письмо, адресовала его принцессе и положила на столик. Принц взял ее за руку и вывел из комнаты через ту же секретную дверь, С изумлением Полина увидела, что промежуток между стенами был достаточно широк, так что шпионы могли, прячась там, подслушивать все, что происходило в комнатах по разные стороны пустого пространства.
Принц и Полина проникли в соседнюю спальню, которая в тот момент пустовала, и прошли через весь дворец, стараясь проскользнуть незамеченными.
Только когда они добрались до повозки, принц нарушил молчание:
— Наше великое путешествие начинается, моя родная, и я не хочу, чтобы ты боялась!
Полина лишь улыбнулась в ответ.
Слуга принца укрепил их багаж на повозке, запряженной тройкой лошадей, и едва влюбленные, укрыв колени пледом, уселись, взошла луна, заливая мир своим призрачным светом.
Полине с трудом верилось, что она оставляет позади дворец, царя с царицей, великого герцога Людвига, Маргариту и придворных — всех тех, кто должен был завтра отправиться с процессией в Санкт-Петербург.
Будто бы читая ее мысли, принц сказал:
— Все будут считать, что мы, как и многие другие, поехали вперед, чтобы встретить свадебную процессию. Это даст нам время удалиться от города, прежде чем нас хватятся.
Они ехали быстро, ветер дул им прямо в лицо, говорить было трудно, и Полина ничего не ответила.
Она только сжала пальцы Максимуса, и он понял, что девушка полностью доверилась ему.
Полине показалось, что до Санкт-Петербурга они добрались гораздо быстрее, чем она ожидала.
На железнодорожной станции, которая еще только строилась, служащие торжественно приветствовали принца.
Он говорил по-русски довольно бегло, и Полина, которая тоже понимала этот язык, услышала, как Максимус говорит им о некой специальной миссии, порученной ему лично императором.
Их проводили к вагону, прицепленному к обычному составу, и девушка с удовлетворением отметила, что их места, вопреки ее ожиданиям, достаточно удобны.
Когда поезд наконец тронулся, принц пояснил:
— Нам повезло. На свадьбу приехал какой-то немецкий князек, и я приказал, чтобы его вагон предоставили в наше распоряжение.
— Стоило ли это делать? — спросила Полина.
Принц улыбнулся:
— Семь бед — один ответ! Он говорил по-английски. Полина сдавленным от волнения голосом призналась:
— Я все еще боюсь… что царь… каким-нибудь образом попробует остановить нас.
Поезд уже отъехал от станции и постепенно начал набирать скорость, хотя все еще двигался в черте города.
Полина смотрела на дома, дворцы, купола и шпили, проплывавшие мимо, и сердце у нее замирало от страха.
На любой станции шпионы и полицейские из Третьего отделения могли задержать их.
Принц тем временем отцепил от пояса саблю, чтобы устроиться поудобнее.
— Не бойся, дорогая, — сказал он, поймав взгляд Полины. — Пока все идет хорошо. Я убежден, что его императорское величество да и сам граф Бенкендорф спят сейчас сном праведников и ничего не заподозрят до окончания свадебной церемонии.
— Почему ты… так уверен в этом?
— Потому что любовь выше, чем мелкие людские дрязги, — ответил принц.
Поезд шел уже достаточно быстро, и Полине пришлось сесть.
Принц притянул ее к себе и бережно развязал ленты шляпки. Сняв ее и осторожно кинув на противоположное сиденье, он сказал:
— До чего же ты красива, и как я счастлив, что встретил тебя!
— Боюсь, что пока от меня одни неприятности, — ответила Полина. — И еще мне все кажется, что я… сплю.
Она выглянула в окно и увидела, что они уже выехали из города.
Лунный свет серебрил деревья. Дома становились все меньше, и вскоре поезд уже шел по сельской местности.
— Уже очень поздно, — сказал принц, — и я собираюсь отправить тебя спать, мое сокровище. Постарайся выспаться. Нам предстоит долгий путь, и мы можем только молиться о том, чтобы даже самые быстрые всадники из кавалерийского дивизиона не догнали нас. Полина вздрогнула.
— А они… могут?
— Ну, если только они полетят быстрее птиц или если царь получит телеграфные сообщения. Но это изобретение еще мало распространено в России.
— Надеюсь, ты прав, — неуверенно произнесла Полина.
— Я тоже. И я не собираюсь сидеть тут два дня и две ночи, дрожа от страха, раз я могу говорить тебе о своей любви и целовать твои нежные губы.
Он поцеловал ее, и Полина подумала, что счастье, которое она испытывает в его объятиях, стоит того, чтобы отдать ради него свою жизнь.
Она хотела, чтобы он целовал ее снова и снова.
Потом принц помог ей подняться, и они прошли в тот конец вагона, который был отгорожен от остального салона занавесью.
Принц отодвинул ее, и Полина увидела, что за ней стоит кровать, умывальник и даже некоторое подобие туалетного столика.
— Нам очень повезло, — сказал Максимус. — Я боялся, что придется терпеть все неудобства поездки в обычном вагоне. Но это вагон люкс!
— Надеюсь, его владелец будет не слишком против того, что мы его одолжили, — ответила Полина.
— Если я хоть что-то понимаю, железно-, дорожные чиновники ничем не отличаются от всех прочих чиновников в России. Они потребовали с меня солидную сумму за прокат этого вагона, и эти деньги, разумеется, останутся в их карманах, а царственный владелец будет долго недоумевать, куда мог исчезнуть со станции его вагон?
— Ну, нам-то жаловаться не на что — ответила Полина, и они рассмеялись.
Поезд слегка покачивало. Они стояли, держась за спинку кровати, и тут Полину осенило, что кровать в вагоне — одна. Она вопросительно взглянула на принца.
И снова он понял ее без слов.
— Я не только люблю тебя, моя дорогая, — сказал Максимус, — я почитаю и боготворю тебя. Я жду не дождусь, когда смогу обнять тебя, зная, что ты всецело моя, но это произойдет только тогда, когда ты станешь моей женой.
Полина вздохнула и опустила голову на его плечо.
— Я никогда, — продолжал принц, — никогда не осмелюсь причинить тебе боль или огорчить тебя. Все, что я хочу, любимая, это чтобы тебе всегда было хорошо.
Он поцеловал ее и добавил:
— Раздевайся и ложись спать. Не беспокойся, я найду, где можно с удобствами выспаться.
— Но ведь тебе нужны подушки и одеяло Принц поцеловал ее в щеку.
— Я благодарен тебе за заботу, но смею тебя заверить, все это здесь есть. Тот прусский князь, чей вагон мы позаимствовали, ехал не один, а со своими адъютантами.
Он притянул ее ближе и снова поцелован — на этот раз так страстно, что у нее захватило дух.
Затем он задернул занавесь, и Полина осталась одна.
Несмотря на усталость, она думала о принце, о том, что их рискованная авантюра может иметь самые непредсказуемые последствия, которые непременно опечалят, а может, и прогневают великого герцога Людвига.
Думала она и о том, что ее отец скорее всего поймет свою дочь. В конце концов, он мечтал, чтобы Полина нашла свою любовь, а именно это с ней и произошло. Но одобрит ли он тот путь, который были вынуждены избрать они с принцем, она не была уверена.
«Что ж? По крайней мере мне будет о чем рассказать детям и внукам», — подумала Полина.
Свернувшись калачиком на постели, она неожиданно застеснялась собственных мыслей и порадовалась тому, что принц ее на этот раз не слышал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Там, где правит любовь - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Там, где правит любовь - Картленд Барбара



наивный роман но мне понравился. Читайте.
Там, где правит любовь - Картленд Барбараекатерина
26.10.2013, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100