Читать онлайн Там, где правит любовь, автора - Картленд Барбара, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Там, где правит любовь - Картленд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Там, где правит любовь - Картленд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Там, где правит любовь - Картленд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Картленд Барбара

Там, где правит любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



— Мне страшно! — тихонько сказала принцесса Маргарита.
Полина отвернулась от иллюминатора.
— Страшно? — переспросила она. Полина догадалась, что принцесса хочет, чтобы их разговор остался в тайне, так как та говорила по-английски.
Перед их отъездом из Альтаусса великий герцог Людвиг пригласил дочь и Полину в свой кабинет.
— Я хочу, чтобы вы обе выслушали меня. — произнес он серьезным тоном. Полина посмотрела на него с тревогой. Великий герцог помолчал, словно собираясь с мыслями. Затем он сказал:
— Полагаю, вам обеим известно, что Россия во многом не похожа на другие страны и что русская тайная полиция имеет дурную славу в Европе.
Полина знала об этом от своего отца, но полагала, что принцесса слышит это впервые.
— Когда царь Николай начал править страной, он реорганизовал свою тайную полицию, — продолжал великий герцог, — и превратил ее в так называемое Третье отделение.
— Звучит довольно зловеще, папа! — воскликнула принцесса.
— Да, — спокойно согласился великий герцог. — Во главе этой организации царь поставил своего соратника, графа Бенкендорфа, задача которого «следить за моральным здоровьем нации» на всем пространстве России.
Говоря это, великий герцог видел, что дочь совершенно ошарашена его словами, тогда как Полина, видимо, и раньше слышала о могуществе Третьего отделения.
Действительно, Полина знала о том, что дурная слава Третьего отделения была вызвана тем, что никто из образованных людей в России не мог избежать слежки, и это вселяло ужас. Но отец предпочитал не посвящать ее в подробности.
— Я говорю это вам, — продолжал великий герцог, — чтобы вы следили за тем, что говорите во дворце и повсюду, где вас могут подслушать.
— Ты хочешь сказать, что за нами будут шпионить? — с беспокойством спросила принцесса.
— Не только шпионить, — мрачно сказал великий герцог, — но и доносить обо всем услышанном царю.
— Зачем ему это надо? — удивилась Маргарита.
Великий герцог улыбнулся.
— Русские, независимо от их положения в обществе, известны своим любопытством. А царь стремится установить самое пристальное наблюдение за каждым из своих подданных, к которым ты, мое сокровище, скоро будешь принадлежать.
— Но это просто смешно! Значит, все, что бы я ни сказала, будут подслушивать, да еще и обсуждать потом! — возмутилась Маргарита.
— Я с тобою согласен, — сказал великий герцог. — Ты должна позаботиться, чтобы подобного не происходило в вашем собственном дворце.
— Будь уверен, уж за этим-то я послежу! — заверила принцесса.
С тех пор девушки больше не возвращались к этой теме, однако теперь Маргарита, вероятно, не случайно заговорила с Полиной на языке, которым, по ее мнению, владел далеко не каждый русский.
Для большей надежности Полина ответила на венгерском.
— Что вас пугает?
Она присела рядом с Маргаритой на обтянутый атласом диван.
Путешествие через Пруссию было чрезвычайно приятным. Девушки останавливались у родственников великого герцога, которые старались окружить их всевозможными удобствами и даже роскошью. Оказанный им прием свидетельствовал о том, что известие о предстоящей свадьбе принцессы было встречено всеми не только с одобрением, но и с радостью.
В Штеттине их ждала собственная яхта царя «Ижора».
Когда они поднялись на борт, Полина почувствовала, что они вступают в совершенно иной, чуждый для нее и принцессы мир.
Однако первая ночь на борту яхты, которая вышла в открытое море, была так приятна, что не хотелось думать ни о чем тревожном или грустном.
Судно порядком отличалось от всех кораблей, которые Полине случалось видеть ранее. Каюты были отделаны расписными деревянными панелями и обставлены дорогой мебелью, не говоря уж о роскошных коврах и атласных занавесях.
На борту их приветствовал адмирал флота, князь Грундоринский, и молодой человек, граф Строганов.
Оба они были весьма любезны и всячески старались дать понять принцессе, какой теплый прием ожидает ее в Санкт-Петербурге. Еда была великолепна, и во время ужина музыканты исполняли русские мелодии, впрочем, достаточно ненавязчиво, чтобы не мешать беседе.
Девушки так устали после долгого путешествия, что разошлись по своим каютам, едва пожелав друг другу спокойной ночи.
И вот сейчас, после завтрака, когда они остались одни, Полина поняла, что принцесса хочет поговорить с ней.
— Я боюсь, — призналась Маргарита, — что теперь, когда отца нет рядом, я останусь… совсем одна… И я вовсе не уверена, что хочу выйти замуж за великого князя…
Полина улыбнулась:
— Конечно, вам придется выйти замуж. Вы так красивы, что немало мужчин хотели бы жениться на вас. Но раз уж сам царь дал согласие на ваш брак, можно сказать, что вы сделаете блестящую партию.
Некоторое время принцесса молчала. Затем она протянула руку и, словно утопающий, который хватается за соломинку, крепко сжала плечо Полины.
— А что, если… — прошептала она, — если я, увидев великого князя… возненавижу его?
Полина уже думала об этом по дороге в Штеттин и пыталась представить, какие чувства испытала бы она сама, если бы ее собирались выдать замуж в чужую страну, за человека, которого она никогда не видела или, во всяком случае, не помнила.
«Это было бы ужасно!..» — говорила себе Полина.
Ей подумалось, что никакими уговорами нельзя было бы заставить ее выйти замуж за нелюбимого.
Теперь она смотрела на испуганную Маргариту, и ей казалось, что, хотя они ровесницы, жизненный опыт дочери дипломата и здравый смысл делают ее значительно старше.
— Все будет хорошо, — говорила Полина успокаивающе. — Я точно знаю. Пусть вы еще не видели великого князя, но он любит вас. Все вокруг твердят, что он очарователен, так что наверняка и вы полюбите его.
— А что, если нет?..
— Вот увидите! — бодрым голосом произнесла Полина, стараясь вселить эту бодрость в подругу.
Принцесса встала с дивана и подошла к иллюминатору.
Море казалось совсем серым. Небо было затянуто облаками, сквозь которые не пробивался ни единый луч солнца.
Полина подошла к ней и встала рядом. Принцесса, едва сдерживая рыдания, сказала:
— Я ненавижу его… И Россию… Я убегу! Она перевела дыхание и добавила:
— Пожалуйста, Полина! Обещайте мне, что, если я сделаю это, вы убежите со мной!
— Ну конечно, дорогая! — сказала Полина. — Но, уверяю вас, это не понадобится. Ваш отец говорил, что великий князь весьма достойный человек. В противном случае он бы не дал согласия на ваш брак!
— Отец думает не обо мне, а об Альтауссе, — раздраженно сказала принцесса. — О Полина! Какое счастье, что в вас нет королевской крови!
Полина тоже так думала, но сочла за лучшее промолчать. Вместо этого она напомнила, перейдя на итальянский:
— Нам необходимо следить за своими словами. Ваше высочество ведь не хочет, чтобы царю стали известны ваши сомнения.
— И это тоже пугает меня, — призналась принцесса. — Кто может подслушать нас и донести его императорскому величеству о том, что я думаю и чего боюсь?
— Наверно, это можно попытаться понять, — сказала Полина с улыбкой.
— Я не могу! — резко ответила Маргарита. — Я хочу быть счастлива. Хочу быть дома и проводить время с этими любезными молодыми адъютантами, которые так восхитительно танцуют и умеют так изысканно делать комплименты.
Полина рассмеялась:
— Боюсь, что они довольно скоро наскучили бы вам! Их комплименты повторяются изо дня в день!
Принцесса засмеялась тоже:
— Верно! Но неужели вы думаете, что русские более оригинальны?
— Скоро мы это увидим, — ответила Полина.
На следующий день погода была солнечная. Море спокойное, и на горизонте показались башни Таллина, от которого до Санкт-Петербурга, по словам адмирала, было ровно двадцать четыре часа ходу.
А потом белая ночь опустилась над гладким как стекло морем. После ужина Полина и Маргарита, закутавшись в меха, поднялись на палубу вместе с мужчинами, где команда корабля устроила песни и пляски.
Полина впервые видела русские танцы и ожидала, что это должно быть необыкновенное зрелище, но она не представляла себе, сколько грации может быть в движениях людей, которые не были профессиональными танцорами.
Было в этой пляске и что-то необузданное, даже диковатое, а пение так волновало сердце, что Полина совсем растерялась от неожиданности.
Ее отец был музыкален и брал Полину с собой в итальянскую оперу. Нередко известных певцов приглашали на званые вечера в посольство.
Но русские песни отличались от всего, что ей приходилось слышать, а их непривычные мелодии рождали столь сильные ответные переживания, которые она никогда не испытывала прежде.
Полина чувствовала, как расправляются плечи, сердце начинает биться чаще, а душа стремится ввысь, туда, где на светлом небе кое-где мерцали редкие звезды.
Только когда последние звуки песни растаяли в ночи и аплодисменты нарушили тишину, Полина с трудом заставила себя спуститься с небес на землю.
Когда девушки расходились по каютам, принцесса, к удивлению Полины, недовольно проговорила:
— Надеюсь, что в Санкт-Петербурге нам предложат развлечения получше.
— Получше? — переспросила Полина.
— Неужели вы не видели, какие грязные и неотесанные эти матросы? А уж что касается музыки, остается лишь пожелать, чтобы нам предложили нечто более изысканное.
Полина не ответила. Она только пожелала подруге доброй ночи и пошла в свою каюту.
Оставшись одна, она подумала, что нечто русское уже затронуло ее сердце, хотя и оставило принцессу равнодушной.
На следующее утро они увидели Кронштадт. Вдоль массивной, облицованной гранитом пристани выстроилась длинная вереница кораблей.
Тут были военные корабли, грузовые и почтовые суда, фрегаты и пароходы, плавучие маяки — суда всех видов и размеров из разных стран.
Вскоре они вошли в Неву, и перед ними предстал Петербург.
Город оказался даже прекраснее, чем представлялся Полине по рассказам отца.
Величественные зеленые и голубые купола, украшенные золотыми и позолоченными шпилями, производили сказочное впечатление. Она надеялась, что на принцессу Санкт-Петербург произведет такое же романтическое впечатление.
Их встречала толпа роскошно одетых придворных, и едва яхта коснулась причала, на борт первым поднялся великий князь Александр.
Полина знала, что именно этого момента принцесса страшилась более всего.
Маргарита выглядела великолепно, одетая в одно из своих лучших платьев, в шляпке, украшенной розами. Когда она присела в реверансе перед своим будущим супругом, Полина подумала, что мало кто мог бы сравниться с ней по красоте и привлекательности.
Принцесса знала, что за ними наблюдают, и сама была озабочена тем, чтобы произвести впечатление на великого князя.
Ей было известно немало случаев, когда принцы, видевшие своих будущих жен лишь на портретах, приехав на свадьбу, обнаруживали, что их невесты малы ростом, сутулы, у них больные зубы и скверный характер.
Бывало, что и принцессы, проехав через всю Европу, встречали угрюмых женихов не первой молодости, которые женились во второй раз только для того, чтобы произвести на свет наследника, и интересовались другими женщинами гораздо больше, чем будущей женой.
Однако великий князь Александр, несомненно, был весьма импозантен.
Он произнес любезную приветственную речь, поцеловал руку принцессы, и в его взгляде читалось откровенное желание оказаться со своей невестой в менее официальной обстановке.
Полина подумала, что Маргарита не могла не заметить, что князь весьма хорош собой в белом мундире с золотыми галунами, высоких, до колен, сапогах, позолоченной кирасе и шлеме, украшенном золотым орлом.
— Я считал часы до нашей встречи, — сказал он, удерживая руку принцессы. — И теперь, когда вы здесь, мне с трудом верится, что это не сон.
Он говорил тихим, глубоким голосом, и Полина, заметив слабый румянец, который окрасил щеки принцессы, подумала, что ни одна женщина не устояла бы перед его обаянием.
Во всяком случае, когда они ехали в открытом экипаже, Маргарита уже довольно оживленно беседовала со своим будущим супругом.
Но сама Полина была целиком захвачена впечатлением, которое производил на нее город.
Ее отец говорил ей, что величественные дворцы, огромные площади и широкие улицы подавляют людей, делают их ничтожными пигмеями, которые разъезжают в каретах размером с ореховую скорлупку.
Она вспоминала рассказы отца о том, что дома знати в Санкт-Петербурге, не уступавшие по своему великолепию царским дворцам, раскрашивались в фамильные цвета. Действительно, стены одних домов были расписаны белым и темно-красным, другие — темно-синим, третьи — сиреневым, розовым или желтым.
Зимний дворец, окрашенный в темно-каштановый цвет, казался таким огромным, что Полине с трудом верилось, что это здание может служить человеческим жильем.
Перед дворцом толпилось множество людей, но она поняла, что это кучера, лакеи и другая прислуга.
Пока процессия из шести карет двигалась от пристани к дворцу по набережной Невы, Полина обратила внимание на то, что прохожие не выказывали ни малейшего интереса и не пытались приветствовать проезжавших.
В Альтауссе, куда бы ни направлялся великий герцог, его карету сопровождали приветственные крики и пожелания доброго пути. Дети бросали цветы, а о любви народа к своему правителю красноречиво говорили улыбки на лицах людей.
Русские, которые встречались им по пути, равнодушно смотрели прямо перед собой либо себе под ноги, словно опасаясь, что их могут заметить.
«Они не похожи на счастливых людей», — подумала Полина, но не стала привлекать к этому внимание принцессы.
Ливреи дворцовых слуг были не менее великолепны, чем мундиры караульных солдат, а войдя внутрь, Полина едва не задохнулась от восторга, несмотря на то что отец не раз рассказывал ей о роскошном убранстве дворца.
Высокие колонны из яшмы, хрустальные канделябры, картины, куполообразные потолки переходов — все восхищало девушку, и Полина почти не слушала сопровождавшего их офицера, а лишь благоговейно озиралась вокруг.
Вскоре они достигли царских покоев, где император с супругой ожидали их.
— Из всех европейских монархов царь Николай внушает наибольший страх, — сказал сэр Кристофер дочери перед тем, как она покинула Альтаусс.
— Кто-то говорил мне, не помню кто… — ответила тогда Полина, — что царь весьма красив.
Сэр Кристофер рассмеялся.
— После того как десять лет назад царь посетил Виндзорский замок, — сказал он, — королева утверждала, что левый глаз царя посажен слегка асимметрично и именно благодаря этому он кажется столь грозным.
Полина засмеялась.
— Что ее величество хотела этим сказать?
— Она писала: «Он, без сомнения, довольно неординарная личность. Его внешность впечатляет. В профиль он даже красив, но такого ужасного выражения глаз я никогда не видела».
Царь приветствовал вначале великого князя, затем принцессу. Глядя на него, Полина поняла, что имела в виду королева.
Император не только внушал страх. Было в нем что-то, что выдавало недоверчивый и беспощадный характер. У Полины даже мелькнуло ощущение чего-то нечеловеческого.
Она была настолько ошеломлена, что едва не забыла сделать реверанс, когда ее представляли императрице.
Супруга его императорского величества была совсем не похожа на своего грозного мужа.
Царица молча улыбнулась Полине и продолжила обход свиты, которая сопровождала девушек из Альтаусса.
Только следуя за принцессой по лестнице в отведенные им покои, Полина смогла наконец вздохнуть свободно.
Им были отведены роскошные апартаменты. Даже комната Полины была намного больше ее спальни в тех дипломатических миссиях, где они жили с отцом.
Принцесса отдала горничной шляпку и плащ и минуту спустя вошла в комнату подруги.
— Так что вы думаете о России и о великом князе? — спросила она по-английски.
— Мне кажется, вам очень повезло, — ответила Полина. — Он очарователен, а в форме — просто неотразим.
— Я тоже так думаю, — согласилась принцесса. — И может быть, мы даже будем счастливы, но, мне кажется, характер у него властный.
Полине тоже так показалось, но она не стала говорить об этом из дипломатических соображений.
— Надеюсь, вы справитесь с этим, — заметила она.
Принцесса подошла к ней поближе и прошептала:
— Царь — просто чудовище, я уверена! Когда он коснулся меня, мне показалось, что его рука холодна, словно сталь!
Полина подумала, что принцесса преувеличивает, но понять ее было можно.
— Надеюсь, вы привыкнете и к его обществу, — ответила она.
Маргарита выглянула в окно:
— Как вы думаете, если нас подслушивают, где они прячутся?
— Внутри стен, — проговорила Полина. Принцесса быстро подошла к одной из стен и постучала по панели. По звуку было ясно, что внутри пустота.
Маргарита постучала по противоположной стене.
Полина покачала головой, и подруга вернулась к ней.
— Думаю, не стоит выдавать своих подозрений, — тихо произнесла Полина. — Достаточно просто переходить с одного языка на другой. Сомневаюсь, что здешние шпионы так же хорошо владеют разными языками, как мы с вами.
Принцесса улыбнулась.
— Чем больше мы будем морочить им головы, тем лучше, — сказала она. — Ненавижу соглядатаев!
— И я! — согласилась Полина. — Но и к этому нам тоже придется привыкнуть.
Вечером, после обеда, они узнали еще об одном странном обычае обитателей дворца.
Для знати и придворных ужин и балы начинались в полночь и длились до рассвета.
Гости обычно собирались часов в одиннадцать вечера. Обед подавали около шести, после чего, к удивлению подруг, дамы ложились в постель, чтобы в полночь явиться вновь, уже отдохнувшими, в полном блеске своей красоты и драгоценностей.
— Ужин подается не раньше двух часов ночи, — сообщил им дворецкий.
— Когда же вы ложитесь спать? — удивилась Полина.
Он пожал плечами:
— Редко раньше четырех. Полина рассмеялась:
— Но в таком случае день и ночь у вас меняются местами!
— Иногда так и кажется, — согласился тот. — Многим из нас приходится работать на износ!
Полина вопросительно посмотрела на него, и дворецкий пояснил:
— У императора рабочий день начинается в пять утра, и хотя ужин и танцы продолжаются допоздна, мы должны быть готовы к исполнению своих обязанностей.
— Так вы же должны валиться с ног от усталости! — засмеялась Полина. Дворецкий снова пожал плечами.
— Мы к этому привыкли, — сказал он. — Привыкнете и вы.
Первая ночь во дворце прошла спокойно. На следующий день они обедали в шесть часов вместе с царем и царицей. Потом ужинали со старшими родственниками жениха, которые, к счастью, не пожелали остаться допоздна.
— Что за нелепость! — вздыхала принцесса, когда они направлялись к спальням, отчаянно зевая, так как привыкли ложиться значительно раньше.
— Когда у вас будет собственный дворец, вы сможете ввести в нем более привычный распорядок дня, — предположила Полина.
— Я постараюсь настоять на этом, — отозвалась Маргарита.
Принцесса произнесла это не слишком уверенно, однако Полина отметила, что будущая свадьба уже не вызывает у принцессы былого протеста.
Вне всякого сомнения, великий князь был хорош собой, и когда его взгляд останавливался на прелестном личике принцессы, в его глазах читалось не только восхищение, но и более глубокое чувство.
«Он любит ее, я уверена, — думала Полина, — и они будут счастливы вместе».
И она помолилась, чтобы ее подруга обрела свое счастье.
Засыпая в роскошной постели, на шелковых простынях с вышитой на них императорской короной, Полина искренне надеялась, что Маргариту ждет счастливое будущее, несмотря на непредсказуемость жизни в России.


Полина так устала, что спала крепко до самого утра, а когда проснулась и выглянула в окно, увидела, что солнце позолотило Неву и она сверкает, словно купола и шпили по обоим ее берегам.
— Какой прекрасный город — произнесла она.
В то же время девушка чувствовала, что ей чего-то недостает, и хотя она не решалась признаться самой себе, это было отсутствие сердечной теплоты.
Во всех городах, где ей приходилось бывать, — Риме, Лондоне, Париже, Вильденштадте, столице Апьтаусса, — везде Полина старалась разглядеть не только дома, церкви и правительственные здания, но и людей, которые жили в этом городе. Людей, которые рождались, жили и умирали в нем, которые были неразрывно связаны со своей страной, а потому любили ее.
И хотя она только начинала знакомиться с Россией, ее не отпускало ощущение того, что грандиозные здания, воздвигнутые Петром Великим и его последователями, сверкающие купола церквей существуют отдельно от людей, которые, подобно муравьям, снуют где-то внизу.
Казалось, жизнь здесь шла на двух разных уровнях, которые никак не соприкасались друг с другом.
Но теперь, когда солнце било ей в глаза и все вокруг сверкало великолепием, Полина была готова признать, что все неприятные мысли — лишь игра ее воображения.
«Должно быть, я ошибалась», — подумала она.
И все-таки внутри нее зрела уверенность в справедливости ее первых впечатлений.
Она долго стояла возле окна, пока не услышала какое-то движение в соседней комнате, по которому поняла, что принцесса тоже проснулась.
Набросив голубой халат поверх ночной рубашки, с распущенными по плечам волосами, Полина вошла к подруге.
Принцесса выглядела очень мило, несмотря на то что еще не совсем проснулась. Ее темные волосы, спадающие ниже талии, отливали голубоватым блеском, и этот блеск отражался в сиянии глаз.
— Доброе утро, Полина, — сказала она. — Входите, поговорите со мной. Мне так о многом хочется спросить вас, но, наверное, лучше подождать, пока мы выйдем из дворца и будем уверены, что нас не подслушивают.
— Я уверена, что, если мы будем говорить по-английски, никто нас не поймет, — заверила Полина. — Я выяснила, что во дворце мало кто знает этот язык.
— Но они не разговаривают и по-русски, что мне кажется странным, — заметила принцесса. — Возможно, поскольку царица — немка, они говорят по-немецки в знак уважения к ней, хотя в основном все предпочитают изъясняться по-французски.
— Я согласна, что это несколько странно, но понять это можно, — сказала Полина.
Она заметила, что Маргарита слушает ее довольно рассеянно. Затем принцесса нерешительно произнесла:
— Скажите мне правду, что вы думаете об Александре?
— По-моему, великий князь очарователен.
— Он был чрезвычайно любезен. Таких комплиментов мне еще никто в жизни не делал! Но… Полина… Вчера ночью я услышала нечто такое, что настораживает меня…
— Что же? — спросила Полина. Принцесса замешкалась с ответом, но потом решилась:
— В жизни великого князя было много женщин и одна… имела особое значение для него.
Какое-то время Полина молчала. Слова принцессы не удивили ее, но она понимала, что сейчас она просто обязана утешить Маргариту.
Полина слышала от отца, что русские всегда отличались страстной любовью к красивым женщинам и что это занимало в их жизни такое же место, как поиск развлечений, верховая езда и военная служба. Несколько неуверенно она произнесла:
— Великий князь… Он так привлекателен… Нет ничего удивительного в том, что находились дамы, которые говорили ему об этом…
— Я понимаю, — сказала принцесса. — Но вчера одна из родственниц царя сказала мне, что великий князь идет на большие жертвы ради женитьбы, и я поняла, что речь идет о женщине, которая, видимо, играла значительную роль в его жизни.
— Он молод, но он не мальчик, а мужчина!
— Когда мы ехали сюда… я думала, — тихо сказала Маргарита, — что он ждет моего приезда.
Полина тоже думала о чем-то подобном, но когда она была с отцом в Италии, она заметила, что тамошние молодые аристократы всегда проводили время в окружении красивых женщин, с которыми флиртовали вне зависимости от того, были ли они женаты или же, подобно великому князю, помолвлены.
Чтобы утешить подругу, она сказала:
— Очень многие мужчины любят находиться в компании дам, но это не значит, что они любят их. Если великий князь любит вас, в чем я не сомневаюсь, значит, в вашем случае дело обстоит совершенно иначе.
— Но как?.. Как я могу быть уверена в том, что после свадьбы он не будет стремиться к другим женщинам?.. — спросила принцесса.
Неожиданно Полина тоже почувствовала себя сбитой с толку.
Она жалела, что ее мать не может прийти на помощь принцессе, и она знала, что на ее месте сама испытывала бы не ревность, но сострадание к женщинам, окружавшим ее мужчину.
Так как она ничего не ответила, принцесса продолжала:
— Как я могу быть уверена в том, что он не женится на мне только из-за того, что хочет иметь жену и детей? Откуда мне знать, не бросит ли он меня вскоре после свадьбы ради тех женщин, что были с мим прежде?
Она всхлипнула:
— В России… я буду совсем… совсем одна!..
— У вас здесь есть брат, — быстро вставила Полина.
Маргарита посмотрела на нее с удивлением.
— Право же!.. — произнесла она. — Я совсем забыла! Царь говорил мне вчера, что Максимус в Москве, но завтра он возвращается в Санкт-Петербург!
— Поговорите с ним о великом князе, — сказала Полина. — Он развеет ваши страхи и, наверное, сможет многое рассказать вам о нем.
— Хотела бы я верить, что он расскажет мне правду, — вздохнула принцесса.
Полина присела с краю кровати и взяла Маргариту за руку.
— Послушайте, — начала она. — Обо всем, что вы сейчас сказали мне, вы должны честно и без утайки поведать великому князю. Опишите ему свои чувства, расскажите все, что услышали о нем вчера. Вам ведь могли сказать об этом из ревности или злопыхательства, но если это задело ваше сердце, дайте ему возможность утешить вас.
Принцесса крепко сжала руку подруги.
— Вы и вправду думаете, что я… могу поговорить с ним… об этом?
— Почему бы и нет? Несомненно, лучше с самого начала установить честные и открытые отношения друг с другом, и я надеюсь, он все прекрасно поймет.
— Что заставляет вас так думать? — спросила Маргарита.
— Я много ездила со своим отцом. Я общалась с жителями разных стран. Мне кажется, я могу доверять своей интуиции в отношении людей.
Полина улыбнулась и добавила:
— Я вижу, что они представляют собой не только снаружи, но и в глубине души, и я уверена, что под притягательной внешностью великого князя скрывается человек, которому и вправду можно верить.
— Ах, Полина! — воскликнула принцесса. — Я надеюсь, что вы правы! Я надеюсь, что смогу довериться ему. И мне кажется… Мне кажется, что я влюбляюсь в него!..
— Я так на это надеялась! — призналась Полина. — Но не забывайте и о том, что великий князь прожил большую жизнь, прежде чем встретил вас, и конечно, в его жизни были другие женщины. Женщины, которые много значили для него, так же, как он много значил для кого-то из них.
Принцесса еще крепче сжала ее руку.
— Мне кажется, что если я попробую заговорить с ним так, как говорю с вами, он подумает, что я попросту глупый ребенок.
— Почему же? — спросила Полина.
— Я никогда не общалась с мужчинами, подобными ему. Вы же понимаете, что он совсем не такой, как те молодые люди, что окружали меня дома.
Полина подумала, что с этим трудно не согласиться.
Те, с кем они танцевали во дворце Альтаусса, были еще слишком молоды и своей простотой и безыскусностью порой напоминали итальянцев.
Вспух она сказала:
— Я думаю, у русских очень чувствительный характер и, может быть, из-за того, что они славяне, многое они воспринимают куда глубже, чем европейцы. Поэтому нам бывает трудно их понять. Но я убеждена, что, если великий князь любит вас, а вы — его, вам суждено испытать нечто столь удивительное, чего вы никогда не изведывали раньше.
— Этого жажду и я, — сказала принцесса. — О Полина! Мне так хочется этого! Если я полюблю его, а потом потеряю, это будет самым страшным ударом для меня.
Полина удивилась. Даже она не ожидала от Маргариты такой чувствительности.
Теперь она видела, что принцесса действительно начала влюбляться и в этом состоянии души испытывала неуверенность, грусть, потребность в сердечных излияниях, и во всем этом ей мог помочь лишь один человек — тот мужчина, который стал предметом ее чувства.
Полина настойчиво повторила:
— Поговорите с великим князем. Доверьтесь ему и постарайтесь понять его. Быть может, и он чувствует себя так же растерянно и неуверенно. В конце концов, если его суждения кажутся вам странными и непонятными, он может чувствовать то же в отношении вас.
— Я не думала об этом, — честно призналась принцесса, — но я попробую, Полина… Я попробую… Я обещаю!
— Уверена, ваш брат поможет вам, — сказала Полина. — К тому же у вас еще много времени для того, чтобы получше узнать друг друга, прежде чем вы поженитесь.
Принцесса поглядела на нее с удивлением:
— Разве вы не слышали, что вчера сказал царь?
— А что он сказал? — спросила Полина.
— Он сообщил отцу, что не видит нужды тянуть с нашим браком, и решил, что свадьба состоится через неделю.
— Через неделю? — воскликнула Полина. — Но это же невозможно!
— Папа думал так же, но царь уже все решил, и теперь ничто не заставит его изменить свои планы.
Полина прошла через всю комнату и остановилась у окна.
Она думала о том, что поступок царя весьма типичен для монарха с такой неограниченной властью.
В конце концов, он мог бы понять, что пережила принцесса, которую отправили в чужую страну, чтобы выдать замуж за незнакомого человека. Понять и не спешить с предстоящей свадьбой.
Оказавшись в Зимнем дворце, Полина поняла, что все слухи о русском царе вовсе не были преувеличением.
Слово царя было единственным законом для всех и каждого.
Его приказам надлежало повиноваться, ибо кара за неповиновение бывала ужасна.
Будто бы подхваченная внезапным порывом ветра, принцесса Маргарита должна была через семь дней выйти замуж в чужой стране, за чужого человека и присягнуть чуждому монарху, беспощадному вершителю человеческих судеб.
«Такого не должно быть!» — подумала Полина, понимая, что нет нужды высказывать это вслух, Она почувствовала внезапную дрожь.
Все вокруг было огромным, преувеличенным, как сам дворец, в котором ничего не стоило заблудиться.
Она смотрела на Неву и думала, что это самая большая река, какую ей довелось видеть.
Ей показалось, что Маргариту, как и всех людей в России, несет течением и нет такой силы, которая помогла бы им вырваться из этого потока, неумолимо несущего каждого навстречу его судьбе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Там, где правит любовь - Картленд Барбара

Разделы:
От автораГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Ваши комментарии
к роману Там, где правит любовь - Картленд Барбара



наивный роман но мне понравился. Читайте.
Там, где правит любовь - Картленд Барбараекатерина
26.10.2013, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100